Потребность быть личностью: Потребность «быть личностью»[68] . А. В. Петровский

Содержание

Потребность «быть личностью»[68] . А. В. Петровский

Потребность «быть личностью»[68]. А. В. Петровский

Запечатлевая, продолжая себя в других членах общества, человек упрочивает свое существование. Обеспечивая посредством активного участия в деятельности свое «инобытие» в других людях, индивид объективно формирует содержание своей потребности в персонализации. Субъективно последняя может выступать в мотивации достижения, притязаний на внимание, славу, дружбу, уважение, положение лидера и может быть или не быть рефлектирована, осознана. Потребность индивида быть личностью становится условием формирования у других людей способности видеть в нем личность, жизненно необходимую для поддержания единства, общности, преемственности, передачи способов и результатов деятельности и, что особенно важно, установления доверия друг к другу, без чего трудно надеяться на успех общего дела.

Таким образом, выделяя себя как индивидуальность, добиваясь дифференциальной оценки себя как личности, человек полагает себя в общности как необходимое условие ее существования, поскольку он производит всеобщий результат, что позволяет сохранять эту общность как целое. Общественная необходимость персонализации очевидна. В противном случае исчезает и становится немыслимой доверительная, интимная связь между людьми, связь между поколениями, где воспитуемый впитывает в себя не только знания, которые ему передаются, но и личность передающего. На определенном этапе жизни общества эта необходимость выступает в виде ценностно закрепленных форм социальной потребности. ‹…›

Потребность «быть личностью», потребность в персонализации обеспечивает активность включения индивида в систему социальных связей, в практику и вместе с тем оказывается детерминированной этими социальными связями. Стремясь включить свое «Я» в сознание, чувства и волю других посредством активного участия в совместной деятельности, приобщая их к своим интересам и желаниям, человек, получив в порядке обратной связи информацию об успехе, удовлетворяет тем самым потребность персонализации. Однако удовлетворение потребности, как известно, порождает новую потребность более высокого порядка. Этот процесс не является конечным. Он продолжается либо в расширении объектов персонализации, в появлении новых и новых индивидов, в которых запечатлевается данный субъект, либо в углублении самого процесса, то есть в усилении его присутствия в жизни и деятельности других людей.

Реализуя потребность «быть личностью» и перенося себя в другого, индивид осуществляет эту «транспортировку» отнюдь не в безвоздушной среде «общения душ», а в конкретной деятельности, производимой в конкретных социальных общностях. Экспериментальные исследования подтвердили гипотезу, что оптимальные условия для персонализации индивида существуют в группе высшего уровня развития, где персонализация каждого выступает в качестве условия персонализации всех. В группах корпоративного типа, напротив, каждый стремится быть персонализирован за счет деперсонализации других. Этот психологический факт фиксирует концепция деятельностного опосредствования межличностных отношений. ‹…›

Менталитет личности

Понятие «менталитет» применяется для выделения особых явлений в сфере сознания, которые в той или иной общественной среде характеризуют ее отличия от других общностей. Если «вычесть» из общественного сознания то, что составляет общечеловеческое начало, в «остатке» мы найдем менталитет данного общества. Любовь к родным людям, боль при их утрате, гневное осуждение тех, кто стал причиной их гибели, являются общечеловеческим свойством и не оказываются чем-то специфическим для одних и отсутствующим у других общностей. Однако нравственное оправдание кровной мести (вендетта– от итал. «мщение») – это, бесспорно, черта менталитета, утверждаемая народной традицией, отвечающая ожиданиям окружающих. Если бы сознание каждого отдельного человека автоматически управлялось менталитетом общности, то, вероятно, эта общность через некоторое время подверглась бы полному самоуничтожению. Очевидно, общечеловеческое начало пересиливает косность традиций, закрепленных в менталитете, следовательно, менталитет общности и сознание индивида, члена этого общества, образуют единство, но не тождество.

Итак, менталитет – это совокупность принятых и в основном одобряемых определенным обществом взглядов, мнений, стереотипов, форм и способов поведения, которая отличает его от других человеческих общностей. В сознании отдельного его члена менталитет общества представлен в степени, которая зависит от его активной или пассивной позиции в общественной жизни. Являясь – наряду с наукой, искусством, мифологией, религией – одной из форм общественного сознания, менталитет не закреплен в материализованных продуктах, а, если можно так сказать, растворен в атмосфере общества, имеет наднациональный характер. Войдя в структуру индивидуального сознания, он с большим трудом оказывается доступен рефлексии. Обыденное сознание проходит мимо феноменов менталитета, не замечая их, подобно тому, как незаметен воздух, пока он при перепадах атмосферного давления не приходит в движение. Почему?

Есть основания считать, что здесь действует механизм установки. Причем человек не осознает свою зависимость от установки, сложившейся помимо его воли и действующей на бессознательном уровне. Именно потому менталитет не дает возможности субъекту осуществить рефлексию. Носитель его пребывает в убеждении, что он сам сформировал свои убеждения и взгляды. В этом обстоятельстве заключаются огромные трудности перестройки сознания человека в изменившемся мире.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Что значит потребность быть личностью. Потребность «быть личностью». А. В. Петровский

Запечатлевая, продолжая себя в других членах общества, человек упрочивает свое существование. Обеспечивая посредством активного участия в деятельности свое «инобытие» в других людях,
169
индивид объективно формирует содержание своей потребности в персонализации.

Субъективно последняя может выступать в мотивации достижения, притязаний на внимание, славу, дружбу, уважение, положение лидера и может быть или не быть рефлектирована, осознана. Потребность индивида быть личностью становится условием формирования у других людей способности видеть в нем личность, жизненно необходимую для поддержания единства, общности, преемственности, передачи способов и результатов деятельности и, что особенно важно, установления доверия друг к другу, без чего трудно надеяться на успех общего дела.

Таким образом, выделяя себя как индивидуальность, добиваясь дифференциальной оценки себя как личности, человек полагает себя в общности как необходимое условие ее существования, поскольку он производит всеобщий результат, что позволяет сохранять эту общность как целое. Общественная необходимость персонализации очевидна. В противном случае исчезает и становится немыслимой доверительная, интимная связь между людьми, связь между поколениями, где воспитуемый впитывает в себя не только знания, которые ему передаются, но и личность передающего. На определенном этапе жизни общества эта необходимость выступает в виде ценностно закрепленных форм социальной потребности.
Процесс, благодетельный для общества в целом, не менее благодетелен для каждого индивида. Прибегая к метафоре, можно сказать, что в обществе изначально складывается своеобразная система «социального страхования» индивида. Осуществляя посредством деятельности позитивные вклады в других людей, щедро делясь с ними своим бытием, индивид обеспечивает себе внимание, заботу, любовь, уважение. Не следует понимать это узко прагматически. Продолжая свое бытие в других людях, человек не обязательно предвкушает будущие дивиденды; он действует, имея в виду конкретные цели деятельности, ее предметное содержание, а вовсе не то, чем для других индивидов оборачиваются его деяния (хотя не исключена и осознанная потребность в персонализации).
Социогенная потребность быть личностью существует, разумеется, в конкретноисторической форме. Действия, которые совершали рабы, не выступали как деяния для их господина, они не имели своей жизни в нем, и потому рабы для него не обнаруживали себя как личности. Если персонализация и имела место, она была лишь идеальной представленностью действующей вещи. Римские матроны, как известно, не испытывали чувства смущения, оставаясь обнаженными перед своими рабами; раб, невольник не был персонализован, а перед вещью стыд бессмыслен.
170
Примечательно, что отчуждение результатов труда порождает ложное понимание реального вклада индивида в результат деятельности.

Запечатлев в произведенном предмете свой труд, его создатель не может надеяться, что он тем самым продолжает себя в тех, кому этот предмет предназначен, потому что предъявляет себя другим через этот предмет не он сам, а тот, кто стоит «над ним». Этот трагический парадокс деперсонализации творца превосходно схвачен в гротескной форме Э. Т. А. Гофманом. Здесь имеется в виду его новелла «Крошка Цахес, называемый Циннобером», где маленькому уродцу Цахесу силой волшебства приписываются все заслуги окружающих, а все его собственные недостатки и промахи относят кому-нибудь другому. Примечательно, что «феномен крошки Цахеса» нередко выступает в качестве социально-психологической подоплеки возникновения и сохранения харизмы политического деятеля. При этом действие этого эффекта может выходить далеко за пределы земного существования харизматической личности. Не в этом ли одна из причин долговечности «сталинизма» через много лет после 1953 г.?
Итак, гипотетическая «социогенная потребность» быть личностью, очевидно, реализуется в стремлении субъекта быть идеально представленным в других людях, жить в них, что предполагает поиск деятельностных средств продолжения себя в другом человеке. Подобно тому как индиви

Потребность стать личностью

Известное выражение видного российского психолога А. Н. Леонтьева о том, что личностью не родятся, но личностью становятся, сразу же раскрывает суть дела. Она является довольно поздним продуктом как в онтогенезе, т. е. развитии человека от младенчества до старости, так и в филогенезе — всемирной истории, проходящей свои стадии зрелости, начиная с первобытности, когда индивида как общественного явления не было, да и быть не могло, поскольку над всем доминировал коллектив, и заканчивая постиндустриальным обществом, где рыночная экономика не может существовать без демократии, ставящей во главу угла защиту прав личности. Только в XX в. человечество осознало, что личность — приоритетная ценность, предоставив ей всевозможную институциональную и государственную поддержку.

Личность — относительно поздний продукт социально-исторического и онтогенетического развития человека, отмечал А. Н. Леонтьев. Особенности высшей нервной системы, физической конституции, биологические потребности, характеризующие индивида, не становятся особенностями его личности. К примеру, такая анатомическая особенность, как вывих тазобедренного сустава, обрекающий ребенка на хромоту, не относится к личности. Однако ее значение для формирования личности огромно, даже больше, чем тип нервной системы (скажем, уравновешенность или неуравновешенность человека). Хромота обрекает ребенка на изоляцию от сверстников, порождает чувство своей неполноценности, ограничивает широкое и полнокровное общение с людьми.

Таким образом, мы можем утверждать, что потребность стать личностью существует и у общества в целом, и у отдельного индивида в частности.

Любовь к собственной личности нераздельно связана с любовью к личности другого. Что бы мы ни делали — доброе или злое — другому, мы делаем то же самое самим себе. Разрушение жизненных сип в другом человеке с необходимостью отзовется и н а тебе самом. Склонность к насилию впечет склонность к самоубийству.
Эрих Фромм

Фундаментом личности выступают совокупность тех отношений, которые реализовались через деятельность человека, стали неотъемлемой чертой его образа жизни. Описывая эту особенность, замечательный советский психолог А. Н. Леонтьев приводил такой пример. Допустим, вы что-то пишете. Операция письма, т. е. совокупность действий, связанных с чистописанием, никак не может относиться к личности. Она выражает умственные навыки человеческого существа, владеющего языком. Но вот перед нами образ Акакия Акакиевича Башмачкина из повести Гоголя «Шинель». Переписывание казенных бумаг стало для него всепоглощающей страстью. Наскоро пообедав, вынимал баночку с чернилами и писал, писал… для собственного удовольствия.

Рутинные операции по переписыванию бумаг превратились во всепоглощающую деятельность, заняли центральное место, стали смыслом жизни, главным мотивом. А это означает, что в таком своем качестве — в качестве деятельности — операции письма выступили характеристикой личности. А другая деятельность, например работа инженера, ничего не говорит о личности, что человек на работе думает о досуге. Именно досуговая, а не производственная деятельность стала главным смыслом жизни, всепоглощающим интересом.

Как точно заметил А. Н. Леонтьев, личность — это особое «измерение». Поэтому человек может быть вполне психически здоровым (хорошо запоминать и мыслить, ставить сложные цели, находить к ним верные пути, быть деятельным, успешным, самодовольным и т. п.) и одновременно личностно ущербным, больным: не координировать, не направлять свою жизнь к достижению человеческой сущности (религиозный мыслитель сказал бы — к Образу Божьему в человеке), удовлетворяться суррогатными ценностями и т. п. Кстати, если говорить о тенденциях современного общества, то приходится с горечью признать, что для все большего количества людей становится характерным именно этот диагноз: психически здоров, но личностно болен.

По мнению В. И. Слободчикова и Е. И. Исаева, понятие личности обозначает особый способ существования человека — существования как члена общества. Сущность личности проявляется во взаимоотношениях человека с другими людьми, она раскрывается в жизненных целях, мотивах и способах поведения. Одна из потребностей личности, описанных отечественными психологами А. В. Петровским, В. С. Мерлиным, — оставить о себе память, запечатлеть себя в других. Это потребность в «персонализации», стремление быть «металлдивидуальностью»-. Это потребность в осмысленности своего бытия

Стать личностью, по мнению Б. С. Братуся, значит:

  1. занять определенную жизненную нравственную позицию;
  2. осознавать ее и нести за нее ответственность;
  3. утверждать ее своими поступками, делами, жизнью.

Он подчеркивал, что личность — это нравственно-ценностный выбор. Стиль действия, манера общения, способы выражения и достижения целей (составляющие характера) сами по себе не отвечают на вопрос о том, ради чего люди существуют, какие смысловые устремления призваны осуществлять. Выбор смысла жизни, способа существования есть свободное волеизъявление духа человека.

Потребность индивида быть личностью у одних развита в большей степени, а у других — в меньшей. Социальное окружение, прежде всего родители, могут сформировать и развить эту потребность в своем ребенке в наивысшей степени. Но среда может заглушить врожденное качество. И тогда человек становится безвольным существом, опускается на дно общества, иногда спивается или употребляет в наркотики.

Потребность индивида осуществить себя как личность, чаще всего проявляющаяся неосознанно, как скрытая мотивация поступков и деяний, представлена в его притязаниях, склонности к риску, альтруизму, наконец, в мотивации достижения.

Поскольку тело младенца с первых минут включено в совокупность общественных отношений, потенциально он уже личность. Потенциально, но не актуально. Личностью ребенок станет, лишь когда сам начнет совершать деятельность. На первых порах с помощью взрослых.

Следовательно, изучение приобретенных навыков, умений и знаний ничего не расскажет психологу о личности. Он должен анализировать содержание деятельности, взаимосвязь и переплетение многих видов деятельности, которыми занят один человек.

Зачатки личности обнаруживаются у дошкольников. Известен такой эксперимент. Ученый ставил перед малышом задачу: достать удаленный предмет, не сходя с места. Как только ребенок принимался за решение, ученый уходил в соседнюю комнату и оттуда вел дальнейшее наблюдение. Однажды после ряда безуспешных попыток малыш нарушил правило: подошел к предмету, взял его и вернулся на место. Ученый тотчас вошел в комнату, похвалил его и наградил конфеткой. Но ребенок отказался, а когда ученый стал настаивать, и вовсе заплакал. Почему? Ему стало стыдно? Награда оказалась не заслуженной в личностном смысле. Видимо, это и есть начало формирования того, что называют личностью.

Чтобы сделаться личностью, человек должен пройти определенный путь развития. Непременным условием этого развития являются:

  1. биологические, генетически заданные предпосылки;
  2. наличие социальной среды, мира человеческой культуры, с которым ребенок взаимодействует.

Ребенок, не взаимодействующий с социальной средой, — еще не человек в собственном смысле слова.

Философы говорят, что личность — мера цельности человека, без внутренней цельности нет личности.

Мудрец — это естественный лидер, который, несмотря на способность побеждать, всегда остается в тени.
Антонио Менегетти

Парадокс — это истина, поставленная на голову, чтобы на нее обратили внимание.
Гилберт Честерто

Соотношение индивидуальности и личности определяется тем. что это два способа бытия человека, два его различных определения. Несовпадение же этих понятий проявляется, в частности, в том, что существуют два отличающихся процесса — становление личности и становление индивидуальности

Становление личности иначе называется социализацией человека, а это, как мы знаем из социологии, есть продолжающийся всю жизнь процесс усвоения культурных норм и освоения социальных ролей. По сути своей социализация — вечно продолжающаяся попытка человека быть как все, стать похожим на других членов общества. Напротив, становление индивидуальности — стремление выделиться из толпы, не быть похожим на всех, обрести неповторимое выражение, свое лицо. Для одних она заключается в вычурной одежде, для вторых — в экстравагантной манере поведения, для третьих — в попытке реализовать духовный потенциал на высочайшем уровне и стать выдающимся ученым, писателем, художником. Становление личности, или социализация, связано с принятием индивидом выработанных в обществе социальных функций и ролей, социальных норм и правил поведения, с формированием умения строить отношения с другими людьми. Индивидуализация — процесс самоопределения и обособления личности, ее выделение из сообщества, оформление своей отдельности, уникальности и неповторимости. Ставшая индивидуальностью личность — это самобытный, активно и творчески проявивший себя в жизни человек.

А.В. ПЕТРОВСКИЙ Индивид и его потребность быть ЛИЧНОСТЬЮ

А.В. ПЕТРОВСКИЙ Индивид и его потребность быть ЛИЧНОСТЬЮ

А.В. ПЕТРОВСКИЙ Индивид и его потребность быть ЛИЧНОСТЬЮ

Проблема соотношения личности и индивида обрела остроту и актуальность в 60-70-е годы в ходе оживленных дискуссий о природе человека. Начиная с этого времени стало очевидно, что природные, органические стороны и черты индивида выступают в структуре личности как социально обусловленные ее эле­менты. Биологическое существуют в личности в превращенной форме как социальное. Несомненное единство, но не тождество понятий «личность» и «индивид» порождало ряд вопросов и среди них вопрос о том, что представляет собою это особое сис­темное качество индивида, которое обозначается понятием «лич­ность» и которое оказывается несводимым к биологическим предпосылкам, включенным в природу его носителя-индивида. А.Н. Леонтьев писал: «Личность не равна индивиду; это особое качество, которое приобретается индивидом в обществе, в со­вокупности отношений, общественных по своей природе, в кото­рые индивид вовлекается: сущность личности в «эфире» (Маркс) этих отношений … личность есть системное и поэтому «сверхчувственное» качество, хотя носителем этого качества является вполне чувственный телесный индивид со всеми его прирожденными и приобретенными свойствами». И там же: «С этой точки зрения проблема личности образует новое психоло­гическое измерение: иное, чем измерение, в котором ведутся ис­следования тех или иных психологических процессов, свойств и состояний человека; это исследование его места, позиции в системе, которая есть система общественных связей, общений Werkehr), которые открываются ему; это исследование того, что, Ради чего и как использует человек врожденное ему и приобретенное им…».

Петровский А.В. Индивид и его потребность быть личностью. — М. Вопросы Философии. № 3, 1982.

Дачная работа написана в соавторстве с В. А.Петровским.


Предложенному А.Н. Леонтьевым пониманию соотношения индивида и личности, заключающемуся в «новом психологичес­ком измерении», ином, чем измерение, в котором ведутся иссле­дования психических процессов, свойств и состояний человека (другими словами, за пределами традиционного «индивидуаль­но или дифференциально психологического» раздела обще^ психологии), отвечает концепция деятельностного опосредство­вания межличностных отношений». С точки зрения концепции деятельностного опосредствования личность может быть поня­та только в систем устойчивых межличностных связей, которые опосредствуются содержанием, ценностями, смыслом совместной деятельности для каждого из ее участников. Эти межличност­ные связи практически нерасторжимы, они вполне реальны, но по природе своей «сверхчувственны»; они заключены в конк­ретных индивидных свойствах, но к ним несводимы; они даны исследователю в проявлениях личности каждого из членов груп­пы, но вместе с тем образуют особое качество самой групповой деятельности, которое опосредствует эти личностные проявле­ния, определяющие особую позицию каждого в системе межин­дивидных связей, шире — в системе общественных отношений.

Как же можно вычленить собственно личностные характе­ристики субъекта, которые не совпадали бы с общепсихологи­ческой или, точнее говоря, дифференциально-психологической традицией изучения индивида и не растворялись бы без остатка в межсубъектных связях как предмете социально-психологи­ческого исследования?

Важнейшие характеристики личности, которые традиционно пытались усматривать в наборе имманентных качеств индивида, предлагается искать не только в нем самом, но и в других лю­дях. В этой связи примечательна запись, которую сделал А.Н-Леонтьев после беседы с писателем В.Ф. Тендряковым 8 авгус­та 1974 года, до настоящего времени не публиковавшаяся: «Я нахожу, имею свое «Я» не в себе самом (его другие находят во мне!), а в других, в другом, вне меня существующем — в собесед­нике, в любимой, в природе и… в компьютере…».

Итак, прокладывается новый путь интерпретации личности-она выступает как идеальная представленностъ индивида в других людях, как его инобытие в них (и, между прочим, в себе,


каК «другом»), как его персонализация2. Сущность этой идеаль­ной представленности, этих «вкладов» — в тех реальных смысловых преобразованиях, действенных изменениях интеллектуаль­ной и эффективно-потребностной сфер личности другого чело­века, которые производит деятельность индивида или его участие в совместной деятельности. Инобытие индивида в других людях-это не статичный отпечаток. Речь идет об активном процессе, о своего рода «продолжении себя в другом».

Здесь схватывается важнейшая особенность личности (если она действительно личность) обрести вторую жизнь в других людях, производить в них долговечные изменения, имеющую свою динамику.

феномен персонализации открывает возможность пояснить всегда волновавшую человечество проблему личного бессмер­тия, если личность человека не сводится к представленности ее в телесном субъекте, а продолжается в других людях, то со смер­тью индивида личность «полностью» не умирает. Вспомним слова А.С. Пушкина: «Нет, весь я не умру… доколь в подлун­ном мире жив будет хоть один пиит» Индивид как носитель личности уходит из жизни, но, персонализированный в других людях, он продолжается, порождая у них тяжелые переживания, объяснимые трагичностью разрыва между идеальной представ-ленностью индивида и его материальным исчезновением. В сло­вах «он живет в нас и после смерти» нет ни мистики, ни чистой метафоричности, это констатация факта разрушения целостной психологической структуры при сохранении одного из ее звеньев.

Следуя логике данного подхода, можно предположить, что если бы мы сумели зафиксировать существенные изменения, ко­торые данный индивид произвел своей реальной предметной Деятельностью и общением в других индивидах и, в частности, в самом себе как «другом», что формирует в других идеальную его представленность — его «личность», то мы получили бы наи­более полную его характеристику именно как личности, инди­вид может достигнуть ранга исторической личности в опреде­ленной социально-исторической ситуации только в том случае, если эти изменения затрагивают достаточно широкий круг лю-

2 См. В.А. Петровский. К пониманию личности в психологии. «Вопросы «сихологии», 1981, №2.


дей, получая оценку не только современников, но и истории, ко­торая имеет возможность на своих весах эти личностные вкла­ды достаточно точно взвесить. Напомним, что, изменяя других личность тем самым изменяет себя и что ее вклады в других есть изменение и преобразование ее собственных личностных характеристик («через других мы становимся самим собой», как об этом писал еще Л.С. Выготский).

Если подлинную личность метафорические можно тракто­вать как источник некой мощной радиации, преобразующей свя­занных с нею в условиях деятельного опосредствования людей (радиация, как известно, может быть полезной и вредоносной, может лечить и калечить, ускорять и замедлять развитие, стано­виться причиной различных мутаций и т.д.), то индивида, обде­ленного личностными характеристиками, можно уподобить ней­трино, гипотетической частице, которая пронизывает любую, сколь угодно плотную среду, не производя в ней никаких — ни полез­ных, ни вредных, — изменений. Безличность — это характеристи­ка индивида, безразличного для других людей, человека, от ко­торого «не жарко и не холодно», чье присутствие или отсут­ствие ничего не меняет в их жизни, не преобразует их поведение, не обогащает и не обездоливает их, и тем самым лишает его самого личности.

Может возникнуть вопрос: если личность и индивид не тож­дественны, то, считая теоретически возможным наличие индиви­да, не осуществившего себя как личность, допустимо ли предпо­ложить существование личности без индивида? Допустимо, но это будет квазиличность. Разве не обрели личностные характе­ристики Козьма Прутков и прописанный на 16-й полосе «Лите­ратурной газеты» «людовед и душелюб» Евгений Сазонов, за которыми нет реальных людей?

Разумеется, индивид «без личности», как и квазиличность «без индивида» — явление исключительное, но обращение к такой гипотетической ситуации как мысленному эксперименту доста­точно показательно для понимания проблемы единства и нетоЖ-дественности личности и индивида.

Быть личностью… Можно предположить, что на опреде­ленном этапе общественного развития личностное как систем­ное качество индивида начинает выступать в виде особой социальной ценности, своеобразного образца для освоения и реализации в индивидуальной деятельности людей. Вероятно, й


специальные исследования историков материальной и духовной культуры, чтобы ту степень развития общества, на которой с не­обходимостью порождается и воспроизводится в деятельности людей ценностность личностного начала в индивиде. Однако уже сейчас можно допустить, что филогенетически появление подобного эталона было связано с общественным разделением труда, с возникновением на этой почве имущественного нера­венства и порождаемым этим неравенством стремлением на од­ном полюсе сохранить и упрочить идеальную представленность свыше, «от бога» поставленных властителей, а на другом полю­се снять собственную обезличенность, что объективно могло быть достигнуто лишь в условиях классовых битв. Таким образом, эталон «быть личностью» должен был выступить в качестве предмета потребности индивида.

Запечатлевая, продолжая себя в других членах своей общно­сти, человек упрочивал в ней свое существование. Обеспечивая посредством активного участия в деятельности свое инобытие в других людях, индивид объективно формирует содержание сво­ей потребности в персонализации, которая субъективно может выступать в мотивации достижения, притязаний на внимание, славу, дружбу, уважение, положение лидера и которая могла быть или не быть отрефлектирована, осознана. Потребность индиви­да быть личностью становится условием формирования у дру­гих людей способности видеть в нем личность, жизненно необ­ходимую для поддержания единства, общности, преемственнос­ти, передачи способов и результатов деятельности и, что особен­но важно, установления доверия друг к другу, без чего трудно надеяться на успех общего дела. Таким образом, выделяя себя как индивидуальность, добиваясь дифференциальной оценки себя как личности, человек полагает себя в общности как необходи­мое условие ее существования, поскольку он производят всеоб­щий результат, что позволяет сохранять ее как целое.

Благодетельный для общества в целом процесс не менее бла­годетелен для каждого индивида. Прибегая к метафоре, можно сказать, что в обществе изначально складывается своеобразная сИстема «социального страхования» индивида. Осуществляя Посредством деятельности позитивные вклады в других людей, ‘Чедро делясь с ними своим бытием, индивид обеспечивает себе на случай старческой беспомощности, болезни, потери трудоспо­собности и т.п. внимание, заботу, любовь, жалость, Не следует


понимать это узкопрагматически. Полагая свое бытие в других людях, человек не обязательно предвкушает будущие дивиден­ды; он действует, имея в виду конкретные цели деятельности, ее предметное содержание, а вовсе не то, что для других индивидов оборачивается его деянием, (хотя не исключена и намеренная осознанная потребность персонализации).

Социогенная потребность быть личностью существует, разу­меется, в конкретно-исторической форме. Действия, которые со­вершали рабы, не выступали как деяния для их господина, они не имели своей жизни в нем, и потому рабы для него не обнару­живали себя как личности. Если персонализация и имела место, то она была лишь идеальной представленностью действующей вещи. Римские матроны, как известно, не испытывали чувства смущения, оставаясь обнаженными перед своими рабами; раб, невольник, не был персонализирован, а перед вещью стыд бес­смыслен…

Гипотетическая «социогенная потребность» быть личностью, очевидно, реализуется в стремлении субъекта быть идеально представленным в других людях, жить в них путем поисков деятельностных средств полагания себя в другого человека. Подобно тому, как индивид стремится продолжить себя в дру­гом человеке чисто физически (продолжить род, произвести потомство), личность индивида стремится продолжить себя, за­ложив идеальную представленность, свое инобытие в других людях. Не в этом ли сущность общения, которое невозможно свести только к обмену информацией, к актам коммуникации, поскольку оно представляет собой процесс, где человек делится своим бытием с другими людьми, запечатлевает, продолжает себя в них и за этот счет выступает для них как личность?

Потребность «быть личностью», потребность в персонализа­ции обеспечивает активность включения индивида в систему социальных связей и вместе с тем оказывается детерминирован­ной этими социальными связями, порождаемыми разделением труда в обществе, общественными отношениями, складывающимся объективно, вне зависимости от воли индивида. Стремясь вклю­чить свое «я» в сознание, чувства и волю других посредством активного участия в совместной деятельности, приобщая их к своим интересам и желаниям, человек, получив в порядке обра?’ ной связи информацию об успехе, удовлетворяет тем самым л°’


тре6ность персонализации. Однако, удовлетворение потребнос-I тИ, как известно, порождает новую потребность более высокого дорядка, и процесс не является конечным. Он продолжается ! дибо в расширении объекта персонализации, в появлении новых и новых индивидов, в которых запечатлевается данный объект, либо в углублении самого процесса, то есть в усилении его при­сутствия в жизни и деятельности других людей.

Реализуя потребность быть личностью и перенося себя в другого, индивид осуществляет эту «транспортировку» отнюдь де в безвоздушной среде «общения душ», а в конкретной дея­тельности, осуществляемой в конкретных социальных общнос­тях. Экспериментальны исследования подтвердили выдвинутую нами гипотезу, что оптимальные условия для персонализации индивида существуют в коллективе. В подлинном коллективе как группе высшего уровня развития персонализация каждого выступает в качестве условия персонализации всех. В группах корпоративного типа каждый стремится быть персонализиро­ван за счет деперсонализации всех остальных. Это следует из основных положений концепции деятельностного опосредство­вания межличностных отношений, направленных на другого. К примеру, альтруистические побуждения, а альтруизм — чистей­ший случай полагания себя в другом, в зависимости от того, опос­редуются они социально ценным содержанием совместной дея­тельности или нет, могут в одном случае выступать в форме коллективистической идентификации, в другом — как всепроще­ние, попустительство и т.д. Русский язык хорошо охватывает различия в личностной представленности инициатора альтруи­стического деяния. В первом случае тот, кому адресован альт­руистический поступок, или сторонний его наблюдатель, харак­теризуя личность, осуществляющую этот поступок, говорит: «добрый человек», во втором: «добренький». Человек, продолжаю­щий сове бытие в другом своим деянием, получает возможность Удовлетворить свою потребность в позитивной персонализации, если это деяние в наибольшей степени соответствует содержанию и ценностям деятельности, объединяющим их обоих, и в конечном счете общественным интересам, отраженным в этой деятельности.

В то случае, когда потребность индивида осуществил» себя в качестве личности дана имплицитно, как скрытая мотивация его Поступков и деяний, а чаще всего это •

так и происходит, она вы-


ступает как сущностная характеристика, феноменологически представленная в многочисленных и хорошо изученных в психологии явлениях мотивации достижений, притязаний, аффидиации, эмпатии и т.п.

Обращение к идеи потребности индивида в персонализации как можно надеяться, позволит понять, реинтерпретировать все эти феномены, ввести их в единый теоретический контекст, увк. деть за конкретными психологическими явлениями их сущность Не следует забывать, что отношения между потребностью и мо­тивами не может быть понято как отношение между членами одного ряда, представленное в потребности зависимость лично­сти от общества проявляется в мотивах е е действий, но сами они выступают как формы кажущейся спонтанности индивида. Если в потребности деятельность человека, по существу, зависи­ма от ее предметно-общественного содержания, то в мотивах эта зависимость проявляется в виде собственной активности субъек­та. Поэтому открывающаяся в поведении личности система мо­тивов — мотивации достижений, дружбы, альтруизма -богаче при­знаками, эластичнее, подвижнее, чем потребность. В данном слу­чае потребность персонализации выступает как составляющая ее сущность.

Потребность быть личностью возникает на основе социаль­но-генерированной возможности осуществления соответствую­щих деяний — способности быть личностью. Эта способность, как можно предположить — а речь здесь пока идет только о гипотезах, которые подлежат в проверке и нуждаются в под­тверждении,- есть индивидуализированное воплощение глубо­ко воспринятых («интериоризированных») индивидом предмет­но-социальных норм, эффектов идеальной представленности в нем других людей, также — его собственных «надситуативных» выходов.

Таким образом, в единстве с потребностью в персонализации, являющейся источником активности субъекта, в качестве ее пред­посылки и результата выступает социально генерированная, соб­ственно человеческая способность быть личностью.

Как и всякая способность, она прежде всего дана субъекту8 своей исключительности как индивидуальное, выделяющее ее среда окружающих и в известном смысле противопоставляю щее его другим людям, как возможность передать, адресовать им свою неповторимость, особенность, непохожесть. Очевиден


драматизм судьбы человека, который в силу внешних условий и обстоятельств лишен возможности реализовать свою потребность в персонализации. Но бывает и так, что у человека вообще атро­фирована или сведена к минимуму способность быть личнос­тью, либо она приобретает откровенно уродливые формы. Пос­ледовательно придерживаясь принципа «Я сам по себе — я вас не трогаю, вы меня не трогайте, я яркая индивидуальность, и меня с собой не равняйте», такой человек в конечном счете де­персонализируется, перестает быть личностью. Парадокс: чело­век подчеркивает свою «самость», он индивидуалистичен, что называется, «до мозга костей», и он же тем самым лишается в глазах других индивидуальности, теряет «свое лицо», стирается в сознании окружающих, не внеся в них сколько-нибудь значи­мых вкладов.

Но помимо индивидуального, в способности персонализации заключено и всеобщее. Оно проявляется в передачи субъектом элементов социального целого, образцов поведения, норм, психо­логических орудий и вместе с тем его собственной активности, носящей надындивидуальной характер, другими словами, столь же принадлежащей данному представителю социальной общно­сти, как и другим ее представителям.

Таковы в общих чертах характеристики потребности и спо­собности быть личностью, выступающие перед нами в нераз­рывном единстве, анализ способов и особенностей их реализа­ции открывают путь к построению теории личности, несовпада­ющей в своих исходных посылках с концепциями психоанали­тической, персонологической и других ориентации, принцип де­ятельного опосредования, принятый нами, и здесь остается ру­ководящим при теоретической разработке проблемы.

Для становления гипотетико-дедуктивной концепции персо­нализации индивида необходимо определить совокупность ос­новных гипотез, которые могли бы наметить путь конкретного психологического исследования личности. Так, может быть пред­ложен постулат максимизации, то есть стремления индивида к максимальной персонализации с вытекающими из него теорети­ческими гипотезами: 1) Любое переживание, воспринимаемое индивидом как имеющее ценность в плане обозначения его ин­дивидуальности, актуализирует потребность в персонализации и определяет поиск значимого другого, в котором индивид мог


бы обрести идеальную представленность; 2) В любой ситуации общения субъект стремится определить и реализовать те сторо­ны своей индивидуальности, которые в данном конкретном слу-чае доступны персонализации. Невозможность ее осуществле­ния ведут к поиску новых возможностей в себе самом или в предметной деятельности; 3) Из двух и более партнеров по об­щению субъект при прочих равных условиях предпочитает того, кто обеспечивает максимально адекватную персоналпзацию. Аналогично — предпочтение будет отдано тому, кто может обес­печить максимально долговечную персонализацию. Валентность другого в плане персонализации монотонно растет с ростом ожидаемой адекватности и долговечности персонализацпи. Тре­тьей переменной здесь является интенсивность потребности в персонализации. проверка эмпирических следствий из этих ги­потез, осуществленная строго экспериментально, поможет очер­тить контуры будущей теории персонализации, выявить круг возможных областей ее применения (воспитание, управление, клиника и т.п.), осуществить поиск и отработку методик иссле­дования с последующей их стандартизацией для нужд приклад­ного значения.

Принятие постулата максимизации и проверка связанных с ним теоретических гипотез позволяют построить широкую про­грамму экспериментальных исследований, а также реинтерпре-тировать значительное число ранее полученных эмпирических данных.

 

466

‘ Петровский В.А. Феномены субъектпости в развитии личности.Самара,

«‘ В «Гранатовом браслете» Куприна читаем: «…Анна … быстро подошла к самому краю обрыва, отвесной стеной падавшегоглубоко вморе, заглянула в«из и вдруг вскрикнула в ужасе и отшатнулась назад спобледневшим лицом. » *. как высоко! — произнесла она ослабевшим и вздрагивающим голосом. -Когда я гляжу с такой высоты, у меня всегда как-то сладко ипротивно щекочет ГРУ.’Ш… и пальцы наногах щемит…и все-таки тянет., тянет…» А.И.Куприн. ^Яр.соч., Т.4. 1958.

Героям произведений Лермонтова, Гоголя, Достоевского также известно гВство неодолимой тяги к опасности.


 

 


Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 631 | Нарушение авторских прав



| следующая лекция ==>
  |  

mybiblioteka.su — 2015-2020 год. (0.018 сек.)

Потребности личности — социальные, психологические, духовные

потребности личности фотоПотребности личности (нужда) – это так называемый источник личностной активности, потому что именно потребности человека являются его побудительной причиной для деяний определенным образом, заставляя двигаться в нужном направлении. Таким образом, нужда или потребность – это такое личностное состояние, при котором обнаруживается зависимость субъектов от определенных ситуаций или условий существования.

Личностная активность проявляется только в процессе удовлетворения ее потребностей, которые формируются во время воспитания индивида, приобщения его к общественной культуре. В своем первичном биологическом проявлении надобностью является не что иное, как определенное состояние организма, выражающее свою объективную нужду (желание) в чем-либо. Таким образом, система потребностей личности напрямую зависит от образа жизни индивида, взаимодействия между окружающей средой и сферой ее использования. С позиции нейрофизиологии нужда означает образование какой-либо доминанты, т.е. появление возбуждения особых клеток головного мозга, характеризующееся устойчивостью и регулирующее потребные поведенческие действия.

Виды потребностей личности

Потребности человека довольно многообразны и сегодня существует огромное множество их классификаций. Однако в нынешней психологии выделяют две основные классификации видов надобностей. В первой классификации потребности (нужды) подразделяются на материальные (биологические), духовные (идеальные) и социальные.

Реализация материальных или биологических нужд связана с индивидуально-видовым существованием индивида. К ним относятся – надобность в еде, во сне, одежде, безопасности, доме, интимные желания. Т.е. потребность (надобность), которая обусловлена  биологической нуждой.

Духовные или идеальные нужды выражаются в познании мира, который окружает, смысле существования, самореализации и самоуважении.

Желание личности принадлежать к какой-либо социальной группе, а также надобность в человеческом признании, лидерстве, доминировании, самоутверждении, привязанности окружающих в любви и уважении отражается в социальных потребностях. Все эти надобности разделяют по важным видам активности:

  • труд, работа – нужда в познании, творении и созидании;
  • развитие – нужда в обучении, самореализации;
  • социальное общение – духовные и нравственные потребности.

Описанные выше надобности или нужды имеют социальную направленность, поэтому носят название социогенные или социальные.

В другом виде классификации все потребности разбивают на два типа: нужда или потребность роста (развития) и сохранения.

Нужда сохранения объединяет в себе такие потребности (надобности) – физиологические: сон, интимные желания, голод и др. Это базовые потребности личности. Без их удовлетворения индивид просто не способен выжить. Далее нужда в безопасности и сохранении; изобилие – всесторонность удовлетворения естественных потребностей; материальные потребности и биологические.

Потребность роста объединяет в себе следующее: желание любви и уважения; самоактуализация; самоуважение; познание, в том числе и жизненного смысла; потребности в чувственном (эмоциональном) контакте; социальные и духовные (идеальные) потребности. Вышеперечисленные классификации позволяют выделить более значимые потребности практического поведения субъекта.

А.Х. Маслоу выдвинул концепцию системного подхода к исследованиям психологии личности субъектов, основываясь на модели потребностей личности в виде пирамиды. Иерархия потребностей личности по А.Х. Маслоу представляет собой поведение индивида, напрямую зависящее от удовлетворения его любых потребностей. Это означает, что потребности, находящиеся вверху иерархии (реализация целей, саморазвитие), направляют поведения индивида в той степени, в которой удовлетворены его потребности, находящиеся в самом низу пирамиды (жажда, голод, интимные желания и др.).

Также различают потенциальные (неактуализированные) потребности и актуализированные. Основным двигателем личностной активности является внутренний конфликт (противоречие) между внутренними условиями существования и внешними.

Все виды потребностей личности, находящиеся на верхних ступенях иерархии имеют разный уровень выраженности у различных людей, но без социума ни один человек не сможет существовать. Полноценной личностью субъект может стать только тогда, когда он удовлетворит свою нужду в самоактуализации.

Социальные потребности личности

Это особый вид нужды человека. Заключается она в потребности иметь все необходимое для существования и жизнедеятельности индивида, какой-либо социальной группы, социума в целом. Это внутренний побуждающий фактор активности.

Общественные потребности – это нужда людей в работе, социальной активности, культуре, духовной жизни. Потребности, созданные обществом – это такие потребности, которые являются основой общественной жизни. Без мотивирующих факторов удовлетворения потребностей невозможно производство и прогресс в целом.

Также к социальным нуждам относят потребности, связанные с желанием образовывать семью, вступлением в различные социальные группы, коллективы, с разнообразными сферами производственной (внепроизводственной) деятельности, существованием социума в целом. Условия, факторы внешней среды, которые окружают индивида в процессе его жизнедеятельности, не только способствуют появлению потребностей, но и формируют возможности для удовлетворения их. В жизни человека и иерархии потребностей социальные нужды играют одну из определяющих ролей. Существование индивида в социуме и посредством него – центральная область проявления сущности человека, основное условие для реализации всех остальных нужд – биологических и духовных.

Классифицируют социальные потребности по трем критериям: нужды других, свои нужды, совместные нужды.

Нужда других (потребности для других) – это нужды, которые выражают родовую основу индивида. Заключается в потребности общения, защиты слабого. Альтруизм – одна из выраженных потребностей для других, нужда в жертвовании своими интересами для других. Альтруизм реализуется только посредством победы над эгоизмом. То есть потребность «для себя» должна преобразовываться в потребность «для других».

Своя нужда (потребность для себя) выражается в самоутверждении в социуме, самореализации, самоидентификации, в потребности занять свое место в социуме и коллективе, желание власти и др. Такие потребности, поэтому и относятся к социальным, что не могут существовать без потребностей «для других». Только через выполнения чего-то для других, возможно, реализовать свои желания. Занять какое-либо положение в социуме, т.е. достичь признания для себя, намного проще сделать, не задевая при этом интересы и притязания других членов общества. Наиболее эффективным путем реализации своих эгоистических желаний будет такой путь, в движении по которому содержится доля компенсации для удовлетворения притязаний других людей, тех, кто может претендовать на ту же роль или тоже место, но могут удовлетвориться и меньшим.

Совместные нужды (потребности «вместе с другими») – выражают мотивирующую силу множества людей одновременно или социума в целом. Например, необходимость безопасности, в свободе, в мире, смены существующего политического строя и др.

Потребности и мотивы личности

Основное условие жизнедеятельности организмов – это наличие их активности. У животных активность проявляется в инстинктах. А вот поведение человека намного сложнее и определяется наличием двух факторов: регулятивных и побудительных, т.е. мотивами и потребностями.

Мотивы и система потребностей личности имеют свои основные особенности. Если потребность – это нужда (дефицит), необходимость чего-то и необходимость ликвидировать что-нибудь находящееся в избытке, то мотив — это толкатель. Т.е. нужда создает состояние активности, а мотив придает ей направление, толкает активность в потребном направлении. Необходимость или надобность, в первую очередь, ощущается человеком как состояние напряжения внутри, или проявляется в качестве раздумий, мечтаний. Это побуждает индивида к поиску предмета нужды, но не придает направление деятельности для ее удовлетворения.

Мотив же, в свою очередь, является побудительной причиной для достижения желаемого или, наоборот, избегания его, осуществить деятельность или нет. Мотивы могут сопровождаться положительными или негативными эмоциями. Удовлетворение потребностей всегда ведет к снятию напряженности, нужда исчезает, но через некоторое время может возникнуть вновь. С мотивами же все наоборот. Поставленная цель и непосредственно мотив не совпадают. Потому что цель – это то, куда или к чему испытывает стремление человек, а мотив – это причина, по которой он стремится.

Цель можно поставить перед собой следуя разным мотивам. Но возможен и такой вариант, при котором мотив сдвигается на цель. Это означает преобразование мотива деятельности непосредственно в мотив. Например, ученик вначале учит уроки, потому что заставляют родители, но потом просыпается интерес и он начинает учиться ради самой учебы. Т.е. получается, что мотив – это внутренний психологический побудитель поведения или поступков, обладающий устойчивостью и побуждающий индивида к осуществлению деятельности, придавая ей осмысленность. А потребность – это внутреннее состояние ощущения нужды, которое выражает зависимость человека или животных от определенных условий существования.

Потребности и интересы личности

С категорией потребность неразрывно связана и категория интересов. В основе зарождения интересов всегда лежат потребности. Интерес – это выражение целенаправленного отношения индивида к какому-либо виду его потребностей.

Интерес человека не столько направлен именно на предмет потребности, сколько направлен на такие общественные факторы, которые делают более доступными этот предмет, в основном это различные блага цивилизации (материальные или духовные), которые и обеспечивают удовлетворение таких потребностей. Интересы также определяются конкретным положением людей в обществе, положением социальных групп и являются мощнейшими побуждающими стимулами к любой деятельности.

Интересы также можно классифицировать в зависимости от направленности или по носителю этих интересов. К первой группе относят социальные, духовные и политические интересы. Ко второй – интересы социума в целом, групповые и индивидуальные интересы.

Интересы личности выражают ее направленность, которая определяет во многом его путь и характер любой деятельности.

В общем своем проявлении интересом можно назвать истинную причину общественных и персональных действий, событий, которая стоит непосредственно за побуждениями – мотивами индивидов, принимающих участие в этих самых действиях. Интерес бывает объективным и объективным социальным, осознанным, реализуемым.

Объективно эффективный и оптимальный путь для удовлетворения потребностей называется объективным интересом. Такой интерес объективного характера, не зависит от сознания индивида.

Объективно эффективный и оптимальный путь для удовлетворения потребностей в общественном пространстве называется объективным социальным интересом. Например, на рынке очень много ларьков, магазинчиков и определенно существует оптимальный путь к лучшему и самому дешевому товару. Это и будет проявлением объективным социальным интересом. Существует множество способов совершения различных покупок, но обязательно среди них будет один объективно оптимальный для конкретной ситуации.

Представления субъекта деятельности о том, как все-таки лучше удовлетворить свои потребности называется осознанным интересом. Такой интерес может совпадать с объективным или немного отличаться, а может иметь абсолютно противоположную направленность. Непосредственной причиной практически всех действий субъектов является именно интерес осознанного характера. Такой интерес основан на персональном опыте человека. Путь, которым идет человек для удовлетворения потребностей личности называется реализуемым интересом. Он может полностью совпадать с интересом осознанного характера, так и абсолютно противоречить ему.

Существует еще одна разновидность интересов – это товар. Такая разновидность представляет собой и путь к удовлетворению потребностей, и способ их удовлетворения. Товар может быть оптимальным способом удовлетворения потребностей и может казаться таковым.

Духовные потребности личности

Духовные потребности личности – это направленное устремление к самореализации, выражается через творчество или посредством другой деятельности.

Выделяют 3 аспекта термина духовные потребности личности:

  • К первому аспекту относится стремление к овладению результатами духовной производительности. К нему относятся приобщение к искусству, культуре, науке.
  • Второй аспект заключается в формах выражения потребностей в материальном порядке и социальных отношениях в нынешнем обществе.
  • Третий аспект – это гармоническое развитие индивида.

Любые духовные нужды представлены внутренними побуждениями человека к его духовному проявлению, творчеству, созиданию, творению духовных ценностей и к их потреблению, к духовным коммуникациям (общению). Они обусловлены внутренним миром индивида, стремлением уйти в себя, сосредоточиться  на том, что не связано с социальными и физиологическими потребностями. Эти потребности побуждают людей к занятием искусством, религией, культурой не для того, чтобы удовлетворить свои физиологические и социальные нужды, а для того, чтобы понять смысл существования. Их отличительной чертой является ненасыщаемость. Так как чем больше удовлетворяются внутренние нужды, тем более напряженными и устойчивыми они становятся.

Пределов прогрессивного роста духовных нужд не существует. Ограничением такого роста и развития могут выступать только количество накопленных ранее человечеством богатств духовного характера, силы желаний индивида участвовать в их произведении и его возможностей. Основные признаки, отличающие духовные потребности от материальных:

  • потребности духовного характера возникают в сознании индивида;
  • потребностям духовного характера присуща необходимость, а уровень свободы в выборе способов и средств удовлетворения таких потребностей значительно выше, чем у материальных;
  • удовлетворение большинства нужд духовного характера связано в основном с количеством свободного времени;
  • в таких потребностях связь между объектом нужды и субъектом характеризуется определенной степенью бескорыстия;
  • процесс удовлетворения нужд духовного характера не имеет границ.

По своему содержанию духовные нужды объективны. Они определены совокупностью условий жизнедеятельности индивидов и выказывают объективную надобность духовного изучения ими социального и природного мира, который их окружает.

Ю. Шаров выделил развернутую классификацию духовных нужд: необходимость трудовой деятельности; надобность общения; эстетические и нравственные нужды; научно-познавательные нужды; надобность в оздоровлении; нужда воинского долга. Одной важнейшей духовной надобностью личности является познание. Будущее любого общества зависит от духовного фундамента, который будет выработан у современной молодежи.

Психологические потребности личности

Психологические потребности индивида – это такие потребности, которые не сводятся к телесным нуждам, но и до уровня духовных не дотягивают. К таким нуждам обычно относится надобность в аффилиации, общении и др.

Нужда в общении у детей – это не врожденная потребность. Она формируется посредством активности окружающих взрослых лиц. Обычно активно начинает проявляться к двум месяцам жизни. Подростки же имеют убежденность, что их нужда в общении приносит им возможность активно использовать взрослых. На взрослых людей недостаточное удовлетворение потребности в общении влияет пагубно. Они погружаются в негативные эмоции. Нужда в принятии заключается в желании индивида быть принятым другим лицом группой лиц или обществом в целом. Такая надобность нередко подталкивает человека к нарушению общепринятых норм и может приводить к асоциальному поведению.

Среди психологических нужд различают базовые потребности личности. Это такие потребности, при неудовлетворении которых  маленькие дети не смогут получить полноценное развитие. Они как бы останавливаются в своем развитии и становятся более подверженными некоторым заболеваниям, чем их сверстники, у которых такие потребности удовлетворены. Так, например, если малыш регулярно получает кормление, но растет без должного общения с родителями, его развитие может задерживаться.

Базовые потребности личности взрослых людей психологического характера подразделяются на 4 группы: автономия – нужда в самостоятельности, независимости; нужда в компетентности; надобность в значимых для индивида межличностных взаимоотношениях; потребность являться членом социальной группы, чувствовать себя любимым. Сюда также относится и чувство собственной значимости, и нужда в признании другими. В случаях неудовлетворения базовых физиологических нужд страдает физическое здоровье индивида, а в случаях неудовлетворения базовых психологических нужд страдает дух (психологическое здоровье).

Мотивация и потребности личности

Мотивационные процессы индивида имеют в себе направленность достижения или, наоборот, избегания поставленных целей, реализовать определенную деятельность или нет. Сопровождаются такие процессы различными эмоциями как положительного, так и отрицательного характера, например, радость, страх. Также во время таких процессов появляется некоторое психофизиологическое напряжение. Это означает, что мотивационные процессы сопровождаются состоянием возбуждения или взволнованности, также может появляться ощущение упадка или прилива сил.

С одной стороны регуляция психических процессов, которые влияют на направленность деятельности и численность энергии, нужной для выполнения этой самой деятельности называется мотивацией. А с другой стороны мотивация – это все-таки определенная совокупность мотивов, которая придает направленность деятельности и самому внутреннему процессу побуждения. Мотивационными процессами объясняется непосредственно выбор между разными вариантами действий, но которые имеют равно притягательные цели. Именно мотивация влияет на упорство и настойчивость, с помощью которых индивид добивается поставленных целей, преодолевает препятствия.

Логическим объяснением причин действий или поведения называют мотивировкой. Мотивировка может иметь отличия от реальных мотивов или осознанно применяться для того, чтобы их замаскировать.

Мотивация достаточно тесно связана с нуждами и потребностями индивида, потому что появляется при возникновении желаний (нужд) или недостатка чего-либо. Мотивация является начальным этапом физической и психической активности индивида. Т.е. она представляет собой некое побуждение к произведению действий определенным мотивом или процессом выбора причин для конкретного направления деятельности.

Следует всегда учитывать, что за совершенно аналогичными, с первого взгляда, поступками или действиями субъекта могут стоять абсолютно разные причины, т.е. мотивация у них может быть совсем разной.

Мотивация бывает внешней (экстринсивной) или внутренняя (интринсивной). Первая не связана с содержанием конкретной деятельности, но обусловлена внешними условиями относительно субъекта. Вторая связана непосредственно с содержанием процесса деятельности. Также различают отрицательную и положительную мотивацию. Мотивация, основой которой являются на позитивные посылы, называется  положительной. А мотивация, основой которой являются отрицательные посылы, называется соответственно отрицательной. Например, положительной мотивацией будет – «если я хорошо себя буду вести, то мне купят мороженое», отрицательной – «если я хорошо себя буду вести, то меня не будут наказывать».

Мотивация может быть индивидуальной, т.е. устремленной на поддержание постоянства внутренней среды своего организма. Например, избегание болевых ощущений, жажда, стремление к поддержанию оптимальной температуры, голод и др. Также может быть групповой. К ней относится забота о детях, поиск и выбор своего места в социальной иерархии и др. К познавательным мотивационным процессам относят различную игровую деятельность и исследовательскую.

Основные потребности личности

Основные (ведущие) потребности нужды личности могут  различаться не только по содержанию, но и по уровню обусловленности социумом. Независимо от пола или возраста, а также от социальной принадлежности любой человек имеет основные потребности. Более подробно в своем труде их описал А. Маслоу. Он предложил теорию основанную на принципе иерархической структуры («Иерархия потребностей личности» по Маслоу). Т.е. одни потребности личности являются первичными в соотношении с другими. Например, если человек испытывает жажду или голод, его не особо будет волновать, уважает его сосед или нет. Отсутствие предмета нужды Маслоу называл дефицитными или дефицитарными потребностями. Т.е. при отсутствии еды (предмета нужды), человек будет стремиться любыми путями восполнить такой дефицит любым возможным для него способом.

Основные потребности подразделяются на 6 групп:

1. К ним относят в первую очередь физическую нужду, включающую в себя необходимость в еде, питье, воздухе, сне. Сюда же относится и нужда индивида в близком общении с субъектами противоположного пола (интимные отношения).

2. Нужда в похвале, доверии, любви и др. называется эмоциональными потребностями.

3. Нужда в дружеских отношениях, в уважении в коллективе или другой социальной группе называется общественной потребностью.

4. Нужда в получении ответов на поставленные вопросы, удовлетворении любопытства называются интеллектуальными потребностями.

5. Вера в божественную власть или просто потребность верить называется духовной потребностью. Такие потребности помогают людям обрести спокойствие, переживать неприятности и др.

6. Необходимость самовыражения посредством творчества называется творческой нуждой (потребностями).

Все перечисленные потребности личности – это часть каждого человека. Удовлетворение всех основных нужд, желаний, потребностей человека способствуют его здоровью и позитивному настрою во всех деяниях. Все основные потребности обязательно обладают цикличностью процессов, направленностью и напряженностью. Все потребности в процессах их удовлетворения закрепляются. Вначале удовлетворенная основная потребность временно притихает (угасает) для того, чтобы со временем возникнуть с еще большей интенсивностью.

Потребности, выраженные более слабо, но многократно удовлетворенные, постепенно становятся более устойчивыми. Существует определенная закономерность в закреплениях потребностей – чем многообразнее средства, используемые для закрепления нужд, тем более прочно они закрепляются. В этом случае потребности делаются основами поведенческих действий.

Нужда определяет весь адаптирующий механизм психики. Предметы реальности при этом отражаются как вероятные препятствия или условия для удовлетворения нужд. Поэтому любая основная потребность оснащена своеобразными эффекторами и детекторами. Возникновение основных потребностей и их актуализация направляет психику на определение соответственных целей.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Учение о личности

Развитие психологии личности в России проходило на протяжении четырех периодов:

Такие ученые отечественной психологии как А.Г. Ковалев, В.С. Мерлин, К.К. Платонов, В.А. Крутецкий, А.И. Щербаков предпринимали ряд попыток представить структуру личности. Структуру личности, как наиболее обоснованную и развернутую, предложил К.К. Платонов. В его функциональной структуре содержится как координационный, так и субординационный принципы построения. Он выделяет в своей структуре четыре иерархически соотносящиеся подструктуры:

А.В. Петровский и В.А. Петровский рассматривая личность в системе субъективных отношений, выделяют три типа атрибуции личностного бытия индивида:

Личность начинает восприниматься уже под другим углом зрения.

Таким образом, только в единстве трех предложенных аспектов рассмотрения личность может быть характеризуема.

Потребность «быть личностью»

Человек упорядочивает свое существование, продолжая себя в других членах общества. Обеспечивая свое «инобытие» через активное участие в деятельности, индивид объективно формирует содержание своей потребности в персонализации. Она может выступать в мотивации достижения, притязаний на внимание, славу, дружбу и может или не может быть рефлектирована, осознана.

Условием формирования у других людей способности видеть в них личность, становится потребность индивида быть личностью. Она жизненно необходима для поддержания единства, общности, преемственности и, что особенно важно, установление доверия друг к другу. Надеяться на успех общего дела очень проблематично.

Выделяя себя как индивидуальность, таким образом, добиваясь дифференциальной оценки себя как личности, человек полагает себя в общности как необходимое условие её существования. Очевидной становится общественная необходимость персонализации. Эта необходимость на определенном этапе жизни общества выступает в виде ценностно закрепленных форм социальной потребности.

Этот процесс является благодетельным не только для общества в целом, он не менее благодетелен для каждого индивида. Осуществляя вклады в других людей посредством деятельности, щедро делясь своим бытием, индивид обеспечивает себе внимание, заботу, любовь и уважение. И понимать это узко прагматически не следует.

Очевидно, гипотетическая «социогенная потребность» быть личностью, реализуется в стремлении субъекта быть идеально представленным в других людях. Это, безусловно, предполагает поиск деятельностных средств продолжения себя в другом человеке.

Активность включения индивида в систему социальных связей обеспечивается потребностью «быть личностью», потребностью в персонализации. Посредством активного участия в совместной деятельности, включая чувства и волю других, приобщая их к своим интересам и желаниям, человек удовлетворяет потребность в персонализации через обратную связь, получая информацию об успехе. Но, как известно, одни удовлетворенные потребности вызывают новые потребности, более высокого порядка и этот процесс не является конечным.

А.В. Петровский. Быть личностью | Мир Психологии

Часть I
ЛИЧНОСТЬ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ОБЩЕНИИ

А.В. Петровский. Быть личностью

Проблема социогенных потребностей человека в последнее время все больше привлекает внимание психологов. Перечень этих потребностей весьма велика. К ним относят такие фундаментальные потребности, как потребность в общении, познании, творчестве, труде, подражании, эстетическом наслаждении, самоопределении и многие другие.

Исходя из всего вышеизложенного, не следует ли выделить еще одну социогенную потребность индивида, а именно потребность быть личностью, потребность в персонализации. У нас нет, очевидно, оснований опасаться упреков в банальности постановки вопроса. Если видеть в личности не просто индивида как носителя той или иной социальной роли или держателя «пакета» своих индивидуально-психологических особенностей, а некое «сверхчувственное» качество человека, которое полагается в других людей, в межличностные отношения и в него самого «как другого» посредством социально детерминированной деятельности, то мы вправе задуматься над источником и условиями процесса такого полагания. Обратимся для этого к основному источнику активности человека — к его потребностям: «Никто не может сделать что-нибудь, не делая этого вместе с тем ради какой-либо из своих потребностей…»1.

Можно предположить наличие у индивида некой социогенной потребности быть личностью во всей полноте ее общественных определений. Именно личностью! Потому что потребность быть, точнее, оставаться индивидом в значительной степени совпадает с потребностью самосохранения, со всем ансамблем витальных потребностей человека.

Личностью человек становится в труде и общении. «Личность не есть целостность, обусловленная генотипически: личностью не родятся, личностью становятся»2. Совместный труд невозможен без взаимного обмена представлениями, намерениями, мыслями. Но он предполагает также необходимость знания о том, что представляют собой участники труда. Это знание получают главным образом опосредствованно через деятельность, которая осуществляется совместно. О человеке судят не по тому, что он о себе говорит или думает, а по тому, что он делает. Так не следует ли предположить, что в единстве с потребностью что-то сказать друг другу по поводу общего дела проявляется также потребность как-то показать себя друг другу, выделить свой вклад в общую удачу, быть наилучшим образом понятым и оцененным окружающими.

1  Маркс К, Энгельс Ф. Лейпцигский собор, Соч., т.3, с.245.
2  Леонтьев А.Н. Деятельность. сознание. Личность, с.176.

Обеспечивая посредством активного участия в деятельности свое «инобытие» в других людях, индивид объективно формирует в группе содержание своей потребности в персонализации, которая субъективно может выступать как желание внимания, славы, дружбы, уважения, лидерства, может быть или не быть отрефлектирована, осознана. Потребность индивида быть личностью становится условием формирования у других людей способности видеть в нем личность. Выделяя себя как индивидуальность, добиваясь дифференцированной оценки себя как личности, человек в деятельности полагает себя в общность как необходимое условие ее существования. Общественная необходимость персонализации очевидна. В противном случае исчезает доверительная, интимная связь между людьми, связь между поколениями, ибо индивид впитывает в себя не только знания, которые ему передаются, но и личность передающего знания.

Прибегая к метафоре, можно сказать, что в обществе изначально складывается своеобразная система «социального страхования индивида». Осуществляя посредством деятельности позитивные «вклады» в других людей, щедро делясь с ними своим бытием, индивид обеспечивает себе внимание, заботу, любовь на случай старости, болезни, потери трудоспособности и т.д. Не следует понимать это слишком прагматически. Полагая свое бытие в других людей, человек вовсе не обязательно предвкушает будущие дивиденды, а действует, имея в виду конкретные цели деятельности, ее предметное содержание (хотя не исключена и намеренная, осознанная потребность персонализации). Если рассматривать, к примеру, любовь и заботу деда о внуке объективно, без сентиментальности, то это отношение как момент персонализации продолжается в будущем любовью внука к деду, т.е. возвращает ему его собственным бытием, обогащенным бытием молодого поколения.

Здесь можно отчетливо увидеть собственно человеческое начало, заложенное в процессе персонализации. Советский психолог К.К. Платонов как-то шутливо сказал во время разговора по поводу романа Веркора «Люди или животные?», где в остро гротескной форме поставлен вопрос об отличии человека от животных: «А я укажу вам на одно заведомое отличие — животные не знают дедушек и бабушек!» В самом деле, только человек способен продолжить себя не только в следующем поколении, но и через поколения, создавая свою идеальную представленность во внуках.

Потребность человека быть личностью, осуществлять свои деяния с пользой для общности, которой он принадлежит, и потому для себя как ее члена в самой себе уже содержала возможность расщепления поступка «для себя» и «для других», в свою пользу или в пользу общности, группы, коллектива. При этом деяние легко могло обернуться злодеянием.

Социогенная потребность быть личностью существует всегда в конкретно-исторической форме, имеет классовое содержание. В антагонистических общественно-экономических формациях эта потребность могла быть полностью реализована только представителями господствующего класса и всеми способами подавлялась у порабощенных.

Отчуждение результатов труда, характерное для антагонистических формаций, порождало извращенные формы личностной атрибуции индивида. Запечатлев в произведенном предмете свой труд, его создатель не мог надеяться, что он тем самым продолжает себя в тех, кому этот предмет предназначен. Этот парадокс деперсонализации творца в обществе эксплуатации человека человеком превосходно схвачен в гротескной форме Э. Т.А. Гофманом в новелле «Крошка Цахес, называемый Циннобером», где маленькому уродцу Цахесу силой волшебства приписываются все заслуги окружающих, а все его собственные недостатки и промахи относят кому-нибудь другому.

В социалистическом обществе отсутствует подавление личности в угоду чьим-либо экономическим расчетам и интересам.

Свободное и всестороннее развитие способностей позволяет человеку посредством общественно полезной деятельности осуществлять позитивный вклад в других людей, в жизнь общества в целом.

Итак, гипотетическая социогенная потребность быть личностью реализуется в стремлении быть идеально представленным в другом человеке, жить в нем, изменить его в желательном направлении. Подобно тому как индивид стремится продолжить себя в другом человеке физически (продолжить род, произвести потомство), личность индивида стремится продолжить себя, заложив идеальную представленность, свое «инобытие» в других людях. Еще раз спросим: не в этом ли сущность общения, которое не сводится только к обмену информацией, к актам коммуникации, а выступает как процесс, в котором человек делится своим бытием с другими людьми, запечатлевает, продолжает себя в них и предстает перед ними как личность.

Реализация потребности быть личностью, очевидно, лежит в основе художественного творчества, где транслятором, с помощью которого достигается полагание себя в других, выступают произведения искусства. Конечно, отнюдь не предполагается, что потребность персонализироваться через другого человека ясно осознается как теми, кто эту потребность переживает, так и теми, посредством которых осуществляются акты персонализации. Скульптор, высекающий статую, удовлетворяет свою творческую потребность воплотить в мраморе свой замысел и осознает прежде всего само данное стремление. Именно этот момент схватывают и на нем застревают различные теории «самовыражения» и «самоактуализации» личности типа концепции А. Маслоу. Зачем художник стремится продемонстрировать свое творение максимально большому кругу людей, в особенности тем, кого он считает «ценителями», т.е. своей референтной группе? Казалось бы, осуществил акт «самоактуализации», выразил себя, реализовал в предмете, деньги, в конце концов, получил — и переходи к текущим делам! Так, может быть, все дело в том, что «субъект-объектным» актом (художник — скульптура) творческая деятельность не кончается и потребность остается неудовлетворенной, пока не удастся достроить следующее звено субъект-объект-субъектной связи (художник — скульптура — зритель), которое позволит осуществить необходимую персонализацию художника в значимых для него других.

Можно возразить: ну, разумеется, художник имеет в виду будущего ценителя, когда создает свое произведение. Но это не столько возражение, сколько поддержка — просто третье звено существует пока в идеальной форме в голове художника, но существует. В повести Владимира Орлова «Альтист Данилов» в образе скрипача, создателя «тишизма», особого направления в музыке (беззвучных музыкальных произведений), представлена субъект-объектная связь (скрипач — инструмент), устраняющая вместе с последним звеном и саму музыку, — образец «самореализации» и ссамоактуализации» в чистом виде.

Потребность «быть личностью», потребность в персонализации обеспечивает активность включения индивида в систему социальных связей и вместе с тем оказывается обусловленной этими социальными связями, складывающимися в конечном счете объективно, вне зависимости от воли индивида. Стремясь включить свое Я в сознание, чувства и волю других посредством активного участия в совместной деятельности, приобщая их к своим интересам и желаниям, человек удовлетворяет тем самым потребность в персонализации. Однако удовлетворение потребности, как известно, порождает новую потребность более высокого порядка, и процесс продолжается либо путем расширения предмета персонализации, появления новых индивидов, в которых запечатлевается данный индивид, либо путем углубления самого процесса.

Преобразование предмета деятельности изменяет и самого преобразующего субъекта. Применительно к психологии личности эта психологическая закономерность выступает в двоякой форме. Совершив благородный или недостойный поступок, личность самим фактом этого поступка изменяет самою себя. Здесь «вклад» через акт деятельности вносится в самого индивида, «как в другого». Индивид может интерпретировать благородный поступок как не имеющий значения, «пустой», «нормальный», а подлый — как «вынужденный», «безобидный» и даже вообще как деяние, продиктованное более чем благородными побуждениями (механизм психологической защиты). В то же время совершенное деяние перестраивает аффектнопотребностную и интеллектуальную сферу другого индивида, по отношению к которому благородно или подло повел себя первый. Человек вырастает или падает в глазах других людей, и это выступает как характеристика его, именно его личности.

Индивид переносит себя в другого отнюдь не в безвоздушной среде «общения душ», а в конкретной деятельности, осуществляе­мой в конкретных социальных общностях. Из основных положений стратометрической концепции следует, что, например, альтруистические побуждения (альтруизм — это чистейший случай полагания себя в другом) в зависимости от того, опосредствуются ли они социально ценным содержанием совместной деятельности или нет, в одном случае могут выступать в форме коллективистической идентификации, а в другом — как всепрощение, попустительство. В одном случае тот, кому адресован альтруистический поступок (или сторонний его наблюдатель), характеризуя личность первого, говорит «добрый человек», в другом — «добренький». Человек, продолжающий свое бытие в другом, удовлетворяет свою потребность в позитивной персонализации, если его деяние в наибольшей степени соответствует содержанию и ценностям деятельности, объединяющей его с другими людьми и конечном счете с общественными интересами, отраженными в ней.

Потребность в персонализации может не осознаваться ни испытывающим эту потребность человеком, ни объектами его деяний. Она может быть осознана, вербализована в обостренной, иногда в болезненно гипертрофированной форме. Жажда прославиться (а следовательно, запечатлеть себя в людях) приводит к курьезам, многократно описанным писателями-сатириками. Помещик Бобчинский имел, как помним, только одну бесхитростную просьбу к «ревизору». «Я прошу вас покорнейше, как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство или превосходительство, живет в таком-то городе Петр Иванович Бобчинский. Так и скажите: живет Петр Иванович Бобчинский»1.

1 Гоголь Н.В. Собр. соч. В 7-ми т. М., 1977, т.4, с.62

Социально оправданный и ценный способ выражения потребности и персонализации лежит в трудовой деятельности.

Можно спорить об этических аспектах честолюбия — имеет ли человек право обнаруживать для других в явной и осознанной форме свое стремление, если таковое в наличии, выступить в качестве примера и тем самым продолжить себя в себе подобных. Но, по-видимому, если это стремление опосредствуется общественно ценной трудовой, творческой деятельностью, то вряд ли будет справедливо брать под сомнение уместность подобной мотивации.

Потребность индивида осуществить себя как личность, чаще всего проявляющаяся неосознанно, как скрытая мотивация его поступков и деяний, представлена в многочисленных и хорошо изученных в психологии феноменах притязаний, склонности к риску, альтруизма и т.п.

Зависимость личности от общества проявляется в мотивах ее действий, но сами они выступают как формы кажущейся спонтанности индивида. Если в потребности деятельность человека зависит от ее предметно-общественного содержания, то в мотивах эта зависимость проявляется в виде собственной активности субъекта. Поэтому система мотивов поведения личности,  мотивации достижений, дружбы, альтруизма, «надситуативного» риска богаче признаками, эластичнее, подвижнее, чем потребность, в данном случае потребность в персонализации, составляющая их сущность.

Потребность быть личностью предполагает способность быть ею. Эта способность, как можно предположить, есть не что иное, как индивидуально-психологические особенности человека, которые позволяют осуществлять деяния, обеспечивающие его адекватную персонализацию в других людях. Итак, в единстве с потребностью в персонализации, являющейся источником активности субъекта, как ее предпосылка и результат выступает социально обусловленная способность быть личностью, как собственно человеческая способность.

Подобно всякой способности она индивидуальна, выделяет данного человека среди других людей н в известном смысле противопоставляет его им. Очевиден драматизм судьбы человека, который в силу внешних условий и обстоятельств лишен возможности реализовать свою потребность в персонализации. Однако бывает и так, что способность быть личностью остается у человека неразвитой или приобретает уродливые формы. Человек, который чисто формально выполняет свои обязанности, уклоняется от общественно полезной деятельности, проявляя равнодушие к судьбам людей и дела, которому они служат, утрачивает способность быть идеально представленным в делах и мыслях, в жизни других людей. Человек, кичащийся своей индивидуальностью, отгораживающийся от других, также в конечном счете деперсонализируется, перестает быть личностью. Парадокс! Человек подчеркивает свою «самость», но тем самым лишается какой-либо индивидуальности, теряет «свое лицо», стирается в сознании окружающих. «Пустое место» — так говорят о человеке, утратившем способность персонализироваться, а пустота, как известно, своей индивидуальности не имеет.

Но, помимо индивидуального, в способности персонализации заключено и общее. Оно проявляется в трансляции субъектом элементов социального целого, образцов поведения, норм и вместе с тем в его собственной активности, носящей надындивидуальный характер, столь же принадлежащий ему, как и другим представителям данной социальной общности.

Таковы в общих чертах психологические характеристики потребности и способности быть личностью, выступающих в неразрывном единстве.

Не следует забывать, что в основе формирования личности, помимо потребности индивида быть личностью, безусловно, лежат и другие потребности, как материальные, так н духовные. К последним должна быть отнесена фундаментальная социогенная потребность в познании и ее многочисленные производные (например, потребность в эстетическом наслаждении). Нет ни оснований, ни возможности свести потребность в персонализации к познавательной потребности человека, н наоборот. Личность индивида конструируется в процессе реализации всех ее возможностей и потребностей в социально детерминированной деятельности. Однако выделение среди них еще одного класса потребностей и способностей человека — быть личностью, а также осуществление экспериментальной проверки их реальной созидательной роли, как можно надеяться, будет способствовать дальнейшей разработке марксистско-ленинской теории личности в коллективе.

Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. М., 1982, с.235-252  

Как прокормить человека

  1. CareNotes
  2. Как прокормить человека

Этот материал нельзя использовать в коммерческих целях или в каких-либо больницах или медицинских учреждениях. Невыполнение может привести к судебному иску.

ЧТО ВЫ ДОЛЖНЫ ЗНАТЬ:

Почему человеку нужна помощь, когда его кормят?

Человек может нуждаться в кормлении или помощи во время еды, если у него есть определенные проблемы со здоровьем. Это может быть травма или операция на руке или руке, слепота или инсульт.

Когда и сколько человек должен питаться?

Количество пищи, которую ест человек, может измениться, если ему нужно большую часть времени оставаться в постели. Возможно, ему придется чаще есть меньше. Возможно, ему нужно есть, когда он принимает определенные лекарства. Ему также может понадобиться соблюдать специальную диету, если у него есть определенные заболевания. Спросите у поставщика медицинских услуг, нуждается ли он в специальной диете.

Какие шаги для кормления человека?

  • Готовьтесь к еде:
    • Спросите человека, нужно ли ему пользоваться ванной.
    • Вымойте руки человека или помогите ему вымыть руки, если это необходимо.
    • Помоги ему посидеть как можно больше. Если позволено, помогите ему сесть в кресло или поднять голову кровати. Положите подушки за спину для комфорта и поддержки.
  • Поместите предметы, необходимые для кормления, в пределах легкой досягаемости:
    • Прикроватный столик
    • Поднос для еды
    • полотенца
    • соломинок
    • Устройства подачи, такие как специальные ложки или шприц
  • Поток человека:
    • Сядьте в кресло рядом с человеком.Скажите ему, что еда на тарелке. Опишите, как он готовится, если у него проблемы со зрением.
    • Спросите человека, какую пищу он хочет съесть первым.
    • У человека, перенесшего инсульт, может быть слабость и онемение на одной стороне его тела. Если у человека, которого вы кормите, случился инсульт, сядьте на бок, который не онемел или не слаб. Положите ложку на рот, который имеет чувство. Убедитесь, что он глотает свою еду. Убедитесь, что еда не накапливается на нечувствительной стороне его рта.
    • Вы можете проверить, сколько человек может проглотить, сначала дав ему небольшую дозу воды ложкой.
    • Положите небольшое количество еды на кончик ложки. Если он имеет тенденцию задыхаться, добавьте немного воды или другой жидкости на ложку. Это поможет ему проглотить еду.
    • Разрешить человеку есть в своем темпе. Дайте ему время полностью пережевывать пищу. Следи за его горлом, чтобы убедиться, что он проглотил всю свою еду. Спросите, готов ли он к еде, прежде чем кормить его.
    • Прекратите кормить человека, если он скажет или покажет вам, что с него достаточно.

Что мне делать, если у человека плохой аппетит?

  • Сделайте трапезу приятной. Спросите его, не хочет ли он послушать свою любимую музыку. Организовать для члена семьи или друга, чтобы навестить его во время еды.
  • Дайте ему от 5 до 6 небольших приемов пищи в течение дня вместо 3 больших приемов пищи.
  • Предложите ему полезные закуски, например, фрукты или сыр, если он проголодается между приемами пищи.
  • Поощряйте его ходить перед едой, если он в состоянии. Ходьба может помочь повысить его аппетит.

Соглашение об уходе

Вы имеете право помочь в планировании вашего ухода. Узнайте о состоянии своего здоровья и о том, как его можно лечить. Обсудите варианты лечения с поставщиками медицинских услуг, чтобы решить, какую помощь вы хотите получить. Вы всегда имеете право отказаться от лечения. Приведенная выше информация является только образовательной помощью. Он не предназначен как медицинский совет для индивидуальных условий или лечения.Поговорите со своим врачом, медсестрой или фармацевтом, прежде чем следовать какой-либо медицинской схеме, чтобы узнать, является ли она безопасной и эффективной для вас.

© Copyright IBM Corporation 2020 Информация предназначена только для конечного пользователя и не может быть продана, распространена или иным образом использована в коммерческих целях. Все иллюстрации и изображения, включенные в CareNotes®, являются собственностью A.D.A.M., Inc. или IBM Watson Health

Дополнительная информация

Всегда консультируйтесь со своим врачом, чтобы информация, отображаемая на этой странице, соответствовала вашим личным обстоятельствам.

Медицинский отказ от ответственности

,

Симптомы, предупреждающие знаки и поведение

Термин «взаимозависимость» часто используется для описания отношений, когда человек нуждается или зависит от другого человека.

Этот термин гораздо шире, чем повседневная цепкость. Зависимые отношения намного более экстремальны, чем эта. Человек, который зависит от кода, будет планировать всю свою жизнь так, чтобы доставить удовольствие другому человеку или активисту.

Проще говоря, зависимые от кода отношения — это когда одному партнеру нужен другой партнер, который, в свою очередь, нуждается в нем.Эти циклические отношения являются основой того, на что ссылаются эксперты, когда описывают «цикл» взаимозависимости.

Самооценка и самооценка основанного на коде лица будут происходить только от того, что они пожертвуют собой ради своего партнера, который слишком рад получить свои жертвы.

Быстрые факты о взаимозависимости:

  • Зависимые отношения могут быть между друзьями, романтичными партнерами или членами семьи.
  • Часто отношения включают в себя эмоциональное или физическое насилие.
  • Друзья и члены семьи независимого человека могут признать, что что-то не так.
  • Как и любая проблема психического или эмоционального здоровья, лечение требует времени и усилий, а также помощи врача.

Поделиться на Pinterest В зависимости от кода, у одного человека приоритеты выше, чем у другого.

Важно знать разницу между зависимостью от другого человека — которая может быть положительной и желательной чертой — и зависимостью, которая вредна.

Ниже приведены некоторые примеры, иллюстрирующие разницу:

Зависимость : два человека полагаются друг на друга в поддержке и любви. Оба находят ценность в отношениях.

Зависимый : Зависимый человек чувствует себя бесполезным, если только он не нужен — и делает радикальные жертвы — активисту. Активатор получает удовлетворение от удовлетворения всех их потребностей другим человеком.

Зависимый от счастья только счастлив, когда идет на крайние жертвы ради своего партнера.Они чувствуют, что этот другой человек может нуждаться в какой-либо цели.

Зависимость : обе стороны делают свои отношения приоритетом, но могут находить радость во внешних интересах, других друзьях и хобби.

Зависимая от кода : Зависимая от кода не имеет никакой личной идентичности, интересов или ценностей вне их кодовых зависимых отношений

Зависимость : оба могут выражать свои эмоции и потребности и находить способы сделать отношения выгодными для них обоих.

Зависимая : Один человек чувствует, что его желания и потребности не важны, и не будет их выражать. У них могут быть трудности с распознаванием своих собственных чувств или потребностей вообще.

Одна или обе стороны могут быть зависимыми от кода. Зависимый человек будет пренебрегать другими важными сферами своей жизни, чтобы угодить своему партнеру. Их преданность этому одному человеку может нанести ущерб:

  • другим отношениям
  • их карьере
  • их повседневным обязанностям

Роль помощника также неэффективна.Человек, который полагается на созависимую, не учится тому, как иметь равные, двусторонние отношения, и часто приходит к тому, чтобы полагаться на жертвы и нужды другого человека.

Может быть трудно провести различие между человеком, который зависит от кода, и тем, кто просто цепляет или очень влюблен в другого человека. Но человек, зависимый от кода, обычно:

  • не находит удовлетворения или счастья в жизни, не делая что-то для другого человека.
  • Оставайтесь в отношениях, даже если они знают, что их партнер делает обидные поступки.
  • Делайте все, чтобы угодить и удовлетворить их, независимо от того, что расходы для себя.
  • Чувствуйте постоянную тревогу по поводу их отношений из-за их желания всегда делать другого человека счастливым.
  • Используйте все свое время и энергию, чтобы дать партнеру все, о чем они просят.
  • Чувствовать вину за то, что думают о себе в отношениях и не выражают никаких личных потребностей или желаний.
  • Игнорируйте свою мораль или совесть, чтобы делать то, что хочет другой человек.

Другие люди могут попытаться поговорить с зависимыми от своих проблем. Но даже если другие полагают, что человек слишком зависим, человеку, находящемуся в зависимых отношениях, будет трудно расстаться с этими отношениями.

Зависимый человек будет испытывать крайний конфликт по поводу отделения себя от посредника, потому что его личность сосредоточена на том, чтобы жертвовать собой ради другого человека.

Зависимость — это усвоенное поведение, которое обычно проистекает из прошлых моделей поведения и эмоциональных трудностей.Когда-то считалось, что это результат жизни родителей-алкоголиков.

Эксперты теперь говорят, что зависимость кода может возникнуть в ряде ситуаций.

Ухудшающиеся родительские отношения

Поделиться на PinterestАлкоголь, наркотики или другие вредные привычки — это общие факторы, которые могут побудить родителей расставить приоритеты над своими потребностями. Это может привести к тому, что дети станут зависимыми как взрослые.

Люди, которые являются зависимыми, будучи взрослыми, часто имели проблемы со своими родительскими отношениями как ребенок или подросток.

Их, возможно, учили, что их собственные потребности были менее важны, чем потребности их родителей, или вообще не важны.

В семьях такого типа ребенка можно научить сосредотачиваться на потребностях родителей и никогда не думать о себе.

Нуждающиеся родители могут учить своих детей тому, что дети эгоистичны или жадны, если они хотят чего-то для себя.

В результате ребенок учится игнорировать свои собственные потребности и думает только о том, что он может сделать для других в любое время.

В этих ситуациях один из родителей может иметь:

  • проблему наркомании с алкоголем или наркотиками
  • отсутствие зрелости и эмоционального развития, что приводит к их собственным эгоцентричным потребностям

Эти ситуации вызывают пробелы в эмоциональном развитие у ребенка, что побуждает их искать зависимые отношения позже.

Жизнь с психически или физически больным членом семьи

Зависимость может также возникнуть в результате ухода за человеком, который хронически болен.Быть в роли попечителя, особенно в молодом возрасте, может привести к тому, что молодой человек пренебрегает своими собственными потребностями и вырабатывает привычку помогать только другим.

Самоуважение человека может формироваться вокруг потребности другого человека и ничего не получать взамен.

Многие люди, которые живут с больным членом семьи, не развивают взаимозависимость. Но это может произойти в таких типах семейного окружения, особенно если родитель или основной опекун в семье проявляет дисфункциональное поведение, перечисленное выше.

Жестокие семьи

Физическое, эмоциональное и сексуальное насилие может вызвать психологические проблемы, которые длятся годы или даже всю жизнь. Одной из многих проблем, которые могут возникнуть в результате злоупотреблений в прошлом, является зависимость от кода.

Ребенок или подросток, подвергшийся насилию, научится подавлять свои чувства как защитный механизм от боли насилия. Как взрослый человек, это усвоенное поведение приводит к тому, что он заботится только о чувствах других и не признает их собственных потребностей.

Иногда человек, который подвергается насилию, будет искать оскорбительные отношения позже, потому что они знакомы только с этим типом отношений.Это часто проявляется в зависимых отношениях.

Поделиться на PinterestИндивидуальная или групповая терапия может быть более полезной, чем парная терапия, поскольку она побуждает человека исследовать свои чувства и поведение как личность вне отношений.

Несколько вещей могут помочь в формировании позитивных, сбалансированных отношений:

  • Людям в зависимых от кода отношениях, возможно, придется сделать небольшие шаги к некоторому разделению в отношениях. Возможно, им нужно найти хобби или занятие, которое им нравится вне отношений.
  • Зависимый человек должен стараться проводить время с поддерживающими членами семьи или друзьями.
  • Активатор должен решить, что он не помогает своему зависимому партнеру, позволяя ему пойти на крайние жертвы.

Индивидуальная или групповая терапия очень полезна для людей, которые находятся в зависимых отношениях. Эксперт может помочь им найти способы признать и выразить свои чувства, которые могли быть похоронены с детства.

Люди, которые подверглись насилию, должны будут распознать насилие в прошлом и снова почувствовать свои собственные потребности и эмоции.

Наконец, обе стороны в зависимых от кода отношениях должны научиться признавать определенные модели поведения, такие как «необходимость в необходимости» и ожидать, что другой человек сосредоточит свою жизнь вокруг них.

Эти шаги нелегко выполнить, но они того стоят, чтобы помочь обеим сторонам найти сбалансированные двусторонние отношения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *