Совпадения и расхождения законодательного решения с общественным мнением: Социальные последствия принятия правовых актов

Содержание

Социальные последствия принятия правовых актов




Основным показателем необходимости законодательного акта и его социальной полезности является его эффективность. По мнению доктора юридических наук В. В. Лапаевой, эффективность закона – это соотношение между целями содержащихся в законе правовых норм и результатом их действия при его реализации 1. Иначе говоря, эффективность закона означает, в какой мере его практическое применение реализует поставленные законодателем цели.

Действенность закона определяется следующими тремя основными факторами:

1. Зависимостью от содержания самого закона, от его соответствия реальной социально-политической и правовой ситуации в общественной жизни. Оторванный от реальных фактов социальной действительности, не отражающий объективных обстоятельств и реальных социальных потребностей закон не сможет оказать никакого влияния на правовые отношения, не будет действовать.

2. Общим уровнем правосознания и правовой культуры членов общества. Любая правовая норма более действенна и работает в той социальной системе, где подавляющее большинство граждан привыкло уважать закон и руководствоваться им в повседневной жизни. В этом понимании серьезную преграду для реализации действия закона представляет правовой нигилизм, то есть неверие населения в справедливость и действенность права, негативное отношение к исполнению правовых требований. Это обусловлено рядом причин: низкой правовой грамотностью граждан, их незнанием и неинформированностью о своих правах и обязанностях; недостаточно высоким профессионализмом работающих юристов и нехваткой профессиональных кадров юридического корпуса; противоречиями законодательного процесса в переходный период общественного развития; игнорированием правового законодательства, проявляющимся в неприемлемости «неудобных» конституционных норм; правовом лоббировании, «войне законов»; слабостью правоохранительной и судебной системы.

3. Качественным составом правоохранительных и правоприменительных органов. От компетентности работников этих органов, уровня их культуры и нравственности, неподкупности и порядочности, добросовестности и внимательного отношения к людям зависит дружелюбное отношение и уважение граждан к этим органам, желание помогать им, или, наоборот, негативно, с недоверием и враждебностью, относиться как к лицам, нарушающим собственно личные права, злоупотребляющим своими служебными обязанностями.



Социология права призвана содействовать в решении проблемы эффективности существующих правовых норм. Социологические исследования дают возможность получить необходимые эмпирические данные, на основе которых можно делать какие-то теоретические выводы об уровне эффективности принимаемых тех или иных законодательных норм или о причинах их неэффективности, выявить социальные причины и факторы неэффективного применения закона.

Эффективность права изучается социологией не как эффективность какой-то одной конкретной нормы, а как эффективность всей правовой системы в целом в данном историческом обществе и с учетом тесной связи со степенью сбалансированности групповых и индивидуальных интересов.

Контрольные вопросы и задания

1. Охарактеризуйте сущность правотворческого процесса.

2. Раскройте содержание основных этапов создания законодательных актов.

3. Что такое социология законодательства и ее задачи?

4. Что вы вкладываете в понятие эффективности законодательства?

5. Приведите примеры совпадения и расхождения законодательного решения с общественным мнением.

 

 

СОЦИАЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ ПРАВА И СОЦИАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ


ЕГО ДЕЙСТВИЯ


Социальные функции права

Одну из значительных областей в структуре социологии права, в рамках которой право рассматривается в неразрывном единстве с другими социальными факторами, составляет проблематика социальных функций права и социального механизма действия права.

Основные социальные функции права: интегративная, социализации, социального контроля.

Интегративная функция права направлена на достижение социального согласия, интеграцию социума путем разрешения социальных конфликтов в рамках всеобщих правовых норм.

Правовая интеграция осуществляется не путем навязывания обществу сверху чей-то воли и подавления различий, а посредством взаимосвязи многообразных интересов различных социальных субъектов, находящих в праве свою защиту. Естественно, в обществе функционирует множество регуляторов социальной интеграции – право, нравственность, религия, культура, люди и т. д., под воздействием которых у граждан формируются установки следовать групповым интересам.




Право благодаря своей общезначимости и общеобязательности занимает особое место в этой системе регуляторов. Право стимулирует процесс социальной интеграции, с одной стороны, путем адекватного истолкования смысла основных социальных и правовых ценностей, а с другой – используя репрессивные механизмы, имеющиеся в распоряжении правоприменительных органов (суда, прокуратуры, милиции и т. д.)

С интегративной функцией тесно связана функция социализации. Социализация – это процесс усвоения индивидом в течение жизни социальных норм и культурных ценностей того общества, к которому он принадлежит, интегрирования их в структуру своей личности и приспособления его к социальному окружению.

Составляющей единого процесса социализации выступает правовая социализация. Под правовой социализацией понимается процесс усвоения личностью стандартов нормативного, правомерного поведения, выработки у человека потребности жить по закону. Правовая социализация осуществляется в русле общей социализации, но имеет свои специфические особенности, исторически обусловленный характер. Как известно, каждому конкретному обществу присущи свой тип государственного устройства, свое видение права, свои нормы и правила участия индивидов в делах общества.

Выделяют три вида правовой социализации:

1. Социализация посредством обучения. Заключается в приобретении правовых знаний и усвоении существующих норм.

2. Социализация путем передачи опыта. Происходит в результате осмысления своего опыта и собственных ошибок, а также жизненного опыта окружающих людей.

3. «Символическая социализация». Это собственные абстрактные представления человека о праве, государстве, нации, стране.

В рамках общего процесса социализации индивида можно выделить отдельно правовое воспитание как процесс формирования системы знаний, убеждений и мотивов правомерного поведения. Правовое воспитание осуществляется путем целенаправленной правовой пропаганды, просвещения и обучения. Задача правового воспитания – превращение правовых ценностей и норм из внешних мотивирующих факторов во внутренние убеждения и реальные поступки, совершаемые в соответствии с правом. От качества правового воспитания во многом зависит уровень развития личности. Правовое воспитание – это не только непрерывный процесс накопления знаний о праве, но и формирования правовой культуры. Общий уровень правовой культуры в обществе является важнейшим фактором правовой социализации индивида.

Правовая культура ориентирована на развитие правового сознания граждан и воздействует на человека одновременно в нескольких направлениях. Во-первых, она способствует социализации индивида, формируя у него способность играть определенные социальные роли, соответствовать принятым в обществе образцам поведения. Во-вторых, правовая культура способствует усвоению индивидом определенной системы ценностей. В-третьих, правовая культура влияет на выработку у индивида навыков, привычек и стереотипов правового поведения.

Как мы отмечали, в процессе правовой социализации личность постепенно интегрируется в систему социальной жизни, переходит к полноценному участию в функционировании гражданского общества, государства и права. Однако процесс социализации не проходит так гладко, как представляется. В ходе ее иногда возникают и искажения, деформации, которые могут породить впоследствии появление у индивида криминальных наклонностей, правового нигилизма, асоциального и антигосударственного поведения. Существенным тормозом на пути к правовой социализации в современном обществе являются традиции правового нигилизма, неверие в закон, его беспристрастность и справедливость.

Однако, вопреки стереотипному представлению о том, что народ не созрел для права и демократии, социологические исследования свидетельствуют о достаточно высокой оценке массовым сознанием таких общедемократических и правовых ценностей, как свобода, права человека, демократические выборы и другие, уже заметно укоренившиеся в массовом сознании.

Третья функция права – социальный контроль. Под ним понимается особый механизм социальной регуляции поведения людей и поддержания общественного порядка, посредством которого сводятся к минимуму расхождения между системой ожиданий и требований, предъявляемых обществом к его членам, и их фактическим поведением.

Порядок в обществе поддерживается сложной системой социальных регуляторов правового, экономического, политического, идеологического, нравственного характера. Инструментами социального контроля являются также социальные нормы и ценности, формы социальных взаимоотношений и социальные институты, в которых эти нормативно-ценностные требования общества получают институциональное оформление.

Особое место права в системе соционормативных регуляторов обусловлено, прежде всего, тем, что действенность права как социального регулятора обеспечена государственно-властным принуждением, а также тем, что право в отличие от других социальных регуляторов (норм морали, религии, политики и т. д.) является формой выражения всеобщих интересов. Давая простор одним регуляторам и ограничивая другие, право обеспечивает единство, непротиворечивость и сбалансированность всей системы социальной регуляции.

Социология права призвана дать обоснованные рекомендации по повышению эффективности действий правовых форм и средств социального контроля, направленных на обеспечение необходимой интеграции общества.

 

 











Общественное мнение и решение судьи по делу (Носков И.Ю.)

Все статьи Общественное мнение и решение судьи по делу (Носков И.Ю.)

Закономерностью развития общества, движущегося по пути совершенствования в нем демократии, является возрастание влияния общества, его мнения на решения, принимаемые органами власти <1>.
———————————
<1> Татьянин Д.В. Некоторые правовые и социальные последствия внедрения гражданского общества в российских условиях // Гражданское общество в России и за рубежом. 2013. N 2. С. 20 — 22.

Подтверждением того, что в сфере своего внимания общество держит и решения, выносимые судебной властью, является тот факт, что именно вследствие этого внимания некоторые дела (судебное следствие по ним, содержание судебного решения, приговора) получают статус так называемых «резонансных», или «громких», дел: дело ЮКОСа, Магнитского, Pussy Riot, Навального и ряд других.
В этой связи возникает важный с теоретической и еще более важный с практической точки зрения вопрос — не оказывает ли возрастающая в российском обществе сила общественного мнения своего влияния на процесс принятия судьями решений по таким судебным делам?
С теоретической точки зрения ответ на данный вопрос очевиден: в соответствии со ст. 17 УПК РФ судья принимает судебное решение «по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом только законом и совестью». Аналогичны требования к принятию судьями решения по гражданским делам.
Следование судьей при принятии им решения по делу общественному мнению для правосудия крайне опасно. Доказательством этого служат следующие аргументы.
Во-первых, в силу самой своей природы общественное мнение не является мнением всех членов общества. Бывает, что это мнение является мнением большей части общества, но бывает и так, что оно состоит из двух примерно равных, но полностью противоположных частей по своим оценкам хода или результата того или иного судебного процесса.
Во-вторых, общественное мнение изменчиво: то, что вчера народом порицалось, сегодня может перестать быть таковым; более того, оно может стать одобряемым — и наоборот.
Кроме того, судьи должны учитывать, что общественное мнение может быть, так сказать, не естественным, а искусственно сформированным лицами, которые с помощью этого сформированного ими общественного мнения хотели бы оказать на суд давление, результатом действия которого стало бы принятие судом решения, выгодного им.
Практика показывает, что не так уж редко лица, «сочувствующие» подсудимым или осужденным, оказываются «братьями во грехе» для тех, кого они защищают.
Именно все эти обстоятельства принимал во внимание А.Ф. Кони, когда писал:
«Под видом «общественного мнения» судье указывается иногда лишь на голос «общественной страсти», следовать которому в судебном деле всегда опасно и нередко недостойно. Судья должен стоять выше этого в выполнении своей высокой задачи, основанной не на временных и преходящих впечатлениях, а на вечных и неизменных началах правосудия. …
Судья, боясь общего неудовольствия, утраты популярности и трудной аналитической работы ума, может пожелать во мнении пестрого и волнующегося большинства найти легкий и успешный исход для своей заглушенной на время совести и умыть себе руки. Такие судьи бывали, и имена некоторых приобрели себе бессмертие. В одной старой и чудной книге, пережившей века, рассказан процесс, произведенный таким судьею и под влиянием таких указаний. Это было 1872 года назад <2>. Судью звали Понтий Пилат» <3>.
———————————
<2> На настоящее время со времени казни Иисуса Христа прошло 1980 лет.
<3> Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе (Общие черты судебной этики) // Кони А.Ф. Избранные труды и речи / сост. И.В. Потапчук. Тула: Автограф, 2000. С. 85.

Примером из нашего времени, демонстрирующим противоречивость общественного мнения по поводу того или иного решения суда, может служить «второе дело ЮКОСа» (М. Ходорковского и П. Лебедева). С одной стороны, часть правозащитников, недовольных вынесенным судьей решением по этому делу, потребовала и провела общественную экспертизу этого решения. С другой стороны, группа общественных деятелей страны выступила с поддержкой этого приговора и с осуждением дискредитации судебной системы страны, развернутой в средствах массовой информации в связи с вынесением этого обвинительного приговора. Ими было опубликовано (3 марта 2011 г.) «Открытое обращение представителей общественности против информационного подрыва доверия к судебной системе Российской Федерации», ставшее известным как «Обращение 55-ти» <4>.
———————————
<4> В защиту суда // Газета Ru. 03.03.2011.

Подобная ситуация имела место по отношению к оценке поступка группы Pussy Riot, совершившей так называемый «панк-молебен» в феврале 2012 г. в храме Христа Спасителя. С одной стороны, против решения Таганского суда Москвы о заключении под стражу и обвинения в совершении уголовного преступления трех участниц этой группы первоначально (26.02.2012) выступили двести известных общественных деятелей страны <5>.
———————————
<5> Интеллигенция призывает освободить Pussy Riot. Обращение деятелей культуры и искусства Российской Федерации // Московские новости. 28.06.2012. N 24 (316).

С другой стороны, в скором времени появилось заявление двадцати православных писателей с поддержкой действий судебной власти против этой группы <6>.
———————————
<6> Гарбузняк А. Крупным планом // Московские новости. 03.08.2012. N 138 (334).

Здесь будет уместно привести следующие слова известного французского писателя Андре Моруа: (1885 — 1967): «Не стоит ориентироваться на общественное мнение: это не маяк, а блуждающие огни».
Не должны ориентироваться на общественное мнение и присяжные заседатели, когда они привлекаются к рассмотрению дел.
А.Ф. Кони писал по этому поводу: «Было бы печально, если бы они приносили с собой в суд уже заранее сложившееся мнение, мнение, которое чрезвычайно подвижно, склонно увлекаться, бывает игрушкой в руках ловких агитаторов, сегодня топчет в грязь то, что вчера превозносило, будучи справедливым в своих вкусах, часто бывает жестоко несправедливо в оценке фактов и побуждений. Недаром закон предписывает предостерегать присяжных от мнений, сложившихся вне стен суда, и вносит это предостережение даже в текст присяги. Те, кто трудные судейские обязанности имел счастье разделить с присяжными, знают, что присяжные служат представителями не мимолетного мнения впечатлительной толпы, а являются выразителями общественной совести, веления которой коренятся в глубине нравственного миросозерцания народа» <7>.
———————————
<7> Кони А.Ф. Власть суда в применении наказания // Кони А.Ф. Избранные труды и речи / сост. И.В. Потапчук. Тула: Автограф, 2000. С. 264.

Согласно ст. 666 Устава уголовного судопроизводства 1864 г., на который ссылается А.Ф. Кони, присяжный заседатель, присягая, обещал подать свой голос «согласно с тем, что увижу и услышу на суде, по сущей правде и убеждению моей совести».
Действующая в настоящее время в России присяга присяжного заседателя также требует от него принимать свое решение только «по своему внутреннему убеждению и совести» <8>.
———————————
<8> Ст. 332 УПК РФ.

Именно так в идеале присяжные заседатели должны принимать свое решение, к чему их призывает не только присяга, но и судья в своем напутственном слове.
Но как вышеописанная теоретическая модель, выражающая должное в отношении внутреннего убеждения судей, убеждения присяжных заседателей к общественному мнению по тому или иному делу выглядит на практике, в которой выражается сущее (реально существующее)?
Понятно, что и присяжные заседатели, и тот же судья, призывающий присяжных к объективности, полностью изолировать себя от общества не могут. С одной стороны, судья и присяжные заседатели должны помнить о смысле повязки на глазах Фемиды, однако с другой стороны, практика жизни общества в целом и их собственной многократно доказывала и доказывает судьям, присяжным заседателям, что известная формула известного политического деятеля «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя» в принципе правильна.
Эта же мысль в образной форме отражена в словах известного французского мыслителя Пьера Бауста (1765 — 1824), который, в противоположность своему соотечественнику Андре Моруа, отмечал: «Общественное мнение — это мощный поток, и нам, если мы не хотим от него погибнуть, лучше за ним следовать».
Судья, как и каждый присяжный заседатель, — человек, и, как у всякого человека, его сознание и чувства могут испытывать на себе влияние окружающей его общественной среды.
Другое дело, что степень влияния общественного мнения на каждого отдельного судью, присяжного заседателя и, соответственно, сам результат этого воздействия бывают разными. Многое зависит от совпадения или несовпадения внутреннего убеждения судьи и господствующего в обществе мнения по рассматриваемому судьей делу.
В случае, когда общественное мнение совпадает с внутренним убеждением судьи, решение судьей принимается относительно легко.
Когда же общественное мнение противоречит его внутреннему убеждению, действия судьи, в зависимости от качеств его личности, могут развиваться в двух направлениях.
Первое, ориентирующееся на требование закона и совесть судьи, предполагает сохранение, отстаивание судьей своего внутреннего убеждения от давления со стороны общественного мнения, что, как правило, не обходится без определенного внутреннего напряжения духовных сил.
Второе направление выражается в том, что судья, нарушая закон и поступая против своей совести, может пойти на поводу у общественного мнения.
Пожалуй, в еще более сложном положении оказывается судья, когда его внутреннее убеждение при принятии им решения по делу оказывается под воздействием сразу двух противоречащих друг другу по своему содержанию факторов: во-первых, под воздействием общественного мнения и, во-вторых, под воздействием противоречащего общественному мнению — мнения председателя данного конкретного суда. Мнение председателя суда может быть как его собственным, так и транслировать мнение руководителей вышестоящих судебных структур. Настоящий судья и в этой ситуации останется на позициях закона. Примером достойного поведения судьи именно в такой ситуации может быть поведение А.Ф. Кони, когда перед одним из громких судебных процессов того времени (дело Веры Засулич) министр юстиции граф Пален дважды пытался добиться от А.Ф. Кони, назначенного председателем этого суда, заверения, что по делу будет вынесено обязательно обвинительное заключение. А.Ф. Кони дважды ответил министру юстиции отказом. Следует отметить, что этот отказ имел самую твердую форму. «Все, за что я могу ручаться, — ответил А.Ф. Кони министру первый раз, — это за соблюдение по этому делу полного беспристрастия и всех гарантий правильного правосудия» <9>.
———————————
<9> Кони А.Ф. Воспоминания о деле Веры Засулич // Кони А.Ф. Избранное. М.: Сов. Россия, 1989. С. 321 — 322.

И второй раз ответ был подобен первому: «Нет, граф! Я вас прошу не ждать от меня ничего, кроме точного исполнения моих обязанностей» <10>.
———————————
<10> Там же. С. 333.

К такому поведению в подобных ситуациях призывает современных российских судей ч. 3 ст. 8 Кодекса судейской этики, принятого VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г. Там, в частности, сказано: «Судья должен осуществлять профессиональную деятельность в строгом соответствии с законом, опираясь на внутреннее убеждение и не поддаваясь влиянию кого бы то ни было. Публичное обсуждение деятельности судьи, критические высказывания в его адрес не должны влиять на законность и обоснованность выносимого им решения».
Приведенный выше пример из прошлого и встречающиеся в сегодняшней практической деятельности судей случаи столкновения их внутреннего убеждения при принятии ими решений по судебным делам с противоположным мнением по тому же делу со стороны большинства общества ставят вопрос о необходимости для успешного отстаивания судьями, в соответствии со ст. 17 УПК РФ, своего решения по делу формирования у судей определенных нравственных и психологических качеств.
С позиций нравственности к таким качествам, безусловно, относится мужество. Оно требуется от судьи при противодействии давлению на него, осуществляемому в самых разных формах.
Давление на судью со стороны общественного мнения может проявляться не только через СМИ, но и, например, через отчуждение от судьи тех или иных социальных групп, отдельных знакомых ему людей. Не редки случаи угроз в адрес судьи и даже совершения реальных попыток мщения по поводу постановленного судьей приговора. В Постановлении VIII Всероссийского съезда судей было отмечено, что наблюдается тенденция к росту числа покушений на жизнь судей. В период 2009 — 2011 гг. зарегистрировано 14 убийств судей, за угрозу убийством и причинением вреда здоровью судей осуждено 26 человек. Кроме этого, не раскрыто еще 250 преступлений, совершенных в отношении судей (покушение на убийство, угрозы убийством, разбойные нападения, грабежи и др.) Уже после съезда убиты: 15.01.2013 судья Верховного Суда Республики Дагестан Магомед Магомедов, 09.03.2013 — федеральный судья г. Избербаш (Дагестан) Ахмед Раджабов, 25.09.2013 — судья Верховного Суда Республики Дагестан Мухтар Шалиев и его сын.
С точки зрения психологии противодействие давлению общественному мнению на судей требует от них высокой степени психологической устойчивости. Достаточно, например, представить психологическое состояние судьи Виктора Данилкина (дело ЮКОСа) и судьи Марины Сыровой (дело Pussy Riot) во время этих судебных процессов, активно обсуждавшихся в СМИ, которые регулярно давали свою, далеко не всегда объективную, оценку действий судей. Именно имея в виду такого рода публикации, VIII Всероссийский съезд судей в своем Постановлении отметил: «Зачастую публикуемые материалы не основаны на фактах, носят заведомо компрометирующий и заказной характер, направленный на дискредитацию конкретных представителей судебной системы» <11>.
———————————
<11> Постановление VIII Всероссийского съезда судей // Судья. 2013. N 1. С. 63.

В деле противодействия любому давлению на судей весьма важную роль играет такое качество их личности, как глубокая убежденность в правоте своего дела. Отвечая на вопросы журналистов на презентации РАПСИ (02.12.2009), председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации А. Иванов, отметив наличие давления на судей со стороны общественного мнения и указав в этой связи на необходимость усиления правовой защиты судей, вместе с тем высказал мнение, что «главное в противостоянии давлению на судей — не законодательные меры, а личное отношение судей к этой проблеме. Если судья твердо противостоит такому давлению — это та категория судей, которая нам нужна» <12>.
———————————
<12> URL: http.//ria.ru/pravoissue/20091202/196668212/html.

Наличие этих качеств в структуре личности судей и обеспечивает при принятии ими решений по делу независимость и самостоятельность судей, верность их внутреннему убеждению и в конечном итоге верность своему служебному и нравственному долгу. С ростом числа судей, обладающих такими качествами, связывает общество свои надежды на улучшение качества правосудия в нашей стране.
В заключение рассмотрения взаимосвязей, существующих между судебной властью и общественным мнением, укажем на некоторые меры, которые может предпринять судебная власть по формированию более адекватного отражения в общественном мнении состояния дел в судебной системе страны.
Во-первых, представителям судебной власти, противостоя тому или иному ошибочному общественному мнению по поводу того или иного решения суда, надо понимать, что источником этого ошибочного общественного мнения часто является плохая информированность общества о действительном существе того или иного дела. Понятно, что это проблема уже не общества, а суда. В этой связи представляется заслуживающим внимания всего судейского сообщества предложение председателя Московского городского суда О.В. Егоровой — создать при судах общественные комиссии, на заседания которых приглашать представителей общественности, проявляющих интерес к работе данного суда для обсуждения тех или иных вопросов его работы. Комментируя свое предложение, О.В. Егорова отметила: «Следует работать с общественным мнением, разъяснять позицию судов по тем принятым решениям, которые вызывают интерес наших граждан. Закрываться нельзя — нужно разговаривать с обществом, обсуждать наши проблемы и специфику работы. Общественность должна больше знать о работе судов… Безусловно, должна существовать какая-то форма общественного отчета. Чтобы судьи, рассматривающие такие дела, рассказывали, как проходило слушание, чтобы была возможность не оправдываться, а объяснить, почему вынесено то или иное решение или приговор. Людям нужна информация из первых уст. Я убеждена: если снять существующий сейчас барьер недоговоренности, закрытости, то обвинений в адрес судебной системы станет гораздо меньше» <13>.
———————————
<13> Егорова О. Суд без тайн // Российская газета — Неделя. 14.04.2011. N 5456 (80).

Представляется, что поддержки и распространения заслуживает практика комментирования судьями своих решений, особенно по «громким» делам.
Подробные и весьма своевременные разъяснения по вопросам организации работы, направленной на расширение открытости и гласности судопроизводства, даны в Постановлении Пленума Верховного Суда России N 35 от 13 декабря 2012 г. «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов».
Во-вторых, поскольку важнейшую роль в формировании общественного мнения играют средства массовой информации (далее — СМИ), постольку представителям судебной власти необходимо усилить свои контакты с ними.
К этому призывает судей Постановление VIII Всероссийского съезда судей «О состоянии судебной системы Российской Федерации и основных направлениях ее развития», в котором, в частности, говорится: «Признавая важность информационной открытости судов для достижения высокого уровня гласности и открытости правосудия, Съезд считает необходимым расширение форм взаимодействия со средствами массовой информации, укрепление взаимопонимания между судейским и журналистским сообществами в целях развития конструктивного диалога и обеспечения адекватного отражения деятельности органов правосудия в общественном сознании». Эта же мысль содержится в п. 1 ст. 13 Кодекса судейской этики, принятого на этом же съезде. «Эффективность судебной деятельности, — сказано там, — зависит от доверия к ней со стороны общества, от должного понимания обществом правовых мотивов принятых судом решений. В целях объективного, достоверного и оперативного информирования общества о деятельности суда судья должен взаимодействовать с представителями средств массовой информации. Судья должен способствовать профессионально грамотному освещению в средствах массовой информации работы суда и судей».
Для этого есть все объективные условия. «И суд, и пресса, — отмечает председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев, — существуют в одной социальной среде, в общем правовом пространстве, имея различную природу и выполняя различные функции, у них есть одно общее свойство — они решают в демократическом государстве единую задачу служения общественным интересам. При этом неизбежно множество аспектов соприкосновения, точек пересечения, а иногда и столкновения в их деятельности, что, тем не менее, исключает взаимоизоляцию, взаимоотчуждение, диктует необходимость их правомерного и продуманного сотрудничества» <14>.
———————————
<14> Лебедев В.М. Судебная власть и средства массовой информации // в кн.: Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. М.: Российская академия правосудия, 2000. С. 277 — 278.

Представляется, что эти слова, сказанные в данном случае относительно прессы, следует полностью отнести и к другим видам СМИ, особенно к телевидению. Для судебной власти было бы весьма полезным, если бы на наиболее популярных каналах были бы организованы регулярные выступления, например один раз в квартал, председателей всех трех высших судебных структур страны (КС РФ, ВСРФ, ВАС РФ).
Было бы также весьма полезным организовать на популярных каналах телевидения специальные информационные программы о текущей деятельности судов России.
В-третьих, актуальной задачей в сфере формирования адекватного действительности общественного мнения о работе судебной системы страны является повышение уровня правовой культуры населения. На активизацию работы в этом направлении нацеливают утвержденные Президентом РФ 28.04.2011 «Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан». На сегодняшний день работа в этом направлении оставляет желать много лучшего. А потрудиться здесь, в связи с изменениями в правовой и судебной системах страны, безусловно, есть над чем. Достаточно напомнить об отношении населения страны к условному осуждению как неосуждению вообще, о стремлении граждан уклониться от участия в судебных процессах в качестве присяжных заседателей и т.д. В активизации деятельности по правовому образованию и воспитанию граждан, по формированию большего соответствия общественного мнения действительному качеству правосудия — во всем этом в нашей стране есть большая потребность, есть и не использованные пока возможности.
В заключение напомним известное положение ч. 1 ст. 1 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», в котором говорится о том, что в осуществлении правосудия в Российской Федерации участвуют только суды в лице судей и заседателей и никто другой.

Литература

1. Гарбузняк А. Крупным планом / А. Гарбузняк // Московские новости. 03.08.2012. N 138 (334).
2. Егорова О. Суд без тайн / О. Егорова // Российская газета — Неделя. 14.04.2011. N 5456 (80).
3. Кони А.Ф. Власть суда в применении наказания // Кони А.Ф. Избранные труды и речи / сост. И.В. Потапчук. Тула: Автограф, 2000. С. 264.
4. Кони А.Ф. Воспоминания о деле Веры Засулич // Кони А.Ф. Избранное. М.: Сов. Россия, 1989. С. 321 — 322, 333.
5. Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе (Общие черты судебной этики) // Кони А.Ф. Избранные труды и речи / сост. И.В. Потапчук. Тула: Автограф, 2000. С. 85.
6. Лебедев В.М. Судебная власть и средства массовой информации // в кн.: Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. М.: Российская академия правосудия, 2000. С. 277 — 278.
7. Татьянин Д.В. Некоторые правовые и социальные последствия внедрения гражданского общества в российских условиях / Д.В. Татьянин // Гражданское общество в России и за рубежом. 2013. N 2. С. 20 — 22.

Тема 7 Проблемы социологии правотворчества

1. Социологический
подход к правотворчеству.

2. Социальная
обусловленность законодательства.

3. Методы
социологического законодательного
исследования.

4. Роль социальных
факторов в формировании отраслей и
институтов законодательства.

5. Проблемы выявления
потребностей в законодательном
регулировании.

6. Теневое
нормотворчество: истоки и состояние
проблемы.

7. Механизм действия
социальных факторов на разных стадиях
законодательного процесса.

Практические
задания, вопросы к дискуссии на семинарских
занятиях

  • Как соотносятся
    понятия «правотворчество и «нормотворчество»
    в контексте юридического и социологического
    значе­ния этих терминов? Отличается
    ли правотворчество от законодательной
    деятель­ности? Раскройте особенности
    социологического изучения правотворческого
    процесса.

  • На какие стадии
    можно разделить правотворческий процесс
    с точки зрения социологии права и
    действующего законодательства? Является
    ли стадией этого процесса возникновение
    потребности в правовом регулировании
    тех или других отношений?

  • Какие факторы и
    в какой степени влияют на правотворческий
    процесс? Можно ли устранить или
    корректировать их действие? Кому и как
    следует учитывать действие подобных
    факторов? Что такое паспорт фактора?

  • Поразмышляйте,
    насколько автономна воля законодателя
    в принятии решения? Или она всегда
    детерминирована на влияние общества?
    Какие виды давления может испытывать
    законодатель в процессе правотворчества?

  • Изобразите
    графически правотворческий процесс и
    влияние социальных факторов на него
    (т.е. какое давление и какой стадии
    правотворческого процесса испытывает
    на себе законодатель). Объясните схему.

  • Приведите примеры
    совпадения и расхождения законодательного
    решения с общественным мнением. Кто
    был прав в случаях расхождения:
    законодатель или общество? Учитывало
    ли принятое решение общественное
    мнение?

  • На примере
    какой-нибудь нормы права смоделируйте
    социальные последствия ее действия,
    изменения и отмены.

  • Раскройте структуру
    законодательной социологии. Дайте ее
    определение.

  • Деловая игра.
    Разделите группу на четыре части. Одна
    часть представляет законодателя и его
    интересы, все другие вы­ражают интерес
    определенной социальной группы
    (напри­мер, одни предлагают разрешить
    гражданам уйти на пен­сию и получать
    пособие до пятидесятилетнего возраста,
    дру­гие — после 70 лет, а третьи — вообще
    ее отменить). В результате правотворческой
    деятельности надо найти пра­вообразующий
    интерес и отразить его в принятом
    законо­проекте. По желанию студентов
    может быть выбрана другая проблема.

  • Организуйте
    дискуссию по вопросу: «По какому пути
    дол­жно развиваться право, чтобы
    повысить уровень правовой активности
    населения и уровень знания права:
    дальней­шей детализации, бюрократизации
    и специализации (что­бы эти знания
    стали доступными только «посвященным»
    юристам в виду сложности правовых
    предписаний и реа- лизовывались ими по
    заказу «непосвященных» субъектов
    права) или упрощения норм (чтобы каждый
    знал и приме­нял право сам)?. Не приведет
    ли усложне­ние правового материала
    к тому, что общество перестанет прибегать
    к официальным нормам и в большей части
    пе­рейдет на регулирование теневым
    нормотворчеством?

  • Как Вы считаете,
    насколько объективно референдум
    отра­жает волю общества? Когда его
    целесообразно проводить?

  • Проведите экспертный
    опрос о процессе правотворчества.
    Например, опросите эксперта-депутата
    одной из парламен­тских комиссий.

  • Придумайте или
    найдите в нормативно-правовом материале
    несколько вариантов последовательного
    изменения нормы права. Проведите
    контент-анализ документов, в кото рых
    эти варианты нормы нашли свое выражение.
    Определите, какие факторы повлияли на
    ее изменение. Составьте паспорт
    какого-либо из факторов.

  • В чем состоит
    теория «Инфра-права»? Почему законодатель
    в одних случаях фактически сложившиеся
    отношения возводит в ранг закона, а в
    других — оставляет их без внимания,
    приведите примеры, подтверждающие Ваши
    предположения.

  • Составьте схему,
    изображающую взаимосвязь между
    правосознанием населения, законотворческой
    деятельностью, правоприменительной
    практикой и состоянием законопорядка
    в стране? Какие социальные и психологические
    явления и процессы здесь должны быть
    изображены?

  • Возьмите
    гипотетическую правовую норму (желательно
    актуальную и спорную). Спрогнозируйте
    многовариантные последствия ее введения
    в законную силу (позитивные и негативные,
    экономические, политические,
    психологические и другие).

  • Путем голосования
    в группе по этим критериям, а также
    путем последующей фиксации и сравнения
    результатов определите ожидания
    населения от введения это нормы в
    действие. Чьи интересы она отражает,
    есть ли у нее социальная база, т.е. какая
    эффективность нормы прогнозируется.
    Сравните Ваши ожидания с полученным
    результатом.

  • Тема 7 Проблемы социологии правотворчества

    2.На какие стадии можно разделить правотворческий процесс с точки зрения социологии права и действующего законодательства? Является ли стадией этого процесса возникновение потребности в правовом регулировании тех или других отношений?

    3.Какие факторы и в какой степени влияют на правотворческий процесс? Можно ли устранить или корректировать их действие? Кому и как следует учитывать действие подобных факторов? Что такое паспорт фактора?

    4.Поразмышляйте, насколько автономна воля законодателя в принятии решения? Или она всегда детерминирована влиянием общества? Какие виды давления может испытывать законодатель

    впроцессе правотворчества?

    5.Изобразите графически правотворческий процесс и влияние социальных факторов на него (т. е. какое давление и на какой стадии правотворческого процесса испытывает на себе законодатель). Объясните схему.

    6.Приведите примеры совпадения и расхождения законодательного решения с общественным мнением. Кто был прав в случаях расхождения: законодатель или общество? Учитывало ли принятое решение общественное мнение?

    7.На примере какой-нибудь нормы права смоделируйте социальные последствия ее действия, изменения и отмены.

    8.Раскройте структуру законодательной социологии. Дайте

    ееопределение.

    9.Деловая игра. Разделите группу на четыре части. Одна часть представляет законодателя и его интересы, все другие выражают интерес определенной социальной группы (например, одни предлагают разрешить гражданам уйти на пенсию и полу-

    чать пособие до пятидесятилетнего возраста, другие – после 70 лет, а третьи – вообще ее отменить). В результате правотворческой деятельности надо найти правообразующий интерес и отразить его в принятом законопроекте. По желанию студентов может быть выбрана другая проблема.

    10. Организуйте дискуссию по вопросу: «По какому пути должно развиваться право, чтобы повысить уровень правовой активности населения и уровень знания права: дальнейшей детализации, бюрократизации и специализации (чтобы эти знания стали

    Сущность и признаки общественного мнения — Студопедия

    Общественное мнение всегда выражает опре­деленное отношение людей к тем или иным вопросам в обще­ственной жизни, к деятельности правительства, политических партий, к отдельным личностям, т.е. к выдвинутым пробле­мам. Выражение отношения в форме одобрения или осужде­ния, пожелания или требования составляет один из важных признаков общественного мнения.

    Другим важным признаком является то, что оно формирует­ся по вопросам, затрагивающим общие интересы людей, и воз­никает в связи с расхождением взглядов социальных групп, классов и отдельных личностей на интересующие их вопросы.

    Важным признаком общественного мнения является не только то, что оно публично высказывается и защищается, но и то, что оно широко распространено.

    Общественное мнение отражает все или почти все стороны жизни общества. Оно включает в свое содержание те же рацио­нальные, волевые и эмоциональные моменты, что и специфи­ческие формы общественного сознания. Так, если мнение вы­сказывается по политическим или нравственным вопросам, то оно тем самым включает в себя и политические, и нравствен­ные идеи, т.е. рациональные моменты.

    Общественное мнение широко охватывает сферу чувств людей, так как оценивает поступки людей, одобряет или осуж­дает их. Чувства расположения, симпатии или гнева, ненавис­ти с необходимостью присутствуют в общественном мнении.

    Наличие в содержании общественного мнения рациональ­ных, волевых и эмоциональных моментов сближает его с поли­тическим и правовым сознанием, с этическим и эстетическим сознанием. Что касается науки как формы общественного со­знания, то история общественной мысли показывает, как об­щественное мнение нередко противопоставлялось науке. Эти взгляды были выражены в философии Гегеля. Коллективное суждение, по Гегелю, не носит характера научного знания. В этом он видел одну из особенностей общественного мнения, определяемую тем, что мнение высказывает народ. Народ, считал философ, представляет ту часть членов государства, ко­торая не знает, чего она хочет. Поэтому в общественном мне­нии на первый план выступают предрассудки и заблуждения. Общественное мнение не основывается на проверенных фак­тах, оно по своей природе субъективно, не поднимается на вы­соту научного знания. Однако наличие в общественном мне­нии ложных представлений нельзя считать его специфической чертой.



    Объектами общественного мнения выступают факты, со­бытия и процессы, т.е. мнения — это суждения людей, выра­жающие их отношение к фактам, явлениям, процессам дейст­вительности, их оценку. Особенность мнений как оценочных суждений состоит в том, что в них выражается и субъективное отношение людей к объекту.


    Для выяснения специфики мнения важно рассматривать его как необходимое звено во взаимоотношении субъекта и объекта деятельности, в отношении человека, социальной группы с окружающим миром. Ведь люди не только отражают и познают действительность, но и вступают с ней в определен­ные практические отношения, изменяют ее. В процессе взаи­модействия человека, социальной группы, класса с окружаю­щим миром высказываются оценочные суждения, которые вы­ступают в качестве регулятора отношений, поведения людей.

    Мнение складывается на основе знания о предмете выска­зывания, и чем глубже наши знания о нем, тем объективнее на­ше суждение. Однако мнение зависит не только от знаний, но и от интересов людей, их мировоззрения. Например, от интере­сов будет зависеть, обратят ли люди внимание на то или иное явление. Если это явление затрагивает интересы людей, то они не останутся безразличны. Следовательно, если мнение зави­сит от интересов людей, их мировоззрения, а не только от зна­ния, то оно не может не содержать субъективный момент, хотя и не сводится к нему.

    Все мнения, кроме индивидуального, принято называть об­щественным мнением. Существуют мнение той или иной со­циальной группы и мнение коллектива, которые не совпадают полностью, ибо любая социальная группа и любой коллектив имеют свои специфические интересы, касающиеся только их членов. Субъектом коллективного мнения выступают соци­альная группа, коллектив, которые могут принимать участие в формировании общественного мнения по какой-либо пробле­ме общественной жизни. Такой коллектив можно назвать субъектом общественного мнения лишь постольку, поскольку он входит составной частью в ту или иную социальную группу или общность людей. В этом смысле коллективное мнение вы­ступает формой проявления общественного.

    Субъектом общественного мнения выступает не любая группа людей, а большая человеческая общность. В строгом смысле слова общественное мнение — это народное мнение, хотя этот термин употребляется для обозначения мнения са­мых различных социальных групп и общностей.

    Для точного употребления понятия «общественное мне­ние» следует различать термины «субъект общественного мне­ния» и «выразитель общественного мнения». Субъект общест­венного мнения — это устойчивая общность людей, имеющих то или иное мнение, с позиций интересов которых оно высказы­вается. Выразителем общественного мнения является любое объединение людей, выступающее его носителем, в том числе инициатором его формирования. В качестве его выразителя, инициатора выступает, как правило, общественность, за кото­рой всегда стоят социальные группы, классы с их интересами.

    Итак, субъектом общественного мнения выступает доми­нирующее большинство того или иного общества. Как мнению большинства общественному мнению присуще внутреннее единство.

    В содержании сформировавшегося общественного мнения не могут одновременно присутствовать противостоявшие и противоборствовавшие в период его зарождения и становле­ния суждения. Сложившееся общественное мнение самим фактом своего существования выражает не процесс обмена мнениями, не борьбу противоположных мнений, а результат, итог этого обмена, этой борьбы. Если бы было иначе, если бы общественное мнение выступало как множественное образо­вание, оно не имело бы того огромного морально-политиче­ского авторитета, которым отличается в реальной жизни.

    С общественным мнением связываются такие обществен­ные явления, как популярность, известность, которые являют­ся для многих побудителем к действиям, имеющим обществен­ный характер и общественный интерес.

    К причинам или движущим силам общественного мнения следует отнести массовые потребности, интересы и ценност­ные ориентации людей. Возникая на основе потребностей и сохраняя с ними тесную связь, интересы выражают специфи­ческое отношение людей к тем объектам действительности, которые представляют для них большую значимость и эмоцио­нальную привлекательность. По сравнению с потребностями они выступают более сильным побудительным мотивом для возникновения общественного мнения. Те события и явления действительности, которые вызывают к себе интерес не только отдельных людей, но и массовый интерес, становятся центром общественного внимания, оценок и эмоций.

    На содержание и направленность общественного мнения большое влияние оказывают ценностные ориентации — соеди­нение рассудочного и чувственного отношения к предмету об­щественного мнения. Формирование общественного мнения идет на двух уровнях: эмоциональном и рациональном. Наиболее действенным и устойчивым является то мнение, которое захватывает как сферу чувств людей, так и сферу разума. В нем выражается не только ненависть или надежда, но и рациональ­но обоснованная позиция его субъекта.

    Таким образом, общественное мнение как публично выра­женная и распространенная информация отражает общие ин­тересы людей. Оно формируется в процессе борьбы противо­положных мнений, поскольку не бывает полного совпадения интересов людей, их желаний и устремлений.

    Общественное мнение крайне противоречиво по своей природе. Оно выступает, с одной стороны, как духовное отно­шение, а с другой — как духовно-практическое, прежде всего как проявление социальной воли. Мнение как духовное отно­шение выражается по преимуществу в оценочных суждениях о явлениях действительности. В этом состоит его специфика. Но оценка не раскрывает в должной мере активного начала, при­сущего общественному мнению. Активное начало проявляется главным образом в позиции людей по отношению к предмету мнения, в переходе от слов к действию. Когда духовное отно­шение сливается с практической деятельностью, мнение вы­ступает как духовно-практическое отношение. В качестве та­кового оно предписывает людям и социальным институтам оп­ределенные действия. В этом случае в процессе формирования общественного мнения на первый план выступают выработка общей позиции действий, концентрация социальной воли на принятии определенного решения и путях его осуществления.

    Мнение общества как духовное отношение, будучи вклю­ченным в систему социального регулирования, представляет собой специфический вид информации: оно предписывает, обязывает, одобряет, порицает и т.д. Мнение как духов­но-практическое отношение выходит за рамки информации. Для него существенным является связь с общественностью.

    Общественное управление осуществляется обществен­ностью посредством требований, выраженных мнением. Оно невозможно без учета общественного мнения, как невозможно государственное управление без права. Благодаря мнению ус­танавливаются и обеспечиваются социальные нормы поведе­ния, осуществляется применение метода убеждения в регули­ровании отношений и т.д. Следовательно, мнение общества —это не только вид информации, но и важнейшее средство, с по­мощью которого общественность осуществляет функции со­циального управления. Как таковое, оно входит в систему со­циального регулирования и управления обществом. Однако и само общественное мнение испытывает на себе сильное влия­ние социальных и других общественно-психологических явле­ний и процессов.

    Особое место в процессе формирования общественного мнения занимает вера. Это она помогает выбирать позиции, за­ставляет принимать одни решения и отвергать другие, поддер­живать одних лидеров и отвергать других. Познание душевных основ бессознательного открывает возможности для воздейст­вия на содержание общественного мнения, его направлен­ность, тенденции изменения.

    Общественное мнение подвержено манипулированию, так как оно складывается не только сознательно, но и подсозна­тельно, включая в свое содержание как суждения здравого смысла, так и предрассудки, мифы. Для него могут быть харак­терны эмоциональная взвинченность, психическая неустой­чивость. Манипулирование разрушает основы, на которых держится общественное мнение: определенную систему цен­ностей, установки, стереотипы, в этом и состоит причина не­объяснимых подчас результатов исследований общественного мнения.

    Средства массовой информации — пресса, телевидение, ра­дио — объединяют людей вокруг себя и творят их сознание по своему подобию. Массовое общество свело на нет личные взаимодействия и «заменяет их спектаклем фиктивных поле­мик и иллюзий единства мнений». Так пишет известный фран­цузский ученый в области социальной психологии С. Моско-вичи в своей знаменитой работе «Вектолп». Средства массовой информации проникли в каждый дом и превратили каждого человека в члена новой массы. Миллионы людей составляют часть толпы нового типа, оставаясь при этом у себя дома перед экраном телевизора или читая газету. Мнение, формируемое подобным образом, будет выступать не мнением большинства, а мнением некой новой массы. С наступлением массового об­щества телевидение и пресса становятся основными средства­ми формирования общественного мнения, которое создается, изменяется в угоду социальному заказчику. При этом зритель или читатель не может ни возразить, ни узнать, как много лю­дей разделяют его мнение. Потребность же в средствах комму­никации подобна наркотической зависимости.

    «Общение с помощью слова, а в наши дни особенно с по­мощью прессы, производит общественное мнение. В то же вре­мя она вас убеждает в том, что вы разделяете его с большинст­вом людей», — заключает Московичи.

    Становление общественного мнения — процесс очень сложный. Он определяется не только влиянием движущих сил деятельности людей, таких, как потребности, интересы, цен­ности, установки, стереотипы. На содержание и интенсив­ность формирования общественного мнения влияют все мас­совые духовно-психологические образования, существующие в обществе. Кроме того, на формирование и динамику разви­тия общественного мнения влияют экономические, политиче­ские, правовые, нравственные и другие условия. Следователь­но, общественное мнение — это не только одно из самых слож­ных и своеобразных социальных явлений, но и один из важнейших факторов функционирования общества.

    Как прошло голосование по поправкам в Конституцию :: Политика :: РБК

    Поправки в Конституцию ,

    01 июл, 22:37 

    Вечером 1 июля ЦИК сообщила предварительные итоги голосования по внесению поправок в Конституцию. Уровень поддержки на 18% превысил аналогичный показатель во время всенародного голосования по принятию Конституции в 1993 году

    Фото: Антон Ваганов / Reuters

    Фото: Антон Ваганов / Reuters

    Центризбирком подвел предварительные итоги голосования по внесению изменений в Конституцию. За них высказались 78,05% россиян, против — 21,14%. Явка составила 65%. Обработано 96,14% бюллетеней. Окончательные цифры по голосованию ЦИК планирует сообщить утром 2 июля. Согласно порядку утверждения поправок, они вступят в силу, если их поддержат более 50% избирателей.

    Как голосовали по поправкам в Конституцию

    Выбрать регион

    Отменить

    На всенародном голосовании по Конституции в 1993 году уровень поддержки оказался заметно меньше: за принятие Основного закона выступили 58,43%, против — 41,57%.

    Самый высокий результат поддержки поправок к 21:00 мск показали Республика Тыва (96,98% голосов «за» при 85% обработанных бюллетеней), Ставрополье (93,79% «за» при 2% обработанных голосов) и Тамбовская область (92,05% «за», обработано 1,8% бюллетеней).

    Явка на голосовании по поправкам в Конституцию


    Выбрать регион

    Отменить

    К 21:00 мск единственным регионом, где голосов «против» оказалось больше, чем «за», была Республика Коми. Там к указанному времени было 31,3% «за», 68,2% «против» при обработке 2,9% бюллетеней. После обработки 20% бюллетеней результаты сравнялись со средними — 67,4% «за», 31,59% — «против». «Результаты отражаются в зависимости от того, сколько протоколов введено. Та информация, которую вы видели (вначале), — это результаты по двум введенным протоколам», — объяснил зампред ЦИК Николай Булаев.

    Позднее ЦИК обнародовала результаты по Ненецкому автономному округу. После обработки 87,27% протоколов за принятие поправок проголосовали 45,72% жителей, против — 53,37%.

    ВЦИОМ сообщил итоги экзитпола на голосовании по поправкам

    Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

    Сравнительно низкие результаты поддержки изменений в Конституцию показали Якутия, НАО, Камчатка, Магаданская область, Хабаровский край, Омская, Иркутская и Томская области, Республика Алтай и Свердловская область (от 58,05 до 66,55% «за»).

    Результаты голосования ожидаемы, сказал РБК политолог Дмитрий Фетисов. «Технологически Кремль с задачей справился, но большую роль будет играть ход работы над закреплением поправок в нижестоящих законодательных актах, — уточнил он. — Как там будут изложены принятые поправки, какую окончательную конфигурацию приобретут институты власти, как будут учтены интересы элитных групп». От этих действий уровень одобрения поправок в обществе может повыситься или понизиться, если жители увидят, что реализация поправок на практике не учитывает их интересы, уверен эксперт.

    Отличия от выборов

    В отличие от федеральных выборов, в ходе подготовки общероссийского голосования публиковались экзитполы. ВЦИОМ в конце июня сообщил, что, по результатам опроса, за поправки готовы голосовать 70% россиян, против — 24%. По данным ФОМ, количество готовых поддержать поправки в Конституцию опрошенных было еще выше — 78,2% (по сравнению с 21,2% высказавшихся против).

    Центризбирком начал публиковать предварительные результаты голосования около 15:00 мск, когда было обработано 0,79% бюллетеней. На федеральных выборах это не допускается. Глава ЦИК Элла Памфилова объяснила журналистам, что решение публиковать предварительные цифры было принято, чтобы люди получали эту информацию «из первых рук». По ее словам, ЦИК изначально не планировала сразу публиковать результаты, но «жизнь внесла свои коррективы».

    Оглашены итоги онлайн-голосования по поправкам в Конституцию

    Фото: Андрей Никеричев / АГН «Москва»

    Согласно законодательству, на федеральных, в том числе президентских, выборах представителям властей запрещено заниматься агитацией. Однако в законе о поправках было указано, что власти могут участвовать в информировании. О том, что закон о плебисците по изменению Конституции не предусматривает агитации за или против поправок, а только информирование граждан о проведении голосования, РБК говорила и секретарь ЦИК Майя Гришина. Руководствуясь этим, с заявлениями о том, как они проголосовали, выступили многие политики. К примеру, врио главы Севастополя Михаил Развожаев заявлял, что проголосовал «за», и призвал сделать то же всех крымчан.

    Впервые в ходе голосования жители двух регионов смогли голосовать онлайн: в Москве и Нижегородской области проходило электронное голосование с 25 по 30 июня.

    Итоговая явка на онлайн-голосовании в Москве составила 93,02%. Руководитель Общественного штаба по контролю и наблюдению за общероссийским голосованием в Москве Илья Массух сообщил, что жалоб на электронное голосование в штаб не поступало.

    Как проходило голосование по поправкам в Конституцию. Главное

    Фото: Павел Лисицын / РИА Новости

    Хотя в Центризбиркоме и в департаменте информационных технологий Москвы (ДИТ) не раз заявляли, что система дистанционного голосования защищена, нескольким людям удалось проголосовать несколько раз — онлайн и на участках. Так, гражданка России Яэль Ильински, живущая в Израиле, смогла проголосовать трижды: электронным способом, а также в диппредставительствах в Тель-Авиве и Хайфе. Комментируя эту ситуацию, секретарь ЦИК Гришина заявила, что за такие действия грозит уголовное преследование.

    Также в ЦИК прокомментировали ситуацию с журналистом Павлом Лобковым и экспертом движения «Голос» Василием Вайсенбергом. И тот и другой смогли проголосовать онлайн, а потом получили бюллетени для голосования на участке. Замглавы ЦИК Николай Булаев пообещал, что с этой ситуацией разберется Мосгоризбирком. Также о том, что двум жителям Костромской области удалось проголосовать дважды, в ходе голосования заявил глава регионального избиркома Михаил Барабанов.

    Об уязвимости системы дистанционного голосования писали СМИ, в том числе «Откр

    Верховный суд, общественное мнение и принятие решений: обзор исследований

    Решения Верховного суда США редко бывают без споров, и в американской истории есть ожесточенные общественные дебаты по поводу надлежащей роли Суда в демократии. С пожизненным сроком полномочий судьи в принципе защищены от капризов общественного мнения. Но новые вопросы неизбежно попадают в Суд из-за новых тенденций в обществе, а развивающиеся нормы и ценности всегда были частью этих дел.

    Поскольку Суд продолжает рассматривать важные дела по важным социальным вопросам, история прошлых решений, таких как Roe v. Wade , по-прежнему рассматривается правоведами. Суд двигался слишком «быстро»? Как следует принимать решения по возникающим социальным вопросам в свете преобладающих в обществе взглядов?

    В 2012 году было принято знаменательное решение о Законе о доступном медицинском обслуживании. Многие ученые-правоведы отметили, что авторитет Суда в глазах общественности и его предполагаемая легитимность были частью расчетов, поскольку данные опроса 2012 года свидетельствуют о том, что традиционно высокие рейтинги одобрения Суда значительно снизились.Перед вынесением постановления американский народ разделился по поводу того, как Суд должен рассматривать этот вопрос.

    В настоящее время ученые пытаются разобраться в решениях Суда от 2013 года — об однополых браках, Законе об избирательных правах, позитивных действиях и многом другом — и посмотреть, как общественное мнение могло повлиять на правовые решения. Эрик Вотен из Джорджтауна, пишущий в политологическом блоге «The Monkey Cage», исследует различные академические гипотезы и некоторую соответствующую исследовательскую литературу; он заключает, что применение «модели отношения» помогает объяснить определенные судебные решения.

    Для ознакомления с предысторией исследования дела о гомосексуальных браках см. Этот список литературы, составленный политологом Университета Джорджа Вашингтона Джоном Сайдсом. Политолог из Университета Эмори Том Кларк также отмечает в недавнем полезном сообщении в блоге, что «судьи действительно чувствительны к динамике общественного мнения по важным вопросам в обществе. Реакция Суда на общественное мнение — это то, что политологи давно изучали ».

    Следующие отчеты и исследования могут помочь сформулировать эти проблемы:

    ________

    «Общественное (неправильное) восприятие идеологии Верховного суда: метод прямого сравнения граждан и судей»
    Джесси, Стивен; Малхотра, Нил. Общественное мнение Ежеквартально , 2013, Т. 77, No. 2, 619-634. DOI: 10.1093 / poq / nft017.

    Резюме: «Правильно ли люди воспринимают идеологию Верховного суда применительно к своим позициям? Какие типы людей чаще всего ошибаются? Ответы на эти вопросы важны для понимания основ общественной поддержки Верховного суда. Для этого необходимо поставить общественность и Верховный суд на единую идеологическую шкалу. Данное исследование представляет собой первую попытку сделать это.Мы спрашиваем респондентов, как бы они проголосовали по набору дел, недавно решенных Судом, что означает, что мы можем создать сопоставимый набор идеальных точек для масс и элит в общем пространстве. Мы находим, что Суд в целом является представителем массового мнения и что большинство граждан имеют точное представление о Суде. Однако мы также обнаруживаем, что люди гораздо чаще ошибочно воспринимают Суд как слишком либеральный, чем слишком консервативный ».

    «Правосудие на качелях»
    Эннс, Питер К.; Вольфарт, Патрик К. Политический журнал , август 2013 г., стр. 1–19. DOI: 10.1017 / S0022381613001035.

    Abstract: «В наиболее разрозненных делах Верховного суда один судья может определить исход. Учитывая это обстоятельство, ученые-юристы уделили существенное внимание колебаниям правосудия. Эта статья вносит два теоретических вклада в изучение правосудия с переменным курсом и его влияние на исход дела. Во-первых, мы показываем, что в значительном количестве случаев судья, имеющий решающее значение, не является средним судьей в Суде.Во-вторых, мы утверждаем, что временное правосудие обычно меньше полагается на поведенческие соображения и больше на стратегические и юридические соображения, чем другие судьи в Суде. Анализ показывает, что даже среди наиболее разрозненных решений Суда, которые, как обычно думают, отражают наиболее идеологически обусловленные результаты Суда, решающее голосование с меньшей вероятностью отражает установочные отношения и с большей вероятностью отражает стратегические соображения, такие как общественное мнение. предпочтения и соображения по конкретному случаю, такие как позиция, которую отстаивает Генеральный солиситор.Теория и результаты предполагают, что неспособность учесть уникальное поведение ключевого участника — будь то в Верховном суде или любом другом органе, принимающем решения — может привести к неверным выводам о детерминантах результатов политики ».

    «Об идеологических основах легитимности Верховного суда в американском обществе»
    Bartels, Brandon L .; Джонстон, Кристофер Д. Американский журнал политических наук , январь 2013 г., Vol. 57, Issue 1, 184–199.

    Резюме: «Общепринятое мнение гласит, что идеологические предпочтения людей не влияют на легитимные ориентации Верховного суда. Большая часть работ основана на предположении, что современный Суд объективно консервативен в своей политике, а это означает, что идеологические разногласия должны исходить от либералов, а согласие с консерваторами. Наш детальный взгляд на политику Суда предлагает рациональные основания для восприятия современной политики Суда как консервативной, умеренной и даже либеральной.Мы утверждаем, что при объяснении легитимности следует учитывать субъективное идеологическое несогласие — несоответствие между идеологическими предпочтениями и восприятием идеологического уклада Суда. Анализ национального опроса показывает, что субъективное идеологическое несогласие оказывает мощное пагубное влияние на легитимность. Идеология демонстрирует разумную связь с легитимностью в зависимости от того, как люди воспринимают идеологический тон Суда. Результаты опроса подтверждают предложенный нами механизм.Наша работа имеет значение для общественного мнения о Суде как о «политическом» учреждении ».

    «Благоприятный рейтинг Верховного суда по-прежнему находится на исторически низком уровне»
    Димок, Майкл; Доэрти, Кэрролл; Кили, Джоселин. Pew Research Center, март 2013 г.

    Выводы: «Национальный опрос Pew Research Center, проведенный 13-17 марта среди 1501 взрослого человека, показал, что 52% относятся к суду положительно, а 31% — отрицательно. Эти рейтинги изменились незначительно с июля прошлого года, вскоре после постановления суда о сохранении большей части Закона о доступном медицинском обслуживании.Мнение республиканцев о суде, которое упало на 18 пунктов после решения суда по закону о здравоохранении, в текущем обзоре несколько восстановилось. Почти половина республиканцев (47%) положительно относятся к Верховному суду по сравнению с 38% в июле прошлого года, но все же ниже, чем 56%, которые положительно относились к суду до принятия им решения по закону о здравоохранении. Напротив, впечатление демократов о суде с июля прошлого года снизилось с 64% до 56% ».

    «Новый источник легитимности Верховного суда»
    Bassok, Or. Журнал конституционного права Пенсильванского университета , Vol. 16, 2013.

    Abstract: «В последние десятилетия Верховный суд утратил способность основывать свою легитимность исключительно на своей юридической экспертизе, но он получил общественную поддержку как новый источник легитимации своей власти. В связи с растущим общественным пониманием того, что юридическая экспертиза не дает Суду однозначных ответов, Суд частично утратил экспертизу как источник легитимности. Идея о том, что судьи решают важные дела на основе своих политических предпочтений, стала частью здравого смысла и подорвала имидж Суда как эксперта в общественном сознании.С другой стороны, в результате изобретения научных опросов общественного мнения и их нынешнего значения в общественном сознании Суд получил новый источник легитимности. Благодаря опросам общественного мнения, которые измеряют общественную поддержку Суда, Суд впервые в своей истории теперь имеет независимый и общественный показатель, демонстрирующий его общественную поддержку. Была нарушена монополия выборных институтов на утверждение публичных полномочий. В результате этих изменений, а также уроков, которые Суд извлек из линии принятия решений Лохнера и Брауна, произошел важный сдвиг в политическом балансе сил, а затем и в понимании судом Ренквиста его собственных источников легитимности.”

    «Как общественное мнение сдерживает Верховный суд США»
    Касильяс, Кристофер Дж .; Эннс, Питер К .; Вольфарт, Патрик С. Американский журнал политических наук , октябрь 2010 г. DOI: 10.1111 / j.1540-5907.2010.00485.x.

    Abstract: «Хотя ученые все чаще признают наличие одновременной связи между общественным мнением и решениями Верховного суда, продолжаются споры о том, почему эта связь существует. Влияет ли общественное мнение непосредственно на решения или судьи просто реагируют на те же социальные силы, которые одновременно формируют общественное настроение? Чтобы ответить на этот вопрос, мы сначала разрабатываем стратегию контроля за изменением отношения судей, которое проистекает из социальных сил, влияющих на общественное мнение.Затем мы предлагаем теоретический аргумент, который предсказывает, что стратегические судьи должны учитывать общественное мнение даже в тех случаях, когда общественность вряд ли будет осведомлена о деятельности Суда. Результаты показывают, что влияние общественного мнения на решения Верховного суда реально, существенно важно и наиболее ярко проявляется в несостоятельных делах. ”

    «Восприятие политизации и общественных предпочтений в отношении Верховного суда»
    Bartels, Brandon L .; Джонстон, Кристофер Д. Public Opinion Quarterly , сентябрь 2011 г. doi: 10.1093 / poq / nfr032.

    Abstract: «В какой степени судьи Верховного суда должны назначаться на основе идеологии и политики, а не только на основании квалификации и опыта? Мы исследуем, как на предпочтения американцев в отношении этого вопроса влияет их восприятие Суда как политизированного в том, как он выполняет свою работу. С точки зрения «обратной реакции», такое восприятие должно уменьшить предпочтения в отношении процесса политического назначения, в то время как перспектива «политического усиления» предполагает эффект усиления.Данные общенационального опроса показывают, что широкие слои населения воспринимают Суд с политической точки зрения и предпочитают, чтобы судьи избирались на политической и идеологической основе. Эмпирические данные опровергают гипотезу обратной реакции и поддерживают гипотезу политического подкрепления; чем больше люди воспринимают Суд в политизированных терминах, тем больше они отдают предпочтение процессу политического назначения. Те, кто считает Суд в высшей степени политизированным, не отделяют Суд от явно политических ветвей и поэтому предпочитают, чтобы судьи выбирались по политическим и идеологическим причинам.Результаты имеют значение для восприятия и ожиданий общественности в отношении Суда как «политического» института ».

    «Обращение к народу»: общественное мнение и поддержка Верховного суда Конгрессом » Ура, Джозеф Дэниел; Вольфарт, Патрик К. Политический журнал , 2010 г. DOI: 10.1017 / S0022381610000459.

    Abstract: «Ученые часто утверждают, что общественная поддержка судебной власти побуждает Конгресс предоставлять ресурсы и свободу действий Верховному суду.Однако теория конкурирующего государственного учреждения, закрепленная в Конституции, предполагает, что общественная поддержка судов сама по себе не может служить объяснением поддержки судебной власти Конгрессом. Вместо этого логика системы разделения властей указывает на то, что законодательная поддержка институционального потенциала судов будет зависеть от общественного доверия к законодательной власти, а также от оценок судебной власти. Мы проверяем эту теорию и обнаруживаем, что доверие общественности как к Конгрессу, так и к Суду существенно влияет на поддержку Конгрессом Верховного суда, учитывая идеологическую дистанцию ​​между Судом и Конгрессом, а также объем работы Суда.Результаты предлагают более тонкий и комплексный взгляд на роль общественных настроений в уравновешивании институциональной власти в американской политике ».

    «Разделение властей, судебное преследование и судебная легитимность»
    Кларк, Том С. Американский журнал политических наук , октябрь 2009 г., том. 53, выпуск 3. DOI: 10.1111 / j.1540-5907.2009.00411.x.

    Abstract: «Основное внимание в исследованиях судебной политики уделяется тому, насколько идеологические расхождения между Судом и Конгрессом могут объяснить различия в принятии решений Верховным судом.Однако противоречивые теоретические и эмпирические данные привели к значительному расхождению в исследованиях. Основываясь на доказательствах из интервью с судьями Верховного суда и бывшими клерками, я разрабатываю формальную модель отношений между судебными органами и конгрессом, которая включает судебные предпочтения в отношении институциональной легитимности и роль общественного мнения во враждебном отношении Конгресса к Верховному суду. Исходный набор данных, идентифицирующий все законодательные акты об ограничении судебных решений, предложенные в период с 1877 по 2006 год, затем используется для оценки влияния враждебности Конгресса на использование Судом судебного надзора.Доказательства показывают, что общественное недовольство Судом, опосредованное враждебностью Конгресса, создает для Суда стимул к самоограничению. Когда Конгресс настроен враждебно, Суд использует судебный надзор для признания недействительными актов Конгресса реже, чем когда Конгресс не настроен враждебно по отношению к Суду ».

    «Верховный суд в американской демократии: выяснение связи между общественным мнением и принятием судебных решений» Блэкстоун, Бетани; Вининг младший, Ричард Л. Политический журнал , апрель 2008 г., Vol. 70, № 2.

    Abstract: «Многие ученые согласны с тем, что частая смена судей позволяет Верховному суду в целом учитывать общественное мнение. Недавние исследования показывают, что, помимо этого косвенного эффекта, судьи Верховного суда прямо реагируют на изменения общественного мнения. Мы исследуем две причинно-следственные связи, предложенные для прямой связи общественного мнения с поведением судей, а также последствия характера и силы этих связей для текущих дебатов о сроках полномочий Верховного суда.Недавнее повышение стабильности членского состава Суда подняло вопросы о постоянной эффективности механизма замены и возобновило дискуссии о механизмах ограничения срока полномочий судей. Наш анализ дает мало свидетельств того, что судьи стратегически реагируют на общественное мнение, но частично поддерживает идею о том, что предпочтения судей меняются в ответ на те же социальные силы, которые формируют мнение широкой общественности. Наш анализ предлагает предварительные доказательства того, что — даже в отсутствие смены состава — общественное мнение может предоставить механизм, с помощью которого предпочтения Суда могут быть согласованы с предпочтениями общественности.”

    «Многие средние судьи Верховного суда»
    Лодердейл, Бенджамин Э .; Кларк, Том С. Обзор американской политической науки , ноябрь 2012 г., Vol. 106, выпуск 4. DOI: 10.1017 / S0003055412000469.

    Abstract: «Одномерные пространственные модели стали источником информации для многих теоретических работ и исследований Верховного суда США. Однако мы утверждаем, что судебные предпочтения значительно различаются в разных областях права, и что ограничения в нашей способности измерить эти предпочтения ограничили круг вопросов, которые преследуют ученые.Мы представляем новый подход, который использует информацию о существенном сходстве между делами для оценки судебных предпочтений, которые меняются в зависимости от существенных правовых вопросов и во времени. Мы показываем, что модель, позволяющая предпочтениям изменяться по вопросам существа, а также с течением времени, является значительно лучшим предиктором судебного поведения, чем модель, которая позволяет предпочтениям изменяться только с течением времени. Мы обнаруживаем, что судебные предпочтения не сводятся к простой идеологии левых и правых, и, как следствие, существуют существенные различия в идентичности медианного правосудия в разных областях права на протяжении всех периодов существования современного суда.Эти результаты предполагают необходимость пересмотреть эмпирические и теоретические исследования, которые зависят от существования единой центральной медианной справедливости ».

    «Общественное мнение и утверждение сенатом кандидатов в Верховный суд»
    Kastellec, Jonathan P .; Лакс, Джеффри Р .; Филлипс, Джастин. Политический журнал , июль 2010 г., Vol. 72, № 3, 767-784. DOI: 10.1017 / S0022381610000150.

    Резюме: «Влияет ли общественное мнение на политику утверждения Верховным судом? Мы представляем первое прямое свидетельство того, что общественное мнение на уровне штатов о том, следует ли утверждать того или иного кандидата в Верховный суд, влияет на поименное голосование сенаторов.Используя национальные опросы и применяя последние достижения в оценке общественного мнения, мы производим самые современные оценки общественной поддержки утверждения 10 недавних кандидатов в Верховный суд во всех 50 штатах. Мы обнаружили, что усиление общественной поддержки государства происхождения значительно и разительно увеличивает вероятность того, что сенатор проголосует за утверждение кандидата, даже с учетом других факторов, предсказывающих поименное голосование. Эти результаты устанавливают систематическую и прочную связь между мнением избирателей и голосованием по кандидатурам в Верховный суд.Мы связываем этот вывод с более широкими дебатами о роли мажоритарного принципа и представительства ».

    «Переоценка влияния решений Верховного суда на общественное мнение: дела о гражданских правах геев»
    Стоутенборо, Джеймс В .; Haider-Markel, Donald P .; Аллен, Махалли Д. Ежеквартальный отчет о политических исследованиях , сентябрь 2006 г., Vol. 59, № 3.

    Abstract: «Теоретические и эмпирические дебаты о способности Верховного суда США влиять на общественное мнение своими решениями еще далеко от завершения.Ученые исследовали этот вопрос, используя различные теоретические точки зрения и эмпирические данные, но теоретического консенсуса нет, и эмпирические исследования не лишены методологических недостатков. Мы вступаем в эту дискуссию, пытаясь внести некоторую ясность в теоретические подходы, преодолеть некоторые методологические недостатки и поставить под пристальное внимание еще не изученную проблемную область — решения судов по гражданским правам геев. Мы утверждаем, что способность решений Суда влиять на общественное мнение зависит от важности вопроса, политического контекста и конкретных факторов дела на совокупном уровне.На индивидуальном уровне эти факторы также имеют значение, но необходимо также учитывать характеристики граждан. Наш анализ мнений на совокупном и индивидуальном уровнях действительно предполагает, что решения Суда могут влиять на общественное мнение. Однако способность решений Суда влиять на общественное мнение условна. Наши результаты подтверждают гипотезу легитимации и модель структурных эффектов. В заключение мы обсудим значение наших выводов и предложения для будущих исследований.”

    «Учитель-республиканец: Верховный суд США, общественное мнение и аборты»
    Франклин, Чарльз Х .; Kosaki, Liane C. Обзор американской политической науки , сентябрь 1989 г., Vol. 83, № 3.

    Abstract: «Верховный суд Соединенных Штатов исторически играет роль« республиканского учителя », воспитывающего добродетели в гражданах. Роль учителя республики также служит интересам Суда. Верховный суд как «самая слабая ветвь власти» нуждается в общественной поддержке, чтобы его решения были эффективными.Мы исследуем способность Суда заручиться поддержкой населения своих постановлений, особенно в деле Роу против Уэйда. Анализ показывает, что решение Суда повлияло на общественное мнение, но не так, как предполагала предыдущая работа. В то время как поддержка абортов для защиты здоровья возросла в результате решения Суда, общественность стала более поляризованной по поводу «дискреционных» абортов. Загадка состоит в том, каким процессом можно объяснить эти разрозненные реакции. Мы разрабатываем теорию, основанную на межличностном влиянии, чтобы объяснить эти результаты, утверждая, что социальная интерпретация событий приводит к различным результатам.Затем эту теорию проверяют на чисто психологической альтернативе. В заключительном обсуждении рассматривается, как эти результаты могут быть распространены на общую проблему общественных решений и народных ответов, включая действия президента и влияние СМИ ».

    Ключевые слова: закон, реформа здравоохранения, сводка научных данных, партийный раскол

    ,

    11. Позитивные действия: история законодательства, судебная интерпретация, общественный консенсус | Становление Америки: расовые тенденции и их последствия: Том I

    Гамсон, В. 1991 Говорящая политика . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Гамсон В., Модильяни А. 1987 Изменение культуры позитивных действий. Исследования в области политической социологии 3: 137– 177.

    Глейзер, Н. 1975 Позитивная дискриминация . Нью-Йорк: Основные книги.

    1995 Гонка, а не класс. The Wall Street Journal (5 апреля): A12.

    Грэм, Х. 1990 Эра гражданских прав: истоки и развитие национальной политики . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Хакер, А. 1992 Две нации: отдельные, враждебные, неравные . Нью-Йорк: Баллантайн Букс.

    Холл, К., изд. 1992 Оксфордский коллега Верховного суда США . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Hochschild, J. 1995 Лицом к американской мечте . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    1999 г. Позитивные действия как культурная война. В Культурные территории рас: белые и черные границы , М. Ламонт, изд. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Джонсон, К. 1983 Черная поддержка программ позитивных действий. Филон XLIV (4).

    Джонсон, Л. 1965 Речь при поступлении в Университет Говарда. Вашингтон, округ Колумбия, 4 июня.

    Каленберг Р. 1996 Средство правовой защиты: класс, раса и позитивные действия . Нью-Йорк: Основные книги.

    Киндер Д. и Сандерс Л. 1990 Подражание политическим дебатам с помощью вопросов для опроса: случай позитивных действий для чернокожих. Социальное познание 8 (Весна): 73–103.

    1996 Разделено по цвету . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Lichter, L. 1985 Кто говорит от лица Черной Америки? Public Opinion Quarterly (август / сентябрь): 43.

    Липсет, С. 1992 г. Позитивные действия и американское кредо. The Wilson Quarterly 16 (Зима): 52–62.

    Липсет, С., Шнайдер У. 1978 Дело Бакке: как оно будет решаться в суде общественного мнения. Общественное мнение (март / апрель): 38–44.

    Norman, J. 1995 год. Вердикт Америки в отношении позитивных действий явно неоднозначен. Общественная перспектива 6 (июнь / июль): 49–52.

    Schneider, W. 1991 В дебатах о квотах на работу, преимущество Республиканской партии. Национальный журнал (8 июня): 1374.

    Шуман, Х., К. Стих, Л. Бобо и М. Крысан 1997 Расовые отношения в Америке . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Сигельман, Л., Уэлч, 1991 Чернокожие американцы: взгляд на неравенство: отложенная мечта . Нью-Йорк: Cambridge Press.

    Скрентны, Дж. 1996 Иронии позитивных действий: политика, культура и справедливость в Америке . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    ,

    Совпадение — Викицитатник

    A Совпадение — это замечательное совпадение событий или обстоятельств, которые не имеют очевидной причинной связи друг с другом. Восприятие удивительных совпадений может привести к утверждениям о сверхъестественном, оккультном или паранормальном. Или это может привести к вере в фатализм, то есть учение о том, что события будут происходить в точном соответствии с заранее определенным планом.

    • Люди совершенно не верят в совпадения. Они слишком готовы отвергнуть это и построить загадочные сооружения из чрезвычайно хрупкого вещества, чтобы избежать этого.Я, с другой стороны, вижу совпадение повсюду как неизбежное следствие законов вероятности, согласно которым отсутствие необычных совпадений гораздо более необычно, чем могло бы быть любое совпадение.
      • Айзек Азимов, «Планета, которой не было», первоначально опубликованная в журнале The Magazine of Fantasy and Science Fiction (май 1975 г.)
    • Ничего не происходит само по себе. События происходят в результате сосредоточения мысли, а мысль — это вещь, как вы знаете.Мысль развивает свою собственную энергию и посредством отношений вызывает события, которые затем становятся как бы совпадениями. Событие взаимодействует с другим событием, которое взаимодействует с другим событием, которое «случайно» создает следующее событие и так далее. Люди все время реагируют на мысли в мысленном поясе … Разумный пояс пропитан мыслеформами. Если энергия мыслеформы и энергия индивидуума вибрируют более или менее с одинаковой скоростью, тогда человек может «втянуть» эту мыслеформу и откликнуться на нее.Вы не ответили бы на то, что противоречило вашим идеям, но на то, что соответствовало вашему собственному мышлению. Другие делают то же самое, а потом вы встречаетесь, потому что разделяете ту же мыслеформу. «Какое совпадение», — скажете вы. Это не случайность, такого понятия, как «случайность», не существует. Есть такая вещь, как совпадение, но это потому, что у нас общий пояс разума, которым питаются наши умы. Мы по природе телепаты. Уловка состоит в том, чтобы отфильтровать мусор.
      • Бенджамин Крем в Maitreya’s Mission Vol.III, Share International Foundation, ‘ (1997) стр. 549
    • «Странное совпадение», если использовать словосочетание
      , которым решаются такие вещи в наши дни.
      • Джордж Гордон, лорд Байрон (1788-1824), британский поэт. Дон Жуан . Песнь VI. Станца 78
    • Это слишком много совпадений, чтобы быть совпадением.
    • Больше всего меня интересуют не столько вещи, сколько отношения вещей.Я потратил много времени на размышления о предполагаемых псевдосвязях, которые называются совпадениями. Что, если некоторые из них не должны быть совпадениями? Больше всего меня интересуют не столько вещи, сколько отношения вещей. Я потратил много времени на размышления о предполагаемых псевдосвязях, которые называются совпадениями. Что, если некоторые из них не должны быть совпадениями?
    • По законам статистики мы, вероятно, могли бы приблизительно оценить, насколько маловероятно, что это произойдет. Но люди забывают — особенно те, кто должен знать лучше, например вы, — что, хотя законы статистики говорят вам, насколько маловероятно конкретное совпадение, они столь же твердо заявляют, что совпадения действительно случаются.
    • Совпадение можно описать как случайную встречу двух не связанных между собой причинных цепочек, которые — кажется, чудесным образом — сливаются в значительное событие.
      • Артур Кестлер (1905–1983), британский писатель венгерского происхождения. «Янус: Подведение итогов», Кирпичи в Вавилон: Избранные произведения , с комментариями автора (1980)
    • Совпадение — сутенер и колдун в обычной художественной литературе, но замечательный художник в схемах фактов. вспомнил необычный запоминающий.
      • Владимир Набоков (1899–1977), русский эмигрант, американский писатель и поэт. Посмотрите на Арлекинов! Pt. VI, гл. 1 (1974)
    • Если Том и научился чему-нибудь, так это тому, что вы не можете приписывать большое космическое значение простому земному событию. Совпадение — вот и все, что есть. Ничего более, чем совпадение. Том наконец понял, что чудес не бывает, судьбы не существует, ничему не суждено быть. Он знал, теперь он был в этом уверен.Том был .. он был почти уверен.
    • Большинство совпадений — это просто случайные события, которые оказываются гораздо более вероятными, чем многие думают.
      • Иварс Петерсон (1997). Джунгли случайности . Джон Вили и сыновья. п. 188. ISBN 0-471-29587-6.
    • Неудивительно, что за долгое время, когда фортуна движется туда-сюда, спонтанно произойдут многочисленные совпадения.

    ** Плутарх, Параллельные жизни , т. II, «Серторий»

    • Первое прозрение происходит, когда мы начинаем осознавать совпадения в нашей жизни … Совпадения происходят все чаще и чаще, и когда они случаются, они кажутся нам сверх того, чего можно было бы ожидать от чистой случайности … Они чувствуют предназначено, как будто нашей жизнью руководила какая-то необъяснимая сила. Этот опыт вызывает чувство тайны и волнения, и в результате мы чувствуем себя более живыми…. С каждым днем ​​все больше людей убеждаются, что это таинственное движение реально и что оно что-то означает, что за пределами повседневной жизни происходит что-то еще. Это осознание является Первым прозрением … переосмыслением внутренней тайны, которая окружает нашу индивидуальную жизнь на этой планете. Мы переживаем эти загадочные совпадения, и хотя мы их еще не понимаем, мы знаем, что они реальны. Мы снова чувствуем, как и в детстве, что есть еще одна сторона жизни, которую нам еще предстоит открыть, какой-то другой процесс, действующий за кулисами.п. 8
    • Совпадение — это Божий способ сохранить анонимность.
    • В мире, который действует в основном наугад, совпадений следует ожидать, но к любому из них всегда нельзя доверять.
    • Я уже говорил вам раньше, что избежать природы вселенной невозможно. это та природа, которая снова привела вас ко мне. Где некоторые видят «совпадение», я вижу «последствия». Там, где другие видят «шанс», я вижу «стоимость».

    См. Также [править]

    Внешние ссылки [править]

    Wikipedia

    ,

    Общественное мнение и государственная политика: сложности демократического мандата — Миграционная обсерватория

    В этом учебном пособии изучается взаимосвязь между общественным мнением и миграционной политикой с особым акцентом на идее демократического мандата на сокращение числа иммигрантов в Великобритании. ,

    Содержание

    Предоставляет ли общественное мнение правительству демократический мандат на сокращение чистой миграции в Великобританию?

    Ключевым вопросом миграционной политики является ее связь с общественным мнением.В частности, создает ли широкое общественное сопротивление иммиграции демократический мандат для правительства по сокращению иммиграции или чистой миграции в Великобританию? Критики называют дефицит демократии в разработке политики в отношении миграции, поскольку миграция в Великобританию значительно увеличилась в конце 1990-х и в 2000-х годах, несмотря на постоянное общественное предпочтение снижения уровня.

    Опросы неизменно показывают, что иммиграция не только в целом непопулярна в Великобритании, но также является одной из самых важных проблем для представителей общественности.В правительственном опросе о гражданстве за 2009-2010 гг. 77% респондентов, придерживавшихся своего мнения, высказались за сокращение иммиграции, в том числе 53%, которые предпочли «значительно» сократить ее, что полностью соответствует результатам предыдущего опроса за многие годы (см. Брифинг на тему « Общественное мнение Великобритании об иммиграции: детерминанты отношения »). Иммиграция также неизменно входит в число наиболее часто цитируемых ответов на вопросы опросов, в которых рассматриваются наиболее важные проблемы, с которыми сталкивается Великобритания (см. Брифинг «Общественное мнение Великобритании об иммиграции: общее отношение и уровень обеспокоенности»).В марте 2013 года, например, 29% репрезентативной выборки взрослых британцев указали иммиграцию (или «расовые отношения») в числе трех самых важных вопросов, уступая только экономике как наиболее частой проблеме, вызывающей беспокойство, и опережая безработицу. и NHS (Economist / Ipsos MORI 2013).

    Таким образом, дает ли общественное мнение демократический мандат на сокращение числа мигрантов, приезжающих в Великобританию? Можно задаться вопросом, наделяет ли общественное мнение — особенно в форме результатов опросов, а не результатов выборов, демократическим мандатом политиков по какому-либо вопросу.Конечно, политический процесс в британском правительстве часто связан с другими материалами, а не с опросами общественного мнения. Например, консультации обычно принимают во внимание мнения заинтересованных сторон и доказательства, собранные экспертами, а не результаты опросов. На более теоретическом уровне в некоторых философских взглядах на политическое представительство избранным должностным лицам поручено руководствоваться собственными суждениями и делать то, что лучше всего подходит для достижения общих целей и ценностей, а не просто следовать общественному мнению по вопросу за вопросом.С другой стороны, вопросы, вызывающие большой интерес у общественности, могут повлиять на результаты выборов, а в условиях демократии у политиков есть сильная мотивация решать важные проблемы таким образом, чтобы это устраивало потенциальных избирателей. И, опять же, на теоретическом уровне подотчетность избирателям — если не обязательно результатам опросов общественного мнения — лежит в основе современной представительной демократии.

    Нынешнее коалиционное правительство, похоже, очень серьезно относится к общественному мнению об иммиграции. Он поставил цель сократить ежегодную чистую миграцию до «десятков тысяч, а не сотен тысяч», и в своих оценках изменений политики постоянно ссылается на общественное мнение или общественное доверие как на ключевую мотивацию для принятия мер в этом направлении. ,На практике, однако, существует множество препятствий между общественным мнением и политикой, влияющей на чистую миграцию, что делает понятие демократического мандата более сложным, чем может показаться. В частности, 1) «иммиграция» не означает для представителей общественности то же самое, что и в государственной политике; 2) правительство сталкивается с правовыми и другими ограничениями, которых нет у общественного мнения; и 3) лица, определяющие политику, должны принимать во внимание компромиссы с другими товарами, в то время как респондентов в опросах общественного мнения редко, если вообще когда-либо, заставляют взвешивать такого рода компромиссы.

    К началу

    Иммиграционная политика отличается от иммиграционной политики в опросах

    Опросы общественного мнения обычно выявляют отношение к «иммиграции» в целом. В типичном опросе у представителей общественности мало или вообще нет возможности выразить различное отношение к разным категориям мигрантов или принять во внимание ограничения, накладываемые политиками. Но политика не может и не рассматривает иммиграцию как единое недифференцированное явление. Скорее, он касается определенных категорий или групп мигрантов.Как показал опыт разработки политики при коалиционном правительстве, не существует единой политики в отношении «иммиграции», а существует различная политика, направленная на различные категории «притоков».

    В целях политики иммиграция может быть разделена на категории, включая студентов, рабочих, членов семей (мигрантов или британских граждан), лиц, ищущих убежища, и граждан ЕС (которые могут входить в несколько из этих категорий, но могут считаться отдельной категорией для в этих целях, поскольку политические решения будут отражать включение Великобритании в ЕС (и ЕЭЗ, или Европейское экономическое пространство).Политика, направленная на сокращение миграции, приняла разные формы для каждой из этих категорий мигрантов. Например, «ограничение» иммиграции, возможно, наиболее широко обсуждаемый инструмент политики для сокращения чистой миграции, применяется только к квалифицированным и высококвалифицированным трудовым мигрантам из неевропейских стран (уровни 1 и 2 балльной системы), т.е. это составляло около 10% иммиграции за пределами ЕС в 2009 г. (MAC 2010: стр. 130; расчет не включает иждивенцев). Семейная миграция может быть сокращена за счет повышенных требований к английскому языку для супругов британских граждан и жителей, желающих иммигрировать в Великобританию, и требований к минимальному доходу для граждан и постоянных жителей, желающих спонсировать миграцию своих супругов в Великобританию.Политика, предложенная для ограничения миграции студентов, сосредоточена на сокращении мошенничества и злоупотреблений, а также ограничивает законные возможности для иностранных студентов продлить свое пребывание в Великобритании и работать на оплачиваемой работе, находясь в Великобритании. В 2000-е годы к лицам, ищущим убежища, были внесены многочисленные изменения в политике (см. Ниже). Между тем, поскольку ЕС / ЕЭЗ устанавливает зону свободного передвижения через национальные границы, Великобритания может предпринять несколько шагов для иммиграции граждан ЕЭЗ.

    Однако на протяжении большей части истории опросов общественного мнения «иммигранты» и «иммиграция» не разделялись на эти подкатегории.Большинство имеющихся у нас свидетельств об отношении к иммиграции исходит из вопросов об «иммигрантах» или «иммиграции» в целом. Более того, большинство опросов не определяют, что означает «иммиграция», оставляя на усмотрение каждого отдельного респондента опроса отвечать на основе той концепции иммиграции, которую он или она имеет в виду.

    Но определение того, кто считается мигрантом, — сложная задача, оспариваемая специалистами, и неудивительно, что представители общественности часто определяют это не так, как правительство (см. Брифинг на тему «Кто считается мигрантом»). Мигрант: определения и их последствия »).Управление национальной статистики (УНС) определяет долгосрочного международного мигранта как любого, кто переезжает в другую страну не менее чем на год. С другой стороны, в обиходе «иммигрант» чаще рассматривается как человек, постоянно переезжающий в другую страну, чтобы поселиться там. (Оксфордский словарь английского языка, например, определяет иммигранта как «лицо, которое мигрирует в страну в качестве поселенца».) В усилия правительства по сокращению чистой миграции вполне могут входить иммигранты с краткосрочным пребыванием в Великобритании, которые могут не соответствовать общественному мнению. тех, кто считается мигрантом.Действительно, большая часть недавнего увеличения иммиграции происходит из-за того, что мигранты остаются в стране всего на несколько лет (см. Брифинг «Долгосрочные международные миграционные потоки в и из Великобритании»).

    Свидетельства, собранные в ходе опроса Миграционной обсерватории в сентябре 2011 года, показали, что большая часть населения в то время обычно не думала о студентах, ближайших членах семьи или временных мигрантах, когда думала об иммигрантах в контексте опрос общественного мнения. Большинство имели в виду просителей убежища, трудовых мигрантов и постоянных мигрантов, среди других категорий.

    Таким образом, даже когда политики преследуют популярную цель сокращения миграции, они могут не нацеливаться на «иммиграцию», как это понимает большинство граждан. Распространенные концепции иммиграции частично совпадают с группой «долгосрочных международных мигрантов», выделенной официальной государственной статистикой, но не соответствуют ей.

    К началу

    Несоответствие между общественным мнением и политическими целями и инструментами политики

    Более того, как показывает опыт коалиционного правительства, политика по сокращению чистой миграции неизбежно воздействует на отдельные категории мигрантов отдельно.Политика может преследовать широкую цель сокращения иммиграции в целом, но взаимосвязь между общественным мнением и фактическими деталями политики зависит от более точной информации о: а) тех, кого общественность считает «иммигрантами» и б) какие типы миграции более распространены. или менее популярный.

    Например, статистика чистой миграции применяется к легальной миграции (за одним ключевым исключением — некоторые законные въезжающие просрочивают свой отпуск, чтобы остаться, становясь незаконным резидентом после того, как их засчитывают в официальной иммиграционной статистике).Но общественное мнение выражает озабоченность по поводу нелегальной, а не легальной иммиграции, как показали ответы на опрос Migration Observatory / Ipsos MORI в сентябре 2011 года. Большинство (54%) респондентов, которые предпочли меньшее количество респондентов, также заявили, что хотели бы этих сокращений «только »Или« в основном »- о нелегальной иммиграции. Это согласуется с опросами с 2008 по 2010 год, в которых более двух третей респондентов в Великобритании беспокоились о нелегальной иммиграции, но не более 36% беспокоились о легальной иммиграции (German Marshall Fund 2011).

    Во-вторых, данные общественного мнения показывают, что граждане Восточной Европы не отдают предпочтение гражданам других стран, но членство в ЕС обязывает политиков относиться к миграции из всех стран ЕЭЗ преимущественно. Респондентов в одном опросе (Ipsos MORI 2007) спросили, какие группы мигрантов должны иметь приоритет при приезде в Великобританию для работы или учебы, а какие группы вообще не должны допускаться по этим причинам. Восточноевропейские страны были одними из самых популярных вариантов, которых вообще не пускали: 14% выбрали более новые европейские страны, такие как Польша и Чешская Республика, а 16% выбрали новейшие европейские страны, такие как Болгария и Румыния.Непосредственное удовлетворение общественных интересов на этом уровне потребует выхода из ЕС, решения, которое будет иметь огромные политические и экономические последствия, которые также необходимо будет рассмотреть. Конечно, представители общественности не обязаны учитывать такие последствия при ответах на опросы; действительно, безусловно, можно желать меньшей иммиграции из Восточной Европы, даже понимая, что страны-члены ЕС не могут вводить такие ограничения. Но от политиков, безусловно, ожидается, что такие последствия будут приняты во внимание, даже если общественность этого не сделает (или не может принять во внимание ограничительный форум опроса общественного мнения).

    Затем исследование Миграционной обсерватории / Ipsos MORI 2011 показало, что представители общественности проводят различия между мигрантами по роду занятий и целям миграции. Например, солидное большинство предпочитает меньшую иммиграцию среди низкоквалифицированных рабочих, как в целом (64%), так и в отдельных случаях, таких как строительные рабочие (57%) и персонал ресторанов (59%). Но лишь меньшинство респондентов хотели, чтобы иммиграция высококвалифицированных специалистов была сокращена в целом (31%) и в отдельных случаях (30% для ученых и исследователей, 40% для профессионалов в области бизнеса и финансов).

    Иностранные студенты и мигранты, являющиеся ближайшими родственниками британских граждан, также были относительно широко терпимы. С другой стороны, большинство респондентов предпочли меньшее количество иммигрантов среди членов расширенной семьи и лиц, ищущих убежища.

    Эти результаты перекликаются с некоторыми результатами более ранних опросов и специальных опросов. Например, большинство участников одного опроса поддержали рост иммиграции среди врачей и медсестер (72%) и работников ухода за престарелыми (51%) (German Marshall Fund 2011).Кроме того, на вопрос, каким группам мигрантов следует дать «приоритет при въезде» в Великобританию, «люди, обладающие навыками, необходимыми для нашей экономики» и «иностранные студенты, которые хотят приехать сюда и учиться», были среди трех наиболее часто выбираемых категорий ( Ипсос МОРИ 2007).

    Однако политикам трудно следовать этим приоритетам. Трудовая миграция, включая квалифицированных рабочих, — это, пожалуй, самая легкая область для правительства, регулирующая количество прибывающих. Некоторые профессии, например медицинские работники, были освобождены от ограничений из-за нехватки на внутреннем рынке труда.Но сокращение чистой миграции может вызвать необходимость сократить список таких освобожденных профессий. Консультативный комитет по миграции недавно рекомендовал исключить восемь профессий из списка недостающих, в том числе старших работников по уходу, следуя правительственным инструкциям по исключению должностей ниже «уровня выпускников» (MAC 2011). Между тем, иностранные студенты прибывают в таком большом количестве, что трудно представить, что правительство достигнет своей цели без существенного сокращения миграции студентов. Но студенты и высококвалифицированные или необходимые работники, по-видимому, не являются главной проблемой для большинства населения, и ограничение их прибытия может привести к экономическим издержкам, которые следует рассматривать как возможные компромиссы.

    К началу

    Политика сталкивается с ограничениями, которых не понимает общественное мнение

    Для каждой категории иммигрантов существуют также различные наборы юридических ограничений, которые связывают политиков, но могут игнорироваться общественным мнением.

    Индивидуальные права, в частности, создают прямое препятствие для реализации общественного мнения при разработке политики в любой области, а не только миграции. Либеральные или конституционные демократии не могут слепо следовать за общественным мнением, они скорее юридически обязаны уважать определенные права личности и другие ограничения на правительственную власть.Примеры из уголовного права известны — немногие сочтут законным или законным для демократического правительства заключение гражданина в тюрьму без надлежащего уголовного разбирательства, даже если такое действие будет популярным. Аналогичным образом, в случае миграционной политики попытки ограничить миграцию могут натолкнуться на права человека. Конечно, это понятие правового ограничения в некотором смысле проблематично. Права, по крайней мере в юридическом смысле, сильно зависят от правительств, которые устанавливают, признают и обеспечивают их соблюдение. Таким образом, права нельзя рассматривать как независимые ограничения для правительств.Более того, на практике правительства могут не уважать права, и когда они это делают, то для отдельных лиц может оказаться невозможным обеспечить соблюдение своих требований. А в Великобритании парламентский суверенитет дает правительству больше свободы действий, чем в других конституционных демократиях с письменными конституциями, включающими перечисленные индивидуальные права.

    Тем не менее, даже в британской конституционной конфигурации существуют ограничения на политику правительства и даже де-факто на парламент в соответствии с Европейской конвенцией о правах человека (ЕКПЧ), законодательством ЕС и даже внутренним общим правом.Фактически, что касается миграционной политики, несколько инициатив лейбористского правительства были отменены или признаны несовместимыми с Европейской конвенцией о правах человека в национальных судах.

    Правовые споры, касающиеся принятия решений о предоставлении убежища и обращения с лицами, ищущими убежища, наиболее наглядно демонстрируют ограничения миграционной политики. Будучи участником Конвенции 1951 года о беженцах, Великобритании не разрешается возвращать на родину любых просителей убежища с «вполне обоснованными опасениями преследований по причинам расы, религии, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политической принадлежности». мнение… ». Но почти половина населения фактически одобрила этот курс действий в опросе 2001 г., при этом 44% согласились с тем, что« Великобритания больше не должна принимать просителей убежища »(Ipsos MORI 2001).Даже если бы эта позиция получила поддержку подавляющего большинства в последующих опросах, правительство не могло последовать ей, не нарушив взятых на себя обязательств.

    В то время как британские правительства избегали этого пути, другие меры политики в отношении убежища вызвали юридические проблемы и возражения со стороны международных организаций. Например, Закон о гражданстве, иммиграции и убежище 2002 года расширил условия, при которых просители убежища могли быть лишены защиты. УВКБ ООН (Верховный комиссар ООН по делам беженцев) официально возражало против этого шага.С другой стороны, лейбористское правительство изменило политику, лишив жилищной поддержки лиц, ищущих убежища, которые не подавали заявления в течение трех дней после прибытия в Великобританию (Somerville 2007). Эта политика была отменена в британских судах как нарушение прав человека.

    Семейная миграционная политика также сталкивается с серьезными юридическими ограничениями. Ограничения могут вступать в противоречие с международными соглашениями и законодательством ЕС, включая Хартию основных прав Европейского Союза и Европейскую конвенцию о правах человека (ECHR).С другой стороны, европейское прецедентное право предоставило правительствам значительные возможности для ограничения семейной миграции (Kraler 2010), поэтому на практике ограничения могут быть гибкими. Новые ограничения на семейную миграцию, в частности, требуют минимального дохода для британских граждан, которые хотят спонсировать иммиграцию супруга, не являющегося гражданином ЕЭЗ. Таким образом, они влияют на возможности вступления в брак британских граждан, а также потенциальных мигрантов, и создание семьи с человеком по своему выбору. Это положение уже вызвало юридические проблемы.

    Предыдущее лейбористское правительство также столкнулось с юридическими ограничениями в своих усилиях по сокращению семейной иммиграции, происходящей через браки по расчету или «фиктивные браки». В 2006 году Верховный суд вынес решение против политики, требующей подачи специальных заявлений на вступление в брак для граждан стран, не входящих в ЕС, по цене 135 фунтов стерлингов за заявление (Casciani 2006). Высокий суд счел это вмешательством в право на вступление в брак по статье 12 (ЕКПЧ), а также дискриминационным по признаку национальности и религии в соответствии со статьей 14 ЕКПЧ (Департамент по конституционным вопросам, 2006 г.).

    К началу

    Отношения могут быть разными, но политики должны учитывать компромиссы

    Помимо явных ограничений, разработка политики включает в себя компромиссы, достижение баланса между конкурирующими товарами. Напротив, общественное мнение почти всегда рассматривает проблемы изолированно. Опросы спрашивают мнение людей об иммиграции без явного учета воздействия, которое миграционная политика может иметь на другие области. Тем не менее, такие компромиссы вышли на первый план, поскольку коалиционное правительство стремилось разработать политику по сокращению чистой миграции.«Ограничение» на неевропейскую трудовую миграцию было введено с существенным исключением для внутрифирменных переводов (ИКТ). Деловые круги утверждали, что ограничение ИКТ приведет к значительным экономическим затратам. В 2012 году на ИКТ приходилось 29 255 въездных виз для граждан стран, не входящих в ЕС (из общего числа 45 444 въездных виз, выданных основным заявителям по компонентам квалифицированной рабочей силы (уровни 1 и 2) балльной системы). Точно так же в дебатах о сокращении иммиграции иностранных студентов сектор высшего образования утверждал, что иностранные студенты представляют собой ценную экспортную отрасль и также вносят важный интеллектуальный вклад.В 2012 году количество студенческих виз снизилось почти исключительно среди школ с иностранным языком обучения и колледжей дополнительного образования, при этом университеты были изолированы от изменений. Что касается студентов университетов, а также ИКТ, директивным органам необходимо взвесить потенциальные экономические и другие издержки с потенциальными выгодами от удовлетворения общественных потребностей в сокращении иммиграции.

    Представители общественности, тем временем, не должны делать такие подсчеты, когда выражают свое мнение социологам. Общественное мнение об этих компромиссах неизвестно.Вопросы о политических компромиссах задаются редко. Кроме того, для этого может быть веская причина: опрос по подробным вопросам политики, вероятно, даст менее надежные результаты, чем более общие вопросы, которые затрагивают основные ценности и отношения. Для большинства демократических граждан хорошо разбираться в вопросах политики не является ни их работой, ни глубоким и неизменным интересом. Когда опросы задают людям вопросы, по которым у них нет твердого мнения, исследования показывают, что ответы часто не очень надежны: они нестабильны, формируются из-за того, что в данный момент находится «наверху», и уязвимы для манипуляций. изменениями формулировки вопроса (Zaller 1992).С другой стороны, есть некоторые свидетельства того, что общественное мнение может внятно реагировать на компромиссы, по крайней мере, в контексте государственных бюджетов (Hansen 1998).

    Проблема компромиссов вырисовывается в процессе разработки иммиграционной политики, о чем свидетельствуют усилия по ограничению иммиграции среди рабочих и студентов. Еще один «компромисс» лучше представить как постоянное препятствие: членство в ЕС. Согласившись присоединиться к ЕС, Великобритания фактически приняла решение согласиться на более высокий уровень миграции из европейских стран, чтобы обеспечить преимущества свободной экономической деятельности с ЕЭЗ (а также свободное передвижение британских граждан в страны ЕС).Свободное передвижение в пределах ЕС граждан ЕС (включая граждан Великобритании) составило +68000 в статистике чистой миграции в 2010 году, значительный объем передвижения, который не подлежит прямому иммиграционному контролю.

    К началу

    Последствия для политики

    Что это означает для политиков? Они отдают предпочтение сокращению миграции, но с учетом компромиссов в политике и юридических ограничений доступные варианты политики часто кажутся несовместимыми с основными целями, вызывающими озабоченность общества.

    В подходе нынешнего правительства лица, определяющие политику, определяют и пытаются достичь численного целевого показателя, комбинируя различные меры политики, которые сокращают различные потоки миграции. Как отмечали другие, существует риск того, что цель окажется недостижимой, потому что чистая миграция зависит от многих событий, находящихся вне контроля правительства (включая иммиграцию в ЕС, британскую эмиграцию, международные события, которые могут привести к тому, что большое количество лиц, ищущих убежища, прибудет из новых места). Более того, достижение этой цели может повлечь за собой некоторые затраты, которые также окажутся непопулярными, как показано выше при обсуждении политических компромиссов.

    Важно отметить, что неясно, сможет ли какое-то конкретное число мигрантов успокоить общественное беспокойство. Даже в 1960-е годы, когда иммигрантов было намного меньше, аналогичное большинство британцев все еще считало, что их слишком много. Даже сейчас есть основания сомневаться в существовании конкретного числа, которое могло бы удовлетворить опасения. В опросе 2006 года респондентам, которые выступали за «строгий лимит» количества мигрантов, приезжающих в Великобританию, был задан дополнительный вопрос с вопросом о том, каким должен быть этот количественный предел.Более 60% заявили, что не знают, каким должен быть предел (Bremner 2011). Общественное предпочтение меньшему количеству иммигрантов, по-видимому, отражает общее отношение к иммиграции (однако каждый респондент определяет его), а не убеждение в том, что иммиграция — это хорошо, если она поддерживается ниже некоторого легко определяемого числового предела.

    С другой стороны, увеличение числа иммигрантов соответствует увеличению значимости иммиграции как проблемы. Уменьшение численности может привести к менее острой озабоченности общественности (стр. 2009), даже если большинство предпочтет дальнейшее сокращение.Кроме того, выполнение четкой числовой цели может иметь дополнительное преимущество в виде восстановления некоторого доверия общественности к иммиграционной политике. Некоторые утверждали, что основным общественным требованием к иммиграционной политике является компетентное управление (Saggar 2010), и достижение четко сформулированной количественной цели вполне может быть воспринято как демонстрация компетентности.

    Наконец, для того, чтобы политики реагировали на общественное мнение, им нужны более подробные данные о мнении. Учитывая сложность притока иммиграции, а также ограничения и компромиссы, с которыми сталкиваются лица, определяющие политику, простое общественное предпочтение меньшего количества иммиграции не обеспечивает четкого политического руководства для фактических решений, с которыми сталкиваются политики, особенно в сочетании с предпочтением большинства в отношении сохранения иммиграции. потоки среди студентов и высококвалифицированных рабочих.Более подробные данные о мнениях не решат всех политических дилемм, но могут помочь правительству более точно учесть озабоченность общественности. Исследования Миграционной обсерватории позволили получить полезную картину отношения к различным категориям иммигрантов по состоянию на сентябрь 2011 года, но была бы полезна дополнительная работа для подтверждения первоначальных результатов и отслеживания изменений с течением времени. До его недавней отмены одним из возможных способов сбора такой информации было государственное обследование гражданства.Без опроса гражданства коммерческие социологи и академические исследователи являются наиболее вероятными кандидатами для сбора таких данных, но их цели могут не соответствовать потребностям политиков в лучшем понимании общественного мнения о категориях иммигрантов, имеющих политическое значение.

    К началу

    Сопутствующие материалы

    Список литературы

    • Бремнер, Памела. «Общественное мнение об иммиграции: тенденции и интерпретация». Представлено в Центре миграции, политики и общества Оксфордского университета 17 февраля 2011 г.
    • Кашиани, Доминик, «Закон о фиктивном браке нарушает права», BBC News, 10 апреля 2006 г. http://news.bbc.co.uk/1/hi/uk/4894544.stm.
    • Управление по конституционным вопросам. «Обзор выполнения Закона о правах человека». DCA, Лондон, 2006.
    • Германский фонд Маршалла США. «Трансатлантические тенденции: иммиграция, данные Topline 2010». Германский фонд Маршалла, Вашингтон, округ Колумбия, 2011 г. http://trends.gmfus.org/immigration/doc/TTI2010_English_Top.pdf
    • Хансен, Джон Марк.«Частные лица, учреждения и общественные предпочтения перед государственными финансами». Обзор американской политической науки 92 (1998): 513-531.
    • Экономист / Ипсос МОРИ. «Индекс проблем Economist / Ipsos MORI». Ipsos MORI, Лондон, февраль 2011 г. http://www.ipsos-mori.com/researchpublications/researcharchive/2724/Feb February-2011-EconomistIpsos-MORI-Issues-Index.aspx.
    • Ipsos MORI. «Опрос по убежищу». Ipsos Mori, London, 2001. http://www.ipsos-mori.com/researchpublications/researcharchive/1322/Asylum-Poll.aspx
    • Ipsos MORI. «Исследование общественного мнения пограничного агентства Великобритании». Ipsos Mori, London, 2007. http://webarchive.nationalarchives.gov.uk/20100418065544/http:/www.ukba.homeoffice.gov.uk/sitecontent/documents/aboutus/public-attitude-surveys/
    • Кралер, Альберт. «Гражданская стратификация, гендерная и семейная миграционная политика в Европе». Заключительный отчет, Международный центр развития миграционной политики, Вена, 2010 г.
    • Консультативный комитет по миграции. «Ограничения на миграцию: ограничения на уровне 1 и уровне 2 на 2011/12 год и вспомогательные политики.Домашний офис, Лондон, 2010 г.
    • Консультативный комитет по миграции. «Анализ балльной системы: пересмотренный список нехватки профессий в Великобритании для уровня 2, включающий рабочие места с квалификацией 4 уровня NQF и выше». Домашний офис, Лондон, 2010.
    • Пейдж, Бен. «Отношение британцев к иммиграции в 21 веке». В книге «Миграция, общественное мнение и политика» под редакцией Бертельсманн Сифтунг, Институт миграционной политики. Гютерсло: Bertelsmann Siftung, 2009.
    • .

    • Саггар, Шамит. «Чего избиратели хотят от лидеров по иммиграции?» Семинар Policy Network, Policy Network, Лондон, 13 декабря 2010 г.http://www.policy-network.net/articles_detail.aspx?ID=3932.
    • Сомервилль, Уилл. Иммиграция при новых лейбористах. Бристоль: The Policy Press, 2007.
    • Пограничное агентство Великобритании. «Требования к английскому языку для супругов». Оценка воздействия HO006, Пограничное агентство Великобритании, Лондон, 1 октября 2010 г.
    • YouGov. Опрос «Экономическая миграция» подготовлен по заказу Migration Watch. YouGov, Лондон, 2010.
    • Заллер, Джон. Природа и происхождение массового мнения. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1992.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.