Особенности проведения беседы с детьми: Учебно-методическое пособие по развитию речи по теме: Методика проведения беседы с детьми в дошкольных образовательных учреждениях.

Содержание

Особенности беседы с детьми






Поскольку беседа – один из главнейших приемов работы с детьми, уместно вкратце показать ее специфику в этом случае. Специалисты считают, что беседа с детьми – дело куда более ответственное и сложное, чем беседа со взрослыми. Отличия и осложнения начинаются уже с того, что за психологической помощью взрослые обычно обращаются сами, по своей инициативе, а детей к психологу приводят взрослые (родители, учителя, опекуны, тренеры и т. д.). Поэтому понятно, что у детей отсутствует мотивация общения со специалистом, с ними гораздо труднее установить нужный для доверительной беседы контакт.

Отсюда вытекает ряд специфических приемов для налаживания взаимоотношений с ребенком. Один из них – игра. Через игру психологу проще привлечь ребенка к сотрудничеству. Для этого под рукой специалиста всегда должно быть соответствующее обеспечение: куклы, игрушки, бумага и карандаши, книжки с картинками, занимательные вещицы и т. п.

Особое требование предъявляется к речи и языку психолога, так как взрослая речь во многих случаях еще не доступна ребенку. И наоборот, для правильного понимания маленького собеседника необходимо представлять его субкультуру и владеть его словарем. А иногда даже для плодотворного общения с подростком полезно перейти на его жаргон.

Нельзя забывать также, что способности к самонаблюдению у детей еще ограничены. Поэтому очень важна правильная, т. е. посильная для понимания и способствующая нахождению ответа формулировка вопросов. Тогда вопросы выполняют еще не только функцию познания детской психики, но и развивающую функцию, т. е. помогают ребенку осознать свои переживания, чувства, отношения, мысли, способствуют их вербализации.

Наконец, еще одной немаловажной особенностью беседы с детьми является возрастная дистанция, усиливающая неравенство позиций собеседников.

Известный специалист по психологии развития Й. Шванцара считает, что возникающие вследствие этих причин трудности» смягчаются, если психолог займет позицию, определяемую принципами недирективной психотерапии [111]:

1) надо создать мягкое, теплое, понимающее отношение к ребенку;

2) ребенка следует принимать таким, каков он есть;

3) дать ребенку почувствовать атмосферу снисходительности и благожелательности, чтобы он мог свободно проявлять свои чувства;

4) нельзя ничего осуждать или оправдывать в позициях ребенка, но надо понимать их, причем так, чтобы ребенок это почувствовал.

Поскольку важным элементом психологической беседы являются вопросы, то многие сведения, излагаемые ниже по поводу ведения опросов, приложимы и к беседе. Впрочем, как и многие сведения о беседе (особенно в части поведения и качеств исследователя) можно отнести на счет опросов, поскольку любой опрос в какой-либо мере неизбежно сопровождается разговором.



В заключение надо сказать, что большинство исследователей стремится дополнить данные беседы сведениями, получаемыми с помощью других методов. Дело в том, что почерпнутые в беседе основные данные носят, конечно, субъективный характер, поскольку базируются на самонаблюдении респондентов. А, как известно, многие ученые к самонаблюдению относятся весьма настороженно и считают, что подобные сведения должны рассматриваться «как более или менее симптоматические проявления, истинная природа которых должна быть выявлена исследователями в результате их сопоставления с соответствующими объективными данными» [329, с. 171].

ПРИЛОЖЕНИЕ 2.

ИСТОЧНИК: Метод беседы в психологии: Учеб. пособ. для студ. / Редактор- составитель А. М. Айламазьян. — М.: Смысл, 1999. — 222 с. Гл. II.

 

˂…>

II. МЕТОД БЕСЕДЫ В ИССЛЕДОВАНИИ ЛИЧНОСТИ

 

Основные типы бесед в исследовании личности

Как известно, беседа является одним из самых продуктив­ных методов в психологии личности, дающих возможность вглядеться во внутренний мир человека, во многом понять его сложное, часто противоречивое содержание. Особое место бе­седы в арсенале методов исследования личности связано так­же с тем, что, хотя данный метод не требует привлечения сложной дополнительной аппаратуры и оборудования> он в то же время, как ни один другой, предъявляет высокие требова­ния к экспериментатору-психологу, его мастерству, профес­сиональной зрелости.




Возможности беседы как диалога — инструмента встречи человека с человеком — связаны, в частности, с широтой выбора типа беседы в спектре от «полностью контролируемой»

до «практически свободной». Основными критериями отне­сения беседы к определенному типу являются особенности предварительно подготовленного плана (программа и страте­гия) и характер стандартизации беседы, т. е. ее тактика. Под программой и стратегиейf как правило, подразумевают состав­ленный психологом в соответствии с целями и задачами бесе­ды набор смысловых тем и последовательность движения между ними* Чем выше степень стандартизации беседы, тем более строг, определен и неизменяем набор и форма вопросов психолога в ней, т, е. тем более жесткой и ограниченной яв­ляется его тактика. Стандартизация беседы означает также и то обстоятельство, что инициатива в ней перемещается на сторону психолога, задающего вопросы.

Таким образом, полностью контролируемая беседа предпо­лагает жесткую программу, стратегию и тактику, а противо­положный полюс — практически свободная беседа — отсут­ствие заранее сформулированной программы и наличие ини­циативной позиции в беседе у того, с кем она проводится. Между ними располагаются следующие основные типы бесед:

— стандартизированная беседа— стойкие программа, стратегия и тактика;

— частично стандартизированная — стойкие программа и стратегия, тактика значительно более свободная;

— свободная — программа и стратегия заранее не опреде­ляются или же только в основных чертах, тактика со­вершенно свободная.

Полностью и частично стандартизированная беседа дает возможность сравнения разных людей; беседы такого типа являются более емкими в отношении времени, могут опирать­ся на меньший клинический опыт психолога и ограничивать непреднамеренное воздействие на испытуемого. Однако их большим недостатком является то, что они представляются не вполне естественной процедурой, имеющей более или ме­нее выраженный оттенок экзаменационного опроса, и поэто­му сковывающей непосредственность и вызывающей к действию защитные механизмы.

Как правило, к подобного типа беседам прибегают в том случае, если психологом уже установлено сотрудничество с собеседником, исследуемая проблема несложна и носит ско­рее частичный характер.

Беседа свободного типа всегда ориентирована на конкрет­ного данного собеседника. Она позволяет получать множество данных не только прямым, но и косвенным образом, поддер­живать контакт с собеседником, отличается сильным психо­терапевтическим содержанием, обеспечивает высокую спон­танность проявления значимых признаков. Подобный тип беседы характеризуется особенно высокими требованиями к профессиональной зрелости и уровню психолога, его опыту и умению творчески пользоваться беседой 1.

1 См. Шванцара И. Диагностика психического развития. Прага: Авиценум, 1978*

В целом процедура проведения беседы предполагает воз­можность включения в нее разнообразных модификаций — тактических приемов, позволяющих особенно обогатить ее содержание. Так, в беседах с детьми хорошо оправдывают себя куклы, различные игрушки, бумага и карандаш, драматичес­кие сценки. Аналогичные приемы возможны и в беседах со взрослыми людьми у необходимо только, чтобы они органич­но входили в систему разговора. Предъявление конкретного материала (например, шкалы) или обсуждение содержания только что выполненного испытуемым рисунка становится не только зацепкой» для дальнейшего хода беседы, развертывая его программы, но и позволяет получить дополнительные косвенные данные об испытуемом.

 

Структура беседы

 

Несмотря на очевидное многообразие типов беседы, все они имеют ряд постоянных структурных блоков, последователь­ное движение по которым обеспечивает беседе полную целост­ность.

Вводная часть беседы играет очень важную роль в компо­зиции. Именно здесь необходимо заинтересовать собеседни­ка, привлечь его к сотрудничеству, т, е. «настроить его на совместную работу. Принципиальным является то обстоятель­ство, кто инициировал проведение беседы. Если она происходит по инициативе психолога, то ее вводная часть должна заинтересовать собеседника темой предстоящего разговора, пробудить желание участвовать в нем, сделать понятной зна­чимость его личного участия в беседе. Чаще всего это дости­гается посредством апеллирования к прошлому опыту собе­седника, проявлением доброжелательного интереса к его взглядам, оценкам, мнениям. Испытуемому сообщается так­же о примерной продолжительности беседы, ее анонимности, и, если это представляется возможным, то о ее целях и дальнейшем использовании результатов.

Если инициатором предстоящей беседы является не сам психолог, а его собеседник, обращающийся к нему по поводу своих проблем, то вводная часть беседы должна отчетливо продемонстрировать главным образом следующее: что психо­лог тактично и бережно относится к позициям собеседника, он ничего не осуждает, но и не оправдывает, принимая его таким, каков он есть.

 

Во вводной части беседы происходит первая проверка ее стилизации. Ведь набор используемых психологом выраже­ний и оборотов, обращение к собеседнику зависят от возраста последнего, пола, социального положения, жизненной среды, уровня знаний. Иными словами, словарный состав, стиль, концептуальная форма высказываний должны вызывать и поддерживать у собеседника положительную реакцию и же­лание давать полную и истинную информацию.

Продолжительность и содержание вводной части беседы принципиально зависят от того обстоятельства, будет ли она единственной с данным собеседником или у нее возможно развитие; каковы цели исследования и т.д.

На начальной стадии беседы особую роль для установле­ния и поддержания контакта играет невербальное поведение психолога, свидетельствующее о понимании и поддержке со­беседника.

Невозможно дать готовый алгоритм вводной части беседы, репертуар фраз и высказываний. Важно наличие отчетливо­го представления о ее целях и задачах в данной беседе, Их последовательная реализация, установление прочного контак­та с собеседником позволяют переходить к следующему, вто­рому этапу.

Его характеризует наличие общих открытых вопросов по теме беседы, вызывающих как можно больше свободных выс­казываний собеседника, изложение им своих мыслей и переживаний. Такая тактика позволяет психологу накопить оп­ределенную фактическую событийную информацию.

Успешное выполнение этой задачи позволяет перейти к этапу подробного прямого обсуждения основной темы беседы, (Эта логика развития беседы реализуется и внутри развития каж­дой частной смысловой темы: следует от общих открытых воп­росов переходить к более специфическим, конкретным). Таким образом, третьим этапом беседы становится подробное исследование содержания обсуждаемых проблем. Это кульминация беседы, один из самых сложных ее этапов поскольку здесь все зависит только от психолога, от его умения задавать вопросы, слушать ответы, наблюдать за поведением собеседника. Содер­жание этапа подобного исследования полностью определяется конкретными целями и задачами данной беседы.

Завершающая фаза — это окончание беседы. Переход к ней возможен после успешного и достаточно полного проведения предшествующего этапа исследования. Как правило, здесь в той или иной форме делаются попытки ослабить напряжение, возникающее в ходе беседы, и выражается признательность за сотрудничество. Если беседа предполагает свое последующее продолжение, то ее завершение должно сохранить готов­ность собеседника к дальнейшей совместной работе.

Конечно, описанные этапы беседы не имеют жестких гра­ниц. Переходы между ними являются постепенными и плавными. Однако перескакивание через отдельные фазы бесе­ды может привести к резкому снижению достоверности по­лучаемых данных, нарушить процесс общения, диалога собе­седников.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3.

ИСТОЧНИК : Дубровина И.В. и др. Психология: Учебник для студ. сред. пед. учеб. заведений / И.В. Дубровина, Е.Е. Данилова, A.M. Прихожан; Под ред. И.В.Дубровиной. — М., Издательский центр «Академия», 1999. — 464с.


2.7. Беседа или интервью

Этот метод занимает особое место среди средств дея­тельности психолога. В исследовательской и психодиагнос­тической практике беседа используется как основной ме­тод и как дополнительный метод.

Как основной метод исследования или психодиагностики беседа может быть стандартизированной, т.е. состоять из заранее сформулированных вопросов, которые задают­ся в строго определенном порядке, и свободной. Во втором случае экспериментатор имеет только общий план интер­вью и сам формулирует вопросы, определяет их порядок в зависимости от того, как складывается разговор. Возмож­ны и промежуточные формы.

Для получения надежных данных в беседе использу­ются разные типы вопросов. Помимо прямых, «открытых» вопросов (например: «Ты любишь читать книги?») используются косвенные («Что ты обычно делаешь в сво­бодное время?») и проективные («Если бы тебе сказали, что в течение ближайших двух часов ты можешь делать что хочешь. Чем бы ты занялся?»).

В одних случаях содержание беседы полностью опреде­ляется психологом. Ему принадлежит активная роль в орга­низации и проведении беседы, он добивается, чтобы каж­дый как можно полнее и понятнее отвечал на поставлен­ные вопросы. Такая беседа называется управляемой. Чем более беседа стандартизирована, тем более она управляема.

В других случаях, напротив, задача психолога — создать условия для того, чтобы человек, участвующий в беседе, мог взять инициативу разговора на себя. Это слабо управля­емая беседа. Умение взять инициативу — ценный диагнос­тический показатель. Здесь также могут быть различные про­межуточные варианты.

Психолог, проводящий беседу, с помощью специаль­ных средств создает особые условия для разговора, позво­ляющие собеседнику говорить раскованно, свободно вы­ражать свою точку зрения. Самое важное здесь — умение слушать собеседника. Этой цели служат техники активного слушания, которым психолог специально обучается. Од­нако не менее, чем техники, психологу необходимы под­линная заинтересованность в содержании беседы, в том, что скажет собеседник, умение задавать точные вопросы, давать собеседнику помолчать, но не отмалчиваться и т.п.

Приведем в качестве примера отрывки из эксперимен­тальных бесед известного отечественного психолога Л. С. Славиной (1906-1984) с ученицей 3-го класса. Изуча­лись особенности проявления самооценки школьников.

«Э к с п. Тебе нравятся девочки в классе?

Галя. Нет, не очень.

Э к с п. Почему?

Галя. Потому что они плохие.

Э к с п. Почему они плохие?

Галя. Так мне кажется, что все они плохие.

Экс п. А ты?

Галя. Я хорошая. Мне кажется, что они плохие, а я хорошая. Мне кажется, что я лучше их. Каждому кажется, что он лучше всех.

Э к с п. Нет, не каждому, многие дети говорят, что не они самые хорошие.

Г а л я. А я думаю, что я.

Э к с п. Что ты?

Г а л я. Я лучше всех.

Э к с п. Что значит лучше всех?

Галя. Лучше, лучше всех.

Э к с п. Умнее всех?

Галя. Да, и умнее и красивее всех.

Э к с п. И добрее?

Г а л я. И добрее всех.

Э к с п. А разве у вас в классе не Таня самая добрая де­вочка?

Галя. Она добрая, и я добрая.

Э к с п. А кто лучше — ты или Таня?

Галя. Я про себя думаю, что я.

Э кс п. А девочки признают, что ты умная, добрая, хо­рошая?

Галя. Нет.

Э к с п. А видят они это?

Галя. Видят, конечно.

Э к с п. Почему же они не признают?

Галя. Не знаю»1.

1Славина Л.С. Трудные дети. — М, 1998. — С. 86.Беседа — очень сложная форма работы, требующая от психолога многих специальных умений и опыта. Особые проблемы возникают при интерпретации результатов бе­седы.

Один из наиболее крупных психологов мира, извест­ный швейцарский исследователь Ж. Пиаже— мастер пси­хологических бесед с детьми писал о проблемах исполь­зования беседы в исследовательских целях: «Как трудно удержаться от чрезмерного многословия, особенно пе­дагогу, расспрашивая ребенка! Как трудно удержаться от невольного внушения ему своих мыслей! А всего труд­нее отыскать средний путь, избежав и чрезмерной сис­тематичности, вызванной заранее разработанной кон­цепцией, и полной хаотичности фактов, к которой при­водит отсутствие какой-либо направляющей гипотезы! В сущности говоря, хороший экспериментатор должен соединять в себе два обычно несовместимых качества: он должен знать, как наблюдать, т.е. позволять ребенку говорить совершенно свободно, не прерывая его выска­зываний и не отклоняя их ни в одну сторону, и в то же самое время он должен быть постоянно настороже, что­бы, не пропустить ничего важного; каждую минуту он должен иметь в виду какую-нибудь рабочую гипотезу, хоть какую-нибудь теорию, правильную или ложную, и стремиться ее проверить. Начинающий исследователь либо подсказывает ребенку то, что он ожидает от него получить, либо же не подсказывает ему совершенно ничего, потому что он не ищет ничего определенного; нечего и говорить, что в этом случае он ничего и не найдет.

Короче, это нелегкая задача, и материал, который в результате получаешь, нуждается в самом строгом кри­тическом анализе. Психолог должен преодолеть неопре­деленность метода опроса отточенностью своей интер­претации»1.

Особое значение приобретает беседа как метод консуль­тационной, развивающей и психокоррекционной работы, а также методов немедицинской психотерапии. Эти методы составляют арсенал практической психологии, т.е. непос­редственной работы психолога с людьми.

‘ Цит. по: Флейвелл Дж. X. Генетическая психология Жана Пиаже. -М., 1967.-С. 49.2.8. Методы консультационной, развивающей и психокоррекционной работы


ПРИЛОЖЕНИЕ 4.

ИСТОЧНИК: Гуткина Н.И Клинический метод в психологическом консультировании детей // Психологический журнал. – 2001. — №1-2.


 

Статья посвящена психологическому консультированию детей. Прежде всего необходимо отметить особенности процесса консультирования в этом возрастной период:

1. дети почти никогда не обращаются за помощью сами, обычно в связи с их проблемами обращаются к консультанту взрослые;

2. психотерапевтический эффект должен быть достигнут очень быстро, так как одна проблема порождает новые, что в детском возрасте существенно отражается на психическом развитии ребенка в целом;

3. консультант не может возложить на ребенка ответственность за решение существующих у него проблем, поскольку мышление и самосознание в детском возрасте еще недостаточно развиты, а кроме того, жизнь ребенка почти полностью зависит от взрослых.

В связи с указанными выше особенностями с особой остротой встает проблема метода консультирования. Ребенок редко склонен сам рассказывать о своих проблемах чужому взрослому, а кроме того, он не всегда понимает, что является источником его бед. Отсюда первоочередная задача консультанта — «нащупать» проблему и понять источник ее возникновения, иными словами, поставить диагноз. Поставив диагноз, консультант должен наметить план решения существующей проблемы и приступить к его реализации. В случае правильных действий консультанта и сотрудничества с ним заинтересованных взрослых психотерапевтический эффект не заставит себя ждать.

Как правило, постановке диагноза предшествует исследование, в ходе которого устанавливаются факты, позволяющие исследователю поставить диагноз. Какие же факты необходимо установить психологу в процессе консультирования детей? С моей точки зрения, это переживания ребенка.

Л.С. Выготский писал, что «переживание ребенка и есть такая простейшая единица, относительно которой нельзя сказать, что она собой представляет — средовое влияние на ребенка или особенность самого ребенка; переживание и есть единица личности и среды, как оно представлено в развитии» (Собр. соч. Т.4, с.382).

Переживание, по Л.С. Выготскому, — это отношение ребенка (человека) к действительности, к среде. Оно показывает, чем данный момент среды является для личности, как он влияет на развитие личности ребенка. Для практики консультирования и для психотерапии очень ценным является высказывание Л.С. Выготского о том, что для понимания особенностей развития ребенка важна не сама объективная ситуация, а то, как ребенок (человек) переживает эту ситуацию. Именно поэтому одна и та же жизненная ситуация по разному влияет на развитие разных детей в силу различия их переживаний. «…Среда определяет развитие ребенка через переживание среды» (там же, с.383). Поскольку понятие «среда» включает в себя и отношение других людей (взрослых и сверстников) к ребенку, то эти отношения имеет смысл анализировать не только с объективной (независимой) точки зрения, но гораздо важнее понять, как существующие отношения переживаются ребенком. «…Ребенок есть часть социальной ситуации, отношение ребенка к среде и среды к ребенку дается через переживание и деятельность самого ребенка; силы среды приобретают направляющее значение благодаря переживанию ребенка» (там же, с.383). Таким образом получается, что поведение ребенка обуславливается его переживаниями, а переживания определяются внешней ситуацией. Изменить поведение ребенка можно, изменив его переживания, а изменить его переживание ситуации можно, изменив саму ситуацию, например, изменив стиль взаимоотношений взрослого и ребенка.

Понимание того, какие именно изменения в среде требуются для положительного результата консультирования, психолог может почерпнуть только из анализа переживаний ребенка.

По Выготскому, мы должны изучать среду через переживание, в котором преломлена эта среда, и только тогда мы поймем суть воздействия среды на ребенка. А это необходимо для постановки правильного диагноза при консультировании.

В большинстве случаев в основе детского поведения, по поводу которого обратились с жалобой взрослые, лежат отрицательные аффективные переживания ребенка. Л.С. Славина, специально изучавшая детей с аффективным поведением, определяет отрицательные аффективные переживания как «такие переживания, в основе которых лежит неудовлетворенность каких-либо жизненно важных для ребенка потребностей или конфликт между ними» (1998, с.218). Как правило, аффективные переживания устраняются у детей только после того, как меняется ситуация, провоцирующая эти переживания. Но бывает так, что изменить ситуацию невозможно в силу каких-то объективных причин. Тогда психолог должен суметь изменить личностный смысл ситуации для ребенка и тем самым изменить его переживания. Изменить личностный смысл возможно в том случае, если консультант покажет ребенку ситуацию не с привычной для него точки зрения, а совершенно с другой, новой позиции. Причем эта новая позиция, которую консультант предлагает занять ребенку, должна быть привлекательной для консультируемого и соответствовать его личностным притязаниям. Так, изменить личностный смысл ситуации для субъекта можно, изменив значимость ситуации для него. Для этого значение ситуации видоизменяется таким образом, что оно выводится за пределы жизненно значимой потребности ребенка. Изменение значения закрепляется каким-нибудь знаком, например, словесной формулировкой. В этом случае ребенок, попадая в ситуацию, которая раньше вызывала аффективное поведение, произносит в уме фразу-знак, которая помогает ему овладеть собственным поведением в нужном направлении. Таким образом, мы имеем здесь дело с инструментальным управлением, или опосредствованным поведением, когда поведение ребенка определяется не непосредственным стимулом (ситуацией), а психологическим орудием (знаком). Л.С. Выготский, проводя разграничительную линию между низшей и высшей формами поведения, пишет (1960), что для низшей формы поведения (непосредственного поведения) характерным является полная определяемость поведения стимуляцией. А для высшей формы поведения (опосредствованного поведения) характерна автостимуляция, «создание и употребление искусственных стимулов-средств и определение с их помощью собственного поведения. …Эти искусственные стимулы-средства, вводимые человеком в психологическую ситуацию и выполняющие функцию автостимуляции, мы называем знаками, придавая этому термину более широкий и вместе с тем более точный смысл, чем в обычном словоупотреблении. Согласно нашему определению, всякий искусственно созданный человеком условный стимул, являющийся средством овладения поведением — чужим или собственным, — есть знак» (1960, с.109).

Изменение личностного смысла ситуации позволяет сгладить, а иногда и совсем устранить аффективные переживания, вызываемые данной ситуацией, и соответственно добиться изменения поведения ребенка. Найти новую точку видения событий психолог может с помощью рефлексии, то есть выхода из состояния поглощения жизнедеятельностью в некую внешнюю позицию, откуда данная ситуация предстает в совершенно ином виде. Такое понимание рефлексии было дано С.Л. Рубинштейном (1973). Выход в рефлексивную позицию позволяет консультанту провести анализ существующего положения дел и понять, с какой стороны подать ситуацию ребенку, чтобы он увидел ее в новом свете и она приобрела бы для него новый личностный смысл. Как было показано в исследованиях (Н.И. Гуткина, 1983, 1987, 1989), рефлексия позволяет получить новое знание. Рефлексивный анализ ситуации и переживаний ребенка часто приводит психолога к неожиданным выводам.

В основном к психологу-консультанту взрослые обращаются по поводу детей, у которых есть аффективные переживания. Сложность задачи, стоящей перед детским консультантом, заключается в определении этих аффективных переживаний. И здесь очень важную роль играет метод исследования. Многолетняя практика привела меня к выводу, что для этой цели хорошо подходит клинический метод.

Клинический метод в психологии был разработан Жаном Пиаже, а затем стал своеобразной «визитной карточкой» всей школы Пиаже. Название «клинический» было дано автором в связи со сходством метода с процедурой исследования, применяемой психиатрами,1) то есть акцент делался на качественный аспект и анализ отдельных случаев. Но при этом наиважнейшей частью метода стал своеобразный констатирующий качественный эксперимент,2) хотя некоторые исследования были выполнены исключительно методом объективного наблюдения без какого-либо экспериментального вмешательства. Своеобразие эксперимента заключалось в том, что эта процедура была абсолютно нестандартизирована (даже в тех случаях, когда изучалось восприятие, то есть в случае психофизического эксперимента). Как в любом эксперименте, в экспериментах Пиаже проверялась какая-то гипотеза. Но поскольку его испытуемыми были дети, а каждый ребенок представляет собой индивидуальный случай развития, то гипотеза, проверявшаяся в эксперименте строилась для каждого ребенка отдельно во время тщательного и продолжительного наблюдения его спонтанного поведения. Гипотеза, на основе которой создавались задачи, предлагавшиеся ребенку в эксперименте, строилась на основе предчувствий и интуиции экспериментатора, возникающих в ходе предварительного наблюдения. Теперь понятно, почему в рамках даже одной возрастной группы не всем детям давалась одна и та же задача, а способ предъявления одной и той же задачи был разным для разных детей. После первичной реакции ребенка на задачу экспериментатор должен был сделать свой ход, то есть каким-то образом отреагировать, после следующей реакции испытуемого опять следовал ход экспериментатора и т.д. Таким образом, каждая реакция ребенка как-то определяла следующий ход экспериментатора, который также зависел от сформированной предварительно гипотезы относительно данного ребенка. Вследствие такой зависимости действий экспериментатора от поведения испытуемого практически не было детей, получавших от взрослых одинаковые воздействия. Как правило, в школе Пиаже процедура одного и того же эксперимента широко варьировала у различных испытуемых в любом исследовании.

Во всех случаях, где это только возможно (исключением являются, например, исследования в младенческом и раннем возрасте), в эксперимент включался вербальный компонент, вроде беседы с ребенком. Были эксперименты, направленные на изучение смешанного поведения речевого и неречевого характера, но были и такие эксперименты, которые целиком состояли из одной беседы и предполагали изучение только вербального поведения. При этом беседа строилась по принципам эксперимента, описанного выше. В качестве задачи выступал какой-нибудь вопрос экспериментатора. Реакциями испытуемого были его ответы, а реакциями экспериментатора новые вопросы, зависящие от ответов испытуемого. Сам Пиаже называл этот эксперимент «нестандартизированным клиническим методом свободной беседы с ребенком». Позже он вошел в историю под названием «метод клинической беседы Ж.Пиаже». Для проведения этой беседы строился предварительный общий план, но содержание и ход беседы целиком зависели от ответов ребенка. Пиаже считал, что, когда ребенку предложена задача, то нужно пытаться следовать за его мыслью, в каком бы направлении она ни шла. Стандартизированная беседа такой возможности не дает.

Джон Х. Флейвелл, анализируя исследования Ж. Пиаже и его клинический метод, пишет: «Суть этого подхода состоит в обследовании всего многообразия возможных форм поведения ребенка в ситуации, где действует последовательность: раздражитель-реакция-раздражитель-реакция; в ходе быстрой смены членов этого ряда экспериментатор использует все свои возможности и способности, чтобы понять слова и действия ребенка и изменить свое поведение так, чтобы добиться наиболее точного ответа на свои вопросы» (1967, с.47).

Л.Ф. Обухова отмечает, что метод клинической беседы позволял изучать не симптомы (внешние признаки явления), а процессы, приводящие к их возникновению (1995).

Анализ и описание полученных данных проводились Ж. Пиаже в соответствии с особенностями клинического метода. Основные полученные факты были представлены в виде протоколов регистрации поведения ребенка. Этим протоколам предшествовали, с ними сочетались и их сопровождали различные комментарии автора. Статистическая обработка результатов, как правило, была очень ограниченной, либо не производилась вообще. Всюду доминировал качественный анализ.

Клинический метод как научный метод вызвал сомнения у современников Ж. Пиаже. Джон Х. Флейвелл, отдавая должное этому методу и, с точки зрения самого Пиаже, отнесшийся к нему умеренно и терпимо, писал: «Тем не менее приходится признать, что по сравнению с основной массой публикаций по детской психологии человек, читающий работы Пиаже, должен очень многое брать на веру — веру в экспериментальный опыт Пиаже, его теоретическую изобретательность и интеллектуальную честность» (1967, с.51). Э. Клапаред образно сравнивал метод клинической беседы с умственной аускультацией и перкуссией.3) Он считал, что метод клинической беседы — это искусство спрашивать.

На опасности и трудности, подстерегающие психолога, применяющего клинический метод, указывал и сам Пиаже. Он подчеркивал, что даже очень опытный психолог, проводящий беседу, порой поддается искушению вести ребенка за собой и внушать ему те или иные собственные мысли. Кроме того, его подстерегает опасность не понять значение важных поведенческих реакций ребенка и другие ловушки. С его точки зрения, внутренние дефекты клинического метода психолог должен компенсировать своим опытом и находчивостью.

Но среди современников Пиаже были и такие ученые, которые поняли значение нового метода для психологии. И среди них был Л.С. Выготский. Можно сказать, что он принял метод Пиаже, но не всегда был согласен с интерпретацией полученных последним фактов. Вот что писал Л.С. Выготский о методе Пиаже в книге «Мышление и речь»: «Море новых фактов, крупных и мелких, первой и второй величины, открывающих новое и дополняющих известное раньше, хлынуло в детскую психологию со страниц Пиаже.

Добыванием новых фактов, их золотой россыпи Пиаже обязан в первую очередь новому методу, который он ввел, — клиническому методу, сила и своеобразие которого выдвигают его на одно из первых мест в методике психологического исследования и делают незаменимым средством при изучении сложных, целостных образований детского мышления в их изменении и развитии. Этот метод придает действительное единство всем разнообразнейшим фактическим исследованиям Пиаже, сведенным в связные, жизненно полноценные клинические картины детского мышления» (Собр. соч. Т.2, 1982, с.26).

Л.С. Выготский не только высоко оценил клинический метод. Он и его ученики использовали этот метод в своих исследованиях. Наиболее широко он применялся в школе Л.И. Божович, ученицы Л.С. Выготского. Другая ученица Л.С. Выготского, Л.С. Славина, всю жизнь проработавшая рука об руку с Л.И. Божович, владела этим методом просто виртуозно. Она была мастером тонкого психологического эксперимента, и ни одно ее исследование не обходилось без беседы, столь похожей по своему строению на метод клинической беседы Ж.Пиаже. Думаю, что имею основание провести такое сравнение, поскольку знакома с работой Лии Соломоновны Славиной не только по литературе, но и в жизни. Я работала в лаборатории Лидии Ильиничны Божович с 1971 года и до момента ее закрытия. А потом навещала Лию Соломоновну Славину у нее дома и имела возможность расспрашивать ее о том, как надо беседовать с детьми.

У читателя может возникнуть недоумение, почему я говорю об исследователях, занимавшихся изучением развития личности детей и подростков (Л.И. Божович и Л.С. Славина), в контексте обсуждения метода, созданного для исследования механизмов познавательной деятельности ребенка. Думаю, что из анализа клинического метода, сделанного выше, ясно, что этот метод может применяться гораздо шире, а именно для исследования индивидуального психического развития ребенка в онтогенезе вообще, а значит, и для исследования развития его личности.

Итак, я предлагаю использовать метод клинической беседы Ж.Пиаже для исследования особенностей развития личности ребенка в практике психологического консультирования. В литературе встречается термин «клиническая беседа» (Б.В. Зейгарник, 1999), используемый Б.В. Зейгарник для обозначения беседы, применяемой патопсихологами для постановки или уточнения диагноза больного. Таким образом, клиническая беседа дополняет патопсихологический эксперимент, позволяя получить такое знание о больном, которое не выявляется непосредственно в патопсихологическом эксперименте. Б.В. Зейгарник использует термин «клиническая беседа» безотносительно к Ж. Пиаже, к его методу клинической беседы. Она пишет: «Если назвать эту беседу клинической, то клинической в широком смысле слова, потому что это не беседа врача, это беседа экспериментатора-психолога … с человеком, заболевшим и находящимся в стационаре или приходящим в диспансер» (1999, с.75). Таким образом, основными в этой беседе являются два момента: 1) беседу проводит психолог-экспериментатор; 2) беседуют с больным человеком. Целью же является исследование личности человека. Говоря о клинической беседе, Б.В. Зейгарник фокусируется на больном человеке. Но тут же приводит пример, когда клиническая беседа помогает выявить псевдобольного. Но в таком случае с помощью этого метода исследуется здоровый человек. Значит, принципиально важно в этом методе не с кем мы работаем, а как мы работаем. Фактически, в результате такой беседы мы получаем знание, сопоставимое с экс





Читайте также:

Рекомендуемые страницы:

Поиск по сайту













Поиск по сайту:










Особенности проведения беседы с детьми и подростками — КиберПедия

 

Во многих психологических работах, посвященных проблемам метода интервью, неоднократно подчеркивалось, что беседа с детьми обладает определенной спецификой и является несравненно более сложным делом, чем беседа со взрослыми (Шванцара Й., 1978). Отличие состоит уже в том, что взрослые люди, как правило, обращаются за психологической помощью по собственной инициативе, тогда как детей обычно приводят учителя и родители, заметив какие-то отклонения в их развитии и поведении. Поэтому у детей нередко отсутствует какая-либо мотивация общения с психологом и далеко не со всеми из них удается сразу установить тесный контакт, так необходимый при проведении беседы. Нередко от психолога требуются большая находчивость и изобретательность, чтобы «разговорить» ребенка. Это касается прежде всего детей с заниженной самооценкой, тревожных, неуверенных в себе и так называемых «трудных», которые имеют немалый отрицательный опыт общения со взрослыми.

В этих случаях особенно полезной для привлечения ребенка к сотрудничеству является игра. Для этого у психолога всегда должны быть под рукой яркие, привлекательные игрушки, различные головоломки, цветные карандаши и бумага, другие занимательные вещи, которые способны заинтересовать детей и спровоцировать их на общение.

Важным условием установления и поддержания контакта является форма обращения к ребенку. Допустимым можно считать только обращение по имени, причем маленьких детей рекомендуется называть так, как их обычно называет мама (Шванцара Й., 1978). Вообще речь психолога, его язык имеют большое значение при проведении беседы с детьми и подростками. Необходимо помнить, что не все обороты и выражения «взрослой» речи могут быть понятны ребенку, поэтому, организуя беседу, нужно принимать во внимание возраст, пол, условия воспитания детей. Кроме того, чтобы самому понимать ребенка, психолог должен быть знаком с детским словарем, должен знать и при необходимости уметь использовать в общении со школьниками подростковый и молодежный сленг.

Не вызывает сомнения, что получаемые в беседе данные, степень их полноты и достоверности зависят от того, насколько опрашиваемое лицо способно к самонаблюдению. Между тем, хорошо известно, что возможности детей в этом отношении ограниченны. Так, например, способность к интроспекции, т. е. сознательному наблюдению собственных эмоциональных реакций и их вербализации, становится в достаточной степени сформированной у большинства детей только в подростковом возрасте. Однако это не означает, что с детьми можно разговаривать только о каких-то внешних, объективных фактах их жизни и нельзя обсуждать возникающие у них переживания, эмоциональные реакции и т. д. В принципе дети способны описать свои мысли и чувства, но имеют в этом ограниченные возможности и не обладают достаточно развитыми навыками припоминания событий.


Именно поэтому в беседе с детьми особенно велика роль правильно заданного вопроса. Правильно сформулированный и вовремя поставленный вопрос не только позволяет психологу получить необходимые сведения, но и выполняет своеобразную развивающую функцию: он помогает ребенку осознать собственные переживания, расширяет возможность вербализации субъективных состояний.

Умение подобрать нужные вопросы, отыскать для каждого ребенка индивидуальную тактику ведения беседы является довольно трудным делом и во многом зависит от опыта психолога, наличия у него творческого подхода к использованию данного метода. Признанный мастер проведения беседы с детьми Ж. Пиаже писал по этому поводу: «Как трудно удержаться от чрезмерного многословия, особенно педагогу, расспрашивая ребенка! Как трудно удержаться от невольного внушения ему своих мыслей! А всего труднее отыскать средний путь, избежав и чрезмерной систематичности, вызванной заранее разработанной концепцией, и полной хаотичности фактов, к которой приводит отсутствие какой-либо направленной гипотезы! В сущности говоря, хороший экспериментатор должен соединять в себе два обычно несовместимых качества: он должен знать, как наблюдать, т. е. позволять ребенку говорить совершенно свободно, не прерывая его высказываний и не отклоняя их ни в одну сторону, и в то же самое время он должен быть постоянно настороже, чтобы не пропустить ничего важного; каждую минуту он должен иметь в виду какую-нибудь рабочую гипотезу, хоть какую-то теорию, правильную или ложную, и стремиться ее проверить. Начинающий исследователь либо подсказывает ребенку то, что он ожидает от него получить, либо же не подсказывает ему совершенно ничего, потому что он не ищет ничего определенного; нечего и говорить, что в этом случае он ничего и не найдет. Короче, это нелегкая задача…» (цит. по: Флейвелл Дж., 1967, с. 49).


Проводя беседу с детьми, психологу очень важно занять правильную позицию. Сделать это непросто, поскольку отмеченная выше асимметричность отношений в ситуации опроса ребенка усугубляется еще и возрастной дистанцией. По мнению Й. Шванцары (1978), оптимальной в этом случае может быть позиция, соответствующая принципам недирективного подхода:

1) психолог должен создать человечески теплое, полное понимания отношение к ребенку, позволяющее как можно раньше установить контакт;

2) он должен принимать ребенка таким, какой он есть;

3) своим отношением он должен дать ребенку почувствовать атмосферу снисходительности, чтобы ребенок мог свободно проявлять свои чувства;

4) психолог должен тактично и бережно относиться к позициям ребенка: он ничего не осуждает и ничего не оправдывает, но при этом – все понимает.

Реализация такого отношения, основанного на создании атмосферы безусловного принятия, искренности и открытости, помогает ребенку проявить свои возможности, «раскрыться» и поэтому способно оказать существенное психотерапевтическое воздействие. Поскольку психологу часто приходится иметь дело с «проблемными» детьми, испытывающими разного рода затруднения, такое воздействие в большинстве случаев оказывается необходимым.

При проведении беседы нередко возникает проблема регистрации данных. Обычно выбор возникает между использованием магнитофона и письменным фиксированием ответов. Последнее нередко является более предпочтительным, так как позволяет сохранить естественность ситуации, меньше отвлекает ребенка, не сковывает его. Конечно, не все высказывания можно записать дословно. Однако ключевые моменты в ответах детей требуют точной записи, и ее, как правило, удается сделать. Для регистрации невербальных компонентов сообщения: пауз, интонаций, темпа речи и др., учет которых необходим при интерпретации полученных данных, обычно применяется система сокращений и кодов, которую каждый психолог вырабатывает для себя по мере приобретения практического опыта ведения беседы.

Рассказы детей и подростков могут носить глубоко личный, интимный характер. Поэтому в беседе с ними, так же как и в любом другом психологическом исследовании, нужно соблюдать условия конфиденциальности. Если возникает экстренная необходимость сообщить о чем-либо из рассказанного ребенком его родителям и учителям, следует обязательно получить на это согласие ребенка.

В зависимости от целей исследования беседа может иметь разное содержание. Так, на первых этапах работы, когда необходимо получить возможно более полное представление об особенностях ребенка и установить характер его проблем, беседа проводится обычно по типу диагностического интервью, которое носит общий характер и направлено на «зондирование» различных аспектов жизни: выяснение интересов и склонностей ребенка, его положения в семье, отношения к родителям, братьям, сестрам, отношения к школе и одноклассникам, установления наиболее частых форм поощрения и наказания, связанных с этим способов реагирования и т. д. Диагностически ценным может оказаться выяснение того, что сам ребенок считает для себя главной проблемой. Беседа может иметь и более частный характер, затрагивая какие-то отдельные аспекты жизни ребенка.

1.2. «Дискуссионный диалог» как один из приемов профориентационной работы с учащимися*

* Материалы данного раздела любезно предоставлены В. В. Зацепиным.

 

Исходя из результатов массовых опросов школьников с целью определения их профессиональных намерений, учащихся можно разделить на четыре категории по степени сформированности их профессиональных планов. Работа с каждой отдельной категорией учащихся проводится различными способами и приемами исходя из различных задач и целей для каждой из представленных групп.

Обозначим данные категории учащихся:

1. Школьники, которые уже определили свое будущее призвание и нуждаются в основном в том, чтобы им были показаны пути дальнейшего получения образования, учебное заведение, в котором можно получить данную специальность, перспективы работы. Иногда необходимо подсказать пути самовоспитания, самообразования, подготовки себя к овладению в будущем данной профессией.

2. Школьники, которые не знают, куда пойти учиться или работать, не имеющие конкретных жизненных профессиональных планов. Данная категория учащихся нуждается в основном в работе по профессиональному просвещению. Знакомство с различными профессиями и специальностями помогает им определить свое будущее. В работе с данным контингентом учащихся можно достаточно эффективно применять анкеты на выявление интересов, результаты которых могут служить как бы «первотолчком» для последующего самоопределения, помогают школьникам сузить область выбора и сориентироваться в многообразии профессий.

3. Школьники, которые выбрали свою будущую профессию, но в силу каких-либо противопоказаний (состояние здоровья, явно завышенный уровень притязаний, неадекватная самооценка и т. д.) овладение данной профессией либо существенно ограничено для них, либо совершенно противопоказано. В данном случае необходима работа по переориентации. В задачу деятельности школьного психолога входит определение системы мер педагогических и психологических воздействий на данного школьника с целью его переориентации. Переориентация предполагает разрешение подростком достаточно сложного противоречия между собственным желанием, с одной стороны, и невозможностью (либо ограниченностью) заниматься данной деятельностью – с другой.

4. Школьники, которые выбрали сразу несколько профессий, часто совершенно противоположного характера. Это самая многочисленная группа. Эти учащиеся характеризуются тем, что при определении своего профессионального выбора они ориентируются исключительно на советы и мнения товарищей и окружающих людей, не задумываясь ни о своих возможностях, ни о достоинствах той или иной профессии. В силу того что эти мнения и советы бывают противоречивыми, профессиональное самоопределение этих учащихся становится чрезвычайно сложным делом. Именно такие школьники в наибольшей степени нуждаются в помощи со стороны школьного психолога.

Основной целью работы школьного психолога с этими учащимися является не только разрешение противоречий, но и выработка устойчивого и целенаправленного профессионального выбора.

Для этого наиболее эффективным средством служит индивидуальная профконсультационная беседа с учеником, которая получила название «дискуссионный диалог».

Цель данной профконсультационной беседы – актуализация знаний, предпочтений школьника о каждой профессии, установление соответствия своих способностей и возможностей требованиям, которые предъявляет профессия к человеку. На основе сравнения ученик может определить свой выбор.

Профессиональная консультация предполагает индивидуальную или групповую работу со школьниками на основе знания их склонностей, интересов, способностей и других психологических свойств и качеств личности. Поэтому проведению профконсультационной беседы должно предшествовать изучение личности школьника различными методами (наблюдение, анкетирование, беседы с родителями и учителями, различные тестовые методики и др.). Только на основе полученного представления о данном ученике можно приступать уже к собственно профконсультационной беседе. Школьный психолог имеет возможность проводить индивидуальные профконсультационные беседы не сразу в момент обращения, а через некоторое время. Правда, необходимо отметить, что при этом может пропасть «эффект обращения», т. е. внутренняя установка консультируемого на ожидаемую помощь. Поэтому в каждом конкретном случае момент проведения беседы необходимо определять с учетом особенностей личности данного ученика.

Как же протекает «дискуссионный диалог»? После определенного количества уточняющих вопросов (биографических данных, сведений о родителях и т. д.) и налаживания положительного контакта между консультантом и консультируемым (выработка у школьника установки на взаимное сотрудничество с целью получения им действенной помощи в профессиональном самоопределении) школьнику предлагается выбрать для обсуждения одну из предпочитаемых им профессий. Обычно школьник выбирает наиболее значимую для себя. Выбор школьником профессии для обсуждения фиксируется. Далее консультант предлагает школьнику определить ту роль, которую он будет выполнять при обсуждении. Такими ролями могут быть: либо роль защитника выбранной профессии, либо критика ее недостатков. Данный выбор школьника также фиксируется консультантом.

После определения ролей начинается диалог. Консультант занимает роль, противоположную той, которую выбрал школьник. Позиции, высказанные школьником (аргументы «за» и «против»), а также высказывания консультанта письменно фиксируются. Желательно, чтобы процесс накапливания аргументов и их фиксирования школьник мог наблюдать (в определенных случаях фиксацию аргументов можно поручить самому школьнику). Запись результатов беседы по возможности надо вести так, чтобы можно было осуществить как количественное, так и качественное сравнение. Консультант не должен перехватывать инициативу у школьника в процессе беседы и по возможности на каждый аргумент школьника отвечать своим аргументом. Иногда консультанту необходимо для активизации интереса школьника привести свой аргумент, но добиться от школьника ответного.

В процессе беседы обсуждаются: значение и необходимость данной профессии, условия труда и заработной платы, перспективы профессионального роста, требования, предъявляемые профессией к личности, соответствие личностных особенностей данного школьника этим требованиям и т. д. Желательно при этом избегать категорических утверждений. Диалог продолжается до тех пор, пока не наберется достаточное количество аргументов. Затягивать обсуждение надолго не рекомендуется.

Через несколько дней происходит повторная встреча психолога с консультируемым. Школьнику предлагается повторить беседу, предметом обсуждения которой является вторая из предпочитаемых школьником профессий. Школьник опять выбирает роль. Следует учесть, что от беседы к беседе роли психолога и ученика должны меняться. Далее процедура повторяется, как и в первый раз.

Количество бесед с каждым учащимся может быть разным и зависит от числа выбранных данным школьником профессий. Перерыв между беседами – три–пять дней.

В результате проведения подобной серии профконсультационных бесед у школьника актуализируются его знания и представления о каждой из предпочитаемых им профессий. Иногда целесообразно после окончания беседы дать возможность школьнику ознакомиться с фиксируемым результатом бесед и сравнить их. В процессе беседы психолог пытается провести соответствие между личностными особенностями школьника и требованиями, которые предъявляет к личности данная профессия, поэтому до беседы желательно ознакомиться с профессиограммой данной профессии (и даже иметь ее при себе для ознакомления школьника).

Данные, которые накапливаются у психолога в результате изучения школьника до беседы и в процессе ее, дают возможность определить, к какой из профессий более расположен сам школьник и какой из них он наиболее соответствует по своим личностным особенностям. В случае расхождения между желанием и возможностью посвятить себя той или иной профессии процесс разрешения данного альтернативного вопроса должен быть предоставлен самому школьнику.

Главным достоинством методики «дискуссионный диалог» является то, что школьнику оказывается действенная помощь в его профессиональном самоопределении, при этом исключается или, во всяком случае, достаточно сильно ограничивается какое-либо внешнее давление на выбор со стороны.

Определенную модификацию данной методики с успехом можно применять и с группой учащихся при условии достаточного развития классного коллектива. Необходимо также отметить, что объектом профконсультационной работы является не только сам ученик, но также и его родители, а иногда учителя, влияние которых на профессиональное самоопределение подростка часто достаточно велико.

Особенности беседы с детьми — Студопедия

Поскольку беседа – один из главнейших приемов работы с детьми, уместно вкратце показать ее специфику в этом случае. Специалисты считают, что беседа с детьми – дело куда более ответственное и сложное, чем беседа со взрослыми. Отличия и осложнения начинаются уже с того, что за психологической помощью взрослые обычно обращаются сами, по своей инициативе, а детей к психологу приводят взрослые (родители, учителя, опекуны, тренеры и т. д.). Поэтому понятно, что у детей отсутствует мотивация общения со специалистом, с ними гораздо труднее установить нужный для доверительной беседы контакт.

Отсюда вытекает ряд специфических приемов для налаживания взаимоотношений с ребенком. Один из них – игра. Через игру психологу проще привлечь ребенка к сотрудничеству. Для этого под рукой специалиста всегда должно быть соответствующее обеспечение: куклы, игрушки, бумага и карандаши, книжки с картинками, занимательные вещицы и т. п.

Особое требование предъявляется к речи и языку психолога, так как взрослая речь во многих случаях еще не доступна ребенку. И наоборот, для правильного понимания маленького собеседника необходимо представлять его субкультуру и владеть его словарем. А иногда даже для плодотворного общения с подростком полезно перейти на его жаргон.

Нельзя забывать также, что способности к самонаблюдению у детей еще ограничены. Поэтому очень важна правильная, т. е. посильная для понимания и способствующая нахождению ответа формулировка вопросов. Тогда вопросы выполняют еще не только функцию познания детской психики, но и развивающую функцию, т. е. помогают ребенку осознать свои переживания, чувства, отношения, мысли, способствуют их вербализации.



Наконец, еще одной немаловажной особенностью беседы с детьми является возрастная дистанция, усиливающая неравенство позиций собеседников.

Известный специалист по психологии развития Й. Шванцара считает, что возникающие вследствие этих причин трудности» смягчаются, если психолог займет позицию, определяемую прин- ципами недирективной психотерапии [111]:

1) надо создать мягкое, теплое, понимающее отношение к ребенку;

2) ребенка следует принимать таким, каков он есть;

3) дать ребенку почувствовать атмосферу снисходительностии благожелательности, чтобы он мог свободно проявлятьсвои чувства;

4) нельзя ничего осуждать или оправдывать в позициях ребенка, но надо понимать их, причем так, чтобы ребенок это почувствовал.


Поскольку важным элементом психологической беседы являются вопросы, то многие сведения, излагаемые ниже по поводу ведения опросов, приложимы и к беседе. Впрочем, как и многие сведения о беседе (особенно в части поведения и качеств исследователя) можно отнести на счет опросов, поскольку любой опрос в какой-либо мере неизбежно сопровождается разговором.

В заключение надо сказать, что большинство исследователей стремится дополнить данные беседы сведениями, получаемыми с помощью других методов. Дело в том, что почерпнутые в беседе основные данные носят, конечно, субъективный характер, поскольку базируются на самонаблюдении респондентов. А, как известно, многие ученые к самонаблюдению относятся весьма настороженно и считают, что подобные сведения должны рассматриваться «как более или менее симптоматические проявления, истинная природа которых должна быть выявлена исследователями в результате их сопоставления с соответствующими объективными данными» [329, с. 171].

ОПРОС

Особенности проведения беседы с детьми и подростками










ТОП 10:









 

Во многих психологических работах, посвященных проблемам метода интервью, неоднократно подчеркивалось, что беседа с детьми обладает определенной спецификой и является несравненно более сложным делом, чем беседа со взрослыми (Шванцара Й., 1978). Отличие состоит уже в том, что взрослые люди, как правило, обращаются за психологической помощью по собственной инициативе, тогда как детей обычно приводят учителя и родители, заметив какие-то отклонения в их развитии и поведении. Поэтому у детей нередко отсутствует какая-либо мотивация общения с психологом и далеко не со всеми из них удается сразу установить тесный контакт, так необходимый при проведении беседы. Нередко от психолога требуются большая находчивость и изобретательность, чтобы «разговорить» ребенка. Это касается прежде всего детей с заниженной самооценкой, тревожных, неуверенных в себе и так называемых «трудных», которые имеют немалый отрицательный опыт общения со взрослыми.

В этих случаях особенно полезной для привлечения ребенка к сотрудничеству является игра. Для этого у психолога всегда должны быть под рукой яркие, привлекательные игрушки, различные головоломки, цветные карандаши и бумага, другие занимательные вещи, которые способны заинтересовать детей и спровоцировать их на общение.

Важным условием установления и поддержания контакта является форма обращения к ребенку. Допустимым можно считать только обращение по имени, причем маленьких детей рекомендуется называть так, как их обычно называет мама (Шванцара Й., 1978). Вообще речь психолога, его язык имеют большое значение при проведении беседы с детьми и подростками. Необходимо помнить, что не все обороты и выражения «взрослой» речи могут быть понятны ребенку, поэтому, организуя беседу, нужно принимать во внимание возраст, пол, условия воспитания детей. Кроме того, чтобы самому понимать ребенка, психолог должен быть знаком с детским словарем, должен знать и при необходимости уметь использовать в общении со школьниками подростковый и молодежный сленг.



Не вызывает сомнения, что получаемые в беседе данные, степень их полноты и достоверности зависят от того, насколько опрашиваемое лицо способно к самонаблюдению. Между тем, хорошо известно, что возможности детей в этом отношении ограниченны. Так, например, способность к интроспекции, т. е. сознательному наблюдению собственных эмоциональных реакций и их вербализации, становится в достаточной степени сформированной у большинства детей только в подростковом возрасте. Однако это не означает, что с детьми можно разговаривать только о каких-то внешних, объективных фактах их жизни и нельзя обсуждать возникающие у них переживания, эмоциональные реакции и т. д. В принципе дети способны описать свои мысли и чувства, но имеют в этом ограниченные возможности и не обладают достаточно развитыми навыками припоминания событий.

Именно поэтому в беседе с детьми особенно велика роль правильно заданного вопроса. Правильно сформулированный и вовремя поставленный вопрос не только позволяет психологу получить необходимые сведения, но и выполняет своеобразную развивающую функцию: он помогает ребенку осознать собственные переживания, расширяет возможность вербализации субъективных состояний.

Умение подобрать нужные вопросы, отыскать для каждого ребенка индивидуальную тактику ведения беседы является довольно трудным делом и во многом зависит от опыта психолога, наличия у него творческого подхода к использованию данного метода. Признанный мастер проведения беседы с детьми Ж. Пиаже писал по этому поводу: «Как трудно удержаться от чрезмерного многословия, особенно педагогу, расспрашивая ребенка! Как трудно удержаться от невольного внушения ему своих мыслей! А всего труднее отыскать средний путь, избежав и чрезмерной систематичности, вызванной заранее разработанной концепцией, и полной хаотичности фактов, к которой приводит отсутствие какой-либо направленной гипотезы! В сущности говоря, хороший экспериментатор должен соединять в себе два обычно несовместимых качества: он должен знать, как наблюдать, т. е. позволять ребенку говорить совершенно свободно, не прерывая его высказываний и не отклоняя их ни в одну сторону, и в то же самое время он должен быть постоянно настороже, чтобы не пропустить ничего важного; каждую минуту он должен иметь в виду какую-нибудь рабочую гипотезу, хоть какую-то теорию, правильную или ложную, и стремиться ее проверить. Начинающий исследователь либо подсказывает ребенку то, что он ожидает от него получить, либо же не подсказывает ему совершенно ничего, потому что он не ищет ничего определенного; нечего и говорить, что в этом случае он ничего и не найдет. Короче, это нелегкая задача…» (цит. по: Флейвелл Дж., 1967, с. 49).




Проводя беседу с детьми, психологу очень важно занять правильную позицию. Сделать это непросто, поскольку отмеченная выше асимметричность отношений в ситуации опроса ребенка усугубляется еще и возрастной дистанцией. По мнению Й. Шванцары (1978), оптимальной в этом случае может быть позиция, соответствующая принципам недирективного подхода:

1) психолог должен создать человечески теплое, полное понимания отношение к ребенку, позволяющее как можно раньше установить контакт;

2) он должен принимать ребенка таким, какой он есть;

3) своим отношением он должен дать ребенку почувствовать атмосферу снисходительности, чтобы ребенок мог свободно проявлять свои чувства;

4) психолог должен тактично и бережно относиться к позициям ребенка: он ничего не осуждает и ничего не оправдывает, но при этом – все понимает.

Реализация такого отношения, основанного на создании атмосферы безусловного принятия, искренности и открытости, помогает ребенку проявить свои возможности, «раскрыться» и поэтому способно оказать существенное психотерапевтическое воздействие. Поскольку психологу часто приходится иметь дело с «проблемными» детьми, испытывающими разного рода затруднения, такое воздействие в большинстве случаев оказывается необходимым.

При проведении беседы нередко возникает проблема регистрации данных. Обычно выбор возникает между использованием магнитофона и письменным фиксированием ответов. Последнее нередко является более предпочтительным, так как позволяет сохранить естественность ситуации, меньше отвлекает ребенка, не сковывает его. Конечно, не все высказывания можно записать дословно. Однако ключевые моменты в ответах детей требуют точной записи, и ее, как правило, удается сделать. Для регистрации невербальных компонентов сообщения: пауз, интонаций, темпа речи и др., учет которых необходим при интерпретации полученных данных, обычно применяется система сокращений и кодов, которую каждый психолог вырабатывает для себя по мере приобретения практического опыта ведения беседы.

Рассказы детей и подростков могут носить глубоко личный, интимный характер. Поэтому в беседе с ними, так же как и в любом другом психологическом исследовании, нужно соблюдать условия конфиденциальности. Если возникает экстренная необходимость сообщить о чем-либо из рассказанного ребенком его родителям и учителям, следует обязательно получить на это согласие ребенка.

В зависимости от целей исследования беседа может иметь разное содержание. Так, на первых этапах работы, когда необходимо получить возможно более полное представление об особенностях ребенка и установить характер его проблем, беседа проводится обычно по типу диагностического интервью, которое носит общий характер и направлено на «зондирование» различных аспектов жизни: выяснение интересов и склонностей ребенка, его положения в семье, отношения к родителям, братьям, сестрам, отношения к школе и одноклассникам, установления наиболее частых форм поощрения и наказания, связанных с этим способов реагирования и т. д. Диагностически ценным может оказаться выяснение того, что сам ребенок считает для себя главной проблемой. Беседа может иметь и более частный характер, затрагивая какие-то отдельные аспекты жизни ребенка.

1.2. «Дискуссионный диалог» как один из приемов профориентационной работы с учащимися*

* Материалы данного раздела любезно предоставлены В. В. Зацепиным.

 

Исходя из результатов массовых опросов школьников с целью определения их профессиональных намерений, учащихся можно разделить на четыре категории по степени сформированности их профессиональных планов. Работа с каждой отдельной категорией учащихся проводится различными способами и приемами исходя из различных задач и целей для каждой из представленных групп.

Обозначим данные категории учащихся:

1. Школьники, которые уже определили свое будущее призвание и нуждаются в основном в том, чтобы им были показаны пути дальнейшего получения образования, учебное заведение, в котором можно получить данную специальность, перспективы работы. Иногда необходимо подсказать пути самовоспитания, самообразования, подготовки себя к овладению в будущем данной профессией.

2. Школьники, которые не знают, куда пойти учиться или работать, не имеющие конкретных жизненных профессиональных планов. Данная категория учащихся нуждается в основном в работе по профессиональному просвещению. Знакомство с различными профессиями и специальностями помогает им определить свое будущее. В работе с данным контингентом учащихся можно достаточно эффективно применять анкеты на выявление интересов, результаты которых могут служить как бы «первотолчком» для последующего самоопределения, помогают школьникам сузить область выбора и сориентироваться в многообразии профессий.

3. Школьники, которые выбрали свою будущую профессию, но в силу каких-либо противопоказаний (состояние здоровья, явно завышенный уровень притязаний, неадекватная самооценка и т. д.) овладение данной профессией либо существенно ограничено для них, либо совершенно противопоказано. В данном случае необходима работа по переориентации. В задачу деятельности школьного психолога входит определение системы мер педагогических и психологических воздействий на данного школьника с целью его переориентации. Переориентация предполагает разрешение подростком достаточно сложного противоречия между собственным желанием, с одной стороны, и невозможностью (либо ограниченностью) заниматься данной деятельностью – с другой.

4. Школьники, которые выбрали сразу несколько профессий, часто совершенно противоположного характера. Это самая многочисленная группа. Эти учащиеся характеризуются тем, что при определении своего профессионального выбора они ориентируются исключительно на советы и мнения товарищей и окружающих людей, не задумываясь ни о своих возможностях, ни о достоинствах той или иной профессии. В силу того что эти мнения и советы бывают противоречивыми, профессиональное самоопределение этих учащихся становится чрезвычайно сложным делом. Именно такие школьники в наибольшей степени нуждаются в помощи со стороны школьного психолога.

Основной целью работы школьного психолога с этими учащимися является не только разрешение противоречий, но и выработка устойчивого и целенаправленного профессионального выбора.

Для этого наиболее эффективным средством служит индивидуальная профконсультационная беседа с учеником, которая получила название «дискуссионный диалог».

Цель данной профконсультационной беседы – актуализация знаний, предпочтений школьника о каждой профессии, установление соответствия своих способностей и возможностей требованиям, которые предъявляет профессия к человеку. На основе сравнения ученик может определить свой выбор.

Профессиональная консультация предполагает индивидуальную или групповую работу со школьниками на основе знания их склонностей, интересов, способностей и других психологических свойств и качеств личности. Поэтому проведению профконсультационной беседы должно предшествовать изучение личности школьника различными методами (наблюдение, анкетирование, беседы с родителями и учителями, различные тестовые методики и др.). Только на основе полученного представления о данном ученике можно приступать уже к собственно профконсультационной беседе. Школьный психолог имеет возможность проводить индивидуальные профконсультационные беседы не сразу в момент обращения, а через некоторое время. Правда, необходимо отметить, что при этом может пропасть «эффект обращения», т. е. внутренняя установка консультируемого на ожидаемую помощь. Поэтому в каждом конкретном случае момент проведения беседы необходимо определять с учетом особенностей личности данного ученика.

Как же протекает «дискуссионный диалог»? После определенного количества уточняющих вопросов (биографических данных, сведений о родителях и т. д.) и налаживания положительного контакта между консультантом и консультируемым (выработка у школьника установки на взаимное сотрудничество с целью получения им действенной помощи в профессиональном самоопределении) школьнику предлагается выбрать для обсуждения одну из предпочитаемых им профессий. Обычно школьник выбирает наиболее значимую для себя. Выбор школьником профессии для обсуждения фиксируется. Далее консультант предлагает школьнику определить ту роль, которую он будет выполнять при обсуждении. Такими ролями могут быть: либо роль защитника выбранной профессии, либо критика ее недостатков. Данный выбор школьника также фиксируется консультантом.

После определения ролей начинается диалог. Консультант занимает роль, противоположную той, которую выбрал школьник. Позиции, высказанные школьником (аргументы «за» и «против»), а также высказывания консультанта письменно фиксируются. Желательно, чтобы процесс накапливания аргументов и их фиксирования школьник мог наблюдать (в определенных случаях фиксацию аргументов можно поручить самому школьнику). Запись результатов беседы по возможности надо вести так, чтобы можно было осуществить как количественное, так и качественное сравнение. Консультант не должен перехватывать инициативу у школьника в процессе беседы и по возможности на каждый аргумент школьника отвечать своим аргументом. Иногда консультанту необходимо для активизации интереса школьника привести свой аргумент, но добиться от школьника ответного.

В процессе беседы обсуждаются: значение и необходимость данной профессии, условия труда и заработной платы, перспективы профессионального роста, требования, предъявляемые профессией к личности, соответствие личностных особенностей данного школьника этим требованиям и т. д. Желательно при этом избегать категорических утверждений. Диалог продолжается до тех пор, пока не наберется достаточное количество аргументов. Затягивать обсуждение надолго не рекомендуется.

Через несколько дней происходит повторная встреча психолога с консультируемым. Школьнику предлагается повторить беседу, предметом обсуждения которой является вторая из предпочитаемых школьником профессий. Школьник опять выбирает роль. Следует учесть, что от беседы к беседе роли психолога и ученика должны меняться. Далее процедура повторяется, как и в первый раз.

Количество бесед с каждым учащимся может быть разным и зависит от числа выбранных данным школьником профессий. Перерыв между беседами – три–пять дней.

В результате проведения подобной серии профконсультационных бесед у школьника актуализируются его знания и представления о каждой из предпочитаемых им профессий. Иногда целесообразно после окончания беседы дать возможность школьнику ознакомиться с фиксируемым результатом бесед и сравнить их. В процессе беседы психолог пытается провести соответствие между личностными особенностями школьника и требованиями, которые предъявляет к личности данная профессия, поэтому до беседы желательно ознакомиться с профессиограммой данной профессии (и даже иметь ее при себе для ознакомления школьника).

Данные, которые накапливаются у психолога в результате изучения школьника до беседы и в процессе ее, дают возможность определить, к какой из профессий более расположен сам школьник и какой из них он наиболее соответствует по своим личностным особенностям. В случае расхождения между желанием и возможностью посвятить себя той или иной профессии процесс разрешения данного альтернативного вопроса должен быть предоставлен самому школьнику.

Главным достоинством методики «дискуссионный диалог» является то, что школьнику оказывается действенная помощь в его профессиональном самоопределении, при этом исключается или, во всяком случае, достаточно сильно ограничивается какое-либо внешнее давление на выбор со стороны.

Определенную модификацию данной методики с успехом можно применять и с группой учащихся при условии достаточного развития классного коллектива. Необходимо также отметить, что объектом профконсультационной работы является не только сам ученик, но также и его родители, а иногда учителя, влияние которых на профессиональное самоопределение подростка часто достаточно велико.











11.1.3. Особенности беседы с детьми

Поскольку беседа – один из главнейших
приемов работы с детьми, уместно вкратце
показать ее специфику в этом случае.
Специалисты считают, что беседа с детьми
– дело куда более ответственное и
сложное, чем беседа со взрослыми. Отличия
и осложнения начинаются уже с того, что
за психологической помощью взрослые
обычно обращаются сами, по своей
инициативе, а детей к психологу приводят
взрослые (родители, учителя, опекуны,
тренеры и т. д.). Поэтому понятно, что у
детей отсутствует мотивация общения
со специалистом, с ними гораздо труднее
установить нужный для доверительной
беседы контакт.

Отсюда вытекает ряд специфических
приемов для налаживания взаимоотношений
с ребенком. Один из них – игра. Через
игру психологу проще привлечь ребенка
к сотрудничеству. Для этого под рукой
специалиста всегда должно быть
соответствующее обеспечение: куклы,
игрушки, бумага и карандаши, книжки с
картинками, занимательные вещицы и т.
п.

Особое требование предъявляется к
речи и языку
психолога, так как взрослая
речь во многих случаях еще не доступна
ребенку. И наоборот, для правильного
понимания маленького собеседника
необходимо представлять его субкультуру
и владеть его словарем. А иногда даже
для плодотворного общения с подростком
полезно перейти на его жаргон.

Нельзя забывать также, что способности
к самонаблюдению у детей еще ограничены.
Поэтому очень важна правильная, т. е.
посильная для понимания и способствующая
нахождению ответа формулировка вопросов.
Тогда вопросы выполняют еще не только
функцию познания детской психики, но и
развивающую функцию, т. е. помогают
ребенку осознать свои переживания,
чувства, отношения, мысли, способствуют
их вербализации.

Наконец, еще одной немаловажной
особенностью беседы с детьми является
возрастная дистанция, усиливающая
неравенство позиций собеседников.

Известный специалист по психологии
развития Й. Шванцара считает, что
возникающие вследствие этих причин
трудности» смягчаются, если психолог
займет позицию, определяемую прин-
ципами недирективной психотерапии
[111]:

  1. надо создать мягкое, теплое,
    понимающее отношение к ребенку;

  2. ребенка следует принимать
    таким, каков он есть;

  3. дать ребенку почувствовать
    атмосферу снисходительностии
    благожелательности, чтобы он мог
    свободно проявлятьсвои чувства;

  4. нельзя ничего осуждать или
    оправдывать в позициях ребенка, но надо
    понимать их, причем так, чтобы ребенок
    это почувствовал.

Поскольку важным элементом психологической
беседы являются вопросы, то многие
сведения, излагаемые ниже по поводу
ведения опросов, приложимы и к беседе.
Впрочем, как и многие сведения о беседе
(особенно в части поведения и качеств
исследователя) можно отнести на счет
опросов, поскольку любой опрос в
какой-либо мере неизбежно сопровождается
разговором.

В заключение надо сказать, что большинство
исследователей стремится дополнить
данные беседы сведениями, получаемыми
с помощью других методов. Дело в том,
что почерпнутые в беседе основные данные
носят, конечно, субъективный характер,
поскольку базируются на самонаблюдении
респондентов. А, как известно, многие
ученые к самонаблюдению относятся
весьма настороженно и считают, что
подобные сведения должны рассматриваться
«как более или менее симптоматические
проявления, истинная природа которых
должна быть выявлена исследователями
в результате их сопоставления с
соответствующими объективными данными»
[329, с. 171].

Консультация на тему: Методика организации обобщающей (итоговой) беседы с детьми. Виды бесед, их значение для познавательного и речевого развития детей.

Методика организации обобщающей (итоговой) беседы с детьми. Виды бесед, их значение для познавательного и речевого развития детей.

Беседа — это организованный, целенаправленный разговор воспитателя с детьми по определенной теме, который состоит из вопросов и ответов. 

В беседах дети приобретают знания, умения и навыки, которые необходимы для обучения в школе. Содержанием бесед является программный материал по ознакомлению детей с окружающей действительностью: бытом, трудом людей, событиями общественной жизни, жизнью природы, а также деятельность детей в детском саду (игры, труд, взаимопомощь и т. п.).

• Беседы на бытовые темы касаются тех явлений быта, которые дети наблюдают и в которых сами участвуют. В беседах дети сообщают, с кем они живут дома, как зовут членов семьи, и где они работают, что они делают дома, как отдыхают; рассказывают о своих играх, занятиях и развлечениях дома, о посильной помощи взрослым, о бытовом труде матери; сравнивается обстановка дома и обстановка в детском саду.

• Беседы о труде взрослых в детском саду помогают детям осознать смысл деятельности сотрудников детского сада, создающих удобства и благополучие для всех детей.

• Беседы на темы общественной жизни уточняют представления детей о родном городе, о подготовке к праздникам в детском саду, в семье, на улицах.

• Беседы на природоведческие темы уточняют и закрепляют представления детей о временах года, о животных, растениях, о труде людей.

• В беседах о любимых сказках и книжках дети вспоминают их содержание и высказывают свое отношение к героям.

Немало важно знать и то, что при подборе программного материала для бесед необходимо учитывать личный опыт детей группы. Такой как запас их представлений и знаний, потому что дети могут принимать активное участие в беседе в том случае, когда у них есть некоторые более или менее ясные и разнообразные представления о предмете беседы.

Виды беседы могут быть разнообразны, например Е. Е. Флёрена разделила свои беседы по классификациям:

1. Вводная беседа – организует детей на тот или иной вид деятельности.

2. Беседа, сопутствующая действию и наблюдению детей – во время игровой деятельности.

3. Беседа заключительная или обобщающая – уточнить и закрепить опыт детей.

Основной в детском саду является беседа заключительная, ее принято называть обобщающей. Цель обобщающей беседы – систематизировать, уточнить и расширить опыт детей, полученный в процессе их деятельности, наблюдений, экскурсий. Следует отметить, что этот тип беседы в большей степени, способствует развитию диалогической речи, в первую очередь благодаря вопросно-ответной форме общения.

Планируя беседу, педагог намечает тему и отбирает соответствующее содержание. С учетом опыта и представлений детей определяются познавательные  и воспитательные задачи; объем словаря для активизации.

Например, в беседе на тему «Кто строит дом» (подготовительная к школе группа) могут быть закреплены знания о труде строителей, об их профессиях и сообщены новые знания – о профессии архитектора. В программное содержание необходимо включить задачу развития навыков разговорной речи, умения высказываться в коллективе, доказывать свою точку зрения, предусмотреть воспитательные задачи: воспитание уважения к людям труда; воспитание культуры речевого общения.

Начало беседы должно быть образным, эмоциональным, восстанавливать у детей образы тех предметов, явлений, которые они видели, мобилизовать детей, быстро собрать их внимание и возбуждать интерес к предстоящему занятию, вызывать желание участвовать в беседе. Начать беседу можно по-разному – с воспоминания, с рассказа педагога, с рассматривания игрушки, предмета. В качестве эмоционального средства можно использовать картину, загадку, стихотворение, которые имеют прямое отношение к теме беседы.

В основной части беседы в ходе анализа явлений раскрывается ее содержание. С этой целью перед детьми последовательно ставят вопросы, активизирующие их мышление и речевую деятельность. Педагог дает объяснения, подтверждает детские ответы, обобщает их, вносит добавления, поправки. Цель этих приемов – уточнить мысль ребенка, ярче подчеркнуть факт, возбудить новую мысль. Детям сообщают новые сведения, чтобы уточнить или углубить знания о сущности явления, о предметах и др.

Окончание беседы характеризуется определенной завершенностью. Чаще всего оно связано с обобщающими выводами по всей беседе. Концовка беседы может быть различной в зависимости от ее характера и содержания.

Если беседа познавательного характера, дети или воспитатель делают обобщение (заключительный рассказ).

Беседа может быть закончена загадкой, чтением стихотворения, пословицей, слушанием магнитофонной записи, связанной с темой беседы.

Иногда в заключение беседы целесообразно ставить перед детьми четкие задачи для последующих наблюдений, задания, связанные с трудовой деятельностью (повесить кормушку для зимующих птиц, нарисовать в подарок маме рисунок).

Беседа считается одним из наиболее сложных методов развития речи. Основным приемом в методике ее проведения являются вопросы. Эффективность беседы зависит от умелого подбора и постановки вопросов. Поставить вопрос – значит выдвинуть мыслительную задачу, которая должна быть посильной дошкольнику, но не очень простой.

Следует подчеркнуть, что вопросы в беседе, независимо от их типа, должны быть простыми и понятными для дошкольников. Если вопрос труден, воспитателю целесообразно самому ответить на него.

В беседе помимо вопросов используются такие приемы, как указания, объяснение, рассказ, обобщение, ответы самого воспитателя. Указания имеют большое воспитательно-образовательное значение.

Руководя беседой, необходимо учитывать индивидуальные особенности детей, разную степень активности. Одни дети очень активны, быстро реагируют на любой вопрос, всегда отвечают правильно. Другие молчаливы, не вступают в беседу по собственной инициативе. При проведении беседы задача педагога – добиваться, чтобы все дети были активными участниками обсуждения поставленных перед ними вопросов. Вопрос задают всем, неправильно обращаться только к активной части детей. Стеснительным ребятам следует помогать, задавая простой вопрос, поддерживая их высказывания. Застенчивых детей можно подготовить к беседе предварительно.

Речевая активность детей в беседе – один из показателей ее эффективности. Педагог должен стремиться к тому, чтобы как можно большее количество детей приняли участие в коллективном разговоре. Дети и взрослые должны соблюдать правила речевого общения, этикета. Детям следует отвечать по одному, не перебивать говорящего, уметь молчать, быть сдержанными, не повышать голоса, употреблять формулы вежливости. Воспитатель должен корректно формулировать и задавать вопрос, не прерывать без особой надобности отвечающего ребенка, приходить на помощь затрудняющемуся, соблюдать эталонную речь, обучать детей умению вести разговор.

Методическая разработка по окружающему миру (средняя группа) по теме: Методика проведения беседы с детьми в ДОУ

Методика проведения беседы с детьми в ДОУ

Одним из основных методов развития диалогической речи у детей дошкольного возраста на занятиях является беседа. Беседа — это организованная, целенаправленная разговор воспитателя с детьми по определенной теме, которая состоит из вопросов и ответов. 

Беседа является эффективным словесным методом обучения, при правильном сочетании с конкретными наблюдениями и деятельностью детей играет большую роль в образовательно-воспитательной работе с детьми. Разработанный Сократом и Платоном метод беседы применялся в обучении молодежи риторике и логике. Позднее этот метод был использован в школьном обучении.

Со времен Я. А. Коменского и И.Г. Песталоцци встал вопрос о применении бесед в дошкольном воспитании. Беседа в первую очередь является методом уточнения и систематизации представлений детей, полученных ими в процессе повседневной жизни и на занятиях. Характер беседы требует от ребенка умения активно воспроизводить свои знания, сравнивать, рассуждать, делать выводы. Посредством бесед дети целенаправленно усваивают сведения о конкретных предметах и явлениях, учатся словом передавать признаки предметов, действия с предметами. Сосредоточивая внимание на характерных признаках явлений, педагог углубляет представления детей о том, что они воспринимали на прогулках, экскурсиях. Обозначение воспринятого словом, описание самими детьми предметов и явлений делает процесс приобретения знаний осмысленнее. Беседа также обогащает ребенка новыми знаниями или показывает знакомое в новом аспекте. Участвуя в беседе, ребенок учится концентрировать свое мнение на одном предмете, вспоминает то, что знает о нем, приучается логически мыслить. В беседе воспитатель учит ребенка четко выражать свои мысли, развивает умение слушать и понимать вопросы, правильно формулировать ответ на них — коротко или подробнее, в зависимости от характера вопроса, правильно задавать вопросы.

Беседы активизируют детскую речь, способствуют развитию диалогической речи. Овладение навыками диалогической речи имеет важное значение для последующего обучения в школе. Воспитатель учит детей в ходе бесед правильно применять грамматические формы слов, четко произносить слова, правильно ставить ударения, обогащает и активизирует их словарь. В беседах есть возможность повторно воспроизвести то, что дети наблюдали ранее. Под влиянием бесед речь дошкольников становится точной, содержательной. В беседе активизируются нравственные и эстетические представления детей, сосредоточивается их внимание на ярких впечатлениях. Беседы, идейно направлены и богатые по содержанию, подводят детей к доступным для них суждениям, выводам. Ребенок на ярких примерах полнее осознает и эмоционально переживает свое отношение к окружающему. Опираясь на знания, ребенок обдумывает свое поведение, оценивает поступки. Беседа формирует у ребенка соответствующее отношение к фактам действительности, способствует воспитанию организованности и формированию определенных моральных качеств. В условиях детского сада беседа используется как важное средство коллективного общения детей.

Беседа как метод обучения используется в основном в старших группах. Однако отдельные беседы (например, о труде взрослых в детском саду, о временах года) можно успешно проводить в средней группе (со второй половины года). Содержанием беседы является программный материал по ознакомлению детей с окружающей  действительностью: с предметами быта, труда, с бытом и трудом людей, явлениями природы, общественной жизнью, праздниками, с играми, учебой и трудом детей в детском саду. Содержание беседы может составлять обсуждение прослушанных сказок, рассказов, стихов, рассмотренных картин, диафильмов, кинофильмов, теле  передач и т.д.. Содержание бесед должно быть педагогически ценным, способствовать осуществлению задач всестороннего воспитания детей и вместе с тем быть посильным, психологически близким ребенку-дошкольнику. Соблюдение последнего требования особенно необходимо для того, чтобы беседа проходила активно, возбуждала мысль ребенка, помогала удерживать ее внимание и оставила глубокий след в его сознании. Современные методисты предлагают разнообразную тематику для бесед с дошкольниками. Распространены беседы, воспроизводящие факты и явления общественной жизни: «Москва — главный город России», «Наш город», «Мы любим свое село», «Что мы видели в библиотеке?». Ряд бесед посвящается темам труда, трудовым процессам, трудовым делам самих детей: «Хлеб — всему голова», «Профессии твоих родителей», «Как шьют одежду», «О строительство», «Мы — дежурные», «Что мы вырастили на огороде, в саду?» и т.д. С дошкольниками проводятся беседы о машинах, которые помогают взрослым в работе («Что машины помогают делать в детском саду и дома?», «На чем люди ездят?», «Какие машины помогают выращивать урожай?» и т.п.), предметы, с которыми дети сталкиваются ежедневно («Наши игрушки», «О одежда и обувь» и т.д.). Воспитатель должен глубоко продумывать содержание бесед, отбирать для обсуждения те факты и явления, которые подводят детей к обобщающим выводам и в то же время требуют дополнительных объяснений, сведений, чтобы дети полнее и глубже осмыслили материал наблюдений. Старший воспитатель детского сада должен помочь воспитателям спланировать проведение бесед в определенной последовательности, обеспечить связь их между собой. Следующие беседы должны быть сложнее предыдущих. В них должны появляться новые мыслительные задачи, повышаться требования к речи детей. Беседа достигает своей цели только при четкой организации и продуманной методике ее проведения. Поэтому значительное место в успешном проведении беседы имеет предварительная подготовка к ней воспитателя и детей. Воспитатель, определив задачи и тему беседы, продумывает и подбирает ее содержание, структуру, определяет характер и формулирование основных вопросов. Кроме того, подбирает необходимые наглядные пособия, технические средства, продумывает, как учесть индивидуальные особенности детей и обеспечить дифференцированное руководство ими во время беседы. Готовность детей к беседе заключается в наличии у них соответствующих знаний о предмете или явлении, которые будут обсуждаться в беседе. Эти знания ребенок получает во время экскурсий, наблюдений, рассмотрения картин, просмотра диафильмов, телепередач и т.п.

Беседа должна строиться на основе жизненного опыта и знаний детей. Например, беседу на тему «О зиме» можно проводить только тогда, когда дети уже ознакомились с зимними явлениями природы, слушали соответствующие рассказы и стихи. Если планируется беседа по содержанию картины, литературного произведения, то дети должны иметь определенные знания для понимания этого материала, прослушать это литературное произведение, рассмотреть картину. Беседа является сложным методом обучения, ее ход зависит не только от подготовки самого воспитателя, но и от уровня развития детей, их знаний, от степени их активности и самостоятельности. Беседа требует от ребенка напряжения внимания, он должен все время следить за ходом беседы, не отвлекаться от темы, слушать своих товарищей, вспоминать, обобщать, быть готовым отвечать, в то же время сдерживать себя от выступления, когда не спрашивают. Перед воспитателем стоит задача поддерживать в течение всего занятия активность детей, мобилизуя их внимание.

Структура беседы зависит от темы, содержания, возраста детей. В ней взаимосвязаны такие структурные элементы, как начало беседы, основная и заключительная части. Беседа должна начинаться с описания конкретных образов, эмоционально ярких воспоминаний детей об интересном случае. Необходимо сразу же оживить в памяти детей целостный образ, явление, активизировать эмоциональную сферу детей и тем самым вызвать у них желание участвовать в беседе.

Начать беседу можно по-разному — с упоминания, с рассказа, с рассмотрению картинки, игрушки, предмета, с загадывания загадки, чтения стихотворения, которые имеют прямое отношение к теме. В основной части беседы раскрывается ее конкретное содержание. Готовя беседу, воспитателю надо спланировать ее этапы, то есть выделить существенные компоненты того понятия, которое будет анализироваться с детьми. Детям последовательно ставятся вопросы, которые направляют их активность. По ходу беседы воспитатель дает объяснение, утверждает детские ответы, обобщает их, показывает наглядный материал и т.д. Беседа должна быть эмоциональной, живой, повышать активность детей. В зависимости от содержания беседы, в ней в различных сочетаниях используются такие приемы, как вопрос, объяснение, показ наглядного материала. В процессе беседы педагог иногда сообщает новые сведения, чтобы уточнить или углубить знания детей о тех предметах и ​​явлениях, о которых идет речь. 

В беседе можно использовать различные приемы словарной работы — объяснение воспитателем значения отдельных слов, повторение слова хором вместе с воспитателем.

Успех и педагогическая результативность бесед во многом зависит от правильно поставленных перед детьми вопросов. Все вопросы можно разделить на две группы. К первой можно отнести те, которые требуют от детей простого ответа или описания предметов, явлений. Этот вопросы: что? кто? какой? куда? и др. Они ставятся в начале беседы или микротемы беседы для того, чтобы восстановить в памяти ребенка то, что он видел, переживал. Вторая группа вопросов требует от детей некоторых логических обобщений, умозаключений, установления причинных связей, раскрытие содержания темы. (Для чего? Почему? Зачем? Чем похожи? Как узнать? и др.) Такие вопросы поискового и проблемного характера должны играть ведущую роль в беседе, особенно в старших группах. Они в основном относятся после того, как в памяти ребенка возобновились знания, образы, и на основе анализа она может прийти к выводу. Вопросы воспитателя должны раскрывать содержание темы и направлять мысль детей на правильный ответ. Поэтому их нужно формулировать четко, конкретно, коротко. (Какие машины помогают строителям строить дома? Где делают игрушки?). Неконкретные вопросы часто приводят к неправильным, поверхностным ответам. Так, вопрос «Что вы знаете о Москве?», «Что вы можете сказать об этой картине?» И подобные — широкие по смыслу, неконкретные, поэтому и ответы детей будут поверхностными. В самом вопросе не должно быть непонятных детям слов. В каждом вопросе должна быть только одна мысль. При постановке вопросов необходимо четко представить себе, какие психические процессы при этом активизируются у детей — процессы памяти, мышления, воображения, а также, какие именно чувства вызываются. Активизация всех психических процессов путем вопросов к детям — важное условие проведения беседы. Следует также задавать такие вопросы, которые вызывали бы у детей разные образы — зрительные, слуховые и т.д. Например, в беседе о водном транспорте воспитатель ставит такой вопрос: «Что вы слышали, когда были на набережной?» Дети вспоминают, что слышали гудки пароходов, короткие и длинные, шум моторов, громкие объявления по радио на речном вокзале и т.д. Слуховые восприятия помогают детям точнее описать все, что характеризует явление, предмет.

Помимо основных вопросов воспитатель должен использовать и вспомогательные — наводящие и подсказывающие. Наводящие вопросы занимают основное место среди вспомогательных, они помогают ребенку не только точнее усвоить содержание того, о чем спрашивают, но и наталкивают на правильный ответ, дают возможность самостоятельно справиться с ним, например: «А что еще у нас есть интересного в городе? Какая река? Как она называется?» Значительно меньшее место должны занимать подсказывающие вопросы, содержащие в себе готовый ответ. Дети, отвечая на них, должны только утвердить или отвергнуть, например: «А ты видел памятник на площади?» Эти вопросы надо ставить только детям, которые не уверены в своих силах, медленно думают. Ответив на этот вопрос, ребенок смелее отвечать на следующие. Однако и относительно таких детей эти вопросы нельзя применять часто, потому что это приучает ребенка к ответам без размышления, тормозит его умственное развитие.

Важным показателем активного участия детей в беседе являются их вопросы. Надо учить детей задавать вопросы воспитателям и товарищам. Воспитатель должен быть внимательным к вопросам детей, которые возникают у них в процессе беседы: одобрить удачные вопросы, отметить наблюдательность, любознательность. Воспитатель может вызвать у детей желание задавать вопросы замечаниями («Неужели вам неинтересно знать, как делают эту игрушку?»), Предварительной установкой («Послушайте Сергея, а потом расспросите его подробнее, что он видел в городе»), указаниями («Спросите один у одного, что вам больше всего запомнилось из того, что мы видели на экскурсии и почему?»). В процессе беседы дети должны выразить свое отношение к предметам и явлениям, поделиться чувствами, переживаниями. Проводя беседу, воспитатель должен помнить, что она должна иметь характер организованного разговора, проходит свободно, не напряженно, в обычных, непринужденных условиях, и способствовать развитию живой, образной речи детей.

Отвечая на вопрос, дети иногда уходят от темы беседы, потому что у них под влиянием слова легко и быстро восстанавливаются ассоциативно связанные впечатления. Воспитатель должен следить за ходом беседы, направлять ее, не давать отклоняться от темы, вести беседу живо, эмоционально. Ответы детей в беседе могут быть развернутыми и короткими. Воспитатель должен подводить детей к развернутым ответам, в которых ребенок осмысленно и понятно для слушателя передает свои суждения, пользуясь при этом различными синтаксическими структурами фраз. Побуждать детей к развернутым ответам можно, прежде всего, постановкой таких вопросов, на которые ребенок не может не дать развернутого ответа. Например, такие вопросы, как «Что вам больше всего запомнилось из летнего отдыха? Расскажите об этом или почему Саша так сделал?» Большое значение имеет также пример высказываний в беседе самого воспитателя. Так, в беседе о родном городе воспитатель предлагает детям описать свою улицу, но сначала он сам дает образец такого описания. Нельзя допускать короткие ответы, даже, одним словом. На вопрос «Кто?», «Что?», «Куда?» Дети могут ответить коротко. «К какому празднику мы сейчас готовимся?» — «Ко Дню Победы» — такие короткие ответы вполне понятны другим. Воспитатель в ходе беседы спрашивает как можно больше детей, учитывая при этом индивидуальные особенности каждого. Застенчивых детей надо подбадривать, слишком оживленных-сдерживать. Недопустимо спрашивать одних и тех же детей. Если воспитатель долго разговаривает с одним ребенком, то остальные скучают, не участвует в беседе. То же самое бывает, когда воспитатель во время беседы много говорит о том, что детям хорошо известно, или без всякой нужды повторяет все, что говорят дети.

Активность в беседе может проявляться в дополнениях и уточнениях, которые вносят дети в ответы товарищей. Воспитатель предлагает дополнить или уточнить ответ ребенка в тех случаях, когда он неточный или неполный. Это повышает внимание детей на занятии. Ответы детей надо внимательно выслушивать. Нельзя их прерывать, если в этом нет прямой необходимости. Нецелесообразно ценой долгих усилий «вытягивать» ответ, если ребенок не имеет необходимых знаний или не может преодолеть застенчивость. В таких случаях можно удовлетвориться коротким ответом.

Для уточнения представлений детей иногда в беседе используется наглядный материал: картина, игрушка, модель, предмет в натуре. Наглядный материал вызывает интерес, речевую активность. Высказывания детей в таких случаях непосредственно опираются на ощущения и восприятия. Мелкие предметы (цветы, семена, листья, предметные картинки) раздают всем детям. Наглядный материал воспитатель готовит заранее, продумывает размещение его во время беседы, методику объяснения. Его не надо представлять для преждевременного осмотра, чтобы не отвлекать внимание детей от занятия. Наглядный материал должен полностью соответствовать содержанию беседы. В беседу можно включить прослушивание пластинок, магнитофонных записей, литературных текстов -это повышает эмоциональность восприятия материала. Также можно использовать игровые упражнения, загадки, чтение художественных произведений.

В заключительной части беседы воспитатель предлагает детям прочитать знакомый стихотворение, спеть песню, близкую по содержанию к теме беседы. Можно прочитать художественное повествование, провести дидактическую игру, прослушать магнитофонную запись. Так, беседу о транспорте можно закрепить дидактической игрой «На чем люди ездят?», беседу о празднике — чтением знакомых стихов об этом празднике.

в нашем разговоре: 5 новых способов сказать эту фразу

Никто не хочет прослыть королем или королевой скучных разговоров. Один из способов избежать скуки — избегать предсказуемой речи. Вы виновны в чрезмерном использовании «согласно нашему разговору»? Привлекайте внимание слушателя пятью свежими вариациями!

Если хочешь отдать должное идее

1
Как уже упоминалось

Когда вы говорите «за наш разговор», ваши слушатели понимают, что разговор имел место.Но кто что сказал? Если вы вставите название выступающих, вы минимизируете возможность путаницы. «Как уже упоминалось» позволяет указать говорящего. Вот несколько примеров:

Вот совет: Хотите, чтобы ваш текст всегда выглядел великолепно? Grammarly может уберечь вас от орфографических ошибок, грамматических и пунктуационных ошибок и других проблем с написанием на всех ваших любимых веб-сайтах.

Конечно, вы можете использовать «как упоминалось», не указывая на говорящего, если отслеживание собеседников не является вашей целью.

Если вы хотите сделать напоминание

2
По договоренности

Часто мотив электронного письма «в соответствии с нашим разговором» состоит в том, чтобы напомнить другим о том, что они обещали сделать. Лучшая фраза для работы — «по согласованию». Если вы заключили договор, это выражение особенно полезно для напоминания различным сторонам об их обязательствах.

Чтобы объяснить результаты разговора

3
После нашего разговора

«Это все меняет!» Вы когда-нибудь произносили такое восклицание после того, как разговор раскрывает удивительную информацию? «Следить за нашим разговором» — удобная фраза, чтобы показать эффект новых деталей.Взгляните на эти примеры, опубликованные в Интернете:

Если приведенные выше примеры кажутся слишком формальными, вы можете легко заменить «разговор» на более случайный термин, такой как «чат», «разговор» или даже «конво». Однако в юридическом контексте вы можете встретить даже более формальный способ сказать «после нашего разговора».

4
В соответствии с нашим разговором / В соответствии с

Напоминают ли вам глагол «следование» и «исполнение»? Если вы сказали «преследовать», значит, вы нашли ключ к пониманию этих терминов.«Согласно» означает «в соответствии с», а «выполнение» относится к выполнению или выполнению чего-либо. «В соответствии с» и «в соответствии с» нашим разговором используются, когда действие следует за результатом обсуждения. Обратите внимание на следующий пример:

Примечание. Согласно Руководству предпринимателя по составлению бизнес-планов и предложений, эти две фразы слишком формальны для незаконной переписки. В разделе, посвященном клише, К. Деннис Чемберс бросает вызов «в соответствии с нашим разговором»: «Вы бы сказали это когда-нибудь в реальной жизни? Не могли бы вы сесть с коллегой за чашкой кофе и сказать: «Привет, Джошуа, после нашего последнего разговора.. .? »» Большинство людей не стали бы. Если вы являетесь исключением, вы можете рискнуть попробовать эти два спорных варианта ради разнообразия.

Подвести итог

Подведение итогов разговора — важная практика, если вы хотите создать запись для справки или убедиться, что обе стороны понимают друг друга. В этом случае простое «согласно» — наиболее подходящая фраза для резюмирования разговора.

5
Согласно

Вот еще одна причина, чтобы не использовать «на наш разговор.«Справочник по техническому письму» классифицирует слово «пер» как жаргон, когда оно используется в значении «согласно». Что ты говоришь? Пополните ли вы сегодня свой словарный запас одной из этих пяти свежих фраз?

.

Нетрадиционный курс разговорного английского

Absorb English like a child

Осваивайте английский, как ребенок — учите на практике

Дети — лучшие изучающие английский язык в мире. Дети учатся говорить без учебников, словарных списков или правил грамматики. Тем не менее, они учатся говорить по-английски с отличным акцентом и отличной грамматикой.

В нашей программе используется тот же естественный метод обучения, что и у детей. Вы выучите английский, «делая».

100% Conversational English

Нет учебников — нет запоминания

Изучение английского языка не похоже на изучение биологии или истории. Для того, чтобы свободно говорить по-английски, одного учебника недостаточно.

Наш подход — 100% разговорный. Вы будете изучать настоящий английский у настоящих учителей-носителей языка. Вы выучите сленг, идиомы и т. Д. Вы будете запоминать дольше, потому что учитесь на практике, а не зубрежкой.

100% Conversational English

Immersion based English learning

Практика с учителями-носителями английского языка из Америки или Великобритании *

Наша программа наиболее близка к погружению в английский , которое вы можете получить, не находясь в англоязычной стране.

Вы будете практиковаться с преподавателем-носителем английского языка 3 раза в неделю. Вы улучшитесь так же, как если бы переехали в США или Великобританию. Все наши уроки проходят один на один в прямом эфире по Skype.

* Вы можете выбрать акцент, который вам нравится, и расписание, которое вам нравится.

Правила работы в классе

Правило № 1: Минимальное прерывание — ценные исправления

Ваш учитель не исправит вас каждый раз Вы ошиблись .Постоянные исправления не помогут вам выучить английский. Вы не сможете извлечь уроки из каждого исправления, И вы потеряете уверенность. Вместо этого ваш учитель будет время от времени приостанавливать разговор и указывать на области, которые вам следует улучшить (например, звуки, которые вы плохо произносите, грамматические ошибки, лучший словарный запас). Такой подход позволит максимально увеличить время, которое вы потренируете в разговоре, а также даст вам несколько домашних заданий.


Правило № 2: Студент говорит большую часть времени

Если вы просто слушаете учителя и делаете заметки, вы не улучшите разговорную речь.Во время урока нужно активно говорить. Мы позаботимся о том, чтобы ученик говорил большую часть времени во время урока . Учитель будет задавать много вопросов и вести беседу так, чтобы ученик говорил 80% времени.


Правило № 3: Реальные разговоры

На первом уроке учитель спросит, на какие темы вы хотите поговорить. Если вы хотите сосредоточиться на разговорных темах TOEFL / IELTS или на темах, связанных с работой, мы можем помочь.Примеры тем для разговора — политика, литература, технологии, спорт, карьера, культура, путешествия, здоровье, Голливуд, фондовый рынок, глобальное потепление, TED Talks, кулинария и т. Д.

Попробуйте 1 урок с учителем-носителем английского языка

Выучите английский за несколько недель!

Наши классы предназначены для изучающих английский язык, которые изучали английский в школе, но не могут свободно говорить. Если вы знаете как минимум 200 слов на английском языке и знаете основы грамматики , мы гарантируем, что научим вас свободно говорить на английском в течение 3 месяцев .Мы заставим вас говорить по-английски естественно и без усилий. Мы сделаем ваш акцент более четким и заставим вас говорить как носитель английского языка.

chart

Что студенты говорят о классах

Мы помогли более 1 миллиону студентов овладеть навыками разговорного английского в более чем 160 странах. Смотрите некоторые из наших отзывов ниже.

Spoken English Practice Review

Андре из Бразилии

Менеджер по продажам

Грамматика и словарный запас — это вещи, которые вы можете выучить в удобное для вас время и в удобном для вас темпе.Вам не нужно платить деньги, чтобы улучшить грамматику или словарный запас. И в большинстве случаев люди все равно поймут, что вы говорите, даже если вы сделаете небольшую грамматическую ошибку. Однако ясно, уверенно и бегло говорить по-английски — это то, что вы не сможете освоить самостоятельно. Вам нужны возможности практиковаться с преподавателями-носителями английского языка, и именно это предлагает практика разговорного английского

Galya Testimonial Spoken English Practice

Марта из Польши

Профессор

Практика разговорного английского помогла мне полностью выразить себя, когда я говорю по-английски.Раньше я думал на своем родном языке и переводил. Я больше этим не занимаюсь, благодаря имеющейся у меня практике, и да, теперь я намного бегло говорю 🙂

Spoken English Practice Rating by Yurij

Юрий из России

Студент

Я наконец сдал экзамен IELTS и получил результаты Я хотел (L-8.5, R-8.5, W-7.0, S-7.0, O-8.0). Спасибо за услугу. Эмили была отличным собеседником. Она всегда готовила хорошие темы и вопросы. В письменной части экзамена у меня была тема, связанная с одной из тем, которые мы с ней обсуждали.Это было о зоопарках и слонах, и это было очень полезно. Практика чрезвычайно важна для изучения английского языка. Практика разговорного английского дала мне возможность регулярно практиковаться. Вначале мне было трудно запоминать слова и бегло говорить. Время от времени мне приходилось искать слова в словаре. Иногда я знал слово, но не мог его вспомнить, пока не поискал его в словаре. Через некоторое время стало намного легче. Я привыкаю к ​​словам, которые использую чаще всего.Я также научился заменять точные слова, которые я не могу вспомнить, другими словами, которые не являются точными, но имеют близкое значение. В результате я стал намного более бегло и увереннее в своих разговорных навыках.

Spoken English Practice Customer Review Wei

Вэй из Китая

Инженер-программист

Я говорил по-английски «нормально», но мне хотелось улучшить свой акцент и улучшить произношение. Практика разговорного английского помогла мне с обоими. Мой совет другим ученикам — проводите уроки со своим учителем 3 раза в неделю, говорите на английском как можно больше с друзьями / коллегами, учите 2-3 новых слова каждый день, смотрите телевизор … вы увидите явное улучшение 4 недели

Spoken English Prashant Customer Review

Prashant Из Индии

Директор по доставке — QA Practice

Уроки разговорного английского языка помогают мне очень быстро овладеть английским языком.Как индиец, работающий в американской компании-разработчике программного обеспечения, это позволило мне не только лучше продемонстрировать свои технические навыки, но и установить контакты и улучшить отношения между разными командами. Мои улучшенные коммуникативные навыки во многом помогли мне подняться с уровня менеджера до уровня директора. В целом, 400 долларов потрачены не зря

Spoken English customer testimonial Nhung

Нхунг из Вьетнама

Владелец бизнеса

Устный английский трудно улучшить, если вы не практикуетесь с носителями языка.Программа Speken English Practice — это полностью разговорный английский, поэтому я мог практиковать так, как если бы я жил в стране, где говорили по-английски. Учитель исправлял грамматику и помогал со словарем, но очень практично и легко запоминалось. Не скучная теория. Кроме того, все учителя — носители английского языка, поэтому вы учите все правильно с самого начала.

Saeed From Qatar

Саид из Катара

Доктор

Как лучше говорить по-английски — это то, о чем я изумлял тысячи раз.И я всегда получал сайты, на которых продавалось либо программное обеспечение для разговорной речи на английском языке, либо аудиозаписи на английском языке, которые, как я знал, помогут только новичкам. Мне нужна была программа, которая позволила бы мне улучшить свободное владение языком, практикуя разговорный английский с учителями-носителями языка, и это именно то, что дала практика разговорного английского. Особая благодарность моей учительнице Лауре, она была лучшей. Теперь я могу говорить по-английски, не думая о правилах грамматики.

Узнайте больше о курсах английского языка

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.