Стихи рождественского: Роберт Рождественский стихи: Читать стихотворения Рождественского Роберта Ивановича онлайн

Содержание

Все стихи Роберта Рождественского

Две главы из поэмы «До твоего прихода»

 

1. Когда уезжал…

 

Позабылись дожди,

                  отдыхают ветра…

Пора…

 

И вокзал обернётся, –

                      руки в бока, –

пока!

 

На перроне озябшем

                   нет ни души…

Пиши…

 

Мы с тобою одни на планете пустой.

Постой…

Я тебя дожидался,

                  звал,

                        повторял,

терял!

 

И висела над нами,

                   будто звезда,

беда.

 

Так уходят года,

                 так дрожат у виска

века…

 

По тебе и по мне грохочет состав…

Оставь!

 

Эти – губы твои,

                 движенье ресниц, –

не снись!

 

На рассвете косом,

                   в оголтелой ночи

молчи.

 

Разомкни свои руки,

                    перекрести…

Прости!

 

И спокойно –

              впервые за долгие дни –

усни. 

 

4. Когда любил…

 

Люб-

(Воздуха!

         Воздуха!

               Самую малость бы!

                        Самую-самую…)

лю!

(Хочешь, –

       уедем куда-нибудь

                        заново,

                        замертво,

                        за море?..)

Люб-

(Богово – богу,

          а женское – женщине

                        сказано,

                        воздано.)

лю!

(Ты покорёная.

          Ты непокорная…

                         Воздуха!

                         Воздуха!)

Люб-

(Руки разбросаны.

          Губы закушены.

                Волосы скомканы.)

лю!

(Стены расходятся.

          Звёзды, качаясь,

                          врываются в комнаты.)

Люб-

(В загнанном мире

          кто-то рождается,

          что-то предвидится…)

лю!

(Где-то

           законы,

           запреты,

           заставы,

           заносы,

           правительства…)

Люб-

(Врут очевидцы,

           сонно глядят океаны остывшие.)

 

лю!

(Охай, бесстрашная!

           Падай, наивная!

                  Смейся, бесстыжая!)

Люб-

(Пусть эти сумерки

           станут проклятием

           или ошибкою…)

лю!

(Бейся в руках моих

           каждым изгибом

           и каждою жилкою!)

Люб-

(Радостно всхлипывай,

           плачь и выскальзывай,

           вздрагивай,

           жалуйся!..)

лю!

(Хочешь – уедем?

           Сегодня? –

                          пожалуйста.

           Завтра? –

                          пожалуйста!)

Люб-

(Царствуй, рабыня!

           Бесчинствуй, учитель!

           Неистовствуй, женщина!)

лю!

(Вот и глаза твои.

           Жалкие,

           долгие

           и сумасшедшие!..)

Люб-

(Чёртовы горы уставились в небо

                           тёмными бивнями.)

лю!

(Только люби меня!

            Слышишь,

                           люби меня!

            Знаешь,

                           люби меня!)

Люб-

(Чтоб навсегда!

            Чтоб отсюда – до гибели…

                           Вот оно…

                           Вот оно…)

лю!

(Мы никогда,

            никогда не расстанемся…

                           Воздуха…

                           Воздуха!..)

Роберт Рождественский — Реквием (Вечная слава героям): читать стих, текст стихотворения полностью

1

Вечная слава героям!
Вечная слава!
Вечная слава!
Вечная слава героям!
Слава героям!
Слава!!

…Но зачем она им, эта слава,—
мертвым?
Для чего она им, эта слава,—
павшим?
Все живое —
спасшим.
Себя —
не спасшим.
Для чего она им, эта слава,—
мертвым?..
Если молнии в тучах заплещутся жарко,
и огромное небо
от грома
оглохнет,
если крикнут все люди земного шара,—
ни один из погибших
даже не вздрогнет.
Знаю:
солнце в пустые глазницы не брызнет!
Знаю:
песня тяжелых могил не откроет!
Но от имени сердца,
от имени жизни,
повторяю!
Вечная
Слава
Героям!..
И бессмертные гимны,
прощальные гимны
над бессонной планетой плывут величаво…
Пусть не все герои,—
те,
кто погибли,—
павшим
вечная слава!
Вечная слава!!

Вспомним всех поименно,
горем вспомним своим…
Это нужно —
не мертвым!
Это надо —
живым!
Вспомним гордо и прямо
погибших в борьбе…

Есть великое право:
забывать
о себе!
Есть высокое право:
пожелать
и посметь!..

Стала
вечною славой
мгновенная
смерть!

2

Разве погибнуть ты нам завещала,
Родина?
Жизнь обещала,
любовь обещала,
Родина.

Разве для смерти рождаются дети,
Родина?
Разве хотела ты нашей смерти,
Родина?

Пламя ударило в небо!—
ты помнишь,
Родина?
Тихо сказала: «Вставайте на помощь…»
Родина.
Славы никто у тебя не выпрашивал,
Родина.
Просто был выбор у каждого:
я или Родина.

Самое лучшее и дорогое —
Родина.
Горе твое —
это наше горе,
Родина.

Правда твоя —
это наша правда,
Родина.
Слава твоя —
это наша слава,
Родина!

3

Плескалось багровое знамя,
горели багровые звезды,
слепая пурга
накрывала
багровый от крови закат,
и слышалась поступь дивизий,
великая поступь дивизий,
железная поступь дивизий,
точная
поступь солдат!
Навстречу раскатам ревущего грома
мы в бой поднимались
светло и сурово.
На наших знаменах начертано слово:
Победа!
Победа!!
Во имя Отчизны —
победа!
Во имя живущих —
победа!
Во имя грядущих —
победа!
Войну мы должны сокрушить.
И не было гордости выше,
и не было доблести выше —
ведь кроме
желания выжить
есть еще
мужество
жить!
Навстречу раскатам ревущего грома
мы в бой поднимались
светло и сурово.
На наших знаменах начертано слово
Победа!
Победа!!

4

Черный камень,
черный камень,
что ж молчишь ты,
черный камень?

Разве ты хотел такого?
Разве ты мечтал когда-то
стать надгробьем
для могилы
Неизвестного солдата?
Черный камень.
Что ж молчишь ты,
черный камень?..

Мы в горах тебя искали.
Скалы тяжкие дробили.
Поезда в ночах
трубили.
Мастера в ночах
не спали,
чтобы умными руками
чтобы собственною кровью
превратить
обычный камень
в молчаливое
надгробье…

Разве камни виноваты
в том, что где-то под землею
слишком долго
спят солдаты?
Безымянные
солдаты.
Неизвестные
солдаты…

А над ними травы сохнут,
А над ними звезды меркнут.
А над ними кружит беркут
и качается
подсолнух.
И стоят над ними
сосны.
И пора приходит снегу.
И оранжевое солнце
разливается
по небу.
Время движется над ними…

Но когда-то,
но когда-то
кто-то в мире помнил имя
Неизвестного
солдата!
Ведь еще до самой смерти
он имел друзей немало.
Ведь еще живет на свете
очень старенькая
мама.
А еще была невеста.
Где она теперь —
невеста?..
Умирал солдат —
известным.
Умер —
Неизвестным.

5

Ой, зачем ты, солнце красное,
все уходишь —
не прощаешься?
Ой, зачем с войны безрадостной,
сын,
не возвращаешься?
Из беды тебя я выручу,
прилечу орлицей быстрою…
Отзовись,
моя кровиночка!
Маленький.
Единственный…

Белый свет не мил.
Изболелась я.
Возвратись, моя надежда!
Зернышко мое,
Зорюшка моя.
Горюшко мое,—
где ж ты?
Не могу найти дороженьки,
чтоб заплакать над могилою…
Не хочу я
ничегошеньки —
только сына милого.
За лесами моя ластынька!
За горами — за громадами…
Если выплаканы
глазыньки —
сердцем плачут матери.
Белый свет не мил.
Изболелась я.
Возвратись, моя надежда!
Зернышко мое,
Зорюшка моя.
Горюшко мое,—
где ж ты?

6

Когда ты, грядущее?
Скоро ли?
В ответ на какую
боль?..

Ты видишь:
самые гордые
вышли на встречу с тобой.
Грозишь частоколами надолб.
Пугаешь угластыми кручами…
Но мы поднимем себя
по канатам,
из собственных нервов
скрученных!
Вырастем.
Стерпим любые смешки.
И станем больше
богов!..
И будут дети лепить снежки
из кучевых
облаков.

7

Это песня о солнечном свете,
это песня о солнце в груди.
Это песня о юной планете,
у которой
все впереди!
Именем солнца, именем Родины
клятву даем.
Именем жизни клянемся павшим героям:
то, что отцы не допели,—
мы допоем!
То, что отцы не построили,—
мы построим!

Устремленные к солнцу побеги,
вам до синих высот вырастать.
Мы —
рожденные песней победы —
начинаем
жить и мечтать!
Именем солнца, именем Родины
клятву даем.
Именем жизни клянемся павшим героям:
то, что отцы не допели,—
мы допоем!
То, что отцы не построили,—
мы построим!

Торопитесь, веселые весны!
Мы погибшим на смену
пришли.
Не гордитесь, далекие звезды,—
ожидайте
гостей
с Земли!
Именем солнца, именем Родины
клятву даем.
Именем жизни клянемся павшим героям:
то, что отцы не допели,—
мы допоем!
То, что отцы не построили,—
мы построим!

8

Слушайте!
Это мы говорим.
Мертвые.
Мы.
Слушайте!
Это мы говорим.
Оттуда.
Из тьмы.
Слушайте! Распахните глаза.
Слушайте до конца.
Это мы говорим,
мертвые.
Стучимся в ваши сердца…

Не пугайтесь!
Однажды мы вас потревожим во сне.
Над полями свои голоса пронесем в тишине.
Мы забыли, как пахнут цветы.
Как шумят тополя.
Мы и землю забыли.
Какой она стала, земля?
Как там птицы?
Поют на земле
без нас?
Как черешни?
Цветут на земле
без нас?
Как светлеет река?
И летят облака
над нами?
Без нас.

Мы забыли траву.
Мы забыли деревья давно.
Нам шагать по земле не дано.
Никогда не дано!
Никого не разбудит оркестра печальная медь…
Только самое страшное,—
даже страшнее, чем смерть:
знать,
что птицы поют на земле
без нас!
Что черешни цветут на земле
без нас!
Что светлеет река.
И летят облака
над нами.
Без нас.

Продолжается жизнь.
И опять начинается день.
Продолжается жизнь.
Приближается время дождей.
Нарастающий ветер колышет большие хлеба.
Это — ваша судьба.
Это — общая наша судьба…
Так же птицы поют на земле
без нас.
И черешни цветут на земле
без нас.
И светлеет река.
И летят облака
над нами.
Без нас…

9

Я
не смогу.
Я
не умру…

Если
умру —
стану травой.
Стану листвой.
Дымом костра.
Вешней землей.
Ранней звездой.

Стану волной,
пенной волной!
Сердце свое
вдаль
унесу.
Стану росой,
первой грозой,
смехом детей,
эхом в лесу…
Будут в степях
травы
шуметь.
Будет стучать
в берег
волна…

Только б допеть!
Только б успеть!
Только б испить
чашу
до дна!
Только б в ночи
пела
труба!

Только б в полях
зрели
хлеба!..
Дай мне
ясной жизни, судьба!
Дай мне
гордой смерти, судьба!

10

Помните!
Через века, через года,—
помните!
О тех,
кто уже не придет никогда,—
помните!

Не плачьте!
В горле сдержите стоны,
горькие стоны.
Памяти павших будьте достойны!
Вечно
достойны!

Хлебом и песней,
Мечтой и стихами,
жизнью просторной,
каждой секундой,
каждым дыханьем
будьте
достойны!

Люди!
Покуда сердца стучатся,—
помните!
Какою
ценой
завоевано счастье,—
пожалуйста, помните!

Песню свою отправляя в полет,—
помните!
О тех,
кто уже никогда не споет,—
помните!

Детям своим расскажите о них,
чтоб
запомнили!
Детям детей
расскажите о них,
чтобы тоже
запомнили!
Во все времена бессмертной Земли
помните!
К мерцающим звездам ведя корабли,—
о погибших
помните!

Встречайте трепетную весну,
люди Земли.
Убейте войну,
прокляните
войну,
люди Земли!

Мечту пронесите через года
и жизнью
наполните!..
Но о тех,
кто уже не придет никогда,—
заклинаю,—
помните!

Анализ поэмы «Реквием» Рождественского

Поэма «Реквием» Роберта Ивановича Рождественского – симфония общечеловеческого горя и памяти, стихи к оратории о Великой Отечественной войне.

Поэма создана в 1960 году. Ее автор – выпускник Литературного института, уже имеющий известность начинающий поэт. Тема войны – одна из главных в его поэзии. Для него она, как и для большинства людей того поколения, еще и очень личная. Ему было 9 лет, когда началась Великая Отечественная война. Его родители были призваны на фронт. Отец погиб в 1945 году. Как и почти все братья матери. По жанру – реквием, эпитафия, клятва. Рифмовка сложная, в том числе, тавтологическая. Текст расположен интонационной, смысловой лесенкой. Произведение состоит из 10 частей. Общеизвестно, что текст был написан по просьбе композитора Д. Кабалевского. В печати стихи впервые появились в журнале «Юность». Название – отсылка к католической заупокойной мессе. Первая часть открывается с прославления героев – и просто павших, градом повторов. Поэт призывает к скорби о миллионах погибших солдат, чтобы «живые» в беспамятстве не дошли до расчеловечивания. Строки заряжены самой высокой риторикой, патетикой, мощью, надрывом. В них раздается гром орудий и стук метронома. «Разве для смерти рождаются дети?» Родина одушевлена, для поэта именно она – мерило всех вещей, ее правда и есть истина в последней инстанции.

В третьей главе поэт называет цену Победы – кровь. Следующие главы достигают вершин эпоса. Неизвестный солдат из символа, монументального образа становится обычным пареньком, с мамой, которая ласково звала его по имени. Пятая часть поэмы – плач, песня матери, потерявшей сына, причитания в народном духе. В шестой – дерзкий вызов грядущему. После всех испытаний, считает поэт, люди имеют на это право. Седьмая часть – песня победы, и клятва впредь хранить, а не разрушать мир. Мотив весны, созидания, надежды. Мир как будто рождается заново. Восьмая глава элегична – голоса мертвых, тоскующих по земле, ее солнцу, ветру, золотым хлебам в поле. В девятой автор философски размышляет о себе, о том, что жизнь и смерть не должны быть бессмысленными. В финале – бескомпромиссное требование помнить. И жить достойно. Лексика от возвышенной до фольклорной («красное солнце», горюшко»), интонация от торжественной до лирической. Синтез жанров. Тема войны в творчестве невоевавших поэтов. В ней слышны голоса и живых, и павших. Стихи афористичны. Поэтизация долга, связи поколений. Россыпь так называемых звуковых глаголов, часто связанных с криком. Град чеканных восклицаний и вопросов. Экспрессивные рефрены («навстречу раскатам»), риторические обращения. Эпитеты: ясной жизни, печальная медь, войны безрадостной (еще и инверсия), есть и эпитет с градацией «багровый» (он же входит в состав метафор). Перечисления, контрасты, многосоюзие, умолчания, анафоры. Метафоры: небо оглохнет, время движется над ними. Гиперболы: крикнут люди земного шара, убейте войну.

«Реквием» Р. Рождественского – героико-лирическое произведение о войне, положенное на музыку Д. Кабалевским.

Роберт Рождественский — Монолог женщины: читать стих, текст стихотворения полностью

Вот ведь как… явилась первой! Надо было опоздать,
Где-нибудь в сторонке встать…
Что поделать — сдали нервы…
Шла, как будто на экзамен, с пятницы считала дни…
Как же: встреча под часами…
Под часами… вот они…
А его на месте нет! (Как некстати нервы сдали!)
Ну, еще бы, на свиданье, не была я столько лет!
Даже страшно подсчитать….

Что ж я: рада иль не рада? Там увидим…
Только надо, надо было опоздать….
Дура! Сделала прическу, влезла в новое пальто,
Торопилась, как девчонка! Прибежала! Дальше что?

Современная женщина, современная женщина!
Суетою замотана, но, как прежде божественна!
Пусть немного усталая, но, как прежде, прекрасная!
До конца непонятная, никому не подвластная!

Современная женщина, современная женщина!
То грустна и задумчива, то светла и торжественна!
Доказать ее слабости, побороть ее в дерзости,
Зря мужчины стараются, понапрасну надеются!

Не бахвалится силою, но на ней, тем не менее,
И заботы служебные, и заботы семейные!
Все на свете познавшая, все невзгоды прошедшая,
Остается загадкою современная Женщина!

Ромео моего пока что незаметно…
Что ж, подождем его, я очень современна!
Порой берет тоска: ведь нужно быть, к примеру,
Кокетливой (слегка!) и неприступной (в меру!).

Все успеваешь ты: казаться беззаботной
И покупать цветы себе, идя с работы.
Самой себе стирать, себе готовить ужин.
Квартиру убирать с усердием ненужным…

Подруге позвонить — замужней и счастливой
И очень мудрой слыть, быть очень терпеливой.
Выслушивать слова и повторять, не споря:
Конечно, ты права! Мужья — сплошное горе…

И трубку положить, спокойно и устало
И, зубы стиснув, жить, во что бы то ни стало!
И маяться одной, забытой, как растенье,
И ждать очередной проклятый день рожденья…

И в зеркало смотреть и все морщины видеть.
И вновь себя жалеть. А чаще — ненавидеть!
Нести свою печаль, играть с судьбою в прятки.
И плакать по ночам. А утром быть в порядке!

Являться в институт и злиться без причины…
Ну вот они идут по улице — мужчины!
Красавцы на подбор, с достоинством спесивым
Самодовольный пол, считающийся сильным!

Как равнодушны вы и как же вы противны!
Изнеженные львы, потасканные тигры!
Глядящие людьми, стареющие телом….
Ну где он, черт возьми?! И в самом деле, где он?

…Скорая помощь по городу, словно по полю!
Голос вселенской беды, будто флаг, вознеси…
(Господи, может быть, что-то случилось с тобою?!)
Улица вся обернулась и замерла вся.

Воплем тугим переполнены сердце и память.
Он оглашает: Успеть бы! Успеть бы! Успеть!..
Вновь с телефонного диска срывается палец!
Скорая помощь пронзает застывший проспект…
Мир озирается. Просит любовь о спасенье.

И до сих пор неподвластны толпе докторов-
Рушатся самые прочные дружбы и семьи.
А у певицы горлом не песня, а кровь!
Голос несчастья над городом мечется снова…

Странно, что в эти минуты, всему вопреки,
Веришь в извечную помощь тихого слова.
В скорую помощь протянутой доброй руки….

…Ну приди же, любимый, приди, одинокой мне быть запрети.
Приходи, прошу, приходи. За собою меня поведи…
Стрелки глупые торопя, не придумывая ничего,
Я уже простила тебя, повелителя своего.

Все обычно в моей мечте, я желаю — совсем не вдруг-
Быть распятою на кресте осторожных и сильных рук!
Что бы стало нам горячо, а потом еще горячей!..
И уткнуться в твое плечо. И проснуться на этом плече…

Вот видишь, тебя и любимым назвать я успела!
Не надо бы — сразу… Ведь лучше — когда постепенно.
Ведь лучше — потом, лучше после …
Любимый, послушай, ведь лучше…
Но где я найду это самое лучше?!

О, если бы знал ты, любимый, как страшно и дико
Давать о себе объявленья в газету:
Блондинка, вполне симпатичная, добрая, среднего роста…
Ее интересы: домашний уют и природа.
Имеет профессию, ищет надежного друга…
О, если бы знал ты, как все это пошло и — трудно…

Порой, в темноте, рассуждаю я очень спокойно:
Пройдет одиночество это, наступит другое,
Наступит пора и закружатся листья из меди.
В окошко мое постучит одиночество смерти….

Нет, я не пугаюсь. Я знаю, что время жестоко.
Я все понимаю. И все принимаю.
Но только тому одиночеству я не желаю сдаваться!
Хочу быть любимой! Живою хочу оставаться!
Смеюсь над другими и радуюсь дням и рассветам!
И — делаю глупости! И не жалею об этом!
Дышу и надеюсь… О, господи, как это больно!..

Вот видишь, любимый: я вот она — вся пред тобою!..
Слова мне скажи! Ну, пожалуйста, нет больше мочи!..
Чтоб только не молча! Слова говори мне, слова говори мне — любые!
Какие захочешь, чтоб только не молча, любимый!
Слова говори мне. Без этого радость — не в радость…
Скажи, что со мной хорошо. И что я тебе нравлюсь.
Скажи, что ты любишь меня! Притворись на мгновенье!
Соври, что меня не забудешь. Соври, я поверю.

…А может просто плюнуть и уйти, и пусть его терзают угрызенья!
(Ну-ну, шути, родимая, шути! Нашла ты славный повод для веселья…)
Останусь, чтобы волю испытать!..
Еще немного подождем. Помедлим…
Ведь женщины давно привыкли ждать, чего-чего, а это мы умеем…

…Птицы спрятаться догадаются… Одинокими не рождаются.
Ими после становятся….
Ветры зимние вдаль уносятся и назад возвращаются.
Почему, зачем, одиночество, ты со мной не прощаешься?
Пусть мне холодно и невесело, — все стерплю, что положено…
Одиночество — ты профессия до безумия сложная!
Ночь пустынная. Слезы затемно. Тишина безответная…..
Одиночество — наказание. А за что — я не ведаю…
Ночь окончится. Боль останется. День сначала закружится…
Одинокими не рождаются. Одиночеству учатся.

…Ну, приди же, любимый! Приди! Одинокой мне быть запрети !
За собою меня поведи… Приходи, прошу, приходи!
Задохнувшись, к себе прижми и на счастье и на беду…
Если хочешь, замуж возьми. А не хочешь — и так пойду…
…Слово-то какое замуж — сладкий дым….
Лишь бы он пришел, а там уж — поглядим….
Пусть негусто в смысле денег у него-
Приголубим, приоденем, — ничего!..
Лишь бы дом мой, дом постылый не был пуст…
Пусть придет — большой и сильный, — курит пусть!
Спорит, ежели охота! Пусть храпит!..
Так спокойно, если кто-то рядом спит…
Хорошо бы, пил не очень… И любил, хоть немножечко!..
А впрочем, лишь бы был…
Без него сейчас мне точно нет житья!..
Да зачем я так?! Да что же, что же я?!

Черт с тобой! Не приходи!.. Вспоминать — и то противно…
Сгинь! Исчезни! Пропади! Я-то нюни распустила!..
Не желаю подбирать со стола чужие крохи!
Если вновь захочешь врать, ври уже другой дурехе!..
Ишь, нашелся эталон! Я в гробу таких видала!
Тоже мне — Ален Делон поселкового масштаба!
Бабник! Только и всего! Трус! Теперь я точно знаю…
Он решил, что на него я свободу променяю?!
Думал — дама влюблена!.. Что? Не вышло? Ешьте сами!
Вашей милости цена — три копейки на базаре!
Я везде таких найду! Десять штук на каждый вечер!
Не звони — не подойду! А напишешь — не отвечу!

Как без тебя? Как? Был ты синицей в руках.
Что без тебя я? Словно земля ничья. Стонет моя боль.
Я бы пошла за тобой! Шла бы, закрыв глаза, тихая, как слеза…
Мне без тебя как? Птицей стать в облаках?
Реять в ночной темноте? Крылья уже не те…
Злую печаль пью. Злюсь на судьбу свою. Вижу ее свет…
Есть там или нет? Мечется мой крик! Он для других скрыт.
Боль отдается в висках: как без тебя? Как?

…Стану верной женою. Не пройди стороною,-
Буду верной женою. Над судьбой и над домом
Стану солнышком добрым, над судьбой и над домом.
Хочешь, буду сестрою. От несчастий прикрою,
Хочешь, буду сестрою… Скажешь, буду рабыней,
Если только любимой, то могу и рабыней…

…Кто может чуду приказать: Свершись!..-
От собственного крика холодея?..
Мне кажется, я жду почти с рожденья.
Я буду ждать до самого конца!
Я буду ждать за смертью и за далью!
Во мне стучат сестер моих сердца!
Сестер по жизни и по ожиданью.

…В этот час миллионы моих незнакомых сестер,
Ничего не сказав, никому и ни в чем не покаясь,
Ожидают мгновенья взойти на высокий костер,
На костер настоящей любви, и сгореть, улыбаясь!
В этот час мои сестры на гребне такой высоты,
Простирая в бессмертье зовущие нежные руки,
Ждут любимых своих под часами вселенской мечты
Под часами судьбы, под часами надежды и муки…
В этом взрывчатом мире забытой уже тишины,
Где над всеми бессонное время летит безучастно,
Не придется вам пусть никогда ждать любимых с войны!
Не придется вам пусть никогда ждать любимых напрасно!

Рядом с бронзой царей, разжиревших на лжи и крови,
Рядом с бронзой героев, рискнувших собой в одночасье,
Должен высится памятник Женщине, ждущей любви!
Светлый памятник Женщине, ждущей обычного счастья…
Вновь приходит зима в круговерти метелей и стуж
Вновь для звезд и снежинок распахнуто небо ночное…
Все равно я дождусь! Обязательно счастья дождусь!
И хочу, чтобы вы в это верили вместе со мною!
…Ну, приди же, любимый! Приди!..

Анализ стихотворения «Монолог женщины» Рождественского

В «Монологе женщины» Роберт Иванович Рождественский исследует женскую натуру, ее чаяния и бездны отчаяния.

Стихотворение датируется 1982 годом. В эту пору поэту исполнилось 50 лет, он давно получил читательское признание, регулярно издает сборники, соавтор множества популярных песен. В жанровом отношении – поэма, драма, исповедь. На эти стихи М. Таривердиев написал музыку. Лирическая героиня – женщина с неистребимой надеждой на «обычное счастье». Она дает в газету объявление о знакомстве. Приведен и сам текст объявления, такой будничный в своей простоте, типичный, в общем-то, но сколько страхов и беззащитного доверия в нем. Получив отклик, она торопится на встречу, приходит раньше незнакомца, которого в мыслях уже зовет «любимым». Мучительный внутренний монолог, как маятник, качается то в одну, то в другую сторону. Героиня досадует, раздражается, ощетинивается гордостью – и вместе с тем умоляет и плачет сердцем. То и дело ее мысли прерываются авторскими отступлениями (скажем, с третьего по пятое четверостишие, ода современной Женщине). Героиня пытается смягчить очередную неудачу иронией, сарказмом. Так легче, так даже почти не больно. Попутно она размышляет о тайнах мужской психологии. Выводы неутешительны: самодовольный пол, хотя, ну как назло, все кажутся красавцами. Впрочем, «потасканные тигры» к настоящей любви и не способны.

Она почти успокоила себя, однако «голос несчастья» все еще мечется над городом. Мужчина из «изнеженного льва» превращается в ее «повелителя», она представляет себя с ним наедине. Опомнившись, зарекается называть его «любимым», и сразу же, не замечая того, именно так и называет. «Одиночество смерти» гнетет ее озябшее в житейских бурях, внешне неунывающее, сердце. Свою нерастраченную нежность она обещает любому, кто хоть «немножечко полюбит». Вредные привычки не помеха, вредный характер тоже. Даже если гол как сокол – «приди же, любимый!» Пусть не навсегда, все равно станет лучшим воспоминанием, опорой. Затем град проклятий, пристрастных насмешек над медлящим «Ромео». И тут же: «Я буду ждать до самого конца!» В финале героиня поднимается до широкого обобщения, чувствуя связь с «незнакомыми сестрами», которые, вопреки всему, надеются и ждут. Возникает образ памятника Женщине, которая ждет счастья. Звенящая от слез, но почти оптимистическая нота «дождусь!» сменяется умоляющей просьбой: приди же! В строчках россыпь заклинающих рефренов, анафор (рядом с бронзой, не придется). Эпитеты: вселенской, взрывчатом, разжиревших. Метафора: печаль пью. Мимоходом затронуты темы войны, истории, города, семейных отношений. Водопад вопросов, восклицаний.

«Монолог женщины» Р. Рождественского стал основой для оперы М. Таривердиева «Ожидание».

Роберт Рождественский — Ноктюрн: читать стих, текст стихотворения полностью

Между мною и тобою — гул небытия,
звездные моря,
тайные моря.
Как тебе сейчас живется, вешняя моя,
нежная моя,
странная моя?
Если хочешь, если можешь — вспомни обо мне,
вспомни обо мне,
вспомни обо мне.
Хоть случайно, хоть однажды вспомни обо мне,
долгая любовь моя.

А между мною и тобой — века,
мгновенья и года,
сны и облака.
Я им и тебе сейчас лететь велю.
Ведь я тебя еще сильней люблю.

Как тебе сейчас живется, вешняя моя,
нежная моя,
странная моя?
Я тебе желаю счастья, добрая моя,
долгая любовь моя!

Я к тебе приду на помощь,— только позови,
просто позови,
тихо позови.
Пусть с тобой все время будет свет моей любви,
зов моей любви,
боль моей любви!
Только ты останься прежней — трепетно живи,
солнечно живи,
радостно живи!
Что бы ни случилось, ты, пожалуйста, живи,
счастливо живи всегда.

А между мною и тобой — века,
мгновенья и года,
сны и облака.
Я им к тебе сейчас лететь велю.
Ведь я тебя еще сильней люблю.

Пусть с тобой все время будет свет моей любви,
зов моей любви,
боль моей любви!
Что бы ни случилось, ты, пожалуйста, живи.
Счастливо живи всегда.

Анализ стихотворения «Ноктюрн» Рождественского

«Ноктюрн» Роберта Ивановича Рождественского – дань памяти композитору Арно Бабаджаняну и гимн любимой женщине.

Стихотворение создано в 1983 году. Поэту в эту пору исполнился 51 год, он автор многочисленных сборников, секретарь Союза писателей, награжден государственными наградами, попробовал себя в качестве телеведущего. Главным же своим достижением он считает счастливый семейный союз с А. Киреевой, матерью двух его дочерей. В жанровом отношении – песня о любви. Музыка к ней родилась первой, ее написал композитор А. Бабаджанян. Он исполнял эту мелодию на своих концертах, однако медлил с разрешением на сочинение слов к ней. Видимо, опасался несовпадения. Певец И. Кобзон предлагал в соавторы композитору его старинного друга Р. Рождественского. Однако и в этом случае, А. Бабаджанян позволил дать мелодии слова только после своей смерти. Так и случилось. В первой же строке поэт пишет о «гуле небытия», всепожирающем времени. Он заклинает свою возлюбленную: вспомни обо мне. Чувство лирического героя так велико, что живет даже за счет случайного воспоминания, мимолетной мысли. Перечислительная градация «века, мгновенья, года» вновь подчеркивает вневременность чувства. Время не умаляет его, а напротив, взращивает: еще сильней люблю. Весь мир соучаствует в бессмертном чувстве героя, он даже берется управлять небесными стихиями – и они подчиняются. Белоснежные облака летят с приветом к любимой. Он твердит один и тот же трогательный вопрос, наделяет героиню самыми нежными эпитетами. Благодарность переполняет его сердце: тебе желаю счастья. Он верит, что его пожелание обязательно сбудется. Даже за порогом смерти – «приду к тебе на помощь». Связь героев нерасторжима. «Свет любви» побеждает время, пространство и даже саму смерть. Единственное условие: трепетно живи. Не теряй себя, не разменивайся, не погружайся в суету. Человеческая жизнь изменчива, непредсказуема, разлука может быть близка. Герой хранит любимую светом своей любви, предсказывает ей счастье, солнечную жизнь. Нужно отметить, что слова песни стали пророческими: сам Р. Рождественский скончался в возрасте 64 лет, жена пережила его на двадцать один год. Множество лексических повторов (позови, вспомни), рефренов и обращений создают атмосферу этого стихотворения: добрая, нежная, странная, долгая, вешняя (весенняя). Вводное слово «пожалуйста» усиливает экспрессию строк. Бессчетное количество раз поэт называет любимую «моя», будто не смея поверить в чудо.

Произведение «Ноктюрн» Р. Рождественского посвящено его супруге А. Киреевой.

Рождественская сказка для детей, Самая маленькая рождественская елка, Рождественская поэма

Самая маленькая елка
жил на зеленом лугу
среди семьи
высоких вечнозеленых растений.
Он научился шептать
вечнозеленая песня
при малейшем ветре
это пришло мягко.

Он наблюдал за птицами
сделал дом из веток
и не мог дождаться
он тоже был большим.
Для всех деревьев
сдан дом,
клен, сосна и дуб,
кто такой сильный.

«Ненавижу быть маленьким»
маленькое деревце сказало:
«Я даже не могу переворачивать цвета
как клен становится красным.
Я не могу помочь животным
как могучий старый дуб.
Он приютил их всех
в своей широкой могучей мантии «.

Старшее дерево сказало:
«Почему, деревце, ты не знаешь?
История могучего короля
с земли без снега? »
Маленькое деревце под вопросом,
«Земля без снега?»
«Да!» сказанное старое дерево,
«Очень старая история,
так давно.«

» Появилась звезда,
дает отличный свет
над яслей
в долгую зимнюю ночь.
Родился ребенок,
г.
король всех королей,
и с ним приходит любовь
над всем. «

» Он жил в стране
весь в песке,
и положил свою жизнь
чтобы спасти всех людей ».

Маленькое деревце придумало подарок
выдано им,
тогда большое дерево сказало с
счастливая улыбка,
«Мы не просто деревья,
но напоминание о том дне.
Есть гораздо большая часть
роли, которую мы играем! «

» В канун Рождества,
моя жизнь я лягу,
в обмен на более счастливое,
любящая земля.
И когда я умираю,
они украсят меня отделкой.
Это все будет сделано
в память о нем. «

» Среди тёплого огня,
с семьей и друзьями,
в сладких песнях Рождества,
Я найду свой великий конец.
Тогда очень нежно,
Он придет посмотреть
и возьми меня в рай,
Иисус и я. «

» Итак, вы видите, деревце,
мы не такие как дуб
Кто приютил все
под его большим плащом.
И мы не похожи на клен
осенью
чьи цвета оставляют много
стоя в страхе. «

» Подарок, который мы дарим
это мы, конечность за конечность,
самая большая честь,
в память о нем.»

Кланяющееся деревце
его голова опущена и плакала
и подумал о короле
которые добровольно умерли.
За какой подарок
может кто подарить
чем отдать свою жизнь
когда ты хотел жить?

Гордость
подошел к дереву.
Может ли все это случиться
Только из-за меня?
Могу ли я принести честь?
Украшая дом?
Напоминая человечеству
что он никогда не одинок?

С этой мыслью, деревце
запел с ликованием.
Счастливый и гордый
быть настоящей елкой.

Вы все еще можете слышать их пение
даже самый маленький по высоте,
пение Рождества
и та одна святая ночь.

.

Стихи на Рождество для детей

Тития интересуется фотографией, поэзией, семьей, искусством, собаками, кошками, насекомыми, дикой природой, историей, войной, кемпингом, письмом и окружающей средой.

Рождественские стихи для детей

Дети просто обожают рождественские стихи, которые рифмуются, и если вы будете читать им стихи достаточно часто, они быстро выучат слова наизусть. Разве не было бы забавно, если бы ваш ребенок мог прочитать небольшое стихотворение в канун Рождества?

Мой папа, который был художником, когда мы были молодыми, делал маленькие книжки для меня и моих сестер.Главное, чтобы его иллюстрации сопровождались четырехстрочными стихами. История, которую я включил в эту статью, рассказывает о столкновении (более известного в Европе) Святого Николая и (более известного во всем мире) Санта-Клауса в очень темную декабрьскую ночь.

Рождество — отличное время, чтобы начать учить детей стихам, потому что есть много книг со стихами, которые рифмуются для детей.

В канун Рождества

В канун Рождества мы собираемся вокруг,
сверкающее дерево, облаченное в свет.
В ожидании Санта, который приходит издалека,
с прекрасными подарками на оленьей стоянке.

Мы поем песни о рождении Иисуса,
так далеко от того места, где мы живем.
Звезда указала нам правдивый путь
и мир — дар, который мы должны дать.

В канун Рождества мы собираемся вокруг
с семьей, друзьями и Ним наверху.
Не должно быть двух дней в году,
только тогда мы показываем нашу любовь.

© Тития Гертман

Это случилось ночью, очень темной ночью …

Мой отец был художником (он скончался в 1984 году), и он любил писать небольшие стихи для меня и моих двух сестер, когда мы были детьми. Он иллюстрировал эти стихи очаровательными рисунками и превратил их в буклеты. Они все еще у меня. Поскольку они изначально были написаны на голландском языке, я перевел стихи на английский, но, возможно, я немного исказил английскую грамматику здесь и там, чтобы получить все это в строфе из четырех строк.Так что, пожалуйста, простите меня, если я это сделал.

Дети любят читать стихи

Я думаю, что очень важно донести до наших маленьких детей стихи, начиная с коротких стишков о том, с чем они сталкиваются каждый день. Некоторые люди не согласны, но я думаю, что они ошибаются. Сегодня в Интернете полно маленьких детей, которые читают всевозможные стихи. Когда они достигают возраста, когда они могут читать, они любят искать слова, которые звучат одинаково. Это хороший процесс обучения.

В поисках поэтических сокровищ, как у поэта по имени Николас Горден

Иногда, ища в Интернете, ты натыкаешься на настоящее сокровище, и на днях я наткнулся на одно: Николаса Гордона, чей сайт можно найти по адресу https: // www.poemsforfree.com.

Я спросил его, могу ли я использовать некоторые из его стихов для этой статьи, и получил полное разрешение на это.

Свечи — дар света — Николас Гордон

C andles — дар света,
A
крошечное солнышко, кусочек звезды.
N
другой танцор в ночи
D
несравненный восторг,
L
ittle души безмятежные и яркие,
E
получить представление о том, что мы есть
S
невинные и чистые.

Вт, которые приносит Санта для пап? — Николас Гордон

Что Санта приносит папочкам,
Слишком стар, чтобы хотеть игрушку?
Кошельки, часы, галстуки и свитера
Не доставляйте много радости.

Чего хотят папы на Рождество,
На самом деле, в их сердцах?
Настолько совершенны, что кричат ​​как дети
Как только начнется измельчение?

О, папа! Есть ли что-нибудь
под деревом?
Кроме, конечно, смотреть
Мне открывать подарки?

Написание стихов с детьми может быть весело

Написание стихов с детьми может быть очень забавным.Сначала вы можете научить их, что такое рифмующиеся слова и как их находить, а затем шаг за шагом переходить к целым предложениям. Я делал это в прошлом, когда мои дети были еще детьми, и, конечно же, эти книги были голландскими, поскольку мои дети не говорили по-английски.

Я поискал в Интернете и нашел эту прекрасную книгу Writing Poetry with Children., Написанную на английском языке, которая может помочь вам, если вы хотите научить детей больше о поэзии.

Я сам не читал и не использовал эту книгу по указанным выше причинам, но я читал отзывы покупателей на эту книгу, и большинству из них она очень нравится.

Несколько цитат из отзывов:

«Это отличный инструмент для обучения детей написанию стихов. Хорошие объяснения типов стихов и забавные страницы, на которых можно писать стихи. Дети продолжают спрашивать:« Когда мы сможем писать больше стихов? »

*******************

Моя семья очень весело изучает формы, представленные в этой книге. Легко понять, и любой ребенок, умеющий читать и писать, может это сделать. Эта книга помогла мне заинтересовать моих детей писательским мастерством, и теперь я иногда обнаруживаю, что они делают это сами!

*******************

Одна покупательница рекомендовала сделать несколько копий шаблонов, потому что, по ее словам: «Мне жаль, что я воспроизвела страницы до того, как мы их использовали, поскольку вы могли бы написать разные типы стихов на каждом из шаблонов». Было намного больше положительных отзывов, поэтому я достаточно уверен, чтобы рекомендовать вам эту книгу. Думаю, это тоже был бы хороший рождественский подарок.

Ангелы машут крыльями — Николас Гордон

Ангелы машут крыльями
Высоко над зимней ночью.
Далеко внизу ангел поет
О мире и радости, любви и свете.

Вниз, вниз, вниз кони летают,
Вниз сквозь звезды, по луне,
Вниз сквозь облака и холодное, темное небо
Туда, где ангел поет свою мелодию.

И там ангельские кони ждут,
Слушая ее песню любви,
Вдали от дома и ворот Небес,
Вдали от нежных зеленых полей наверху,

Слушая песню ангела ,
Такие красивые, что заставляют их плакать,
Парят над нами всю ночь
Пока мы крепко спим.

Merry Christmas To All

Моя муза в отпуске и не вернулась вовремя.
Итак, теперь мне нужно придумать, как написать небольшую рифму.
Было слишком поздно для Рождества; Я не мог подобрать подходящих слов.
Ища мою музу в небе, я видел только много птиц.

Сегодня новогодний день, и я попробую еще раз,
рассказать всем друзьям в Интернете то, о чем я раньше не говорил.
Я люблю вас всех, несмотря ни на что, я желаю всем вам всего наилучшего.
Крепкого здоровья и много счастья, если не упомянуть лишь несколько простых.

Забавно, что у нас так много друзей, которых мы никогда не видели,
, кроме той крошечной картинки, появляющейся на экране нашего компьютера.
И все же мы знаем, что связаны, по крайней мере, по духу,
разбросаны по нашей глобальной Земле, на севере и западе, юге и востоке.

Итак, вот мое пожелание всем людям, которых я замкнул в своем сердце:
Пусть Новый год работает на вас, будьте счастливы, будьте в безопасности, будьте умны.

.

Рождественских стихотворений: Рождественская вечеринка в церкви Южного Данбери

Детское Рождество в Уэльсе

Одно Рождество было так похоже на другое, в те годы за уголком морского города сейчас и безо всяких звуков, кроме далеких голосов, которые я иногда слышу за мгновение до сна, что я никогда не могу вспомнить, шел ли снег шесть дней и шесть ночей, когда мне было двенадцать, или шел ли снег двенадцать дней и двенадцать ночей, когда мне было шесть.Все Рождество катится к двуязычному морю, как холодная и стремительная луна, накатывающая на небо, которое было нашей улицей; и они останавливаются у кромки ледяных волн, ледяных для рыбы, и я погружаю руки в снег и вытаскиваю все, что могу найти. Я вкладываю руку в этот белый шерстяной шар праздников, покоящийся на краю поющего гимны моря, и выходят миссис Протеро и пожарные.

Это было во второй половине дня кануна Рождества, и я был в отеле Mrs.Сад Протеро в ожидании кошек с сыном Джимом. Шел снег. На Рождество всегда шел снег. Декабрь в моей памяти бел, как Лапландия, хотя оленей не было. Но были кошки. Терпеливые, холодные и бессердечные, с руками в носках, мы ждали снежного кома с кошками. Гладкие и длинные, как ягуары, с кошачьими бакенбардами, плюющиеся и рычащие, они красться и красться по белоснежным стенам заднего сада, а также глазастые охотники, Джим и я, охотники в меховых шапках и мокасинах из Гудзонова залива, у Мамблса. Дорога, швыряла бы наши смертельные снежки в зелень их глаз.Мудрые кошки так и не появились.

Мы, эскимосские арктические стрелки, были так неподвижны в глухой тишине вечных снегов — вечных, начиная со среды, — что никогда не слышали первого крика миссис Протеро из ее иглу на дне сада. Или, если мы вообще это слышали, для нас это было похоже на дальний вызов нашего врага и жертвы, соседского полярного кота. Но вскоре голос стал громче.
«Пожар!» воскликнула миссис Протеро, и она ударила в гонг.

И мы побежали по саду со снежками в руках к дому; и дым действительно валил из столовой, и гонг бился, и миссис УэстПротеро объявлял о разорении, как городской глашатай в Помпеях. Это было лучше, чем все кошки в Уэльсе, стоящие подряд на стене. Мы вбежали в дом, нагруженный снежками, и остановились у открытой двери задымленной комнаты.

Что-то горело нормально; возможно, это был мистер Протеро, который всегда спал там после полуденного обеда с газетой на лице. Но он стоял посреди комнаты и говорил: «Прекрасное Рождество!» и чмокает туфлей по дыму.«Вызовите пожарную команду», — воскликнула миссис Протеро, стуча в гонг.
«Там не будет, — сказал мистер Протеро, — сейчас Рождество».
Огня не было видно, только клубы дыма и мистер Протеро, стоящий посреди них, размахивая туфлей, как если бы он дирижировал.
«Сделай что-нибудь», — сказал он. И мы бросили все наши снежки в дым — я думаю, мы пропустили мистера Протеро — и выбежали из дома к телефонной будке.
«Давайте также вызовем полицию», — сказал Джим.«И скорая помощь». «А Эрни Дженкинс любит костры».

Но мы только вызвали пожарную команду, и вскоре приехала пожарная машина, и трое высоких мужчин в шлемах принесли в дом шланг, и мистер Протеро вышел как раз вовремя, прежде чем они его включили. Сочельник не мог бы быть более шумным. И когда пожарные отключили шланг и оказались в мокрой, задымленной комнате, тетя Джима, мисс Протеро, спустилась вниз и посмотрела на них. Мы с Джимом очень тихо ждали, чтобы услышать, что она им скажет.Она всегда говорила правильные вещи. Она посмотрела на трех высоких пожарных в сияющих шлемах, стоящих среди дыма, золы и тающих снежков, и сказала: «Хотите что-нибудь почитать?»

Много лет назад, когда я был мальчиком, когда в Уэльсе были волки и птицы цвета красно-фланелевой юбки проносились мимо холмов в форме арфы, когда мы пели и валялись всю ночь и день в пещерах, пахнущих как воскресенье днем в сырых гостиных перед фермерским домом, и мы преследовали челюстями дьяконов, англичан и медведей перед автомобилем, перед колесом, перед лошадью с лицом герцогини, когда мы ехали без седла по глупым и счастливым холмам, шел снег и шел снег.Но вот маленький мальчик говорит: «В прошлом году тоже шел снег. Я слепил снеговика, и мой брат сбил его, я сбил своего брата, а потом мы пили чай».

«Но это был не тот снег», — говорю я. «Наш снег не только стряхнул с неба белые ведра для стирки, он вывалился из земли, плавал и уносился из рук, рук и тел деревьев; снег за ночь рос на крышах домов, как чистый и дедовский мох, мельком расколол стены и осел на почтальона, открывая ворота, как немая, оцепеневшая гроза белых рваных рождественских открыток.»

— А почтальоны тоже были?
«С кропотливыми глазами и ветреными носами, на раскинутых замерзших ногах они подкрадывались к дверям и мужественно натягивали их. Но все, что могли слышать дети, — это звон колокольчиков».
«Вы имеете в виду, что почтальон пошел в тупик, и в дверь зазвонили?»
«Я имею в виду, что колокола, которые дети могли слышать, были внутри них».
«Иногда я слышу только гром, но не колокола».
«Были и церковные колокола».
«Внутри них?»
«Нет, нет, нет, на черных как летучих мышах, белоснежных колокольнях, которые тянут епископы и аисты.И они несли свою весть над забинтованным городом, над ледяной пеной холмов, покрытых порохом и мороженым, над потрескивающим морем. Казалось, под моим окном все церкви гремели от радости; и команда флюгеров на Рождество на нашем заборе «.

«Вернись к почтальонам»
«Это были обычные почтальоны, которых встречали на прогулках, с собаками, в Рождество и в снег. Они стучали в двери синими костяшками пальцев …»
«У нашего есть черный молоток ….»
«А потом они стояли на белом коврике« Добро пожаловать »в маленьких, дрейфующих верандах, фыркали и пыхтели, создавая своим дыханием призраков, и перебежали с ноги на ногу, как маленькие мальчики, желающие выйти.»
«А потом подарки?»
«А потом Подарки, после рождественской коробки. И холодный почтальон с розой на носу-пуговице покалывал бегущую по холодному мерцающему холму, скользящую от чайных подносов. человек на плитах у торговца рыбой: «Он тряс сумкой, как замороженным верблюжьим горбом, головокружительно повернул на одной ноге за угол, и, ей-богу, его не было».

«Вернись к подаркам».
«Были

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.