Харламов когда умер: Как погиб Валерий Харламов на самом деле — Рамблер/авто

Как погиб Валерий Харламов на самом деле — Рамблер/авто

27 августа 1981 года не стало знаменитого советского хоккеиста Валерия Харламова. Несмотря на то, что после его гибели прошло много лет, до сих пор существуют несколько версий, почему на самом деле закатилась звезда советского хоккея.

В 1981 году Харламов объявил, что заканчивает спортивную карьеру, и единственная цель, которая у него осталась — выиграть первый Кубок Канады. Турнир должен был состояться в Виннипеге в конце августа. Но на последней тренировке, тренер команды Тихонов заявил, что Харламов в Канаду не едет. Эта новость была для Валерия как гром среди ясного неба. Как вспоминают его коллеги по команде, Харламов старался изо всех сил, тренировался сверх нормы. После разговора с тренером Харламов пожелал победы ребятам по команде, пожал каждому руку и уехал. Как оказалось позже, Тихонов наказал Харламова за какое-то из прошлых нарушений режима. По мнению некоторых хоккеистов, если бы Тихонов не поступил так по отношению к Валерию, он бы не поехал на дачу, и остался бы жив. Тихонов же настаивал, что не взял Харламова в сборную из-за плохой функциональной подготовки.

26 августа Харламов встретил из аэропорта жену с сыном, и отвез их на дачу в деревню Покровка под Клином, где их ждали четырехлетняя дочь и теща. Харламов всю ночь не спал, так как сильно переживал из-за того, что его не взяли в сборную. Утром нужно было ехать в Москву, поэтому жена Харламова — Ирина, переживая за его физическое и моральное состояние, предложила сесть за руль.

Трагедия случилась на Ленинградском шоссе (74 километр). Дорожное покрытие в тот день было мокрым из — за дождя, и это, по одной из версий и стало причиной трагедии. Ирина просто не смогла справиться с управлением. Кроме того, ездить она училась на другой машине — «Москвиче», да и стаж ее вождения был не велик. Их «Волга» выехала на встречную полосу и врезалась в грузовик. Все произошло очень быстро, и водитель грузовика не успел вовремя среагировать, а то что он был еще и груженый, не позволяло водителю быстро совершить маневр и съехать в кювет.

От полученных травм Сергей (двоюродный брат Ирины) и Валерий погибли мгновенно, а Ирина вылетела на дорогу через лобовое стекло и умерла через несколько минут после мужа и брата. Прибывшие милиционеры узнали в погибшем Валерия Харламова. Весть о трагедии разнеслась по Москве всего за несколько часов.

Причиной ДТП мог так же стать недавно положенный асфальт, на котором некоторое время остается небольшая масляная пленка. В сочетании с дождем асфальт стал скользким, и управлять машиной было трудно. На момент аварии спидометр автомобиля заклинило на отметке 110 км, но в официальном протоколе стоит цифра 60 км. С этой цифрой соглашаются и друзья Харламовых, потому что Ирина была неопытным водителем и быстро не ездила.

По стечению обстоятельств, неподалеку места аварии, меняли асфальт, и одно из колес Волги оказалось на новом выступающем асфальте, а второе — на старом покрытии, которое было на 7 см ниже от нового покрытия, из — за чего произошел занос и машина выехал на полосу встречного движения.

Хоккеисты сборной СССР о произошедшем узнали уже в Виннипеге. На похороны они не приехали, но пообещали выиграть турнир в память о погибшем товарище. В финале сборная СССР разгромила канадцев со счетом 8:1.

Смерть Валерия Харламова — ушедшая звезда хоккея. Все подробности гибели.

Будущая звезда хоккея – Валерий Харламов родился 14 января 1948 года в Москве. Родился он в весьма нестандартной для советского времени семье – отец, Борис Сергеевич, решил связать свою судьбу с уроженкой народа басков, Кармен Ориве-Абад. Известно, что в свое время она вместе со своей родней эмигрировала в Советский Союз в связи с тем, что в ее родной Испании набирала обороты гражданскаявойна. Девушка пошла работать на тот же завод, где трудился Борис и там то их пути пересеклись. Пройдя все испытания, они подарили миру одного из самых величайших хоккеистов.

Рос маленький Валера не один, чуть позже на свет появилась младшая сестренка – Таня.

Содержание

Дорога к славе

детство

Все мальчишки в СССР мечтали быть похожими в то время на Всеволода Боброва или Ивана Трегубова, мечтал об этом и Валера. Но на пути к этой великой мечте стало большое препятствие – здоровье. В марте 61-го тринадцатилетний Харламов заболел ангиной, она обернулась многочисленными осложнениями. Самым страшным из них стал  порок сердца. С этого момента Валере запретили посещать уроки физкультуры в школе. Летом 1962 года открылся каток с искусственным льдом и отец повел таки Валеру записываться в хоккейную секцию. Затем врачи сообщили, что сердце восстановилось и можно заниматься спортом в полную мощь.

Уже с 1968 года молодого хоккеиста стали допускать к основным играм ЦСКА. С определенного момента он начал активно забивать в ворота противником, дела пошли вверх.

Личная жизнь

Ирина

О личной жизни Харламова известно немного, лишь только то, что в мае 1976 года он женился на Ирине Смирновой. Девушка была младше спортсмена на девять лет. Их знакомство состоялось в ресторане “Россия”. У пары родилось двое детей – Александр  и Бегонита. Известно, что наследник пары появился на свет еще за полгода до их росписи.

Примечательно то, что буквально через пару дней после свадьбы молодожены попали в аварию, которая напоминала ту, что все же обернулась для них трагедией спустя несколько лет. Но в первом ДТП у спортсмена были множественные травмы, не принесшие большого урона здоровью (Ира не пострадала), а уже в роковом втором спастись супругам не удалось.

После случившейся трагедии детей взяли на попечение игроки ЦСКА. Всячески помогали детям развиваться в спорте, поэтому дочка выбрала художественную гимнастику, а сын, Александр Харламов стал таким же популярным и успешным хоккеистом, продолжив путь отца.

Как позже Саша будет вспоминать своего папу: “В нем было уникально на льду то, что он был во-первых техничный, он был быстрый с неординарным мышлением. Когда можно ехать прямо, он поедет вправо или влево. Он просчитывал комбинации наперед. Это дар такой – предвидение игры”.

Спортивные взлеты и падения

Харламов дважды становился чемпионом мира и Европы. В его честь названа не одна улица, про Валерия также сняли фильм, главную роль в котором доверили молодому и подающему надежды Даниле Козловскому.

Однако всего за пару лет до трагедии к управлению главной команды Союза приступил Виктор Тихонов. Его сразу же не хотели принимать уже “бывалые” игроки команды, в том числе и Харламов. Эта ситуация накалилась до предела, когда в 1980  сборная Советского Союза проваливает Олимпиаду в Америке. Тихонов считал, что как раз таки ветераны ЦСКА тормозят победы, считая себя уже звездами. Потом начались увольнения тех, кто как раз и выводил на главную сцену сборную.

В 1981, за два дня до смерти, Валера собирает сумку, чтобы отправиться на очередную игру. Уже когда он приехал в аэропорт ему сообщают, что больше в его услугах не нуждаются. Если бы тогда “легенде №17” дали еще шанс отыграть, спасли бы ему и его супруге жизнь? Данный вопрос навсегда останется без ответа…

Из-за чего погиб хоккеист?

Как умер Валерий Харламов? 27 августа 1981 года на Ленинградском шоссе Валерий и его жена Ирина погибают в автомобильной аварии, также в салоне находился её двоюродный брат. Они ехали по достаточно скользкой дороге. За рулем в тот день находилась супруга. Не справившись с управлением автомобиля, они вылетели на встречку, где на полном ходу врезались в грузовик. Смерть Валерия Харламова и его жены стала ударом для многих.

После вскрытия были обнаружены множественные переломы и разрывы. Травмы, которые были получены – несовместимы с жизнью, что и стало причиной смерти хоккеиста Валерия Харламова. 

могила

Легенду советского хоккея похоронили на Кунцевском кладбище. В тот день, 30 августа 1981-го, в Москве шел ливень. Проститься с большим профессионалом своего дела пришли тысячи людей. О смерти Валерия Харламова его коллеги – игроки команды, узнали только в Виннипеге, поэтому проститься с другом не могли и узнали, где похоронен Валерий Харламов, только от родственников. Однако это ужасное известие заставило их сделать невозможное – в финальном матче против Канады победу одержал Советский Союз со счетом 8:1.

По прошествии многих лет, на месте гибели был установлен бюст Валерия.

Рекомендую почитать:

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Как погиб Валерий Харламов

Тридцать пять лет назад, 27 августа 1981 года, закатилась самая яркая звезда советского хоккея — в автомобильной аварии погиб легендарный Валерий Харламов.

Один из величайших советских хоккеистов, нападающий ЦСКА и сборной страны, двукратный олимпийский чемпион и восьмикратный чемпион мира, включенный в зал славы Международной федерации хоккея и Зал хоккейной славы НХЛ разбился вместе со своей женой Ириной на Ленинградском шоссе в возрасте 33-х лет.

harlamovharlamovВалерий Харламов на скамейке запасных, 1976 год;
Источник: Валерий Зуфаров/ТАСС

На следующий день в газете «Вечерняя Москва» на последней странице появился некролог, который потряс спортивный мир. Харламов погиб?! Не может быть! Ведь он должен был уехать со сборной в Канаду! Странно, но единственной всесоюзной спортивной газете того времени, «Советскому спорту», не позволили написать о трагедии ни строчки…

Так что же случилось на Ленинградском шоссе 33 года назад, 27 августа 1981 года?

Тихонов не взял его в команду

Как погиб Валерий ХарламовКак погиб Валерий Харламов

За день до трагедии Ирина Харламова с шестилетним сыном Сашей возвращалась с юга, и Валерий поехал встречать их в аэропорт. Теща Нина Васильевна жила с маленькой внучкой Бегонитой на даче в деревне Покровка, что под Клином, в тот вечер вся семья собралась там же… А накануне в карьере хоккеиста Харламова случился перелом. Сборная улетела на Кубок Канады, а его в последний момент «отцепили». Грубо, без церемоний. Команда уже паковала вещи перед отправкой в аэропорт, когда главный тренер Виктор Тихонов вызвал Харламова для беседы. Через полчаса Валерий вышел из тренерской сам не свой. Ничего не объясняя, он пожал коллегам руки, что-то промямлил про необходимость обязательно победить, развернулся и уехал.

Конечно, тренер имел полное право решать, с кем ехать на престижнейший турнир, но никто из хоккеистов не понял, почему так нужно было все обставлять.

Понятно же было, что для 33-летнего Харламова это был бы последний турнир такого ранга, его лебединая песня. Он и готовился к нему неистово. Но увы…

За руль сел Валерий

Вспоминает теща Валерия Харламова, Нина Васильевна:

— Приехав из аэропорта, дочь сразу отозвала меня в сторону и предупредила, чтобы я ни словом не обмолвилась о сборной. Было видно, что Валера и так очень сильно переживает. Ира слегка простудилась на юге, поэтому спать легли рано. Никакой выпивки, ничего не было. Ира привезла хорошее вино, но Валера сказал, чтобы сохранили его на мое пятидесятилетие. Разместились в одной комнате. Но Валера лег не сразу. Потолкался по даче, потом пристроился к Саше на кровать. Хотела взять ребенка к себе, но он отказался. Я чутко сплю, поэтому видела, как Валера несколько раз вставал. Не курил, просто посидит-посидит — да снова ляжет. Утром встали рано. Ира с Валерой засобирались в Москву, и она предложила вести машину, поскольку он не выспался. Тут уж я, зная, что у дочери нет прав, запротестовала:

«Не давай ей руль, она и так без тебя два раза одна на дачу приезжала. Да и погода сегодня дождливая».

Валера согласился со мной, тем более что надо было еще крюк сделать — племянника Сережу, который недавно вернулся из армии, завезти по делам. Короче говоря, Валера сел за руль, и они уехали.

«Волга» выскочила на встречу

harlamov-avariaharlamov-avaria27 августа 1981 года. Место страшной аварии

Уже никто не узнает, почему, едва отъехав от дачи, Валера уступил руль жене. Видимо, это произошло сразу, как только деревня скрылась за поворотом. А трагедия произошла в четырех километрах от Покровки. Вспоминает водитель «ЗИЛа» Виктор Петрович Крылов:

— Около девяти часов я ехал в районе Солнечногорска по Ленинградскому шоссе. Перегонял новый автомобиль из Пушкина в Ленинград. Скорость у меня была маленькая, я всегда осторожно езжу, а тут еще новый асфальт. Он же скользкий, словно жирком смазанный. Но дорога была свободная, движения мало. И вдруг навстречу по моей полосе летит «Волга». Она пыталась уйти от удара, поэтому ее развернуло боком. Вот этим боком она в мой бампер и ударилась. Ее еще раз развернуло и выкинуло на обочину. Мне милиционер потом говорил, что у них спидометр заклинило на 110 километрах(в материалах уголовного дела зафиксировано, что скорость «Волги» была 60 километров). Меня тоже потащило вправо, и я съехал в кювет.

Тут сразу милиция. Она ехала за Харламовыми, как специально… Я чуть оправился от шока и стал помогать старшему лейтенанту вынимать людей из легковушки. За рулем была женщина.

Когда достали, она еще два раза вздохнула и умерла. А двоих мужчин вытащили уже мертвыми. На лицах у них не было ни царапинки. Кто-то узнал в одном Валерия Харламова. Потом приехал генерал-майор, начальник областной ГАИ. Он отвел меня в сторону и долго оценивающе смотрел мне в глаза: прикидывал, не пьян ли я. Затем похлопал по плечу: «Не волнуйтесь!» На месте катастрофы я провел минут сорок.

На проклятом месте погибли многие

harlamov-pameatnikharlamov-pameatnikФото: lana-kr.ru

На месте той катастрофы нынче стоит памятник. На небольшом постаменте — хоккейная шайба из гранита и клюшка из металла. На шайбе написано: «Валерий Харламов. Здесь погасла звезда русского хоккея». Частенько на постаменте можно видеть обычную шайбу и старую, видавшую виды клюшку, перемотанную еще с советских времен изолентой. Сверху — цветы.

Дорога на 74-м километре нынче на загляденье, асфальт отменный, ни выбоинки. Но по обе стороны от памятника, чуть в стороне — венки на деревьях. Не только для Харламовых это место стало роковым… Виктор Крылов, водитель «ЗИЛа»:

— Я на том проклятом месте много раз был. Я же потом продолжал машины гонять по Ленинградке. Остановлюсь, подойду к памятнику, постою… Но не знаю, в чем мне себя укорять. Видно, так Богу было угодно.

«Водителя ЗИЛа не виню»

harlamov-sinharlamov-sin© РИА Новости. Михаил Климентьев, сын знаменитого хоккеиста Александр Харламова

Александр Харламов, сын:

Своего сына я назвал в честь папы, Валерием. Сейчас ему 15 лет, с хоккеем у него не сложилось. Сам я в хоккей играл 13 лет, три года из них в НХЛ, в «Вашингтон Кэпиталз». На месте гибели папы бываю всякий раз, когда еду на дачу. Того водителя ЗИЛа ни в чем не виню, произошедшее — стечение обстоятельств.

Факт

Из протокола с места аварии:

«Столкновение произошло при нормальной видимости на участке шоссе, проезжая часть которого мокрая, асфальтированная, горизонтального профиля. При выезде автомобиля «ГАЗ-24» с полосы старого асфальтобетона (черного щебня) и наезде на выступающую на 7 сантиметров кромку свежеуложенного асфальтобетона произошел занос автомобиля, после чего он выехал на полосу встречного движения». Одно колесо «Волги» оказалось на новом, высоко выступающем асфальте, а другое — на старом. Спецы говорят, что на новом асфальте первое время всегда выступает небольшая масляная пленка. А тут еще изморозь. Вот «Волгу» и понесло. А навстречу ехал «ЗИЛ» из Пушкина.

Досье

Валерий Борисович Харламов родился в Москве 14 января 1948 года. Нападающий ЦСКА и сборной СССР. Двукратный олимпийский чемпион, восьмикратный чемпион мира. Член Зала хоккейной славы НХЛ. Награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени и орденом «Знак Почета».

valerii-harlamovvalerii-harlamovФото: Юрий Сомов/РИА «Новости» Валерий Харламов, 1976 год

Рекомендуем также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Как убили Валерия Харламова

Русская планетаРусская планетаПолитика

О последнем дне великого хоккеиста и причинах гибели

Андрей Карелин

27 августа, 2019 17:40

Русская планета

Легендарный спортсмен, на практике доказавший, что канадские хоккеисты далеко не всегда являются лучшими в своём национальном виде спорта, погиб 38 лет назад, 27 августа 1981 года.

Его по праву считали хоккейным чудом ХХ столетия. О нём снят один из лучших российских фильмов о спорте «Легенда № 17». Харламов и хоккей — ровесники. Валерий родился в 1948-м — в тот год, когда в Советском Союзе вошла в моду заокеанская игра.

Богатырём новорождённый паренёк, которого решено было назвать Валеркой, не был. Появившись на свет, весил менее 3-х кило. Часто болел. 

Семья Харламовых жила в «четвертушке» — на одной четвёртой большой комнаты, которая была огорожена фанерной перегородкой.

Перенесённая в 6 лет ангина дала осложнения. У Валеры забарахлило сердце. Потом на время отказала правая нога и левая рука – хоть на инвалидность подавай!

Отец Валерия, Борис, переживший сына почти на 20 лет, боролся за сына, как умел. Сперва с тоской смотрел, как Валера с замотанным горлом мучается от высокой температуры. А потом взглянул в окно, где, как раз, заливали на катке лёд.

Несмотря на слабое сопротивление матери, Борис поставил сына на коньки. Чтобы закалялся, чтобы вырос из простуд. Шайбы не было.

И юный Харламов гонял самодельной клюшкой консервную банку вместе с ребятами, которые были старше его на несколько лет.

— Па… тебя там капитан вызывает, — сказал однажды сын, вернувшись домой.  

— Какой капитан? Ты что – в милицию попал?! — ужаснулся отец.  

— Да нет. Капитан вызывает, с паспортом. В ЦСКА. Меня принимают в команду. 

Папа не пропускал ни одного матча с участием сына. А мама, темпераментная испанка Кармен Ориве-Абад (по-домашнему – Бегония), на первом матче, где легко травмировали её драгоценного Валерку, поколотила тренера. И после этого видела сына на льду только по телевизору.

По началу, советский хоккейный гуру Анатолий Тарасов не принял Харламова, лучшего хоккеиста Чебаркуля, в команду мастеров, и даже оскорбил, накричав на представителя детской хоккейной школы: 

«Кого вы нам даёте?! Таких коньков-горбунков, как Харламов? Зачем они нам нужны?»

Другой бы сломался. А Валера начал упорно, с утроенной энергией, тренироваться и демонстрировать, на что он способен. Шайба за шайбой летели в ворота. И в 1967 году в команде мастеров ему нашлось место. За полтора года Валерий преодолел путь от новичка до основного форварда сборной команды СССР.

Харламова называли волшебником хоккея, по воле которого шайба оказывалась в воротах соперника в тот момент, когда она… ну, никак не могла там оказаться.  Знаменитые «финты» Харламова, ключевые элементы его обводки, обескураживали шведов, канадцев.

Никто не мог противостоять советскому хоккеисту, выходившему прямо на голкипера и виртуозно поражавшему ворота. Все защитники «уходили под лёд».

За 15 лет спортивной карьеры Валерий Харламов сыграл 438 матчей за ЦСКА, забив при этом 293 гола. За сборную СССР провёл 286 игр, забросив 185 шайб. 

Спустя 28 лет после смерти Валерия Борисовича, никто так и не смог показать тех сногсшибательных результатов, которые когда-то продемонстрировал он.  

К 1972 году он был лучшим хоккеистом Советского Союза. Настоящим триумфом были Олимпийские игры в Саппоро (Япония). На них Валерий стал главным бомбардиром турнира и впервые завоевал олимпийское золото. Осенью этого же года стартовала легендарная суперсерия. Советские «любители» сошлись в непримиримой ледовой схватке с канадскими профессионалами.

Ажиотаж перед встречей в Монреальском форуме был колоссальным. Трудно назвать это встречей команд спортсменов из разных стран. Скорее речь шла о ледовом побоище или войне миров: канадского, где, похоже, недооценили русский хоккей, и советского, где были настроены показать Кузькину мать.

Канадцам, которым, по общему мнению, не было равных, Харламов сумел «навалять» — забросил две шайбы.

Сразу после этого ему был предложен миллионный контракт с клубом НХЛ.

— Без Петрова и Михайлова не поеду, — сразу же найдясь, шутливо ответил он.

Канадские тренеры с готовностью предложили сотрудничество всей легендарной тройке, посулив по миллиону каждому. Поняв, что это всерьёз, ребята отказались:

«Мы — советские люди!»

Вошедшие в раж канадцы обратились в Политбюро, решив идти официальным путём. Посмотрев на цифры, советские бюрократы изумились:

— Это что за деньги?! Один хоккеист будет получать столько, сколько весь наш дипломатический корпус вместе взятый?! Нельзя их туда пускать! Пусть защищают честь страны.

«Не переманишь!» — поняли в НХЛ. Но портрет Харламова первым украсил зал хоккейной славы в Торонто.

К 1981 году в составе ЦСКА Харламов стал в 11-й раз чемпионом СССР и обладателем кубка европейских чемпионов. Он был 8-кратным чемпионом мира. 2-кратным чемпионом олимпийских игр. На своём последнем турнире он был назван лучшим нападающим Европы.

У него была ещё одна большая мечта: выиграть первый кубок Канады, который должен был стартовать, как раз, в конце августа 1981 года в канадском городе Виннипеге.

Совершенно неожиданно тренер Виктор Тихонов заявил, что Харламов не поедет на этот турнир.

Не брать легенду отечественного и мирового хоккея на кубок Канады, мотивируя это отсутствием «функциональной готовности…», было, как минимум, тренерской причудой, которую можно назвать должностным преступлением.

Узнав, что он не едет в Канаду, Харламов зашёл в автобус, где в недоумении сидели молодые хоккеисты сборной, пожелал всем удачи:

«Ребята, я верю, что у вас всё будет нормально»

Эти слова он произнёс, скрыв то, что творилось у него в душе. И вышел. Никто из хоккеистов сборной не знал, что начался отсчёт последних 24-х часов жизни легенды № 17. Было 26 августа 1981 года. В 11 утра он встретил супругу Ирину и сына Сашку, вернувшихся с курорта. Ирина обратила внимание на задумчивость и растерянность Валерия.

Даже Сашка, взахлёб делившийся впечатлениями о поездке в Крым, не мог отвлечь отца от мрачных мыслей. Дорога на дачу в деревню Покровка под Клином прошла в каком-то странном молчании. Сердце жены безошибочно подсказало ей: произошло что-то очень серьёзное.

— В последний момент «отцепили» от сборной, — тяжело произнёс он, сидя за рулём, вдруг изменившимся голосом. 

За пять лет до того рокового дня он уже попадал в страшную аварию. Только что сыгравшие свадьбу супруги Харламовы на огромной скорости врезались в осветительный столб. Это, опять-таки, произошло на «Волге» с его любимым номером 00-17 ММБ, который, как считал Валерий, приносил удачу «легенде № 17».

Но то была хоккейная площадка, где скорость могла увенчаться лишь падением. В жизни всё иначе. Тогда, в первый раз, у него были сломаны два ребра слева. Самым страшным был перелом голеностопного сустава. Врачи не давали гарантию, что Харламов будет не то что играть, а ходить, не пользуясь палочкой.

Ему было очень тяжело. Но Харламов безумно хотел играть. Он заново учился управлять ногами. Постепенно начал передвигаться на костылях. Затем с палочкой, заметно прихрамывая. Ну, а потом… попробовал поверх гипса натянуть коньки и выйти на лёд.

— Валера, как нога? – спрашивали его друзья. — Не болит?

— Нет! — бодро произносил он. — Болит! — добавлял после паузы.

В фильме «Легенда № 17» показана абсолютно достоверная история его восстановления. Анатолий Тарасов порекомендовал ему восстанавливаться, играя против 7-8-летних пацанов. И он играл. А ребята умирали от удовольствия, понимая, что судьба преподнесла им необыкновенный подарок — не только увидеть живого Харламова, но и поиграть с ним в хоккей.  Вместе с ними Валерий восстанавливал в памяти свою знаменитую «обводку», которой восхищался весь Советский Союз.

Неоплаченный долг

Он был благодарен хоккейной ребятне. И сказал, уходя обратно с детской площадки в большой спорт: «Когда закончу играть, стану тренером… Я им должен остался. Они мне помогли вернуться на лёд».

Но школе Валерия Харламова появиться было не суждено…  

16 ноября 1976 года восстановившийся после тяжелейших травм Харламов играл в календарной игре с «Крыльями Советов». В новость о том, что он вернулся на лёд, поначалу никто не поверил.

Когда объявили, что выходит № 17, стадион аплодировал стоя.

Его первой после травмы шайбе, заброшенной на первых же секундах, зрители радовались со слезами на глазах. И было чему: произошло второе рождение хоккеиста Валерия Харламова. А третьему случиться было, увы, не суждено.

Время прощания  

Добравшись до Покровки, семья собралась на свой последний ужин.  По случаю 50-летнего юбилея тёщи Валерия, Нины Васильевны, откупорили бутылку вина. Настроение было праздничным. И тут в программе «Время» показали список хоккеистов, которые будут защищать честь СССР в Канаде. Имени Валерия среди них уже не было.

— Ну, ладно. Я пойду спать, — вдруг мрачно сказал Харламов. — Устал что-то.

За два дня до этого в издевательской манере ему было сказано тренером Тихоновым:

«Катайся один, набирай форму, может быть, ты ещё и пригодишься». По сути, это была отставка, которой Харламов не ожидал. А если ещё точнее – удар в спину.

Свои эмоции Валерий ни с кем не разделил. Поделился лишь тем последним вечером с супругой. Но беседа оказалась тяжёлой. Он погрузился в ещё более подавленное состояние.

В последний вечер он отправился спать в одной комнате с сыном. А жена легла одна. Валерий долго не мог уснуть, ходил по дому, чем привлёк внимание тёщи.

— Может, Санёк мешает? Давай мне его, — сказала женщина.

— Не надо, мам. (Валерий называл тёщу матерью). Пусть побудет со мной. Я скоро лягу.

Но в 3 часа ночи он всё еще не спал. Ночь выдалась адской, полной воспоминаний о славных хоккейных баталиях с ребятами — Михайловым и Петровым, которые были постарше и ушли из большого спорта чуть раньше.

Теперь эти воспоминания были осквернены пережитым два дня назад унижением и позором.

Только в СССР полного сил великого хоккеиста могли взять и «отцепить» от спорта, как списанный вагон. В иной стране представить это было невозможно. О том, какие мучения были пережиты Харламовым в последнюю ночь, не знает никто. Эти так и не выплеснутые страдания были унесены в неизвестность всего спустя 4 часа.

27 августа, в 5 утра, Валерий, так и не сумевший уснуть из-за не прекращавшегося внутреннего монолога, вдруг  понял, что его подталкивают к тому, чтобы уйти из большого хоккея. Выдавливают так, как совсем недавно выдавили Михайлова и Петрова, его славных партнёров и друзей по великой хоккейной тройке.

Но куда идти, если хоккей стал жизнью? Ответ очевиден. В 06.40 27 августа Валерий разбудил супругу. Моросил противный мелкий дождь. Дорога до Москвы была неблизкой. В 11 утра тренировка. К тому же домой было нужно забросить брата жены, Сергея.

Ира, увидев состояние мужа, предложила не выспавшемуся Валерию:

— Давай я сяду за руль?

Всполошилась тёща, Нина Васильевна, которая сказала:

— Ирочка, у тебя же нет прав!  

— Но Валера же рядом, он мне поможет.

— Валера, не пускай её! — словно почувствовав что-то, отчаянно зашептала Нина Васильевна.

— Не пущу, — твёрдо сказал Валерий. — Я же опаздываю на тренировку. 

И сам сел за руль.

Как и почему, едва отъехав от деревни, «Волга» с номером 00-17 МББ остановилась, и супруга Харламова, Ирина, пересела за руль, не скажет теперь никто.

На 74-м километре Ленинградского шоссе была положенная «чудо-мастерами» — дорожниками! — полоса нового асфальта. Левое колесо «Волги» съехало на новое покрытие, правое оставалось на старом. Оно было на 7 сантиметров выше.

Автомобиль занесло под встречный «ЗИЛ». Шофёр резко выкрутил руль вправо. И «Волга» на полном ходу ударила его в левый борт. Валерий и Сергей умерли мгновенно. Ирина была ещё жива.

Из «ЗИЛа» и остановившихся попуток к ней спешили на помощь водители, которые распахнули поддавшуюся левую переднюю дверцу. Женщина ещё шевелила губами, силясь что-то сказать. И вдруг умерла.

Вечером зарубежные каналы показали лучшие моменты игр хоккеиста Валерия Харламова, сообщая о его гибели. Без конца крутили феноменальный гол 1974-го, когда он своими фирменными финтами, разбросав в стороны канадцев-защитников, вдруг скользнул между ними и забил этот невероятной красоты гол.

Советские СМИ отделались сдержанным сообщением в рамочке. Несколько хоккеистов попросили тренера Тихонова отпустить их попрощаться с Харламовым. За свой счёт. Но Виктор Васильевич ответил.

— Есть Харламов. Нет Харламова. Будет ещё Харламов. Не такой он был гений, как это кажется сейчас вам, — словно и не было никогда знака равенства между словами «Харламов» и «Хоккей».  

А кубок Канады сборная СССР, всё же, выиграла, посвятив эту победу памяти Валерия Харламова.

Такая история.

темы

15 мин

Русская планета

Как погиб Валерий Харламов — Вечерняя Москва

Так что же случилось на Ленинградском шоссе 33 года назад, 27 августа 1981 года?

ТИХОНОВ НЕ ВЗЯЛ ЕГО В КАНАДУ

За день до трагедии Ирина Харламова с шестилетним сыном Сашей возвращалась с юга, и Валерий поехал встречать их в аэропорт. Теща Нина Васильевна жила с маленькой внучкой Бегонитой на даче в деревне Покровка, что под Клином, в тот вечер вся семья собралась там же… А накануне в карьере хоккеиста Харламова случился перелом. Сборная улетела на Кубок Канады, а его в последний момент «отцепили». Грубо, без церемоний. Команда уже паковала вещи перед отправкой в аэропорт, когда главный тренер Виктор Тихонов вызвал Харламова для беседы. Через полчаса Валерий вышел из тренерской сам не свой. Ничего не объясняя, он пожал коллегам руки, что-то промямлил про необходимость обязательно победить, развернулся и уехал. Конечно, тренер имел полное право решать, с кем ехать на престижнейший турнир, но никто из хоккеистов не понял, почему так нужно было все обставлять.

Понятно же было, что для 33-летнего Харламова это был бы последний турнир такого ранга, его лебединая песня. Он и готовился к нему неистово. Но увы…

ЗА РУЛЬ СЕЛ ВАЛЕРИЙ

Вспоминает теща Валерия Харламова, Нина Васильевна:

— Приехав из аэропорта, дочь сразу отозвала меня в сторону и предупредила, чтобы я ни словом не обмолвилась о сборной. Было видно, что Валера и так очень сильно переживает. Ира слегка простудилась на юге, поэтому спать легли рано. Никакой выпивки, ничего не было. Ира привезла хорошее вино, но Валера сказал, чтобы сохранили его на мое пятидесятилетие. Разместились в одной комнате. Но Валера лег не сразу. Потолкался по даче, потом пристроился к Саше на кровать. Хотела взять ребенка к себе, но он отказался. Я чутко сплю, поэтому видела, как Валера несколько раз вставал. Не курил, просто посидит-посидит — да снова ляжет. Утром встали рано. Ира с Валерой засобирались в Москву, и она предложила вести машину, поскольку он не выспался. Тут уж я, зная, что у дочери нет прав, запротестовала: «Не давай ей руль, она и так без тебя два раза одна на дачу приезжала. Да и погода сегодня дождливая». Валера согласился со мной, тем более что надо было еще крюк сделать — племянника Сережу, который недавно вернулся из армии, завезти по делам. Короче говоря, Валера сел за руль, и они уехали.

«ВОЛГА» ВЫСКОЧИЛА НА ВСТРЕЧКУ

Уже никто не узнает, почему, едва отъехав от дачи, Валера уступил руль жене. Видимо, это произошло сразу, как только деревня скрылась за поворотом. А трагедия произошла в четырех километрах от Покровки. Вспоминает водитель «ЗИЛа» Виктор Петрович Крылов:

— Около девяти часов я ехал в районе Солнечногорска по Ленинградскому шоссе. Перегонял новый автомобиль из Пушкина в Ленинград. Скорость у меня была маленькая, я всегда осторожно езжу, а тут еще новый асфальт. Он же скользкий, словно жирком смазанный. Но дорога была свободная, движения мало. И вдруг навстречу по моей полосе летит «Волга». Она пыталась уйти от удара, поэтому ее развернуло боком. Вот этим боком она в мой бампер и ударилась. Ее еще раз развернуло и выкинуло на обочину. Мне милиционер потом говорил, что у них спидометр заклинило на 110 километрах(в  материалах уголовного дела зафиксировано, что скорость «Волги» была 60 километров. — «ВМ»). Меня тоже потащило вправо, и я съехал в кювет. Тут сразу милиция. Она ехала за Харламовыми, как специально… Я чуть оправился от шока и стал помогать старшему лейтенанту вынимать людей из легковушки. За рулем была женщина. Когда достали, она еще два раза вздохнула и умерла. А двоих мужчин вытащили уже мертвыми. На лицах у них не было ни царапинки. Кто-то узнал в одном Валерия Харламова. Потом приехал генерал-майор, начальник областной ГАИ. Он отвел меня в сторону и долго оценивающе смотрел мне в глаза: прикидывал, не пьян ли я. Затем похлопал по плечу: «Не волнуйтесь!» На месте катастрофы я провел минут сорок.

НА ПРОКЛЯТОМ МЕСТЕ ПОГИБЛИ МНОГИЕ

На месте той катастрофы нынче стоит памятник. На небольшом постаменте — хоккейная шайба из гранита и клюшка из металла. На шайбе написано: «Валерий Харламов. Здесь погасла звезда русского хоккея». Частенько на постаменте можно видеть обычную шайбу и старую, видавшую виды клюшку, перемотанную еще с советских времен изолентой. Сверху — цветы.

Дорога на 74-м километре нынче на загляденье, асфальт отменный, ни выбоинки. Но по обе стороны от памятника, чуть в стороне — венки на деревьях. Не только для Харламовых это место стало роковым… Виктор Крылов, водитель «ЗИЛа»:

— Я на том проклятом месте много раз был. Я же потом продолжал машины гонять по Ленинградке. Остановлюсь, подойду к памятнику, постою… Но не знаю, в чем мне себя укорять. Видно, так Богу было угодно.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Водителя ЗИЛа не виню

Александр Харламов, сын:

Своего сына я назвал в честь папы, Валерием. Сейчас ему 15 лет, с хоккеем у него не сложилось. Сам я в хоккей играл 13 лет, три года из них в НХЛ, в «Вашингтон Кэпиталз». На месте гибели папы бываю всякий раз, когда еду на дачу. Того водителя ЗИЛа ни в чем не виню, произошедшее — стечение обстоятельств.

ФАКТ

Из протокола с места аварии

«Столкновение произошло при нормальной видимости на участке шоссе, проезжая часть которого мокрая, асфальтированная, горизонтального профиля. При выезде автомобиля «ГАЗ-24» с полосы старого асфальтобетона (черного щебня) и наезде на выступающую на 7 сантиметров кромку свежеуложенного асфальтобетона произошел занос автомобиля, после чего он выехал на полосу встречного движения».

Одно колесо «Волги» оказалось на новом, высоко выступающем асфальте, а другое — на старом. Спецы говорят, что на новом асфальте первое время всегда выступает небольшая масляная пленка. А тут еще изморозь. Вот «Волгу» и понесло. А навстречу ехал «ЗИЛ» из Пушкина.

ДОСЬЕ

Валерий Борисович Харламов родился в Москве 14 января 1948 года. Нападающий ЦСКА и сборной СССР. Двукратный олимпийский чемпион, восьмикратный чемпион мира. Член Зала хоккейной славы НХЛ. Награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени и орденом «Знак Почета».

ОБ АВТОРЕ

Сергей Емельянов, шеф-редактор проекта «Московский спорт». В журналистике с 1979 года. Лауреат премии Олимпийского комитета России. Один из основателей приза «Футбольный джентльмен года». 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Эпоха Харламова не повторится

Тридцать три года назад, 27 августа 1981 года, в автомобильной катастрофе погиб легендарный хоккеист Валерий Харламов. Ему тогда также было тридцать три. Не следует, наверное, вспоминать все его титулы, достижения. Наверное, всем известно, как его до сих пор боготворят во всем мире, а в хоккейной Мекке Канаде Харламов до сих пор один из идолов. Следует, наверное, просто сказать, что Харламов из тех великих спортсменов и людей, которого любили все, несмотря на клубные пристрастия. (далее…)

Валерий Харламов: причина смерти легендарного хоккеиста

Лучший бомбардир Советского Союза Валерий Харламов погиб в банальном ДТП 27 августа 1981 года. Сборная по хоккею посвятила ему победу в матче с канадцами. У Харламова осталось двое детей, которые тоже стали спортсменами.

Хоккейные фанаты всего мира помнят одного из самых видных нападающих команды ЦСКА Валерия Харламова, жизнь которого была трагически оборвана в возрасте 33 лет. Количество наград, полученных командой во время матчей с участием хоккеиста, потрясает. Сборная СССР с участием хоккеиста дважды становилась золотым призером Олимпийских игр и восемь раз выигрывала мировой чемпионат.

Причиной смерти Харламова стало банальное ДТП: автомобиль занесло на дороге. Жизненный путь и карьера хоккеиста была такой впечатляющей, что о нем сняли фильм «Легенда №17» с Данилой Козловским в главной роли.

События накануне

Авария, унесшая жизнь звезды советского спорта, случилась утром 27 августа 1981 года. Накануне тренер сборной Виктор Тихонов, отозвав Харламова в сторонку, сообщил, что он принял решение не брать нападающего в Канаду. В Виннипеге должно было состояться спортивное событие: матч за кубок Канады. По словам коллег спортсмена, эта серия должна была стать завершающей в карьере хоккеиста, поэтому он много тренировался, чтобы быть в форме. Известие об исключении из состава сильно потрясло Валерия. Возможно, Тихонов наказал хоккеиста за прошлые нарушения. Сам он объяснял исключение Харламова тем, что у хоккеиста были проблемы со здоровьем: он потерял способность быстро маневрировать из-за плохого состояния голеностопа,усугубленного аварией. В сборной место Харламова занял молодой нападающий Крутов.

Расстроенный спортсмен поехал в аэропорт, где встретил прилетевшую с юга жену Ирину и маленького сынишку, после чего семья отправилась на дачу к теще, которая находилась в Подмосковье.

Авария, унесшая жизни

По воспоминаниям матери Ирины, Валерий был сильно напряжен, рано ушел спать вместе с сыном, потому что утром необходимо было вернуться в Москву. Однако после пробуждения Ирина заметила, что муж почти не спал – настолько уставшим он выглядел. Тогда женщина предложила ему подремать в машине, чтобы она сама села за руль.

Однако теща настояла на том, чтобы машину вел именно Валерий – у Ирины не было прав, хотя она несколько раз приезжала в поселок одна. Погода не радовала: было пасмурно и накрапывал дождь. Поэтому, когда автомобиль отъехал от родительской дачи – все были уверены, что «Волга» управляется Харламовым.

Трагедия развернулась на 72 километре ленинградского шоссе. Еще один участник происшествия Виктор Крылов рассказал, что ехал на грузовике, груженном металлическими запчастями медленно, поскольку боялся, что автомобиль может занести на скользком асфальте. На этом участке недавно поменяли дорожное полотно, к тому же прошел дождь. Внезапно навстречу «ЗИЛу» выехала легковушка. Пытаясь отвернуть, машина развернулась боком, которым и приняла удар грузовика.

Через несколько секунд подоспела милиция – они по иронии судьбы ехали сразу же за «Волгой» Харламовых. Сотрудники вытащили из автомобиля двух мертвых мужчин и попытались помочь женщине, вылетевшей через лобовое стекло, но не успели: она умерла спустя несколько минут. После опознания были установлены личности погибших. Ими стали:

  • Валерий Харламов;
  • его жена Ирина;
  • ее двоюродный брат Сергей Иванов.

В материалах уголовного дела упоминается, что машина управлялась именно Ириной. На каком этапе пути Харламов позволил ей сесть за руль, и по какой причине – неизвестно. Следствие объясняет ДТП именно неопытностью водителя – на скользкой дороге «Волга» наскочила на кочку, из-за чего машину выбросило на встречную полосу под колеса «ЗИЛа». Стрелка спидометра замерла на отметке 110 км/час, но милиция пришла к выводу, что прибор неисправен, а реальная скорость, с которой двигался автомобиль, не превышала 60 км.

Известия о смерти Харламова

Всего через час после происшествия, пресса объявила о гибели народного любимца.

Находившиеся в Канаде члены сборной узнали о случившемся только из теленовостей. Для друзей и коллег Харламова его неожиданная смерть стала большим ударом: многие даже просили отпустить их попрощаться с Харламовым в Москву. Особенно тяжело новость воспринял близкий друг Валерия – хоккеист Александр Мальцев. В своих интервью он упоминал, что внезапная смерть Харламова сильно повлияла на его судьбу, и долгое время спортсмен не мог прийти в себя. «Жизнь отняла у меня самого близкого друга. Если бы не это событие, все бы могло сложиться по-другому»,– рассказал Мальцев.

Сборная пообещала разгромить канадцев в память о Харламове – и слово свое сдержала: была одержана ошеломительная победа с разгромным счетом 8:1.

На месте столкновения установлен памятник в виде  мраморной шайбы. Сюда часто приносят цветы.

Прощание

Легенду советского спорта похоронили в последний день лета – 31 августа на Кунцевском кладбище.

Известно, что первоначально Харламов должен был быть похоронен на Ваганьковском – одном из самых больших кладбищ Москвы, известном множеством захоронений известных людей. Однако выделенный участок был непригоден для проведения похорон: он был расположен в заброшенной части кладбища.

Панихида была организована в Ледовом дворце ЦСКА. В последний раз увидеть хоккеиста пришли тысячи людей: очередь была такой большой, что прощание продлили на два часа, хотя и по истечению этого времени люди все продолжали идти.По признаниям очевидцев, мать спортсмена, Бегония, была убита горем настолько, что ей требовалась медицинская помощь. Она пережила сына всего на пять лет – так и не смогла смириться с потерей.

День похорон был очень пасмурным, лишь на минуту выглянуло солнце. «Вся Москва плачет по тебе»,– сказал Анатолий Тарасов в своей прощальной речи.

Дети Валерия Харламова

Смерть супругов Харламовых оставила сиротами двух их маленьких детей: шестилетнего сына Сашу и четырёхлетнюю девочку Бегониту, названную в честь бабушки – матери Харламова. Горе не объединило семьи Харламовх и Смирновых: долгие годы они делили право опеки над детьми. Все же было определено, что малыши останутся с бабушкой по материнской линии.

Рисунок 1. С детьми и женой

Александр, помня, как отец хотел, чтобы сын играл в хоккей,начал тренировки еще в детстве: в становлении ему помогал Вячеслав Фетисов и другие хоккеисты из ЦСКА. Поэтому паренек сначала играл за родную команду, а после –за американские клубы. Женат, имеет сына, которого назвал в честь отца – Валерий.

Спорт вошел и в жизнь Бегониты: она стала мастером спорта по художественной гимнастике. Имеет двух дочерей.

Краткая биография

Валерий Харламов родился 14 января 1948 года в интернациональной семье. Его родители были заводскими рабочими: отец Борис Сергеевич работал слесарем, а мать Бегония – беженка из Испании – трудилась на токарном станке.

Во время рождения первенца Бегония и Борис еще не были женаты из-за проблем получения девушкой гражданства. Настоящее имя Бегонии – Кармен Ориве-Абад. Брак был заключен только спустя три года после появления сына: именно тогда Бегония смогла получить свой советский паспорт. Вскоре родилась и дочь Татьяна.

Рисунок 2. С родителями и сестрой.

Интерес к спорту у мальчика появился с самых ранних лет; Борис Сергеевич увлекался хоккеем и брал с собой на тренировки, устраиваемые заводом, семилетнего сына. Именно отец обучил ребенка обращению с клюшкой и катанию на коньках. Некоторое время семья жила на родине Бегонии в Испании, где Валерий посещал местную школу и играл в футбол.

Первые шаги в спорте

После возвращения в СССР мальчик заболел ангиной. Заболевание дало серьезные осложнения: медиками был диагностирован порок сердца, после чего, казалось бы, нужно было навсегда забыть о спорте. Нельзя было посещать даже обычную физкультуру.

Тогда Борис Сергеевич пошел на отчаянный шаг: он записал сына в хоккейную секцию, причем скрыв это от остальных членов семьи. Возможно, страшный диагноз был ложным, или это любовь к спорту победила все недуги, но спустя некоторое время посещения секции, врачи развели руками: мальчик был абсолютно здоров.

Рисунок 3. Во время первых матчей.

Отказ Тарасова

Талант юного Харламова стал очевиден всем работавшим с ним тренерам, поэтому вскоре встал вопрос о зачислении парня в основной состав ЦСКА. Валерий был невысоким: его рост составлял всего 173 сантиметра и некоторые считают, что именно это обстоятельство помогало ему в спорте. Однако Анатолий Тарасов, будучи в то время главным тренером команды, считал низкий рост серьезным недостатком. Тарасов всегда сравнивал игроков с канадскими спортсменами, которые были как на подбор: крупные и массивные.

Рисунок 4. Тренер Анатолий Тарасов.

Мнение опытного тренера изменилось после игры Харламова в юниорском турнире в Минске. После блестяще проведенного в своем собственном стиле матча, хоккеист был наконец зачислен в ЦСКА, а уже к 68-му году изредка участвовал в матчах в основном составе.

Приход в ЦСКА

Юный спортсмен, казалось, был обречен на успех: практически сразу после его зачисления в основной состав команда выиграла чемпионат СССР. Золото досталось ЦСКА не без участия ставшего впоследствии знаменитым трио Бориса Михайлова, Владимира Петрова и Валерия Харламова.

Рисунок 5. Легендарное трио.

В возрасте 21 года хоккеист стал чемпионом мира в составе сборной СССР. Это стало беспрецедентным событием: ни один игрок, будучи таким юным, не получал столь почетного титула. Кроме медали Харламов заслужил звание заслуженного мастера спорта.

Лучший бомбардир

70-е годы стали по-настоящему триумфальными для хоккеиста: к нему пришла всесоюзная слава и известность за рубежом. Множество раз он доказывал свой профессионализм: на союзном чемпионате 70/71 получил звание лучшего бомбардира, забросив в ворота противника около 40 шайб.

После подтвердил свой статус и в Олимпийских играх, где дважды сделал хет-трик, принеся своей команде золото. Незадолго до участия в олимпиаде, по решению Тарасова в команде была совершена рокировка: Харламов стал играть в составе другой тройки вместе Владимиром Викуловым и Анатолием Фирсовым.

Канадские Суперсерии

В 72-74 годах были проведены две серии игр с канадскими спортсменами, в которых Харламов показал себя как игрок мирового уровня. Маневренность, скорость, резкие броски помогали хоккеисту раз за разом забрасывать шайбы.

В ходе одной из игр Бобби Кларк ударил Харламова по ноге, убеждая судей, будто русский нападающий первым ударил его клюшкой. Позже Кларк признавался, что получил от своего тренера задание вывести спортсмена из игры и спасти тем самым положение своей команды.

Валерий Харламов дважды становился Олимпийским чемпионом и восемь раз – Чемпионом мира. Его заслуги перед советским спортом трудно описать: два года подряд он становился лучшим хоккеистом СССР и получал признание не только от отечественных игроков, но и соперников.

Личная жизнь

1976 год ознаменовался для спортсмена двумя событиями: женитьбой на Ирине Смирновой и травме, полученной в автомобильной аварии.

Со своей будущей женой Харламов познакомился в одном из ресторанов, куда Ирина пришла отметить день рождения подруги. Валерий пригласил ее на танец, а после отвез домой – так и началась история любви будущих супругов. Мать девушки была категорически против замужества Ирины, ведь разница в возрасте пары была существенной – 8 лет. Однако помешать молодым людям не удалось: они подали заявление в ЗАГС, как только узнали о беременности Ирины.

Рисунок 6. С супругой.

Не прошло и двух недель со дня свадьбы, как пара попала в ДТП: не справившись с управлением, Валерий врезался в столб. Его супруга получила лишь легкие ушибы, тогда как сам Харламов сломал ногу, два ребра и получил сотрясение. Хоккеист долго восстанавливался после травмы, но еще тяжелее ему было смириться с тем, что он не мог продолжать тренировки. Поэтому специально для хоккеиста в больнице была создан импровизированный спортзал, где Валерий мог восстанавливать свою физическую форму. Сила духа помогла Валерию не только справиться с болезнями, но и вернуться на лед, успешно продолжив карьеру.

Михаил Танич после гибели хоккеиста написал стихотворение «Памяти артиста», в котором горечь от потери спортивной звезды такой величины выражена строками: «Звонит поутру атээсовский зуммер, А сердце как знает, а сердце болит! На скорости жил и на скорости умер! — Какой беспощадный буллит!»…

Как убили Валерия Харламова — Рамблер/спорт

Легендарный спортсмен, на практике доказавший, что канадские хоккеисты далеко не всегда являются лучшими в своём национальном виде спорта, погиб 38 лет назад, 27 августа 1981 года.

Его по праву считали хоккейным чудом ХХ столетия. О нём снят один из лучших российских фильмов о спорте «Легенда № 17». Харламов и хоккей — ровесники. Валерий родился в 1948-м — в тот год, когда в Советском Союзе вошла в моду заокеанская игра.

Богатырём новорождённый паренёк, которого решено было назвать Валеркой, не был. Появившись на свет, весил менее 3-х кило. Часто болел.

Семья Харламовых жила в «четвертушке» — на одной четвёртой большой комнаты, которая была огорожена фанерной перегородкой.

Перенесённая в 6 лет ангина дала осложнения. У Валеры забарахлило сердце. Потом на время отказала правая нога и левая рука — хоть на инвалидность подавай!

Отец Валерия, Борис, переживший сына почти на 20 лет, боролся за сына, как умел. Сперва с тоской смотрел, как Валера с замотанным горлом мучается от высокой температуры. А потом взглянул в окно, где, как раз, заливали на катке лёд.

Несмотря на слабое сопротивление матери, Борис поставил сына на коньки. Чтобы закалялся, чтобы вырос из простуд. Шайбы не было.

И юный Харламов гонял самодельной клюшкой консервную банку вместе с ребятами, которые были старше его на несколько лет.

— Па… тебя там капитан вызывает, — сказал однажды сын, вернувшись домой.

— Какой капитан? Ты что — в милицию попал?! — ужаснулся отец.

— Да нет. Капитан вызывает, с паспортом. В ЦСКА. Меня принимают в команду.

Папа не пропускал ни одного матча с участием сына. А мама, темпераментная испанка Кармен Ориве-Абад (по-домашнему — Бегония), на первом матче, где легко травмировали её драгоценного Валерку, поколотила тренера. И после этого видела сына на льду только по телевизору.

По началу, советский хоккейный гуру Анатолий Тарасов не принял Харламова, лучшего хоккеиста Чебаркуля, в команду мастеров, и даже оскорбил, накричав на представителя детской хоккейной школы:

«Кого вы нам даёте?! Таких коньков-горбунков, как Харламов? Зачем они нам нужны?»

Другой бы сломался. А Валера начал упорно, с утроенной энергией, тренироваться и демонстрировать, на что он способен. Шайба за шайбой летели в ворота. И в 1967 году в команде мастеров ему нашлось место. За полтора года Валерий преодолел путь от новичка до основного форварда сборной команды СССР.

Харламова называли волшебником хоккея, по воле которого шайба оказывалась в воротах соперника в тот момент, когда она… ну, никак не могла там оказаться. Знаменитые «финты» Харламова, ключевые элементы его обводки, обескураживали шведов, канадцев.

Никто не мог противостоять советскому хоккеисту, выходившему прямо на голкипера и виртуозно поражавшему ворота. Все защитники «уходили под лёд».

За 15 лет спортивной карьеры Валерий Харламов сыграл 438 матчей за ЦСКА, забив при этом 293 гола. За сборную СССР провёл 286 игр, забросив 185 шайб.

Спустя 28 лет после смерти Валерия Борисовича, никто так и не смог показать тех сногсшибательных результатов, которые когда-то продемонстрировал он.

К 1972 году он был лучшим хоккеистом Советского Союза. Настоящим триумфом были Олимпийские игры в Саппоро (Япония). На них Валерий стал главным бомбардиром турнира и впервые завоевал олимпийское золото. Осенью этого же года стартовала легендарная суперсерия. Советские «любители» сошлись в непримиримой ледовой схватке с канадскими профессионалами.

Ажиотаж перед встречей в Монреальском форуме был колоссальным. Трудно назвать это встречей команд спортсменов из разных стран. Скорее речь шла о ледовом побоище или войне миров: канадского, где, похоже, недооценили русский хоккей, и советского, где были настроены показать Кузькину мать.

Канадцам, которым, по общему мнению, не было равных, Харламов сумел «навалять» — забросил две шайбы.

Сразу после этого ему был предложен миллионный контракт с клубом НХЛ.

— Без Петрова и Михайлова не поеду, — сразу же найдясь, шутливо ответил он.

Канадские тренеры с готовностью предложили сотрудничество всей легендарной тройке, посулив по миллиону каждому. Поняв, что это всерьёз, ребята отказались:

«Мы — советские люди!»

Вошедшие в раж канадцы обратились в Политбюро, решив идти официальным путём. Посмотрев на цифры, советские бюрократы изумились:

— Это что за деньги?! Один хоккеист будет получать столько, сколько весь наш дипломатический корпус вместе взятый?! Нельзя их туда пускать! Пусть защищают честь страны.

«Не переманишь!» — поняли в НХЛ. Но портрет Харламова первым украсил зал хоккейной славы в Торонто.

К 1981 году в составе ЦСКА Харламов стал в 11-й раз чемпионом СССР и обладателем кубка европейских чемпионов. Он был 8-кратным чемпионом мира. 2-кратным чемпионом олимпийских игр. На своём последнем турнире он был назван лучшим нападающим Европы.

У него была ещё одна большая мечта: выиграть первый кубок Канады, который должен был стартовать, как раз, в конце августа 1981 года в канадском городе Виннипеге.

Совершенно неожиданно тренер Виктор Тихонов заявил, что Харламов не поедет на этот турнир.

Не брать легенду отечественного и мирового хоккея на кубок Канады, мотивируя это отсутствием «функциональной готовности…», было, как минимум, тренерской причудой, которую можно назвать должностным преступлением.

Узнав, что он не едет в Канаду, Харламов зашёл в автобус, где в недоумении сидели молодые хоккеисты сборной, пожелал всем удачи:

«Ребята, я верю, что у вас всё будет нормально»

Эти слова он произнёс, скрыв то, что творилось у него в душе. И вышел. Никто из хоккеистов сборной не знал, что начался отсчёт последних 24-х часов жизни легенды № 17. Было 26 августа 1981 года. В 11 утра он встретил супругу Ирину и сына Сашку, вернувшихся с курорта. Ирина обратила внимание на задумчивость и растерянность Валерия.

Даже Сашка, взахлёб делившийся впечатлениями о поездке в Крым, не мог отвлечь отца от мрачных мыслей. Дорога на дачу в деревню Покровка под Клином прошла в каком-то странном молчании. Сердце жены безошибочно подсказало ей: произошло что-то очень серьёзное.

— В последний момент «отцепили» от сборной, — тяжело произнёс он, сидя за рулём, вдруг изменившимся голосом.

За пять лет до того рокового дня он уже попадал в страшную аварию. Только что сыгравшие свадьбу супруги Харламовы на огромной скорости врезались в осветительный столб. Это, опять-таки, произошло на «Волге» с его любимым номером 00-17 ММБ, который, как считал Валерий, приносил удачу «легенде № 17».

Но то была хоккейная площадка, где скорость могла увенчаться лишь падением. В жизни всё иначе. Тогда, в первый раз, у него были сломаны два ребра слева. Самым страшным был перелом голеностопного сустава. Врачи не давали гарантию, что Харламов будет не то что играть, а ходить, не пользуясь палочкой.

90000 Genius 90001

90002 Please enable Cookies and reload the page. 90003

90004 This process is automatic. Your browser will redirect to your requested content shortly. 90003
90006 Please allow up to 5 seconds … 90003
90008 + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! [ ]) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) — []) + (! + [] + (!! []) + !! [] +! ! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) — [] + [] ) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [ ]) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [])) 90003 90008 + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + ( !! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [])) / + ((+ !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) +! ! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) — [])) 90003 90008 + ((! + [] + ( !! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [ ] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) +! ! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + ( !! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! [ ]) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! []) + (! + [] — (!! []))) 90003 90008 + ((! + [] + (!! []) + !! [] +! ! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) +! ! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (! ! []) — []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] )) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] +! ! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) — []) + (+ !! [])) 90003 90008 + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! [ ]) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [ ]) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) — []) + (! + [] + ( !! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! [])) 90003 90008 + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) +! ! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] ) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] +! ! [] + !! [] + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] — (!! [])) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (! ! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (+ !! [])) 90003 90008 + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [ ] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) — []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) — []) + (! + [ ] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [])) 90003 90008 + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! [] ) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [ ] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! [ ]) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] +! ! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [])) 90003 90008 + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + ( + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] +! ! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) — []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] )) 90003 90008 + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + [ ]) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [ ] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + [ ]) + (! + [] + (!! []) — []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [])) 90003 .90000 Who was Charlie Gard, when did he die and what was the legal battle over his treatment about? 90001 90002 CHARLIE Gard died a week before his first birthday after a long fight against a rare and devastating genetic illness. 90003
90002 Charlie’s parents, Chris Gard and Connie Yates, eventually withdrew their application to take their son to America for an experimental course of treatment. Here is how the heartbreaking story unfolded … 90003
90002 2 90003 Charlie’s parents, Chris Gard and Connie Yates lost their battle to take the tot to America for treatmentCredit: PA: Press Association
90008 90009 Who was Charlie Gard? 90010 90011
90002 Charlie Gard’s fight for life touched the world.90003
90002 The tot had a disease called mitochondrial DNA depletion syndrome, as both of his parents Connie and Chris were unknowingly carrying the faulty gene. 90003
90002 On Friday, July 28, his mum said the little boy had lost his battle with the illness. 90003
90002 Doctors at Great Ormond Street Hospital had said Charlie should be allowed to die with dignity and applied for permission to have his ventilator switched off. 90003
90002 But his parents fought determinedly against this decision — raising more than £ 1.3million to pay for pioneering treatment in the US. 90003
90002 They eventually ended the fight for treatment because «time has run out», admitting that they did not expect him to live to see his first birthday. 90003
90002 2 90003 Charlie had a rare disease called mitochondrial DNA depletion syndromeCredit: PA: Press Association
90008 What happened in the legal battle? 90011
90002 90009 April 11 2017 90010 — Charlie’s distraught parents were told by a judge at the High Court that his life support machine will be turned off — ruling that it would be cruel to try and extend Charlie’s life further.90003
90002 90009 May 25 90010 — The couple begged senior Court of Appeal judges but they upheld the High Court ruling. 90003
90002 90009 May 31 90010 — The tot was given a last minute reprieve when Britain’s Supreme Court agreed to review the case, but they then ruled that Charlie’s life support must be switched off. 90003
90002 90009 June 27 90010 — The European Court of Human Rights ruled that they would not intervene — which meant his life-support was expected to be stopped on Friday June 30.90003
90002 90009 June 30 90010 — After a heart-wrenching plea from Chris and Connie, Great Ormond Street agreed to grant them more time with little Charlie to say goodbye. 90003
90002 90009 July 10 90010 — The case returned to the High Court when the family asked for permission to take the terminally ill tot to the States for a «miracle» treatment. More than 490,000 people signed a petition calling for him to be allowed to travel. 90003
90002 90009 July 17 90010 — A US doctor flew into the UK to meet with British medics.Dr Michio Hirano believed he could help Charlie. 90003
90002 90009 July 18 90010 — Dr Hirano met doctors at Great Ormond Street. The findings of the meeting will be reported to Judge Nicholas Francis, who is expected to make a final decision on July 25. 90003
90002 90009 July 19 90010 — The US Congress gave Charlie US citizenship after Dr Michio Hirano, 56, was unable to convince British consultants that his experimental treatment offers a lifeline. 90003
90002 90009 July 20 90010 — Charlie’s parents make an emotional outburst in court after a lawyer representing Great Ormond Street reveals a new MRI scan on the tot makes for «very sad reading».90003
90002 A judge was expected to make his final decision on July 25. 90003
90002 90009 July 22 90010 — Great Ormond Street call cops after staff receive death threats over the case. 90003
90002 90009 July 24 90010 — Chris Gard and Connie Yates withdraw their application to take their son to America for treatment after admitting damage done to the 11-month-old’s muscle and tissue is «irreversible» — and he will not live to see his first birthday. 90003
90002 90009 July 25 90010 — Great Ormond Street Hospital tells Charlie Gard’s parents their son’s ventilator will not fit through their front door after they launch a court bid to take their son home to die.90003
90002 90009 July 26 90010 — Following a deeply emotional day in the courtroom, a judge gave Charlie’s parents until 12.00pm on July 27 to reach an agreement with GOSH on his end-of-life care — failing which he will be transported to a hospice for his final days. 90003
90002 90009 July 27 90010 — The 12.00pm deadline for an agreement over Charlie’s end-of-life care passed, with it unclear if a compromise over treatment had been reached. 90003
90002 Eventually, the judge Mr Justice Francis approved a plan which would see the tot «inevitably» die shortly after being moved to a hospice.90003
90002 90009 July 28 — 90010 Charlie’s mum Connie revealed that he had lost his battle with his illness, and had died a week before his first birthday. In a statement the pair said: «Our beautiful little boy has gone, we are so proud of you Charlie.» 90003
90002 90009 July 30 — 90010 It was revealed that Charlie would be buried along with his two favourite cuddly monkeys, as his parents planned the tot’s funeral. 90003
90008 Why did Charlie’s parents end the legal fight in the High Court? 90011
90002 Charlie’s parents continually clashed with lawyers throughout the case, erupting in fury when Great Ormond Street doctors tried to ban them from key meetings discussing the ill tot’s health and care.90003
90002 On July 19, Dr Michio Hirano failed to convince Great Ormond Street medics that his experimental treatment offers a lifeline to little Charlie. 90003
90002 Connie burst into tears and dad Chris shouted «evil» on July 21 2017, after a lawyer representing Great Ormond Street said a new MRI scan on Charlie makes for «very sad reading». 90003
90002 Mr Justice Francis was due to consider all the evidence on July 24 and expected to make a final decision on Charlie’s fate on July 25.90003
90002 But it was announced on July 24 that Charlie’s parents were ending their legal fight and had withdrawn their application from the High Court. 90003
90002 Their barrister Grant Armstrong told the court: «This case is now about time. Sadly time has run out.» 90003
90002 Mr Armstrong said Charlie’s parents had made a decision following the latest medical reports and scans, adding that damage to the tot’s muscle and tissue was irreversible. 90003
90002 90117 CRUEL DISEASE 90118 What is mitochondrial DNA depletion syndrome and what are the symptoms? 90003 90002 90117 ‘SO LUCKY’ 90118 Charlie Gard’s parents say they have a ‘lot of love to give’ after baby joy 90003 90002 90117 CHILDREN’S HOSPITAL 90118 Get the lowdown on Great Ormond Street Hospital and kids they help 90003 90002 90117 RIGHT TO DECIDE 90118 Here’s why parents are campaigning for Charlie’s Law and Alfie’s Law 90003 90002 90117 ‘I FEEL LIKE WE FAILED’ 90118 Charlie Gard’s parents say the ‘what ifs’ will haunt them forever 90003 90002 90117 MUM AND DAD 90118 Charlie Gard’s parents have announced they are getting married 90003
90008 How did Donald Trump and the Pope get involved? 90011
90002 In the wake of the European Court of Human Rights ‘decision not to allow the parents to intervene in their child’s case, Donald Trump waded into the controversy.90003
90002 The President said he would be «delighted» to help the tot, as a US hospital offered to ship an experimental drug to the UK to save him. 90003
90002 The Pope declared that he wanted to give baby Charlie Gard a Vatican passport to move him to an Italian hospital. 90003
Charlie Gard’s dad slams Loose Women’s Rebekah Vardy over tragic tot comments
.90000 How old was David when he was anointed, fought Goliath, became king, died? 90001
90002 Question: «How old was David when he was anointed, fought Goliath, became king, died?» 90003 Answer: 90004 90005
While the Bible does not give us a detailed timeline of David’s life, it does provide enough information to know or approximate how old David was at significant moments in his life. 90003 90007 How old was David when Samuel anointed him king? 90008 90004 90003 The Lord had instructed Samuel the prophet to go to the house of Jesse in Bethlehem to anoint Israel’s next king.As the youngest boy in Jesse’s family, David was regarded as irrelevant. His father did not even bother to call him to meet Samuel. But when Samuel considered Jesse’s seven older sons, God rejected them all. The prophet asked if Jesse had any other sons, and then David, who was out tending sheep, was called and Samuel anointed him. As is often the case, God chose the least likely candidate (1 Samuel 16: 1-13). We are not told precisely how old David was at this time, but we know he was just a boy, probably between 10-15 years of age.90004 90003 90007 How old was David when he fought Goliath? 90008 90004 90003 Scripture gives us stronger clues regarding David’s age when he fought Goliath. While the Philistines were at war with Saul, their giant, Goliath, taunted the armies of Israel daily. But none of the Hebrew soldiers had the courage to face Goliath one on one. 90004 90003 At this time, David’s three oldest brothers were serving on the battle lines. David was sent to them by his father to deliver provisions. When David heard the defiant words of Goliath, he was grievously offended and told King Saul he would stand up and fight against Goliath.»Do not be ridiculous!» was Saul’s reply. «There’s no way you can fight this Philistine and possibly win! You’re only a boy, and he’s been a man of war since his youth «(1 Samuel 17:33, NLT). 90004 90003 The term Saul used here to describe David’s age means «adolescent.» David was most likely still a teenager, probably 16-19 years old. The fact that David was not yet serving in the army tells us he was definitely under 20 (see Numbers 1: 3). 90004 90003 Likewise, since Scripture says that David’s three oldest brothers were in the army (1 Samuel 17:13) we know they were 20 years or older.That leaves four brothers between them and David, strengthening the notion that David was a teenager when he fought Goliath. 90004 90003 90007 How old was David when he became king? 90008 90004 90003 The Bible is forthright in revealing, «David was thirty years old when he became king, and he reigned forty years» (2 Samuel 5: 4). Thus, David took the throne of Israel at about the same age that Jesus would begin His earthly ministry (Luke 3:23). 90004 90003 90007 How old was David when he died? 90008 90004 90003 Since we know that David was 30 years old when he became king, and he reigned for a period of 40 years, that places him around 70-71 years old when he died (1 Kings 2:10).When the end came, David «died at a good old age, having enjoyed long life, wealth and honor» (1 Chronicles 29:28). 90004.90000 Lamb to the Slaughter — Roald Dahl (1916-1990) 90001

90002

90003
Lamb to the Slaughter
90004
90003
by Roald Dahl (1916-1990)
90004
90003
Approximate Word Count: 3899
90004

90003
The room was warm and clean, the curtains drawn, the two table lamps alight-hers and the one by the empty chair opposite. On the sideboard behind her, two tall glasses, soda water, whiskey. Fresh ice cubes in the Thermos bucket.
90004
90003
Mary Maloney was waiting for her husband to come home from work.90004
90003
Now and again she would glance up at the clock, but without anxiety, merely to please herself with the thought that each minute gone by made it nearer the time when he would come. There was a slow smiling air about her, and about everything she did. The drop of a head as she bent over her sewing was curiously tranquil. Her skin — for this was her sixth month with child — had acquired a wonderful translucent quality, the mouth was soft, and the eyes, with their new placid look, seemed larger darker than before.When the clock said ten minutes to five, she began to listen, and a few moments later, punctually as always, she heard the tires on the gravel outside, and the car door slamming, the footsteps passing the window, the key turning in the lock. She laid aside her sewing, stood up, and went forward to kiss him as he came in.
90004
90003
«Hullo darling,» she said.
90004
90003
«Hullo darling,» he answered.
90004
90003
She took his coat and hung it in the closet. Then she walked over and made the drinks, a strongish one for him, a weak one for herself; and soon she was back again in her chair with the sewing, and he in the other, opposite, holding the tall glass with both hands, rocking it so the ice cubes tinkled against the side.90004
90003
For her, this was always a blissful time of day. She knew he did not want to speak much until the first drink was finished, and she, on her side, was content to sit quietly, enjoying his company after the long hours alone in the house. She loved to luxuriate in the presence of this man, and to feel-almost as a sunbather feels the sun-that warm male glow that came out of him to her when they were alone together. She loved him for the way he sat loosely in a chair, for the way he came in a door, or moved slowly across the room with long strides.She loved intent, far look in his eyes when they rested in her, the funny shape of the mouth, and especially the way he remained silent about his tiredness, sitting still with himself until the whiskey had taken some of it away.
90004
90003
«Tired darling?»
90004
90003
«Yes,» he said. «I’m tired,» And as he spoke, he did an unusual thing. He lifted his glass and drained it in one swallow although there was still half of it, at least half of it left .. She was not really watching him, but she knew what he had done because she heard the ice cubes falling back against the bottom of the empty glass when he lowered his arm.He paused a moment, leaning forward in the chair, then he got up and went slowly over to fetch himself another.
90004
90003
«I’ll get it!» she cried, jumping up.
90004
90003
«Sit down,» he said.
90004
90003
When he came back, she noticed that the new drink was dark amber with the quantity of whiskey in it.
90004
90003
«Darling, shall I get your slippers?»
90004
90003
«No.»
90004
90003
She watched him as he began to sip the dark yellow drink, and she could see little oily swirls in the liquid because it was so strong.90004
90003
«I think it’s a shame,» she said, «that when a policeman gets to be as senior as you, they keep him walking about on his feet all day long.»
90004
90003
He did not answer, so she bent her head again and went on with her sewing; but each time he lifted the drink to his lips, she heard the ice cubes clinking against the side of the glass.
90004
90003
«Darling,» she said. «Would you like me to get you some cheese? I have not made any supper because it’s Thursday.»
90004
90003
«No,» he said.90004
90003
«If you’re too tired to eat out,» she went on, «it’s still not too late. There’s plenty of meat and stuff in the freezer, and you can have it right here and not even move out of the chair.»
90004
90003
Her eyes waited on him for an answer, a smile, a little nod, but he made no sign.
90004
90003
«Anyway,» she went on, «I’ll get you some cheese and crackers first.»
90004
90003
«I do not want it,» he said.
90004
90003
She moved uneasily in her chair, the large eyes still watching his face.»But you must eat! I’ll fix it anyway, and then you can have it or not, as you like.»
90004
90003
She stood up and placed her sewing on the table by the lamp.
90004
90003
«Sit down,» he said. «Just for a minute, sit down.»
90004
90003
It was not till then that she began to get frightened.
90004
90003
«Go on,» he said. «Sit down.»
90004
90003
She lowered herself back slowly into the chair, watching him all the time with those large, bewildered eyes. He had finished the second drink and was staring down into the glass, frowning.90004
90003
«Listen,» he said. «I’ve got something to tell you.»
90004
90003
«What is it, darling? What’s the matter?» 90004
90003
He had now become absolutely motionless, and he kept his head down so that the light from the lamp beside him fell across the upper part of his face, leaving the chin and mouth in shadow. She noticed there was a little muscle moving near the corner of his left eye. 90004
90003
«This is going to be a bit of a shock to you, I’m afraid,» he said. «But I’ve thought about it a good deal and I’ve decided the only thing to do is tell you right away.I hope you will not blame me too much. «90004
90003
And he told her. It did not take long, four or five minutes at most, and she say very still through it all, watching him with a kind of dazed horror as he went further and further away from her with each word. 90004
90003
«So there it is,» he added. «And I know it’s kind of a bad time to be telling you, bet there simply was not any other way. Of course I’ll give you money and see you’re looked after. But there need not really be any fuss . I hope not anyway.It would not be very good for my job. «90004
90003
Her first instinct was not to believe any of it, to reject it all. It occurred to her that perhaps he had not even spoken, that she herself had imagined the whole thing. Maybe, if she went about her business and acted as though she had not been listening, then later, when she sort of woke up again, she might find none of it had ever happened. 90004
90003
«I’ll get the supper,» she managed to whisper, and this time he did not stop her. 90004
90003
When she walked across the room she could not feel her feet touching the floor.She could not feel anything at all- except a slight nausea and a desire to vomit. Everything was automatic now-down the steps to the cellar, the light switch, the deep freeze, the hand inside the cabinet taking hold of the first object it met. She lifted it out, and looked at it. It was wrapped in paper, so she took off the paper and looked at it again. 90004
90003
A leg of lamb. 90004
90003
All right then, they would have lamb for supper. She carried it upstairs, holding the thin bone-end of it with both her hands, and as she went through the living-room, she saw him standing over by the window with his back to her, and she stopped.90004
90003
«For God’s sake,» he said, hearing her, but not turning round. «Do not make supper for me. I’m going out.» 90004
90003
At that point, Mary Maloney simply walked up behind him and without any pause she swung the big frozen leg of lamb high in the air and brought it down as hard as she could on the back of his head. 90004
90003
She might just as well have hit him with a steel club. 90004
90003
She stepped back a pace, waiting, and the funny thing was that he remained standing there for at least four or five seconds, gently swaying.Then he crashed to the carpet. 90004
90003
The violence of the crash, the noise, the small table overturning, helped bring her out of he shock. She came out slowly, feeling cold and surprised, and she stood for a while blinking at the body, still holding the ridiculous piece of meat tight with both hands. 90004
90003
All right, she told herself. So I’ve killed him. 90004
90003
It was extraordinary, now, how clear her mind became all of a sudden. She began thinking very fast. As the wife of a detective, she knew quite well what the penalty would be.That was fine. It made no difference to her. In fact, it would be a relief. On the other hand, what about the child? What were the laws about murderers with unborn children? Did they kill then both-mother and child? Or did they wait until the tenth month? What did they do? 90004
90003
Mary Maloney did not know. And she certainly was not prepared to take a chance. 90004
90003
She carried the meat into the kitchen, placed it in a pan, turned the oven on high, and shoved t inside. Then she washed her hands and ran upstairs to the bedroom.She sat down before the mirror, tidied her hair, touched up her lops and face. She tried a smile. It came out rather peculiar. She tried again. 90004
90003
«Hullo Sam,» she said brightly, aloud. 90004
90003
The voice sounded peculiar too. 90004
90003
«I want some potatoes please, Sam. Yes, and I think a can of peas.» 90004
90003
That was better. Both the smile and the voice were coming out better now. She rehearsed it several times more. Then she ran downstairs, took her coat, went out the back door, down the garden, into the street.90004
90003
It was not six o’clock yet and the lights were still on in the grocery shop. 90004
90003
«Hullo Sam,» she said brightly, smiling at the man behind the counter. 90004
90003
«Why, good evening, Mrs. Maloney. How’re you?» 90004
90003
«I want some potatoes please, Sam. Yes, and I think a can of peas.» 90004
90003
The man turned and reached up behind him on the shelf for the peas. 90004
90003
«Patrick’s decided he’s tired and does not want to eat out tonight,» she told him.»We usually go out Thursdays, you know, and now he’s caught me without any vegetables in the house.» 90004
90003
«Then how about meat, Mrs. Maloney?» 90004
90003
«No, I’ve got meat, thanks. I got a nice leg of lamb from the freezer.» 90004
90003
«Oh.» 90004
90003
«I do not know much like cooking it frozen, Sam, but I’m taking a chance on it this time. You think it’ll be all right?» 90004
90003
«Personally,» the grocer said, «I do not believe it makes any difference. You want these Idaho potatoes?» 90004
90003
«Oh yes, that’ll be fine.Two of those. «90004
90003
«Anything else?» The grocer cocked his head on one side, looking at her pleasantly. «How about afterwards? What you going to give him for afterwards?» 90004
90003
«Well-what would you suggest, Sam?» 90004
90003
The man glanced around his shop. «How about a nice big slice of cheesecake? I know he likes that.» 90004
90003
«Perfect,» she said. «He loves it.» 90004
90003
And when it was all wrapped and she had paid, she put on her brightest smile and said, «Thank you, Sam.Goodnight. «90004
90003
«Goodnight, Mrs. Maloney. And thank you.» 90004
90003
And now, she told herself as she hurried back, all she was doing now, she was returning home to her husband and he was waiting for his supper; and she must cook it good, and make it as tasty as possible because the poor man was tired; and if, when she entered the house, she happened to find anything unusual, or tragic, or terrible, then naturally it would be a shock and she’d become frantic with grief and horror.Mind you, she was not expecting to find anything. She was just going home with the vegetables.
Mrs. Patrick Maloney going home with the vegetables on Thursday evening to cook supper for her husband. 90004
90003
That’s the way, she told herself. Do everything right and natural. Keep things absolutely natural and there’ll be no need for any acting at all. 90004
90003
Therefore, when she entered the kitchen by the back door, she was humming a little tune to herself and smiling. 90004
90003
«Patrick!» she called.»How are you, darling?» 90004
90003
She put the parcel down on the table and went through into the living room; and when she saw him lying there on the floor with his legs doubled up and one arm twisted back underneath his body, it really was rather a shock. All the old love and longing for him welled up inside her, and she ran over to him, knelt down beside him, and began to cry her heart out. It was easy. No acting was necessary. 90004
90003
A few minutes later she got up and went to the phone.She know the number of the police station, and when the man at the other end answered, she cried to him, «Quick! Come quick! Patrick’s dead!» 90004
90003
«Who’s speaking?» 90004
90003
«Mrs. Maloney. Mrs. Patrick Maloney.» 90004
90003
«You mean Patrick Maloney’s dead?» 90004
90003
«I think so,» she sobbed. «He’s lying on the floor and I think he’s dead.» 90004
90003
«Be right over,» the man said. 90004
90003
The car came very quickly, and when she opened the front door, two policeman walked in.She know them both-she know nearly all the man at that precinct-and she fell right into a chair, then went over to join the other one, who was called O’Malley, kneeling by the body. 90004
90003
«Is he dead?» she cried. 90004
90003
«I’m afraid he is. What happened?» 90004
90003
Briefly, she told her story about going out to the grocer and coming back to find him on the floor. While she was talking, crying and talking, Noonan discovered a small patch of congealed blood on the dead man’s head.He showed it to O’Malley who got up at once and hurried to the phone. 90004
90003
Soon, other men began to come into the house. First a doctor, then two detectives, one of whom she know by name. Later, a police photographer arrived and took pictures, and a man who know about fingerprints. There was a great deal of whispering and muttering beside the corpse, and the detectives kept asking her a lot of questions. But they always treated her kindly. She told her story again, this time right from the beginning, when Patrick had come in, and she was sewing, and he was tired, so tired he had not wanted to go out for supper.She told how she’d put the meat in the oven- «it’s there now, cooking» — and how she’d slopped out to the grocer for vegetables, and come back to find him lying on the floor. 90004
90003
Which grocer? «One of the detectives asked. 90004
90003
She told him, and he turned and whispered something to the other detective who immediately went outside into the street. 90004
90003
In fifteen minutes he was back with a page of notes, and there was more whispering, and through her sobbing she heard a few of the whispered phrases- «…acted quite normal … very cheerful … wanted to give him a good supper … peas … cheesecake … impossible that she … «90004
90003
After a while, the photographer and the doctor departed and two other men came in and took the corpse away on a stretcher. Then the fingerprint man went away. The two detectives remained, and so did the two policeman. They were exceptionally nice to her, and Jack Noonan asked if she would not rather go somewhere else, to her sister’s house perhaps, or to his own wife who would take care of her and put her up for the night.90004
90003
No, she said. She did not feel she could move even a yard at the moment. Would they mind awfully of she stayed just where she was until she felt better. She did not feel too good at the moment, she really did not. 90004
90003
Then had not she better lie down on the bed? Jack Noonan asked. 90004
90003
No, she said. She’d like to stay right where she was, in this chair. A little later, perhaps, when she felt better, she would move. 90004
90003
So they left her there while they went about their business, searching the house.Occasionally on of the detectives asked her another question. Sometimes Jack Noonan spoke at her gently as he passed by. Her husband, he told her, had been killed by a blow on the back of the head administered with a heavy blunt instrument, almost certainly a large piece of metal. They were looking for the weapon. The murderer may have taken it with him, but on the other hand he may have thrown it away or hidden it somewhere on the premises. 90004
90003
«It’s the old story,» he said. «Get the weapon, and you’ve got the man.»90004
90003
Later, one of the detectives came up and sat beside her. Did she know, he asked, of anything in the house that could’ve been used as the weapon? Would she mind having a look around to see if anything was missing-a very big spanner, for example, or a heavy metal vase. 90004
90003
They did not have any heavy metal vases, she said. 90004
90003
«Or a big spanner?» 90004
90003
She did not think they had a big spanner. But there might be some things like that in the garage. 90004
90003
The search went on.She knew that there were other policemen in the garden all around the house. She could hear their footsteps on the gravel outside, and sometimes she saw a flash of a torch through a chink in the curtains. It began to get late, nearly nine she noticed by the clock on the mantle. The four men searching the rooms seemed to be growing weary, a trifle exasperated. 90004
90003
«Jack,» she said, the next tome Sergeant Noonan went by. «Would you mind giving me a drink?» 90004
90003
«Sure I’ll give you a drink.You mean this whiskey? «90004
90003
«Yes please. But just a small one. It might make me feel better.» 90004
90003
He handed her the glass. 90004
90003
«Why do not you have one yourself,» she said. «You must be awfully tired. Please do. You’ve been very good to me.» 90004
90003
«Well,» he answered. «It’s not strictly allowed, but I might take just a drop to keep me going.» 90004
90003
One by one the others came in and were persuaded to take a little nip of whiskey. They stood around rather awkwardly with the drinks in their hands, uncomfortable in her presence, trying to say consoling things to her.Sergeant Noonan wandered into the kitchen, come out quickly and said, «Look, Mrs. Maloney. You know that oven of yours is still on, and the meat still inside.» 90004
90003
«Oh dear me!» she cried. «So it is!» 90004
90003
«I better turn it off for you, had not I?» 90004
90003
«Will you do that, Jack. Thank you so much.» 90004
90003
When the sergeant returned the second time, she looked at him with her large, dark tearful eyes. «Jack Noonan,» she said. 90004
90003
«Yes?» 90004
90003
«Would you do me a small favor-you and these others?» 90004
90003
«We can try, Mrs.Maloney. «90004
90003
«Well,» she said. «Here you all are, and good friends of dear Patrick’s too, and helping to catch the man who killed him. You must be terrible hungry by now because it’s long past your suppertime, and I know Patrick would never forgive me, God bless his soul, if I allowed you to remain in his house without offering you decent hospitality. Why do not you eat up that lamb that’s in the oven. It’ll be cooked just right by now. » 90004
90003
«Would not dream of it,» Sergeant Noonan said.90004
90003
«Please,» she begged. «Please eat it. Personally I could not tough a thing, certainly not what’s been in the house when he was here. But it’s all right for you. It’d be a favor to me if you’d eat it up. Then you can go on with your work again afterwards. » 90004
90003
There was a good deal of hesitating among the four policemen, but they were clearly hungry, and in the end they were persuaded to go into the kitchen and help themselves. The woman stayed where she was, listening to them speaking among themselves, their voices thick and sloppy because their mouths were full of meat.90004
90003
«Have some more, Charlie?» 90004
90003
«No. Better not finish it.» 90004
90003
«She wants us to finish it. She said so. Be doing her a favor.» 90004
90003
«Okay then. Give me some more.» 90004
90003
«That’s the hell of a big club the gut must’ve used to hit poor Patrick,» one of them was saying. «The doc says his skull was smashed all to pieces just like from a sledgehammer.» 90004
90003
«That’s why it ought to be easy to find.» 90004
90003
«Exactly what I say.» 90004
90003
«Whoever done it, they’re not going to be carrying a thing like that around with them longer than they need.»90004
90003
One of them belched. 90004
90003
«Personally, I think it’s right here on the premises.» 90004
90003
«Probably right under our very noses. What you think, Jack?» 90004
90003
And in the other room, Mary Maloney began to giggle.
90004

90003
Back to Top
90004
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.