Основные категории и принципы диалектики: Принципы, законы и категории диалектики

Основные принципы и категории диалектики.

Основные
принципы диалектики — всеобщая связь,
становление и развитие, которые
осмысливаются с помощью всей исторически
сложившейся системы категорий и законов.

Принципы
д: 1) принцип всеобщей связи 2) принцип
развития; 3) принцип историзма; 4) принцип
причинности; 5) принцип системности

1
Принцип всеобщей связи:
связь
явлений (отношение между двумя процессами,
когда изменение в одном объекте
сопровождается изменениями в другом)
имеет универсальный, вселенский характер.

Связь
есть
общее выражение зависимости между
явлениями, отражение взаимообусловленности
их существования и развития. Отношение
– одна из форм, момент всеобщей взаимосвязи
предметов и процессов. Виды отношений:
равенство, неравенство, субординация,
координация, целое и части. Наиболее
универсальный характер носит отношение
зависимости, т.к. все зависит от
окружающего.

Типы
связей определяются в зависимости от
уровня организации материи. В неорганической
природе существуют механические,
физические и химические связи. В живой
природе существуют более сложные –
биологические связи, которые выражаются
во внутриорганизменных, межвидовых
отношениях особей, а также в их отношениях
с внешней средой. В общественной жизни
образуются производственные,
распределительные, классовые, семейные,
межличностные, национальные, государственые
и прочие отношения. Кроме того, существуют
внутренние и внешние, непосредственные
и опосредованные, функциональные и
генетические, пространственные и
временные, закономерные и случайные,
причинно-следственные и т.д. Эти формы
связи выделяются в зависимости от
аспекта рассмотрения изучаемых объектов.
Любая форма связи имеет свое основание
– существенное объективное условие,
обеспечивающее образование и существование
той или иной связи. Так, заряд ядра атома
обусловливает связь в системе элементов.

Взаимодействие
есть
философская категория, отражающая
процессы воздействия различных элементов
друг на друга, их взаимную обусловленность,
изменение состояния, взаимопереход, а
также порождение одним объектом другого.
Взаимодействие носит объективный,
универсальный и активный характер.
Каждая форма движения материи имеет в
своей основе определенные типы
взаимодействия. Взаимодействия в физике:
гравитационное, электромагнитное,
сильное и слабое (распадное). В биология
исследует энергетические и информационные
взаимодействия на различных уровнях:
молекулярном, клеточном, организменном,
популяционном, видовом, биоценозном.
Духовный мир людей организуется через
смысловые (психологические, логические,
нравственно-этические) взаимодействия.

Взаимодействие
противоположностей – противоречие является
самым глубоким источником, основой и
конечной причины возникновения,
самодвижения и развития объектов.

2
Принцип развития:
Мир
совокупность процессов, эти процессы
и выражаются понятием развитие:
перемещение тел в пространстве, изменение
агрегатных состояний вещества, свойств
объекта, обратимые и необратимые
процессы. Движение, изменение, развитие.
Всякое движение изменение, но не всякое
изменение развитие. Движение как способ
существования материи и есть развитие.

Развитие
характеризуется чертами

1.
необратимость

2.
обновление (отрицание старого и появление
нового)

3.
приемственность (выражает момент связи
качественных состояний)

4.
направленность (не круг, а спираль, либо
прогресс, либо регресс)

5.
цикличность (возврат к старому но на
более высокий уровень)

Движение
может быть вызвано внешней силой, а
развитие имеет внутренний источник.

3
Принцип историзма:

Важнейшим конституирующим признаком
развития является время: развитие
осуществляется во времени и только оно
выявляет его направленность и
необратимость. Принцип историзма:
(Ленин) “Не забывать основной исторической
связи, смотреть на каждый вопрос с точки
зрения того, как известное явление в
истории возникло, какие главные этапы
в своем развитии это явление проходило,
и с точки зрения этого развития смотреть,
чем данная вещь стала теперь.”
Мировоззренческое и историческое
значение принципа историзма в том, что
правильное понимание становления
явления помогает уяснить суть развитого
явления и хотя бы частично увидеть его
перспективу.

4
Принцип причинности:
Понятия
причины и следствия возникают на стыке
принципов всеобщей связи и развития. С
одной стороны, с точки зрения принципа
всеобщей связи причинность определяется
как один из основных видов связи, а
именно, генетическая
связь явлений
,
в которой одно (причина) при определенных
условиях порождает другое (следствие).
С точки зрения принципа развития
причинность определяется следующим
образом: всякое изменение и тем более
развитие, то есть изменение в сторону
появления нового качества, имеет свою
причину и следствие. К не имеющим
причинно-следственного содержания
относятся такие виды связей, как
пространственно-временная корреляции,
функциональные зависимости, отношение
симметрии. Однако, любое явление находится
в причинно-следственных связях с
каким-либо другим явлением.

Причинность
универсальна, всеобща. В мире нет и не
может быть явлений, которые не порождали
бы те или иные следствия и не были бы
сами порождены другими явлениями.
Существенной чертой причинности является
непрерывность действия причинно-следственных
связей. Цепь причинных связей не имеет
ни начала, ни конца.

Причинность
нельзя рассматривать только как
однонаправленное действие со стороны
причины на следствие. Следствие
распространяет свое влияние “назад”,
на производящую его причину, видоизменяя,
истощая или увеличивая ее силы, особенно
когда п-с связь не мгновенна, дискретна,
а континуальна. Это – принцип
обратной связи
.
Итак, причинность – это не просто связь,
а взаимодействие.

Существует
несколько классификаций типов причинности:

-по
внутреннему, субстанциальному содержанию.
Внутренний механизм причинения связан
с переносом материи, энергии,
информации.(материальные и идеальные,
информационные и энергетические причины,
которые в свою очередь подразделяются
на физические, химические, биологические,
психологические, социальные)

-На
основе способов проявления п-с связи:
однозначные и вероятностные (квантовая
механика).

-Разного
рода гносеологические классификации.
Например, выделяются причины общие,
специфические и главные; объективные
и субъективные, непосредственные и
опосредованные; всеобщие, особенные и
единичные.

5
Принцип системности:
Причинность,
являясь одним из основных видов связи,
не исчерпывает тем не менее всего
разнообразия реальных взаимодействий
в действительности. Вне генетического
и временного принципа причинности
остаются все виды коррелятивных,
пространственных и функциональных
связей, которые в своей совокупности
объединяются таким методологическим
принципом, как принцип системности.

Принцип
системности и связанный с ним системный
подход – важное методологическое
направление в современной науке и
практике, воплотившее в себя целый
комплекс идей теории диалектики.

Система
– это внутренне организованная на
основании того или иного принципа
целостность, в которой все элементы
настолько связаны друг с другом, что
выступают по отношению к окружающим
условиям и другим системам как нечто
единое.

Структура
– это взаимообусловленная совокупность
связей элементов в составе системы,
определяющая собой ее качественную
специфику.

Функция
– это та роль, которую выполняет элемент
в составе целого как в целях объединения
элементов в целостную систему, так и
для успешного функционирования системы.

Исходным
пунктом всякого системного исследования
является представление о целостности
изучаемой системы – принцип
целостности
.
Это предполагает рассмотрение объекта
с двух позиций: в соотнесении объекта
со средой, внешним окружением и путем
внутреннего расчленения самой системы
с выделением ее элементов, свойств,
функций и их места в рамках целого. При
этом свойства целого понимаются с учетом
элементов и наоборот.

Формой
познания сложных, гибких, противоречивых
универсальных связей бытия служат
категории диалектики. Для диалектики
характерно формирование парных категорий,
отражение полярной стороны целостных
явлений, процессов. Диалектический
характер отношений выражается в
противоположных, но неразрывно связаных
понятиях, их единстве, переходах друг
в друга, взаимодействии. В сочетании,
взиамодополнении категории диалектики
образуют сеть универсальных понятий,
спосбных отражать подвижность и
противоречия бытия.

Сущность
– внутренняя, глубинная, скрытая,
относительно устойчивая сторона того
или иного предмета, явления, процесса,
определяющего его природу, совокупность
черт и другие характеристики. Явление —
внешние, наблюдаемые, обычно более
подвижные, изменчивые характеристики
того или иного предмета.

Содержание
– совокупность различных элементов и
их взаимодействий, определяющих основной
тип, характер того или иного предмета,
явления, процесса. Форма
– принцип упорядоченности, способ
существования того или иного содержания.

Причина-следствие
(simple).

Качество
– целостная, интегральная характеристика
предмета (единство его свойств) в системе
его связей и отношений с другими
предметами. Кол-во
– характеристика явлений, предметов,
процессов по степени развития или
интенсивности присущих им свойств,
выражаемая в величинах и числах. Мера
– диалектическое единство качества и
количества или такой интервал
количественных измерений, в пределах
которого сохраняется качественная
определенность предмета. Скачок
– переход количественных измерений в
качественные или переход из одного
качественного состояния в другое (в
рез-те превышения меры).

Категории
системного исследования: система —
упорядоченное множество взаимосвязанных
элементов, обладающее структурой и
организацией; элемент — неразложимый
далее компонент сложных предметов,
явлений, процессов; структура — относительно
устойчивый способ (закон) связи элементов
того или иного сложного целого.) Единичное
характеризует
отдельный предмет, явление, процесс,
отличающийся по своим пространственным,
временным и другим свойствам от иных,
в том числе подобных ему, предметов,
явлений, процессов. Общее —
объективно существующее сходство
характеристик единичных предметов, их
однотипность в некоторых отношениях,
принадлежность к одной и той же группе
явлений или единой системе связей.
Познание мира с точки зрения соотношения
“единство” предполагает умение
сравнивать предметы, выявлять их сходство
и различие, осознавать отдельный,
единичный характер реальных предметов,
классификации их. Реальные предметы
единичны, общее в отличие от единичного
представляется не конкретными
пространственно-временными предметами,
а чертами сходства. Этому посвящена
полемика ном. и реализма. Диалектика
единичного и общего проявляется в том,
что общее не существует само по себе, а
связано с единичным, существует в нем
и через него. Единичное же входит в тот
или иной класс предметов, заключающих
в себе его общие черты. Общее мыслится
не как голая абстракция, но в неразрывной
связи с многообразием единичных
предметов. Диалектика общего и единичного
отражается в языке, обладает мощной
способностью к обобщению. Речевое
выражение индивидуальности, неповторимость
ситуаций стирает черты индивидуальности.
Вместе с тем язык обладает механизмами
индивидуализации предметов, событий,
указаний на конкретные единичные явления
(напр., имена собственные, описание
индивидуальных черт, пространственной
локализации, времени даты и их сочетания.
Процедуры индивидуализации имеют
большое значение для выделения конкретного
единичного события, факта, обеспечивая
информативный характер познания.

Случайность
– такой тип связи, который обусловлен
несущественными, внешними, привходящими
для данного явления причинами.
Необходимость

закономерный тип связи явлений,
определяемый их устойчивой внутренней
основой и совокупностью существенных
условий их возникновения. Необходимость
и случайность могут быть внешними и
внутренними, т.е. порожденные собственно
природой объекта или стечением внешних
обстоятельств. Необходимость – это
существенная черта закона. Основная
цель познания – выявить закономерное.

Действительность
то, что реально существует и развивается,
содержит свою собственную сущность и
закономерность в самом себе, а также
содержит в себе результаты своего
собственного действия и развития.
Возможное

это тенденция или, вернее, пока еще
скрытые тенденции развития наличной
действительности. Категория действительности
вбирает в себя все возможности, т.к.
последним просто негде быть как только
не в действительности. При этом
действительность и возможность –
противоположности. Возможность чего-либо
– не фактическая действительность и,
быть может, ей никогда не суждено стать
таковой. В зависимости от силы лежащей
в них необходимости возможности могут
быть перспективными, малоперспективными
и формальными.

Категории и принципы диалектики — Студопедия

Диалектика выступает не только в качестве теоретической модели мира в его изменении и развитии, но и как метод понятийного мышления, которое способно уяснить сложную и противоречивую, постоянно изменяющуюся действительность. Диалектика представляет собой открытую и целостную систему категорий, принципов и законов, отражающих единство развивающегося реального мира в его всеобщих характеристиках.

Категории диалектики – это фундаментальные понятия, которые отражают наиболее общие и существенные черты, отношения, присущие реальной действительности и познанию. Категории – универсальные определенности бытия и познания, практически освоенные в активной социальной деятельности людей. Категории имеют объективный характер, ибо выражают всеобщие закономерности природы и общества (онтологический смысл). Вместе с тем, категории субъективны, так как являются логическими формами мышления (предельными абстракциями), фиксирующими знание о данных закономерностях (гносеологический смысл).

Всеобщая противоречивость и целостность мира находят свое отражение в том, что основные категории диалектики выступают как парные, в единстве противоположных, но постоянно взаимодействующих и неразрывно связанных понятий (объединенных союзом и). Например, причина и следствие, сущность и явление, форма и содержание и др. С помощью категорий диалектики выделяются различные типы универсальных связей бытия – структурные (качество и количество, часть и целое, многое и единое и т.д.), связи детерминации (случайность и необходимость, возможность и действительность и др.).



В числе основных категорий, выражающих структурные связи бытия, можно выделить такие, как единичное и общее, форма и содержание.

Единичноевыражает отдельный предмет и явление, отличающееся по своим признакам от других, в том числе и подобных ему, предметов (отдельный дом, дерево, человек).

Общеехарактеризует объективно существующее сходство свойств единичных предметов, их однотипность и принадлежность к одинаковой группе предметов или единой системе связей (отряд хищников, класс автомобилей). Диалектика единичного и общего заключается в их неразрывной связи. Общее никогда не существует в «чистом виде», а только в единичном и через него. Единичное входит в тот или иной класс предметов, является носителем тех или иных общих признаков. Воплощенное во множестве единичных вещей, общее может проявляться как во внешнем сходстве их черт, так и во внутренних чертах подобия, родства, действия в них единых законов.


Важную роль в философском осмыслении упорядоченности мира играют категории содержания и формы.

Содержание– совокупность различных элементов и их взаимосвязей, определяющих главный тип того или иного предмета, явления, процесса.

Форма – внутренняя структура, способ существования того или иного содержания. Содержание и форма неразрывно связаны: содержание всегда оформлено, форма всегда содержательна.

Наиболее ярко диалектика содержания и формы проявляется в искусстве (сюжет произведения и художественные средства его выражения). Содержание является главным аспектом предмета и определяет его форму; оно более подвижно и изменчиво, а форма более консервативна. Однако форму нельзя недооценивать, она выступает не просто как что-то внешнее по отношению к предмету, а как фактор внутренней организации определенного содержания, закрепляет конкретную ступень в развитии предмета. Например, без соответствующего строения человеческая рука не смогла бы осуществлять сложные операции. Форма обладает относительной самостоятельностью, которая проявляется в науке (метод формализации знания), практике (бюрократизм), искусстве (формализм).

Одним из фундаментальных типов универсальной связи бытия выступают связи детерминации.

Детерминизм (от лат. определяю) – учение об объективной закономерной связи и всеобщей обусловленности всех предметов и явлений действительности. Альтернативой детерминизму является индетерминизм– учение, которое не признает объективности причинности, или отвергает ее всеобщий характер, или отрицает причинность вообще. Сторонники индетерминизма (Д. Юм, Б. Рассел и др.) полагают, что имеют место события и состояния, для которых причина не существует или не может быть указана.

Причина– явление, действие которого производит, определяет или вызывает другое явление.

Следствие – это то, что проистекает, следует из причины. Каждое явление имеет свою причину и в то же время выступает причиной другого явления, это другое явление – причиной следующего и т.д. В результате этого образуется причинный ряд, причинная цепь, развертывающаяся во времени и пронизывающая действительность.
В ходе осмысления природы причинно-следственных отношений происходит обогащение схемы причинности. Важным шагом на этом пути было открытие взаимодействия – сложного типа связи, в случае которого причина и следствие взаимно влияют друг на друга, выполняя почти одновременно роль и причины, и следствия (почва и растение, экономика и политика). По мере развития причинного анализа стали различать понятия «причинное основание» (совокупность всех обстоятельств, при наличии которых наступает следствие), «условие» (внутренние связи предмета и факторы внешней среды), «повод» (внешнее явление, побудительный толчок для приведения в действие всего причинного комплекса).

Современное понимание детерминизма сложилось в ходе исторического развития воззрений о причинно-следственных связях. Представители классического детерминизма (Ф. Бэкон, Р. Декарт, П. Лаплас и др.) находили обоснование всеобщей взаимосвязи явлений мира в естествознании Нового времени, прежде всего, в механике.
В основе принципов классического (механистического) детерминизма лежало представление о линейном, однозначном характере причинно-следственных связей, что приводило к полному отрицанию случайности в мире и фатализму. При этом причина понималась как чисто внешняя сила, воздействующая на пассивный объект; абсолютизировалась механическая форма причинности, которая отождествлялась с «жесткой предсказуемостью». Становление квантовой физики в XX в. показало, что принципы классического детерминизма являются несостоятельными при изучении процессов микромира. Атомная физика исходила из признания теорий, включающих в себя неоднозначность и непредсказуемость, вероятностные представления.

Современный детерминизм характеризуют два типа детерминации:

1) причинная, которая характеризует связи порождения и развития данного предмета, определяющие все другие его свойства и отношения;

2) непричинная, которая выражает отношения между взаимодействующими предметами, не имеющими причинного характера, т.е. отсутствует связь порождения одного события другим (функциональные связи, связи состояний, вероятностные зависимости, структурные и системные взаимосвязи и др.).

Изучение вероятностных причинно-следственных отношений определило введение в причинный анализ диалектических категорий случайности и необходимости, возможности и действительности, закономерности и закона и др.

Необходимой называют такую однозначно обусловленную связь явлений, при которой наступление события–причины обязательно влечет за собой определенное явление-следствие. Необходимость – это явление, однозначно детерминированное конкретной областью бытия, предсказуемое на основе знания о ней и неустранимое в ее границах. Необходимыми в научном и обыденном познании называют не только объекты, однозначно детерминированные фиксированными условиями, но и сами эти условия. Необходимость – это то, что является предпосылкой для получения нужного результата, то, без чего этот результат невозможен. Такая трактовка необходимости используется в логике и математике, где выступает в паре с достаточностью.

Под случайностью понимают такую причинно-следственную связь, при которой причина допускает осуществление множества возможных альтернативных следствий. Случайность есть то, что в принципе возможно, но не предопределено: может произойти, а может и не произойти; она не противоречит принципу причинности, т.к. случайное событие не возникает из «ничего», а выступает следствием, точно неизвестных, но реально существующих достаточно определенных условий и причин. Эта связь обнаруживается в результате изучения большого числа случайных событий, описываемых математической статистикой, теорией вероятности. Вероятность – мера возможности наступления случайного события. Вероятностные интерпретации сложных причинно-следственных связей позволили разработать и применить в научных исследованиях новые эффективные методы познания, что обеспечило современные успехи квантовой физики, генетики, химии, синергетики.

В конкретном анализе причинных отношений необходимость и случайность переплетаются с отношениями возможности и действительности, которые тесно связаны с познанием особенностей становления развивающего объекта. Возможность выступает как предпосылка возникновения того или иного объекта, его потенциальное существование, способность превратиться в действительность. Действительность– актуально наличное бытие, реализующее исторические возможности. Тем самым, возможность и действительность представляют собой две последовательные стадии развития объекта (явления, процесса), его движения от причины к следствию, два этапа формирования причинных связей в природе, обществе и познании. Такое понимание отношений возможного и действительного отражает объективную непрерывность процесса развития любого предмета и явления. В каждом конкретном случае превращения возможности в действительность реализуются и необходимые, и случайные причинно-следственные отношения, ибо действительность содержит в себе различные возможности.

При изучении причинных явлений большое значение для философии и научного познания имеют законы и закономерности.

Закон– объективная, существенная, необходимая, внутренняя, повторяющаяся связь, определяющая закономерность в области явлений. Любой закон имеет границы своего действия, определенную сферу своей реализации.

Закономерностьэто относительно устойчивые, повторяющиеся и регулярные взаимосвязи между явлениями и объектами реальности, обнаруживающиеся в процессах изменения и развития. Категориальные структуры, выражающие универсальные связи бытия, выступают как совокупность закономерностей реального мира и тем самым принципами его познания.

По механизму детерминации выделяют динамические и статистические закономерности.

Динамические закономерности – форма причинной связи, при которой данное состояние системы однозначно определяет все ее последующие состояния. Поэтому знание начальных условий дает возможность точно предсказать дальнейшее развитие системы. Динамические закономерности как объективные и необходимые связи характеризуют поведение относительно изолированных систем, состоящих из небольшого числа элементов, при изучении которых можно абстрагироваться от случайных факторов. Например, динамическая закономерность определяет характер движения планет Солнечной системы.

Статистические закономерности – форма причинной связи, при которой данное состояние системы определяет ее последующие состояния не однозначно, а лишь с определенной степенью вероятности, являющейся объективной мерой возможностей заложенных в прошлом тенденций изменения. Вероятностный характер предсказаний определяется действием множества случайных факторов. В статистических закономерностях необходимость предстает в качестве продукта взаимной компенсации и сбалансированности различных случайностей. Если динамические закономерности характеризуют поведение относительно изолированных объектов, то статические закономерности описывают поведение большого числа элементов, составляющих коллектив, поведение коллектива в целом (массовые явления).

Так, в области объектов квантовой механики в силу сложности протекающих здесь процессов возможно определить лишь движение большой совокупности элементарных частиц, дать их усредненную характеристику, а о движении отдельной частицы можно говорить лишь в плане большей или меньшей вероятности. Статистические закономерности не дают однозначных предсказаний, однако позволяют при изучении массовых явлений вскрыть за действием множества случайных факторов нечто необходимое и устойчивое. Тем самым они служат подтверждением диалектики превращения случайности в необходимость.

К понятиям, выражающим связи детерминации, относят и такие, как сущность и явление.С точки зрения диалектики категории сущности и явления характеризуют различные уровни бытия – глубинный и поверхностный.

Сущность– это внутренняя, скрытая от непосредственного наблюдения, относительная устойчивая сторона предмета или процесса, выражающая его природу и назначение.

Явление– внешние, наблюдаемые, изменчивые характеристики предмета или процесса.

Сущность и явления – диалектически связанные противоположности, которые не совпадают друг с другом. Когда их несовпадение носит ярко выраженный характер, то говорят о видимости, кажимости.

Диалектика понятий сущности и явления выражается в их гибкости и относительности. Понятие сущности не означает строго фиксированного предела познания или уровня реальности. Человеческое познание начинается с явления, а затем достигает сущности, углубляясь далее от сущности первого порядка до сущности второго порядка и т.д., все глубже раскрывая свойства, причинные связи, тенденции развития различных сфер действительности. Более того, тот или иной процесс выступает как явление по отношению к более глубоким процессам, но как сущность по отношению к его собственным проявлениям.
В этом смысле понятия сущности и явления задают общие ориентиры бесграничного процесса познания, указывают направления бесконечного углубления и расширения человеческих знаний.

Принципы диалектики представляют собой систему определенных универсальных методологических требований, внутренне организующих и регулирующих познавательную и практическую деятельность людей. Они есть результат обобщения истории познания и практики, а поэтому образуют самую общую программу деятельности, которая специфически реализуется в каждой науке, задают наиболее общие ориентиры научного исследования, способствуют выбору наиболее эффективных и оптимальных способов и средств достижения поставленных целей.

К важнейшим принципам диалектики относятся:

1) принцип объективности – исходит из признания объективных законов существования и развития природы и общества;

2) принцип всесторонности – выражает многообразные связи и взаимодействия всех явлений действительности;

3) принцип конкретности – требует учета различных условий места, времени и других факторов, изменяющих бытие предметов, явлений и процессов;

4) принцип историзма – предполагает изучение современного состояния предмета, реконструкции его прошлого и прогнозирования будущего.

31. Категории, законы и принципы диалектики.

Диалектика
— теория и метод познания действительности,
наука о наиболее общих законах развития
природы, общества и мышления. Сократ
рассматривал диалектику как искусство
обнаружения истины путем столкновения
противоположных мнений, способ ведения
ученой беседы, ведущий к истинным
определениям понятий . Платон называл
диалектикой логический метод, с помощью
которого на основе анализа и синтеза
понятий происходит познание истинно
сущего — идей, движение мысли от низших
понятий к высшим. Софисты придали термину
Д. дурной оттенок, называя Д. — искусство
представлять ложное и сомнительное за
истинное, мегарцы Д. называли искусство
спора Д. в философии Аристотеля — способ
доказательства, когда исходят из
положений, полученных от других, и
достоверность которых неизвестна.
Аристотель различал 3 типа умозаключений:
аподиктические, пригодные для науч.
доказательства, диалектические,
применяемые в споре, и эристические. В
диалектическом доказательстве исходят
из вероятных суждений и приходят к
вероятным заключениям. Истину можно
обнаружить посредством диалектического
умозаключения только случайно.
Эристическое умозаключение ниже
диалектического, ибо оно приходит к
заключениям, которые имеют только
кажущуюся вероятность В средние века
в философии термин «Д.» употреблялся в
самых различных значениях. Иоанн Скотт
называл Д, особое учение о сущем, Абеляр
— искусство различения истины и лжи,
термин Д. употреблялся в значении
«логика», а иногда под Д. подразумевали
искусство дискутирования. В философии
Канта диалектикой называется логика
видимости, которая не приводит к истине.
Когда общая логика из канона превращается
в органон для созидания утверждений,
претендующих на объективность, она
становится Д.

Законы
диалектики

Наиболее
общими законами диалектики являются:
переход количественных изменений в
качественные, единство и борьба
противоположностей, отрицание отрицания.

В
своем происхождении, историческом
развитии и соотношении, внутренней
взаимосвязи категории и законы
субъективной диалектики представляют
собой логическое выражение объективной
диалектики мира и его познания в динамике
их развития.

Закон
единства и борьбы противоположностей

Движущую
силу развития выражает закон единства
и борьбы противоположностей. Сущность
этого закона состоит в том, что предметы
и явления объективного мира в процессе
своего развития, вытекающего из
взаимодействия и противоречия между
различными предметами и явлениями и
различными сторонами внутри предметов
и явлений, переходят из состояния
незаметного, несущественного различия
составляющих данное явление сторон,
тенденций к существенным различиям
моментов целого и к противоположностям,
которые вступают между собой в
противоречие, борьбу, составляющую
внутренний источник развития данного
явления.

Закон
перехода количественных изменений в
качественные

Развитие
как движение от простого к сложному, от
низшего к высшему, от старого качественного
состояния к более высокому, новому
качеству есть одновременно и непрерывный,
и прерывный процесс. Закон перехода
количественных изменений в качественные
показывает, как осуществляется
возникновение нового.

Закон
отрицания отрицания

Каждое
явление относительно и в силу своей
конечной природы переходит в другое
явление, которое при определенных
условиях может стать противоположностью
первого и выступить в роли его отрицания.
Отрицание составляет необходимое
условие развития, поскольку оно есть
не только отрицание старого, но и
утверждение нового. Отрицание снимается
вторым отрицанием, а вся цепь развития
представляет собой процесс отрицания
отрицания. В результате этого нарастающего
отрицания отрицания получается движение
предмета от простого к сложному, от
низшего к высшему с элементами повторения
пройденного, временного отступления
назад и т. д. Закон отрицания отрицания
дает обобщенное выражение развития в
целом, вскрывая внутреннюю связь,
поступательный характер развития; он
выражает такой переход явлений из одного
качеств. состояния в другое, при котором
в новом качестве воспроизводятся на
более высоком уровне некоторые черты
старого качества..

Основные
диалектические закономерности и
категории

Диалектика
не исчерпывается тремя основными
законами. Кроме них так же существует
ряд диалектических закономерностей,
конкретизирующие и дополняющие основные
законы диалектики, выраженные в
категориях: сущность и явление, содержание
и форма, случайность и необходимость,
причина и следствие, возможность и
действительность, единичное, особенное
и всеобщее и т.д.

Сущность
и явление

Сущность
и явление — категории, отражающее всеобщие
формы предметного мира и его познание
человеком. Сущность — это внутреннее
содержание предмета, выражающееся в
единстве всех многообразных и
противоречивых форм его бытия; явление
— то или иное обнаружение (выражение)
предмета, внешние формы его существования.

Сущность
и явление — универсальные объективные
характеристики предметного мира; в
процессе познания они выступают как
ступени постижения объекта. Категории
Сущности и явления всегда неразрывно
связаны: явление представляет собой
форму проявление сущности, последняя
раскрывается в явлении.

Явление
богаче сущности, ибо оно включает в себя
не только обнаружение внутреннего
содержания, существующих связей объекта,
но и всевозможные случайные отношения,
особенные черты последнего. Явления
динамичны, изменчивы, в то время как
сущность образует нечто сохраняющееся
во всех изменениях.

Содержание
и форма

Содержание
и форма — категории, во взаимосвязи
которых содержание, будучи определяющей
стороной целого, представляет единство
всех составных элементов объекта, его
свойств, внутренних процессов, связей,
противоречий и тенденций, а форма есть
способ существования и выражения
содержания. Термин “форма” употребляется
также для обозначения внутренней
организации содержания и связан, т.о.,
с понятием структуры. Отношение Содержания
и формы характеризуется единством,
доходящим до их перехода друг в друга,
однако это единство является относительным.
Во взаимоотношении С. и ф. содержание
представляет подвижную, динамичную
сторону целого, а форма охватывает
систему устойчивых связей предмета.

Случайность
и необходимость

Необходимость
и случайность — категории, которые
конкретизируют представление о характере
зависимости явления, выражают различные
аспекты, типы связей, степень
детерминированности явления. При
определенных условиях необходимость
– вещь, явление в их всеобщей закономерной
связи внутренних, устойчивых, повторяющихся,
всеобщих отношений действительности,
основных направлений ее развития.

Случайность
– отражение в основном внешних,
несущественных, неустойчивых, единичных
связей действительности; выражение
начального пункта познания объекта;
результат перекрещивания независимых
причинных процессов, событий; способ
превращения возможности в действительность,
при котором в данном объекте, при данных
условиях имеется несколько различных
возможностей.

Необходимость
выражается главными, регулярными
причинам процесса, полностью ими
детерминирована в данном отношении,
характеризуется строгой однозначностью
и определенностью, часто неизбежностью,
подготовлена всем предшествующим ходом
развития явлений. Необходимость не
сводится к неизбежности. Последняя –
только одна из стадий ее развития, одна
из форм ее осуществления. Случайность
столь же причинно обусловлена, как и
необходимость, но отличается от нее
особенностью своих причин. Она появляется
в результате действия отдаленных,
нерегулярных, непостоянных, незначительных,
малых причин или одновременного
воздействия комплекса сложных причин,
характеризуется неоднозначностью,
неопределенностью своего протекания.

Причина
и следствие

Причина
и следствие — категории, отображающие
одну из форм всеобщей связи и взаимодействия
явлений. Под причиной понимается явление,
действие которого вызывает, определяет,
изменяет, производит или влечёт за собой
другое явление; последнее называют
следствием. Производимое причиной
следствие зависит от условий. Одна и та
же причина при разных условиях вызывает
неодинаковые следствия. Различие между
причиной и условием относительно. Каждое
условие в определенном отношении
является причиной, а каждая причина в
соответственном отношении есть следствие.

Знание
причинно-следственных связей отражает
с большим или меньшим приближением
реальные, объективно существующие связи
и взаимодействия вещей и процессов
объективного мира.

Диалектика
признаёт отправным пунктом анализа
понятия причины самодвижение материи,
которое выступает как взаимодействие.
Совокупность всевозможных взаимодействий
вещей и процессов природы составляет
всеобщее (универсальное) взаимодействие,
исходя из которого «… мы приходим к
действительному отношению».

В
гносеологии понятие причинно-следственной
связи выполняет важную методологическую
функцию, ориентируя исследователя на
прогрессивное движение познания по
причинно-следственной цепи — от
случайности к необходимости, от единичного
к особенному и общему, от формы к
содержанию, от явления к сущности.

Принципы, категории, законы диалектики — Студопедия

Принципами диалектики являются: признание развития во всем его бесконечном многообразии и всеобщей связи всего со всем. Диалектическое мышление со времени своего появления противостоит догматизму, который отводит изменениям и всесторонним связям между явлениями и предметами мира второстепенную роль. Догматическое, метафизическое видение мира искажает реальную картину действительности; оно не в состоянии воспроизвести процесс развития сущего во всем его многообразии, неповторимости, всеобщности.

Способность диалектики во всестороннем познании мира проявляется через систему категорий – философских понятий, раскрывающих универсальные связи бытия. Традиционно категории подразделяются на две группы. Первая делает акцент на рассмотрении “организованности”, “упорядоченности”, “системности” бытия. К ним относятся: “система – элемент – структура, “единичное – общее , “часть – целое , “форма – содержание”, “конечное – бесконечное” и другие. Вторая анализирует детерминацию (самодетерминацию) в различных формах через категории: “причина – следствие”, “явление – сущность”, “случайность – необходимость” и другие.

Коротко рассмотрим содержание категорий.

Система – элемент – структура. Система (греч. systema – целое, составленное из частей) – множество взаимосвязанных элементов (компонентов системы, не подлежащих дальнейшему разложению, делению), образующих определенную целостность. Устойчивые, существенные связи между элементами образуют структуру определенной системы.



Современная наука выделяет материальные и абстрактные системы. К первым относятся различные системы неорганической (неживой) природы и органической (живой) природы, начиная от простейших биологических образований до социальных структур. К абстрактным системам относятся понятия, гипотезы, теории, различные знаковые системы (естественные, искусственные) и другие явления духовной культуры.

Системы различаются также по силе и устойчивости своих внутренних связей, сложности структурной организации, характером отношений со средой (открытые и закрытые). Изучение системности как важнейшего свойства бытия осуществляется кибернетикой, лингвистикой, синергетикой, экономикой, социологией и другими науками в рамках системного подхода – важного методологического направления в современной науке и практике.


Единичное – особенное – всеобщее. Категории характеризуют различные связи объективного мира и ступени его познания. Единичность означает неповторимость предмета или явления. Среди множества листьев, например, нельзя найти два абсолютно тождественных. Высшей степенью неповторимости является уникальность (произведения искусства, человеческая личность и т.д.)

В тоже время предметы заключают в себе и некоторые общие признаки, свойства, позволяющие объединять их в классы, роды, виды. Иначе говоря, действительность характеризуется также и общностью (всеобщностью). Предмет, взятый в своей конкретной целостности, выступает как единство единичного и всеобщего, т.е. как особенное. Единичное – форма существования всеобщего в действительности; особенное – всеобщее, реализованное в единичном.

Часть – целое. Категории, выражающие отношения между совокупностью предметов и объективной связью, которая их объединяет и выступает основой новых свойств и закономерностей. В качестве целого выступает связь между предметами, которые являются его частями. Целое не сводимо к простой сумме составляющих его частей, ибо оно порождает новые качества и свойства, которыми не располагают отдельные части. В качестве неорганического целого выступают атомы, кристаллы, планетарные системы, галактики и т.д. В живой природе целостностью обладают организмы, социальные общности и т.д. В живой природе целое характеризуется органичностью, т.е. не только обуславливает возникновение новых качеств, но и делает невозможным отдельное существование своих частей. Так, например, рука как важнейший компонент человеческого организма, совершающая сложнейшие операции и действия, в отдельности представляет лишь мертвое тело.

Форма – содержание. Категории, которые использовались в философии с древнейших времен. Под содержанием понимается совокупность различных элементов, определяющих свойства и функции предметов. Содержанием картины является совокупность художественных образов, выражающих определенную тему, потребительской кооперации — взаимоотношения между кооперативными обществами, предприятиями и организациями. Форма – это определенная организация содержания. Каждый предмет относительно устойчив, имеет определенную структуру. Форма характеризует эту внутреннюю структуру, которая находит свое выражение и во внешним облике, внешней организации объекта. Как структура предмета форма есть нечто внутреннее, а как отношение содержания данного предмета к содержанию других – внешнее.

Форма и содержание тесно связаны друг с другом. Так, содержанием экономической теории А.Смита являлись конкретные экономические отношения, существовавшие в Англии того времени. Но определенная организация материала составляет форму этой теории. Подчеркивая единство формы и содержания Гегель писал об “Иллиаде”, что ее содержанием “является Троянская война или, еще более определеннее, гнев Ахилла”, но этого мало, ибо то, что делает поэму саму собой есть ее поэтическая форма. Ведущей стороной является содержание, но форма оказывает влияние, сдерживая или, напротив, содействуя его развитию. Учет этих сторон чрезвычайно важен в практической деятельности. Содержание банковской деятельности тем более успешно, чем совершеннее ее организация, т.е. форма, соответствующая условиям и требованиям времени.

Рассмотрим диалектические категории, относящиеся к развитию и детерминации (самодетерминации) систем.

Детерминизм (лат. determinare- определяю) – философское учение о всеобщей объективной закономерной связи, причинной обусловленности всех явлений. Индетерминизм, напротив, отрицает всеобщий характер причинности.

Причина – следствие. Категории, выражающие сущность причинности. В результате общественно-исторической практики постепенно складывалось понимание, что явление, порождающее или видоизменяющее другое, выступает как причина, а другое – как следствие. Взаимопереход этих явлений образует причинно-следственные цепи, не имеющие ни начала, ни конца. Всякая попытка определить абсолютно “первую” или “последнюю” причину ведет к признанию “беспричинных”, сверхъестественных сил. Физический смысл цепи причинения состоит в передаче от одного явления (причина) к другому (следствие) материи, энергии, информации. Существует многообразие причинных связей, различающихся как по результатам, так и по формам проявления. Связи причинения могут носить и обратный характер – взаимодействие. Подобные виды связи имеют широкое распространение в социальных системах (управление, образование, политика и т.д.). Причинная связь реализуется только при наличии определенных условий. Условия сами по себе не могут вызвать следствие, но тем не менее необходимы для его осуществления. Так, для успешного проведения экономических реформ требуются определенные социально-политические условия (согласие в обществе, ясное понимание последним целей и задач проводимых мероприятий и т.д.).

Необходимо отличать от причины повод, который является внешним толчком, “последней каплей”, “стартером”, запускающим механизм причинения. Например, поводом первой мировой войны было убийство австрийского наследника. Повод по отношению к причине носит случайный характер (“была бы причина, а повод найдется”). Классическая физика исходила из механического понимания причинности. Предполагалось, что отношения между объектами строго однозначны в количественном отношении (лапласовский детерминизм). Однако возникновение квантовой механики расширило понимание причинности, которая может носить случайный и вероятностный характер (статистическая закономерность). В связи с этим важное значение в анализе детерминизма принадлежит таким категориям диалектики, как необходимость – случайность, возможность — действительность, закономерность и другие.

Необходимость – случайность. Философские категории, выражающие два вида объективных связей материального мира. Необходимость проистекает из внутренней сущности явления. Необходимость – это внутренняя, существенная связь между явлениями. Это то, что должно обязательно произойти в данных условиях. Случайность – это несущественная связь между явлениями. В данных условиях она может быть или нет, может произойти так или иначе Случайность характеризуется множеством возможных следствий. Например, количество горошин в стручке, цвет глаз, альтернатива “орел-решка” и т.д. Следует учитывать, что случайность объективна и всегда имеет свою причину. Количественным анализом случайных явлений занимается раздел математики – теория вероятностей. Если событие никогда не произойдет, то его вероятность равна 0. Если же оно произойдет обязательно, то вероятность равна 1. Все случайные события характеризуются вероятностью, находящейся между 0 и 1. С понятием вероятности тесно связано понятие неопределенности. Когда степень неопределенности равна 0, вероятность равна 1. Когда степень неопределенности равна бесконечности, вероятность равна 0. Необходимое и случайное носит относительный характер и в определенных условиях переходят друг в друга. Существенные и несущественные связи между предметами и явлениями тесно переплетены, неотъемлемы друг от друга. В силу этого случайность дополняет необходимость, является формой ее проявления.

Правильный учет случайных и необходимых факторов крайне важен в практической деятельности (научно-исследовательская работа, управление, предпринимательство и т.д.).

Возможность – действительность. Категории, выражающие основные ступени развития предметов и явлений. Возможность – это потенциальная действительность. Например, желудь – возможность дуба. Действительность – это объективно существующий предмет как реализация (более или менее полная) некоторой возможности. В силу этого возможность и действительность образуют диалектическое единство. Следует различать возможности реальные (конкретные) и формальные (абстрактные). К реальным относятся возможности, выражающие закономерную, существенную тенденцию развития объекта и условия, способствующие их реализации. Каждый молодой человек имеет возможность получить высшее образование, но для тех, кто обучается в вузе, она является реальной. Формальная возможность отражает несущественную тенденцию в развитии объекта. Вероятность ее осуществления может быть ничтожно мала, но тем не менее для ее осуществления нет принципиальных препятствий. В этом коренное отличие возможности от невозможности. Невозможно конструирование вечного двигателя, обратного движения стрелы времени и т.д.

Сущность – явление. Категории, связанные с осмыслением различных уровней действительности. Под сущностью понимается глубинная, внутренняя, существенная, относительно устойчивая сторона объекта, определяющая его природу, совокупность черт и другие характеристики. Явление – это внешние, наблюдаемые, подвижные характеристики объекта. Явление существенно, а сущность проявляется. Но эта взаимообусловленность не означает их совпадения, тождества. Напротив, явление иногда искажает сущность. Восход и заход солнца является как движение последнего вокруг земли. Но по существу дело обстоит наоборот. “Природа любит скрываться” – глубоко подметил еще Гераклит. В действительности явление выглядит всегда иначе, нежели вызвавший его глубинный процесс. Каким же образом в сознании человека происходит переход от явления к сущности? Кант отрицал саму возможность подобного перехода. Гегель разрешил эту проблему, показав пластичность, относительность понятий, явлений и сущности, выражающих собой ступени развития абсолютного духа.

Реальная возможность перехода от явлений к сущности осуществляется в результате практической деятельности человека, через анализ явлений познания существенных связей между ними. Этот процесс познания бесконечен, в нем активно участвуют и другие диалектические категории.

Дальнейшее рассмотрение диалектики связано с анализом закономерного характера развития. Понятия “закономерность”, “закон” отражают объективные, существенные связи между предметами и явлениями, осуществляющимися в процессе диалектического взаимодействия. По степени общности охватываемых явлений законы подразделяются на:

1. специфические, или частные;

2. общие для больших групп явлений;

3. всеобщие, или универсальные.

Частные и общие законы исследуются конкретными науками, а всеобщие являются объектом внимания философии. Универсальные, всеобщие законы не имеют конкретной функциональной формы и не могут быть выражены математически потому, что они выступают как всеобщие принципы бытия, как то общее, что присутствует во всех видах законов и закономерностей. Таким образом, законы диалектики выражают всеобщие, объективные, существенные, необходимые, устойчивые, повторяющиеся связи между предметами, явлениями и системами в целом. Основными законами диалектики являются:

— переход количественных изменений в качественные и обратно;

— единство и борьба противоположностей;

— отрицание отрицания.

Закон перехода количественных изменений в качественные и обратно раскрывает диалектику количественных и качественных изменений, наиболее общий механизм развития.

Известно, что познание начинается с выделения из бесконечного многообразия действительности определенного объекта. Исследуемый объект ограничен пространственно-временными, количественными и качественными границами. Вопрос о пространстве и времени рассмотрен ранее /см. тему 12/. Под качеством понимается целостная совокупность предмета, его определенность. Объект, теряя качество, становится другим. Количество – это внешнее, “формальное” отношение между предметами, “безразличное” к их качеству. Количественные характеристики отвлекаются от качественной стороны предметов, что, например, происходит в процессе количественного анализа. Количество как бы “уравнивает” качества отдельных предметов и тем самым представляет возможность математической, формальной обработки различных объектов.

Качество определяется совокупностью свойств. Под свойством понимается качество предмета, проявляющееся по отношению к другому предмету. Несмотря на свою противоположность количество и качество неразрывно взаимосвязаны. Эта связь осмысливается в философии через понятие меры. Представление о мере присутствует и в обычном словоупотреблении. Так, например, говорим о “чувстве меры”, характеризуя поведение человека, его поступки, манеры, вкусы и т.д. Мера определяет границы, “рамки”, за которыми изменение количества ведет к изменению качества предмета. Так, например, пределы существования воды от нуля до ста градусов. Преодоление этих параметров ведет к агрегатному изменению воды (лед или пар). Количественные изменения происходят постепенно, последовательно, непрерывно, качественные – прерывно, скачкообразно. В процессе развития выявляется два вида скачков: точечное изменение во времени и как некоторая длительность. Скачок может длиться в микропроцессах миллиардную долю секунды и миллиарды лет в космических процессах. Главной отличительной чертой скачкообразного изменения является исчезновение старого качества и возникновение нового. Количественный и качественный анализ действительности имеет важное методологическое значение, ибо позволяет избежать эффекта “дурной бесконечности”, обеспечивает всестороннее рассмотрение процессов развития.

Закон “единства и борьбы противоположностей” выражает взаимодействие полярно-противоположных свойств, функций, сторон целостного предмета, раскрывает источник движения, развития материального и духовного мира.

Понятие о противоречии развивалось в истории европейской философии начиная с античности. Буквальный смысл противоречия заключается в резком рассогласовании высказываний о каком-либо предмете. Например, в логике недопустимы два взаимоисключающих утверждения в отношении одного предмета: “Этот стол круглый”; “Этот стол не круглый”; “Эта экономика носит рыночный характер”; “Эта экономика не носит рыночного характера”. Одновременное утверждение того и другого (А и не-А) расценивается в логике как необходимо-ложное, свидетельствует об ошибке мышления. Со времен Аристотеля существует запрет противоречия в формальной логике. Аксиоматичным является требование логичности человеческих высказываний, размышлений в устной и письменной форме.

Но известно и другое – логически правильно оформленные высказывания о природе, обществе, мышлении выявляют противоречия, которые присущи самим объектам рассмотрения. К таковым, например, относятся противоположности Гераклита, апории Зенона /см. тему 3/, антиномии Канта, противоречия Гегеля /см. тему 8/. Эти противоречия, вскрытые с помощью формально-логических утверждений, могут быть поняты и осмыслены только на основе диалектического мышления, диалектической логики.

Мир противоречив и это проявляется даже в простейшем сравнении двух предметов. Когда мы говорим об их сходстве, одинаковости, то одновременно имеем в виду и их различия. Каждая вещь одновременно и тождественна другой и отлична от нее, т.е. заключает в себе единство тождества и различия. Но независимо от сравнения каждая вещь или объект содержат противоречия и в себе самих. Так, живое существо не тождественно себе в каждый момент времени, так как в организме происходят постоянные изменения, ведущие его к гибели, смерти. В неорганической, неживой природе также каждый предмет противоречив в силу того, что он является как бы началом развития другого предмета, ибо его существование ограничено определенными пространственно-временными границами. Все сказанное означает, что все предметы противоречивы, ибо они заключают в себе единство противоположностей. Причем эти противоположности носят объективный характер, выражают разнонаправленные стороны, свойства, тенденции развития, взаимоположены, взаимообусловлены, связь их носит взаимопроникающий характер.

Другой, неотъемлемой стороной противоречия является взаимное отрицание противоположностей. Они находятся в состоянии взаимоисключения, взаимоотталкивания. Этот момент и находит свое выражение в понятии борьбы противоположностей. Конкретные формы “борьбы” в природе, обществе, мышлении разнообразны и существенно отличны (борьба классов, столкновение различных мнений в научном споре, отталкивание и притяжение планет, взаимодействия микрочастиц, борьба за выживание в природе и т.д.). Единство носит относительный характер, борьба – абсолютный.

Как и сами объекты, заключенные в них противоречия возникают, развиваются и исчезают (разрешаются). Можно условно выделить следующие этапы развития противоречий:

— непосредственное единство противоположных тенденций внутри предмета;

— различие как постепенное обособление сторон противоречия;

— поляризация сторон противоречия как противоположностей;

— предельная заостренность, борьба и разрешение противоречия.

Закон единства и борьбы противоположностей раскрывает источник самодвижения и развития объективного мира и познания.

Закон отрицания отрицания рассматривает такие существенные стороны развития как цикличность, поступательный характер развития. Отрицание вначале рассматривалось как один из необходимых элементов познавательной деятельности, мышления, диалога. Но затем, в соответствии с тождеством бытия и мышления, Гегелем было перенесено и на другие стороны бытия. В чем развитие метафизического и диалектического понимания отрицания. Метафизическое мышление рассматривало отрицание как разрыв между различными этапами, диалектическое же понимание предполагает связь между различными этапами развития. Содержание этого понимания включает:

1. Признание разрушения, преодоления старого.

2. Удержание, сохранение прежнего в форме преемственности.

3. Формирование нового, как бы повторяющего предшествующий период, но на более высшем уровне.

Так, развитие экономики опирается на необходимые предпосылки, условия, которые возникают в предшествующий период. Возникновение новых экономических форм связано не только с разрушением старых, отживших, но сохранением через преемственность всего необходимого для дальнейшего развития. В качестве графического образа закона диалектического синтеза используют спираль, которая объединяет в своей конструкции как цикличность (окружность), так и поступательность (прямая). Абсолютизация повторяемости характерна для древнегреческой концепции развития, в средневековье возобладал взгляд на развитие как на поступательное, прямолинейное, необратимое движение. Но, разумеется, спираль – это только условный образ, а в действительности развитие может приобретать самый различный облик («ступени роста», «фазы роста», «волны развития» и т.д.)

Закон отрицания отрицания характеризует направленность, необратимость развития от низших ступеней к высшим.

Общая характеристика принципов и категорий диалектики. — Студопедия

Принципами диалектики являются: признание развития во всем его бесконечном многообразии и всеобщей связи всего со всем.

Существует 2 основных принципа:

1. Принцип всеобщей связи;

2. Принцип развития;

Всеобщие связи являются отражением организованности и упорядоченности мира, в котором всё связано со всем. Под связью понимается зависимость между явлениями, отражающим его обусловленного существования и развития, но связи не существует без взаимодействия.

Именно в силу универсальности взаимодействия осуществляется взаимная связь всех структурных уровней бытия, материальное единство мира.

Взаимодействие раскрывает процесс воздействия различных объектов друг на друга, их взаимную обусловленность, изменение состояния, взаимопереход, а также порождение одним объектом другого. Взаимодействие носит объективный, универсальный и активный характер. Без изучения взаимодействия нельзя понять ни свойств, ни структуры, ни законов действительности. Без выяснения форм и содержания различных видов связи и взаимодействия в природе и обществе невозможно было бы разрешить адекватно проблему развития, являющуюся вторым фундаментальным принципом диалектики.

Принцип развития является результатом применения принципа всеобщей связи и взаимодействия. Ведь в мире нет ничего окончательно завершенного, все находится в процессе становления и изменения. Принцип движения материи в совокупности с принципом всеобщей связи дает нам принцип развития мира.Развитие есть не что иное, как необратимое, определенно направленное и закономерное изменение материальных и идеальных объектов, приводящее к возникновению нового качества.



Но закономерно встает вопрос о том, что является источником развития. Все многообразие точек зрения по проблеме источника развития можно свести к двум основным: метафизической и диалектической. Первая считает источником развития внешнее воздействие, тогда как вторая борьбу противоположных сил и тенденций, т. е. противоречие.

Способность диалектики во всестороннем познании мира проявляется через систему категорий – философских понятий, раскрывающих универсальные связи бытия. Традиционно категории подразделяются на две группы. Первая делает акцент на рассмотрении “организованности”, “упорядоченности”, “системности” бытия. К ним относятся:


— “система – элемент – структура;

— “единичное – общее;

— “часть – целое ;

— “форма – содержание”;

— “конечное – бесконечное” и другие.

Вторая анализирует детерминацию (самодетерминацию) в различных формах через категории:

“причина – следствие”;

“явление – сущность”;

“случайность – необходимость” и другие.

Единичное – особенное – всеобщее. Категории характеризуют различные связи объективного мира и ступени его познания. Единичность означает неповторимость предмета или явления. Среди множества листьев, например, нельзя найти два абсолютно тождественных. Высшей степенью неповторимости является уникальность (произведения искусства, человеческая личность и т.д.)

В тоже время предметы заключают в себе и некоторые общие признаки, свойства, позволяющие объединять их в классы, роды, виды. Иначе говоря, действительность характеризуется также и общностью (всеобщностью). Предмет, взятый в своей конкретной целостности, выступает как единство единичного и всеобщего, т.е. как особенное. Единичное – форма существования всеобщего в действительности; особенное – всеобщее, реализованное в единичном.

Возможность – действительность. Возможность – это потенциальная действительность. Например, желудь – возможность дуба. Действительность – это объективно существующий предмет как реализация (более или менее полная) некоторой возможности. В силу этого возможность и действительность образуют диалектическое единство. Следует различать возможности реальные (конкретные) и формальные (абстрактные). К реальным относятся возможности, выражающие закономерную, существенную тенденцию развития объекта и условия, способствующие их реализации. Каждый молодой человек имеет возможность получить высшее образование, но для тех, кто обучается в вузе, она является реальной. Формальная возможность отражает несущественную тенденцию в развитии объекта. Вероятность ее осуществления может быть ничтожно мала, но тем не менее для ее осуществления нет принципиальных препятствий. В этом коренное отличие возможности от невозможности. Невозможно конструирование вечного двигателя, обратного движения стрелы времени и т.д.

 

 

Диалектика как учение и метод. Принципы, законы, категории — Студопедия

Диалектика [греч. dialektiké (téchnе) — искусство вести беседу, спор, от dialégomai — веду беседу, спор], учение о наиболее общих закономерностях становления, развития, внутренний источник которых усматривается в единстве и борьбе противоположностей. В этом смысле Д., начиная с Гегеля, противопоставляется метафизике — такому способу мышления, который рассматривает вещи и явления как неизменные и независимые друг от друга. По характеристике В. И. Ленина, Д. — это учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде, учение об относительности человеческого знания, дающего нам отражение вечно развивающейся материи. В истории Д. выделяются следующие основные этапы: стихийная, наивная Д. древних мыслителей; Д. философов эпохи Возрождения; идеалистическая Д. немецкой классической философии; Д. русских революционных демократов 19 в.; марксистско-ленинская материалистическая Д. как высшая форма современной Д. В философии марксизма получило научно обоснованное и последовательное выражение единство материализма и Д.

Д. — учение о наиболее общих закономерных связях и становлении, развитии бытия и познания и основанный на этом учении метод творчески познающего мышления. Основные принципы диалектики — всеобщая связь, становление и развитие, которые осмысливаются с помощью всей исторически сложившейся системы категорий и законов. П. целостности: проблема несводимости целостности к простой сумме частей заключается в связи, объединяющей предметы в сложные комплексы, во взаимовлиянии частей. П. детерминизма: реальные природные, обществ. и психические явления и процессы детерминированны, т.е. возникают, развиваются и уничтожаются закономерно, в результате действия определённых причин, обусловлены ими. В марксизме Д. выступает как учение о всеобщих связях, о наиболее общих законах развития бытия и мышления. Материалистическая диалектика выражается в системе филос. категорий и законов.



Главные законы: 1) превращение или переход количества в качество, 2) взаимное проникновение полярных противоположностей и превращение их друг в друга, когда они доведены до крайности (единство и борьба противоположностей), 3) развитие путем противоречия, или отрицание отрицания — спиральная форма развития. Для Д. характерно формирование парных категорий, отражающих «полярные» стороны целостных явлений, процессов.


Категории.

Единичное характеризует отдельный предмет, явление, процесс, отличающийся по своим пространственным, временным и другим свойствам от иных, в том числе подобных ему, предметов, явлений, процессов.

Общее — объективно существующее сходство характеристик единичных предметов, их однотипность в некоторых отношениях, принадлежность к одной и той же группе явлений или единой системе связей.

Сущность— внутренняя, глубинная, скрытая, относительно устойчивая сторона того или иного предмета, явления, процесса, определяющая его природу, совокупность черт и др. характеристики.

Явление — внешние, наблюдаемые, обычно более подвижные, изменчивые характеристики того или иного предмета.

Содержание -совокупность различных элементов и их взаимодействий, определяющих основной тип, характер того или иного предмета, явления, процесса.

Форма— принцип упорядоченности, способ существования того или иного содержания. Причина-следствие.

Качество— целостная, интегральная характеристика предмета (единство его свойств) в системе его связей и отношений с другими предметами.

Кол-во — характеристика явлений, предметов, процессов по степени развития или интенсивности присущих им свойств, выражаемая в величинах и числах.

Мера — диалектическое единство качества и количества или такой интервал количественных измерений, в пределах которого сохраняется качественная определенность предмета.

Скачок — переход количественных измерений в качественные или переход из одного качественного состояния в другое (в результате превышения меры).

Категории системного исследования:

система — упорядоченное множество взаимосвязанных элементов, обладающее структурой и организацией;

элемент— неразложимый далее компонент сложных предметов, явлений, процессов;

структура — относительно устойчивый способ (закон) связи элементов того или иного сложного целого.

Диалектика как учение о всеобщей связи и развитии. Принципы, законы и категории диалектики.

Диалектика — наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления.

Следует отметить, что диалектика противоположна метафизике.

Метафизика (от греч. Meta ta phiysika — «после физики») — противоположный диалектике философский метод, рассматривающий явления в их неизменности и независимости друг от друга. Отрицает внутренние противоречия, как источник развития явлений.

Диалектика — такое понимание мира и такой способ мышления, при котором различные явления рассматриваются в многообразии их связей, взаимодействии противоположных сил, тенденций, в процессах изменения, развития.

Умение схватить связь разнообразных моментов — черта диалектического метода мышления, отличающая его от мышления догматического. Диалектика предстает как учение о связях.

Как философская наука, диалектика имеет длительную историю, уходя корнями во времена античности, но как бы заново открывая в идеалистической форме в трудах представителей немецкой классической философии Канта и Гегеля.

Термин «диалектика» в школе Сократа-Платона означал умение вести беседу так, чтобы вскрыть противоречия в суждениях противника и найти таким путем истину.

Диалектика — это наука о развитии и всеобщей связи, наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления. Диалектика включает в себя объективную и субъективную диалектику.

Объективная диалектика — это диалектика реального мира, природы и общества, она выражает беспрерывное развитие и изменение.



Субъективная диалектика — это диалектика мышления как отражение этих объективных процессов в формах знания.

Исходными принципами диалектики являются: принцип развития и принцип всеобщей связи. Принцип развития – это главный принцип материалистической диалектики. Диалектика рассматривает мир в постоянном изменении и развитии, в движении. Изучение общей картины развития и составляет одну из важнейших задач диалектики

Как понимается в диалектике сам процесс развития? Он рассматривается как направленные, необратимые, качественные изменения системы. Причем, это движение совершается не по замкнутому кругу и не по прямой линий, а по спирали. Источник развития диалектика видит в противоречиях, присущих самим предметам и явлениям, то есть во внутренних противоречиях.

Принцип всеобщей связи:

Окружающий нас мир состоит не только из развивающихся материальных образований, но и из взаимосвязанных предметов, явлений, процессов. Всеобщая связь предметов и явлений составляет существенную особенность материального мира. Поскольку предметы и явления материального мира многообразны, многообразны и их взаимосвязи, взаимодействия. Диалектика изучает наиболее общие, существенные связи, то есть которые имеют место во всех областях материального и духовного мира.


Отражая эти связи в своем сознании, человек открывает законы объективного мира, вырабатывает категории познания. Знания же общих законов составляет непременное условие практической, преобразующей деятельности человека.

Категории – элементы диалектики. Это наиболее общие понятия, охватывающие различные области реальности. В категориях человек систематизирует знания.

В современной диалектике к базовым категориям относят:

· Сущность – это главное, основное, определяющее в предмете, это существенные свойства, связи, противоречия и тенденции развития объекта. С. – нечто лежащее за пределами непосредственного восприятия.

· Явление — это проявление сущности. В отличие от сущности, которая скрыта от взора человека, явление лежит на поверхности вещей. Но явление не может существовать без того, что в нем является, то есть без сущности.

· Единичность — категория, выражающая относительную обособленность, дискретность, отграниченность друг от друга в пространстве и времени объектов, с присущими им специфическими особенностями, составляющими их неповторимую качественную и количественную определённость.

· Случайность — такой тип связи, который обусловлен несущественными, внешними для данного явления причинами.

· Необходимость — это внутренняя устойчивая связь явлений, процессов, отделяющая их закономерное изменение и развитие.

· Свобода — способность человека принимать решения и совершать поступки в соответствии со своими целями, интересами, идеалами.

Законы диалектики.

· Закон единства и борьбы противоположностей говорит вот что: каждый объект имеет противоположные стороны, свойства, тенденции, они, взаимно дополняя и взаимно отрицая друг друга, составляют противоречие, которое и служит причиной развития объекта.

Ярким примером того может служить политическая сфера жизни общества, где в качестве противоложностей выступают правящие силы и разнообразная оппозиция. Одной из функций оппозиции является указание на недостатки нынешнего курса. Если бы была гарантия того, что никто не сможет ни критиковать, ни тем более сместить правяшую силу, то у неё было бы меньше стимула стараться вести хоть сколько-нибудь приличную линию.

· Закон перехода количественных изменений в качественные гласит: изменение качества объекта происходит тогда, когда изменение его количественных характеристик переходит некоторую границу. Яркий пример — изменение агрегатных состояний веществ, а границы здесь — температуры плавления, кипения.

Диалектика считает, что существует интервал, в пределах которого сохраняется заданное качество, несмотря на изменение количественных характеристик. При переходе границ происходит скачок — переход от одного качественного состояния к другому. Яркий пример — как злятся некоторые люди: сначала вроде как терпят, а затем, когда негатив накапливается, бушуют, даже сломать что-нибудь могут. Ну или по меньшей мере виртуозно выругаются матом.

· Закон отрицания отрицания — закон диалектики, показывающий результат развития как единство новизны и преемственности, относительное повторение старого на новом уровне.

Категория отрицание отражает отношение между последовательными стадиями развития объекта. Некоторые мыслители (метафизики) понимают под отрицанием полный разрыв с предшествующим этапом. Диалектики считают, что старое никогда целиком не отбрасывается.

В какой-то мере созвучна данному закону диалектики фраза Новое — это хорошо забытое старое, или, как говорил Чосер в 14 веке, Нет того нового обычая, который не был бы старым.

Такова диалектика.

Категории диалектики

Онтология слова — составное слово, состоящее из онт-, от греческого ὄν, на (род. Ντος, онтос ), то есть «бытие; то, что есть» , которое является причастием настоящего времени глагола εἰμί, eimi , то есть «быть, я», и -λογία, -logia , то есть «наука, изучение, теория». Онтология — это философское исследование природы бытия, становления, существования или реальности , а также основных категорий бытия и их отношений.Онтология, традиционно относящаяся к основной ветви философии, известной как метафизика, занимается вопросами, касающимися того, какие сущности существуют или можно сказать, что существуют, и как такие сущности могут быть сгруппированы, связаны внутри иерархии и подразделены в соответствии с сходствами и различиями. ,

Диалектика (также диалектика и диалектический метод ) — это метод аргументации для разрешения разногласий, занимающий центральное место в европейской и индийской философии с древних времен.Слово диалектика возникло в Древней Греции и стало популярным благодаря Платону в диалогах Сократа. Диалектический метод — это дискурс между двумя или более людьми, придерживающимися разных точек зрения на предмет, которые хотят установить истинность предмета, руководствуясь аргументированными аргументами. [1]

Термин диалектика не является синонимом термина «дебаты». Хотя теоретически участники споров не обязательно эмоционально вовлечены в свою точку зрения, на практике участники споров часто демонстрируют эмоциональную приверженность, которая может омрачить рациональные суждения.Дебаты выигрываются за счет комбинации убеждения оппонента; доказательство правильности своего аргумента; или доказывая неверность аргумента оппонента. Дебаты не обязательно требуют быстрого определения явного победителя или проигравшего; однако явные победители часто определяются судьей, жюри или коллективным консенсусом. Термин диалектика также не является синонимом термина риторика, метод или искусство дискурса, которое стремится убедить, информировать или мотивировать аудиторию. [2] Такие понятия, как «логотипы», или рациональный призыв, «пафос», или эмоциональный призыв, и «этос» или этический призыв, намеренно используются риторами для убеждения аудитории.

Софисты учили aretē (греч. Ἀρετή, качество , превосходство ) как высшую ценность и определяющую роль в жизненных действиях. Софисты учили художественному качеству ораторского искусства (мотивации через речь) как способ демонстрации своего aretē . Ораторское искусство преподавалось как вид искусства, которое использовалось для того, чтобы нравиться другим людям и влиять на них с помощью превосходной речи; Тем не менее, софисты учили ученика искать aretē во всех начинаниях, а не только в ораторском искусстве.

Сократ отдавал предпочтение истине как высшей ценности, предполагая, что она может быть открыта с помощью разума и логики в дискуссии: ergo, диалектика . Сократ ценил рациональность (апелляцию к логике, а не эмоциям) как подходящее средство убеждения, открытия истины и определяющее значение для действий. Для Сократа истина , а не aretē , было большим благом, и каждый человек должен, прежде всего, искать истину, чтобы направлять свою жизнь.Поэтому Сократ выступал против софистов и их учения о риторике как искусстве и как эмоциональном ораторском искусстве, не требующем ни логики, ни доказательств. [4] Различные формы диалектического мышления возникли на протяжении всей истории Индосферы (Великая Индия) и Запада (Европа). Эти формы включают сократовский метод, индуистскую, буддийскую, средневековую, гегелевскую диалектику, марксистскую, талмудическую и неоортодоксальную.

Принципы. Цель диалектического метода рассуждений — разрешение разногласий посредством рационального обсуждения и, в конечном итоге, поиск истины. [5] [6] Один из способов продолжить сократовский метод — показать, что данная гипотеза (с другими допущениями) приводит к противоречию; таким образом, вынуждая отказаться от гипотезы как кандидата на истину (см. reductio ad absurdum). Другое диалектическое разрешение разногласий — отрицание предпосылки противостоящего тезиса и антитезиса; тем самым, переходя к вычленению (трансцендентность) на синтез , третий тезис.

Также возможно, что отклонению предположений участников будет оказано сопротивление, что затем может породить противоречие второго порядка.

Фихтеанская диалектика (гегелевская диалектика) основана на четырех концепциях:

1. Все преходяще и конечно, существующее во времени.

2. Все состоит из противоречий (противоборствующих сил).

3. Постепенные изменения приводят к кризисам, поворотным моментам, когда одна сила преодолевает силу своего противника (количественное изменение ведет к качественному изменению).

4. Изменение спиральное (спиральное), а не круговое (отрицание отрицания).

Концепция диалектики существовала в философии Гераклита Эфесского, который предположил, что все находится в постоянном изменении в результате внутренней борьбы и противодействия. Следовательно, история диалектического метода — это история философии.

:

,

Основные категории диалектики, сущности и явления

3. Основные категории диалектики

Каждая наука развивает свои собственные концепции, присущие ей, с целью точного и целостного охвата предмета исследования. Категории науки являются инструментом исследователя, с помощью которого он осуществляет научный поиск, конструирует теории и концепции, реализует идеи и подтверждает гипотезы, тем самым расширяя пространство знания и параллельно совершенствуя сам понятийный аппарат.

Философия изучает и фиксирует с помощью категорий общие свойства, связи и отношения предметов и явлений в системе мироздания, закономерности ее развития. Категориальный аппарат философии формировался на протяжении всей ее истории, общественной, в том числе, научной практики. По своему содержанию он отражает существующую реальность в универсальных концептуальных характеристиках.

Категории диалектики являются результатом познания, обобщения опыта познания и практики всей истории человечества.Это ключевые точки познания, «ступени» проникновения мышления в суть вещей. В целом категориальный аппарат можно сравнить с зонтом, чем шире он раскрывается, тем большую площадь покрывает, в нашем понимании, область предмета исследования.

Философские категории — это общие концепции, отражающие наиболее значимые, законные связи и отношения вселенной. Категории диалектики представляют собой ядро ​​концептуального аппарата философии.

В связи с тем, что философские категории отражают общие свойства, связи и отношения мироздания, следует их методологическая ценность — они помогают понять природу и общество, человека и суть его мышления

,
Категории диалектики отличаются от общих понятий отдельных наук тем, что они применимы только к определенной области знания, а категории философии, как особые закономерности, пронизывают все познавательное пространство реальности, они универсальны и являются универсальными. применимо во всех отраслях знаний.Ни одна частная наука не обходится без универсальных философских концепций.

Категории диалектики представляют собой систему и могут пониматься во взаимосвязи, как ее элементы. Они находятся в прямой связи с законами диалектики. Таким образом, закон единства и борьбы противоположностей выражается через понятия противостояния, противоречия. В свою очередь, законы диалектики определяют отношения между категориями, выражающими общие стороны и отношения вещей. Таким образом, соотношение между содержанием и формой, сущностью и явлением, необходимостью и случайностью есть конкретное проявление закона единства и борьбы противоположностей.Ранее мы уже обращались к ряду философских категорий, раскрывающих картину мира — материю, движение, пространство, время, количество, качество, меру.

Кратко остановимся на парных категориях диалектики.

Эти категории выражают разные аспекты вещей, стадии познания, разные уровни глубины понимания объекта.

Сущность и явление

Сущность — это внутреннее наполнение объекта, процесса или явления, присущее им, которое является основой их внешнего проявления.Постичь сущность — значит понять причину возникновения предмета или явления, закономерности его жизни, связи, тенденции развития, присущие ему внутренние противоречия.

Феномен — это внешнее открытие сущности, форма ее проявления. В отличие от сущности, которая скрыта внутри объекта, вещи, процесса, это явление, которое находится на поверхности. Явление не может существовать без того, что в нем, то есть без сущности.

Суть в том, что явление значимое (Г.Гегель).

Universum, мир уникален тем, что он существует в форме многомерного единства, процессы, явления, вещи и события, содержащиеся в нем, имеют свои индивидуальные, уникальные особенности.

,

Советская психология: Ильенков: логика и диалектика

Советская психология: Ильенков: логика и диалектика

Ильенков
ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА
Часть первая — Из истории диалектики


4: Часть I, Фихте —
Структурный принцип логики
Дуализм или монизм


Кант не принял улучшения, которые Фихте предложил для своей теории мышления, на том основании, что они прямо привели к необходимости еще раз создать ту самую единую метафизику, которую Кант объявил невозможной и обреченной на смерть от внутренних противоречий.Фактически, перед Фихте вырисовывался образ некой, может быть, трансцендентальной (в кантовском смысле), но все же единой и непротиворечивой системы понятий, обеспечивающих основные принципы жизни человечества. Диалектика была диалектикой, но истинная теория, касающаяся самых важных вещей в мире, должна оставаться единственной и неповторимой теорией: «Автор этой системы, со своей стороны, убежден, что существует только одна единственная философия, поскольку существует только одна-единственная математика, и что как только эта единственная возможная философия будет основана и признана, не возникнет ни одной новой, и что все, что до сих пор называлось философией, будет считаться попыткой и подготовкой.’

Эта единая система все же должна, вопреки совету Канта, победить любой другой системы, не согласной с ней. Для этого она должна быть «более рациональной» во всех отношениях, другими словами, должна объяснять и интерпретировать другую систему и, таким образом, становиться шире ее.

Для Фихте позиция, которую Кант изображал как вечно непреодолимую, т. Е. Существование двух одинаково верных и в то же время одинаково неверных теорий, была лишь временным, переходным состоянием духовной культуры, которое необходимо было преодолеть и разрешить в единстве. концепция единого мира ( Weltanschauung ).Диалектика, которую Кант признал в масштабе всего научного знания, развивающегося путем обсуждения, Фихте поэтому хотел включить в единую научную систему, которая включала бы противоположный ему принцип, интерпретировала его определенным образом и преобразовывала в свою собственную, частную и производную. , принцип.

Пусть концепция единого мира будет по-прежнему трансцендентной, т.е. пусть она в равной степени ничего не говорит о мире как таковом; но для всех нормально мыслящих людей он должен быть одним и тем же, обязательно универсальным и в этом смысле абсолютно объективным.Дуализм, который Кант утверждал как свойство вечно непреодолимого состояния духовной культуры, казался революционеру Фихте лишь проявлением робости и непоследовательности мысли в реализации своих принципов. Логика не могла оправдать сразу две взаимоисключающие системы, а если при всем этом и оправдывала, то не все в ней было в порядке.

Фихте искал и нашел фундаментальную несостоятельность кантовского учения о мышлении в исходной концепции, которую Кант сознательно предложил в качестве основы всех своих построений, в концепции «вещи-в-себе».Уже в этом понятии, а не в категориальных предикатах, которые можно было бы приписать вещам, было вопиющее противоречие: был нарушен высший фундаментальный принцип всех аналитических утверждений, принцип противоречия в определениях. Таким образом, эта концепция противоречила логически развитой теории систем. Фактически, в концепцию «вещи, как она существует до и за пределами любого возможного опыта» было включено немного бессмыслицы, не отмеченной Кантом: сказать, что Эго было сознательным вещи. вне сознания было то же самое, что сказать, что в кармане есть деньги вне его.

Вопрос не в том, существует ли знаменитая «вещь в себе»; Ведь Фихте был убежден, что его концепция была логически невозможна. Следовательно, также было невозможно построить систему концепций , , , на этом основании, потому что изъян противоречия пронизывал саму основу теоретической конструкции Канта.

Вывод Фихте был безупречным: мыслить вещь в себе означало мыслить немыслимое (конечно, с точки зрения принципа противоречия), означало нарушать высший фундаментальный принцип всех аналитических утверждений в самом процессе их обоснования. ,Он упрекал Канта в том, что он показал плохой пример жонглирования с правилами самой логики при обосновании своей собственной логической системы.

Фихте поставил задачу следующим образом. Обязана ли сама логика как наука следовать тем же принципам, которые она утверждает как абсолютно универсальные для любого правильного мышления, или она имеет право игнорировать их? Должна ли логика быть наукой среди других наук, или ее скорее можно было уподобить своенравному князю, который диктовал законы, обязательные для всех других людей, но не обязательные для себя? Вопрос, казалось бы, чисто риторический.Но, несомненно, согласно Канту, в конце концов, было правильно, что человек думал о вещах, данных в созерцании (т. Е. В области всех специальных наук) с помощью одного набора правил (правил логики истины) и о вещах, данных в мысли. другим набором (в духе трансцендентальной диалектики). Неудивительно, что противоречия и пороки антиномии возникли между разумом и разумом, а тем более внутри самого разума.

Но в этом случае само понятие мышления, субъекта, я, было лишено смысла с самого начала, т.е.е. сделалось противоречивым внутри себя. Все фундаментальные категории логики оказались понятиями, обозначающими не только разные, но и диаметрально противоположные объекты мысли. Таким образом, мы пришли к выводу, что в каждом человеке, в каждом мыслящем человеке есть два разных И, которые постоянно полемизируют друг с другом. Один из них созерцал мир, а другой думал. Соответственно, предполагалось, что существует два разных мира, созерцаемый и мысленный, хотя они сливаются в один в непосредственном опыте и в реальной жизни.

Кант вообще был склонен к тому, что само я, субъект мышления, тоже есть «вещь в себе». И по этой причине, когда пытались создать систему всех определений этого Я, то есть логику как систему логических параметров мышления, система оказалась насквозь противоречивой, т. Е. Самоуничтожающейся. В результате, если следовать Канту, было совершенно невозможно построить логику как науку. При его построении было невозможно соблюдать те самые правила, которые он предписывал как универсальные и необходимые для всех других наук.Но тогда не было мысли вообще как об одной и той же способности в разных приложениях, а были два разных субъекта, два разных И (каждый из которых должен был рассматриваться без связи с другим) как два фундаментально разнородных объекта, но тем не менее называемых одно и то же имя.

Помимо того, что это привело к путанице понятий (сам Кант был вынужден называть одно из явлений феноменальным, а другое — нуменальным), сама идея логики как науки совершенно потеряла смысл, поскольку, по мнению Фихте, все выводы взятый из рассмотрения мышления о мышление (как «вещь в себе» или ноумен) в равной степени не имеет никакого отношения к размышлению о вещах, данных в созерцании и представлении .Таким образом, все положения логики (то есть мышления о мышлении) не будут иметь обязательной силы для мышления о вещах, то есть для мышления естествоиспытателей.

Отсюда родилась эта центральная идея философии Фихте, идея общенаучной доктрины, теории, которая, в отличие от кантовской логики, излагала бы принципы, действительно важные для любого приложения мысли. оба думают о мышлении и думают о вещах.Размышление о мышлении, то есть логика, должно служить моделью и примером наблюдения принципов мышления (принципов научного познания) для других наук в целом. Эти принципы должны оставаться теми же как когда мышление было направлено на явления в математике, физике или антропологии, так и когда оно было направлено на концепции , то есть на себя.

Ибо концепция была таким же объектом научного исследования, как и любой другой объект; Тем более что любой другой объект мы знали только с научной точки зрения постольку, поскольку он выражался в понятиях, а не иначе.Это означало, что для определения или определения концепции и для определения объекта использовались абсолютно идентичные выражения.

Исходным принципом науки о науке Фихте ( Wissenschaftslehre ), следовательно, было не противопоставление или противопоставление вещей и сознания, объекта и его концепции, а противопоставление внутри самого Я. Из двух разных, дуалистически изолированных половин, совершенно не связанных друг с другом, нельзя создать единую целостную систему.Нужен был не дуализм, а монизм, не два исходных принципа, а только один. Потому что, когда было два разных исходных принципа, были две разные науки, которые никогда не сливались в одну.

Фихте также истолковал объект и его концепцию как две разные формы существования одного и того же Я как результат самодифференциации Я в себя. То, что показалось Канту как объект или « вещь в себе » (объект понятия), на самом деле было продуктом бессознательной, нерефлексивной деятельности Я, поскольку оно порождает чувственно созерцаемый образ вещи посредством воображение.Концепция была продуктом той же деятельности, но происходила с сознанием хода и смысла самих действий.

Первоначальная идентичность понятия и объекта, или, скорее, законов, которыми был конституирован чувственно созерцаемый мир и тех, по которым мир мыслил, мир понятий, был поэтому уже включен в идентичность их субъекта, их происхождение. Эго сначала создало определенный продукт посредством воображения, а затем начало смотреть на него как на нечто отличное от себя, как объект концепции, как не-Эго или не-Я.Но на самом деле Эго в форме не-Я, как и прежде, было озабочено исключительно самим собой и рассматривало себя как бы со стороны, как в зеркале, как объект, расположенный вне себя.

Таким образом, работа мысли как таковой состояла в понимании ее собственной деятельности по созданию образа созерцания и репрезентации, в сознательном воспроизведении того, что она произвела ранее бессознательно, без четкого объяснения того, что она делает.Законы и правила дискурсивного мышления (то есть мышления, которое сознательно подчиняется правилам) на самом деле были не чем иным, как сознательными законами (выраженными в логических схемах) интуитивного мышления , т. Е. творческая деятельность субъекта, Я, создающего мир созерцаемых образов, мир, данный в созерцании.

Только с этой точки зрения операция сравнения понятия с его объектом приобрела рациональный смысл.Фихте показал, что ничем не опосредованная оппозиция между вещью в себе и ее концепцией (дуализмом) также привела Канта к полнейшему дуализму как внутри самого понятия, так и внутри системы понятий. Фихте довольно последовательно, с его точки зрения, показал, что отрицание принципа тождества объекта и его концепции как исходного принципа логики и логического мышления означает также и отрицание принципа тождества в его общем виде , как логический постулат.Другими словами, если логика как наука рассматривала принципы тождества и противоречия (последнее было не чем иным, как отрицательной формулировкой закона тождества) как абсолютно необходимое условие правильности любого мышления, то она должна применить их к понимание мышления как такового, а также до определений его конкретного объекта или предмета, которым была концепция.

В логике, собственно, , , концепт также был объектом исследования ; и логика должна расчленять понятие понятия.Таким образом, в логике всех наук понятие и его объект были полностью синонимичными, потому что любой другой объект мог интересовать логику только в той мере, в которой он уже был преобразован в понятие, выраженное в понятии; поскольку логика не занималась чувственно созерцаемыми или интуитивными вещами.

Следовательно, в логике как научной системе определений мышления нет и не может быть места для таких выражений, как «вещь в себе» или «объект до его выражения в понятии».Логика вообще не имела дела с такими объектами, поскольку они были для нее трансцендентными вещами, которые лежат за пределами ее возможностей выражения, за пределами ее компетенции. За этими пределами началась сфера сверхрационального понимания, веры, иррациональной интуиции и других способностей; но они не были способны действовать в рамках науки. И Фихте не хотел иметь с ними ничего общего, по крайней мере, в рамках своего Wissenschaftslehre .

Такова, по сути, была критика Фихте попытки Канта создать логику, классически последовательную модель (с логической точки зрения) «правой» критики дуализма, т.е. с позиции субъективного идеализма. Не случайно все современные неопозитивисты дословно повторяют Фихте, подобным же образом отбрасывая вопрос об отношении понятия к внешнему объекту и заменяя его вопросом об отношении к понятию (т. Е. сам). Последнее отношение также естественно определяется как идентичность «знака» (термин, заменяющий «понятие») и десигната. Закон тождества (и, соответственно, принцип противоречия) сводится к тому, что один и тот же знак должен обозначать одно и то же, иметь одно и то же значение или смысл.

Но вернемся к Фихте. Он, задумавшись о построении системы логики и логической модели мира, естественным образом вступил в конфликт с концепциями своего учителя Канта. Канту его затея сразу показалась неприемлемой: «… Я заявляю: я считаю науку знания Фихте совершенно несостоятельной системой. Поскольку чистая наука о знании — это не что иное, как логика голой , которая своими принципами не достигает материала понимания, а абстрагируется от его содержания как чистая логика , из Это тщетная задача — выделить реальный объект, и поэтому никто не пытался этого сделать, но который, когда на карту поставлена ​​трансцендентальная философия, должен перейти в метафизику.’

Кант с самого начала отвергал попытки создать метафизику; не потому, что он должен описывать мир вещей в себе, а только потому, что Фихте хотел создать логику, которая при применении обеспечивала бы построение единой системы понятий, не взламываемой недостатками антиномий, системы, которая синтезировала бы в себе все важнейшие выводы и обобщения науки. Это, согласно Канту, было неосуществимо, однако полученная система интерпретировалась объективно (материалистически) или субъективно (трансцендентально).Так или иначе, это было невозможно. Поэтому вполне естественно, что Кант посчитал безосновательным упрек в том, что он «не создал систему», а лишь поставил задачу и снабдил науку важными (хотя и не полностью и последовательно разработанными) принципами, необходимыми для такого построения: Мне непонятно предположение, приписывающее мне намерение, что я хотел дать пропедевтику трансцендентальной философии, а не систему самой философии.’

Фихте начал с того, что настаивал на том, что кантовская система философских понятий — это не система, а лишь совокупность мнений и принципов, необходимых для построения таких и, более того, очень противоречивых. Таким образом, аргумент перешел в новую плоскость: что такое система? Какие принципы и критерии позволили нам отличить систему научных понятий от конкатенации суждений, каждое из которых могло бы быть истинным и само по себе, но все же не было связано с другими?

Объясняя свою концепцию «системы», Фихте сформулировал ее следующим образом: «…Мое изложение, , как и любой научный , исходит из самого неопределенного, которое снова определяется на глазах читателя; следовательно, в ходе этого, конечно, с объектами будут связаны совершенно другие предикаты, чем были изначально связаны с ними; и далее это изложение очень часто будет выдвигать и развивать положения, которые впоследствии будет опровергать, и, таким образом, продвигаться через антитезис к синтезу. Окончательно определенный истинный результат, полученный из этого, можно найти только здесь, в конце.Вы, конечно, ищете только этого результата; и способ, которым она находится, вас не интересует ». Таким образом, по его словам, система оказалась результатом устранения противоречий. Они оставались незамеченными вне системы и, как таковые, отрицали друг друга. Следовательно, у Канта не было системы, а только предложения, не опосредованные развитием, которые он принял в готовом виде и тщетно пытался формально связать вместе, что было невозможно, поскольку они уже отрицали друг друга.У Фихте все возникло именно из кусочков, в результате их последовательного объединения.

Сопоставляя свою позицию с позицией Канта, Фихте сказал: «Общность, которую я утверждаю, никоим образом не возникает из-за понимания множественности под единством, а скорее через вывод бесконечной множественности из единства, схваченного с первого взгляда ». Первоначальная общность, которая была дифференцирована в ходе своего собственного распада на множество частностей, он также должен был утвердиться в научной системе прежде всего.

Но и Кантовский образ целого раскрылся как из отдельных частей, так и из отдельных частей. И теперь, после Канта, задача могла состоять только в том, чтобы перейти от этого целого к частностям, в их проверке и повторной критической проверке, в очищении системы от всего лишнего и случайного и в сохранении в ней только разнообразных определений, которые были требуется по необходимости, чтобы построить целое. Целое (общность) затем оказалось критерием для отбора частных лиц; Теперь необходимо было систематически, шаг за шагом разрабатывать всю систему подробностей, исходя из этого единого принципа.Тогда мы получим науку, систему.

Другими словами, логика анализа философии Канта немедленно сконцентрировала внимание Фихте на проблемах, которые были собраны воедино в разделе Критики чистого разума о трансцендентальной диалектике, на проблемах абсолютного синтеза понятий и суждений воедино. теория понимается как единая система. Также должна была быть найдена «точка роста» логической науки. Фихте предложил называть новую область исследования мысли «наукой познания» ( Wissenschaftslehre ), т. Е.е. наука об универсальных формах и законах развития системы научных определений. Эти определения, конечно, будут инвариантными для любой конкретной науки, будь то математика или физиология, небесная механика или антропология. Они должны определять любой объект , а это означало, что они должны представлять систему универсальных определений каждого возможного объекта научного исследования, его логических «параметров».

Следовательно, наука должна дать себе ясный отчет о своей деятельности, достичь самосознания и выразить свое самосознание через те же категории, через которые она постигла все остальное, любой другой объект, данный в опыте.Наука о науке фактически была системой определений, описывающей любой возможный объект, и в то же время структура субъекта, конструирующего этот объект, и логические формы, в свою очередь, были формами реализованными, абстрактно выраженными и построенными в систему. рационального сознания вообще, т. е. не эмпирического сознания того или иного индивида, а только необходимые и универсальные формы (схемы) деятельности любого возможного мыслящего существа.

То, что раньше называлось «логикой», было лишь абстрактной схемой этой универсальной деятельности по конструированию любого возможного объекта в сознании.Фихте специально исследовал и объяснил свое понимание связи между его Wissenschaftslehre и «логикой». Последнее оказалось лишь абстрактной схемой той же деятельности, которая была изложена в первом. Следовательно, как он выразился, Wissenschaftslehre нельзя было продемонстрировать логически, и на нем нельзя было сделать никаких логических предположений, даже закон противоречия ; Напротив, любой логический тезис и вся логика должны выводиться из Wissenschaftslehre .Таким образом, логика получила свое значение от науки о познании, а не наука о познании от логики.

Дело в том, что теоретическая «схематизация» (т. Е. Операции, управляемые логическими правилами и положениями) отнюдь не лишена необходимых и естественных предпосылок. Их анализ стал жизненно важным именно тогда, когда мышление натолкнулось на некие изменения , которые, по сути, были объединением противоречивых, противоположных определений.

Здесь Фихте не отличался от Канта, который хорошо понимал, что изменение «предполагает один и тот же субъект, существующий с двумя противоположными определениями», и что одна и та же вещь может в различных моментах времени иметь определенный предикат A , а потом потерять и быть не-А.Если, однако, вещь могла потерять предикат A, не перестав быть самой собой, и преобразоваться во что-то другое (в объект другого концепта), это означало, согласно Канту, что исчезающий предикат не принадлежал этому концепту. данной вещи, не было одним из ее универсальных и необходимых определений. Понятие (в отличие от эмпирически общего представления) выражало только абсолютно неизменные характеристики вещи. Теория не интересовалась переменами — этот старый предрассудок также поймал Канта в ловушку.Все изменения были вопросом эмпирических взглядов, а не теории. Теория, построенная по правилам логики, должна давать картину объекта, оторванного от власти времени. Теория не имела права включать в определения понятия те определения, которые смыло с течением времени. Таким образом, концепция всегда находилась под защитой принципа противоречия.

Но как обстоят дела, если объект, представленный в теории (в виде теоретической схемы, построенной по правилам логики), стал пониматься не как нечто абсолютно неизменное, а как нечто , возникающее , хотя бы в сознание, как у Фихте? Как это соотносится с принципом противоречия, если логическая схема должна на самом деле изобразить процесс изменения , начало или становление вещи в сознании и в силу сознания? Что было бы делать, если бы сама логика понималась как абстрактная схема построения объекта в глазах читателя, т.е.е. как схема последовательного обогащения первоначального понятия все более и более новыми предикатами, процесс, при котором изначально был только A, но позже обязательно возник B (который сам по себе по понятным причинам не был A или не был-A), а затем C, D, E, вплоть до Z? Ведь даже простая комбинация А и В была комбинацией А и не-А. Или B все же был A?

Вывод Фихте заключался в следующем: выбирать между этими двумя — либо принцип противоречия был абсолютным (но тогда был невозможен синтез вообще, не объединение различных определений), либо происходило развитие и синтез определений понятий (а они не соответствовали абсолютным требованиям принципа противоречия).

Фихте пошел другим, третьим путем. Он начал с того, что то, что невозможно представить в понятии, то есть сочетание или синтез взаимоисключающих определений, постоянно происходит в созерцании или интуиции (в деятельности по построению образа вещи). Таким образом, анализируя. Знаменитый парадокс Зенона и показывающий, что мы делим любую конечной длины на бесконечность , Фихте заключил: «Из этого вы видите, что невозможное и противоречивое в концепции на самом деле происходит в интуиции пространства.

Следовательно, если вы столкнулись с противоречием в логическом выражении, дело было не в том, чтобы поспешить заявить, что этого не может быть, а в том, чтобы вернуться к интуиции ( Anschauang ), права которой были выше, чем права формальная логика; и если анализ акта интуиции показал вам, что вы были вынуждены по необходимости переходить от одного определения к другому, противодействуя одному, чтобы объединить его с первым, если вы видели, что А с необходимостью превращается в не- А, тогда вам придется пожертвовать требованием принципа противоречия.Вернее, этот принцип нельзя было тогда рассматривать как бесспорную меру истины.

Фихте также продемонстрировал эту диалектику на примере происхождения сознания, «постулирования» не-Я (не-я) деятельностью Я, дифференциации самого человека как мыслящего существа от себя как мысли из, как объект мысли. Может ли человек осознавать себя, действия своего собственного сознания, свою конструктивную деятельность? Очевидно, мог.Он не только думал, но также думал о своем мышлении и превращал сам акт мышления в объект; и это упражнение всегда называлось логикой.

Отправной точкой в ​​этом случае, как было показано выше, могло быть только Я, Эго ( Ich, das Selbst ), понимаемое как субъект деятельности, производящей нечто отличное от самого себя, то есть продукт, записанный результат. , Эго изначально было равно самому себе (Я = Я) и, рассматриваемое как нечто активное, творческое, созидающее, уже содержало в себе необходимость собственного преобразования в не-Эго (не-Я).Мы видели и знали это непосредственно, из самонаблюдения, поскольку сознание в целом было реализовано только постольку, поскольку в нем возникло представление чего-то еще, представление не-Эго, вещи, объекта. Не может быть пустого сознания, ничем не заполненного.

Превращение Я в не-Я произошло, конечно, совершенно независимо от изучения правил логики и до их изучения. Это было вопросом естественной «первичной» мысли. Это был прообраз логического рефлексивного мышления, которое обнаружило в себе определенную закономерную необходимость в своей деятельности по построению образов вещей, а затем выразило ее в форме ряда правил, в форме логики, чтобы отныне следовать им сознательно (свободно) и подчиняться им.

Следовательно, все логические правила должны быть выведены , выведены путем анализа фактического мышления. Другими словами, у них был некий прототип, с которым их можно было сравнивать и противопоставлять. Этот подход радикально отличался от позиции Канта, согласно которой все фундаментальные логические принципы и категории должны были быть согласованы только сами по себе, чтобы их предикаты не включали противоречий. Следовательно, Кант постулировал законы и категории логики, в то время как Фихте требовал, чтобы они были вывел , и продемонстрировали их универсальность и необходимость.

Правда, Фихте, как и Кант, не посягал на собственное содержание логических форм и законов. Напротив, он хотел продемонстрировать правильность всех логических схем, известных в докантианской и кантианской логике, указав более строгие условия для их применения. Но тем самым он также ограничил их, установив, что принцип противоречия является полностью авторитетным только по отношению к одному определению, и что в рамках развивающейся системы он постоянно откладывается или отбрасывается, поскольку каждое последующее определение отрицает предыдущее как индивидуально, так и абсолютно. ,

Таким образом Фихте пытался вывести всю систему логических аксиом и категорий, чтобы понять их как универсальные схемы, последовательно применяемые на практике, для объединения эмпирических данных, как степени или фазы производства понятий, для конкретизации исходное, еще неразделенное понятие на ряд его универсальных и необходимых предикатов-определений. Здесь нет необходимости объяснять, почему Фихте не удалось вывести всю систему логических категорий, почему ему не удалось превратить логику в точную науку, в систему.В этом случае важно было поставить проблему. Отметим лишь, что последовавшая критика его концепции была направлена ​​именно на объяснение причин его неудач и на анализ предпосылок, препятствовавших его идее реформирования логики, вывода всего ее содержания из исследования действительного мышления и в этом способ объединения в рамках одной и той же системы категорий, которые находились в отношении прямого отрицания друг друга (формальное противоречие) и который казался Канту антиномически несовместимым и не включенным в одну непротиворечивую систему.


Содержание |
Фихте |
следующая глава

,Ежемесячный обзор

| О совпадении логики с диалектикой и теорией познания материализма

Это эссе Эвальда Васильевича Ильенкова (1924–79) «О совпадении логики с диалектикой и теорией познания материализма» опубликовано в его самой широко известный труд «Диалектическая логика: очерки ее истории и теории» (первое издание на русском языке, 1974). Английский перевод Х. Кэмпбелла Крейтона взят из издания, изданного издательством Прогресс, Москва, 1977.В этом адаптированном эссе Ильенков обсуждает идею совпадения диалектики, логики и теории познания, которая была одной из отличительных черт Ильенковского течения в постсталинской советской философии. Первоначально эта идея была записана В. И. Лениным в его «Философских тетрадях», когда он читал Г. В. Ф. Гегеля в 1914 и 1915 гг., В качестве критики отделения теории познания от других областей философии.

Ильенков был одним из самых важных и противоречивых советских философов-марксистов.Он внес значительный вклад в Марксовское Возрождение, возникшее в так называемый период оттепели и направленное на реконструкцию первоначальной методологии Маркса. В 1960 году была опубликована его первая книга «Диалектика абстрактного и конкретного в« Капитале »Маркса», за которой последовали важные статьи и исследования, посвященные концепции идеального и проблемам диалектической логики. Ильенков был известен как ярый критик технократических тенденций в Советском Союзе. Он подчеркнул, что социалистическое общество должно выражать гуманистические ценности, а не быть просто инженерным проектом.Хотя у Ильенкова были постоянные проблемы с советским философским истеблишментом, который подозрительно относился к его новаторским идеям, он не считал себя диссидентом и оставался членом партии. Умер собственными руками 21 марта 1979 года. Подробнее об Ильенкове см. На сайте Ильенкова.

—Vesa Oittinen

Как и любая другая наука, логика занимается объяснением и систематизацией объективных форм и закономерностей, не зависящих от воли и сознания человека, в рамках которых происходит человеческая деятельность, как материально-объективная, так и ментально-теоретическая.Его предметом являются объективных законов субъективной деятельности.

Такая концепция совершенно неприемлема для традиционной логики, поскольку, с точки зрения последней, она объединяет несоединимое, т. Е. Утверждение и его отрицание, А и не-А, противоположные предикаты. Ведь субъективное не объективно, и наоборот. Но положение дел в реальном мире и в науке, которая его понимает, также оказывается неприемлемым для традиционной логики, потому что в ней переход, формирование и преобразование вещей и процессов (в том числе в их собственную противоположность) оказывается сущностью . дело на каждом шагу.Следовательно, традиционная логика неадекватна реальной научной практике и поэтому должна быть приведена в соответствие с последней.

Карл Маркс и Фредерик Энгельс показали, что наука и практика, совершенно независимо от сознательно усвоенных логических понятий, развиваются в соответствии с универсальными законами, которые были описаны диалектической традицией в философии. Это может (и действительно происходит) даже в ситуациях, когда каждый отдельный представитель науки, участвующий в ее общем прогрессе, сознательно руководствуется недиалектическими идеями о мышлении.Наука в целом через столкновение недиалектических мнений, взаимно провоцирующих и корректирующих друг друга, развивается при этом в соответствии с логикой более высокого типа и порядка.

Теоретик, который удался наконец найти конкретное решение каких-то проблемы спорных или другой было объективно вынужден мыслить диалектический. Подлинная логическая необходимость в данном случае прокладывает себе дорогу вопреки сознанию теоретика, вместо того, чтобы реализовываться целенаправленно и свободно.Таким образом, оказывается, что величайшие теоретики и естествоиспытатели, чьи работы определили основные направления развития науки, руководствовались, как правило, диалектическими традициями в логике. Таким образом, Альберт Эйнштейн многим был обязан Баруху Спинозе, Вернер Гейзенберг — Платону и так далее.

Взяв эту концепцию за отправную точку, Маркс, Энгельс и В. И. Ленин установили, что именно диалектика, и только диалектика была той реальной логикой, в соответствии с которой прогрессировала современная мысль.Именно она действовала в «точках роста» современной науки, хотя представители науки не полностью осознавали этот факт. Поэтому логика как наука совпала (слилась) не только с диалектикой, но и с теорией познания материализма. «В Капитале Маркс применил к единой науке логику, диалектику и теорию познания материализма (три слова не нужны; это одно и то же)», — категорично сформулировал это Ленин. 1

Проблема соотношения логики, теории познания и диалектики занимала особое место в творчестве Ленина. Без опасности преувеличения можно сказать, что она составляет ядро ​​всех его особых философских размышлений, к которым он возвращался снова и снова, каждый раз формулируя свою концепцию и решение более емко и категорично.

В размышлениях Ленина, особенно возникающих в ходе критического переосмысления гегелевских структур, четко выделяются две темы: (1) взаимосвязь между логикой и эпистемологией; и (2) концепция диалектики как науки, которая включает собственное научное, теоретическое решение проблем, традиционно изолированных от нее в форме логики и теории познания.Реконструкция соображений, позволивших Ленину столь категорично сформулировать позицию современного материализма (т. Е. Марксизма), очень важна по той простой причине, что в советской философии до сих пор не было достигнуто единого толкования его положений.

Хотя непосредственным объектом критического анализа, задокументированного в Philosophical Notebooks , была прежде всего концепция Г. В. Ф. Гегеля, было бы, конечно, ошибкой видеть в этой книге только критический комментарий к работам Гегеля.Ленина, разумеется, интересовал не Гегель как таковой, а реальное содержание проблем, сохраняющих актуальность и по сей день. Другими словами, Ленин предпринял в форме критического анализа гегелевской концепции обзор положения дел в философии своего времени, сравнивая и оценивая способы постановки и решения ее основных проблем. Совершенно естественно, что на первый план вышла проблема научного познания, вокруг которой — и с течением времени становилось все более очевидным — вращалась вся мировая философская мысль конца XIX — начала XX века.Вот как Ленин обозначал цель своих исследований: «Тема логики. Для сравнения с современной «эпистемологией».

Кавычки, в которые заключено слово эпистемология , не случайно. Дело в том, что выделение ряда старых философских проблем в особой философской науке (все равно, признаем ли мы ее тогда единственной формой научной философии или только одним из многих разделов философии) является фактом. недавнего происхождения.Сам термин вошел в употребление только во второй половине девятнадцатого века как обозначение особой науки, особой области исследования, которая никоим образом не выделялась в классических философских системах и не являлась ни специальная наука или даже специальное подразделение, хотя было бы, конечно, ошибкой утверждать, что знания в целом и научные знания в частности стали предметом особенно пристального внимания только с развитием «эпистемологии». 2

Создание эпистемологии как особой науки исторически и по существу было связано с широким распространением неокантианства, которое в последней трети XIX века стало наиболее влиятельным направлением в буржуазной философской мысли. Европы, и был преобразован в официально признанную школу профессорской университетской философии сначала в Германии, а затем во всех тех частях мира, откуда люди приезжали в немецкие университеты в надежде изучать там серьезную профессиональную философию.Неокантианство обязано своим распространением не в последнюю очередь традиционной славе Германии как дома Иммануила Канта, Иоганна Готлиба Фихте, Ф. В. Дж. Шеллинга и Гегеля.

Его особенностью было, конечно, вовсе не открытие знания как центральной философской проблемы, а конкретная форма, в которой оно было поставлено, которая сводилась (несмотря на все разногласия между различными ветвями этой школы) к следующее:

принято называть учение о знании, запрашивая в условия, при которых неоспоримо существующие знания становится возможным, и лимиты устанавливаются в соответствии с этими условиями, до которых любое знание вообще может быть продлен, но за которым открывает сферу столь же недоказуемых мнений, «теории познания» или «эпистемологии».… Теория познания, конечно, вместе с перечисленными задачами по праву ставит перед собой и другие, дополнительные задачи. Но если она хочет быть наукой, имеющей смысл, она должна, прежде всего, заняться объяснением проблемы существования или несуществования границ знания… 3

Русский кантианец А.И. Введенский, автор книги Только что процитированное определение очень точно и ясно указывало на ту особенность науки, которую «принято называть» эпистемологией в литературе неокантианского направления и во всех школах, возникших под ее преобладающим влиянием.Десятки подобных формулировок можно было бы привести у классиков неокантианства (Генрих Риккерт, Вильгельм Вундт, Эрнст Кассирер, Вильгельм Виндельбанд) и работ таких представителей «дочерних» ветвей, как Вильгельм Шуппе и Ганс Файхингер.

Задачей теории познания, следовательно, считалось установление «пределов знания», границ, которые знание не могло пересечь ни при каких обстоятельствах, или каким бы высоким ни было развитие познавательных способностей человека или человечества. , или техники научного эксперимента и исследования.Эти «границы» отличали сферу познаваемого в принципе от сферы непознаваемого, внепредельного, «трансцендентного». Они вовсе не определялись ограничением человеческого опыта в пространстве и времени (в этом случае расширение «сферы опыта» постоянно расширяло бы их, и проблема сводилась бы просто к различию между тем, что уже было известно, и тем, что было еще не известный, но в принципе познаваемый), а по вечной и неизменной природе психофизиологических особенностей человека, через которые преломлялись все внешние воздействия (как через призму).Эти «особые механизмы», с помощью которых только внешний мир был дан человеку, были теми, которые порождали «предел», за которым лежало то, что было в принципе непознаваемым. То, что было в принципе непознаваемым, оказалось не чем иным, как реальным миром, лежащим вне человеческого сознания, каким он был «до его появления в сознании». Другими словами, «эпистемология» была выделена как особая наука в этой традиции только на основании априорного принятия тезиса о том, что человеческое знание не является знанием внешнего мира (т.д., существующий вне сознания), но был лишь процессом упорядочивания, организации и систематизации фактов «внутреннего опыта», т. е. в конечном итоге психофизиологических состояний человеческого организма, абсолютно непохожих на состояния и события внешний мир.

Это означало, что любая наука, будь то физика или политическая экономия, математика или история, ничего не рассказывала (и не могла) о том, как обстоят дела во внешнем мире, потому что фактически она описывала только факты, возникающие внутри нас, психофизиологические явления, иллюзорно воспринимаемые как сумма внешних фактов.

Для специального доказательства этого тезиса была создана особая наука «эпистемология», которая занималась исключительно «внутренними условиями» познания и тщательно очищала их от какой бы то ни было зависимости от воздействия «внешних условий», прежде всего такого «состояния», как существование внешнего мира со своими объективными законами.

«Эпистемология», таким образом, выделялась как особая наука, противопоставляемая «онтологии» (или «метафизике»), а вовсе не как дисциплина, исследующая реальный ход человеческого познания окружающего мира; Напротив, оно зародилось как доктрина, постулирующая, что каждая форма знания без исключения не является формой познания окружающего мира, а лишь определенной схемой организации «субъекта познания».

С точки зрения этой «теории познания» любая попытка истолковать существующее знание как знание (понимание) окружающего мира была недопустимой «метафизикой», «онтологизацией» чисто субъективных форм деятельности, иллюзорным приписыванием определений субъект «вещам в себе», миру вне сознания.

Под «метафизикой» и «онтологией» тогда понималась не столько специальная наука о «мире в целом», универсальная схема мира, сколько совокупность реальных, так называемых «позитивных». науки (физика, химия, биология, политическая экономия, история и др.).Так что основной пыл неокантианского «эпистемологизма» оказался направлен именно против идеи научного мировоззрения, научного понимания мира, реализуемого в самих реальных науках. Согласно этой точке зрения, «научное мировоззрение» было абсурдом, нонсенсом, поскольку «наука» (читай: вся совокупность естественных и социальных наук) вообще ничего не знала о мире вне сознания и не говорила о нем. Поэтому под презрительным термином метафизика неокантианцы фактически отвергают законы и закономерности, открытые и сформулированные физикой, химией, биологией, политической экономией, историей и т. Д., любое философское значение как мировоззрение. С их точки зрения метафизика не могла быть «наукой», а наука (читай еще раз: совокупность всех наук) не могла и не имела права играть роль «метафизики», т. Е. Претендовать на объективный смысл. (в материалистическом смысле этого слова) за его высказывания. Таким образом, мировоззрение также не могло быть научным, потому что это была связанная совокупность взглядов на мир, в котором человек жил, действовал и думал, а наука была не в состоянии объединить свои достижения в мировоззрение, не попадая в неразрешимые для него трудности, в противоречия.Это якобы уже раз и навсегда продемонстрировал Кант. По данным науки невозможно было построить мировоззрение. Но почему бы и нет?

Потому что сами принципы познания, которые были условиями возможности любого научного синтеза понятий в понятия, суждения и умозаключения, т. Е. В категории, в то же время оказались условиями невозможности достижения полный синтез всех научных идей в совокупность связанной, единой и непротиворечивой картины мира.А это, на языке кантианцев, означало, что мировоззрение, построенное на научных принципах (или просто научное мировоззрение), невозможно в принципе. В научном мировоззрении (и не случайно, не из-за недостатка информации, а из-за необходимости, заложенной в самой природе мысли, выраженной в категориальных схемах) всегда были изъяны противоречий, разбивающих его на части, которые не были связаны друг с другом без грубое нарушение высшего принципа всех аналитических суждений, принципа противоречия в научных определениях.

Человек мог объединить и связать отдельные фрагменты научной картины мира в высшее единство только одним способом, нарушив свои собственные высшие принципы; или, что то же самое, превратив ненаучную схему соединения идей в единое целое в принципы синтеза, поскольку последний не имел отношения к принципу противоречия, но был принципами веры и мнения, догмами, которые были столь же недоказуемы и неопровержимы с научной точки зрения и приемлемы исключительно в соответствии с иррациональными прихотями, сочувствием, совестью и т. д.и т. д. Только вера была способна синтезировать фрагменты знания в единую картину в тех точках, где все попытки сделать это с помощью науки были обречены на провал. Отсюда характерный для всех кантианцев лозунг объединения науки и веры, логических принципов построения научной картины мира и иррациональных предписаний (логически недоказуемых и неопровержимых), компенсирующих органически встроенное в интеллект бессилие к осуществлению. высший синтез знаний.

Только в пределах, описанных выше, можно было понять смысл кантовской постановки проблемы отношения логики к теории познания. Логика как таковая интерпретировалась всеми кантианцами как часть теории познания . Иногда этой «части» придавалось главное значение, и она почти поглощала целое (например, в вариантах Германа Коэна и Пауля Наторпа, Кассирера и Риккерта, Введенского и Георгия Челпанова), а иногда отодвигалась на более скромное место. , подчиненный остальным «частям» теории познания; но логика всегда была «частью».«Теория познания была шире, потому что ее задача была шире, поскольку разум (понимание) не был единственным, хотя и самым важным средством обработки данных ощущений, восприятий и идей в форме знания, в концепции и систему понятий в науку. Следовательно, логика в кантовской интерпретации никогда не охватывала всей области проблем теории познания; за ее пределами лежал анализ процессов, вызванных другими способностями, то есть восприятием и интуицией, памятью, воображением и многими другими.Логика как теория дискурсивного мышления, которая двигалась в строгих определениях и в строгом соответствии с правилами, ясно реализуемыми и формулируемыми, лишь частично выполняла работу теории познания, только через анализ своего собственного объекта, выделенного из всего комплекса. познавательных способностей. Однако основная задача теории познания, таким образом, также оставалась главной задачей логики, т. Е. Установить пределы познания и прояснить внутреннюю ограниченность возможностей мысли в процессе построения мировоззрения.

Следовательно, логика не имела ни малейшей связи, ни малейшего отношения к пониманию реального мира «вещей в себе». Он был применим исключительно к уже реализованным вещам (с его участием или без него), то есть к психическим феноменам человеческой культуры. Его особой задачей был строгий анализ уже имеющихся образов сознания (трансцендентальных объектов), т. Е. Их разложение на простые компоненты, выраженные в строго определенных терминах, и обратная операция, синтез или соединение компонентов в сложные системы определений. (концепции, системы понятий, теории) снова по тем же строго установленным правилам.

Логика также должна продемонстрировать, что реальное дискурсивное мышление неспособно вести знание за пределы существующего сознания или пересекать границы, отделяющие «феноменальный» мир от мира «вещей в себе». Если бы мысль была логичной, она не могла заниматься «вещами в себе» и не имела на это права. Так что, даже в пределах знания, мышлению, в свою очередь, была отведена ограниченная область законного применения, в которой правила логики были обязательными и обязательными.

Законы и правила логики неприменимы к образам восприятия как таковым, к ощущениям, идеям, к фантомам мифологизированного сознания, в том числе к идее Бога, бессмертия души и так далее. Но они служили и должны были служить как бы фильтрами, удерживая эти изображения на границах научного знания. И только это. Судить о том, были ли эти образы правдивыми сами по себе, играли ли они положительную или отрицательную роль в теле духовной культуры, мышление, ориентированное на логику, не имело ни возможностей, ни права.На самом деле не было и не могло быть рационально обоснованной, научно проверенной позиции по отношению к какому-либо образу сознания, если бы оно возникло до и независимо от особой логической активности разума, до и вне науки. В науке, в определенных логических рамках, существование подобных образов недопустимо. За его пределами их существование было суверенным, вне юрисдикции разума и понимания и поэтому морально и эпистемологически неприкосновенно.

Учитывая особенности кантовской интерпретации отношения логики и эпистемологии, можно понять то пристальное внимание, которое Ленин уделял решению этой проблемы Гегелем. В гегелевском понимании материи логика в целом и в полной мере, без иррациональных пережитков, охватывала всю область проблем познания и не оставляла за ее пределами образов созерцания или фантазии. Он включал их исследование как внешние продукты (реализованные в чувственно воспринимаемом материале) реальной силы мысли, потому что они были самими мыслями, только воплощенными не в словах, суждениях и заключениях, выводах и умозаключениях, а в вещах, (действиях). , события и т. д.) разумно противопоставляется индивидуальному сознанию. Логика здесь слилась с теорией познания, потому что все другие познавательные способности рассматривались как форм мысли , поскольку мышление, которое еще не достигло адекватной формы выражения, еще не созрело для нее.

Здесь мы сталкиваемся с крайним выражением абсолютного идеализма Гегеля, согласно которому весь мир, а не только познавательные способности, интерпретировался как отчужденная или отчужденная (воплощенная) мысль, которая еще не достигла своего понимания. сам.С этим, конечно, не мог согласиться Ленин как последовательный материалист. Однако очень показательно, что Ленин сформулировал свое отношение к гегелевскому решению очень осторожно: «В этой концепции (т. Е. В концепции Гегеля — EVI ) логика совпадает с теорией познания . Это вообще очень важный вопрос ». 4

Нам, кажется, удалось показать, почему в ходе ленинского прочтения логики Гегеля эта проблема все более и более отчетливо казалась ему «очень важной» и, возможно, самой важной из всех. ; почему мысль Ленина возвращалась к ней снова и снова, как бы кружками, каждый раз становясь все более и более определенными и категоричными.Дело в том, что общепринятая в то время кантовская концепция логики как часть теории познания отнюдь не оставалась абстрактной, философской, теоретической конструкцией. Кантовская теория познания определила пределы компетенции науки в целом, оставив наиболее острые мировоззренческие проблемы за ее пределами и объявляя их «трансцендентными» для логического мышления, т. Е. Для теоретического познания и решения. Но в этом случае союз научного исследования и веры в мировоззренческий корпус был бы не только допустим, но и необходим.И именно под знаменем кантианства ревизионистское течение (принципы которого были заложены Эдуардом Бернштейном и Конрадом Шмидтом) хлынуло вперед в социалистическом движении. Кантовская теория познания была здесь прямо ориентирована на «объединение» «строгой научной мысли» (мышление Маркса и Энгельса, по Бернштейну, не было строго научным, потому что оно было омрачено туманной гегелевской диалектикой) с «этическими ценностями» и недоказуемыми и неопровержимая вера в трансцендентные постулаты «добра», «совести», «любви к ближнему» и всего «человеческого рода» без исключения и так далее и тому подобное.

Ущерб, нанесенный рабочему движению пропагандой «высших ценностей», конечно, не был разговорами о том, что совесть хороша, а ее отсутствие — плохо, или о том, что любовь к человечеству предпочтительнее ненависти к ней. , Вред кантовской идеи объединения науки с системой «высших» этических ценностей состоял в принципе в том, что она сама ориентировала теоретическую мысль по направлениям, отличным от тех, по которым развивалось учение Маркса и Энгельса. Он разработал свою собственную кантовскую стратегию научных исследований для социал-демократических теоретиков и запутал идеи о главном направлении развития теоретической мысли и о направлениях, по которым можно и нужно искать теоретическое решение реальных проблем современности.Кантовская теория познания обратила теоретическое мышление не к анализу материальных, экономических отношений между людьми, составляющих основу всей пирамиды социальных отношений, а к разработке надуманных «этических» конструкций, морально интерпретируемой политики и социальной психологии. типа Николая Бердяева и других вещей, которые были интересны, но абсолютно бесполезны (если не вредны) для рабочего движения.

Ориентация теоретической мысли не на логику Capital , а на морально-вымышленное повторение вторичных, производных недостатков капиталистической системы на ее второстепенных, надстройках, привело к решающим, доминирующим тенденциям нового, империалистического этап развития капитализма, ускользающий от внимания теоретиков Второго Интернационала; не потому, что у них не было таланта, а скорее из-за мелкобуржуазной классовой ориентации и ложной гносеологической позиции.

В этом отношении судьба Рудольфа Гильфердинга и Х. В. К. Кунова была очень характерной. Поскольку политическую экономию Маркса они пытались развивать с помощью «новейших» логических приемов, а не диалектики, она неизбежно выродилась в поверхностное классификационное описание современных экономических явлений, т. Е. В совершенно некритическое их принятие, в апологию. , Этот путь привел непосредственно к Карлу Реннеру и его Теории капиталистической экономики , Библии правого социализма, которая уже была связана в отношении своего метода мышления и логики исследования с вульгарной позитивистской эпистемологией.Философское кредо Реннера было следующим:

Маркса Капитал , написанная в далекую от нас эпоху, с совершенно другим способом мышления и не проработанной до конца манерой изложения, с каждым новым десятилетием увеличивается читательские затруднения… Стиль письма немецких философов стал нам чужд. Маркс пришел из очень философской эпохи. Сегодня наука больше не действует дедуктивно (не только в исследованиях, но и в презентациях), но скорее индуктивно; он начинается с экспериментально установленных фактов, систематизирует их и так постепенно выходит на уровень абстрактных понятий.Для века, привыкшего думать и читать, первый раздел основного труда Маркса представляет собой непреодолимые трудности. 5

Ориентация на «современную науку» и современный образ мышления, начатая еще с Бернштейна, превратилась в ориентацию на модные идеалистические и агностические интерпретации «современной науки», на юми-берклианскую и кантовскую эпистемологию. , Ленин это видел совершенно ясно. С середины XIX века буржуазная философия откровенно переместилась «обратно к Канту», а затем — к Дэвиду Юму и Джорджу Беркли; и логика Гегеля, несмотря на весь ее абсолютный идеализм, все более и более ясно изображалась как вершина развития всей домарксовой философии в области логики, понимаемой как теория развития научного знания, как теория познания. .

Ленин неоднократно подчеркивал, что можно продвинуть вперед от Гегеля только по одной линии, только по линии материалистической переработки его достижений, потому что абсолютный идеализм Гегеля действительно исчерпал все возможности идеализма как принципа мироздания. понимание мысли, знания и научного сознания. Но в силу определенных обстоятельств, лежащих за пределами науки, только Маркс и Энгельс смогли принять эту линию. Он был закрыт для буржуазной философии; а лозунг «Назад к Канту» был властно продиктован страхом, вызванным у идеологов буржуазии социальными перспективами, открывшимися с высот диалектического взгляда на мышление.С момента появления материалистического взгляда на историю Гегель воспринимался буржуазным сознанием как не кто иной, как «духовный отец» марксизма. В этом тоже была значительная доля истины, поскольку Маркс и Энгельс раскрыли подлинный смысл главного достижения Гегеля — диалектики, и продемонстрировали не только конструктивную, творческую силу ее принципов, понимаемых как принципы рационального отношения человека к миру. , но и их революционная, разрушительная сила.

Почему же тогда Ленин, борясь с абсолютным идеализмом Гегеля, начал все больше и больше присоединяться к нему именно в тот момент, когда идеализм, казалось, фактически стал абсолютным ? Ибо, несомненно, концепция логики как науки, охватывающей в своих принципах не только человеческое мышление, но и реальный мир вне сознания, была связана с панлогизмом, с интерпретацией форм и законов реального мира как отчужденных форм мысли и мысли. как абсолютная сила и власть, организующая мир?

Дело в том, что Гегель был и остается единственным мыслителем до Маркса, который сознательно ввел практику в логику с полными правами как критерий как истины, так и правильности операций, совершаемых человеком в сфере словесной, символической экспликации его психические состояния.У Гегеля логика отождествлялась с теорией познания именно потому, что человеческая практика (то есть реализация целей «духа» в чувственных объектах, в естественном, физическом материале) была внесена в логический процесс как этап, рассматривалась как мысль в своем внешнем откровении, в ходе проверки результатов посредством прямого контакта с «вещами в себе».

Ленин с особой тщательностью следил за развитием соответствующих идей Гегеля. «Практика человека и человечества — это проверка, критерий объективности познания.Это идея Гегеля? К этому нужно вернуться », — написал он. 6 И, возвращаясь к нему, он писал уверенно и совершенно категорично: «Несомненно, у Гегеля практика служит звеном в анализе процесса познания, а точнее — переходом к объективному (« абсолютному », по Гегелю. ) правда. Маркс, следовательно, явно на стороне Гегеля, вводя критерий практики в теорию познания: см. тезисов о Фейербахе ». 7

Выявившись как практический акт, мысль включила в свое движение вещей вне сознания , а потом оказалось, что «вещи в себе» подчинены велениям мыслящего человека и послушно двигались и изменялись по законам и схемы, продиктованные его мыслью.Таким образом, не только «дух» двигался согласно логическим схемам, но и мир «вещей в себе». Следовательно, логика оказалась именно теорией познания вещей, а также , а не только теорией самопознания духа.

Формулируя «рациональное ядро» гегелевской концепции предмета логики, Ленин писал: «Логика — это наука не о внешних формах мысли, а о законах развития« всех материальных, природных и духовных вещей ». я.е. развития всего конкретного содержания мира и его познания, то есть суммы, заключения Истории познания мира ». 8

Не существует такой формулировки, а тем более концепции предмета логики у самого Гегеля. В этом отрывке Ленин не просто перевел мысль Гегеля «своими словами», но материалистически переработал ее. Собственный текст Гегеля, в котором Ленин открыл «рациональное ядро» своей концепции логики, совсем не звучит так.Вот он:

Незаменимая основа, Концепция, Универсальное, которым является сама Мысль, — в той мере, в какой, используя слово Мысль , можно абстрагироваться от идеи — это нельзя рассматривать как просто безразличная форма, которая прикреплена к какому-то содержанию. Но эти мысли обо всех природных и духовных вещах [только эти слова встречаются в формулировке Ленина — EVI ] даже в субстанциальном содержании, все же таковы, что обладают множеством определений и содержат различие между Душой и Телом, между понятием и его соответствующая реальность; более глубокая основа — это душа сама по себе, чистая концепция, которая является самой сердцевиной объектов, их жизненным пульсом, поскольку она является сердцевиной и пульсом самого субъективного мышления.В этом заключается наша задача — вывести в ясное сознание этот логический символ , который дает душу разуму, шевелит и работает в нем. 9

Разница между формулировками Гегеля и формулировками Ленина составляет принципа , потому что в Гегеле ничего не говорится о развитии естественных вещей и даже быть не может. Поэтому было бы грубой ошибкой думать, что определение логики как науки о законах развития всех материальных и духовных вещей есть всего лишь идея Гегеля, переданная Лениным или даже просто цитируемая им.Ничего подобного; это идея самого Ленина , сформулированная им в ходе критического прочтения слов Гегеля.

Логика Гегеля является также его теорией познания по той причине, что наука о мышлении была выведена им из исследования истории самопознания духа и, следовательно, мира естественных вещей, поскольку последние были рассмотрены моменты логического процесса, схемы мышления, концепции, отчужденные в природном материале.

Логика — это также теория познания марксизма, но по совершенно другой причине, потому что сами формы деятельности «духа» — категории и схемы логики — выводятся из исследования истории человеческого знания и практики. , т. е. из процесса, в ходе которого мыслящий человек (а точнее человечество) познает и преобразует материальный мир. С этой точки зрения логика также не может быть ничем иным, как теорией, объясняющей универсальные схемы развития знания и материального мира социальным человеком. Так же и теория познания ; любое иное определение задач теории познания неизбежно приводит к той или иной версии кантовской концепции.

Ни в коем случае, по словам Ленина, логика и теория познания не были двумя разными науками. Еще меньше логики можно определить как часть теории познания. Таким образом, логические определения мысли включали в себя исключительно универсальные категории и законы (схемы) развития объективного мира в целом, познанные в течение тысячелетий развития научной культуры и проверенные на объективность в горниле общественной практики человека, схемы. общее как для естественного, так и для социально-исторического развития.Отражаясь в общественном сознании, в духовной культуре человечества, они функционировали как активные логические формы работы мысли, а логика была систематическим, теоретическим изображением универсальных схем, форм и законов развития природы и общества, и самой мысли.

Однако в этой концепции логика (то есть материалистическая теория познания) была полностью без остатка слита с диалектикой . И снова были не две науки, хотя и «тесно связанные» друг с другом, а одна и та же наука, одна по предмету и по своему набору понятий.И в этом, подчеркивал Ленин, была не «сторона дела», а «суть дела». Другими словами, если логика не понималась одновременно с теорией познания , ее нельзя было понять по-настоящему.

Итак, логика (теория познания) и диалектика, по Ленину, находились во взаимосвязи полного тождества, полного совпадения предмета и запаса категорий. Диалектика не имела предмета, отличного от предмета теории познания (логики), точно так же, как у логики (теории познания) не было объекта исследования, который бы чем-либо отличался от предмета диалектики.И в одном, и в другом речь шла об универсальных формах и законах развития вообще, которые отражались в сознании именно в форме логических форм и законов мышления через определение категорий. А поскольку категории как схемы синтеза экспериментальных данных в понятиях имели вполне объективное значение, то же значение имели и обрабатываемый с их помощью «опыт», то есть науке, научной картине мира, научному мировоззрению.

«Диалектика является теория познания (Гегеля и) марксизма» Ленин писал в своих записках по вопросу о диалектике , в котором он суммировал огромную работу, которую он сделал в течение нескольких лет напряженной работы по критически переработав гегелевскую концепцию логики материалистическим путем. «Это та« сторона »дела (это не« сторона », а сущность дела), на которую Плеханов, не говоря уже о других марксистах, не обращал внимания». 10 Это категорический вывод, вряд ли допускающий какое-либо иное толкование, кроме буквального, mu

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.