Психическая зависимость это: Психическая зависимость — это… Что такое Психическая зависимость?

Содержание

Психическая зависимость — это… Что такое Психическая зависимость?



Психическая зависимость

Синдро́м психи́ческой зави́симости — наркоманический синдром, появляющийся на определенной стадии развития болезни, включающий психическое (обсессивное) влечение и способность достижения состояния психического комфорта в интоксикации. Появлению синдрома психической зависимости в течение наркомании предшествует синдром измененной реактивности.

  • Психическое (обсессивное) влечение выражается в постоянных мыслях о наркотике, подавленности, неудовлетворенности в отсутствие наркотика, подъеме настроения в предвкушении приема наркотика. Обсессивное влечение определяет эмоциональный фон, но не способно (в отличие от физического, компульсивного влечения) полностью занимать все содержание сознания, диктовать поведение. На стадии заболевания, когда формируется обсессивное влечение, еще имеет место борьба мотивов. Обсессивное влечение обостряется при конфликтных ситуациях, неприятных переживаниях, причинно не связанных с наркотизацией, при посещении мест, встречах с людьми, чтении литературы, разговорах, связанных с наркотизацией. Влечение может ослабевать при конфликтных ситуациях, причинно связанных с наркотизацией, появлении сильного увлечения, состояния положительного эмоционального насыщения. Обсессивное влечение неспецифично, то есть оно может полностью удовлетворяться другим наркотиком, что составляет второе главное отличие обсессивного влечения от компульсивного.

Обсессивное влечение, будучи одним из ранних симптомов заболевания, трудно выявляемо, так как в подавляющем большинстве случаев имеется установка больного на диссимуляцию.

Обсессивное влечение в то же время и самый длительный и трудноустранимый симптом заболевания. С развитием заболевания и появлением более ярких признаков наркомании, таких как компульсивное влечение, абстинентный синдром, обсессивное влечение отступает на второй план. Однако в состоянии ремиссии после снятия острой симптоматики и относительном физическом благополучии обсессивное влечение продолжает существовать в той же степени выраженности, что и до лечения. В подавляющем большинстве случаев психическое влечение к наркотику является основной и единственной причиной постоянных рецидивов заболевания.

  • Способность достижения состояния психического комфорта при интоксикации не является синонимом эйфории, под ним подразумевается не столько переживание удовольствия, сколько уход от состояния неудовольствия. Если здоровый человек способен ощущать удовольствие во многих ситуациях, в том числе в состоянии наркотического опьянения, то наркоман — только при употреблении наркотика. В то же время если психические функции здорового человека в состоянии наркотического опьянения нарушаются, то психические функции наркомана, будучи низкими вне интоксикации, после приема наркотика улучшаются. Симптом удовлетворительного психического функционирования в состоянии интоксикации наблюдается практически при всех формах наркоманий, за исключением злоупотребления некоторыми психоделиками (ЛСД), при употреблении которых психика дезорганизуется всегда.

Ссылки

Сайт бывшего наркомана

См. также

Wikimedia Foundation.
2010.

  • Психиатрическая клиника
  • Психическая болезнь

Смотреть что такое «Психическая зависимость» в других словарях:

  • Зависимость психологическая — болезненное стремление к состоянию опьянения, при этом последнее расценивается пациентом как более предпочтительное в сравнении с его психологическим состоянием вне опьянения. Это стремление может быть как амбивалентным, то есть встречающим… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • лекарственная зависимость — drug dependence лекарственная зависимость. Психически или физически обусловленная настоятельная потребность организма человека в постоянном получении психотропных, наркотических или каких либо иных веществ; термин “Л.з.” введен в 50 х гг. Н.Эдди… …   Молекулярная биология и генетика. Толковый словарь.

  • лекарственная зависимость — Психически или физически обусловленная настоятельная потребность организма человека в постоянном получении психотропных, наркотических или каких либо иных веществ; термин «Л.з.» введен в 50 х гг. Н. Эдди (и утвержден Всемирной… …   Справочник технического переводчика

  • лекарственная зависимость — синдром, наблюдающийся при наркоманиях и токсикоманиях; характеризуется потребностью в приеме психотропного средства, чтобы снять или ослабить тягостные явления абстинентного синдрома, возникающие при прекращении приема; Лекарственная зависимость …   Медицинские термины

  • Активность психическая — периодическое чередование состояния напряжения и расслабления в психической деятельности человека. Различаются: биоритмы внешние их проявления связаны с цикличностью солнечной активности (11,5 лет), сменой времен года, суток, и пр.; биоритмы… …   Словарь черезвычайных ситуаций

  • Лекарственная зависимость — Синдром нарко– или токсикомании, характеризующийся непреодолимой, патологической потребностью в приеме того или иного наркотика, психотропного препарата. При прекращении приема этого средства у больного наступают явления абстиненции или… …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • активность психическая: биоритм — (биоритмы психической активности человека) периодическое чередование состояния напряжения и расслабления в психической деятельности человека. Различаются: 1) биоритмы внешние их проявление связано с цикличностью солнечной активности (11.5 лет),… …   Большая психологическая энциклопедия

  • лекарственная зависимость психическая — Л. з. без явлений абстиненции в случае прекращения приема лекарственного средства …   Большой медицинский словарь

  • Психоактивные вещества — Зависимость от содержащегося в кофе кофеина опасна не абстиненцией, а интоксикацией[1] …   Википедия

  • Барбитуризм — зависимость от баритуратов. Проявляется симптомами, в основных своих чертах сходными с таковыми при наркомании, алкоголизме и другими токсикоманиями (психическая зависимость, физическая зависимость, утрата контроля и др.). В состоянии абстиненции …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Книги

  • Наука о духе. Общие свойства и законы человеческого духа. Психическая соотносительность в мышлении и психическая рефлексивность. Том 2, Троицкий М.М.. Вниманию читателей предлагается книга известного российского психолога и философа М. М. Троицкого (1835-1899), посвященная изучению свойств и законов человеческого духа. Настоящее издание,… Подробнее  Купить за 587 грн (только Украина)
  • Наука о духе. Общие свойства и законы человеческого духа. Психическая соотносительность в мышлении и психическая рефлексивность. Том 2, Троицкий М.М.. Вниманию читателей предлагается книга известного российского психолога и философа М. М. Троицкого (1835-1899), посвященная изучению свойств и законов человеческого духа. Настоящее издание,… Подробнее  Купить за 454 руб
  • Исцеляющая сила без медицины. Руководство к преодолению жизненных препятствий и возвращению радости, Кэрол А. Уилсон. Аннотация Признайтесь, вы чувствуете зависимость от докторов, лекарств по рецепту, пунктов первой помощи и госпитализаций? Наверняка, да. Но автор этой книги уверена, что любой человек может… Подробнее  Купить за 378 грн (только Украина)

Другие книги по запросу «Психическая зависимость» >>

Психическая зависимость

Патологическое влечение к опьянению, преследующее цель устранить чувство психического дискомфорта или вызвать желаемые психоделические эффекты (психические расстройства). Например, с целью переживания субъективно приятных нарушений психической деятельности, то есть эйфории. На первый план могут выдвигаться иные эффекты опьянения, имеющие для пациента наибольшую ценность: релаксация, устранение тревоги, подавленности, преодоление неуверенности, повышение активности, обострение воображения, улучшение коммуникаций и др.

В качестве исходных, способствующих развитию психической зависимости факторов рассматриваются преморбидные личностные аномалии.

Это, во-первых, незрелость личности, проявляющаяся интолерантностью к состоянию фрустрации, склонностью искать защиту и поддержку у окружающих или, по терминологии психоаналитически ориентированных психиатров, «оральной фиксацией», недостаточностью положительной социальной мотивации, быстрым наступлением пресыщения в ходе деятельности, неспособностью принимать обдуманные, рациональные решения, несоответствием уровня притязаний действительным возможностям, повышенной внушаемостью и др. Фактически речь идет о невротической личности со свойственными ей внутренней противоречивостью, стагнацией, защитами, эгоцентризмом, ориентацией на субъективные личные ценности.

Знакомый человек страдает от зависимости? Обратитесь к нам, мы поможем справиться!

Во-вторых, это наличие конституциально либо органически обусловленного психопатического склада и акцентуации личности с астеническими, эксплозивными, истерическими, неустойчивыми и аутистическими чертами характера, препятствующими адекватной социальной адаптации, что, в свою очередь, порождает конфликтные ситуации, создает предпосылки к неконтролируемым аффективным реакциям, является причиной длительных состояний психоэмоционального напряжения.

В формировании психической зависимости существенное значение имеют нервные перегрузки, служебные и творческие неудачи, неудовлетворенность в личной жизни, одиночество и лишения, утраты, отсутствие условий для реализации жизненно важных целей и др. Немаловажная роль отводится достаточно широко распространенным в обществе формам отношения к употреблению алкоголя и наркотиков: упрочившиеся традиции неумеренности, атмосфера снисходительности и терпимости, явное и скрытое поощрение, прямое психологическое давление, распространение сведений о необыкновенной привлекательности опьянения и элитарности лиц, понимающих это, доступность опьяняющих веществ, реклама и др. Нельзя не упомянуть и о роли неглубоких аутохтонных сдвигов настроения, замаскированных токсикоманическими проявлениями, что встречается, вероятно, не столь уж редко.

Первым и основным звеном становления психической зависимости является видоизменение клинической картины опьянения, наступающее некоторое время спустя после первого контакта с токсическим веществом и выражающееся формированием эйфории. С этого момента возникает желание вновь повторить это состояние, появляется психическое или первичное влечение (Морозов, Боголепов, 1984). Следует все же отметить, что психические нарушения в опьянении далеко не исчерпываются собственно эйфорией, понимаемой как состояние безмятежности, довольства и отрешенности от реальных проблем. Помимо эйфории в опьянении наблюдаются другие расстройства психики, характер которых в первую очередь определяется видом употребляемого токсического вещества (Пятницкая, 1975). Было бы, конечно, упрощением принимать в качестве основной только что описанную модель формирования психического влечения. Она, пожалуй, адекватна для экспериментальных животных, но едва ли подходит человеку, все реакции которого опосредованы его личностью. Эйфория в опьянении наблюдается у большинства здоровых людей, но, к счастью, не все видят в ней ту цель, ради которой готовы принести в жертву все остальное.

Пожалуй, наиболее полиморфной является клиническая картина гашишного опьянения. Наряду с подъемом настроения здесь встречаются расстройства схемы тела, метаморфопсия, нарушения восприятия качества цвета, сенсорная гиперестезия, явления телесной анестезии, деперсонализации и дереализации, ментизм, смешливость, болтливость, сменяющаяся затем аффективной индукцией и страхами, дурашливость и др. На высоте опьянения может возникать спутанность сознания, чаще в виде делириозного помрачения с двигательным возбуждением, сенестопатическими ощущениями, яркими иллюзиями, устрашающими галлюцинациями, фантастическими представлениями. Разнообразны соматоневрологические и вегетативные признаки гашишного опьянения: несистемное головокружение, мидриаз, вялая фотореакция зрачков, гиперемия кожных покровов и склер с последующей их бледностью, парестезии, нистагм, дизартрия, булимия («свиняк»), повышение либидо, нарушения координации движений, жажда («сушняк»). На выходе из опьянения часты страхи, фобические реакции («шугняк»).

Для опиатной интоксикации характерны переживания полного покоя и отрешенности от реальности — «нирвана», чувство блаженства, восторга и счастья, ощущения легкости тела, его невесомости и полета, достигающие степени телесной анестезии, явления образного ментизма, сужение сферы сознания, сосредоточенность внимания на субъективных переживаниях. Следует подчеркнуть, что восторженные описания пациентами своих переживаний выражают скорее особое отношение к опьянению, чем то, каким оно бывает на самом деле. Нужно иметь также в виду, что клиническая картина и восприятие опьянения во многом зависят от ожиданий, предвосхищений; другими словами, на опьянении и его оценке сказывается влияние самовнушения. Фактически мы сталкиваемся с феноменом положительного плацебо-эффекта (при отрицательном плацебо-эффекте самовнушение оказывает противоположное действие, в частности вызывает непереносимость лекарств, усиливает побочные эффекты их действия). В клинике морфинного опьянения наблюдаются, кроме того, миоз, бледность, сухость кожных покровов и слизистых, артериальная гипотония, брадикардия, повышение сухожильных рефлексов.

Психотических симптомов (галлюцинации, бреда, спутанности сознания) обычно не возникает, но это нередко наблюдается при употреблении суррогатных дериватов морфия. Опьянение кодеином несколько отличается от морфинного: преобладают направленность внимания и активности на внешний мир, характерны психомоторное оживление, выявляются повышенная контактность и говорливость. Клиническая картина барбитуровой интоксикации напоминает алкогольную. Наблюдаются эйфория с эмоциональной неустойчивостью, вспыльчивостью, агрессивностью и расторможенностью. Выявляются также мидриаз, гиперемия кожных покровов и склер, нистагм, дизартрия, дисметрия, атаксия, диплопия.

При опьянении галлюциногенными веществами могут возникать острые и скоротечные панические реакции, характеризующиеся страхом смерти, нарушениями схемы тела, галлюцинаторно-бредовыми явлениями, а также ощущениями остановки дыхания или паралича — «больное путешествие», «badtrip». Иногда приводит к несчастным случаям или суицидальным попыткам.

Указанные картины опьянения наблюдаются обычно после приема повышенных доз или при нарушении обычного способа введения препарата.

Как упоминалось, страдающие наркоманией описывают свои ощущения в выражениях, подчеркивающих необычайную привлекательность опьянения, говорят о необыкновенном наслаждении, невыразимом восторге, бесконечном счастье, утверждают, что ничего подобного до употребления наркотиков им испытывать не доводилось и ничто «в этой унылой и грубой жизни» не идет в сравнение с тем, что переживается в опьянении. Между тем не у всех, кто испытал на себе действие наркотиков, появляется такое отношение к опьянению; большинство все же отдает предпочтение радостям реальной жизни.

Столь разительный контраст в оценках опьянения и обычного состояния у больных наркоманией может указывать на то, что некоторые из них страдают скрытой депрессией с типичной для последней утратой чувства приятного или имеют иные эмоциональные и психологические проблемы. Обращает на себя внимание и такой факт: практически ни у кого, кто многократно переживал экстатические и маниакальные эпизоды «счастья», не возникала бы потребность или «тяга» к повторению этих необычайно приятных состояний. Не слишком убедительны психологические объяснения тех случаев, когда зависимость появляется после однократного приема героина и даже «ханки».

Нередко будущие наркоманы после первой «пробы», которая не произвела сколько-нибудь сильного впечатления, начинают вначале редко, но потом все более часто принимать наркотик без особого вроде желания и в то же время наблюдая, как погибают их товарищи. Очевидно, что влечение тут уже есть, но подспудное, неосознанное.

В алкогольном опьянении эйфория менее выражена и не оставляет сильного впечатления. Тем большее значение приобретают обстоятельства, сопутствующие опьянению: разнообразие спиртных напитков и вкусной пищи, развлечения, секс, атмосфера откровенности, располагающая к расслаблению и покою, занимательная беседа, музыка. В немалой степени это свойственно другим формам зависимости.

Опьянение скорее не инициирует собственно эйфорию, а лишь повышает готовность к ней, вследствие чего требуется дополнительная эмоциональная стимуляция. Существенную роль в привлекательности опьянения играют также расторможенность, регресс мотивации и поведения, привносящие в самовосприятие ощущение свободы, раскрепощенности, естественности побуждений и поступков. Пациенты склонны идентифицировать самовосприятие в опьянении с самовыражением, раскрытием своей внутренней сущности, освобождением от чуждых личности сопротивлений, а также от опасений внешней агрессии, поскольку случившееся с пациентом будет списано ими на счет опьянения. Подобное отношение к поведению опьяневшего чрезвычайно распространено — человек не волен в своих действиях, это уже не его поступки, поскольку они обусловлены опьянением и он не несет за них ответственности. Это проявление защитного механизма, известного как инсуляция, в чем-то родственного деперсонализации. Сошлемся на пример из художественной литературы.

В новелле «Маска Хеттоко» А.Рюноскэ (1912) намного опередил психиатров, одним из первых указав, что спиртное употребляется «не только из физической потребности», но «и по психологическим причинам», причем именно последние могут сделать невозможным прекращение пьянства. Автор рассказывает о больном, который в опьянении полностью преображается, становится совсем другим человеком и ведет себя совершенно иначе, нежели трезвым: то, чего он потом стыдится, почти всегда совершается в пьяном виде. Он делает при этом то, что хочет: танцует, спит, играет в цветочные карты…, и никто не может упрекнуть его. А это для него «важнее всего».

Мотивы употребления алкоголя, пожалуй, более разнообразны и лучше изучены, нежели мотивация приема наркотиков, где, как считается, с самого начала доминирует стремление к эйфории. Попытки систематизировать мотивы алкогольного опьянения предпринимались неоднократно. Одна из лучших принадлежит В.Ю.Завьялову (1982), который выделяет следующие виды мотивации.

Гедонистическая — прием алкоголя связан с жаждой удовольствий, стремлением к чувственным наслаждениям, с эпикурейскими наклонностями.

Рассуждения больных сводятся при этом к следующему: «Почему я должен отказать себе выпить? Ведь жизнь-то одна, другой не будет. Кто может сказать, что случится завтра? И вообще: для чего жизнь, если лишать себя ее радостей?» По-видимому, во все времена данный вид мотивации был одним из наиболее распространенных, о чем свидетельствуют даже памятники литературы. Кажется, Еврипиду принадлежат слова: «Не дали боги разума тому, кто пьет вино, не радуясь ему».

По преданию, в Древнем Египте на пиршества вносили огромное изображение смерти, напоминая тем самым: «Пейте и веселитесь, ибо скоро все вы будете такими же!» С клинической точки зрения особенно важно, что в гедонистической ориентации не чувствуется глубокой привязанности к жизни, более того, угадывается настроение обреченности и безысходности, скрывающееся в тени потребности чувственной стимуляции. Жажду наслаждений Л.Н.Толстой считал оборотной стороной самоубийства, то есть выражением внутренней опустошенности и депрессии. О том же говорил О.Хайям: «О, мудрец! Коротай свою жизнь в погребке. Прах великих властителей — чаша в руке. Все, что кажется прочным, незыблемым, вечным, — лишь обманчивый сон, лишь мираж вдалеке».

Атарактическая — алкоголь употребляется с целью смягчить состояние эмоциональной напряженности, тревоги, беспокойства, подавленности, страхов, неуверенности.

Больные мотивируют прием спиртных напитков стремлением «отключиться» от горьких воспоминаний, навязчивых опасений, тревожных предчувствий, объясняют время от времени возникающей необходимостью «разрядиться, расслабиться, успокоиться, собраться с мыслями, перевести дух», потребностью «оглушить себя, забыться, выключить сознание и ни о чем не думать, вырубиться…» Невротики вообще плохо переносят состояние душевной боли. Возможно, потому, что не видят в этом смысла, — страдание во имя чего-то очень важного переносится совсем иначе. Такая мотивация свидетельствует, кроме того, об очевидных аффективных нарушениях, природа которых может быть различной: невротическая депрессия, психопатические фазы и реакции, алкогольная депрессия. Нельзя исключить и возможность эндогенных колебаний настроения.

Субмиссивная — употребление алкоголя связано с повышенной подчиняемостью, неспособностью незрелой личности противостоять натиску пьющих, оградить себя от негативных влияний, с нежеланием отвечать за свои действия. Свойственна конформным, неустойчивым и зависимым личностям.

Больным владеет стадное чувство «быть как все, не выделяться, не быть белой вороной». Не сопротивляясь внешнему давлению, они не могут также контролировать внутренние импульсы, то есть являются еще и внутренне зависимыми. Субмиссивная мотивация, таким образом, только маскирует остающиеся неосознанными побуждения к опьянению.

Мотивация с гиперактивацией поведения — алкоголь употребляется в качестве допинга, для того чтобы поднять тонус, стимулировать воображение и творческую деятельность, улучшить работоспособность.

Формулировка мотивов выглядит следующим образом: «Требуется подхлестнуть себя, подстегнуть лошадку… Пью, когда устаю, чтобы взбодриться… Ничего не хочется делать, выпьешь — энергия появляется… Трезвым трудно быть на сцене, все получается лишь в опьянении… С женщинами бывает все хорошо, если выпиваю…» Уместно привести по этому поводу любопытную подробность. У племен древних готов существовал обычай: все важные решения обсуждать дважды: в опьянении, а затем не трезвую голову. Первый раз — для того чтобы решения были более энергичными, а другой — чтобы придать им больше благоразумия.

Псевдокультуральная мотивация — употребление алкоголя отражает желание привлечь к себе внимание окружающих утонченным знанием редких напитков, особых рецептов коктейлей, изысканностью ритуала выпивки, стремлением почувствовать принадлежность к высшему свету, золотой молодежи. Пациенты демонстративно подчеркивают, что не имеют ничего общего с рядовыми «сивушниками, которым только и надо, чтобы залить мозги чем попало».

Традиционная мотивация — употребление алкоголя по санкционированным в данной микросреде поводам (праздники, банные дни, банкеты и пикники, деловые встречи и мн. др.). Больные умело используют любой удобный для выпивки случай, искусно создают новые питейные ситуации, ловко втягивая в них окружающих, что долго маскирует патологическую потребность в опьянении.

Приведенная классификация, как и другие подобные, статична, не отражает всего многообразия мотивов, их связи с личностной структурой, возрастом и динамикой болезненных изменений. Остаются неясными особенности мотивации опьянения, отличающие болезни зависимости от бытовых и симптоматических форм наркотизма. Нет четкости в представлениях о последовательности, в какой развивается патологическое влечение к опьянению.

Кроме того, косвенно утверждается, что мотивы алкогольного опьянения существенно отличаются от таковых при других формах наркотизма. Анализ мотивации опьянения является важным по той причине, что позволяет получить ценную информацию о личности пациента и ее болезненных отклонениях. Следует лишь заметить, что изучение мотивации не сводится к механической констатации высказываний пациентов. Изучение обычно показывает, что истинные мотивы опьянения не всегда совпадают с тем, что пациенты говорят по этому поводу: врач слышит не более того, что отвечает его официальному статусу. При этом они часто занимают особую позицию, заранее или по ходу беседы сообщая об обстоятельствах, как бы исключающих возможность чрезмерной этилизации, — алкогольная защита.

Предлагаемая ниже систематика мотивов опьянения не претендует на решение указанных проблем, но некоторые неясности могла бы, кажется, устранить.

Все виды мотивов приема одурманивающих субстанций могут быть поделены на четыре основные группы, каждая из которых характеризует определенный уровень побуждений личности: это мотивы, в которых проявляются духовные качества личности; социальнопсихологические, отражающие отношение человека к социальной среде; психологические, выражающие отношение человека к самому себе; витальные, связанные с базисными структурами личности (настроение, активность, биологические потребности).Мотивы первой группы связаны с экзистенциальной фрустрацией — невротической или психогенно обусловленной блокадой стремления к осмысленной жизни и переживанием смыслоутраты. Опьянение представляет собой попытку устранить эмоциональные последствия такой фрустрации: разочарование, скуку, состояние внутреннего опустошения, смятение и растерянность. Подобные мотивы не следует смешивать с теми, что имеют в виду пациенты, когда утверждают, что без опьянения жизнь теряет смысл. Такие заявления чаще свидетельствуют лишь о том значении, какое опьянение имеет для пациента, независимо от характера блокированных потребностей.

Употребление опьяняющих субстанций может быть обусловлено тяжелыми, невосполнимыми потерями, утратой или дискредитацией важнейших ценностей, а также ситуациями, которые препятствуют достижению стратегических целей личности либо мешают осознанию своего призвания. Человек может предпочесть опьянение, если не видит смысла в том, что его окружает, не находит того, что ему нужно, либо потому, что не может найти в себе качеств, необходимых для осуществления основополагающих ценностей. Если потерявший опору человек начинает, к примеру, выпивать, он не может рассчитывать на обретение утраченных символов веры. В лучшем случае он может на время почувствовать, что его положение не столь уж безнадежно. И увидев это, продолжить искания в реальном мире, вне опьянения. Но может быть и так, что последнее станет желаемым как спасительное состояние, в котором безразлично, есть ли в этой жизни смысл вообще. Глубокое разочарование и внутренняя опустошенность часто ведут к наркомании, существуют и «горькие пьяницы». В пьянстве глубоко несчастных, отчаявшихся людей заключен немалый риск развития болезненного пристрастия.

Экзистенциальная мотивация опьянения свойственна индивидам зрелого и среднего возраста, потрясенным внезапной утратой оснований жизни, потерявшим надежду осуществить свои планы, веру, осознавшим, что все сделанное ничего не решает и не может изменить, или незаметно разменявшим себя на разного рода мелочи. Как иначе понять пристрастие к опьянению таких людей, как Сократ, О.Хайям, Ф.Энгельс, С.Есенин и мн. др.? Более типичны при этом разочарование, потеря веры в себя. Отношение к внешнему миру не меняется, и пациенты обвиняют не жизнь, а видят причину происходящего в себе.

Переживание смыслоутраты может стать причиной ухода в опьянение в юношеском возрасте. Молодых людей чаще толкает на это разочарование в господствующих общественных ценностях, нежели в своих возможностях, так что опьянение становится суррогатом, заменяющим действительность, о которой они мечтают. Как указывает В.Франкл, у 90% больных алкоголизмом и 100% пациентов с наркоманией выявляется потеря смысла существования. По-видимому, экзистенциальная мотивация опьянения чаще всего встречается у пациентов с ноогенным неврозом, то есть неврозом, связанным с осознанием бесцельности существования.

Возможно, что она является нередкой и у больных с затяжными депрессиями иной этиологии. Если пациентам не будет оказана своевременная и достаточная психологическая, а также психиатрическая помощь, симптоматическая наркотизация может со временем трансформироваться в алкоголизм или наркоманию. Вряд ли можно присоединиться к пациентам в том, что опьянение позволяет глубоко переживать подлинные ценности жизни. Творческая личность в опьянении ничего нового не создает, скорее она довольствуется обманом самовыражения. Опьянение не добавляет ничего к тому, что человек имеет.

Кажется очень спорным мнение о том, что для некоторых наркотиков существуют исключения из этого правила. Между тем такое мнение подкрепляют ссылками на религиозные традиции. Действительно, Магомет, категорический противник алкоголя, счел возможным сделать исключение для гашиша. Будда, охраняя единоверцев от вина, пробуждающего низменные страсти, поучал, что гашишное опьянение очищает и возвышает душу. Со всей определенностью нужно подчеркнуть: осознание подлинных ценностей требует особой духовной ясности и просветленного ума. Даже в легком опьянении ценностные представления подвержены сильным искажениям.

Вторая группа мотивов опьянения имеет своим источником социально-психологические свойства личности и связана со стремлением к утверждению групповых ценностей. Индивидуальные мотивы поведения при этом как бы растворены в побуждениях, присущих всем членам социальной общности. Следуя в направлении групповых целей, человек в то же время действует и от своего имени, поскольку они отвечают его собственным намерениям.

Так, групповые мотивы опьянения могут быть связаны с соответствующими традициями. Основной смысл коллективного опьянения заключается в единении членов группы вокруг каких-то идей, принципов, целей. Опьянение, следовательно, носит символический характер. Практика ритуального опьянения использует известную с давних пор закономерность: совместное опьянение нивелирует личность, настраивает всех членов на одинаковую эмоциональную «волну», сближает людей друг с другом. Традиционные мотивы опьянения не являются патологическими, если, конечно, обычаи не размыты влиянием зависимых лиц. Традиционная мотивация может быть также маской, скрывающей проявления симптоматического и патологического влечения к опьянению.

Другая форма групповой мотивации опьянения отражает желание «быть как все», «не выделяться» на фоне окружающих, не быть среди них «белой вороной», а по существу — освободить себя от ответственности за свое поведение. Потребность в отождествлении с другими нередко сталкивается с иными стремлениями, порождая внутренний конфликт. Пациенты при этом отмечают, что выпивают вопреки своей воле, «не могут» отказаться от приглашения, устоять под давлением товарищей. Потребность в опьянении в последнем варианте свидетельствует о высокой внешней внушаемости личности. Подчиняемость указывает на незрелость, инфантилизм, связанный с болезнью, регресс личности, невротическое состояние. Что касается подростков и детей, то совместная наркотизация отражает возрастные психологические особенности и может рассматриваться в контексте патохарактерологических реакций группирования.

Вместе с тем под маской конформности иногда скрывается наркотическая зависимость. Имеются в виду пациенты, участвующие в группе вне связи с какими-то психологическими проблемами, причем одна группа легко заменяется другой. Главной причиной опьянения является все же болезненное влечение. В одно и то же время существует, таким образом, несколько мотивов опьянения. Мотивы могут меняться также от одного эксцесса к другому в зависимости от того, какой уровень побуждений личности доминирует в это время. Происходит нечто вроде расщепления личности, связанного с утратой интегративного начала. Сопутствующие внутреннему разладу колебания, а также последующие раскаяние и самобичевание только подтверждают факт кризиса личности.

У пациентов с очевидными проявлениями наркотической зависимости групповые формы опьянения чаще всего таковыми уже не являются. Создаются лишь временные, эфемерные и очень рыхлые ассоциации больных, объединяемые только тем, что сообща легче найти средства к опьянению. Сама компания, общение внутри группы во время опьянения больного не интересуют, он сосредоточен в основном на внутренних эффектах опьянения.

Третья группа мотивов опьянения ассоциирована с потребностями, ориентированными на самого себя: с помощью опьянения индивидуум пытается изменить свое состояние, самовосприятие или отношение к окружающему, т. е. собственно мотивация аддикции.

Так, опьянение у подростков нередко связано со стремлением к самопознанию, рефлексии. Изменения, происходящие в субъективном мире, вызывают в этом возрасте особый интерес и порой побуждают к глубоким размышлениям. Подросток впервые открывает у себя свой внутренний мир, часто застывая на его пороге с удивлением, растерянностью и смятением. Отсюда то острое любопытство, которое вызывает опьянение, если к тому же оно сопровождается значительными психическими нарушениями. Необычайные переживания, галлюцинации, фантастические представления, подъем настроения, страхи — все это кажется загадочным, поражающим воображение, таинственным. В сравнении с ними обыденные впечатления явно проигрывают в своей сенсационности и привлекательности.

Если же подросток до опыта опьянения был лишен увлекательных занятий, развлечений, серьезных интересов, то психоделические эффекты могут показаться еще более занимательными. К этому добавляется иногда и момент состязательности: рассказывая друг другу о впечатлениях об опьянении, подростки находят самые удивительные, завидуют товарищам и, в свою очередь, хотят испытать нечто подобное. Тем самым формируют свои ожидания предстоящих опьянений в надежде, что последние будут еще более причудливыми. По этой же причине дети и подростки пробуют разные психотоксические субстанции в поисках того, что им больше понравится.

К опьянению может побуждать чувство неполноценности. Выключая критические или, лучше сказать, репрессивные инстанции личности, опьянение устраняет переживание собственной ущербности. Более того, компенсаторное представление о мнимых и преувеличенных своих достоинствах уже не кажутся фантазией или мечтой, если наступает регресс сознания. Бахвальство, куражи и яркие выдумки о заслугах, связях, богатстве и способностях субъективно воспринимаются совсем иначе: опьяневший принимает их за чистую монету. Подростки, обиженные тем, что их считают детьми, несмышленышами, «сосунками», используют опьянение для отождествления со взрослыми людьми.

В опьянении им действительно кажется, что они уже далеко не дети. К опьянению могут прибегать подростки, недовольные своей внешностью, считающие себя недостаточно мужественными. Чаще всего речь идет о преходящих дисморфофобических реакциях, смягчающихся под влиянием неглубокого опьянения. Опьянение используется также для отождествления с кумирами публики, элитой общества. Это свойственно лицам с комплексом социальной неполноценности.

Мотивы опьянения могут быть обусловлены недовольством своим характером. Так, затруднения в контактах нередко преодолеваются посредством неглубокого опьянения. Боязливые, застенчивые и стеснительные люди выпивают, чтобы почувствовать себя сильными, смелыми и уверенными. Робкий и нерешительный подросток курит или выпивает перед танцами, где он теряется перед девушками и вынужден уступать более нахальным сверстникам. Серьезная психологическая проблема многих подростков состоит в том, что им не хватает чувства внутренней определенности, ощущения стабильности, того внутреннего стержня, который является опорой зрелой личности в трудные минуты жизни. Неопределенность, смятение, состояние, когда не знаешь, что можно ждать от самого себя, заставляет молодых людей прибегать к опьянению в поисках цельного образа своего Я и утраченного с окончанием детства ощущения внутреннего рая.

Мотивы опьянения могут быть связаны также с потребностью в самовыражении. В условиях, подавляющих личность, в обстановке жесткой регламентации поведения человек может усмотреть в опьянении то средство, которое дает ему возможность выразить протест, заявить о себе, «почувствовать самого себя» или же «просто так» делать что угодно, но только бы это исходило от собственного Я. Точнее говоря, это мотивы, вытекающие из факта невротической деперсонализации. Встречаются пациенты, которые заявляют, что лишь в опьянении действуют от своего имени и видят себя такими, какие они на самом деле. Поведение в трезвом состоянии многие невротики оценивают как навязанное, вынужденное, не характеризующее их подлинную сущность. Подобные утверждения, вероятно, не всегда нужно считать вымыслом или попыткой самооправдания. Сведения о некоторых пациентах от окружающих свидетельствуют о том, что опьянение как бы «раскрывает» пациента, обнаруживает лучшие качества, делает его добрым, внимательным и заботливым, хотя значительно чаще, увы, бывает наоборот.

Последняя группа мотивов опьянения связана с витальными потребностями, коренящимися в основании личности.

Побуждения к опьянению связаны с невротическими нарушениями сна, аппетита, общего самочувствия, половой функции, настроения. Так, употребление алкоголя может быть обусловлено стойкими нарушениями сна, а легкое опьянение способствует более быстрому засыпанию. Столь же часто небольшие дозы алкоголя используются для повышения аппетита. До сих пор встречаются пациенты, пристрастившиеся к выпивкам по советам врача, и нелегко определить, кто тут больший невротик — пациент или сам врач. Подобные советы иногда адресуются детям, родители которых не в меру обеспокоены тем, что те мало едят.

Чаще это касается детей дошкольного возраста, которым вообще свойственно снижение аппетита. Нередко алкогольное опьянение рекомендуется как народное целебное средство, полезное при простудных заболеваниях. Некоторые люди привычно прибегают к выпивкам, если чувствуют физическое недомогание. Они уверены, что это определенно им помогает как вылечить, так и предупредить болезнь. Весьма часто опьянение считают средством борьбы с утомлением и регулярно практикуют его после тяжелого рабочего дня или в конце недели. Упомянутые симптоматические формы приема алкоголя как бы предваряют появление в будущем физического или вторичного влечения к опьянению.

Мотивы опьянения иногда вытекают из болезненной вялости, отражают нарастающую аспонтанность, снижение общей активности. В частности, это характерно для наркоманов, которые становятся вялыми, безынициативными, бездеятельными, ощущают увеличивающийся дефицит психической энергии. Опьянение используется как допинг, позволяющий на время «взбодриться». Это оживление редко бывает чрезмерным и продолжительным, большей частью оно не достигает болезненного уровня психической активности. Самостимуляция часто встречается также у пациентов, злоупотребляющих алкоголем. Это может быть связано со снижением половой активности и психогенной импотенцией. Пациенты убеждены, что опьянение повышает половую функцию, и интимные контакты неизменно предваряют приемом спиртного, избегая сближения в трезвом виде.

К числу особенно частых, во всяком случае, наиболее известных мотивов опьянения относится неудовлетворенность душевным состоянием. Алкоголь, наркотики и токсические субстанции используются при этом для подъема настроения. Направленность поведения на себя по сути своей деструктивна и свойственна невротической личности, избегающей контактов с внешним миром.

Другой стороной гедонистической мотивации является устранение посредством опьянения напряжения, подавленности, волнения. Указанные эмоциональные нарушения могут быть следствием разных причин: внутренних и внешних конфликтов, неудач, соматического неблагополучия, хронической интоксикации, психических заболеваний, декомпенсации, органической патологии головного мозга. Важно помнить о скрытых депрессивных состояниях. Пациенты с депрессией, особенно дети и подростки, не могут ясно описать свое состояние. Тем не менее они говорят о «скуке», о том, что им «нечем заняться» или «ничего не хочется делать», что им «все надоело» или «все стало противно».

Сообщают о «лени», о том, что им редко бывает смешно, весело или радостно, отмечают, что все происходящее кажется слишком будничным, унылым, однообразным. Некоторые обеспокоены раздражительностью, жалуются, что все почему-то их «бесит». Депрессивные дети отличаются от сверстников отсутствием жизнерадостности, подвижности, большей частью бывают хмуры, сосредоточены, молчаливы. Как правило, медленно соображают, а некоторые прямо указывают на тупость и отсутствие ясности в голове. Дети могут быть также чрезмерно ранимыми, впечатлительными и боязливыми, временами становятся дерзкими, вспыльчивыми и даже агрессивными. Часто выявляются нарушения сна, аппетита, вегетативной регуляции, повышена утомляемость.

Депрессия у детей и подростков проявляется разными формами отклоняющегося поведения, включая аддиктивное. Своеобразна мотивация приема спиртного у пациентов с шизофренией. Так, больная выпивает «по 15–30 г для повышения умственных способностей», а «напивается», чтобы «не было больно, когда бьет муж». Пациент пьет «специально», чтобы его «считали алкоголиком» и не «путали с другим человеком», перестали «следить». Больные могут пить по «приказам голосов» и т. п.

Витальный уровень мотивации опьянения характеризует и «тяга» к приему одурманивающих средств, лишенная ясного психологического содержания. Это время от времени появляющееся интенсивное влечение к опьянению с характерным, нередко, правда, отставленным переживанием его насильственности и императивности. Попытки подавить это влечение успеха чаще всего не имеют. Не исчезает влечение и там, где на его пути возникают внешние препятствия.

Более того, фрустрация потребности в опьянении может привести к возрастанию интенсивности влечения. По сообщениям пациентов, его основу составляет плохо дифференцированное чувство общего неблагополучия. Оно складывается из ощущений физического дискомфорта и подавленного настроения, причем последнее делает состояние особенно мучительным или даже невыносимым. Психологическое влечение как бы переходит в физическое, сходное с такими биологическими потребностями, как голод и жажда. Влечение к опьянению отличается, кроме того, ненасыщаемым характером, не исчезает и даже усиливается в опьянении, иногда сопровождается иллюзиями и обманами восприятия.

Последовательность настоящего описания мотивов опьянения в целом соответствует динамике их смены по мере развития заболевания. Она постепенно отражает углубляющийся регресс личности и прогрессирующее снижение уровня мотивации. Обычно у пациента выявляется несколько мотивов, но лишь один из них преобладает, именно он характеризует состояние личности. Мотивация опьянения зависит также от исходного уровня развития личности. Эгоцентрическая личность с самого начала будет ориентироваться на опьянение как средство достижения эйфории, более высокого уровня может вообще не быть.

Таким образом, в развитии болезненной потребности в опьянении ясно различаются три стадии: традиционная, симптоматическая и компульсивная. Последняя является, очевидно, заключительным этапом невротического развития личности. Не имеет при этом значения, употребляет ли пациент алкоголь, гашиш или какие-то другие опьяняющие субстанции.

Собственно болезненное или компульсивное влечение отличается от других побуждений к опьянению рядом особенностей, имеющих важное клиническое значение. Этими особенностями являются:

  • цели, которые преследует опьянение, не связаны с внешней активностью, иными словами, преобладает внутренняя, направленная на себя мотивация;
  • патологическое влечение возникает спонтанно, осознается насильственным, чуждым собственной личности, не подавляется сознательными усилиями. Более того, подавление, в том числе и внешнее, стимулирует ситуацию фрустрации и, как правило, приводит к резкому усилению влечения;
  • отсутствует четкое психологическое содержание потребности в опьянении, субъективно она воспринимается как необъяснимая, болезненная тяга;
  • патологическому влечению к опьянению сопутствует реакция личности на болезнь в виде чувства вины, тревоги и страха, оно сопровождается интенсивными идеями отношения, а также различными психологическими защитами (рационализация, вытеснение, отрицание реальности, гиперкомпенсация).

В структуре психической зависимости заметное место занимают некоторые особенности отношения пациентов к факту неумеренного употребления опьяняющих веществ, приобретающие в ряде случаев явно односторонний, сверхценный характер. Это проявляется рядом клинических признаков, имеющих диагностическое значение.

Так, обнаруживаются фиксированные эмоционально-положительные реакции на различные ситуации, благоприятствующие употреблению опьяняющих веществ. Представления об опьянении устойчиво окрашены яркими положительными тонами и прочно доминируют в сознании больных. При одном воспоминании о выпивках лицо страдающего алкоголизмом озаряется веселой улыбкой, поднимается настроение, становится заметным оживление. Задолго до праздников, торжеств, дней получения денег больные живут радостным предвкушением выпивок, ожиданием предстоящего удовольствия.

Возможность скорой выпивки будоражит, окрыляет, алкоголь начинает действовать как бы до начала опьянения — «сухое опьянение». В воспоминаниях о событиях периода опьянения преобладают приятные эпизоды, а негативные оттесняются на второй план и вскоре утрачивают актуальность. В спонтанных высказываниях больных алкоголь упоминается большей частью в благожелательном контексте, значительно реже или вовсе не встречаются отрицательные оценки. Пациентам свойственны алкогольные ассоциации — спонтанные упоминания об алкоголе, выпивках. Так, санитара Бориса Адамовича они зовут Борисом Акдамовичем. Больная с алкогольным бредом ревности считает, что ее муж предается сексуальным оргиям в секте «Рассыпуха» («рассыпуха» — вино в разлив) и т. п. Появление хорошего настроения вообще ставится в зависимость от употребления алкоголя и чаще всего рассматривается как его результат.

Психическая зависимость | Миннесота

Психическая зависимость — это психическое влечение к наркотику и способность достижения психического комфорта в состоянии опьянения. В отличие от физического, неудержимого влечения психическое влечение не всегда осознается. Оно возникает на ранних стадиях наркомании и больше никогда не исчезает. Если в лечебных учреждениях можно избавиться от физической зависимости, психическая зависимость остается на всю жизнь, оказываясь причиной «провала» лечения, безуспешности усилий врача и самого больного, возвращения больного к наркотикам.

Психическое влечение выражается в постоянных мыслях о наркотике, подъеме настроения в предвкушении приема, подавленности, не­удовлетворенности в отсутствии наркотика. Психическое влечение определяет настроение, эмоциональный фон, взгляд на мир. Человек начинает неадекватно положительно оценивать все, что связано с наркотиками, и чрезмерно отри­цательно воспринимать то, что мешает наркотизации. У него появляется ощущение, что ему чего-то не хватает, состояние недовольства, не­удовлетворенности. В его духовном мире возникает эмоционально насыщенная привязанность, которая снижает ценность прежних интересов. Психическое влечение перестраивает жизненные интересы, отношения с другими людьми, меняет социальную ориентацию личности, он ищет компанию, где употребляют наркотики, много и с удовольствием рассказывает о том, что он принимал, о характере «приходов», оживляется при появлении возможности вновь употре­бить наркотик, испытывая при этом подъем настроения.

Психическое влечение может погаснуть, если появляется новое сильное увлечение чем-нибудь, что захватывает целиком, насыщая жизнь по­ложительными эмоциями, разумеется, при условии изоляции от наркотиков.

И наоборот, при неприятных переживаниях, при встречах с людьми и местами, связанными с употреблением наркотика, психическое влечение обостряется.

Влечение к наркотику одинаково при любых формах наркомании. Оно может насыщаться не только своим, но и любым другим наркотиком, поэтому наркоманы могут сменять вид наркотика в периоды выздоровления.

На поздних стадиях состояние психического комфорта — это не столько удовольствие, сколько уход от мучений. Если здоровый человек испытывает удовольствие от спиртного, он может испытывать разнообразные удовольствия, не употребляя алкоголя. Наркоман испытывает психологический комфорт только под действием наркотика, и перерывы становятся все более мучительны. «Когда он начал принимать опиум ежедневно, в этом была уже крайняя необходимость, неизбежная, фатальная необходимость. Жить иначе не было больше сил. Да и много ли таких стойких людей, которые умеют с непоколебимым терпением, с неослабной, вновь и вновь воскрешающей силой духа противостоять пытке, — в надежде на сомнительную и отдаленную награду?» — пишет Ш. Бодлер в другом своем сочинении — «Опиоман».

В конце концов только под действием наркотика становится возможным вернуть способность к действию. Алкоголик в состоянии опьянения проявляет способности внимания, памяти и мышления гораздо более высокие, чем в трезвом состоянии. Т. о. наркотик становится единственным условием благополучного психического существования и функционирования. Системати­ческая работа становится невозможной: «Ужасное состояние! Обладать умом, кипящим идеями, — и не иметь силы перебросить мост от фантастических долин мечтания к реальному полю действия! …Ужасное заклятие!.. Если бы мозг, расслабленный опиумом, был расслаблен до конца, если бы он находился в состоянии животного отупения, то зло, очевидно, было бы не так велико, или, вернее, более выносимо», — пишет Ш. Бодлер.

Психологическая зависимость — это… Что такое Психологическая зависимость?

Проблемы с содержанием статьи Возможно, эта статья содержит оригинальное исследование.

Добавьте ссылки на источники, в противном случае она может быть выставлена на удаление.
Дополнительные сведения могут быть на странице обсуждения.

Психологическая зависимость — неоднозначный психологический термин.

В современной западной психологической литературе используется в единственном смысле — зависимость от наркотиков (опьяняющих веществ, см. Синдром психической зависимости). Тем не менее, у такого явления есть корни в нормальной психической деятельности человека (см. Увлечение и Хобби), и в этом случае опьяняющее средство может выступать как заместитель недостающего источника определённых эмоций.

В профессиональной среде существует мнение, что психологическая зависимость не является излечимой в полной мере, но возможно замещение одной зависимости на другую, как правило в сторону уменьшения причиняемого вреда для здоровья индивидуума или для здоровья социума. Например более социально опасную — наркотическую на менее социально опасную — адреналиновую (занятия спортом, секс, творчество). В этом случае, для индивидуума смена направления зависимости не является формой исцеления (нормальной психической деятельности), так как аномально высокая потребность одного, в ущерб другим потребностям (с сопровождающимися периодами осознанием этого ущерба), при подавленной воле к отказу, остается.

Психологическая зависимость от партнёра (одного человека от другого) — это частичное или полное подчинение воли одного человека другому, чаще всего — в каких-либо частных аспектах, а не вообще. Данный феномен часто рассматривается в художественной литературе, но не в литературе психологической, кроме крайних проявлений (мазохизм, доминирование и др.).

См. также

Ссылки

Синдром психической зависимости — это… Что такое Синдром психической зависимости?

Синдро́м психи́ческой зави́симости — включает психическое, обсессивное, влечение и способность достижения состояния психического комфорта в предмете влечения (зависимости). Появлению синдрома психической зависимости в течение наркомании предшествует синдром изменённой реактивности.

Психическое (обсессивное) влечение выражается в постоянных мыслях о наркотике, подавленности, неудовлетворённости в отсутствие наркотика, подъёме настроения в предвкушении приёма наркотика. Обсессивное влечение определяет эмоциональный фон, но не способно (в отличие от физического, компульсивного влечения) полностью занимать всё содержание сознания, диктовать поведение. На стадии заболевания, когда формируется обсессивное влечение, ещё имеет место борьба мотивов. Обсессивное влечение обостряется при конфликтных ситуациях, неприятных переживаниях, причинно не связанных с наркотизацией, при посещении мест, встречах с людьми, чтении литературы, разговорах, связанных с наркотизацией. Влечение может ослабевать при конфликтных ситуациях, причинно связанных с наркотизацией, появлении сильного увлечения, состояния положительного эмоционального насыщения. Обсессивное влечение неспецифично, то есть оно может полностью удовлетворяться другим наркотиком, что составляет второе главное отличие обсессивного влечения от компульсивного. Обсессивное влечение, будучи одним из ранних симптомов заболевания, трудно выявляемо, так как в подавляющем большинстве случаев имеется установка больного на диссимуляцию.

Обсессивное влечение в то же время и самый длительный и трудноустранимый симптом заболевания. С развитием заболевания и появлением более ярких признаков наркомании, таких как компульсивное влечение, абстинентный синдром, обсессивное влечение отступает на второй план. Однако в состоянии ремиссии после снятия острой симптоматики и относительном физическом благополучии обсессивное влечение продолжает существовать в той же степени выраженности, что и до лечения. В подавляющем большинстве случаев психическое влечение к наркотику является основной и единственной причиной постоянных рецидивов заболевания.

Способность достижения состояния психического комфорта при интоксикации не является синонимом эйфории, под ним подразумевается не столько переживание удовольствия, сколько уход от состояния неудовольствия. Если здоровый человек способен ощущать удовольствие во многих ситуациях, в том числе в состоянии наркотического опьянения, то наркоман — только при употреблении наркотика. С течением болезни появляется симптом улучшения психических функций под действием привычного наркотика. Наркотик становится необходимым условием благополучного психического существования и функционирования. Этот симптом наблюдается при всех формах наркомании, за исключением тех, в которых психика при приеме препарата дезорганизуется всегда (психоделики, холиноблокаторы и т. п.)[1]

Примечания

Литература

  • Пятницкая, И. Н. Общая и частная наркология. Руководство для врачей. — М.: Медицина, 2008. — ISBN 5-225-03329-6

См. также

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ПСИХИЧЕСКИЕ ЗАВИСИМОСТИ

psihologicheskie_i_psihicheskie_zavisimosti

Содержание:

  1. Можно ли избавиться от зависимостей
  2. Психологическая зависимость и ее типы
  3. Как бороться и победить зависимость
  4. Контрзависимость
  5. Психотерапия зависимостей

Если у человека психическая или психологическая зависимость, то он теряет важные чувства: заботу, радость и любовь. Патологическая привязанность к чему-либо приводит к психологическому или физическому дисбалансу. Сначала это рефлекторное восприятие, а после заболевший теряет над собой контроль. Чтобы справится с зависимостью необходимо выявить причину ее возникновения.

МОЖНО ЛИ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ЗАВИСИМОСТЕЙ

Если действовать в одиночку, то вряд ли получится. Зависимый человек теряет способность адекватно реагировать на происходящие события. Психологи рекомендуют при первых же признаках болезни заняться самоанализом и провести работу над сознанием.

Если человек понимает, что у него есть проблема, то он сможет излечиться и самостоятельно. Просто нужно иметь силу воли и сильный характер. На первом этапе проводится анализ своего положения в обществе. Необходимо поставить свои интересы на «полку» с личными потребностями. Если же зависимый не сможет этого сделать, то и вылечится самостоятельно вряд ли удастся. На первом месте у личности всегда стоит самореализация.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАВИСИМОСТЬ И ЕЕ ТИПЫ

Она делится на несколько видов, у каждого из которых свои особенности:

  • Психологическая зависимость от человека – это очень опасный и распространенный тип. Людям свойственно переживать за близкого или любимого человека. Часто они перерастают в аддикцию. Чтобы удовлетворить свои потребности некоторые личности способны совершить убийство и самоубийство. У женщин этот тип чаще всего встречается. Если они хотят заполучить мужчину, могут пойти на любые жертвы, только чтобы любимый находился рядом.
  • Аддикция от еды – этот вариант возникает опять же чаще всего у слабого пола. Девушки начинают много есть, чтобы отвлечься от своих проблем. Такая зависимость возникает и во время просмотра фильма или телевизионной передачи. Вырабатывается рефлекс, от которого очень сложно избавиться.
  • Алкогольная зависимость – о ней знает весь мир. Обработка человека начинается уже с детского возраста за счет рекламы по телевизору. В подсознании у ребенка закладывается мысль, что если ты успешная личность, то должен пить алкогольные напитки. Взрослея, молодые люди уже не представляют себе ни одно совместное мероприятие с друзьями без выпивки. Если возникла депрессия, стресс, то их также лечат при помощи алкоголя. Постепенно у парня или девушки вырабатывается аддекция.
  • Зависимость от курения – возникает по той же схеме, что и предыдущая. Сейчас курят больше девушек, чем парней. Как следствие все чаще рождаются больные дети. Очень много людей считают, что если выкурить 1-2 сигареты, то нервы успокаиваются. Но на самом деле это не так. В этом случае работает самовнушение. Из-за этого и возникает никотиновая зависимость. Она наступает гораздо быстрее, чем алкогольная.
  • Аддикция от наркотиков – это кратковременное явление, быстро переходящее в физическую зависимость. Человек просто не представляет себе жизни без наркотиков. Процесс лечения займет много времени и сил.
  • Зависимость от интернета – это новый тип. У каждого человека имеются потребности и желания: общение, самоутверждение, слава и влияние на ход событий. Удовлетворяют их при помощи интернета. Если вдруг его отключат, то мир без него рухнет. Так считают много люди. Выключили свет, например, из-за непогоды, у зависимых начинается «ломка». Они не знают, чем себя занять, начинают нервничать. Поэтому стоит ограничивать доступ к сети, искать другие занятия по душе. Всегда можно выйти просто погулять и пообщаться с друзьями оффлайн, а не онлайн.

КАК БОРОТЬСЯ И ПОБЕДИТЬ ЗАВИСИМОСТЬ

Различают несколько стадий аддикции:

  1. На нулевой – контакт с потребностью возникает случайно.
  2. На первой – человек при помощи привычки пытается успокоиться и достичь удовольствия.
  3. На второй стадии начинает перестраиваться психика, позитивные действия сокращаются, а негативные становятся более заметными.
  4. На последней — человек полностью растворяется в своих желаниях. Если аддикция – это наркотики, зависимый просто умрет. Уже на второй стадии следует обратиться за помощью к врачу.

Есть ряд методов борьбы с зависимостями:

  • Гипноз – психотерапевт будет работать с подсознанием больного. Поможет сформировать дофаминовые цепочки и отвращение к пагубной привычке.
  • Психотерапия – врачи используют разные приемы. Пациенту будут возвращать самооценку, мировоззрение. На реконструкцию уходит несколько месяцев и даже лет.
  • Самовнушение – этот способ работает только на ранних этапах. Если человек находится на второй стадии, то малоэффективен.

Чтобы избавиться от зависимости, необходимо действовать по следующему алгоритму:

  1. Необходимо создать мотивацию на реальную жизнь без пагубных привычек. Если человек захочет, то он избавится от любого вида аддикции.
  2. Надо обязательно отказаться от зависимости. Звено полностью исключается из жизни.
  3. Определяются факторы, из-за которых усиливается тяга. Что это может быть? Влияние компании, неудачи или стресс на работе, скука и испуг. Стоит избегать общения с такими друзьями, нужно научиться контролировать себя. Ищутся дополнительные занятия, чтобы не оставалось свободного времени.
  4. Необходимо научится совладать со своими зависимостями. Нельзя себя оправдывать.
  5. Человек должен сам найти выход из кризисной ситуации.
  6. Стоит поработать над собой: повысить свою самооценку, найти себе новых друзей, научиться контролироваться эмоции.
  7. Вместе с психологом проработать детские травмы, психологические проблемы и внутренние конфликты.

КОНТРЗАВИСИМОСТЬ

Если возникнет эта стадия аддикции, то справиться с недугом будет очень сложно. Причины появления контрзависимости:

  • Родители в детстве не уделяли должного внимания ребенка, а занимались решением своих проблем.
  • Тотальный контроль за жизнью детей. Родители в свое время не научили ребенка самостоятельности.
  • Психологическая травма, которая была получена в детстве. Например, сцены жестокости наяву или показанные по телевизору.

Признаки контрзависимого человека:

  1. Он не может сблизиться с другими людьми.
  2. Человек считает, что вокруг него только порочные и плохие личности.
  3. Зависимому трудно быть открытым, он не может показать свои слабые стороны.
  4. Главные чувства такого человека – гнев, обида на окружающих, злость.
  5. Личность боится контроля над собой.
  6. Если другие люди пытаются сблизиться с ним, то он прекращает общаться.
  7. Контрзависимая личность находится под властью своих стандартов, идеалов.
  8. Человек все будет делать сам, никогда не попросит помощи со стороны.
  9. Он считает себя всегда и везде правым, если даже это не так.
  10. Контрзависимый часто остается работать на выходные.
  11. Личность не может долго находиться без дела, постоянно ищет себе какое-нибудь занятие.
  12. Человеку сложно организовать и контролировать свое время.

В этой ситуации без помощи психотерапевта не обойтись. Самостоятельное лечение не приведет к положительным результатам.

ПСИХОТЕРАПИЯ ЗАВИСИМОСТЕЙ

Она делится на несколько этапов:

  • Создается мотивация для преодоления зависимости. Терапевт объясняет больному, что нужно научиться себе говорить «нет». Устанавливает цели, которые пациент должен достичь за определенное время.
  • Обсуждение с клиентом его проблем, выявление главных потенциалов, обсуждение дальнейших действий.
  • Врач начинает работать над самооценкой своего пациента. Обучает его самостоятельности.
  • Выявляются препятствия, которые могут помешать в достижении цели.
  • Исследуются и освобождаются компенсаторные механизмы зависимости.
  • Производится обучение контролю над внутренним состоянием. Зависимые люди должны уметь получать удовольствие от жизни.
  • Терапевт прорабатывает отношения пациента со своей семьей. Помогает наладить межличностные коммуникации с посторонними людьми.
  • Врач начинает развивать положительные привычки и поведенческие программы.

Психологические зависимости есть практически у каждого человека. Чтобы от них избавиться, необходимо постоянно работать над собой. Нужно уметь получать удовольствие от жизни и избавляться от стресса без алкоголя, никотина и интернета. Стоит больше времени проводить со своими близкими и друзьями.

Синдром психической зависимости

Синдром психической зависимости – влечение к наркотику и способность достигать психического комфорта в состоянии интоксикации. Психическое влечение называют также обсессивным.

Симптомы психической зависимости

Обсессивное влечение определяет эмоциональное состояние наркомана, его настроение. Больной постоянно думает о наркотике, мысли носят навязчивый характер. В предвкушении приема наркотического вещества у человека наблюдается улучшение настроения, эмоциональный подъем. Напротив, при невозможности принять наркотик, при его отсутствии появляется подавленность, неудовлетворенность, упадок настроения.

Часто наркоман не осознает наличие у него психической зависимости ввиду ряда причин, например сниженного интеллектуального уровня или отсутствия самоанализа. Больной испытывает беспокойство, неудовлетворенность. Оживление наблюдается в момент беседы о наркотике, вещества становятся основной темой для разговора наркомана.

Несмотря на то, что на словах зависимый человек может отзываться о наркомании критически, по факту все то, что связано с наркотизацией, оценивается им неадекватным положительным образом, все, что мешает приему наркотических средств, воспринимается крайне отрицательно.

Эта аффективная привязанность к наркотическим веществам меняет духовный мир человека, искажает мышление, снижает объективную важность прежних ценностей. Перестраивается психическая жизнь, меняются межличностные отношения, появляется социальная дезориентация. Все внешние ситуации оцениваются лишь с одной позиции: мешают они или способствуют наркотизации.

Факторы, влияющие на уровень психологического влечения

Обсессивное влечение у больного может протекать волнообразно. Оно достаточно выражено при соблюдении необходимого ритма приема наркотика, то есть когда возникшее влечение тут же удовлетворяется. Влечение несколько подавляется, если возникает крупный конфликт, связанный с последствиями наркотизации; если же конфликт возник без связи с употреблением наркотика, он усиливает психическое влечение.

Психическое влечение может ослабеть и исчезнуть при попадании на лечение в клинику, однако впоследствии общение больного с другими наркоманами, находящимися на лечении, может спровоцировать возникновение влечения с новой силой.

Обсессивное влечение обостряется в ситуациях, когда включаются условно-рефлекторные механизмы. Такими механизмами могут быть посещение «злачных» мест, где наркоман приобретал либо употреблял наркотик, встреча с людьми, вместе с которыми проводил время под действием веществ, разговоры на темы, связанные с процессом и результатом приема наркотических веществ.

Психическое влечение может угаснуть в случае появления у наркозависимого других сильных, не связанных с наркотиками, увлечений, которые дают ему эмоциональный подъем, хорошее настроение  и положительное психическое состояние.

Обсессивное влечение наркозависимого к употребляемому наркотику является неспецифичным, что означает возможность замены одного наркотика на другой.

Обсессивное влечение – очень ранний, и одновременно самый трудный в устранении и длительный симптом. С течением наркомании у больного наблюдается сглаживание психического влечения, уход его на второстепенный план, на его место приходят абстинентный синдром и компульсивное влечение. Однако в момент ремиссии, при снятии острой симптоматики, психическое влечение вновь проявляется, часто с той же силой, что и в начале лечения. Именно из-за психического влечения зачастую лечение зависимости не приносит успеха или возникают рецидивы болезни.

Психический комфорт в интоксикации

Психический комфорт в состоянии наркотической интоксикации – это не просто эйфория наркомана, а понятие, имеющее более широкий смысл. Это скорее сбегание от неудовольствия, чем стремление к удовольствию.

Способность находиться в состоянии психического комфорта во время наркотической интоксикации тесно связана с психическим влечением. Если потребность в наркотике не удовлетворяется, возникает состояние неудовольствия, психический дискомфорт. К наркоману приходит осознание, что его психическое состояние комфортно только под действием наркотического вещества.

Здоровый человек тоже может захотеть выпить алкоголя, ему тоже может быть хорошо и комфортно под действием спиртного. Разница между ним и наркоманом в том, что он может ощущать психический комфорт в любых ситуациях, независимо от содержания в организме наркотических веществ, наркоману же комфортно только в состоянии наркотической интоксикации.

Способность испытывать психологический комфорт в состоянии интоксикации сопровождается улучшением психических функций больного. При любых формах наркомании можно проследить следующую тенденцию: наркоман, нуждающийся в дозе наркотика, пребывает в состоянии несобранности, рассеянности, неработоспособности, после приема вещества к нему возвращается внимательность, работоспособность, собранность. То есть наркотик является неотъемлемой частью функционирования наркомана и его психического благополучия.

Является ли зависимость выбором? — Первая помощь психического здоровья

Автор Том Хилл, 25 марта, 2019

Наука подтвердила, что зависимость — это хроническое заболевание мозга, которое может случиться с каждым. Несмотря на это, до сих пор распространено мнение, что зависимость является результатом слабого характера или морального упадка. Мы говорим, что на зависимость следует смотреть так же, как мы рассматриваем другие хронические заболевания, такие как диабет, гипертония и рак.Если это правда, почему к этим заболеваниям не относятся со стигмой и стыдом, как к зависимости?

Ну, с зависимостью немного сложнее. Зависимость — это болезнь, поражающая не только физическое тело, но и душу. «Кормление болезни» требует озабоченности добычей и потреблением веществ. Это часто сопровождается обманным и безответственным поведением, которое сказывается на отношениях, семейных обязательствах и служебных обязанностях. Легко обвинить человека в плохом поведении — лжи, обмане и воровстве, а также в вспышках гнева — вместо того, чтобы сосредоточить внимание на болезни, которая порождает такое поведение.Зависимый человек обычно не гордится своим поведением. Изгнание со стороны семьи, друзей и общества только способствует большему стыду и самообвинению.

Трудно проявлять сострадание к людям, когда предполагаемый плохой характер путают с характеристиками болезни, которые его подрывают. Это проявляется в преобладающем отношении к людям и отказываниям в помощи «плохим людям, которые не заслуживают этого». Это усугубляется распространенным мнением, что люди выбирают зависимость, основываясь на слабости, недостатке силы воли и плохом суждении.Опять же, выходя за рамки мифов, наука сообщает нам, что существует генетическая предрасположенность к зависимости, а также ряд факторов окружающей среды, особенно тех, которые возникают в раннем детстве.

Как человек, находящийся в процессе длительного выздоровления, я много знаю о том, как генетика и окружающая среда влияют на зависимость. Моя основная и расширенная семья — это обширная сеть алкоголиков и наркоманов, и многие члены семьи пострадали от медицинских, юридических и инструментальных последствий в результате употребления психоактивных веществ и наркомании.Из-за этого генеалогического древа я всегда честно говорю, что пришел от зависимости.

Благодаря практике самоанализа в раннем выздоровлении я начал исследовать некоторые плохие вещи, которые случились со мной в детстве. Благодаря этим открытиям я узнал такие термины и понятия, как травма и устойчивость. Когда я оценивал себя по шкале неблагоприятных детских переживаний (ACE), мой высокий балл указывал на прямую связь с зависимостью. Я также узнал, что травма влияет на химию мозга так же, как и вещества.Кроме того, травма способствует психическому заболеванию, при этом у людей часто проявляются симптомы депрессии и тревоги, и они занимаются самолечением с помощью алкоголя и других наркотиков.

Благодаря своей работе я связался с тысячами людей, выздоравливающих от зависимости. Слушая их рассказы, меня всегда поражает общая нить травматического опыта, усугубляемого симптомами психического заболевания. Когда мы приближаемся к травме, мы научились отказываться от «Что с тобой?» на вопрос: «Что с тобой случилось?» Почему мы не можем применить тот же подход к зависимости? Делая что-то меньшее, вы продолжите цикл обвинений, стыда и наказания, который способствует как изоляции, так и плохому самочувствию людей.

Если мы стремимся способствовать выздоровлению и действительно хотим помочь людям выздороветь и поправиться, нам необходимо радикально изменить свое отношение к употреблению психоактивных веществ и зависимости. Понимание того, что зависимость не является чьей-либо ошибкой, — хороший шаг в этом направлении.

______________________________________

Том Хилл — вице-президент по совершенствованию практики Национального совета по психическому здоровью.

.

8 признаков того, что вы можете быть сексуальным наркоманом, поскольку Всемирная организация здравоохранения признает это психическим заболеванием

КОГДА дело доходит до секса, немного из того, что вы думаете, может быть полезно для души.

Но на этой неделе эксперты в области здравоохранения предприняли шаги, чтобы предупредить, что когда одержимость сексом становится всепоглощающей, это может быть опасно.

4

Специалисты в области здравоохранения классифицировали компульсивное сексуальное поведение как психическое заболевание впервые на этой неделе Фото: Гетти — участник

Сексуальная зависимость, известная под медицинским термином навязчивое сексуальное поведение, теперь классифицируется как психическое заболевание, согласно World Health Организация.

И знаменательный шаг означает, что от двух до четырех процентов британцев, страдающих этим заболеванием, могут получить помощь в Национальной службе здравоохранения.

Его включение в список болезней ВОЗ произошло через несколько недель после добавления игровой зависимости.

Д-р Валери Вун из Королевского колледжа психиатров сказала, что компульсивное сексуальное поведение «имеет тенденцию скрывать, поскольку оно постыдно», что означает, что сексуальные наркоманы часто не обращаются за помощью.

4

Также известное как сексуальная зависимость и гиперсексуальность, существует ряд предупреждающих признаков этого состояния Фото: Getty — Contributor

«Добавление этого в список ВОЗ — отличный шаг для пациентов, поскольку это позволяет им признать, что они страдают. с проблемой «, — сказала она The Sun.

«Он выводит его из тени и означает, что они могут обратиться за помощью».

Но как узнать, когда ваши сексуальные фантазии и поведение граничат с проблемой?

Признаки того, что вы можете быть сексуальным наркоманом

4

Без лечения, наркомания секса может разрушить отношения, ваша самооценка, карьеры и healthCredit: Гетти — Участник

Сексуальная зависимость может включать в себя ряд различных переживаний, от мастурбации до киберсексом, многочисленные партнеры, порно и платить за секс.

Но, хотя во многих случаях они могут составлять часть здоровой сексуальной жизни, когда баланс нарушается и они становятся всепоглощающими фантазиями или их трудно контролировать, это признак зависимости.

Важно знать признаки, так как раннее вмешательство и лечение могут остановить состояние, разрушающее отношения, вашу самооценку, карьеру и здоровье.

Восемь предупреждающих признаков компульсивного сексуального поведения, также известного как гиперсексуальность и сексуальная зависимость, включают:

  • повторяющиеся и интенсивные сексуальные фантазии, побуждения и поведения — они отнимут у вас много времени и вам покажется, что они вышли из-под вашего контроля, согласно клинике Майо
  • вы чувствуете побуждение к определенному сексуальному поведению и после этого чувствуете снятие напряжения, но также чувство вины и раскаяния
  • компульсивная мастурбация — нет однозначного ответа на вопрос, что слишком много, но когда это начинает мешать вашей повседневной жизни, должен прозвучать сигнал тревоги
  • Вы пытались, но потерпели неудачу, уменьшить свои сексуальные фантазии, побуждения и поведение
  • Вы используете секс, чтобы избежать других проблем, таких как одиночество, депрессия, беспокойство или стресс
  • вы ставите себя в опасных ситуациях — внебрачные, незащищенный секс, или тратить огромные суммы на порно
  • Вы можете участвовать в незаконных сексуальных действиях — непристойное обнажение, надевание юбки и серьезные сексуальные преступления, такие как секс с несовершеннолетними
  • у вас проблемы с установлением или поддержанием здоровых отношений

Когда обратиться к врачу

4

Если вы беспокоитесь о своем сексуальном поведении, обратитесь к врачу и получите лечение как можно скорее Фото: Getty — Contributor

Компульсивное сексуальное поведение со временем может ухудшаться и ухудшаться, поэтому важно обращаться за помощью, когда вы впервые думаете о проблеме.

Клиника Майо советует задать себе следующие ключевые вопросы:

  1. Могу ли я управлять своими сексуальными влечениями?
  2. Мое сексуальное поведение вызывает беспокойство?
  3. Это вредит моим отношениям, влияет на мою работу или приводит к негативным последствиям — например, к аресту?
  4. Пытаюсь ли я скрыть свое сексуальное поведение?

Первое, что нужно сделать, это избавиться от смущения или страха.
Специалисты в области психического здоровья обучены решать самые разные проблемы и не будут вас осуждать.

Кроме того, то, что вы говорите врачу, является конфиденциальным — до тех пор, пока вы не собираетесь причинить себе вред или не сообщили о сексуальном насилии над ребенком или другим уязвимым человеком — так что это будет строго между вами и ними.

Чтобы анонимно поговорить с кем-нибудь о любой зависимости, позвоните самаритянам по бесплатному телефону 116 123.

.

Сексуальная зависимость — это законное психическое расстройство

Хотя сексуальная зависимость является причиной смеха во многих телевизионных программах, в журналах и фильмах, в действительности сексуальная зависимость — это состояние, которое разрушает семьи, отношения и жизни.

Однако психиатры не сразу пришли к выводу, что «неконтролируемое сексуальное поведение» является состоянием психического здоровья из-за отсутствия исследований по этой теме. В исследовании 2010 года был задан вопрос: «Является ли сексуальная зависимость фактом или ошибкой?»

Сексуальная зависимость также называется сексуальной зависимостью, сексуальной зависимостью, гиперсексуальностью, гиперсексуальным расстройством, компульсивным сексуальным поведением, сатириазом (у мужчин), нимфоманией (у женщин) и сексуальной компульсивностью.

Исследователи из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе решили проверить, действительно ли «гиперсексуальное расстройство» является психическим заболеванием.

Психолог-исследователь и доцент кафедры психиатрии в Институте неврологии и поведения человека им. Семела при Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе Рори Рид возглавляет команду врачей и консультантов по вопросам брака и семьи в их поисках, чтобы найти существенные критерии, которые помогут профессионалам правильно поставить диагноз гиперсексуального расстройства.

Результаты, опубликованные в журнале Journal of Sexual Medicine , будут играть роль в определении того, будет ли гиперсексуальное расстройство частью улучшенного пятого издания Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5), которое называют «библией» психиатрии.

По словам Рида, исследование имеет большое значение, потому что предполагает, что гиперсексуальное расстройство является настоящим заболеванием психического здоровья.

Рейд сказал:

«Критерии гиперсексуального расстройства, которые были предложены и сейчас проверены, позволят исследователям и клиницистам изучать, лечить и разрабатывать стратегии профилактики для лиц, подверженных риску развития гиперсексуального поведения».

Для того, чтобы гиперсексуальное расстройство считалось фактическим расстройством психического здоровья, человек должен испытывать повторяющиеся сексуальные фантазии, поведение и побуждения, которые длятся более 6 месяцев и не связаны с такими факторами, как лекарства, другие медицинские состояние, злоупотребление психоактивными веществами или маниакальные эпизоды, связанные с биполярным расстройством.

Люди, страдающие этим заболеванием, также должны демонстрировать образец сексуальной активности как реакцию на периоды раздраженного настроения, например, когда они чувствуют себя подавленными. Эти люди также используют секс как способ справиться со стрессом.

Руководство, используемое для категоризации людей с гиперсексуальным расстройством, было разработано рабочей группой DSM-5 по расстройствам сексуальной и гендерной идентичности, созданной для недавно пересмотренного руководства.

В руководствах также говорится, что для того, чтобы получить диагноз гиперсексуального расстройства, человек должен был попытаться прекратить или уменьшить свою сексуальную активность, если он считает, что это становится проблемой, и не смог этого сделать.

«Как и в случае со многими другими психическими расстройствами, также должны быть доказательства личного дистресса, вызванного сексуальным поведением, которое мешает отношениям, работе или другим важным аспектам жизни», — сказал Рид.

Чтобы оценить стандарты гиперсексуального расстройства, Рид и его команда провели психологическое тестирование и опросили 207 участников во многих психиатрических учреждениях США. Все пациенты пытались исправить свое поведение в отношении проблемы злоупотребления психоактивными веществами, сексуального поведения. проблема или другой тип психического состояния, включая тревогу или депрессию.

При использовании предложенных критериев среди пациентов 88% были точно классифицированы как имеющие гиперсексуальное расстройство. Рекомендации также помогли исследователям в 93% случаев находить отрицательные результаты. Это означает, что критерии помогли различить тех, кто не страдает гиперсексуальным расстройством и может нуждаться в лечении от тревожности, депрессии или злоупотребления психоактивными веществами, и тех, кто это делает.

Рид прокомментировал: «Результаты позволяют нам полагать, что предлагаемые критерии не позволяют выявить пациентов, у которых нет проблем с их сексуальным поведением.Это важный вывод, поскольку многие выразили опасения, что это предложение приведет к ложной классификации людей ».

Он также упомянул, что новые критерии были гораздо более точными в распознавании гиперсексуального расстройства среди пациентов, чем другие методы психиатрического тестирования.

«Таким образом, человек, отвечающий критериям гиперсексуального расстройства, может столкнуться с серьезными проблемами и последствиями в своей жизни. Наше исследование показало, что усиление гиперсексуального поведения было связано с большим эмоциональным расстройством, импульсивностью и неспособностью справиться со стрессом », — добавил Рид.

Другим важным результатом исследования было то, что люди, которые соответствовали стандартам гиперсексуального расстройства, испытали гораздо больше последствий из-за своего сексуального поведения по сравнению с теми, кто страдал от злоупотребления психоактивными веществами и другой медицинской проблемы.

Другие результаты выявили:

  • 17% из 207 пациентов, участвовавших в исследовании, потеряли работу хотя бы один раз
  • 28% заболели венерическим заболеванием
  • 39% потеряли отношения
  • 78% потеряли работу их здоровая сексуальная активность

Согласно отчету, 54% пациентов с гиперсексуальным расстройством считали, что их проблемы с сексуальной активностью начались до 18 лет, а 30% заявили, что они начали замечать проблемы в возрасте от 18 до 25 лет. .

Рид продолжил: «Похоже, это расстройство, которое возникает в подростковом и юношеском возрасте и имеет разветвления для стратегий раннего вмешательства и профилактики».

У пациентов с гиперсексуальным расстройством также были изучены различные виды сексуального поведения. Исследователи обнаружили, что онанизм, достаточное количество просмотра порнографии, в результате которой в сексе с другими взрослыми, и киберсекс были распространен среди этих людей.

Гиперсексуальные пациенты также имели половые контакты с «работниками коммерческого секса», такими как проститутки, имели повторяющиеся романы и сексуальных партнеров, которых они не знали — около 15 партнеров в течение года до исследования.

Рейд заключил:

«Дело не в том, что многие люди время от времени не идут на сексуальный риск или не используют секс время от времени, чтобы справиться со стрессом или просто убежать, но для этих пациентов это постоянная модель, которая усиливается. до тех пор, пока их желание секса не станет контролировать каждый аспект их жизни, и они не почувствуют себя бессильными в своих попытках измениться ».

Автор Кристин Керни

.

Зависимость — психическое заболевание миссис-Дёрден на DeviantArt

Когда-то был наркоманом, но всегда наркоманом

Я вырос в окружении людей, которые бросались в наркотики и алкоголь, чтобы уйти от реалий своей жизни, или в надежде, что их зависимость может, наконец, убить их.
Алкоголь и наркотики — две из самых опасных зависимостей, с которыми мы сталкиваемся в нашей жизни, а также две из самых соблазнительных из них.

Немногие могут сказать, что они не выпили после тяжелого дня или, возможно, проглотили таблетку, выкурили косяк, чтобы расслабиться после стресса.Однако, в то время как многие могут попробовать и контролировать ситуацию, многим не так повезло. Пристрастия приходят без реального предупреждения, то, что начинается с развлечений и развлечений, может превратиться в серьезную зависимость, и когда вы попадаете в нее, почти невозможно найти выход.

Пристрастия не следует романтизировать

Романтизация пристрастий всегда была невероятно распространенным явлением. В фильмах это часто выглядит «круто», люди хотят быть крутым, резким ребенком, который все это испытал.На самом деле никто не говорит и не делает ничего, чтобы привлечь внимание к истинному разрушению, которое может вызвать злоупотребление психоактивными веществами.

«Скажи наркотикам нет!» наклейки на бампер на вашем автомобиле или рекламы «Выше влияния» недостаточно. Все пытаются быть политкорректными. Они скажут вам держаться подальше от наркотиков, но как только вы станете наркоманом, они будут смотреть на вас со стыдом. Или, что еще хуже, стало распространенной тенденцией закрывать глаза, делать вид, что не видят.

Люди с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, примерно в шесть раз чаще совершают самоубийства, чем население в целом.Найдите секунду, чтобы понять это, и подумайте, почему это так, и делается ли что-нибудь для этого. (Источник)

Зависимость — это психическое заболевание, болезнь

Мы должны перестать рассматривать зависимости как выбор, который делают люди, как их собственную вину, как нечто, что они контролируют. Зависимость берет под контроль вас и вашу жизнь.

Хотя первоначальное решение о приеме наркотиков для большинства людей является добровольным, изменения в мозге, происходящие с течением времени, бросают вызов самоконтролю зависимого человека и препятствуют его или ее способности противостоять сильным импульсам к употреблению наркотиков. (Источник)

Депрессия, тревога, биполярное расстройство и многие другие психические заболевания часто уже присутствуют у людей, страдающих расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ. Что это говорит о нашем обществе, что люди, страдающие этими заболеваниями, с большей вероятностью разовьют проблему злоупотребления психоактивными веществами, чем будут обращаться за помощью к друзьям, семье и специалистам? Ключевым элементом здесь является широко распространенное представление о том, что психические заболевания — это «табу», о котором нельзя говорить.

Что вы думаете?

  • Сталкивались ли вы или кто-либо из вашего окружения когда-либо с проблемой злоупотребления психоактивными веществами?
  • Как вы смотрите на людей, страдающих зависимостями?
  • Что, по вашему мнению, должно быть приоритетом, когда речь идет о предотвращении / сдерживании?
  • Какие самые большие заблуждения о зависимости вы слышали?
  • Считаете ли вы, что общество делает достаточно, чтобы помочь людям, страдающим от злоупотребления психоактивными веществами?
  • Есть вопросы? Я постараюсь ответить на них как можно лучше.

Если вы хотите прокомментировать эту статью или задать вопрос в более личной обстановке, не стесняйтесь отправить сообщение в отдел психического здоровья. Мы не можем предложить профессиональную помощь, но можем выслушать и попытаться дать совет.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.