Субъективность это искусство или наука: «Как понять, что объективно, а что субъективно?» – Яндекс.Кью

Содержание

Искусство объективно или субъективно? — Люди Роста

Этот вопрос имеет три составляющих:

  1. есть понятие о субъективности в философии;
  2. есть идея субъективности в истории искусства;
  3. есть рассмотрение искусства в социальных науках.

1. Эстетика

Первое и главное состоит в том, что «мы не знаем». Вопрос субъективности и объективности искусства лежит в области философии эстетики, и упирается в реальность универсалий. Проблема универсалий не решена, и по-видимому не будет.

Реальны ли числа? Мы не знаем. Что насчет равностороннего треугольника? Мы знаем, что он существует математически, и что физические модели, построенные на его основе, работают. Но существует ли он в том смысле, в котором существует Эйфелева башня? Рисунки Эйфелевой башни? Образ Эйфелевой башни в народном фольклоре?

Если эти вопросы кажутся кому-то праздными и высосанными из пальца, то боюсь что они лежат в корне всей западной философии, восходят к пифагорейцам, Платону, христианской теологии и картезианскому дуализму. Они непраздны как минимум потому, что по цепочке касаются того, существуют ли, например, справедливость, милосердие или свобода воли. А если нет, на чем в таком случае основаны конституция, законодательство и судебная власть, если в идеале мы ждем от них именно справедливости, милосердия и уважения к свободе воли?

Аналогичным образом дело обстоит с красотой. Возможно, универсальной красоты не существует, и она есть только в глазах смотрящего. Возможно, она существует онтологически, но недостижима. Возможно, она проявляется только в практической реализации, как власть проявляет себя в момент исполнения власти. Концепций красоты очень много, единой теории эстетики на сегодняшний день не существует и не предвидится.

Конечно, рядовой зритель судит об это вопросе не вдаваясь в теорию, но эти суждения не всегда однозначны.

К примеру, считаете ли вы, что в искусстве бывают периоды возрождения и упадка? Люди часто называют европейский 19-й век вершиной западного (если не мирового) искусства, но это предполагает позицию эстетического реализма, подразумевающего существование идеальной платоновской красоты, так что искусство, если оно ставит себе задачей воплощение и достижение этой красоты, опять-таки объективно. Объективность является неизбежным требованием любого обоснования прогресса.

Эстетический реализм также неизбежно подразумевает, что на индивидуальное восприятие всем насрать. Картины будут лучше или хуже в зависимости от близости к идеалу.

Правда в том, что мы не знаем. На самом деле, на этом можно было бы и закончить, но позиция незнания часто вызывает у людей дискомфорт, поэтому перейдем к истории.

2. История

Великая ирония в том, что идея субъективности искусства принадлежит художникам, и она была впервые озвучена в первой половине 20-го века.

Вдумайтесь: 10 тысяч лет истории, и субъективность искусства возникает только сто лет назад. Даже если она приходила кому-то в голову, никто не воспринимал её всерьёз настолько, чтобы это где-нибудь записать. Рядовой зритель охотно признает, что да, конечно его личное восприятие имеет в этом вопросе первостепенную важность — не зная, что ест со стола ранних авангардистов, о которых он же при случае говорил, что его дочь нарисует лучше.

Как бы, ничего уникального в субъективности тут нет: идею о том, что художники создают что-то новое, впервые высказали в конце 17-го века. Идею что в искусстве нет правил впервые высказал Гойя в конце 18-го, и после ее независимо от Гойи переоткрыли романтики. Мысль о творчестве как о самовыражении пришла в силу уже при Раскине, то есть во второй половине 19-го века. Практически всем современным понятиям об искусстве не больше двухсот лет. Их все кто-то придумал, и субъективность тоже.

Причина, по которой эта идея субъективности появилась именно в этот момент и именно в этой форме — связана, в числе прочего, с тем, что сами художники начали делать искусство, рассчитанное на субъективное восприятие. Апогей этого принципа был реализован абстрактными экспрессионистами — Ротко, Поллоком, Митчелл и прочими — хотя даже они использовали великое множество сугубо контекстуальных вещей, которые если не необходимо, то как минимум стоит знать при изучении их работ.

Со всеми остальными это вообще не прокатит. Ни импрессионисты, ни романтики, ни Да Винчи и Микеланджело, ни средневековые графики, ни античные скульпторы не поминали восприятие как что-то самоценное и тем более первостепенно важное.

Искусство всю дорогу было о форме. Оно и сейчас о форме — уже к 1970-м минималисты вновь клали на зрительское восприятие большой художественный хуй.

Другое дело что формалистический анализ не подразумевает эстетического реализма. Он оперирует поиском паттернов, взаимосвязью с традицией, аллюзиями на уже существующие исторические понятия о прекрасном. Ничему из этого не обязательно быть привязанными к платоновской красоте, оно становится лучше или хуже внутри великого диалога. Иерархию сущего в таком раскладе решают искусствоведы, критики, музейные кураторы и сами художники, обаладющие наибольшим влиянием на процесс. Ван Гог не попал в музей за большую любовь публики — он попал туда усилиями коллег.

Итак, с позиции философии субъективность упирается в проблему универсалий, с позиции исторического искусствоведения она оказывается не более чем одной из множества идей. Выбор так себе — но к счастью, мы как раз подходим к социальным наукам.

3. Социальные науки

Так вот, в 1960-х произошла интересная вещь: великое множество наук начало заниматься массами. История и археология сместились с изучения великих личностей на изучение бытовой жизни рядовых египтян, римлян, греков, китайцев и т.д. Антропология выработала методику культурного субъективизма при изучении малознакомых культур («важно не что это значит для нас, важно что это значит для них»). Даже поведенческая экономика входила в расцвет приблизительно в это же время.

Аналогичным образом, искусствоведение сместило фокус с авторского замысла на зрительскую рецепцию. Не личную, не индивидуальную — но на восприятие тех или иных образов в определенном культурном срезе. Не потому что эти восприятия равноценны, и не потому что они первостепенны. Просто потому что они существуют. Именно отсюда берут начало постколониальная, феминистическая, квир теория и т.п. с белый человек и черный человек будут читать «Робинзона Крузо» очень по-разному.

Иными словами, субъективность искусства подчеркивает одну очень банальную вещь: художник не контролирует зрительское восприятие. Он может поместить главную смысловую часть в самый центр и самым легко достижимым образом, и зритель может даже ее увидеть, но все равно может интерпретировать все по-своему. Это не хорошо и не плохо, это просто механика.

Это никак не отменяет объективные свойства работы: время написания, исторический контекст, авторство и все, что художник успел при жизни о ней сказать. Это также не отменяет сугубо формалистского подхода, пытающегося подобраться к эстетическому реализму настолько, насколько это вообще возможно. Это вообще ничего не отменяет, это просто раздвигает рамки критериев.

Но нужно понимать и то, что этот подход не снимает, к примеру, этической стороны дела. Неонацисты, как социальная группа, рассматриваются в нем на одних правах с пережившими концлагеря. «Jedem das Seine» будет восприниматься одними как один из символов тысячелетнего Райха, другими — как гимн промышленного уничтожения невиновных. Эти восприятия не изменить и не перезаписать, в то время как объективно «Jedem das Seine» это просто кантата Баха.

Субъективность — Википедия. Что такое Субъективность

Субъекти́вность — это выражение представлений человека (мыслящего субъекта) об окружающем мире, его точки зрения, чувства, убеждения и желания.

В философии термин обычно противопоставляется объективности[1][2].

Квалиа

Субъективность может относиться к конкретной, отличной от других интерпретации любого аспекта опыта. Опыт всегда является уникальным для человека, испытывающего его, его квалиа, которые существуют только в сознании этого человека. Хотя источник опыта объективен и доступен для каждого, (как, например, каждому доступна длина волны конкретного луча света), опыт сам по себе доступен только для субъекта (качество света — его цвет).

Субъективность часто встречается в теоретических построениях, измерениях и концепциях, против воли тех, кто пытается быть объективным, и в большинстве областей целью является вопрос удаления субъективности из научных или математических утверждений и экспериментов. Во многих научных областях, таких как физика, биология, информатика, химия пытаются устранить субъективность из своей методологии, теории и результатов, и это сегодня составляет значительную часть процесса исследования в этих областях.

Несмотря на это, субъективность является единственным способом, с помощью которого мы познаём мир, математически, научными методами или иным способом. Мы разделяем субъективность на общечеловеческую и индивидуальную, и все теории и философские концепции, которые формируют наше понимание математики, науки, литературы, любое понятие, которое мы имеем о мире, основано на общечеловеческой или индивидуальной точке зрения. Субъективность внутри нас является только истиной, несмотря на предположение о субъективности «истины», которое мы делаем. Создание мировоззрения внутри нас является субъективным, наряду с существованием концепции открытия или создания идей.

Этот термин противопоставляется понятию объективности, которое используется для описания общечеловеческого представления Вселенной в том виде, как она есть, с позиции, свободной от человеческого восприятия и влияния, без общечеловеческого культурного вмешательства, прошлого опыта и независимо от ожидаемого результата.

См. также

Примечания

Литература

  • Ned Block|Block, Ned; Flanagan, Owen J.; & Gzeldere, Gven (Eds.) The Nature of Consciousness: Philosophical Debates. Cambridge, MA: MIT Press. ISBN 978-0262522106
  • Bowie, Andrew (1990). Aesthetics and Subjectivity : From Kant to Nietzsche. Manchester: Manchester University Press.
  • Dallmayr, Winfried Reinhard (1981). Twilight of Subjectivity: Contributions to a Post-Individualist Theory Politics. Amherst, MA: University of Massachusetts Press.
  • Ellis, C. & Flaherty, M. (1992). Investigating Subjectivity: Research on Lived Experience. Newbury Park, CA: Sage. ISBN 978-0803944961
  • Farrell, Frank B. Farrell (1994). Subjectivity, Realism, and Postmodernism: The Recovery of the World in Recent Philosophy. Cambridge — New York: Cambridge University Press.

Субъективность — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Субъекти́вность — это выражение представлений человека (мыслящего субъекта) об окружающем мире, его точки зрения, чувства, убеждения и желания.

В философии термин обычно противопоставляется объективности[1][2].

Квалиа

Субъективность может относиться к конкретной, отличной от других интерпретации любого аспекта опыта. Опыт всегда является уникальным для человека, испытывающего его, его квалиа, которые существуют только в сознании этого человека. Хотя источник опыта объективен и доступен для каждого, (как, например, каждому доступна длина волны конкретного луча света), опыт сам по себе доступен только для субъекта (качество света — его цвет).

Субъективность часто встречается в теоретических построениях, измерениях и концепциях, против воли тех, кто пытается быть объективным, и в большинстве областей целью является вопрос удаления субъективности из научных или математических утверждений и экспериментов. Во многих научных областях, таких как физика, биология, информатика, химия пытаются устранить субъективность из своей методологии, теории и результатов, и это сегодня составляет значительную часть процесса исследования в этих областях.

Несмотря на это, субъективность является единственным способом, с помощью которого мы познаём мир, математически, научными методами или иным способом. Мы разделяем субъективность на общечеловеческую и индивидуальную, и все теории и философские концепции, которые формируют наше понимание математики, науки, литературы, любое понятие, которое мы имеем о мире, основано на общечеловеческой или индивидуальной точке зрения. Субъективность внутри нас является только истиной, несмотря на предположение о субъективности «истины», которое мы делаем. Создание мировоззрения внутри нас является субъективным, наряду с существованием концепции открытия или создания идей.

Этот термин противопоставляется понятию объективности, которое используется для описания общечеловеческого представления Вселенной в том виде, как она есть, с позиции, свободной от человеческого восприятия и влияния, без общечеловеческого культурного вмешательства, прошлого опыта и независимо от ожидаемого результата.

См. также

Примечания

Литература

  • Ned Block|Block, Ned; Flanagan, Owen J.; & Gzeldere, Gven (Eds.) The Nature of Consciousness: Philosophical Debates. Cambridge, MA: MIT Press. ISBN 978-0262522106
  • Bowie, Andrew (1990). Aesthetics and Subjectivity : From Kant to Nietzsche. Manchester: Manchester University Press.
  • Dallmayr, Winfried Reinhard (1981). Twilight of Subjectivity: Contributions to a Post-Individualist Theory Politics. Amherst, MA: University of Massachusetts Press.
  • Ellis, C. & Flaherty, M. (1992). Investigating Subjectivity: Research on Lived Experience. Newbury Park, CA: Sage. ISBN 978-0803944961
  • Farrell, Frank B. Farrell (1994). Subjectivity, Realism, and Postmodernism: The Recovery of the World in Recent Philosophy. Cambridge — New York: Cambridge University Press.

О субъективности объективной науки — Студопедия

Наука существует только в человеке. Знание — это то, что субъективно принимается и может быть сообщено только тем, кто субъективно готов принять сообщение. Наука осуществляется только людьми, находящимися в поисках ценностей, имеющих для них смысл.. Этапы научного исследования:

A. Творческий период

Человек стремится к цели, имеющей личное значение. Он погружается в соответствующий опыт, его погружение — полное и субъективное. Он начинает чувствовать область своего исследования, живет ею, организмически реагирует на нее в форме отношений, отсутствующих в его сознании. Появляется чувство направления, неясная формулировка отношений, до этого неосознанных. От нее отсекается все лишнее, из этого рождается гипотеза — утверждение, основанное на личной вере и предчувствии. Это наиболее важная стадия научного поиска.

B. Сверка с реальностью.

Чтобы исключить возможность самообмана, в процессе наблюдения используют элементы предосторожности — все сложные методы, накопленные наукой. Математические методы помогают делать разумные выводы. Научные методы существуют, чтобы найти соответствие между субъективным чувством, догадкой или гипотезой человека и объективной действительностью. НО все важные выборы ученый производит субъективно: выбор гипотезы, контрольной группы, статистического анализа, доверие к результатам.

C. Полученные данные.

Если ученый в какой-то степени пытается доказать что-то не себе, а кому-то еще, значит он использует науку для защиты от угрозы своей личности. Он не дает ей возможность играть свою творческую роль — служить человеку.



Иногда ученый не верит своим данным, так как больше доверяет своей интуиции, чем методам науки. Некоторые открытия были обязаны такому неверию, хотя оно может привести и к ошибке. В любом случае — это свидетельство субъективности науки.

D. Передача научных данных.

Имеются лишь гипотетические убеждения, существующие субъективно во многих людях. Если эти убеждения не гипотетичны, то это догма, а не наука. Если же никто, кроме исследователя данным не верит, то это или результат аномальной личности, или истина, открытая гением.

E. Использование науки.

Это дело субъективного выбора. Насколько человек своими защитными реакциями закрыл для осознания сферы своего опыта, настолько онболее склонен делать асоциальный выбор. Наука не может нам угрожать, это делают люди. Но люди, вооруженные средствами, полученными от науки, способны на многие разрушения.

? Искусство или наука?

Вы оптимист или пессимист?

Людей обычно делят на две категории. Они либо оптимистичны, либо пессимистичны. Ваш оптимизм или пессимизм формируют ваше мировоззрение. Вы видите стакан наполовину пустым или наполовину полным, и именно так вы описываете свое положение в жизни. Пройдите этот тест, чтобы определить, являетесь ли вы наполовину пустым или наполовину полным типом людей. Может ли человек быть слишком оптимистичным? Проходя этот тест, вы можете подумать, что хотите, чтобы вас оценили как полностью оптимистичного человека.Вы можете быть удивлены, узнав, что оптимальный результат находится где-то посередине. Вы не хотите быть полностью оптимистичным или полностью пессимистичным. Ни один из них не дает реалистичного взгляда на мир. Например, если вы настроены на 100 процентов оптимистично, вы думаете, что все будет всегда и всегда идти своим путем. Каждый человек, с которым вы встречаетесь, влюбится в вас. Вы будете проходить каждое собеседование. Вы получите каждое повышение, о котором просите. Из-за этого вы не будете работать над тем, что хотите, потому что уверены, что все равно это получите.То же самое и с пессимистами. Они настолько уверены, что ничего не получат, что не работают над этим. Они думают, что свидание не получится, поэтому не одеваются к нему. Они уверены, что не проведут собеседование, поэтому не готовятся и знают, что начальник не повысит им зарплату, поэтому они даже не просят. Когда люди настроены слишком оптимистично или слишком пессимистично, они живут за пределами реальности. Вы хотите быть где-то посередине. Вы хотите получить хорошую дозу оптимизма, но в то же время хотите твердо стоять на ногах.Вы можете изменить людей говорят, что вы рождены оптимистом или пессимистом, но вы можете измениться. После того, как вы пройдете тест, просмотрите свои результаты и, если вы хотите внести изменения, работайте над ними. Вы не застряли как оптимист или пессимист. Вы можете быть тем, кем хотите быть. Используйте викторину как руководство, когда станете лучше. Начните викторину прямо сейчас, чтобы узнать больше о себе. Внимательно переходите к вопросам, чтобы определить, видите ли вы стакан наполовину пустым, наполовину полным или где-то посередине.

.

Субъективность и самость | MIT Press

  • В этой очень своевременной книге Дэн Захави предлагает множество освещающих дискуссий, сосредоточенных на интегрированном исследовании себя, самосознания и опыта, которые серьезно относятся к личностным или субъективным измерениям сознания. Глубоко укоренившись в философской феноменологии австро-германской и французской традиций, но также участвуя в критическом диалоге с современной философией разума, психологией развития и психиатрией, он мастерски развивает свой случай, ставя точные вопросы и тщательно оценивая аргументы для возможных ответов. .

    Эдуард Марбах

    Профессор феноменологии и философии разума, Бернский университет, Швейцария

  • Эта работа делает огромный шаг вперед в применении феноменологической философии к современным проблемам философии разума и когнитивной науки. Это очень важная работа, которой никто, занимающийся философией и наукой о сознании, не может позволить себе пренебречь.

    Эван Томпсон

    Профессор, факультет философии, Университет Торонто

  • Книга Захви — ценный вклад в текущее междисциплинарное обсуждение сознания.Простым и прямым языком он дает нам полное феноменологическое исследование субъективности и самости.

    Дэвид Карр

    Чарльз Ховард Кэндлер Профессор философии, Университет Эмори

  • Захави представляет критический феноменологический отчет о субъективности опыта, который показывает, что феноменология — это не просто описание, а анализ, который может способствовать объяснению сознания, самости и интерсубъективности.Ловко придерживаясь цели, Захави бросает вызов теории представлений более высокого порядка и стандартным подходам теории разума к социальному познанию. Он оригинальным образом расширяет феноменологическую оболочку и выходит за рамки традиционной аналитической философии разума и более поздних направлений мысли, взятых из когнитивных наук. К списку классических феноменологов, от которых черпает Захави, нужно добавить еще одного: самого Захави.

    Шон Галлахер

    Профессор и заведующий кафедрой философии Университета Центральной Флориды

  • .

    Дизайн — это не наука, искусство или инженерия | Шерри Ву

    Sherry Wu

    У меня был этот разговор со старой парой во время поездки в Сиэтл.

    Пара: Так что ты делаешь, Шерри?

    Я: Я дизайнер продукции.

    Пара: Потрясающе! Вы занимаетесь искусством!

    Я: (теплая улыбка) Не совсем. Я не занимаюсь дизайном как художник. Я разрабатываю функциональность продукта, рабочий процесс и интерфейс, чтобы сделать продукт простым в использовании.

    Пара: Круто… Похоже на инженерное дело.Вы пишете код?

    Я: (неловкая улыбка) Ну, я не пишу код, как инженер…

    Может быть, эта история показывает, что я не умею объяснять (хотелось бы, чтобы я мог сделать лучше), но путаница с настройками Дизайн, помимо науки, искусства и инженерии, довольно распространен среди людей.

    Что, черт возьми, такое дизайн? Ниже приводится список резюме некоторых книг, которые я прочитал, насколько я понимаю. Библиография в конце.

    1. Феномен исследования

    Наука: мир природы

    Искусство: человеческий опыт

    Дизайн: искусственный мир

    2.Соответствующие методы

    Наука: управляемый эксперимент, классификация, анализ

    Искусство: аналогия, метафора, оценка

    Дизайн: моделирование, формирование паттернов, синтез

    3. Ценности

    Наука: объективность, рациональность, нейтральность, и забота о «истине»

    Искусство: субъективное воображение, приверженность и забота о «справедливости»

    Дизайн: практичность, изобретательность, сочувствие и забота о «уместности»

    4.Сущность

    Наука: поиск сходства между разными вещами

    Искусство: поиск различий между похожими вещами

    Дизайн: создание выполнимых «целых» из невозможных «частей»

    Найджел Кросс в своей книге « Дизайнерские пути» of Knowing (2007) , говорит: «Все, что нас окружает, было спроектировано. Фактически, дизайнерские способности — одно из трех фундаментальных измерений человеческого интеллекта. Дизайн, наука и искусство образуют отношения «И», а не «ИЛИ», создавая невероятные когнитивные способности человека.

    Кроме того, он отметил, что легче противопоставить науку и искусство, чем определить соответствующие сопоставимые концепции в дизайне. Это может быть признаком недостатка нашего языка и концепций в дизайне.

    5. Мышление и действие

    Наука: вербальное мышление, числовое, литературное; распознавание образов, исследование существующих форм, аналитика

    Дизайн: невербальное мышление, графический; синтез паттернов, исследование новых форм, конструктив

    Следующие цитаты из Designerly Ways of Knowing (Найджел Кросс, 2007) прекрасно показали, чем дизайн отличается от науки с точки зрения их методов и направлений:

    «Научный метод — это модель поведения при решении проблем, используемая для выяснения природы того, что существует, тогда как метод проектирования — это модель поведения, используемая при изобретении ценных вещей, которые еще не существуют.Наука аналитична; дизайн конструктивен ». Грегори, 1966

    «Естественные науки озабочены тем, как обстоят дела… Дизайн, с другой стороны, занимается тем, как вещи должны быть». Саймон, 1969

    «Основывать теорию дизайна на несоответствующих парадигмах логики и науки — значит совершить серьезную ошибку. Логика интересуется абстрактными формами. Наука исследует существующие формы. Дизайн порождает новые формы ». Март 1976 г.

    6. Решить проблему

    Ученые: сфокусированные на проблеме, анализ

    Дизайнеры: сфокусированные на решении, синтез

    Найджел сделал обзор исследования поведения дизайнера, в котором сравнивались стратегии решения проблем дизайнеров и ученых.Краткое изложение результатов:

    «Существенное различие между этими двумя стратегиями состоит в том, что в то время как ученые сосредоточили свое внимание на обнаружении правила, архитекторы были одержимы достижением желаемого результата. Ученые приняли в целом стратегию, ориентированную на проблемы, а архитекторы — стратегию, ориентированную на решение… Эти эксперименты предполагают, что ученые решают проблемы путем анализа, а дизайнеры решают проблемы путем синтеза ».

    7. Искусство против дизайна

    Искусство: выражение человеческих эмоций и опыта, ценимое за красоту или эмоциональную силу

    Дизайн: выражение цели, решение проблем в реальном мире, ценимое за решение человеческих проблем

    Дизайн часто неправильно понимают как искусство.Однако по назначению они очень разные. Искусство — это выражение человеческих эмоций и опыта; его ценят за красоту или эмоциональную силу. Дизайн — это выражение цели и ценится за решение проблем.

    Во многих случаях результаты дизайна могут иметь художественный вид, что необходимо для визуальной привлекательности. Искусство играет здесь роль «прикладного искусства» — приложения искусства для создания эстетически привлекательных продуктов. Это не меняет цели дизайна, поскольку эстетическая потребность может быть целью дизайна.В этом случае эстетическое выражение обращается к потребностям людей, а не к индивидуальному выражению.

    8. Проектирование и дизайн

    Инжиниринг: решение проблем между частями и частями в искусственном мире

    Дизайн: решение проблем между человеком и искусственным миром

    Проектирование или дизайн? Или инженерное проектирование? Не путайте больше. До того, как дизайн стал отраслевой профессией, инженеры выполняли проектную работу, которая называлась «инженерное проектирование».Затем инженерия и дизайн разделились, потому что возросла потребность в дизайне и расширились возможности, особенно по мере того, как дизайн становится ориентированным на человека. Теперь инженерия и дизайн работают бок о бок с разными направлениями: инженерия решает проблемы между частями и частями в искусственном мире; дизайн решает проблемы между человеком и искусственным миром.

    9. Инновации и дизайн

    Инновации: создание новых инструментов

    Дизайн: используйте инструменты для решения проблем в реальном мире

    Дизайн — это то же самое, что инновации? Не обязательно.Дизайн удовлетворяет потребности. Дизайн может привести к появлению нового инструмента или инновации или использованию существующих инструментов для решения проблем.

    Инновации — это не дизайн. Технологический или научный прорыв может произойти, но это не относится к реальному варианту использования. Это дизайн, соединяющий проблему и решение, или применение инноваций в использовании.

    10. Дизайн и дизайн-мышление

    Дизайн: процесс определения функции, формы или внешнего вида чего-либо, обычно путем создания подробных визуализаций или моделей

    Дизайн-мышление: использование методов проектирования для решения проблем, которые могут быть вне сферы типичных проблем дизайна

    Дизайн и дизайнерское мышление настолько близки друг другу, что кажутся нам сбивающими с толку.На самом деле они разные, и разница очень проста и очевидна: дизайн — это процесс выполнения; Дизайн-мышление — это образ мышления.

    11. Цель дизайна

    Прошлое: формирование объекта

    Сейчас: формирование поведения

    В прошлом дизайн играл важную роль в промышленном дизайне и архитектуре, поскольку он формировал предметы — стулья, пачки сигарет, здания и т. Д. В результате цифровой революции люди живут в смеси искусственного и естественного мира, который неумолимо меняется под воздействием технологий.Это вызывает потребность в психологии и социологии в дизайне, что приводит дизайн к новой роли — формированию поведения.

    12. Дизайн-образование

    Прошлое: профессиональное обучение, профессиональное

    Будущее: образование как дисциплина, общее образование (например, науки и искусство)

    До индустриального общества дизайнерское образование не существовало. Во многом это было основано на ученичестве. Студенты работали в тесном сотрудничестве с мастером и изучали навыки и методы для выполнения задания.Поэтому дизайн часто рассматривался как навык.

    Со времени промышленной революции теория и методология проектирования претерпели значительные изменения. Однако школы дизайна — это в первую очередь подготовка к карьере или подготовка к работе в промышленности.

    Дизайн-образование уже стало большой тенденцией и станет третьей частью общего образования с двумя уже сложившимися областями — наукой и искусством. Дизайн будет признан важнейшей познавательной способностью; Дизайн-образование будет тренировкой «мышления» для решения проблем в реальном мире и будет уделять больше внимания философии и морали дизайна.

    .

    Понимание субъективности в науке о данных | автор: KaylaMatthews

    В идеальном мире специалисты по обработке данных исключили бы субъективность из своих выводов при изучении результатов.

    Однако предвзятость закрадывается еще до того, как люди осознают, что происходит. Осведомленность о возможной субъективности позволяет исследователям работать над ее минимизацией и не публиковать свою работу, пока не будут относительно уверены в ее максимальной объективности.

    Люди подвержены ошибкам

    Существует распространенное мнение, что простое использование инструментов больших данных в исследованиях устраняет предвзятость.Но, хотя эти достижения объединяют многочисленные потоки информации для анализа, люди по-прежнему участвуют в сборе данных на различных этапах процесса, а люди, естественно, субъективны.

    В исследовании, проведенном в сентябре 2016 г., была сделана надежда на использование больших данных для создания всеобъемлющей коллекции событий, затронувших цивилизации по всему миру. Было обнаружено, что системы, базирующиеся в Соединенных Штатах и ​​Латинской Америке, редко дублируют одни и те же обстоятельства, считая их значительными.

    Это потому, что даже самые надежные и интеллектуальные инструменты для работы с большими данными поддерживают людей, особенно тех, кто обучает платформы обработки данных. Поскольку люди не являются беспристрастными существами, даже несмотря на то, что наука о данных может устранить некоторую субъективность, люди обладают ею от природы.

    Больше данных облегчает поиск подтверждающих материалов

    Люди демонстрируют предвзятость подтверждения, т. Е. Тенденцию искать вещи, которые поддерживают точку зрения, игнорируя противоречивую информацию.

    Достижения в области науки о данных потенциально ухудшают эту характеристику, предоставляя людям доступ к огромным объемам данных, тем самым повышая вероятность того, что они найдут материал, подтверждающий их мнение, если они только достаточно внимательно посмотрят.

    Если это произойдет, они могут найти информацию, которая подталкивает исследование в одном направлении, игнорируя противоположные выводы, которые приводят к совершенно иному выводу.

    Субъективные данные — переменные

    Люди получают субъективные данные, общаясь с другими. Они также могут собирать его, делая предположения и суждения, основанные на общении. Таким образом, характеристики данных могут варьироваться от человека к человеку или даже меняться в зависимости от того, как один человек себя чувствует в данный момент времени.

    Напротив, объективные данные исходят из поддающихся проверке фактов или событий и имеют согласованность даже из нескольких источников.

    В то время как субъективные данные включают в себя элемент личной интерпретации, объективные данные в первую очередь зависят от использования точных деталей для подтверждения того, что произошло или что кто-то предполагает.

    Субъективность не всегда бывает отрицательной. Например, кто-то может субъективно изменить сопоставленные данные, которые показывают территории продаж или аналогичную информацию, чтобы поддержать потребности компании и сделать статистику более доступной для заинтересованных сторон.

    Однако люди, использующие картографические данные для объяснения вещей, должны тщательно объяснять переменные, которые в противном случае могли бы заставить людей прийти к неверным выводам.

    Например, систематическая ошибка выборки часто проявляется в исследованиях, когда собранная выборка неадекватно отражает совокупность в целом.

    Они могут использовать пояснительные примечания к самой карте, чтобы уточнить размер выборки и методы, используемые для сбора информации. Эти дополнительные идеи дают людям знания, необходимые для принятия обоснованных выводов.

    Субъективность может игнорировать важные реалии

    Как упоминалось ранее, люди склонны сосредотачиваться на материале, который поддерживает их убеждения, и игнорировать то, что не соответствует действительности. Иногда из-за этой проблемы специалисты по данным не замечают скрытых результатов своих исследований.

    Более бедные общины с недостаточным уровнем обслуживания особенно подвержены риску стать жертвами этой проблемы. Например, приложение для смартфонов Street Bump позволяет жителям Бостона сообщать о выбоинах, когда они сталкиваются с ними.Идея заключалась в том, чтобы коллективная информация из приложения позволяла местным инфраструктурам знать, где существуют самые серьезные проблемы, и эта концепция имеет смысл.

    Однако как насчет людей из сообществ с низким доходом, которые могут жить в местах с выбоинами, но не могут позволить себе смартфон, который требуется приложению для облегчения процесса отчетности?

    Ухудшают ли большие данные расовые предубеждения?

    Полицейские управления все чаще полагаются на большие данные, чтобы делать прогнозы о будущих преступлениях и выяснять, как лучше всего распределить своих сотрудников по нескольким районам.

    Однако аналитики отмечают, что в правоохранительных органах широко распространены расовые предубеждения. Исследования показывают, что полиция с меньшей вероятностью остановит белых людей, чем афроамериканцев и латиноамериканцев, даже если эти две группы демонстрируют одинаковое поведение.

    Вместо того, чтобы просто верить в точность выводов больших данных, сотрудники правоохранительных органов должны оценить все характеристики входных данных и определить, могут ли их аспекты обучать алгоритмы, подчеркивающие и закрепляющие расовую предвзятость.

    Такое могло случиться даже без платформы больших данных. Например, офицер в определенной юрисдикции может заявить: «Мой опыт говорит о том, что я арестовываю больше афроамериканцев, чем кавказцев за тяжкие преступления», и коллега может сказать то же самое.

    Однако более пристальный взгляд на статистику может показать, что афроамериканцы составляют небольшую часть этой незаконной деятельности, но офицеры слишком полагались на личный опыт, чтобы делать свои выводы объективными.

    Работа над сокращением необъективных больших данных

    Невозможно избавиться от субъективизма в информации, с которой специалисты по данным работают каждый день.

    Однако ответственный специалист по данным должен осознавать, что такие предубеждения существуют, и сознательно пытаться минимизировать их, исследуя менее очевидный аспект данных или отвечая на чрезвычайно важный вопрос: «Я что-то упускаю из виду?»

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.