Подросток истеричного типа: За истерией скрывается боль – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

За истерией скрывается боль – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

В повседневной жизни люди нередко оперируют терминами «истерия», «истеричка». Между тем, для науки истерия – достаточно сложный термин, под которым понимается ряд психических расстройств. Главный источник истерии – сильная боль, порождающая внутреннюю пустоту. Об этом рассказал на лекции в Москве известный психотерапевт, профессор НИУ ВШЭ Альфрид Лэнгле.

Пустое торнадо

«Не закатывай истерику!», «Не будь истеричным!», – подобные фразы обесценивают человека, поскольку никто не хочет быть истеричным. Понятие «истерия» необходимо использовать с осторожностью, отметил в ходе лекции «Боль утраченного Я. Истерия – причины, понимание и экзистенциальный подход» психотерапевт, автор книг, профессор НИУ ВШЭ Альфрид Лэнгле.

В настоящее время термин истерия считается устаревшим. В современной науке он распадается на ряд более конкретных диагнозов как, например, истерическое расстройство личности или диссоциативное расстройство. Однако, как отметил Лэнгле, использование понятия «истерия», тем не менее, оправдано, поскольку оно охватывает общий образ соответствующего опыта. В ходе лекции была представлена картина истерии с точки зрения экзистенциального анализа.

Как распознать истеричного человека? Возможные признаки – громкий голос, яркая одежда, вызывающий макияж, зацикленность на моде. Это могут быть любые внешние атрибуты, которые способны привлечь внимание окружающих. Также истерик склонен говорить общими фразами и суждениями, которые заменяют для него переживания, например: «Французская мода – самая лучшая мода в мире».

Истеричный человек может быть похожим на вихрь или торнадо, он сверхактивен, способен неустанно развлекаться и развлекать, но такое поведение не соответствует его внутреннему состоянию, рассказал ученый. Внутри истерик совсем не такой каким кажется или старается казаться. Он ощущает внутреннюю пустоту и боится быть разоблаченным в своем истинном состоянии между «быть» и «казаться».

«Взгляни на меня, но не смотри!»

Поведение истерика сложно уловить, он как рыба, которая выскальзывает из рук. И этому есть причина «Истерический человек в своем становлении переживал мало встреч. Его слишком мало видели. Его ранили, обижали. И он закрылся. И поэтому он остается для себя незнакомым», – рассказал Лэнгле.

Истерик интуитивно хватается за других, но склонен манипулировать и взаимодействует через манипуляции, и это отталкивает окружающих, которые чувствуют себя использованными. По-настоящему приблизиться к другому человеку истерику сложно, он испытывает страх перед настоящей близостью. Поэтому его посыл окружающим: «Взгляни на меня, но не смотри!». «Если сказать истерическому человеку «Я люблю тебя!», глядя ему в глаза, он окажется беспомощным», – отметил профессор Лэнгле.

Часто истерик находится вне отношений, поскольку жаждет свободы. Это не свобода для чего-то, которую осознанно может выбирать человек, а именно свобода «от», стремление избежать любых привязанностей и ограничений, пояснил лектор.

Парадокс, но при этом истерик остро нуждается в другом человеке, чтобы найти себя. Наедине с самим собой он чувствует себя потерянным, он не знает, кто он есть на самом деле. Ему нужна публика. В лице такой публики могут выступать члены семьи. «Публика» должна смотреть и аплодировать, но при этом находиться на дистанции – ни в коем случае не подниматься на сцену, где действует истерик. Подобное поведение может быть невыносимым, но он не умеет иначе.

Граница между нормой и патологией

Потенциально любой человек может обнаружить в своем поведении истерические признаки во взаимодействии с другими людьми. «Мы сейчас вообще живем в несколько истеричном времени, оно диктуется обществом», – заметил Лэнгле. Но где граница между нормой и патологией? «Многие люди являются экстравертами. Но если это начинает доминировать, если человек только экстраверт, он становится истеричным», – привел пример психотерапевт. То же самое со спонтанностью и быстротой, если она переходят в чрезмерную импульсивность и нетерпеливость. «Есть целый ряд черт, которые присущи каждому из нас, и мы их ценим, но если они проживаются односторонне, если они преувеличены, тогда это уже движение в сторону истерии», – подытожил Альфрид Лэнгле.

Когда истерия приобретает характер невроза, она может привести к ряду серьезных симптомов, в том числе проявляющихся на психосоматическом уровне. Истерия, как заметил лектор, может имитировать практически все заболевания. «Здесь душа проявляет невероятную силу: это и сенсорные расстройства, моторные расстройства, паралич, различные внутренние болезни, конечно же, эмоциональная лабильность».

Среди других признаков невроза – бросание в крайности, например, человек проявляет безразличие, но в следующую минуту вдруг становится слишком приветливым. Для истерика также характерна постановка вопросов следующим образом: «Ты меня любишь или ненавидишь? Ты за меня или против меня?».

Кроме всего прочего при истерическом неврозе наблюдается диссоциативное мышление. Например, пациент может рассказывать о бабушке, которая была «невероятной», но через пару встреч с терапевтом выясняется, что она была психически очень больна, и от нее страда вся семья, поделился Альфрид Лэнгле примером из своей личной психотерапевтической практики. Отщепление негативного в данном случае необходимо истерику, чтобы произвести хорошее впечатление.

Он должен быть принят всерьез

Внутри истеричного человека – пустота. Но это не просто пустота, а анестезирующая оболочка, под покровами которой скрывается боль. Эта боль возникает на фоне трех сфер опыта, рассказал Альфрид Лэнгле.

Во-первых, через переживание стеснения или давления. Например, жизнь в деревушке, где все друг друга знают, тюрьма, опыт аутсайдерства и т.п. могут порождать чувство невозможности развития и отсюда ощущение задавленности. «Или человеку может быть тесно под давлением его же собственных амбиций, которые не дают ему возможность быть таким, какой он есть на самом деле», – добавил лектор.

Другая сфера негативного опыта, ведущая к боли – нарушение личных границ человека через соблазнение, насилие, что может происходить в рамках сексуального злоупотребления.

И третья причина боли – опыт большого одиночества. Например, ребенок в детстве оказался покинутым родителями или ему не уделяли достаточно внимания.

Страдания истерика – большой вызов для окружающих. Тем не менее, как отметил Альфрид Лэнгле, боль при истерии должна быть услышанной, она ищет избавления. Это, прежде всего, задача психотерапии. Близким истеричного человека необходимо много терпения. Чтобы помочь истерику, нужно самому быть прочным и стабильным, уметь договариваться о структуре, удерживаться у темы.

См.также:

Психической травме противостоит ценность жизни
Любовная зависимость разрушает личность
Гонка за успехом ведет к эмоциональному выгоранию

 


Подпишись на IQ.HSE

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психопатии и акцентуации характера у подростков››

Данный тип описан во многих монографиях и руководствах и включен в самые разнообразные систематики психопатий. Его главная черта — беспредельный эгоцентризм, ненасытная жажда постоянного внимания к своей особе, восхищения, удивления, почитания, сочувствия. На худой конец предпочитается даже негодование или ненависть окружающих в свой адрес, но только не безразличие и равнодушие — только не перспектива остаться незамеченным («жаждущие повышенной оценки» по К- Schneider, 1923). Все остальные качества истероида питаются этой чертой. Внушаемость, которую нередко выдвигают на первый план, отличается избирательностью: от нее ничего не остается, если обстановка внушения или само внушение не «льют воду на мельницу эгоцентризма». Лживость и фантазирование целиком направлены на приукрашение своей персоны. Кажущаяся эмоциональность в действительности оборачивается отсутствием глубоких искренних чувств при большой экспрессии эмоций, театральности, склонности к рисовке и позерству.

Истероидные черты нередко проявляются с ранних лет. Такие дети не выносят, когда при них хвалят других, когда другим уделяют больше внимания. Игрушки им быстро надоедают. Желание привлекать к себе взоры, слушать восторги и похвалы становится насущной потребностью. Они охотно перед зрителями читают стихи, танцуют, поют, и многие из них действительно обнаруживают неплохие артистические способности. Успехи в учебе в первых классах во многом определяются тем, ставят ли их в пример другим.

С наступлением пубертатного периода обычно наблюдается заострение истероидных черт. Как известно, в последние десятилетия картина истерии у взрослых существенно изменилась. Почти исчезли истерические припадки, параличи и т. п. На смену им пришли менее грубые неврастеноподобные симптомы [Карвасарский Б. Д., Тупицын Ю. Я., 1974; Карвасарский Б. Д., 1980]. Это всецело относится также к подростковому возрасту. Однако в этот период истерические черты характера проявляются прежде всего в особенностях поведения, в подростковых поведенческих реакциях. К тому же акселерация физического развития существенно изменила прежнее представление об инфантильной грацильности, хрупкости, детскости истероидных подростков. Лишь при одном из описанных нами вариантов («лабильные истероиды» — см. стр. 113) нередко приходится встречать грацильную внешность. В прочих случаях от нее может не оставаться и следа.

Среди поведенческих проявлений истероидности у подростков, которые служат причиной обращения к психиатру, на первое место следует поставить суицидальные демонстрации — они послужили причиной направления в подростковую психиатрическую клинику в 80 % случаев истероидных психопатий и акцентуаций характера. Первые суицидальные демонстрации, по нашим наблюдениям, у акселерированных подростков чаще падают на возраст 15—16 лет. Способы «суицида» при этом избираются лишь безопасные (порезы вен на предплечье, лекарства из домашней аптечки) либо рассчитанные на то, что серьезная попытка будет предупреждена окружающими (приготовление к повешению, изображение попытки выпрыгнуть из окна или броситься под транспорт на глазах у присутствующих и т. п.). Обильная суицидальная «сигнализация» нередко предшествует демонстрации или сопровождает ее: пишутся прощальные записки, делаются «тайные» признания приятелям, записываются на магнитофон «последние слова» и пр.

В качестве причины, толкнувшей истероидного подростка на «суицид», им самим чаще всего называется «неудачная любовь». Однако обычно удается выяснить, что это — только лишь романтическая завеса или просто выдумка, направленная на то, чтобы «облагородить» свою личность, создать вокруг себя ореол исключительности. Действительной причиной обычно служат уязвленное самолюбие, утрата ценного для данного подростка внимания, страх упасть в глазах окружающих, особенно сверстников, лишиться ореола «избранника». Конечно, отвергнутая любовь, разрыв, а особенно появление соперника или соперницы наносит чувствительный удар по эгоцентризму истероидного подростка, если к тому же все события развертываются на глазах приятелей и подруг (см. Михаил Б., стр. 18).

Другой причиной суицидальной демонстрации может служить необходимость выпутаться из опасной ситуации, избежать серьезных наказаний, вызвав сочувствие, жалость, сострадание.

Сама же суицидальная демонстрация с переживаниями окружающих, суетой, скорой помощью, любопытством случайных свидетелей дает немалое удовлетворение истероидному эгоцентризму.

В поисках действительных причин суицидальной демонстрации важно заметить, где она совершается, кому адресуется, кого она должна разжалобить, чье утраченное внимание вернуть, кого заставить пойти на уступки или очернить в глазах окружающих. Если, например, причиной объявляется разлад с возлюбленной, а демонстрация совершается так, что та не только увидеть, но и узнать о ней не может, но зато ее первым свидетелем становится мать (Никита Б., стр. 17), можно не сомневаться, что именно в отношениях с матерью кроется конфликт. Если в качестве причины приводится отвергнутая любовь девушки, которая живет в другом городе и здесь ее никто не знает, а демонстрация (попытка броситься с набережной в канал на глазах у прохожих) совершается перед дверьми своего учебного заведения, весьма престижного, то вскоре выясняется неминуемо грозящее исключение за неуспеваемость. Родители, правда, нередко играют у истероидных подростков роль «козла отпущения» за те «разочарования», которые их постигают в среде сверстников. В случаях истероидных психопатий суицидальные демонстрации могут осуществляться повторно, особенно если предыдущие имели успех, могут превращаться в своего рода поведенческий штамп, к которому прибегают при разного рода конфликтах [Александров А. А., 1973]. К суицидальным демонстрациям примыкает бравада «игрой со смертью» с претензией заполучить репутацию исключительной личности.

Кроме суицидальных демонстраций, при истероидном типе психопатий и акцентуаций приходится также встречать острые аффективные суицидные реакции, более частые у лабильных истероидов. Подобные аффективные реакции также чаще всего бывают вызваны ударами по самолюбию, унижением в глазах окружающих, утратой надежд на особую роль, перспективы возвыситься в чьих-то глазах. Аффективные суицидные попытки обычно бывают насыщены элементами демонстративности, нацелены на то, чтобы привлечь всеобщее внимание. Однако они не являются только спектаклем — на фоне сильного аффекта на какой-то момент может промелькнуть истинная суицидная цель или желание вручить свою судьбу делу случая («будь что будет»). На фоне аффекта даже при отсутствии истинного намерения умереть грань безопасного в действиях легко может быть перейдена, и демонстративное по замыслу действие может закончиться завершенным суицидом — такая сила аффектов особенно присуща смешанному истеро-эпилептоидному типу.

Свойственное истероидным натурам «бегство в болезнь» при трудных ситуациях, изображение таинственных неизвестных заболеваний приобретает иногда в среде некоторых подростковых компаний, например подражающих западным «хиппи», новую форму, выражаясь стремлением попасть в психиатрическую больницу и тем заполучить в подобной среде репутацию необычности. Для достижений этой цели используются не только суицидальные угрозы, но и разыгрывание роли наркомана и, наконец, жалобы, почерпнутые из книг по психиатрии, причем разного рода деперсонализационно-дереализационные симптомы, идеи воздействия и циклические колебания настроения пользуются особой популярностью.

Алкоголизация также может носить чисто демонстративный характер. Сформировавшийся алкоголизм у истероидных подростков встречается довольно редко, причем обычно в этих ситуациях имеет место сочетание истероидности с чертами другого типа. Как правило, выпивают истероидные подростки немного, предпочитают легкие степени опьянения, однако не прочь прихвастнуть огромным количеством выпитого, способностью пить, не пьянея, или изысканным выбором алкогольных напитков («Я пью только коньяк и шампанское»,— заявил 14-летний истероидный подросток). Впрочем, по данным нашего сотрудника Ю. А. Строгонова, в асоциальных компаниях, где умение выпить много вызывает «уважение», истероидные подростки, желая произвести впечатление, что могут «всех перепить», становятся жертвой своих претензий и действительно могут пристраститься к алкоголю. Однако они не склонны изображать алкоголика, так как эта роль не сулит им ни ореола необычности, ни жадно-любопытных взоров.

Делинквентность истероидных подростков обычно носит несерьезный характер. Речь идет о прогулах, нежелании учиться и работать, так как «серая жизнь» их не удовлетворяет, а занять видное место в учебе или труде, которое тешило бы их самолюбие, не хватает ни способности, ни настойчивости. Столкновения бывают также по поводу вызывающего поведения в общественных местах, приставания к иностранным туристам, шумных скандалов. В более серьезных случаях приходится сталкиваться с мошенничеством, подделкой чеков или документов, обманом и обворовыванием лиц, к которым вкрались в доверие. Истероиды избегают всего, что связано с грубым насилием, грабежом, взломом, риском, и, по-видимому, сравнительно редко встречаются среди криминальных подростков [Озерецкий Н. И., 1932; Михайлова Л. О., 1976]

Побеги из дому могут начинаться еще с первых классов школы и даже в дошкольном возрасте. Обычно они вызваны наказаниями, имевшими место или ожидаемыми, или обусловлены одной из детских поведенческих реакций — реакцией оппозиции. Эта реакция у детей и подростков чаще связана с утратой прежнего внимания со стороны близких. Убежав из дому, они стараются держаться там, где их будут искать, или обратить на себя внимание милиции, чтобы их привели домой или вызвали родителей, или, наконец, каким-либо косвенным образом сигнализируют родителям о своем местопребывании. С возрастом побеги могут становиться более продолжительными и приобретать романтическую окраску. Причины их нередко бывают те же, что толкают на суицидальную демонстрацию,— утрата внимания, крах надежд на возвышенное положение, необходимость выпутаться из истории, которая грозит неизбежностью быть осмеянным и низринутым с почетного пьедестала. Например, уверив своих знакомых в том, что его родители занимают высокое положение, и нарассказав о «роскошном» образе жизни их семьи, 16-летний юноша убежал в дальние края, когда требования приятелей пригласить к себе домой стали слишком настойчивыми.

У истероидных подростков сохраняются черты детских реакций оппозиции, имитации и др. Чаще всего приходится видеть реакцию оппозиции на утрату или уменьшение привычного внимания со стороны родных, на потерю роли семейного кумира. Проявления реакции оппозиции могут быть теми же, что и в детстве,— «бегство в болезнь» или попытки избавиться от того, на кого внимание переключилось (например, заставить мать разойтись с появившимся отчимом), но чаще эта детская реакция оппозиции проявляется нарушениями поведения — вдруг начавшиеся выпивки, воровство, прогулы, асоциальные компании предназначаются для того, чтобы просигнализировать близким: «Верните мне прежнее внимание и заботу, иначе я пропаду!»

Реакция имитации может многое определять в поведении подростка истероидного типа. Истероиды вообще малооригинальны, и весь их жизненный путь — это подражание кому-нибудь, хотя делается это по возможности незаметно и всегда выдается за «свое». Модель, избранная для подражания истероидным подростком, прежде всего не должна заслонять саму подражающую персону. Поэтому для имитации избирается образ абстрактный или (чаще) лицо, пользующееся популярностью в подростковой среде, но не имеющее непосредственного контакта с данной подростковой группой («кумир моды»). Иногда же подражание зиждется на образе собирательном: в потугах за оригинальностью воспроизводятся сногсшибательные высказывания одних, необычная одежда других, вызывающая манера вести себя третьих и т. п.

Реакция гиперкомпенсации менее свойственна истероидам, так как сопряжена с настойчивостью и упорством в достижении цели, которых истероидной натуре как раз не хватает. Зато реакция компенсации бывает достаточно выраженной. Можно думать, что именно эта реакция играет существенную роль в свойственной истероидам «косметической лжи», в фантазиях, которым они заставляют верить других и если не верят сами, то во всяком случае наслаждаются ими.

Выдумки подростков-истероидов резко отличаются от фантазий шизоидов. Истероидные фантазии всегда предназначены для определенных слушателей и зрителей, поэтому они изменчивы, учитывая их интересы, вкусы, ситуацию. Истероидные подростки легко вживаются в выдуманную роль и ведут себя соответственно ей. Геннадий У. (стр. 13) был доставлен в подростковую психиатрическую клинику после того, как явился в органы государственной безопасности с заявлением, что его завербовала иностранная разведка, поручает ему устроить взрыв на заводе, указал на определенных лиц как на агентов этой разведки и т. п., что, конечно, было чистейшим вымыслом.

Истероидов, склонных к подобному мифотворчеству, со времен Е. Kraepelin (1915), часто выделяют в особую группу психопатов-псевдологов или мифоманов. С нашей точки зрения, для подросткового возраста вряд ли оправдано выделение этой особой группы, так как украшающие собственную личность фантазии и ложь свойственны почти всем истероидным подросткам. И даже когда выдумки составляют главное в поведении, заслоняя, казалось бы, все прочие Истероидные черты, все эти россказни всегда питаются основой истероидного характера — ненасытным эгоцентризмом.

Подростковые поведенческие реакции также бывают окрашены этой главной истероидной чертой. Реакция эмансипации может иметь бурные внешние проявления — побеги из дому, конфликты с родными и старшими, громогласные требования свободы и самостоятельности и т. п. Она может ярко проявляться при обследовании с помощью ПДО. Ею же может быть обусловлен демонстративный нонконформизм — напоказ выставляемое отрицание общепринятых норм поведения, распространенных идеалов, взглядов, вкусов. Однако по сути дела настоящая потребность свободы и самостоятельности вовсе не свойственна подросткам этого типа — от внимания и забот близких они вовсе не жаждут избавиться. В итоге эмансипационные устремления часто сползают на рельсы детской реакции оппозиции.

Реакция группирования со сверстниками всегда сопряжена с претензиями на лидерство или, во всяком случае, на исключительное положение в группе. Не обладая ни достаточной стеничностью, ни бестрепетной готовностью в любой момент силой утвердить свою командную роль, подчинить себе других, истероидный подросток рвется к лидерству доступными для него путями. Обладая хорошим интуитивным чутьем настроения группы, еще назревающих в ней и порою еще неосознанных желаний и стремлений, истероиды могут быть их первыми выразителями, выступать в роли зачинщиков и зажигателен. В порыве, в экстазе, воодушевленные обращенными на них взглядами, они могут повести за собой других, даже проявить безрассудную смелость. Но они всегда оказываются вожаками на час — перед неожиданными трудностями пасуют, друзей легко предают, лишенные восхищенных взоров, сразу теряют весь задор. Главное, приятели вскоре распознают за внешними эффектами их внутреннюю пустоту. Это осуществляется особенно быстро, когда лидерская позиция достигается другим и более доступным для истероидного подростка путем — пуская «пыль в глаза» историями о своих былых удачах и приключениях. Все это ведет к тому, что истероидные подростки не склонны слишком долго задерживаться в одной и той же подростковой группе и охотно устремляются в другую, чтобы начать все сначала. Если от истероидного подростка слышишь, что он разочаровался в своих друзьях, можно не сомневаться, что именно те уже раскусили его.

В условиях замкнутых подростковых групп, например, в закрытых подростковых учреждениях с регламентированным режимом, где произвольная смена компании затруднена, для того чтобы занять исключительное положение, иногда избирается другой путь. Истероидные подростки охотно принимают из рук взрослых лидерские функции — должности старост, организаторов всякого рода мероприятий — с тем, чтобы занять позицию посредника между старшими и другими подростками и тем упрочить свое особое положение.

Увлечения почти целиком сосредоточиваются в области эгоцентрического типа хобби. Увлечь может лишь то, что дает возможность покрасоваться перед другими. Если есть способности, то художественная самодеятельность открывает здесь наибольшие возможности. Всегда предпочитаются те виды искусства, которые в данное время наиболее модны среди подростков своего круга (в наш период — эстрадные ансамбли) или могут поразить своей необычностью (например, театр мимов). Нельзя было не заметить среди подростков в 60—70-х годах малую популярность драматических кружков и падающую — танцевальных ансамблей. Порою избранные увлечения, на первый взгляд, не относятся к эгоцентрическим хобби. Однако на самом деле оказывается, что увлеченное занятие иностранным языком, сводящееся обычно к усвоению самых ходовых диалогов, предпринимается для того, чтобы блеснуть перед приятелями беседой с иностранными туристами, а увлечение философией ограничивается самым поверхностным знакомством с модными философскими течениями и предназначено опять же, чтобы своими познаниями произвести впечатление на соответствующее окружение. Подражание йогам и хиппи представляет в этом отношении особенно благоприятную почву. Даже собираемые коллекции могут служить все той же цели — блеснуть ими (и собой!) перед приятелями (Александр Ф., стр. 16). Спорт и другие мануально-телесные хобби избираются гораздо реже, так как требуют большого упорства для достижения престижного положения. В противовес этому лидерские хобби (роль разного рода организаторов и руководителей) более предпочтительны, так как позволяют быть всегда на виду. Однако они вскоре начинают тяготить сопряженными с ними формальными обязанностями.

Сексуальное влечение истероидов не отличается ни силой, ни напряжением. В их сексуальном поведении много театральной игры. Подростки мужского пола предпочитают таить свои сексуальные переживания, уходить от бесед на эту тему, так как чувствуют, что здесь им поразить нечем, боятся оказаться «не на высоте». Девочки, наоборот, склонны афишировать свои действительные связи и придумывать несуществующие, способны на оговоры и самооговоры, могут разыгрывать роль распутниц, наслаждаясь ошеломляющим впечатлением на собеседника.

Следует подчеркнуть, что слабым звеном истероидного типа, удар по которому может выявить истероидные черты при скрытой акцентуации или обусловить яркую истерическую реакцию при акцентуации явной, чаще всего бывают ущемленное самолюбие, утрата внимания окружения или особо значимых лиц, крах надежд на престижное положение, развенчанная исключительность.

Самооценка истероидных подростков далека от объективности. Выставляются те черты характера, которые в данный момент могут произвести впечатление.

При истероидных психопатиях утяжеление черт характера идет как по пути усиления и учащения острых аффективных реакций демонстративного типа с многократными спектаклями, изображающими желание покончить с собой, так и по пути иных демонстративных нарушений поведения.

При тяжелых истероидных психопатиях под влиянием психических травм могут развиваться реактивные истерические психозы — истерические сумеречные состояния, псевдодеменция и т. п. Однако в наше время у подростков с истерическими психозами приходится сталкиваться редко и преимущественно в ситуации судебно-психиатрической экспертизы.

Истероидные психопатии могут быть как конституциональными, так и следствием психопатического развития, чаще на основе истероидной же, а также лабильной или гипертимной акцентуаций характера при воспитании в условиях потворствующей гиперпротекции.

В подростковой популяции истероидная акцентуация установлена у 2—3 % подростков мужского пола и несколько чаще у подростков женского пола [Иванов Н. Я., 1976].

Три варианта истероидного типа в подростковом возрасте встречаются чаще всего. «Чистый» астероидный тип особого описания не требует; примеры различных степеней психопатии и акцентуации характера этого типа даны в гл. I. Лабильный истероид представлен в разделе о лабильном типе (стр. 113). Истероидно-неустойчивый тип довольно распространен, хотя исследован еще недостаточно [Александров А. А., 1978].

Истероидно-неустойчивый тип. Данный тип распространен среди подростков мужского пола. У большинства из них отсутствуют свойственные по классическим описаниям истероидам инфантильность и грацильность телосложения. Наоборот, акселерация физического развития обычно бывает достаточно выражена. Внешне при первом знакомстве такие подростки могут производить впечатление неустойчивых. Асоциальные компании сверстников, выпивки, праздность и тяга к «веселой жизни», пренебрежение своими обязанностями, уклонение от учебы и труда — все это действительно имеет место. Однако за всем этим стоит не бездумность, не почти инстинктивная тяга к постоянным развлечениям и удовольствию, а все тот же эгоцентризм. Все проявления асоциального поведения: алкоголизация, делинквентность и т. п.— служат для бравады перед старшими и сверстниками, для того, чтобы хоть этим путем заработать репутацию исключительности. В самих асоциальных компаниях обнаруживается претензия на лидерство и необычность. Безделие, иждивенчество сопряжено с высокими, фактически невыполнимыми претензиями в отношении будущей профессии. Лживость бывает не только защитной, как у неустойчивых, но она почти всегда служит цели приукрасить себя. В делинквентном поведении умело используются артистические способности (умение втереться в доверие, искусный обман и т. п.).

Алексей Д., 17 лет. Отец с матерью много лет в разводе, хотя живут в одной квартире. С отцом не общается. Развивался нормально, до 13 лет учился удовлетворительно, нарушений поведения не было. В 6-м классе учеба показалась трудной, занятия забросил, связался с асоциальной компанией подростков. Стал заниматься «фарцовкой» — перекупал и перепродавал вещи иностранных туристов. Выручал на этом немало денег — стал одеваться по последней моде. Матери объявил, что у него появился друг-моряк, который все привозит из-за рубежа. В 14 лет с двумя приятелями уехал в Таллинн и Киев — с вокзала позвонил матери, чтобы «не волновалась». Заявил, что хочет посмотреть красивые города, но там был задержан милицией в связи со спекуляцией.

С трудом окончил 8 классов. По настоянию матери поступил в ПТУ, но там постоянно прогуливал занятия. В 16 лет был осужден за участие в групповой драке. Утверждает, что попал в эту компанию случайно и его «оговорили». Из колонии был вскоре освобожден в связи с амнистией Там, по его словам, с товарищами легко установил контакт, но угнетал суровый режим. После освобождения сперва вернулся в ПТУ, но вскоре занятия бросил. Все дни проводил в каких-то компаниях. По словам матери — медицинской сестры — стал возвращаться домой в необычном состоянии, каким-то возбужденным. Мать заподозрила употребление дурманящих средств. Был направлен на обследование в подростковую психиатрическую клинику.

В клинике держится претенциозно. Горд тем, что у него «иностранная фамилия». Во время беседы рисуется, кокетливо заводит глаза. Рассказал, что выпивок избегает, водки не пьет совсем, в компаниях старается выпить не более одного стакана некрепкого вина. В 13 лет с товарищами нюхал пятновыводитель, но вскоре бросил — «надоело». По его словам, выйдя из колонии, в своих компаниях охотно употреблял различные таблетки (седуксен, пенталгин и др.), желая вызвать «кайф». При поступлении в клинику никаких явлений абстиненции не обнаружил.

Среди подростков претендует на лидерство, старается произвести впечатление рассказами о своем асоциальном прошлом. Учиться в ПТУ отказывается. Сказал, что согласился бы пойти на «курсы поваров для заграничного плавания», но тут же демонстративно заявил, что «пятно колонии» испортило ему жизнь — никуда в «приличное место» его не возьмут. Обучение в ПТУ специальности радиотехника считает недостойным для себя. Говорит, что увлекается современной поп-музыкой, быстро называет несколько модных вещей и ансамблей, но знания и здесь поверхностные: видимо, больше был занят спекуляцией магнитофонными записями, чем самой музыкой.

При осмотре — выраженная акселерация физического развития. Рост 184 см при массе тела 64 кг. Половое развитие завершено. На теле татуировка с криминальной символикой (знаки судимости, пребывания в тюрьме, символ стремления к «свободе»).

При неврологическом и соматическом обследовании — без отклонений.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки, несмотря на установленную склонность к диссимуляции характера, диагностирован выраженный истероидный тип. Видимо, в связи с диссимуляцией черты неустойчивого типа не диагностированы. Признаков, указывающих на формирование психопатии, не установлено. В связи с диссимуляцией определение других показателей может быть неверным (конформность средняя; реакция эмансипации не выражена, склонности к делинквентности не выявлено). К алкоголизации отношение отрицательное. По шкале субъективной оценки самооценка отражает диссимуляцию и установочное поведение: выступают черты конформного и паранойяльного типа, достоверно отвергаются только сенситивные черты (т. е. обнаруживается стремление показать себя «правильным» и «сильной личностью»).

Диагноз. Психически здоров. Нарушения поведения на фоне акцентуации по истероидно-неустойчивому типу.

Катамнез через два года. Повторно осужден за спекуляцию.

Диагностика истероидного типа у подростков должна осуществляться с осторожностью. Не следует обманываться кажущейся легкостью. Истероидные черты могут быть поверхностным наслоением на характерологическую основу другого типа — лабильного, гипертимного, эпилептоидного и даже шизоидного. Эти же черты могут включаться в картину органической психопатии. Демонстративно суицидальное поведение у эпилептоидных подростков также может навести на ложную мысль об истероидности. К сказанному следует добавить еще необходимость дифференцировать между истероидностью и выраженным психическим инфантилизмом в подростковом возрасте, когда также можно встретить необузданное фантазирование, выдумки, детскую эмоциональную выразительность, внушаемость и многие другие сходные с истероидными черты. Однако отсутствие выраженного эгоцентризма позволяет отличить таких подростков от истероидов.

МБОУ «СОШ № 276» | Психология подросткового возраста

32.2 Кб
скачать

 

 

 

ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ

Подростковый возраст. Психологические особенности подростка
1. Основные подходы к проблеме кризиса подросткового возраста
Хронологически подростковый возраст определяется от 10-10 до 14-15 лет. Тинейджер — (10 — 19). Герою романа Достоевского «Подросток» исполнилось 20
лет, а Толстой границей между отрочеством и юностью считал возраст 15 лет. Отрок — «не имеющий права говорить», значение этого слова — раб, слуга. Это понятие подчеркивает социальный статус человека.
Основной особенностью этого возраста являются резкие, качественные изменения, затрагивающие все стороны развития. Процесс анатомо-физиологической перестройки является фоном, на котором протекает психологический кризис.
Активизация и сложное взаимодействие гормонов роста и половых гормонов вызывают интенсивное физическое и физиологическое развитие. Увеличиваются рост и вес ребенка, причем у мальчиков в среднем пик «скачка роста» приходится на 13 лет, а заканчивается после 15 лет, иногда продолжаясь до 17. У девочек «скачок роста» обычно начинается и
кончается на два года раньше (дальнейший, более медленный рост может продолжаться еще несколько лет).
Изменение роста и веса сопровождается изменением пропорций тела. Сначала до «взрослых» размеров дорастают голова, кисти рук и ступни, затем конечности — удлиняются руки и ноги — и в последнюю очередь туловище. Интенсивный рост скелета, достигающий 4-7 см в год, опережает развитие мускулатуры. Все это приводит к некоторой непропорциональности тела, подростковой угловатости. Дети часто ощущают себя в это время неуклюжими, неловкими.
В связи с быстрым развитием возникают трудности в функционировании сердца, легких, кровоснабжении головного мозга. Поэтому для подростков характерны изменение АД (артериального давления), повышенная утомляемость, перепады настроения; гормональная буря => неуравновешенность. Это состояние удачно выразил американский подросток: «В 14 лет мое тело будто взбесилось». Эмоциональную нестабильность усиливает сексуальное возбуждение, сопровождающее процесс полового созревания.
2. Особенности социальной ситуации развития подросткового возраста
Социальная ситуация развития представляет собой переход от зависимого детства к самостоятельной и ответственной взрослости. Подросток занимает промежуточное положение между детством и взрослостью.
3. Проблема ведущей деятельности в подростковом возрасте
Ведущей деятельностью подростка является общение со сверстниками. Главная тенденция — переориентация общения с родителей и учителей на сверстников.
1) Общение является для подростков очень важным информационным каналом;
2) Общение — специфический вид межличностных отношений, он формирует у подростка навыки социального взаимодействия, умение подчиняться и в тоже время отстаивать свои права;
3) Общение — специфический вид эмоционального контакта. Дает чувство солидарности, эмоционального благополучия, самоуважения. Психологи считают, что общение включает 2 противоречивых потребности: потребность в принадлежности к группе и в обособленности (появляется свой внутренний мир, подросток испытывает потребность остаться наедине с собой).
Подросток, считая себя уникальной личностью, в то же время стремится внешне ничем не отличаться от сверстников. Типичной чертой подростковых групп является КОНФОРМНОСТЬ — Склонность человека к усвоению определенных групповых норм, привычек и ценностей, подражательность. Желание слиться с группой, ничем не выделяться, отвечающее потребности в безопасности, психологи рассматривают как механизм психологической защиты и называют социальной мимикрией.
4. Учебная деятельность и познавательное развитие подростков
В интеллектуальной сфере происходят качественные изменения: продолжает развиваться теоретическое и рефлексивное мышление. В этом возрасте появляется мужской взгляд на мир и женский. Активно начинают развиваться творческие способности. Изменения в интеллектуальной сфере приводят к расширению способности самостоятельно справляться со школьной программой. В тоже время многие подростки испытывают трудности в учебе. Для многих учеба отходит на второй план.
5. Особенности личности подростков
1. Центральное новообразование подростничества — «чувство взрослости»- отношение подростка к себе как к взрослому. Это выражается в желании, чтобы все — и взрослые, и сверстники — относились к нему не как к маленькому, а как к взрослому. Он претендует на равноправие в отношениях со старшими и идет на конфликты, отстаивая свою «взрослую» позицию. Чувство взрослости проявляется и в стремлении к самостоятельности, желании оградить какие-то стороны своей жизни от вмешательства родителей. Это касается вопросов внешности, отношений с ровесниками, может быть — учебы. Чувство взрослости связано с этическими нормами поведения, которые усваиваются детьми в это время. Появляется моральный «кодекс», предписывающий подросткам четкий стиль поведения в дружеских отношениях со сверстниками.
2. Развитие самосознания (формирование «Я-концепции» система внутренне согласованных представлений о себе, образов «Я».
3. Критичность мышления, склонность к рефлексии, формирование самоанализа.
4. Трудности роста, половое созревание, сексуальные переживания, интерес к противоположному полу.
5. Повышенная возбудимость, частая смена настроений, неуравновешенность.
6. Заметное развитие волевых качеств.
7. Потребность в самоутверждении, в деятельности, имеющий личностный смысл. Направленность личности:
— гуманистическая направленность
— отношение подростка к себе и обществу положительны;
— эгоистическая направленность
— он сам является более значимым, чем общество;
— депрессивная направленность
— он сам никакой ценности не представляет для себя. Его отношение к обществу можно назвать условно положительным;
— суицидальная направленность
— ни общество, ни личность для самой себя не представляет никакой ценности.
Обычно о подростковом возрасте говорят как о периоде повышенной эмоциональности. Это проявляется в возбудимости, частой смене настроения, неуравновешенности. Характер многих подростков становится АКЦЕНТУИРОВАННЫМ — крайний вариант нормы.
У подростков от типа акцентуации характера зависит многое — особенности транзиторных нарушений поведения («пубертатных кризов»), острых аффективных реакций и неврозов (как в их к картине, так и в отношении вызывающих их причин). С типом акцентуации характера необходимо считаться при разработке реабилитационных программ для подростков. Этот тип служит одним из главных ориентиров для медико-психологических рекомендаций, для советов в отношении будущей профессии и трудоустройства, что весьма существенно для устойчивой социальной адаптации.
Тип акцентуации указывает на слабые места характера и тем самым позволяет предвидеть факторы, способные вызвать психогенные реакции, ведущие к дезадаптации, — тем самым открываются перспективы для психопрофилактики.
Обычно акцентуации развиваются в период становления характера и сглаживаются с повзрослением. Особенности характера при акцентуациях могут проявляться не постоянно, а лишь в некоторых ситуациях, в определенной обстановке, и почти не обнаруживаться в обычных условиях. Социальная дезадаптация при акцентуациях либо вовсе отсутствует, либо бывает непродолжительной. В зависимости от степени выраженности выделяют две степени акцентуации характера: явная и скрытая.
Явная акцентуация. Эта степень акцентуации относится к крайним вариантам нормы. Она отличается наличием довольно постоянных черт определенного типа характера. Выраженность черт определенного типа не препятствует возможности удовлетворительной социальной адаптации. Занимаемое положение обычно соответствует способностям и возможностям. В подростковом возрасте особенности характера часто заостряются, а при действии психогенных факторов, адресующихся к «месту наименьшего сопротивления», могут наступать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении. При повзрослении особенности характера остаются достаточно выраженными, но компенсируются и обычно не мешают адаптации.
Скрытая акцентуация. Эта степень, видимо, должна быть отнесена не к крайним, а к обычным вариантам нормы. В обыденных, привычных условиях, черты определенного типа
характера выражены слабо или не проявляются совсем. Однако черты этого типа могут ярко, порой неожиданно, выявиться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые предъявляют повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления». Существует две классификации типов акцентуаций — первая предложена К. Леонгардом (1968), а вторая Личко А.Е. (1977). Сопоставление этих классификаций, приводится ниже.

Тип акцентуированной личности, по К. Леонгарду:
Лабильный, Сверхподвижный, Эмотивный, Демонстративный, Сверхпунктуальный, Ригидно-аффективный, Неуправляемый, Интравертный, Боязливый, Неконцентрированный или неврастенический, Экстравертный, Слабовольный;

Тип акцентуации характера, по А. Е. Личко:
Лабильный циклоид, Лабильный, Истероидный, Психастенически, Эпилептоидный, Шизоидный, Сенситивный, Астено-невротический, Конформный, Неустойчивый, Гипертимный, Циклоидный;

Несмотря на редкость чистых типов и преобладание смешанных форм, выделяют 10 основных типов акцентуации:
1. Гипертимность. Люди, склонные к повышенному настроению, оптимисты, быстро переключаются с одного дела на другое, не доводят начатого до конца, недисциплинированные, легко попадают под влияние неблагополучных компаний. Подростки склонны к приключениям, романтике. Не терпят власти над собой, но любят, когда их опекают. Тенденция к доминированию, лидированию. В патологии — невроз навязчивых идей.
2. Застревание. Склонность к «застреванию аффекта», к бредовым реакциям. Люди педантичные, злопямятные, долго помнят обиды, сердятся, обижаются. Нередко на этой почве могут появится навязчивые идеи. Сильно одержимы одной идеей. Слишком устремленные, «упертые в одно», зашкаленные. В эмоциональном отношении ригидны (ниже нормы). Иногда могут давать аффективные вспышки (сильное нервное возбуждение), могут проявлять агрессию. В патологии — паронояльный психопат.
3. Эмотивность. Аффектно лабильные (неустойчивые). Люди у которых быстро и резко меняется настроение по незначительному для окружающих поводу. От настроения зависит все — и работоспособность, и самочувствие и т.д. тонко организована эмоциональная сфера; способны глубоко чувствовать и переживать. Склонны к добрым взаимоотношениям с окружающими. В любви ранимы как никто. Не против того, чтобы их опекали, заботились.
4. Педантичность. Преобладание черт педантизма. Люди ригидны, им трудно переключаться с одной эмоции на другую. Любят чтобы все было на своих местах чтобы люди четко оформляли свои мысли — крайний педантизм. Периоды злобно-тоскливого настроения, все их раздражает. В патологии — эпилептоидная психопатия. Могут проявлять агрессию (долго помнят и выливают).
5. Тревожность. Люди меланхолического склада с очень высоким уровнем конституционной тревожности, не уверены в себе. Недооценивают, преуменьшают свои способности. Застенчивы, пугаются ответственности.
6. Циклотимность. Резкие перепады настроения. Хорошее настроение коротко, плохое длительно. При депрессии ведут себя как «тревожные», быстро утомляются, снижается творческая активность. При хорошем настроении как гипертимные.
7. Демонстративность. В патологии психопатия истерического типа. Люди, у которых сильно выражен эгоцентризм, стремление быть постоянно в центре внимания («пусть ненавидят, лишь бы не были равнодушными»). Много таких людей среди артистов. Если нет способностей, чтобы выделиться, тогда они привлекают внимание антисоциальными поступками. Патологическая лживость — чтобы приукрасить свою особу. Склонны носить яркую, экстравагантную одежду — могут быть определены чисто внешне.
8. Возбудимость. Склонность к повышенной импульсивной реактивности в сфере влечения. В патологии — эпилептоидная психопатия.
9. Дистимичность. Склонность к расстройствам настроения. Противоположность гипертимности. Настроение пониженное, пессимизм, мрачный взгляд на вещи, утомляем. Быстро утомляется в контактах и предпочитает одиночество.
10. Экзальтированность. Склонность к аффективной экзальтации (близко к демонстративности, но там из-за характера, а здесь идут те же проявления, но на уровне эмоций, т.е. от темперамента).
1) лабильный — резкая смена настроения в зависимости от ситуации;
2) астенический — тревожность, нерешительность, быстрая утомляемость, раздражительность, склонность к депрессии;
3) боязливый (сензитивный) тип — робость, стеснительность, повышенная впечатлительность, тенденция испытывать чувство неполноценности;
4) психастенический — высокая тревожность, мнительность, нерешительность, склонность к самоанализу, постоянным сомнениям и рассуждательству, тенденция к образованию ритуальных действий;
5) шизоидный — отгороженность, замкнутость, трудности в установлении контактов (см. экстраверсия — интроверсия), эмоциональная холодность, проявляющаяся в отсутствии сострадания (см. симпатия) недостаток интуиции в процессе общения;
6) эпилептоидный — недостаточная управляемость, импульсивность поведения, нетерпимость, склонность к злобно-тоскливому настроению с накапливающейся агрессией, проявляющейся в виде приступов ярости и гнева (иногда с элементами жестокости), конфликтность, вязкость мышления, чрезмерная обстоятельность речи, педантичность;

7) неустойчивый (экстравертированный) тип — склонность легко поддаваться влиянию окружающих, постоянный поиск новых впечатлений, компаний, умение легко устанавливать контакты, носящие, однако, поверхностный характер;
8) конформный — чрезмерная подчиненность и зависимость от мнения других, недостаток критичности и инициативности, склонность к консерватизму.
Трудности подростка 14-16 лет: стратегия преодоления…(для родителей и педагогов)
В массовом сознании слово «подросток» довольно часто вызывает ассоциацию «трудный». Почему же подросток «труден»? Он труден, неудобен для других – для родителей, педагогов, вообще взрослых. Общество критично, можно даже сказать с предубеждением встречает подрастающих детей. Оно не очень-то спешит раскрыть им объятия. Нередко детям предъявляют жесткие требования, накладывают на них ограничения при пересечении ими черты мира взрослых.
При такой установке взаимоотношения между подростками и взрослыми нельзя назвать мирными, и это, конечно, значительно усложняет взросление подростков, добавляет негативные переживания в мироощущение молодых. Многие забывают, что молодым быть трудно, гораздо сложнее, чем взрослым. Ведь взгляды взрослых в большей степени уже сформировались, им есть на что опираться в своих поступках, им уже не свойственно бросаться в крайности в поисках себя и своих идеалов. Подросток же труден для других потому, что ему трудно с самим собой. Он неуверенно и с опасениями ищет свои цели и ориентиры в жизни. Взрослые, конечно, тут как тут, но они предпочитают толкать «несмышленыша» по накатанной дороге, к так называемому светлому (в понимании родителей) будущему, зачастую не интересуясь возможностями, интересами, потребностями, способностями своего ребенка. Это еще больше разводит родителей и детей, создает напряженную эмоциональную обстановку в семье и усиливает желание детей непременно отстоять собственные ценности в схватке со взрослыми.
Тысячи проблем наваливаются на подростка – это психофизиологические изменения, которые он наблюдает в себе, это новые потребности, которые его раньше не волновали, это новые возможности, в том числе интеллектуальные, которые теперь позволяют поиному представить окружающую жизнь, себя, других людей, дают основания для более глубокого осознания своего предыдущего детского опыта. Появляется критичность по отношению к своим способностям, планам и мечтам; более остро переживается необходимость кем-то стать, что-то уметь, быть компетентным в чем-то, и это не дает возможности на какое-то время остановиться, оглядеться, разобраться в своих целях – ведь заданный жизненный ритм заставляет безостановочно двигаться вперед, то есть, в первую очередь, обязательно хорошо учиться. Всего этого требуют и требуют от подростка. То есть взрослые как бы заманивают молодых: будьте хорошими, послушными мальчиками и девочкам; мы вас без особых проблем впустим в свой мир, но вы должны следовать нашим правилам.
Но если не научиться доверять собственным глазам, то невозможно быть уверенным, что идешь по правильной дороге. А взрослые стараются сразу вывести детей на свою дорогу, проложенную в иное время и с учетом иных ценностей и возможностей. Двигаться вперед – да, но как, куда и зачем? Когда же можно во всем этом разобраться? И что-то освоить, кроме учебы. Конечно, подростковые трудности, столкновения, непонимания – необходимый этап в жизни любого человека, даже обязательное условие его развития. Но они не должны перекрыть кислород для самостоятельного поиска, широкого общения, проб и ошибок, откатов назад и познания себя. Этот главный кризис жизни, к сожалению, не все успешно преодолевают. Иногда черный след сохраняется на всю оставшуюся жизнь. Некоторые заболевают, погибают или теряют веру в свои силы и жизнь. И нередко именно окружающие подростка люди усложняют и запутывают реальные задачи молодого человека. Задавая им исключительно академические цели. Не давая возможности молодым приобрести практический опыт, осуществить их проекты и мечты.
Подростку горько осознавать, что ему становится страшно перед требованиями взрослого мира, что это совсем не тот мир, куда они так рвутся. Что, оказывается, они почти ничего не умеют и не очень-то хотят научиться, потому что не знают, как, а столкновение с одиночеством, непониманием словно окатывает их тяжелой холодной волной. Взрослые скорее оппоненты и не стремятся к разумному сотрудничеству с ними.
Подростку вдруг все становится трудно, энергия переполняет его, но это неуправляемая энергия, которая ищет выхода и применения. И если подросток не использует ее разумно (а это ему совсем не просто), то она обратится против него самого и приведет к драматичным блужданиям.
Чтобы справиться с задачами собственного развития, подросткам необходимо иметь для этого некий багаж, достаточный ресурс, который частично основан на опыте и способностях, приобретенных еще в детстве, а частично – на появляющихся уже в период взросления.
В результате интеллектуального созревания у подростков возникает особая форма самосознания — рефлексия. У некоторых потребность самоанализа так велика, что они заводят дневники, где подробно описывают свои эмоциональные состояния, размышления, события, личные промахи и достижения, подробно анализируют свои поступки, мысли, переживания.
Повышенный интерес к самому себе – необходимое условие развития личности. Детей волнуют вопросы становления: какой у них характер, как научиться пониманию людей, хорошие или плохие они друзья, смогут ли они преодолеть свои недостатки, такие, например, как лень, раздражительность, неаккуратность, необязательность.
Подростки вдруг начинают обостренно видеть свои и чужие недостатки: критичность помогает им лучше оценить свои собственные способности и личностные качества других людей и в результате получить более полное представление о человеческой природе. Опыт, который получают подростки благодаря самопознанию, закладывает основы самовоспитания и определяет вектор личностного становления.
В этом же возрасте по-новому звучит и потребность в самоутверждении. И не только в среде сверстников (что чаще проявляется с внешней стороны, например через одежду, манеры поведения, принадлежность к какой-то конкретной группе), но и в мире взрослых: подросток хочет быть таким, чтобы с ним считались взрослые, иметь свои собственные идеалы и образцы, право на выбор. Он теперь по-новому смотрит на окружающих его взрослых.
И довольно часто подростков постигает разочарование. Большинство взрослых по их понятиям, – слабаки, неинтересные люди. Беда, если их потребность в реальных уважаемых взрослых остается неудовлетворенной. Это место может надолго остаться не занятым.
Громко заявляет о себе и потребность в самовоспитании. У ребенка есть силы и энергия, чтобы воспитывать себя, опираясь на свои собственные потребности, желания, на свой идеал. Воспитывать должен сам себя каждый, и подростки начинают это понимать. Именно в подростковом возрасте человек начинает работу по самоизменению, потому что он во всем не удовлетворен собой, он себе не нравится, переживает внутреннюю дисгармонию, связанную с взрослением и необходимостью приспосабливаться к обществу.
Стать лучше, сильнее, умнее, красивее хотят все. Но способы, которые выбирают подростки, довольно часто непродуманны, хаотичны. Большинство не знает, что и как нужно делать, чтобы добиться желаемого результата. Ощущение беспомощности создает напряженное, «взрывоопасное» внутреннее состояние.
Трудности словно кольцом окружают подростка, и это связано с необходимостью для него решать сразу множество задач: учебных (хотя учиться не хочется, но приходится тянуть эту лямку), семейных (не доводить отношения с родителями до «военных»), общения со сверстниками (обрести и не потерять друзей), саморазвития (побороть свой негативизм, раздражение, депрессию, преодолеть лень и множество других недостатков и в то же время найти в себе положительные, позитивные силы для того, чтобы любить себя и других, строить планы, мечтать, иметь надежду).
Чтобы справиться с какой-либо трудностью, человеку необходимо выработать стратегию ее преодоления. Когда подросток переживает трудности своего положения, это является сигналом, что ранее усвоенные и привычные формы поведения уже не срабатывают.
Решение проблем требует формирования новых подходов. Очень помогает использование творческих способностей, например конструктивных догадок, импровизаций; человеку требуется дальнейшее совершенствование и развитие имеющихся способностей или открытие в себе не известных ранее возможностей личности.
На основании тщательного анализа биографий, наблюдений и научных исследований немецкий психолог Томе выделил особые формы стратегий преодоления трудностей и назвал их техниками существования. Сюда относятся средства и методы, которые используются личностью для достижения желаемого состояния. Речь идет не только о осознанных процессах, но и о бессознательных механизмах, то есть обо всем, что оказалось пригодным и может быть использовано. Большинство людей решают свои повседневные проблемы или задачи развития, используя всего одну или несколько преобладающих техник существования. Томе различает следующие техники.
Техники достижения, применяемые для решения конкретных материальных проблем и доступные наблюдению.
Техники приспособления, изменяющие собственные переживания или поведение. Поскольку при этом в основном меняется собственное поведение, тратится меньше усилий, чем в предыдущем случае.
Защитные техники, представляющие собой отрицание проблем, с которыми в данный момент невозможно справиться.
Избегающие техники, означающие уход на долгое время от конфликта или напряженной обстановки без их разрешения.
Агрессивные техники, направленные на нанесение вреда окружающим, причем такое поведение может принимать разные формы: угнетение и подчинение, прямое нападение.
В любом случае преодоление трудностей предполагает наличие намерения, выбора и гибкого реагирования, оно подчинено внешней реальности и логике; аффекты допустимы, но требуется уравновешенное их выражение.
Часто наиболее подходящей стратегией преодоления трудностей становится ведение дневника. Причем многие подростки стихийно понимают, что личный дневник – это та форма фиксации процесса самоанализа и самовоспитания, которая помогает включиться в работу над собой. Благодаря дневнику процесс самоанализа и анализа окружающего мира как бы выносится вовне, но для окружающих остается невидимым. А сам подросток получает возможность увидеть себя, других и ситуацию, которую он переживает. Это помогает снять психическое напряжение и нередко способствует нахождению реального решения, созвучного возможностям подростка.
Для некоторых дневники служат необходимым средством работы, когда разрабатываются конкретные планы действий на день, неделю или прорабатываются поэтапные шаги для осуществления какого-то своего проекта или для решения личной проблемы.
Юноши ведут дневник главным образом в ранний период взросления и проявляют меньший интерес к возникающей при этом возможности поразмышлять о себе. Они начинают вести дневник в среднем на два года раньше, чем девочки, и по более внешним причинам (фиксация воспоминаний), для них важнее заключенная в дневнике фактическая информация. В нем в основном протоколируются и расписываются события прошедшего дня. Девушки начинают вести дневник позже, но не расстаются с ним дольше; они находят в нем верного товарища в решении своих повседневных проблем.
Содержание дневника у юношей чаще касается их самих или тех, с кем они связаны совместными занятиями и соперничеством. Девушек больше занимают эмоциональные проблемы и духовная близость. Они чаще используют прямую речь и сильнее стремятся сохранить дневник в тайне.

Дневник выполняет различные функции.
Фиксация воспоминаний. Эта сторона присутствует во всех дневниках. Возможно, так проявляется стремление ощутить непрерывность жизни и жизненного опыта в фазе его быстрых изменений.
Катарсис. После письменного изложения пережитого, проблем и чувств у многих молодых людей, испытывающих гнет обстоятельств, наступает облегчение.
Замена партнера. Во многих дневниках есть указания на то, что они заменяют подругу или друга, одновременно идеализируя их.
Самопознание. Каждый дневник выражает стремление автора прийти к ясности в отношении себя самого и своих проблем. Ведя записи, подросток вынужден четко сформулировать свои взгляды. В результате к ним можно возвращаться неоднократно и продолжать их обдумывать.
Самовоспитание. Во многих дневниках, особенно у юношей, находит выход стремление к самосовершенствованию, часто содержатся планы организации дня или недели, четко сформулированные правила собственного поведения.
Творчество. Для меньшего числа молодых людей дневник – это возможность выразить свои творческие способности: к стилю часто предъявляются литературные требования; чувства, события и проблемы излагаются художественно, иногда со словесными новообразованиями и необычными выражениями. Часто в таких дневниковых записях встречаются стихотворения или правила поведения в виде афоризмов.
Как легко можно убедиться, дневниковые записи имеют целебные свойства. Они служат важной и действенной формой осознания самого по себе на фоне неизбежных подростковых проблем. Родителям стоит ненавязчиво поощрять ведение детьми дневника.
А для начала подарите им красивую толстую книгу для записей и оригинальную ручку!

 

Учёные против мифов: правда ли характер передаётся по наследству, а холерики


Доцент кафедры общей психологии Юлия Водяха выступила экспертом в рубрике «Ученые против мифов» городского портала E1.RU. Юлия Евгеньевна рассказала о заблуждениях, связанных с характером и темпераментом человека.

Миф первый: характер может передаться от родителей


Нет, безусловно, характер формируется прижизненно и от родителей передаться не может, в отличие от темперамента, который формируется на основе генотипов. Ребёнок может, наблюдая, перенимать от родителей, бабушки, дедушки черты характера, особенности поведения. Когда говорят «мамин характер», «папин характер», то речь идёт всё-таки о темпераменте, а не о характере. Индивидуально-типологические особенности личности – темперамент – могут передаваться и через поколение, – объясняет Юлия Водяха.  


Миф второй: от особенностей характера появляются «болячки»


– Прямой зависимости, что какая-то черта характера вызывает заболевание, конечно, нет. Есть люди, у которых некоторые черты характера сильно заострены, это называется акцентуация характера. Существует целый перечень акцентуаций характера. Гипертимы (очень активный тип) много берут на себя, не умеют делегировать полномочия, им проще всё сделать самим. Для таких людей характерно переутомление, профессиональное выгорание. Для сензитивного (эмоционально чувствительного типа) – склонность принимать всё близко к сердцу, мнительность, нерешительность, ранимость. Для них более характерны переживания сниженного настроения, может быть, даже депрессивные состояния. Вместе с тем при адекватном воспитании родители и учителя могут скорректировать нежелательные черты характера.


– А оптимизм и пессимизм влияют на здоровье?


– Оптимизм и пессимизм – это локальные черты характера, которые формируются и развиваются в течение жизни. Оптимистичные родители, как правило, демонстрируя уверенное поведение, самоиронию, убеждённость в хорошем результате, формируют у ребёнка уверенность и оптимизм. И наоборот, если родители говорят своему ребёнку, что из него ничего не выйдет, не получится что-то, и ещё добавляют при малейшем неуспехе «Я так и знала!», то они формируют пессимистичную личность.


Крайне выраженный пессимизм часто связан с фаталистичностью восприятия жизни, нежеланием действовать, это так называемая пассивная позиция личности: «Результат предрешён, зачем что-то делать?» Крайний оптимизм тоже не самое благоприятное проявление личности, так как реалистичность сменяется самообманом, лёгким отношением к своим неудачам. Такие люди действительно не замечают, что они не состоялись как профессионалы, у них нет семьи. Они не видят собственных проблем и, следовательно, не стремятся их решать. Желательно, чтобы была такая «золотая середина» – уверенный оптимистичный взгляд на жизнь, вместе с тем не лишённый реалистичности.


Миф третий: характер формируется до трёх лет


– Вообще, японцы говорят, что характер формируется с момента зачатия до рождения, а русская пословица о том, что воспитывать ребёнка надо, пока он «поперёк лавки лежит», – всё это о том, что характер начинает складываться очень рано. Но на самом деле характер формируется в течение всей жизни. В детстве родители могут в большей степени повлиять на его формирование (причём как положительно, так и отрицательно). Например, часто можно услышать от родителей, что ребёнок капризничает. Капризы ребёнка – это его реакция на непоследовательность в воспитании: сегодня родитель всё разрешает, на шалости «смотрит сквозь пальцы», завтра родитель применяет жёсткую позицию – всё запрещено, и за всё наказывают. В таких условиях формируется неуравновешенность характера. Характер также может «испортиться» после перенесённых тяжёлых заболеваний, например, после инсульта. Но работать над характером всегда стоит.


Непоседливый, импульсивный в детстве человек может стать как выдающимся спортсменом, общественным деятелем, лидером (если были созданы условия), а может быть крайне неадаптированной личностью. Импульсивность (преобладание возбуждения) не всегда замечательно сказывается на результатах в учёбе, но способствует высоким спортивным достижениям. Безусловно, должны быть созданы условия для интеллектуального развития и физической подготовки (например, шахматы и спортивная секция). Тогда импульсивность (так мешавшая в детстве) проявится с самой положительной стороны – высокая скорость реакции, быстрая интеллектуальная обработка информации, способность к высоким достижениям, хорошая самодисциплина.


Если ничего с излишней импульсивностью не делать, то во взрослой жизни возникнут серьёзные проблемы с постановкой целей, наличием длительных отношений (брака), постоянства в работе. Такой человек не будет готов нести ответственность ни за других, ни за себя.


Миф четвёртый: холерики – самый истеричный тип темперамента


– Деление на сангвиников, холериков, флегматиков и меланхоликов – это бытовое понимание, которое, вероятно, порождается желанием человека уметь предсказывать поведение других людей. Увидел в другом холерика, и сразу понятно, что от него ждать. Хотя на самом деле такого явления, как холерик, нет, есть черты темперамента, свойства характера. Вообще, профессиональные психологи рассматривают не традиционную бытовую типологию – 4 типа, а изучают свойства темперамента: сензитивность (чувствительность), реактивность (силу эмоциональной реакции), пластичность (изменчивость), ригидность (инертность) и другие.


У холериков заострены такие черты характера, как потребность во внимании, у таких людей хорошие навыки самопрезентации, они умеют преподносить информацию нужным образом, концентрировать на себе внимание аудитории.


Но если эта особенность начинает «зашкаливать», то мы видим отталкивающие черты. Например, демонстративный подросток в классе требует к себе внимания со стороны учителя. А в классе 30 школьников. Предоставить всем внимание один учитель не может. В этом случае демонстративный подросток может негативным образом привлекать к себе внимание. Ему без разницы, хвалят его или ругают, главное – обращают внимание. Следующая градация – это уже психопатия истероидного типа.


Но вообще, переживанию особенно интенсивных эмоций могут быть подвержены все. При этом одна и та же ситуация на разных людей может повлиять по-разному: кто-то перенесёт её спокойно, а у кого-то спровоцирует истерику.


– Есть мнение, что только холерики могут быть лидерами…


– У любого человека могут проявиться лидерские черты, это не привязано к какому-либо типу темперамента. Это зависит во многом от черт характера, от типа задачи, которую должен решить лидер. Если это проект, который только запускается, там нужен такой лидер, о котором говорят «человек с харизмой», умеющий вести за собой, в меру импульсивный и способный заражать идеей, ломать барьеры, «включать» нужные эмоции у других. Если проект выстроен и нужно чётко выполнить все запланированные этапы, то нужен спокойный, уравновешенный человек, спокойно переносящий монотонную работу, умеющий постоянно контролировать качество выполняемой деятельности.


Миф пятый: меланхолики – это грустные и аморфные люди


– Здесь речь идёт о людях со слабой эмоциональной реакцией на внешние или внутренние раздражители. Такие люди обладают высокой концентрацией внимания, глубоко погружаются в деятельность, часто испытывают сложности с переключаемостью. Но это очень системные люди, которые шикарно работают с документами, эффективны в ситуациях контроля. Их ригидность (или инертность) позволяет при любых условиях достигать положительного результата. Это идеальные сотрудники для работы с документацией, например, экономисты, инженеры.


– Они всегда пассивны?


– Нет, просто у таких людей внутренний план деятельности скрыт от внешнего наблюдения. У других все эмоции на лице, активная жестикуляция, много лишних движений. А у человека с низкой реактивностью другой подход, ему надо больше времени подумать, кажется, что он ничего не делает. На самом деле он активно думает. Его мысль нельзя обрывать и резко переключать с одной задачи на другую. Такие люди могут быть прекрасными аналитиками. 


– Но вообще есть убеждение, что меланхолики – это люди творческие: художники, поэты… 


– Любой человек может обладать творческими способностями. Это не связано с темпераментом. И само творчество может быть разным. Это не только поэт или художник. Чистый «технарь» тоже может быть очень творческим человеком, при этом обладать любыми чертами темперамента. 


Миф шестой: сангвиники – работоспособные и целеустремлённые люди 


– Бытовое представление о сангвинике – это человек, который обладает такими свойствами нервной системы, как сила, уравновешенность и подвижность. Такой человек действительно может быть очень работоспособным. Но такие люди часто не доводят начатое дело до конца, когда они понимают, как решить проблему, они теряют интерес. 


А вот собственно целеустремленность – это черта характера. Она возникает при определённых воспитательных воздействиях со стороны семьи. В достижении ребёнка (его золотой медали в школе, красного диплома в вузе) всегда есть заслуга родителей. 


Миф седьмой: есть несовместимые темпераменты 


– Такого нет, есть несовместимые характеры. Но опять же, не сами характеры. Недопонимание возникает, если у людей разные ценности. Есть только одна черта, которая не даст ужиться, – это соперничество, склонность к доминированию. Супругам, у которых выражена склонность к соперничеству, будет достаточно сложно состоять в длительных тёплых отношениях.


При содействии пресс-службы УрГПУ
Текст: Ирина Ахметшина

Формирование органического расстройства личности у подростков в контексте многоосевого диагноза Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 616.895. 8-07

ФОРМИРОВАНИЕ ОРГАНИЧЕСКОГО РАССТРОЙСТВА ЛИЧНОСТИ У ПОДРОСТКОВ В КОНТЕКСТЕ МНОГООСЕВОГО ДИАГНОЗА Г. Г. Буторин, Н. В. Калинина

ORGANIC PERSONALITY DISORDER DEVELOPMENT IN THE FRAME OF MULTIAXIAL DIAGNOSIS G. G. Butorin, N. V. Kalinina

В статье анализируются клинико-психологические и динамические особенности становления органического расстройства личности во взаимодействии с резидуально-органическим психосиндромом. Исследования проводились на протяжении трех лет. Было изучено 115 подростков мужского пола в возрасте от 16 до 20 лет. Становление органического расстройства личности изучалось мультидисциплинарной бригадой специалистов клинико-динамическими, клинико-психопатологическими, психологическими и клинико-анамнестическими методами.Полученные результаты позволили уточнить основные клинические этапы становления органического расстройства личности (по МКБ-10), определить основные типы на завершающем этапе ее формирования, проследить взаимодействие формирующихся психопатических феноменов с дизонтогенетическим развитием, обусловленным резидуально-органической церебральной патологией. Кроме того, была предпринята попытка соотнести клинико-психопатологические и клинико-динамические признаки с показателями резидуального психоорганического синдрома в контексте многоосевого диагноза.

The paper presents the analysis of clinico-psychological and dynamic features of organic personal disorder development in interaction with the residual and organic psychosyndrome. Research was conducted over three years, 115 male teenagers aged 16 — 20 years were studied. The organic personal disorder was studied by a multidisciplinary team of experts with clinico-dynamic,clinico-psychopathological, psychological and clinico-anamnestical methods. The received results allowed to specify the main clinical stages of formation of organic disorder of the personality (on ICD-10), to define the main types at the final stage of its development, to track interaction of the forming psychopathic phenomena with the disontogenetic development caused by residual and organic cerebral pathology. Besides, we attempt to correlate clinico-psychopathological and clinico-dynamic signs to indicators of a residual psychoorganic syndrome in the frame of multiaxial diagnosis.

Ключевые слова: органическое расстройство личности, психопатия, резидуально-органическая патология, клинические этапы, многоосевой диагноз.

Keywords: organic personality disorder, psychopatiya, residual and organic pathology, clinical stages, multiaxial diagnosis.

Актуальность. По данным отечественных и зарубежных авторов на современном этапе жизни общества возникла четкая тенденция к росту нервнопсихической заболеваемости среди детей и подростков, показатели которой за последние 10 лет выросли более чем в 2 раза [1; 6]. Согласно данным МЗ РФ [7, с. 3 — 9] резкое увеличение числа наблюдающихся в психиатрических кабинетах детей и подростков также свидетельствует о прогрессирующем ухудшении состояния психического здоровья у этого контингента населения. Большинство исследователей считают причиной данной тенденции высокую частоту рождения детей незрелых, с патологией центральной нервной системы [2; 4; 11; 12].

Анализ статистических данных последних лет показывает, что в структуре психической патологии подростков 43,6 % приходятся на непсихотическое психическое расстройство, среди которых первое место занимают последствия органического поражения ЦНС. В то же время известно, что клинически проявляющиеся формы резидуально-органической патологии мозга могут стать основой для патологического формирования личности [2; 8; 9; 11; 13; 14; 16]. Несмотря на многолетние исследования проблемы и накопленный к настоящему времени значительный материал, вопросы психопатических состояний цереб-

рально-органического генеза (выделенные Г. Е. Сухаревой в группу органических психопатий и трактуемые в МКБ-10 как органическое расстройство личности — Б07.0) продолжают оставаться в отечественной детской и подростковой психиатрии предметом дискуссий. Толкование именно органических психопатий является одним из сложных вопросов общего учения о психопатиях. По мнению большинства авторов, недостаточно изучены этапность становления личностной аномалии и её типология, что объясняется, прежде всего, всё расширяющимся многообразием факторов, влияющих на психопатические проявления. Это же относится и к трактовке возраста завершения становления органической психопатии, который разными авторами рассматривается в рамках

14 — 16 лет, и установление диагноза, по их мнению, может быть вполне обоснованным до завершения пубертатной фазы [2; 3; 5; 16; 19]. В этой связи проблему становления расстройств личности, связанную с церебральной резидуальной органической патологией следует считать актуальной, что определяется выраженностью и глубиной социальной дезадаптации этих детей и подростков, в том числе ограниченностью и негодностью к службе в армии, снижением потенциала трудовых ресурсов, распространенностью девиантного, в том числе делинквентного, поведения. Акту-

альность проблемы, дискуссионность и малоизучен-ность отдельных положений свидетельствует о целее-сообразности дальнейшего изучения органического расстройства личности (ОРЛ).

Цель и задачи исследования определили объем и принципы отбора клинических наблюдений. Критерии включения в исследования заключались в следующем:

— наличие всех признаков психопатического расстройства личности (тотальность, относительная стабильность патологических черт характера, социальная дезадаптация), которые отвечают всем особенностям клинической картины органической психопатии [10] и их соотнесение с критериями ОРЛ по МКБ-10;

— наличие пре-, пери- и ранних постнатальных поражений головного мозга, подтвержденных психопатологическими, неврологическими и параклиническими исследованиями;

— наличие изменений психики по «органическому» типу при патопсихологическом обследовании.

К критериям исключения относились психопатические расстройства другого генеза.

Материал и методы исследования. Мультидис-циплинарные исследования проводились на протяжении трех лет (2010 — 2013 гг.), за это время было изучено 115 подростков мужского пола в возрасте от 16 до 20 лет. Выбор возрастных границ был обусловлен тем, что, как известно, в эти сроки были все основания для окончательной постановки диагноза.

Становление ОРЛ (органической психопатии) было прослежено клинико-динамическими, клиникопсихопатологическими и клинико-анамнестическими методами. При этом использовались данные медицинской документации, характеристики родителей, воспитателей, педагогов, непосредственная оценка клинического статуса при периодических поступлениях пациентов в стационар до 18-летнего возраста, динамика психологических заключений. Все клинические показатели оценивались как по МКБ-10 (кластер Б07.7), так и согласно отечественным типологическим и классификационным характеристикам [2; 3; 5; 10; 14]. При этом в работах каждого из авторов имеются оценки различных аспектов проблемы как уже известных и принятых, так и предложенных вновь. Согласно взглядам Н. Е. Буториной [2; 3; 4] симптоматология и динамика различных психопатологических проявлений, обусловленных резидуальной церебрально-органической недостаточностью, с позиций МКБ-10 может соответствовать понятию «резидуально-органического психосиндрома», близкому по своему значению к категории Б07.9, диагностической рубрики Б07 (расстройства личности и поведения вследствие болезни, повреждения и дисфункции головного мозга). В понимании автора структура такого синдрома определяется контаминацией различных групп психических расстройств и может быть охарактеризована как сложный синдромокомплекс. В каждом случае он представлен сочетанием отдельных синдромов: церебрастеническим синдромом с выраженными соматовегетативным компонентом; синдромами нарушения когнитивной деятельности, психо-

моторики, синдромами эмоциональных и поведенческих расстройств. Несомненно, что такое понимание психоорганического синдрома ставит дифференцированную оценку диагностических параметров (психопатологических и динамических) в прямую зависимость от многоосевого принципа построения диагноза, который уже был использован при различных классификациях [2; 6; 7]. В настоящей работе, опираясь на предложенные подходы, предпринята попытка соотнести клинико-психопатологические и клинико-динамические признаки с показателями резидуального психоорганического синдрома в контексте многоосевого диагноза. Многоосевая оценка опиралась главным образом на классификацию R. Nicol,

O. Hoile и на многоосевой принцип применительно к психопатическим нарушениям у подростков Ю. В. Попова как на наиболее адекватные разрабатываемой проблеме.

Данные клинического обследования уточнялись и дополнялись электрофизиологическими показателями, имеющими большое значение при решении вопросов диагностики органического поражения головного мозга. Основным методом являлось электро-энцефалографическое обследование. Кроме того, были использованы методы экспериментальной клинической психологии, включающие методики ПДО и УНП. Выбор именно этих личностных методик определялся их целесообразностью, простотой выполнения и высокой валидностью.

Результаты и обсуждение. Исследование проводилось в три этапа. На первом этапе осуществлялась диагностическая оценка расстройств, на втором -клинико-катамнестический анализ всех предыдущих обращений, на третьем — динамическое наблюдение за изменениями клинической картины до полного завершения периода полового созревания.

Такая этапность выполнения работы способствовала более адекватному решению поставленных задач. Длительное динамическое и катамнестическое наблюдение позволило обоснованно считать выявленные закономерности формирования органической психопатии достаточно достоверными.

Клиническое наблюдение осуществлялось одновременно в двух группах. В основную группу включено 80 подростков со стационарно установленным диагнозом органической психопатии, или органическим расстройством личности (ОРЛ) согласно классификатору МКБ-10. Контрольную группу составили 35 пациентов того же возраста с психопатоподобными синдромами церебрально-органического генеза без признаков формирования психопатии.

Обработка полученных числовых данных осуществлялась с помощью методов непараметрической и параметрической статистики, для оценки достоверности использовался критерий Стьюдента (t), во внимание принимались только результаты при величине р < 0,005. Для измерения взаимосвязи между изученными явлениями применялся корреляционный анализ.

Результаты исследования показали, что клинические и динамические индексы изученных психопатических расстройств резидуально-органического генеза

были весьма разнообразны. Такой широкий спектр проявлений позволил выделить типологические варианты, определить их клинические характеристики, динамические особенности, исходное состояние.

Основную группу наблюдений составили 80 человек, в которой было выделено две подгруппы, отличающиеся друг от друга степенью тяжести [10]. Разделение осуществлялось с учетом следующих клинических характеристик: начало становления аномалий личности с раннего детства, продолжительность компенсаций и декомпенсаций, степень нарушенного поведения и социальной дезадаптации, критика к состоянию, частота декомпенсаций, характер их возникновения, возраст проявления пубертатной декомпенсации, ее клиническая модель, коморбидность с другими психопатологическими расстройствами.

В первую подгруппу было отнесено 23 обследованных (28,7 %) с тяжелой и выраженной степенью органической психопатии — ОРЛ, во вторую 57 (71,3 %) — с умеренной. Объединение тяжелой и выраженной степени в одну группу было связано с тем, что основные критерии, характеризующие их, были практически идентичными. Вместе с тем такой признак тяжелой степени психопатии, как декомпенсация с отдельными эпизодами психотического уровня встречался в единичных случаях (5 человек), а семейная дезадаптация оказалась глубокой в обеих группах, что приводило к ограничению социального функционирования, неустойчивой социальной дезадаптации.

Таким образом, различия между выраженной и тяжелой степенью органической психопатии у наблюдаемых подростков были незначительными, что давало основание во всех случаях рассматривать формирующуюся патологию характера не как тяжелую, а как выраженную степень органической психопатии, принимая во внимание, что на тяжесть проявлений в подростковом возрасте влияет не только уровень психопатических расстройств, но и заострение их в пубертате, усиленное декомпенсацией резидуально-органического психосиндрома.

По данным медицинской документации и анамнестических сведений в подавляющем большинстве случаев была зарегистрирована различная патология беременности, неблагоприятный акушерский анамнез, и воздействия патогенных факторов в раннем постна-тальном периоде. При этом в полученных данных, рассмотренных в подгруппах, оказалось, что формированию выраженной степени характерологических расстройств в 42 случаях (52,5 %) предшествовало сочетание тяжелых повреждающих факторов пери- и постнатального периодов, в 12 (15,0 %) — пре- и пост-натальных, в 6 (7,5 %) — грубые постнатальные повреждения, сопровождающиеся судорожным компонентом. При становлении умеренной степени патологического характера наблюдалось в основном сочетание пре- и перинатальных факторов (у 17 или 21,2 %) и в остальных 4 случаях (5,0 %) это была достаточно массивная пренатальная или перинатальная патология. Можно полагать, что ранняя органическая неполноценность, которая в медицинской документации фиксируется как «перинатальная энцефалопатия», обуславливает предиспозицию формирования

органической психопатии. Результаты социальнопсихологической диагностики семьи показали, что при невысоких общих различиях как в основной, так и в контрольной группах выявлялся значительный процент неблагополучных семей и патологических форм воспитания. В то же время семьи основной группы отличались более выраженным индексом аномальности как в структуре, так и в психологическом климате. Негармоничные семьи составили 36 %, деформированные — 48 %, с алкогольным бытом —

15 %, с судимостью родителей и близких родственников — 8 %. В этой же группе в два раза чаще, чем в контрольной, отмечалось неправильное воспитание по типу гипоопеки (56 %).

Согласно показателям психофизического развития изучаемых подростков основной группы с ранних этапов их онтогенеза наблюдалось определенное своеобразие этого развития, что достаточно обоснованно рассматривалось как закономерности становления органической психопатии.

Прежде всего, наличие психоорганического синдрома и его конгениальная связь с признаками формирующегося органического расстройства личности обусловливали сложное сочетание психического ди-зонтогенеза поврежденного и дисгармонического типов, отражающих нарушения различных уровней развития. В этой связи определение психоорганических дизонтогенетических расстройств лишь как асинхро-нии развития или его дисгармонии [11; 13; 17; 18], а в соответствии с МКБ-10 как диссоциальных расстройств личности (Б60.2), не отражало всей сущности рассматриваемого феномена. Мы полагали, что учесть многообразие специфических патологических проявлений возможно лишь с использованием многоосевого диагноза, позволяющего оценить различные аспекты, что давало наиболее полное представление о больном [2, с. 12 — 14]. В контексте изложенного было проанализировано соотношение глубины и выраженности психоорганических расстройств с тяжестью проявлений органической психопатической симптоматики.

Известно, что становление психопатии происходит в детском и подростковом возрасте. Однако незрелость личности, особенности эмоциональноволевой сферы затрудняли диагностику психопатий. В то же время наблюдаемые своеобразные отклонения в психологическом развитии позволяли уже на этих этапах предполагать нарушения психологического развития (Р8 по МКБ-10) и рассматривать эти возрастные отклонения как этапы формирования патологической личности. Обозначение этапов исходило из названий, предложенных В. А. Гурьевой и В. Я. Гин-дикиным [5] применительно к общей группе психопатий.

Как показали исследования, на этапе раннего детства признаки нарушения психологического развития отражались в синдроме «органической невропатии»с присущим ему сочетанием невропатических и психоорганических симптомов, которые были выявлены во всех наблюдениях основной группы (80 человек). Для этих детей была характерна неадекватная реакция на внешние средовые раздражители, что находило свое отражение в более или менее нарушенном поведении

и затруднении в приспособляемости к окружающей среде. На фоне дизонтогенетических проявлений возникала первая патологическая симптоматика в виде патологических реакций и аффективной неустойчивости. Патологические реакции появлялись не только под влиянием внешнего стресса, но и внутреннего (при соматических заболеваниях, физических перегрузках). Прослеженное разнообразие проявлений органической невропатии показало, что в 59 наблюдениях (73,7 %) невропатические симптомы соответствовали гиперстеническому варианту и в 21 (26,1 %)

— гипостеническому. Особенностью невропатического симптомокомплекса было присутствие в клинической структуре выраженной резидуально-органической неврологической симптоматики в виде рассеянных церебральных микросимптомов, наличие неврозоподобных расстройств, таких как энурез (13 человек), заикание (5 человек), страхи (19 человек), снохожде-ние-сноговорение (12 человек), тикоидная симптоматика (2 человека). Кроме того, у десяти пациентов отмечались судорожные состояния на высоте температуры. Следует заметить, что указанные расстройства встречались чаще и имели более длительное течение в первой подгруппе с формированием выраженной степени психопатии.

Уже в раннем детстве выявлялись и другие признаки, отражающие взаимодействие первых психопатических радикалов с психоорганическими расстройствами. Соматовегетативной уязвимости сопутствовала дисрегулярность моторного и когнитивного развития: статических, локомоторных и речевых функций. Клинико-динамическое наблюдение позволило установить, что у всех обследуемых с гиперстеническим вариантом невропатии при дальнейшем становлении аномалий характера преобладали черты возбудимого типа с отчетливым их структурированием. В клинической картине наблюдалось гиперкине-тическое расстройство (Б90) с гиперактивным поведением. Гипостенический вариант определял структуру характерологических расстройств с преимущественными чертами тормозимости, в котором преобладали признаки органического эмоциональнолабильного (астенического) расстройства (Б06.6) с когнитивным дефицитом. Сравнительный анализ с контрольной группой выявил определенное своеобразие динамических характеристик при становлении органической психопатии на этом этапе. Первые проявления и постепенное нарастание очерченных психопатических радикалов совпало с первым возрастным критическим периодом (3 — 4 г.). Их характерная особенность заключалась в актуализации и закреплении патологического способа реагирования. При этом наряду с отличительными свойствами, характерными для разных психопатических типов, они имели ряд общих закономерностей. Первые патологические (патохарактерологические) реакции, которые с полным основанием были отнесены к психопатическим, носили малодифференцированный, фрагментарный и изменчивый характер, возникали непосредственно вслед за стрессовым моментом, в большинстве случаев протекали по типу аффективных разрядов и быстро исче-

зали. Обращало на себя внимание достаточно частое включение в реакции истерических элементов.

В этот период несколько менялась структура и психоорганического синдрома. В отличие от контрольной группы, в которой на фоне регредиентных тенденций возникала не очерченная декомпенсация органического психосиндрома, в основной группе психоорганические расстройства обнаруживали склонность к прогрессивному усложнению соматове-гетативного, психомоторного и когнитивного компонентов. Результаты исследования позволяли с полным основанием утверждать, что установление стационарного характера первоначальных психопатических реакций в младшем детском возрасте (от 0 до 6 — 7 лет) с элементами стереотипно повторяющихся патохарактерологических проявлений по возбудимому, истерическому и астеническому типам и есть начальный этап или этап начальных клинических проявлений органического расстройства личности, или органической психопатии. Как представляется, на этом этапе условная конструкция многоосевого диагноза, формулирующая наиболее важные её аспекты, может составляться исходя из следующего. Ось 1: Б07.0 — органическое расстройство личности (в рамках актуального детского контекста Б8). Ось 2: Б83 -смешанные специфические расстройства развития. Ось 3 — общий уровень развития (согласно анамнезу и показателю 1Р) в пределах низкой нормы. Ось 4 — со-матовегетативные заболевания, определяемые индивидуально. Ось 5 — аномальные психосоциальные ситуации (категории раздела 2, относящегося к аномальности внутрисемейных взаимоотношений —

1.х и аномальным типам воспитания — 5.х). Ось 6 -умеренное социальное функционирование — 2.

Второй этап — этап развернутых клинических проявлений — охватывал допубертатный период (до 11 — 12 лет), отличался полиморфностью клинических проявлений, обусловленных патогенными биологическими (резидуально-психоорганическими) и социальными (семейными, школьными и средовыми) факторами. Более того, его начало адресовалось ко второму возрастному критическому периоду (6 — 8 лет), совпадавшему с началом школьного обучения. Резкая смена жизненного стереотипа, новые непривычные психофизические нагрузки, интеллектуальное напряжение складывались в комплекс кризисных ситуаций, который накладывался на этап начальных клинических проявлений, взаимодействуя с возрастной декомпенсацией резидуально-органического психосиндрома, снижал порог аффективного реагирования.

Психопатические реакции приобретали более дифференцированный и однотипный характер в их клиническом содержании и оформлении, выявлялись не только общие, но и специфические черты. Общими для всех были типичные для этого возраста патохарактерологические реакции, в которых преобладали реакции активного и пассивного протеста: побеги и бродяжничество, вспышки гнева с разрушительными тенденциями, кражи «назло», порча вещей обидчиков, враждебность и агрессивность, что соответствовало кластеру Б91 (Расстройства поведения). Реакции появлялись по любому незначительному поводу, чаще в

трудной и более или менее продолжительной стрессовой ситуации. Специфические психопатические реакции достаточно отчетливо отражали складывающийся преимущественный тип реагирования. Для возбудимого типа более характерными были реакции с аффективно-возбудимыми радикалами, которые по мере их нарастания и стабилизации делали более выраженными акценты в психопатической личностной структуре. В 62 наблюдениях начинали преобладать черты злобности, взрывчатости, гневливости, что свидетельствовало о формировании эпилептоидных черт; в 11 -выраженное усиление внешних проявлений аффективной возбудимости с подчеркнуто-демонстративным гневом, импульсивностью, угрожающими позами, бранью, что характерно для становления истерического радикала. В 42 случаях заострялись черты, свойственные преимущественно тормозимому кругу: неуверенность в себе, застревание на неприятных переживаниях, склонность к замкнутости, а патологические реакции отражали больше оборонительные формы реагирования. При тормозимом типе, в отличие от возбудимого, на фоне повышенной чувствительности к различного рода раздражителям (раздражительной слабости) наблюдалось задержанное реагирование на психогенные моменты с постепенным накапливанием (кумуляцией) переживаний, их переработкой и наступавшим вслед за этим аффективным разрядом, который сопровождался быстрым истощением аффекта, астенизацией, усилением психической слабости, нерешительности, неуверенности в себе. В 8 наблюдениях отмечалось нарастание дальнейшей замкнутости, стремление к уединению, патологическим фантазиям, безразличие и безынициативность. На фоне психической астенизации у 11 подростков в реакциях констатировались протрагирован-ные истерические элементы с возбуждением, агрессивностью, демонстративно-шантажным поведением. Однако в сравнении с возбудимым типом они были мало выражены, сопровождались последующей астенизацией, которая усиливалась декомпенсацией соматовегетативного и когнитивного компонентов резидуально-органического психосиндрома с включением механизмов психического дизонтогенеза. Сомато-вегетативные расстройства определяли возникновение функциональных отклонений в состоянии здоровья, учащения простудных и аллергических заболеваний, актуализацию хронической соматической патологии. Отклонения в когнитивном функционировании сопровождались нарушениями школьных навыков (Б81), трудностями в обучении. Продолжала дифференцироваться формирующаяся личностная аномальность с аффективной возбудимостью, истеро-идностью, эмоциональной лабильностью (астенично-стью) и нарастающей шизоидизацией, которая в классификации Ю. В. Попова относится к синдромологической оси.

Интеграция полученных на данном этапе показателей в многоосевую систему требовала смены некоторых параметров. Так, для 1-й оси более характерным был кластер Б91 (Расстройства поведения), для 2-й — Б81 (Специфические расстройства развития школьных навыков), в 5-й оси расширился диапазон неадекватных психосоциальных ситуаций за счет

присоединения школьных проблем. Утяжеление всех показателей клинической картины усугубляло социальную дезадаптированность, которая оценивалась как умеренная социальная инвалидизация — ось 6: 3.

Третий этап — исходный — завершал становление органического расстройства личности, или органической психопатии, при котором наблюдалось отчетливое структурирование ведущего психопатологического синдрома. Границы этапа находились в прямой корреляционной взаимосвязи с половым метаморфозом. В большинстве наблюдений (93 чел., или 80 %) они относились к возрасту от 12 + 0,8 до 16 + 1,7 лет. При этом сроки завершения формирования аномальной структуры личности во многом зависели от степени тяжести психопатологических расстройств и характера протекания полового метаморфоза. В преобладающем большинстве наблюдений в основной группе (67, или 83,7 %) отмечались нарушения их темпа и плавности, а половой метаморфоз соответствовал понятию дисгармоничный. У 35 (43,7 %) подростков отмечена асинхрония полового созревания, у 21 (26,3 %) — акселерация, у 12 (15,0 %) — ретардация и лишь у 12 (15,0 %) можно было констатировать относительно своевременное и гармоничное половое созревание. В контрольной группе нарушения полового созревания зафиксированы в 59 % случаев, в которых преобладали асинхронические процессы.

Для завершающего этапа была характерно более выраженная конгениальная связь психопатических проявлений с различными компонентами резидуально-органического психосиндрома. Усиление диссоциативного характера соматовегетативного компонента, проявляющегося симптомами, имитирующими различные соматические заболевания, наблюдалось главным образом при формировании астенического, шизоидного и истерического типа. Чаще всего диагностировались вегетососудистые дистонии, нередко протекавшие по типу кризов. Одновременно с этим либо обострялась, либо выявлялась вновь хроническая соматическая патология. Когнитивный дефицит проявлялся снижением работоспособности, истощае-мостью психических процессов, минимизацией интеллектуальных показателей. Снижение когнитивной продуктивности влияло не только на успешность обучения, но и на выполнение тестовых заданий, что в некоторых случаях приводило к ошибочной психодиагностике. Обращало на себя внимание, что в отличие от двух первых возрастных критических периодов, когда прослеживалось лишь усложнение психопатических проявлений на фоне обострения признаков резидуально-органического психосиндрома, в пубертате наблюдалась наибольшая выраженность психопатических расстройств, достигающая степени клинической реальности, с их феноменологической дифференциацией. Одновременное обострение психоорганических расстройств, имеющих явную предпочтительность при различной степени тяжести психопатии, свидетельствовали о полном срыве

компенсаторных механизмов и о состоянии декомпенсации всего психоорганического симптомоком-плекса, включая психопатическую декомпенсацию [21]. Декомпенсация затрагивала все стороны личности: физическую, психологическую и социальную.

При тяжелой степени психопатии более выраженной была патология в психической и социальной сферах, при умеренной — наблюдалось равномерное нарушение всех сфер.

Период декомпенсации способствовал утяжелению и углублению психопатических стигм, принимающих однородный характер, а психопатические черты приобретали тотальность, относительную стабильность и приводили к нарушению механизмов социального функционирования, то есть констатировались все критерии, характеризующие психопатическую личность.

При пубертатной декомпенсации со структурированием эпилептоидного, истероидного и шизоидного типов отмечалось резкое обострение и обнажение влечений, сочетающихся с повышенной аффективно-стью, импульсивностью, снижением нравственных установок. Проведенные исследования показали, что в случаях формирования ригидного («вязкого») варианта при эпилептоидном типе характер расстройств был ближе к понятию синдрома расстройств влечений [5] с тенденцией к его пароксизмальному течению (Б63). В других случаях прослеживалась структура гебоидного синдрома, в определенной мере отвечающая признакам категории Б60.2 МКБ-10 (Диссоци-альное расстройство личности). По мере сглаживания состояния декомпенсации послаблялись расстройства влечений и другие проявления психоорганической симптоматики, а на первый план выступали особенности психопатической личности.

Как свидетельствуют полученные данные, средние сроки завершения формирования органической психопатии (ОРЛ) относились к возрасту 16 +1,7 лет. При этом исход выраженной степени несколько опережал умеренную и сопровождался образованием эпилептоидного (39 чел., или 49 %) и истерического (8 чел., или 7 %) типов. Кроме того, в период пубертатной декомпенсации тяжесть клинических проявлений усугублялась присоединением различных форм аддиктивного поведения, что несколько усложняло структуру психопатического синдрома, приближая её в некоторых случаях к мозаичному варианту с включением черт неустойчивости. Полученные данные свидетельствуют о том, что чаще всего возникала комбинация эксплозивно-неустойчивого (8 человек, или 10 %), истероидно-неустойчивого (8 человек, или 10 %)типов.

При попытке объединить полученные данные в многоосевую классификационную систему стало очевидным, что многие параметры многоосевого диагноза нуждались в более расширенном толковании. Так, клинические психиатрические расстройства, классифицируемые в 1-й оси, соответствовали, по меньшей мере, двум кластерам: Б07.0 (органическое расстройство личности) и Б60.2 (диссоциальное расстройство личности), которые, однако, не отражали в полной мере всей сущности феномена. Более четкое представление предлагала клинико-нозологическая ось классификации Ю. В. Попова, включающая понятие «психопатии органические». Эта же классификация более полно раскрывала категории 2-й оси с синдромологическими оценками этих категорий. Что касает-

ся 3-й и 4-й осей, понимание их аспектов не отличается от оценок, изложенных на предыдущих этапах. В 5-й оси разнообразие аномальных психосоциальных ассоциаций включало большинство категорий раздела

2, и их дифференциация позволяла успешнее решать диагностические, лечебные и реабилитационные задачи. Ось 6-я, отражающая характер социального функционирования, на этапе завершения становления органического расстройства личности, или органической психопатии, давала основание кодировать её как выраженную неспособность справляться с социальными ситуациями, то есть как дезадаптацию согласно классификации Ю. В. Попова.

Резидуально-органическое происхождение психопатических расстройств личности было верифицировано наличием резидуально-неврологической микросимптоматики, данными краниографии и ЭЭГ. В неврологическом статусе у всех 115 обследуемых основной и контрольной групп было констатировано присутствие более пяти резидуально-неврологических признаков. Обращало на себя внимание, что указанные показатели в основной группе оказались более выраженными и стабильными, что подтверждалось в 41 % случаев данными краниографии, в 92 % — результатами электроэнцефалографии. При этом грубые нарушения биоэлектрической активности головного мозга встречались в 20,5 % наблюдений, умеренные -в 22,5 %, легкие — в 49 %. Приведенные нейрофизиологические данные и их сочетание с клиническими коррелировали с результатами экспериментальнопсихологического исследования методиками УНП и ПДО. В соответствии с характеристиками ПДО осуществлялось разделение выявленных психопатических расстройств на варианты в зависимости от показателей преобладающего личностного радикала. Данные УНП позволяли судить о выраженности психопатических нарушений. Уровень психопатизаций был наиболее высок в группе органической психопатии с преобладанием возбудимых черт (от -11 до — 20 и более), а уровень невротизации (от — 11 до — 20 и более) с преобладанием черт тормозимости. При формировании истероидного типа идентичными были оба показателя.

Заключение

Таким образом, исследование, проведенные на вполне репрезентативной группе наблюдений позволили уточнить основные клинические этапы становления органической психопатии, или органического расстройства личности (по МКБ-10), определить основные типы на завершающем этапе её формирования, проследить взаимодействие формирующихся психопатических феноменов с дизонтогенетическим развитием, обусловленным резидуально-органической церебральной патологией.

При разработке дифференцированных лечебнореабилитационных и профилактических программ необходимо учитывать характер и структуру ранних психопатических радикалов, роль неблагоприятных биологических (психоорганических) и социальнопсихологических (семейных, школьных и средовых) факторов, зависимость степени тяжести от своевре-

менных и адекватных лечебных и психотерапевтиче- ских мероприятий.

Литература

1. Баранов, А. Н. Сексуальное образование и репродуктивное здоровье подростков / А. Н. Баранов // Здравоохранение Российской Федерации. — М., 1997. — С. 35 — 38.

2. Буторина, Н. Е. Типология пограничных психических расстройств резидуально-органического генеза у детей младшего школьного возраста / Н. Е. Буторина, Т. Н. Колесниченко // Социальная и клиническая психиатрия. — М., 1996.

3. Буторин, Г. Г. Ранние проявления психических и поведенческих расстройств в детском возрасте / Г. Г. Буторин, Н. Е. Буторина. — Челябинск: Изд-во АТОКСО, 2005. — С. 33.

4. Буторина, Н. Е. Резидуально-органческий психосиндром в клинической психиатрии детского и подросткового возраста / Н. Е. Буторина. — Челябинск: АТОКСО, 2008. — 192 с.

5. Гурьева, В. А. Психопатология подросткового возраста / В. А. Гурьева, В. Я. Семке, В. Я. Гиндикин. -Томск, 1994. — 310 с.

6. Дмитриева, Т. Б. Современные общебиологические подходы к оценке психопатий / Т. Б. Дмитриева // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — М., 1997. — С. 4 — 6.

7. Дмитриева, Т. Б. Об итогах деятельности отрасли в 1996 г. и задачах на 1997 г. / Т. Б. Дмитриева // Здравоохранение Российской Федерации. — М., 1997.

8. Исаев, Д. Н. Об этиопатогенезе органических аутистических психопатий у детей / Д. Н. Исаев, В. Е. Коган // Актуальные проблемы психоневрологии детского возраста. — М., 1992. — С. 173 — 176.

9. Кербиков, О. В. Клиническая динамика психопатий и неврозов / О. В. Кербиков // Избранные труды. -М., 1971. — С. 188 — 206.

10. Личко, А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков / А. Е. Личко. — М., 1983. — 255 с.

11. Ковалев, В. В. Психиатрия детского возраста: руководство для врачей / В. В. Ковалев. — М., 1995. -С. 354 — 388.

12. Кулев, И. Л. Динамика «органических психопатий» и клинические закономерности их обратного развития / И. Л. Кулев // Клиническая динамика неврозов и психопатий (тематический сборник). — Л., 1999. — С. 200 -213.

13. Сухарева, Г. Е. Спорные вопросы в определении понятия психопатии / Г. Е. Сухарева // Журнал невропатологии и психиатрии. — 1972. — Вып. № 10. — С. 1516 — 1520.

14. Мнухин, С. С. О резидуальных нервно-психических расстройствах у детей / С. С. Мнухин // Резидуальные нервно-психические расстройства у детей. Ленинградский педиатрический медицинский институт. Труды.

— Л., 1968. — Т. 51. — С. 5 — 22.

15. Попов, Ю. В. Лонгитудинальное изучение психопатий и психопатоподобных нарушений непсихотического характера / Ю. В. Попов // Психопатические расстройства у подростков. — Л., 1987. — С. 8 — 11.

16. Ушаков, Г. К. Детская психиатрия / Г. К. Ушаков. — М., 1973. — 392 с.

17. Яницкий, М. С. Ценностно-смысловая парадигма как основа постнеклассической педагогической психологии / М. С. Яницкий, А. В. Серый, Ю. В. Пелех // Философия образования. — 2013. — № 1. — С. 175 — 186.

18. Яницкий, М. С. Ценностная регуляция поведения личности и ее нарушение при различных формах социальных девиаций / М. С. Яницкий // Вестник КРАУНЦ. Гуманитарные науки. — 2011. — № 2. — С. 119 — 131.

19. Adams, R. D. Child and adolescent psychiatry modern approachts. Ed. by M. Rutter et al. / R. D. Adams. -Oxford, 1994. — Р. 308 — 329.

20. Delong, K. R. Am J of Psych / K. Delong. — 1983. — С. 720 — 727.

21. Наку, А. Г. Клиника некоторых вариантов динамики психопатий / А. Г. Наку, М. Г. Ревенко, Н. А. Оп-ря. — Кишинев: Штиица, 1976. — 116 с.

Информация об авторах:

Буторин Геннадий Геннадьевич — доктор психологических наук, профессор кафедры теоретической и прикладной психологии Челябинского государственного педагогического университета, +79191147281, [email protected]

Gennady G. Butorin — Doctor of Psychology, Professor at the Department of Theoretical and Applied Psychology, Chelyabinsk State Pedagogical University.

Калинина Наталья Васильевна — аспирант кафедры теоретической и прикладной психологии Челябинского государственного педагогического университета, +7 919 315 9031, [email protected]

Natalia V. Kalinina — post-graduate studentat the Department of Theoretical and Applied Psychology, Chelyabinsk State Pedagogical University.

COMPARATIVE ANALYSIS OF NEUROLOGIZATION OF MEDICAL STUDENTS WHILE ACQUIRING COMPETENCIES | Orudjev

In this study we present the results of neurotic disorders observation taken during higher medical education. We analyzed such parameters as anxiety, obsessions and phobias, vegetative disorders, asthenia, and neurotic depression. Result of this study was determination of basic structure and nature of these parameters, which was described above by age, course of study and sex. Statistical processing was also included in the way of confirmation of our scientific theory.

Keywords

невротические состояния, студенты, уровень тревоги, обсессивно-фобические нарушения, вегетативные нарушения, шкала истерического типа реагирования, уровень астении и невротической депрессии, невротические состояния, студенты, уровень тревоги, обсессивно-фобические нарушения, вегетативные нарушения, шкала истерического типа реагирования, уровень астении и невротической депрессии .

В процессе профессионального становления студенты медицинского вуза сталкиваются с разнообразными психотравмирующими факторами, которые могут приводить к невротизации личности [3]. Психосоциальные факторы при нервно-эмоциональной деятельности играют основную роль в формировании стресса в адаптационном процессе и существенным образом влияют на компенсаторно-приспособительные и коммуникативные функции эмоций в учебной деятельности [1]. В условиях высшей школы продолжается дальнейшее становление личности в аспекте выбранного профессионального пути. Также стоит заметить тот факт, что студенты могут переживать интенсивные негативные эмоции в стенах ВУЗа в связи с учебно-познавательной деятельностью [4]. Цель исследования — выявить структурные особенности, а также оценить степень проявления невротизации у студентов различных курсов медицинского профиля. Материалы и методы. Исследование носило ретроспективный характер и проводилось путем анонимного анкетирования с согласия респондентов. Была использована анкета «Клинический опросник для выявления и оценки невротических состояний» (К.К. Яхин, Д.М. Менделевич). Изучались следующие параметры: уровень тревоги, обсессивно- фобические нарушения, вегетативные нарушения, шкала истерического типа реагирования, уровень астерии и невротической депрессии. В исследование было включено 200 студентов 1 и 5 курсов медицинского ВУЗа. Среди респондентов начальных курсов было 76 лиц женского пола (средний возраст — 18,18±0,72 года) и 24 — мужского (средний возраст — 18,6±1,5 года), а среди старшекурсников — соответственно 81 (средний возраст — 21,6±0,5) и 19 (средний воз- раст — 21,5±0,5 года). Обработка результатов осуществлялась при помощи программного обеспечения Microsoft Excel и IBM SPSS STATISTICS. При сравнении градации диагностических коэффициентов по параметрам обсессивно-фобических нарушений среди студентов 1 и 5 года обучения, мы получили результаты, представленные в табл. 1. Среди студентов, которые только начали свое профессиональное обучение, наблюдалась тенденция к «срединным состояниям» в аспекте обсессий и фобий. У обеих групп полов преобладали пограничные состояния, что говорит о еще несформировавшихся установках, действующих для людей, получающих высшее образование. Это становится понятным, если обратиться к группе студентов 5 курса — здесь в обоих случаях наблюдался полный спектр состояний — от позитивных до негативных в отношении появления обсессий и фобий. Среди всех старшекурсников достаточно большое число как юношей, так и девушек имели выраженные проявления обсессий и фобий, причем наибольшее количество наблюдалось в группе лиц женского пола. При изучении показателя уровня тревоги была выявлена следующая закономерность в сравнении с полом и курсом обучения (табл. 2). Анализируя вышеуказанные данные, можно сделать вывод о том, что в группе лиц женского пола уровень тревоги выше у первокурсниц, чем у пятикурсниц. Это можно объяснить отсутствием опыта обучения в высшем учебном заведении, оттого и недостатком ролевой модели поведения. В группе лиц мужского пола наблюдалась иная закономерность — тревога выше у студентов последних курсов, в то время как абсолютно положительные явления в этом параметре анализа выше у вновь поступивших молодых людей. Также стоит отметить, что в обеих группах полов больше половины студентов не имели тенденции к тревожности что, во многом, подтверждает факт именно желания студентов учиться по данному направлению подготовки и готовностью их к возможным трудностям обучения. В сравнении градации уровня невротической депрессии между 1 и 5 курсами университета, мы обнаружили следующее распределение (табл. 3). Из табл. 3 видно, что с течением времени обучения в группе лиц женского пола весомой динамики в аспекте появления признаков невротической депрессии не наблюдалось. Однако настораживает тот факт, что у более трети респонденток имеет место подобная ситуация — это может являться признаком более глубокого нарушения психического равновесия у обучающихся девушек. В группе лиц мужского пола мы наблюдали, как и в случае с анализом обсессивно-фобических состояний тенденцию у первокурсников к преобладанию пограничных состояний, в то время как у старшекурсников — полную картинку всех возможных вариантов в анализе невротической депрессии. Данная тенденция не является характерной, ведь по данным анализа, подобного рода различия между 1 и 5 курсами обучения более характерны для лиц женского пола. Эта закономерность остается открытой в обсуждении. Результаты анкетирования по оценке истерического типа реагирования представлены в табл. 4. Анализируя такой параметр, как истерический тип реагирования, можно констатировать наиболее благоприятное распределение среди лиц обоих полов. Согласно данным анкетирования, наблюдалось наименьшее количество негативных тенденций. Однако все равно был диагностирован достаточно высокий уровень подобного рода состояний у лиц женского пола, обучающихся на 5 курсе. Все это, вкупе с уже рассмотренными параметрами говорит о возможном нарушении психологического равновесия в данной группе респондентов. По вопросу об уровне вегетативных нарушений, выявляемых в ходе опроса респондентов, была обнаружена следующая динамика (табл. 5). При анализе показателей вегетативных нарушений среди исследуемых групп, мы выявили следующие закономерности: с течением времени у лиц женского пола появлялась негативная динамика в аспекте данного параметра. При этом, у лиц мужского пола, находящихся на пятом году обучения в ВУЗе, отсутствовали промежуточные состояния в аспекте вегетативных нарушений, а присутствовали лишь крайние проявления. В сравнении уровня астении у студентов 1 и 5 курсов университета, мы обнаружили градацию, представленную в табл. 6. Оценка уровня астении дает сразу несколько закономерностей: с одной стороны, мы наблюдаем в группе лиц женского пола представления сразу всех степеней данного состояния, причем с течением времени обучения обнаруживается позитивная тенденция. Следующая закономерность — это резкое уменьшение негативных тенденций в группе лиц мужского пола с течением времени обучения в университете. Данная ситуация может быть коррелируема с отсутствием опыта у студентов в плане обучения в высшем учебном заведении, что сказывается и вытекает в форме дезадаптацией. Обобщая все вышеописанные параметры в одну тенденцию, стоит констатировать сразу несколько фактов. С одной стороны, мы имеем направленность среди лиц женского пола к возрастанию в течение обучения уровня обсессивно-фобических явлений, невротической депрессии, уровня истерического реагирования, вегетативных нарушений. С другой стороны, в этой же группе исследования, у только что начавших обучение девушек мы видим большой процент тревожности и астении в сравнении с их коллегами с 5 курса университета. Обращаясь же к результатам исследования среди лиц мужского пола, мы наблюдаем тенденцию к увеличению со временем обучения в университете уровня обсессивно-фобической активности, тревожности, вегетативных расстройств и невротической депрессии. Однако уровень истерического типа реагирования и астении с продолжительностью обучения уменьшается. Также мы отмечаем тот факт, что у студентов-мужчин 1 года обучения присутствует факт срединного распределения картины почти всех исследуемых параметров. Что касается выявления статистической закономерности полученных результатов относительно всех исследуемых параметров, то, в среднем, у лиц женского пола 1 и 5 курсов коэффициент Спирмена составил 0,724, U-критерий Манна-Уитни оказался p≤0,1. Данные статистические расчеты говорят нам в пользу того, что подобные явления являются взаимосвязанными и дают нам повод говорить о существовании тенденций, описанных в исследовании. Относительно результатов лиц мужского пола: коэффициент Спирмена составил 0,68, U-критерий Манна-Уитни был p≤0,1. Таким образом, уровень закономерности между выборкой лиц мужского пола 1 и 5 курсов был достовернее, чем в случае с девушками- студентами, но, тем не менее, все равно является статистически значимым результатом. Выводы. Можно отметить возрастание уровня невротических нарушений у студентов старших курсов по сравнению с первокурсниками, причем процент негативных тенденций в регистрируемых параметрах выше у лиц женского пола, чем мужского. В той или иной степени можно судить о различных вариантах дезадаптации обучающихся, что значительным образом отражается на общем уровне профессиональной подготовки, разочаровании выбранной специальностью и развитии психических нарушений, требующих медицинской (медикаментозной и психотерапевтической) коррекции.

Nazim Y Orudjev

Volgograd State Medical University

Email: [email protected]; [email protected]
400131, Volgograd, Pavshikh Bortsov Square, 1
Narcology and Psychotherapy department with the Course of Doctors Improvement Faculty

Natalya A Chernaya

Volgograd State Medical University

Email: [email protected]; [email protected]
400131, Volgograd, Pavshikh Bortsov Square, 1
Narcology and Psychotherapy department with the Course of Doctors Improvement Faculty

Maxim I Gonik

Volgograd State Medical University

Email: [email protected]; [email protected]
400131, Volgograd, Pavshikh Bortsov Square, 1
Narcology and Psychotherapy department with the Course of Doctors Improvement Faculty

Anastasia S Verstakova

Volgograd State Medical University

Email: [email protected]; [email protected]
400131, Volgograd, Pavshikh Bortsov Square, 1
Narcology and Psychotherapy department with the Course of Doctors Improvement Faculty

  1. Артеменков А.А. Оценка психоэмоционального состояния студентов университета // Гигиена и санитария. 2013. №. 4. С. 73-76.
  2. Астахова И.В. Страхи и фобии в структуре явлений «Тревожного ряда» личности // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). 2012. № 9. С. 115-117.
  3. Маслова Т.М. Динамика тревожности студентов вуза в процессе их профессионального становления // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. 2014. № 4 (30). С. 113-123.
  4. Шаповалова В.С. Роль базисных убеждений в интенсивности проявления студенческих страхов // Научный результат. Серия «Педагогика и психология образования». 2015. № 2 (4). С. 35-41.
Views

Abstract — 90

PDF (Russian) — 20

Cited-By

Article Metrics

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Истеричные молодожёны развелись в день свадьбы!: Общество: Облгазета

«Красная бурда» представляет: одна из тем на женском форуме сайта «РОСВУМЕНКОНСАЛТИНГ»

Девки, какой у кого самый любимый момент в ссоре? Лично у меня — это когда он только входит в дверь. А у вас?

Швабрёнок

Я в первый раз поссорилась в 19 лет, в ЗАГСе. Там тётка чё-то стала у нас спрашивать, а этот мямлит чё-то, ни бе, ни ме. Я психанула и говорю, типа, да пошёл ты, согласен?! А он, такой, — да, типа! А кто-нибудь ещё разводился в день свадьбы?

Just Mary

Ссоры — это очень вредно, от них становится фиолетовый цвет лица. А если ссориться ремнём, то появляются морщины и шрамы от ремня. Но с другой стороны: если долго не ссориться — толстеешь…

Puzanna

При ссоре очень важно правильно дышать, иначе крик будет не таким громким и пронзительным. Кроме того, надо тужиться и набирать в глаза побольше крови. Ещё важно подобрать злой макияж и сердитую причёску. Из одежды для ссоры подойдёт Лагерфельд. А вот мириться лучше в Армани…

Юдашка

Мы с мужем в своё время чего только не перепробовали — и так, и эдак. Короче, по-всякому. И по всякому поводу. А удовольствие получить не получалось. И у подруг я спрашивала, и к доктору мы с ним ходили, но у всех ведь по-разному! Даже по-собачьи пробовали лаяться, да и в других позах тоже… Но теперь всё хорошо. Он только в дверь зашёл — а я уже готовая. Особенно если ещё видео какое-нибудь посмотрю, ужастик или «Осенний марафон» про этого козла!

Злая Зая

Я люблю, когда мой МЧ в окошко прыгать собирается, а я его в самый последний миг останавливаю, говорю: «Ты, блин, давай быстрее туда или сюда! А то все растения замёрзнут!»

Медуза Гормона

А вот, кстати! Какой он в дверях (фотка), как я ору (фотка, mp3), справка о побоях (скан).

Швабрёнок

Я убеждена, что ссора — это реальная проверка наших отношений на прочность. То есть, если сломался, заныл, на брюхе приполз — значит, тряпка, слабак, значит, душа легкоранимая, значит, без меня не может, плохо ему, трудно. А если виду не подал, гордо так ушёл — значит, у этой скотины всё внутри оборвалось, значит, боль свою он прячет, чтобы меня оградить от переживаний и волнений. Ну и опять-таки, значит, тряпка и слабак.

Пиранья

Мы с моим прошлым бывшим могли начать посуду бить лишь из-за того, что мой нынешний бывший при нём мне звонил!

Косоокая

А считаю, что ссориться надо только тогда, когда есть за что спрятаться! Мы однажды так поссорились, что я три дня из стиральной машины не вылезала!

Испужанна

Мы с мужем спорили, как назвать третьего сына — Мартыном, Вартаном или как-то ещё, поругались насмерть, подрались, разошлись, и теперь наши Кайрат, Бэримор и Пурген растут без отца…

Учкудуся

Мне нравится, когда муж запирается от меня в туалете, а я пинаю дверь и ору: «Выходи, сволочь!» В этот миг мы с ним как одно целое!

Nedotroga

Не желаю его больше видеть сквозь розовые очки, потому что не идёт ему этот цвет!

Белая Воронка

Мой нынешний МЧ (ему под пятьдесят) так потешно хватается за валокардин — я просто валяюсь, девки! Так, глядишь, буду писать про него — «мой бывший МЧ»!

Lolita76

ЛЮБОВЬ И ССОРА НЕРАЗЛУЧНЫ, КАК ДВА ПОМИДОРА!

(Это я сама сочинила, дарю всем!)

Гиппиуся

Самое страшное в том, что непонятно, как себя сейчас вести! Уйти от него? Так он и так второй день домой не пускает. С ним остаться? Так то же самое!

Задумчивая

  • Опубликовано в №28 от 15.02.2018 

6 шагов, чтобы перестать кричать

Вы думали, что ужасные двойки плохие. Теперь вы имеете дело с ужасными тринадцатью — и это еще хуже.

Когда ей было два года, она плакала, пиналась и кричала. В 13 лет она кричит, хлопает дверьми, выбегает из дома и кричит: «Ты не можешь меня контролировать!»

Вы можете уменьшить или устранить подростковые истерики, выполнив эти шесть шагов. Но прежде чем начать, поймите, что вам нужно предпринять эти шаги, когда все спокойно и никто не ведет конфронтацию.Не пытайтесь делать это в разгаре истерики, когда вы оба на грани.

1. Научите своего подростка важности доверия

Когда вы смотрите на происходящую истерику, вы видите подростка, который выглядит совершенно и безнадежно неконтролируемым. И ваш подросток видит вас, родителя, настолько неразумным, что вы никогда не дадите ему контролировать свою жизнь.

На самом деле, вы, вероятно, дали бы ей больше контроля, если бы чувствовали, что можете доверять ей в принятии правильных решений.

Когда в ваших отношениях с подростком существует доверие, она оказывает на вас положительное влияние.И ты ей доверяешь. И вы более уверены в том, что предоставите ей больше свободы.

Но ваш подросток не осознает, какое влияние он мог бы оказать на вас, если бы только работал, чтобы завоевать ваше доверие. И истерика не вызывает доверия.

Материалы по теме: Взрывной гнев у детей и подростков

Например, вы говорите своей 14-летней дочери, что она не может пойти на вечеринку в пятницу вечером, потому что вы знаете, что там не будет взрослых. И вы подозреваете, что дети будут пить.

Если ваша дочь в ответ закричит и заперется в своей комнате, это не просто рассердит вас. Ее плохая реакция подрывает ваше доверие к ней. И это вредит ее способности положительно влиять на вас.

Когда подростки учатся принимать «нет» в качестве ответа и не впадать в истерику, это укрепляет доверие и положительное влияние на родителей. Ваш ребенок должен это понимать.

Вы можете разыграть с подростком ролевую игру, чтобы научить ее укреплять доверие. Вернемся к примеру с вечеринкой.После того, как ваша дочь успокоится, вы можете показать ей лучший способ ответа, который даст ей влияние. Вы можете научить ее говорить:

«Мам, я очень зол и разочарован тем, что ты не позволяешь мне сделать это. Но я хочу, чтобы вы знали, что даже если я злюсь, я буду следовать правилам. Я надеюсь, что в какой-то момент ты передумаешь ».

Когда подростки изящно и честно управляют своими эмоциями, это положительно влияет на родителей. Кроме того, когда вы учите различать положительное и отрицательное влияние — и спокойно управляете своими эмоциями, — вы моделируете поведение, которое хотите видеть у своего подростка.

2. Научите своего подростка, как оказывать на вас влияние

Ищите возможности сказать «да» и научите своего ребенка, как заставить вас сказать «да».

Часто, когда ваш подросток действует не в своей тарелке, за взрывом скрывается что-то законное, чего он хочет. Но то, как он это делает, совершенно неуместно.

Когда я работаю с подростками, которые проявляют чрезмерную активность, я задаю им следующие вопросы:

  • «Что вы хотите? Больше возможностей принимать собственные решения? Больше свободы? »
  • «Как вы пытаетесь повлиять на маму и папу, чтобы получить то, что вы хотите?»
  • «Насколько хорошо он вам подходит?»

В большинстве случаев подросток признает, что это не очень хорошо.Попробуйте задать подростку эти же вопросы (в спокойное время). Затем вы можете переключить обсуждение в режим коучинга, сказав:

«Я заметил, что вы сказали, что использовали одну и ту же стратегию со мной несколько раз, но она не работает. Я с радостью подскажу, что сработает. Вам интересно услышать, что я хочу сказать? »

Спросите его мнение с неподдельным любопытством. Не нападайте на него и не критикуйте его.

Вот еще один способ начать обсуждение коучинга.Задайте ребенку следующие вопросы:

«У вас есть идеи, как заставить меня сказать« да »? У меня есть идеи. Вы хотите их услышать? »

Такой разговор с подростком помогает ему понять, почему его поведение мешает ему получить то, что он хочет. Это показывает ему, что его стратегия влияния на вас не работает.

И, самое главное, вы даете ему возможность научиться делать лучше и чаще получать то, что он хочет.

3.Вознаграждение за построение доверия

Как родители, мы постоянно замечаем, что наши дети делают что-то не так. Но постарайтесь поймать вашего ребенка, который что-то делает правильно. Скажите подростку, когда он делает что-то, что вызывает у вас доверие.

Вот пример. Допустим, ваш сын хочет переночевать в доме друга, но вы говорите «нет», потому что знаете, что взрослые не будут присматривать за ним. Если ваш ребенок безоговорочно уважает ваше решение, наградите его положительной похвалой. Скажите это своему ребенку:

«Я знаю, что вы разочарованы тем, что я не позволил вам остаться в доме Майкла.Но я ценю, что вы вежливо продемонстрировали свое разочарование. Это свидетельствует о зрелости и уважении ».

Вот еще несколько примеров того, как подростки могут заслужить доверие своих родителей:

  • Вести себя надлежащим образом
  • Принять ответственность за ошибки
  • Информация для волонтеров о повседневной деятельности
  • Соблюдайте правила дома
  • Постарайтесь хорошо учиться в школе

Когда ваш подросток рассказывает вам о деталях своего дня — без необходимости вырывать это из нее — скажите ей, что вы цените ее открытость.

Когда вы увидите, что она соблюдает ваши правила, заметьте это и скажите что-нибудь.

Замечание поведения, которое вы хотите продвигать, помогает укрепить доверие. И это усиливает предпочтительное поведение.

4. Поймите, что подростки по своей природе эгоцентричны и имеют право

Чтобы эффективно бороться с истериками подростков, важно понимать, «почему» за ними. Вспышки гнева у подростков обычно вызваны двумя нормальными аспектами подросткового возраста: эгоцентризмом и правомерностью.

Подростки эгоцентричны. У них есть сильное желание защищать себя, потому что в этом возрасте их мир все еще вращается вокруг них и их потребностей. Действительно, так было всю их жизнь.

Они также чувствуют себя вправе удовлетворять свои потребности, потому что мама и папа всегда удовлетворяли их потребности. Но теперь, внезапно, им говорят, что они не имеют права на то, чтобы о них заботились так, как они были всего несколько лет назад.

Что еще хуже, подростки, имеющие право, также хотят максимальной свободы делать то, что они хотят, и когда они хотят.Короче говоря, подростки хотят быть независимыми, когда им это удобно, и зависимыми, когда им это удобно. Они хотят обоих.

Это нормальный период подросткового возраста. Это нормальная часть перехода от детства к взрослой жизни. А для некоторых детей переход дается нелегко.

Истерики — недопустимое поведение, но вы сохраните спокойствие и справитесь с ними более эффективно, если поймете, почему они происходят.

5. Ищите признаки подросткового стресса

Подростки испытывают сильный стресс, особенно из-за взаимоотношений со сверстниками и влияния давления со стороны сверстников.

То, как подростки реагируют на давление со стороны сверстников, влияет на их настроение. Когда их отношения складываются хорошо, с подростками легче ладить. Когда дела идут плохо, подростки волнуются, хлопают дверьми, и вас называют грязными именами.

В следующий раз, когда у вашего ребенка случится истерика, спросите себя, о чем на самом деле истерика? Это об уборке его комнаты? Или дело в каком-то другом стрессе в его жизни?

6. Заставьте склонного к истерике подростка заговорить

Если ваш подросток склонен к истерикам, вы можете задаться вопросом, как вообще можно разговаривать с ним, не рассердив его.

Вы можете начать с разговора с ребенком на непротиворечивые темы. Это создает поток открытого общения в вашем доме. Когда общение в целом более открыто, вы можете обнаружить, что вокруг спорных тем он становится менее горячим.

Будьте терпеливы, может потребоваться несколько попыток для успешного и спокойного разговора.

Материалы по теме: 5 секретов общения с подростком

Заключение

Есть лучшая сторона для подростковых истерик.Но вы должны смотреть на это в контексте нормального подросткового развития.

Ваш подросток находится в стадии разработки — все мы. Чтобы добиться успеха во взрослом возрасте, она должна уметь определять и отстаивать свои собственные потребности и упорствовать перед лицом невзгод.

Поймите, что когда ваш подросток подталкивает — хотя и неуместно — он практикует поведение, которое, если его усовершенствовать, станет очень полезными жизненными навыками для взрослого человека. Нет ничего плохого в том, чтобы делать все по-своему, если вы делаете это надлежащим и любезным образом.

Материалы по теме:
Публичные выступления: поведение вашего ребенка держит вас в заложниках?
Дитя ангела или дитя дьявола? Когда дети сохраняют для вас свое плохое поведение

истерик подростков: десять способов сделать так, чтобы гнев не управлял вашим домом

Я только что закончил презентацию iBrain для родителей, когда ко мне подошла пара. «У вас есть минутка для вопроса?» — спросил джентльмен.

«Конечно», — ответил я. «Чем я могу помочь вам?»

«Нам очень сложно пользоваться сотовым телефоном нашей пятнадцатилетней дочери», — начал он.«Она так много времени тратит на разговоры, текстовые сообщения или переписку в Facebook, что мы даже не можем привлечь ее внимание. Однако настоящая проблема — это ее употребление ночью. У нее под подушкой телефон, и мы знаем, что она пользуется им в любое время суток. Она спит по будильнику и устала в школе. Что бы вы посоветовали нам сделать? »

В последнее время у меня было много таких вопросов, поэтому я был готов ответить. «Я бы порекомендовал вам ввести технический комендантский час. Выберите то, что вы считаете разумным, и пусть все, даже вы, сдадут телефоны в общем месте и зарядят их на ночь.”

«Смотрите!» — выпалил он, повернувшись к жене.

Я сразу понял, что меня втягивают в качестве арбитра в разногласие.

Он быстро объяснил. «Я хотел сделать это в течение нескольких месяцев, но она отказывается пойти со мной».

Я повернулся к ней и спросил: «Что вы возражаете против плана о введении комендантского часа?»

«Если бы мы сделали это, она бы так разозлилась, а я не хочу мириться с этим!»

Я попытался дипломатично объяснить, что мне показалось, что на самом деле за это отвечает их дочь, а не ее родители.«Не стоит позволять пятнадцатилетнему руководить семьей. По отношению к ней это тоже несправедливо, — добавил я.

«Честно говоря, вы не видели истерик нашей дочери», — ответил мужчина.

Хорошая новость в том, что двадцать минут спустя эти двое родителей договорились о техническом комендантском часе. Более того, они поняли, что им нужно взять на себя ответственность и в некоторых других областях.

Не позволяйте гневу вашего ребенка управлять домом

Этот разговор не единичный случай.Я слышу о все большем количестве семей, в которых дети берут на себя ответственность за свой гнев. Месяц назад я разговаривал с матерью-одиночкой, которая так боялась своего 13-летнего сына, что он мог делать все, что хотел. Для кого-либо в семье, особенно для самих детей, нездорово осознавать, что все, что им нужно делать, — это использовать свой гнев, чтобы получить то, что они хотят.

Это непросто, но вот несколько шагов, которые помогут вам взять на себя ответственность и преподать своим детям очень важный жизненный урок.

  • Моделирование. Первый шаг в предотвращении неконтролируемого поведения подростков — моделирование. У нас будет меньше возможностей противостоять неподобающему поведению подростка, если мы потеряем контроль над собой. Если вы потеряете контроль над своим гневом, найдите способ исправить это и извиниться.
  • Измените свои ожидания. Помните, что изменение нездорового образа жизни не изменится в мгновение ока. Ищите прогресс, а не совершенство.
  • Обсуждение. Выберите время для этого серьезного и важного обсуждения, когда нет насущных проблем или накаленных эмоций.Ознакомьтесь с этими советами по предотвращению борьбы за власть.
  • Подтвердите чувства. Убедитесь, что ваш подросток знает, что злится — это нормально. — это не нормально, — срываться, бросать вещи, ругаться или угрожать. Обсудите более подходящие и уважительные способы справиться с такими сильными чувствами, как гнев, и справиться с ними.
  • Будьте тренером эмоций. Когда ситуация обостряется, помните, что вы — главный наставник подростка по эмоциям — научиться справляться с разочарованием и гневом — это часть взросления.
  • Будьте ясны. Будьте очень конкретны в том, какое поведение вы будете принимать. Наши дети должны знать, что они переступают важную черту, когда называют нас по имени, кричат, ругаются, угрожают или бросают и ломают вещи.
  • Оформить его. Подумайте о совместной разработке официального «Плана уважения», в котором излагается дорожная карта уважительного поведения. Начните с записи цели (например: относиться друг к другу с уважением), а затем создайте поведение, выходящее за рамки (например, удары, бросание предметов или обзывание).Убедитесь, что вы также записали, какая будет награда, если цель будет достигнута в течение определенного количества дней, и соответствующие последствия в противном случае.
  • Проведите линию. Мы никогда не должны позволять нашим детям получать то, что они хотят, если они не уважают себя и других. Разговоры должны заканчиваться, например, если начинается неконтролируемое поведение. Обязательно вернитесь к разговору, когда ваш ребенок снова окажется под контролем.
  • Напомните своим детям, что уважительное поведение является предпосылкой для переговоров.
  • Научите детей работе с их мозгом. Объясните им, что им нужно практиковать стратегии, чтобы не позволить гневу захватить свой мозг. Я подробно объясняю это в своей книге о подростках, № Почему они так поступают? Руководство по выживанию подросткового мозга для вас и вашего подростка.

Как успокоить злого подростка

Это может вам помочь, если вы:

  • есть подросток или человек в вашей жизни, который злится
  • хотят знать, как помочь успокоить ситуацию, а не усугубить ее
  • нужны советы по управлению гневом для подростков

Что значит «успокоить кого-то»?

Чтобы успокоить рассерженного, что иногда называют деэскалацией, не нужно с ним спорить.Цель состоит в том, чтобы уменьшить интенсивность их гнева и эмоций, чтобы вы могли перейти в более продуктивное место. Обсуждение и обсуждение могут происходить только после успешной деэскалации. Однако деэскалация, безусловно, не является автоматической реакцией большинства людей, поэтому не расстраивайтесь, если сначала все это покажется немного неестественным.

Как обезопасить себя

Деэскалация отлично подходит, когда вы чувствуете себя в безопасности и комфортно, общаясь с человеком, который злится. Однако, если вам, вашей семье или вашему имуществу угрожает опасность, важно сосредоточиться на защите себя и окружающих.
Вот несколько основных способов обезопасить себя:

  • Отойдите от злого человека.
  • Не связывайся с ними.
  • Идите в другую комнату или на улицу, чтобы решить, что делать.

Если у вас есть рассерженный подросток, вам может быть стыдно или вы чувствуете себя виноватым из-за того, что боитесь его, но важно помнить, что безопасность вашей семьи является вашим главным приоритетом. Для получения дополнительной информации о том, что вы можете сделать в случае обострения ситуации, прочтите «Что произойдет, если я позвоню в полицию?», В которой рассматриваются ваши варианты действий в кризисной ситуации.

Успокоение — Физическое состояние

Первое, о чем следует подумать, пытаясь разрядить ситуацию, — это ваше присутствие в пространстве. Вот наши главные советы:

Успокоение — эмоциональное

Затем убедитесь, что ваша голова находится там, где вы хотите, прежде чем начать разговор с человеком. Вот наши главные советы:

И еще несколько советов:

  • Используйте нейтральный тон голоса.
  • Будьте уважительны, даже когда зовете на помощь.Помните, что человек, вероятно, испытывает чувство стыда и вины вместе со своим гневом и будет очень чувствителен к любому воображаемому оскорблению.

Успокоение — Разговор

Итак, мы не собираемся вам лгать; это будет тяжело. Взаимодействие с человеком, который злится, и попытки уменьшить интенсивность его эмоций, вероятно, отнимут у вас много сил. Однако тот факт, что вы это делаете, показывает им, насколько вы готовы помочь им и хотите, чтобы все работало.
Вот несколько советов о том, что вы можете говорить и делать:

Вот несколько дополнительных советов:

  • Не отвечайте на «грубые» вопросы, например: «Почему ты такая сука?»
  • По возможности дайте человеку возможность выбора. Например: «Вы хотите продолжить разговор прямо сейчас или вернуться к этому позже?»
  • Отделите человека от поведения и попытайтесь объяснить последствия, не угрожая ему и не злясь.
  • Предложите сделать перерыв, если вам кажется, что он нужен вам одному или обоим.
  • Используйте «и», а не «но». Например: «Я понимаю, о чем вы говорите, и вижу необходимость в…»
  • Измените негативное на позитивное, чтобы выделить точки соприкосновения. Например: «Честность и справедливость, очевидно, очень важны для вас, и они также важны для меня».

После шторма

Если ни один из вышеперечисленных методов не работает, лучше всего оставить его там. В противном случае существует гораздо более высокий риск разочарования вас обоих и дальнейшего обострения ситуации.Если гнев человека не уменьшился на протяжении всего этого процесса и вы начинаете чувствовать угрозу или страх, следуйте нашим советам, приведенным выше в разделе «Как обезопасить себя».

Если у вас возникли проблемы с деэскалацией, вы также можете получить помощь у тренера ReachOut Parents. Они могут помочь вам составить план действий для различных сценариев, в которых вы можете оказаться.

Если человек немного успокоился, лучше не начинать сразу же обсуждение. Вместо этого займитесь чем-то вместе, что вам обоим понравится или поможет еще больше успокоить ситуацию, например, перекусите, поиграйте в видеоигру или отправьтесь на прогулку.После этого вы можете начать пытаться выяснить, что вызвало их гнев и что они думают по этому поводу сейчас. Мы создали дневник гнева, который вы оба можете использовать, чтобы разорвать цикл гнева.

Вы нашли то, что вам нужно?

Мнение | Истерия девочек-подростков

Есть известные случаи, которые очень похожи на эти странные события. В 1962 году в школе для девочек в Танзании эпидемия смеха распространилась на 95 учеников и продолжалась несколько месяцев. В 1965 году в школе для девочек в Блэкберне, Англия, произошел обморок, в результате которого 85 девочек попали в больницу.В 1983 году, когда на Западном берегу широко распространялись опасения по поводу химической войны, более 900 арабских школьниц и несколько израильских женщин-солдат проявили симптомы отравления газом, но врачи не обнаружили конкретной причины вспышки.

Во всех этих случаях окончательным диагнозом — неприятным в наш постфрейдистский век — была добрая старомодная истерия. В случае с чирлидером первая девочка, кажется, страдала от какого-то психического или эмоционального расстройства, которое она выражала через никакие другие физические симптомы.Другие девушки — жертвы прошлогодней массовой истерии и сегодняшнего массового психогенного заболевания, при котором симптомы истерии переходят от человека к человеку, как инфекция, — считали, что это заболевание заразно, и «улавливали» его.

Истерия — самое ретроградное и не наделяющее женщин состоянием. Этого больше не должно произойти (у нас есть Раздел IX!), Но, похоже, это не исчезнет. И история, и миф наполнены историями о девочках, у которых в период полового созревания проявлялись причудливые симптомы — от Кассандры и ее бреда до девочек, участвовавших в процессах над салемскими ведьмами, до девочек, чьи дома считались местом преследований полтергейста, до чирлидеры в Нью-Йорке и Северной Каролине.Создается впечатление, что у полных девочек явно больше шансов проявлять крайние и причудливые психологические симптомы, чем у мальчиков-подростков.

Никто не смог определить, почему это так, почему именно чирлидеры, а не полузащитники сталкиваются с тиками и заиканием. Женский подростковый возраст — это обычно эмоционально и психологически напряженный период. Именно в это время девочки осознают появление женственности, с огромной радостью и обещанием, которые приходят с этим, а также с угрозой опасности.Они много думают о своем новом потенциале деторождения, событии, которое на протяжении большей части истории человечества было чревато физической опасностью. Более того, их появление в качестве сексуальных существ приносит с собой пьянящее возбуждение и повышенную физическую уязвимость. Они также четко осознают, что скоро им придется покинуть дом навсегда, и именно в тот момент, когда они наиболее сильно желают его комфорта и защиты.

Большинству родителей девочек-подростков никогда не придется иметь дело с приступами истерии, подобными тем, которые испытывают чирлидеры.Но любой, у кого есть дочь-подросток, может засвидетельствовать, что это время эмоциональных крайностей и высокой драмы, когда девушки становятся ласковыми подростками, а в следующий раз — кричащими банши. «Что на тебя нашло?» озадаченная мать в «Экзорцисте» задается вопросом о своей демонизированной дочери; это вопрос, который матери девочек, лишенных одержимости, часто задают в подростковом возрасте.

Подростковая агрессия и аргументы — NHS

Узнайте, как справиться с горячими спорами со своим подростком и что делать, если он станет агрессивным.

Эта страница охватывает:

Как унять споры с подростком

Как бороться с агрессивным поведением

Обеспокоены проблемами психического здоровья?

Справка и поддержка

Как разрешить споры с подростком

Полезно помнить, что ваше собственное поведение может улучшить или ухудшить агрессивную ситуацию, поэтому важно быть хорошим примером для подражания для вашего подростка.

Если вы будете действовать агрессивно, но скажете подростку не делать этого, он вас не послушает.Также полезно помнить, что их гнев часто основан на страхе потери контроля.

Попробуйте эти советы:

  • постарайтесь сохранять спокойствие и умиротворение — вам нужно быть сильным, не угрожая
  • убедитесь, что ваш язык тела отражает вашу готовность слушать
  • не смотреть им в глаза и говорить им лично пробел
  • если спор кажется неконтролируемым, объясните подростку, что вы собираетесь уйти и вернуться через полчаса, чтобы все успокоилось

Дыхательные упражнения могут помочь снизить интенсивность аргумент.Сделайте глубокий вдох, задержите дыхание на несколько секунд, а затем выдохните. Повторить 5 раз.

Когда ваш подросток спокоен, предложите ему эту технику, чтобы у него тоже был способ контролировать свой гнев.

Помните, что подростки могут не знать, как справиться со своим гневом, и это может расстроить и напугать их.

Однако, как и в случае с малышами, если вы уступаете подросткам, потому что их крик пугает или сбивает вас с толку, вы фактически поощряете их повторять необоснованное поведение, чтобы получить желаемое.

Как бороться с агрессивным поведением

Иногда подростковая агрессия может перерасти в насилие. Если они набросятся на вас, кого-то или что-то еще, безопасность превыше всего.

Сообщите подростку, что насилие недопустимо, и вы уйдете от него, пока он не успокоится. Если выход из комнаты или дома не помогает, позвоните в полицию. В конце концов, если вы чувствуете угрозу или страх, у вас есть право защитить себя.

Family Lives предлагает этот совет, как справиться с жестоким подростком и помочь ему:

  • дайте им пространство — как только они успокоятся, вы можете поговорить с ними о том, что произошло, и предложить, чтобы они позволили вам найдите им помощь
  • будьте ясны — подростки должны знать, что вы будете придерживаться установленных вами границ.Им нужно знать, что любое насилие недопустимо.
  • поговорить со школой — узнать, не наблюдается ли там их агрессивного поведения. Некоторые школы предлагают консультации
  • Избегайте применения насилия по отношению к подростку — это хороший пример того, что насилие недопустимо
  • организуйте консультации — если ваш подросток признает, что у него есть проблема, и готов получить помощь, запишитесь на прием как можно скорее с консультантом или психологом.Поговорите с терапевтом или в их школе о том, какая помощь доступна.

Обеспокоены проблемами психического здоровья?

Если вы беспокоитесь о том, что у вашего подростка проблемы с психическим здоровьем, например депрессия, поговорите с терапевтом. Они могут направить их в Службу охраны психического здоровья детей и подростков, которая, в свою очередь, может направить всех или некоторых из вас на семейную терапию.

Вы также можете позвонить на горячую линию Young Minds для родителей по телефону 0808 802 5544 (с 9:30 до 16:00 с понедельника по пятницу) для получения совета и поддержки по вопросам психического здоровья у молодых людей.

Если у вас возникли проблемы с общением с подростком и вы подозреваете, что у вас могут быть симптомы депрессии или другие проблемы с психическим здоровьем, обсудите это с терапевтом. Затем они могут предложить подходящее лечение.

Вас могут, например, направить на консультацию или направить в группы поддержки или другие службы в вашем районе.

Узнайте больше о преимуществах лечения разговорами.

Справка и поддержка

Есть много организаций, которые предлагают эмоциональную поддержку и практические советы вам и вашему подростку.На таком важном этапе развития важно, чтобы подростки научились хорошо общаться и здоровым образом выражать гнев.

  • позвоните Family Lives по телефону 0808 800 2222 (с 9:00 до 21:00 с понедельника по пятницу, с 10:00 до 15:00 с субботы по воскресенье). Благотворительная организация также предлагает онлайн-курсы для родителей
  • , вы можете в любое время позвонить самаритянам по номеру 116 123, чтобы поговорить о любом типе бедствия и получить конфиденциальную поддержку и совет; или вы можете написать по электронной почте [email protected]
  • Youth Access содержит подробную информацию о молодежных организациях и услугах, предлагающих подросткам консультации, советы и поддержку.
  • Благотворительная организация Young Minds поддерживает детей и молодых людей с проблемами психического здоровья и гнева, а также их родителей.Если вы обсуждаете с ними поведение своего ребенка, и он открыт для получения помощи, вы можете направить его к информации на веб-сайте Young Minds

Последнее обновление страницы: 9 января 2020 г.

Срок следующего рассмотрения: 9 января 2023 г.

Мой подросток «нормальный» сумасшедший или серьезно обеспокоен? Мне помочь или подождать?

Большой процент подростков проходит через бунтарскую или «сумасшедшую» фазу, которая нормальна для их возраста и развития мозга.Разница между обычным сумасшедшим подростком и по-настоящему проблемным поведением заключается в том, что подросток отстает от своих сверстников в критических областях: школа, социальная активность, эмоциональная зрелость, самоконтроль или самодисциплина, осознание риска, самореализация.

На уровне голый минимум , нормальный подросток, независимо от того, насколько проблематичен, сможет сделать следующее:

  • Посещать школу и выполнять некоторую школьную работу, если они хотят;
  • Имейте и держите друга или друзей своего возраста, которые также ходят в школу;
  • Развивать уровень зрелости примерно такой же, как у его или ее сверстников;
  • Самоконтроль, когда он или она хочет;
  • Демонстрируйте основные инстинкты выживания, осведомленность о рисках и избегайте причинения вреда себе, другим или имуществу.
  • Наслаждайтесь занятиями, которые их интересуют.

нормально для многих подростков быть непоследовательными, иррациональными, нечувствительными к другим, эгоцентричными и ребячливыми . Кричать или ругаться — это нормально. Считайте это приступом гнева у малыша. Диковинное воображение и идеи нормальны и в подростковом возрасте. Это поведение, из которого вырастают сумасшедшие подростки, если их не сдерживает что-то еще. То, что вы бы назвали проблемным поведением, которое требует лечения психического здоровья, зависит от степени.

Так как же отличить?

Ищите распространенные шаблоны социальных и поведенческих проблем, которые выделяются среди их сверстников, шаблоны, которые сохраняются или возникают в разных условиях. . Посмотрите назад, как долго существуют эти модели. Повторяются ли «сумасшедшие» шаблоны или они возникли внезапно?

Признаки аномального поведения

Внезапное изменение поведения.

  • Резкая смена друзей и интересов и потеря интереса к вещам, которые раньше нравились вашему подростку.Это может указывать на начало серьезного психического заболевания, употребление наркотиков или и то, и другое.
  • Необычные идеи , или навязчивые убеждения, или нереалистичные планы, см .: «Беспокойство: как выглядит психоз у детей и молодых людей».
  • Другие беспокоятся о вашем ребенке . (например, друг вашего ребенка выходит вперед, звонит его учитель, другие родители не подпускают детей к вашему ребенку или кто-то проверяет, осведомлены ли вы о характере его или ее поведения).

Небезопасное поведение («Небезопасное» означает опасность причинения вреда себе или другим, потерю или повреждение собственности, побег, поиск событий, сопряженных со значительным риском (или легко вовлекаемых в них), злоупотребление психоактивными веществами, а также физическое или эмоциональное насилие над другими.)

  • Если проблемный подросток делает что-то небезопасное для себя или других, это не несчастный случай, а что-то импульсивное, преднамеренное и запланированное.
  • У них есть история преднамеренных небезопасных действий.
  • Они имеют или ищут средства для ведения небезопасной деятельности.
  • Они говорят о небезопасном поведении или угрожают ему.


Как психологи измеряют серьезность поведения ребенка

«Нормальный» определяется с помощью текстовых описаний поведения, которые расположены в диапазоне от нормального до ненормального (или «тяжелого эмоционального расстройства» — SED). Ниже приведены несколько примеров поведения в различных условиях. Эти описания представляют собой обобщений и не должны использоваться для прогнозирования потребностей вашего ребенка в лечении, но они дают представление о степени тяжести и необходимости лечения психического здоровья.

Поведение в школе

Несерьезно — У этого ребенка время от времени возникают проблемы с учителем или одноклассником, которые в конечном итоге решаются и обычно не повторяются.

Относительно серьезной — Этот ребенок часто не подчиняется школьным правилам, но не причиняет вреда никому или собственности. По сравнению со своими одноклассниками они причиняют беспокойство или беспокойство, но не ведут себя необычно плохо. Они умны, но недостаточно много работают и недостаточно сосредоточены, чтобы получать более высокие оценки.Они могли бы воспользоваться помощью школьного психолога, учителей и, возможно, терапевта для себя или своей семьи.

Серьезный — Этот ребенок неоднократно нарушает правила, пропускает школу или, как известно, нарушает правила вне школы. Они выделяются из толпы как имеющие хронические проблемы с поведением по сравнению с другими учениками, и их оценки низкие, даже если они очень умны. Этому ребенку необходимо лечение психического здоровья или наркозависимости.

Очень серьезно — Этот ребенок не может ходить в школу или он опасен в школе.Они не могут соблюдать правила или выполнять свои обязанности даже в специальном классе, или они могут угрожать другим или причинять им вред или наносить ущерб имуществу. Есть опасения, что у них будет трудное будущее, возможно, они попадут в тюрьму или у них возникнут пожизненные проблемы. Если они будут сотрудничать, этому ребенку потребуется интенсивное психическое здоровье или лечение от наркозависимости.

Домашнее поведение

Несерьезно — Этот ребенок большую часть времени ведет себя хорошо, но иногда у него возникают проблемы, которые обычно решаются.

Легко серьезный — За этим ребенком нужно часто наблюдать и напоминать, и его нужно подталкивать, чтобы он следовал правилам, выполнял домашние или домашние задания. Кажется, они не усваивают своих уроков и бесконечно расстраивают. Они могут быть дерзкими или манипулятивными, но их действия недостаточно серьезны, чтобы заслужить интенсивного лечения, хотя школьный или частный консультант были бы очень полезны.

Серьезно — Этот ребенок не может следовать правилам, даже разумным. Они не могут объяснить или не брать на себя ответственность за свое поведение, которое может включать нанесение ущерба дому или имуществу либо причинение вреда себе или другим людям.Они нуждаются в лечении психического здоровья или наркозависимости.

Очень серьезно — Стресс, вызванный этим ребенком, означает, что семья не может нормально жить дома, даже если они работают вместе. Убегание, нанесение ущерба собственности, угрозы самоубийством или насилием по отношению к другим и другие виды поведения требуют от всех ежедневных жертв. Обычно вызывают полицию. Этот ребенок нуждается в интенсивном психиатрическом лечении и / или лечении от наркозависимости и, вероятно, в стационаре.

Поведение в отношениях

Несерьезно — У ребенка есть и остаются друзья своего возраста, и у него здоровые дружеские отношения с людьми разного возраста, например, с бабушкой или дедушкой или младшим соседом.

Относительно серьезной — Этот ребенок может показаться слишком незрелым. Они будут спорить, дразнить, запугивать или беспокоить других, и большинство одноклассников их избегают. Они быстро впадают в истерику и по-детски реагируют на стресс, который всегда требует дополнительного внимания со стороны родителей и опекунов.

Серьезный — У ребенка нет друзей его возраста или рискованных друзей, и он может манипулировать или угрожать. У них могут быть склонности к насилию, плохие суждения и опасный риск в отношении себя и других.Их не волнуют чувства других, и они могут легко причинить физический или эмоциональный вред другим. Этот ребенок нуждается в терапии и психиатрическом лечении или лечении от наркозависимости.

Очень серьезно — Поведение ребенка настолько агрессивно словесно или физически, что его почти всегда подавляет присутствие рядом. Такое поведение повторяется и преднамеренно и может привести к словесному или физическому насилию в отношении других или самих себя. Этот ребенок нуждается в интенсивном психиатрическом лечении и / или лечении от наркозависимости.

Обратите внимание на свои внутренние ощущения.

Если вы искали ответы и выбрали эту статью для чтения, ваши подозрения, вероятно, верны. Доверяйте своей интуиции. Большинство родителей хорошо знают своего ребенка. Если вы ищете способы «исправить» или изменить своего ребенка, просто не существует простых методов, лекарств или методов лечения, кроме как с течением времени. Лечение означает множественные изменения в жизни в дополнение к лекарствам и терапии, и они могут включать помощь при бессоннице, изменение диеты, лечение проблем с пищеварительной системой и бытовые изменения для снижения стресса.

Психическое заболевание — серьезное заболевание, и выздоровление — долгий медленный процесс. Это понятно, если вы хотите, чтобы они быстрее восстановились — ваш стресс может быть невыносимым. Не стремитесь к выздоровлению, потому что это только вызовет стресс у вашего ребенка и приведет вас к разочарованию. Вместо этого сотрудничайте с профессионалами (учителями, специалистами по лечению) и готовьтесь к родительскому марафону. Как лучше всего подготовиться? Усердно работайте над своим психическим здоровьем и благополучием. Снизьте свои ожидания в отношении устойчивого прогресса.Этот совет и мудрость других родителей могут помочь вам справиться с этой сложной задачей.

Раннее лечение, пока ваш проблемный подросток еще молод, может предотвратить проблемы на всю жизнь. Найдите профессионала, который потратит время на то, чтобы узнать вашего ребенка, вас и ситуацию, и который выслушает то, что вы скажете, — учителя, врача, терапевта, психиатра или другого практикующего психиатра.

–Margaret

Мы приветствуем ваши комментарии. Ваша история помогает другим, читающим эту статью.


Если вы хотите получать постоянные обновления о последних новостях и исследованиях в области психического здоровья детей и подростков, подпишитесь на мою страницу в Facebook .

Связанные

7 ключей к работе с трудными подростками

Источник: Bing

T eenager — уникальная и часто противоречивая порода. Как группа, они стремятся к индивидуальности, но при этом жаждут признания сверстников. Они действуют так, будто знают все, но при этом не имеют большого опыта.Они чувствуют себя непобедимыми, но часто неуверенными в себе. Некоторым подросткам нравится проверять и бросать вызов авторитету. Некоторые могут быть саморазрушительными.

Это непросто, когда вам приходится иметь дело с трудными подростками в своей жизни, будь то ваши дети, студенты, спортсмены, члены группы или сотрудники. Что вы можете сделать перед лицом трудного подростка? Ниже приведены семь ключей к успешному обращению с подростками, взятые из моей книги «Как эффективно общаться и справляться с трудными подростками».Не все приведенные ниже советы применимы к вашей конкретной ситуации. Просто используйте то, что работает, а остальное оставьте.

1. Не отдавайте свою власть

Одна из самых распространенных характеристик трудных подростков — это то, что они любят нажимать на ваши кнопки и заставляют вас реагировать негативно. Это можно сделать разными способами, включая, помимо прочего, поддразнивание, непослушание, непослушание, ответные разговоры, бросание гнева, нарушение правил, увольнение, споры и провокации.В эти моменты, чем больше вы реагируете и расстраиваетесь, тем больше подросток будет думать, что он или она имеет над вами власть — ей удалось нажать на ваши кнопки!

Первое практическое правило перед лицом трудного подростка — сохранять хладнокровие. Чем меньше вы реагируете на провокации, тем лучше вы сумеете справиться с ситуацией. Когда вы чувствуете, что подросток расстроен или вам бросает вызов, прежде чем сказать или сделать что-то, что может ухудшить ситуацию, сделайте глубокий вдох и медленно сосчитайте до десяти.Во многих случаях к тому времени, когда вы достигнете десяти, вы бы восстановили самообладание и придумали лучший ответ на проблему, чтобы вы могли уменьшить, а не усугубить проблему. Если вы все еще расстроены после того, как досчитали до десяти, по возможности возьмите тайм-аут и вернитесь к вопросу после того, как успокоитесь.

2. Установите четкие границы

Поскольку большинство подростков хотят обрести большую независимость и самостоятельность, некоторые из них неизбежно бросят вам вызов, чтобы проверить степень своей силы.В таких ситуациях очень важно установить границы, чтобы поддерживать рабочие и конструктивные отношения. Границы необходимо обозначить четко и конкретно.

Наиболее эффективными границами (их также можно назвать базовыми правилами, внутренними правилами, командными правилами или кодексами поведения) являются те, которые являются справедливыми, разумными и могут применяться последовательно. Если вы какое-то время имели дело с трудным подростком, не обозначая четких границ, заявите, что с этого момента все будет по-другому, и подкрепите свое утверждение действиями.

Первое и главное ограничение практически в любой ситуации — это уважительное отношение к вам. Это означает, что если подросток (-и) уважительно относится к вам, вы также окажете ей или ему определенное уважение и привилегии.

В дополнение к уважению, и в зависимости от ситуации, может также существовать список основных правил межличностного общения, семьи, класса, команды или занятости. Список границ должен быть относительно коротким, но четким и, при необходимости, указываться в письменной форме.

Конечно, некоторые подростки могут намеренно бросить вызов вашим границам, чтобы увидеть, имеете ли вы в виду то, что говорите, и проверить, насколько они могут избежать наказания. Если это произойдет, примените коммуникативные навыки и стратегии из пунктов 3-7 ниже по своему усмотрению.

3. Используйте напористую и эффективную коммуникацию

Автор и бывший писатель президентских речей Джеймс Хьюмс отметил, что: «Искусство общения — это язык лидерства». Это утверждение особенно применимо, когда речь идет о работе с подростками и их мотивации.Когда вы сталкиваетесь с трудным молодым человеком, укрепляйте свое положение, используя навыки уверенного общения. В разделе «Как эффективно общаться и справляться с трудными подростками» вы узнаете, как уменьшить сопротивление подростков и укрепить сотрудничество, восемь способов сказать «Нет» дипломатично, но твердо, как определить, лжет ли подросток, и шесть способов, как вести переговоры с трудными подростками.

4. Общаясь с группой трудных подростков, сосредоточьтесь на лидере

Многие учителя знают, что когда они сталкиваются в классе с группой учеников, которые нарушают порядок, нет необходимости разбираться с каждым нарушителем индивидуально.Часто, если твердо держаться за лидера и заставить его подчиняться, остальная группа последует за ним. Другой метод управления — разделить трудных людей физически (с помощью назначенных сидений, разных рабочих групп и т. Д.), Чтобы они с меньшей вероятностью образовали клику и подпитывались друг друга.

То, что работает со студентами, также может работать с подростками в других ситуациях, будь то ваши дети, спортсмены, сотрудники или члены группы. Если сосредоточить внимание на лидере, разделить и победить неподобающее поведение, группа подростков с большей вероятностью будет вести себя должным образом.

5. В умеренных ситуациях сохраняйте юмор и проявляйте сочувствие

В относительно легких ситуациях, когда подросток испытывает трудности, проявляйте сочувствие, не реагируя чрезмерно. Отвечайте улыбкой, а не хмурым взглядом. С юмором скажите себе: «Вот и она снова», а затем займитесь своими делами.

Оставайтесь над шумом. Не говорите подростку, что делать в пустяках. Настойчивые незапрашиваемые советы могут быть истолкованы в лучшем случае как разборчивые и угрожающие индивидуальной самости молодого человека.В худшем случае это может сделать вас «врагом» или «другой стороной». Оставьте достаточно места для подростка.

Когда подросток расстраивает вас, вместо того, чтобы чувствовать гнев, раздражение или тревогу, отойдите на некоторое расстояние, сделайте глубокий вдох и завершите предложение «это должно быть нелегко…»

Например:

«Мой сын такой вспыльчивый. Должно быть непросто стремиться к независимости, все еще живя с родителями ».

«Моя дочь такая стойкая. Должно быть нелегко справляться с давлением со стороны ее школы и сверстников.”

«Этот студент очень немотивирован. Должно быть нелегко бороться с заданиями и знать, что он отстает ».

Безусловно, чуткие заявления не оправдывают неприемлемого поведения. Дело в том, чтобы напомнить себе, что многие подростки борются внутри себя, и осознание их опыта может помочь вам относиться к ним с большей отстраненностью и невозмутимостью.

6. Дайте им шанс помочь в решении проблем (если возможно)

Многие трудные подростки ведут себя так, потому что не верят, что взрослые на самом деле их слушают.Когда вы видите, что подросток расстроен или находится в каком-то стрессе, предложите ему поговорить с вами. Скажите, например: «Я здесь, чтобы послушать, если ты хочешь поговорить, хорошо?» Будьте доступными и время от времени напоминайте об этом подростку, но не настаивайте на этом. Используйте стратегию «тяни» и позвольте молодому человеку подойти к вам, если и когда он будет готов.

В определенных ситуациях, когда вы рассказываете подростку о его или его опыте, слушайте его без комментариев (хотя бы какое-то время).Просто будьте рядом и будьте «другом», независимо от того, какова ваша настоящая роль по отношению к молодому человеку. Позвольте подростку чувствовать себя непринужденно, раскрываясь вместе с вами.

Прежде чем предлагать что-либо, спросите подростка, хочет ли она его услышать. Например, скажите: «Вы хотите услышать, что я об этом думаю? Если нет, ничего страшного. Я все еще здесь, чтобы слушать ». Опять же, используйте стратегию «тяни» и позвольте подростку услышать ваши отзывы, когда она будет готова.

Обсуждая проблемы, вовлекайте молодого человека в обсуждение проблем и решений.Запросите ввод. Спросите, например: «Учитывая желаемый результат, как бы вы справились с этой проблемой?» Посмотрите, не появятся ли у них какие-нибудь конструктивные идеи. По возможности старайтесь не настаивать на единственном действии. Совместно с подростком изучите несколько разумных вариантов и придите к взаимоприемлемой договоренности.

С другой стороны, если вы слышите в основном обвинения, жалобы и критику, не соглашайтесь или не соглашайтесь. Просто скажите, что вы запомните то, что они сказали, и продолжите делать то, что вам нужно, включая применение последствий.

7. В серьезных ситуациях использовать последствия для снижения сопротивления и добиваться уважения и сотрудничества

Когда подросток настаивает на нарушении разумных правил и границ и не принимает «нет» в качестве ответа, используйте последствия.

Способность определять и утверждать последствия — один из самых мощных навыков, которые мы можем использовать, чтобы «бросить вызов» сложному человеку. Эффективно сформулированное последствие дает паузу трудному человеку и заставляет его или его перейти от сопротивления к сотрудничеству.В (щелкните заголовок) «Как эффективно общаться и справляться с трудными подростками» последствия представлены в виде семи различных типов силы, которые вы можете использовать, чтобы повлиять на позитивные изменения.

Хотя трудным подросткам неприятно иметь дело, есть много эффективных навыков и стратегий, которые вы можете использовать, чтобы свести к минимуму их неповиновение и укрепить их сотрудничество.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *