Обыденное и научное знание входят в структуру: Обыденное и научное знание — Студопедия

Содержание

Обыденное и научное знание — Студопедия

Научное познание как предмет методологического анализа

Наука как особая отрасль рациональной человеческой деятель­ности по производству объективно истинного знания об окру­жающем нас мире возникает как естественное продолжение обы­денного, стихийно-эмпирического процесса познания. Кроме на­учного познания, существуют также вненаучные способы пости­жения действительности, важнейшим из которых является искус­ство, а самым знакомым — обыденное познание. Поэтому первая наша задача заключается в том, чтобы выяснить, в чем состоит их сходство и преемственность и в чем заключается качественное от­личие научных форм познания от ненаучных.

Обыденное и научное знание

Общеизвестно, что задолго до возникновения науки люди приобретали необходимые им знания о свойствах и особенно­стях вещей и явлений, с которыми они сталкивались в своей повседневной практической деятельности. Немало нового для себя мы узнаем с помощью обыденного познания и теперь. Все это показывает, что научное знание не отделено непреодоли­мой гранью от обыденного, поскольку представляет собой дальнейшее усовершенствование и развитие последнего.

Рассматривая вопрос о соотношении обыденного и научно­го знания, следует избегать двух крайностей в его решении. Нередко, отмечая качественное отличие научного знания от обыденного, забывают о связи и преемственности между ними. Эта связь заключается прежде всего в том, что они имеют об­щую цель — дать объективно верное знание о действитель­ности, и поэтому опираются на принцип реализма, который в



обыденном сознании ассоциируется с так называемым здравым смыслом. Хотя понятие здравого смысла не является точно определенным и меняется со временем, тем не менее в его основе лежит представление об объективном реальном суще­ствовании окружающего мира, отвергающее наличие каких-либо сверхъественных сил. Поскольку рассуждения в рамках здравого смысла ставят своей целью достижение объективной истины, постольку они опираются на те же законы традицион­ной логики, которые обеспечивают последовательный, непро­тиворечивый характер мышления. Правда, эти законы не всег­да ясно сознаются и не всегда точно формулируются, и иногда именно это обстоятельство служит источником логических ошибок.

Преемственность между обыденным знанием и наукой, здравым смыслом и критическим рациональным мышлением состоит в том, что научное мышление возникает на основе предположений здравого смысла, которые в дальнейшем под­вергаются уточнению, исправлению или замене другими поло­жениями. Так, например, обыденные представления о плоской земной поверхности, о движении Солнца вокруг Земли, во­шедшие даже в птолемеевскую систему мира, и многие другие были подвергнуты критике и заменены научными положения­ми. В свою очередь, здравый смысл также не остается неиз­менным, ибо со временем включает в свой состав прочно утвердившиеся в науке истины.


По-видимому, именно эта связь и преемственность между наукой и обыденным познанием служит иногда основанием для крайних заявлений, когда научное знание рассматривается только как усовершенствованное обыденное знание. Такого мнения придерживался, например, известный английский био­лог-эволюционист Томас Гексли. «Я верю,— писал он,— что наука есть ни что иное, как тренированный и организованный здравый смысл. Она отличается от последнего точно так же, как ветеран может отличаться от необученного рекрута»1. Нетруд­но, однако, понять, что наука йё является простым продолже­нием и организацией знаний, основанных на здравом смысле. Скорей познание, основанное на здравом смысле, может слу­жить исходным пунктом, началом для возникновения каче­ственно отличного научного познания. В этом отношении за­служивает внимания точка зрения известного британского фи-

1 Huxley Tomas. Educational Value of Natural History Science// Readings in Philosophy of Scince. — NY., 1953.—P.130.

лософа Карла Поппера, который подчеркивал, что «наука, фи­лософия, рациональное мышление — все начинают со здравого смысла»1. Несмотря на то, что предположения здравого смысла часто являются неточными и ненадежными, все же наука на­чинает именно с них, так как никаким другим материалом она не располагает. Попытки многих философов, в частности Рене Декарта, построить научное знание на таких положениях, ко­торые с самого начала нам представляются совершенно бес­спорными и очевидными, являются, во-первых, явно недости­жимыми, во-вторых, ориентируются на субъективные крите­рии. Ведь то, что одному кажется очевидным, другому пред­ставляется неочевидным и спорным.

Наука, хотя и начинает с анализа предположений здравого смысла, не отличающихся особой обоснованностью и надеж­ностью, в процессе своего развития подвергает их рациональ­ной критике, используя для этого специфические эмпириче­ские и теоретические методы исследования, и тем самым до­стигает прогресса в понимании и объяснении изучаемых явле­ний. Поэтому можно вполне согласиться с К. Поппером, что «фундаментальная проблема теории познания состоит в разъясне­нии и исследовании этого процесса, благодаря которому… наши теории могут расти и прогрессировать»2. Такой подход в целом дает верное представление о соотношении между обыденным и научным познанием, хотя слишком подчеркивает «гипотети­ческий характер» последнего3.

Поскольку наука вообще и научное исследование в част­ности представлют собой особую целенаправленную деятель­ность по производству новых, надежно обоснованней знаний, то они должны располагать своими специфическими методами, средствами и критериями познания. Именно эти особенности отличают науку как от повседневного, так и вненаучных форм познания.

1.1. Обыденное и научное знание

Научное
знание всегда отличается последовательным
и систематическим характером. Не говоря
уже о математике и точных науках, где
большинство утверждений логически
выводится из немногих исходных посылок,
даже в так называемых эмпирических
науках сравнительно редко встречаются
отдельные, изолированные обобщения или
гипотезы.(Под эмпирическими обычно
понимают науки, в существенной степени
опирающиеся на такие опытные методы
исследования, как наблюдение, эксперимент
и измерение). Как правило, такие обобщения
входят в науку лишь тогда, когда они
согласуются с другими имеющимися в ней
утверждениями и обобщениями. В конечном
итоге их стараются получить логически
из более широких обобщений, принципов
и допущений.

Наука,
на какой бы ступени развития она ни
находилась, тем и отличается от обыденного
знания, что представляет собой не простую
совокупность «сведений» о мире, «набор»
информации, а определенную систему
знаний. Научное исследование является
целенаправленным познанием, результаты
которого выступают в виде системы
понятий, законов и теорий.

Известно,
что задолго до возникновения науки люди
приобретали достаточно надежные знания
о свойствах и качествах предметов и
явлений, с которыми они сталкивались в
своей повседневной практической жизни.

И
сейчас мы немало узнаем с помощью
обыденного знания. Это свидетельствует
о том, что научное знание не отделено
непроходимой стеной от обыденного: и
научное и обыденное познание в конечном
итоге стремятся к достижению объективно
истинного знания, опираются на факты,
а не на веру.

Нередко,
отмечая качественное отличие научного
знания от обыденного, забывают о связи,
существующей между ними, не учитывают
того, что наука возникла из обыденного
знания. Это не раз подчеркивали сами
ученые.

Правда,
иногда при этом допускается другая
крайность, когда научное знание
рассматривается только как
усовершенствованное обыденное знание.
Этот взгляд защищал, например, известный
английский ученый Томас Гексли. «Я верю,
— писал он, — что наука есть не что иное,
как тренированный и организованный
здравый смысл. Она отличается от
последнего точно так же, как ветеран
может отличаться от необученного
рекрута».

Однако
наука не является простым продолжением
знаний, основанных на здравом смысле.
Она представляет познание особого рода,
со своими специфическими средствами,
методами и критериями. Прежде всего, в
отличие от обыденного знания наука не
ограничивается нахождением новых фактов
и результатов, а либо стремится объяснить
их с помощью существующих гипотез,
законов и теорий, либо специально
вырабатывает для этого новые теоретические
представления. Эта отличительная
особенность науки дает возможность
лучше понять систематический,
последовательный и контролируемый
характер научного знания. Действительно,
чтобы объяснить то или иное явление,
необходимо располагать определенной
теоретической системой или, в крайнем
случае, гипотезой, из которых суждение
о данном явлении получается в качестве
логического следствия. Но чтобы получить
такое следствие, надо предварительно
установить логическую взаимосвязь
между различными суждениями, обобщениями
и гипотезами, а самое главное располагать
такими законами, принципами, гипотезами
или допущениями, которые могут служить
в качестве посылок для логического
вывода менее общих суждений той или
иной науки. Систематический и
последовательный характер научного
знания в значительной мере обусловлен
именно тем, что наука не просто регистрирует
эмпирически найденные факты и результаты,
а стремится объяснить их. Точное
оперирование понятиями, суждениями и
умозаключениями позволяет также лучше
контролировать результаты научного
исследования.

Однако
никакая систематизация и организация
знания не будут составлять науки, если
они не будут сопровождаться созданием
новых понятий, законов и теорий.

Именно
с их помощью как раз и удается не только
объяснить уже известные факты и явления,
но и предсказать факты и явления
неизвестные. Такие предсказания в
некоторой мере можно осуществить уже
с помощью простейших эмпирических
обобщений, какими являются, например,
предсказания погоды по целому ряду
примет.

Гораздо
более точные количественные предсказания
можно получить с помощью эмпирических
законов науки. Так, закон Бойля — Мариотта
дает возможность по заданному объему
газа численно определить давление, а
зная закон Шарля, можно предсказать,
насколько увеличится объем данной массы
газа при его нагревании.

Подобного
рода эмпирические законы и обобщения,
с которых начинается любая наука, в
лучшем случае могут объяснить и
предсказать определенные факты
исследуемой области. Но сами эти законы
в свою очередь требуют объяснения:
почему именно с уменьшением объема газа
увеличивается его давление или с
повышением температуры увеличивается
его объем? Ответ на этот вопрос требует
выдвижения той или иной гипотезы о
внутреннем механизме исследуемых
зависимостей. Создание кинетической
теории, базирующейся на допущении
существования хаотического движения
мельчайших частиц вещества — молекул,
дало ответ на указанные вопросы.

Часто
отличие науки от обыденного знания
видят в том, что ученый имеет дело
преимущественно с так называемыми
ненаблюдаемыми объектами, такими, как
«элементарные» частицы в физике или
гены в биологии. Здесь подмечена
существенная особенность процесса
научного познания — раскрытие сущности
исследуемых явлений. Поскольку сущность
не лежит па поверхности явлений, для ее
раскрытия приходится вводить абстракции
и идеализации, обращаться к гипотезам
и теориям.

В
обыденном знании хотя и прибегают к
догадкам и предположениям, но, во-первых,
они касаются непосредственно наблюдаемых
вещей и событий, во-вторых, эти догадки
никогда не контролируются специальной
техникой, не говоря уже о постановке
особых экспериментов.

Наука
даже на эмпирической стадии исследования
руководствуется теми или иными
теоретическими представлениями и
контролирует свои гипотезы с помощью
специальных приборов и инструментов,
которые в свою очередь сконструированы
на основе определенных теоретических
принципов.

Любая
достаточно зрелая наука представляет
систему теорий, которые объединяют в
единое целое её исходные принципы,
понятия и законы вместе с твердо
установленными фактами. Именно благодаря
систематичности, обоснованности и
контролируемости выводы науки отличаются
наибольшей надежностью и проверяемостью,
тогда как обыденное знание, а тем более
вера или мнение, в значительной мере
субъективно и ненадежно.

Однако,
как бы ни было важно подобное различие,
его нельзя абсолютизировать.

Важнейшей
предпосылкой обыденного знания является
его подчиненность решению непосредственных,
узкопрактических задач, вследствие
чего оно не может создавать такие
абстрактные модели и теории, с помощью
которых познаются глубокие, внутренние
особенности и закономерности явлений.

Обычно
когда сравнивают научное познание с
обыденным, то существенное различие
между ними видят прежде всего в тех
способах и средствах, с помощью которых
достигается знание в науке и повседневной
жизни.

Надежность,
систематичность и контролируемость
научных знаний обеспечивается с помощью
специальных и общих методов исследования,
в то время как обыденное знание
довольствуется рутинными правилами,
опирающимися на «здравый смысл», и
простейшими индуктивными обобщениями
непосредственно воспринимаемых предметов
и явлений.

В
самом общем смысле метод представляет
некоторую систематическую процедуру.
Эта процедура может состоять из
последовательности повторяющихся
операций, применение которых в каждом
конкретном случае либо неизменно
приводит к достижению поставленной
цели, либо такая цель достигается в
подавляющем большинстве случаев. Но
такая характеристика метода может быть
применена к тем операциям практического
и теоретического рода, правила которых
носят весьма элементарный характер.
Подобные правила, указывающие строго
фиксированный порядок действия для
решения задач теоретического или
практического характера, можно уподобить
алгоритмам математики. Известно, что,
располагая алгоритмом, мы всегда можем
решить ту или иную задачу. Например,
если нам заданы числа, то мы можем найти
их наибольший общий делитель. Но из
математики мы знаем, что далеко не все
ее проблемы допускают алгоритмическое
решение: в противном случае математика
вполне заменила бы машина.

Сложные,
серьезные проблемы науки меньше всего
поддаются алгоритмизации, и поэтому их
решение нельзя свести к применению
каких-то готовых правил и рецептов.

Научное
исследование не ведется вслепую, оно
не сводится к непрерывной цепи догадок.
Даже в повседневном познании мы в
какой-то мере предварительно отсеиваем
явно неправдоподобные догадки. При
выдвижении гипотез, поиске законов,
построении и проверке теорий ученый
руководствуется определенными приемами,
правилами и способами исследования,
которые в своей совокупности и
характеризуют метод исследования. Хотя
такие методы и не гарантируют достижение
истины, тем не менее, они в значительной
мере облегчают ее поиски, делают их
более систематичными и целенаправленными.

Большинство
специальных проблем конкретных наук и
даже отдельные этапы их исследования
требуют привлечения специальных методов
решения. В эмпирических науках для этого
приходится обращаться также к специальной
технике наблюдения, эксперимента и
измерения.

Разумеется,
частные методы решения конкретных
научных проблем имеют весьма специфический
характер.

Естественно
поэтому, что такого рода методы изучаются,
разрабатываются и совершенствуются в
конкретных, специальных науках.

В
отличие от этого общие методы пауки
используются на всем протяжении
исследовательского процесса и в самых
различных по предмету науках. Кроме них
существуют также методы, которые
применимы лишь в более или менее
родственных науках или же на определенной
стадии процесса познания. Такие методы
также выходят за рамки частных наук.

Специальные
методы и технику, которые используются
в частных науках, можно рассматривать
как тактику исследования. Она может не
раз меняться в зависимости от характера
исследуемых проблем, отдельных этапов
их решения, новых выявленных возможностей
и т.п. Общие же методы науки сохраняют
свое значение для целого множества
проблем в самых различных науках, ибо
они скорее указывают направление и
общий подход к исследуемым проблемам,
чем конкретные способы их анализа и
решения. Поэтому с известным основанием
их можно отождествить со стратегией
исследования.

1.1. Обыденное и научное знание

Научное
знание всегда отличается последовательным
и систематическим характером. Не говоря
уже о математике и точных науках, где
большинство утверждений логически
выводится из немногих исходных посылок,
даже в так называемых эмпирических
науках сравнительно редко встречаются
отдельные, изолированные обобщения или
гипотезы.(Под эмпирическими обычно
понимают науки, в существенной степени
опирающиеся на такие опытные методы
исследования, как наблюдение, эксперимент
и измерение). Как правило, такие обобщения
входят в науку лишь тогда, когда они
согласуются с другими имеющимися в ней
утверждениями и обобщениями. В конечном
итоге их стараются получить логически
из более широких обобщений, принципов
и допущений.

Наука,
на какой бы ступени развития она ни
находилась, тем и отличается от обыденного
знания, что представляет собой не простую
совокупность «сведений» о мире, «набор»
информации, а определенную систему
знаний. Научное исследование является
целенаправленным познанием, результаты
которого выступают в виде системы
понятий, законов и теорий.

Известно,
что задолго до возникновения науки люди
приобретали достаточно надежные знания
о свойствах и качествах предметов и
явлений, с которыми они сталкивались в
своей повседневной практической жизни.

И
сейчас мы немало узнаем с помощью
обыденного знания. Это свидетельствует
о том, что научное знание не отделено
непроходимой стеной от обыденного: и
научное и обыденное познание в конечном
итоге стремятся к достижению объективно
истинного знания, опираются на факты,
а не на веру.

Нередко,
отмечая качественное отличие научного
знания от обыденного, забывают о связи,
существующей между ними, не учитывают
того, что наука возникла из обыденного
знания. Это не раз подчеркивали сами
ученые.

Правда,
иногда при этом допускается другая
крайность, когда научное знание
рассматривается только как
усовершенствованное обыденное знание.
Этот взгляд защищал, например, известный
английский ученый Томас Гексли. «Я верю,
— писал он, — что наука есть не что иное,
как тренированный и организованный
здравый смысл. Она отличается от
последнего точно так же, как ветеран
может отличаться от необученного
рекрута».

Однако
наука не является простым продолжением
знаний, основанных на здравом смысле.
Она представляет познание особого рода,
со своими специфическими средствами,
методами и критериями. Прежде всего, в
отличие от обыденного знания наука не
ограничивается нахождением новых фактов
и результатов, а либо стремится объяснить
их с помощью существующих гипотез,
законов и теорий, либо специально
вырабатывает для этого новые теоретические
представления. Эта отличительная
особенность науки дает возможность
лучше понять систематический,
последовательный и контролируемый
характер научного знания. Действительно,
чтобы объяснить то или иное явление,
необходимо располагать определенной
теоретической системой или, в крайнем
случае, гипотезой, из которых суждение
о данном явлении получается в качестве
логического следствия. Но чтобы получить
такое следствие, надо предварительно
установить логическую взаимосвязь
между различными суждениями, обобщениями
и гипотезами, а самое главное располагать
такими законами, принципами, гипотезами
или допущениями, которые могут служить
в качестве посылок для логического
вывода менее общих суждений той или
иной науки. Систематический и
последовательный характер научного
знания в значительной мере обусловлен
именно тем, что наука не просто регистрирует
эмпирически найденные факты и результаты,
а стремится объяснить их. Точное
оперирование понятиями, суждениями и
умозаключениями позволяет также лучше
контролировать результаты научного
исследования.

Однако
никакая систематизация и организация
знания не будут составлять науки, если
они не будут сопровождаться созданием
новых понятий, законов и теорий.

Именно
с их помощью как раз и удается не только
объяснить уже известные факты и явления,
но и предсказать факты и явления
неизвестные. Такие предсказания в
некоторой мере можно осуществить уже
с помощью простейших эмпирических
обобщений, какими являются, например,
предсказания погоды по целому ряду
примет.

Гораздо
более точные количественные предсказания
можно получить с помощью эмпирических
законов науки. Так, закон Бойля — Мариотта
дает возможность по заданному объему
газа численно определить давление, а
зная закон Шарля, можно предсказать,
насколько увеличится объем данной массы
газа при его нагревании.

Подобного
рода эмпирические законы и обобщения,
с которых начинается любая наука, в
лучшем случае могут объяснить и
предсказать определенные факты
исследуемой области. Но сами эти законы
в свою очередь требуют объяснения:
почему именно с уменьшением объема газа
увеличивается его давление или с
повышением температуры увеличивается
его объем? Ответ на этот вопрос требует
выдвижения той или иной гипотезы о
внутреннем механизме исследуемых
зависимостей. Создание кинетической
теории, базирующейся на допущении
существования хаотического движения
мельчайших частиц вещества — молекул,
дало ответ на указанные вопросы.

Часто
отличие науки от обыденного знания
видят в том, что ученый имеет дело
преимущественно с так называемыми
ненаблюдаемыми объектами, такими, как
«элементарные» частицы в физике или
гены в биологии. Здесь подмечена
существенная особенность процесса
научного познания — раскрытие сущности
исследуемых явлений. Поскольку сущность
не лежит па поверхности явлений, для ее
раскрытия приходится вводить абстракции
и идеализации, обращаться к гипотезам
и теориям.

В
обыденном знании хотя и прибегают к
догадкам и предположениям, но, во-первых,
они касаются непосредственно наблюдаемых
вещей и событий, во-вторых, эти догадки
никогда не контролируются специальной
техникой, не говоря уже о постановке
особых экспериментов.

Наука
даже на эмпирической стадии исследования
руководствуется теми или иными
теоретическими представлениями и
контролирует свои гипотезы с помощью
специальных приборов и инструментов,
которые в свою очередь сконструированы
на основе определенных теоретических
принципов.

Любая
достаточно зрелая наука представляет
систему теорий, которые объединяют в
единое целое её исходные принципы,
понятия и законы вместе с твердо
установленными фактами. Именно благодаря
систематичности, обоснованности и
контролируемости выводы науки отличаются
наибольшей надежностью и проверяемостью,
тогда как обыденное знание, а тем более
вера или мнение, в значительной мере
субъективно и ненадежно.

Однако,
как бы ни было важно подобное различие,
его нельзя абсолютизировать.

Важнейшей
предпосылкой обыденного знания является
его подчиненность решению непосредственных,
узкопрактических задач, вследствие
чего оно не может создавать такие
абстрактные модели и теории, с помощью
которых познаются глубокие, внутренние
особенности и закономерности явлений.

Обычно
когда сравнивают научное познание с
обыденным, то существенное различие
между ними видят прежде всего в тех
способах и средствах, с помощью которых
достигается знание в науке и повседневной
жизни.

Надежность,
систематичность и контролируемость
научных знаний обеспечивается с помощью
специальных и общих методов исследования,
в то время как обыденное знание
довольствуется рутинными правилами,
опирающимися на «здравый смысл», и
простейшими индуктивными обобщениями
непосредственно воспринимаемых предметов
и явлений.

В
самом общем смысле метод представляет
некоторую систематическую процедуру.
Эта процедура может состоять из
последовательности повторяющихся
операций, применение которых в каждом
конкретном случае либо неизменно
приводит к достижению поставленной
цели, либо такая цель достигается в
подавляющем большинстве случаев. Но
такая характеристика метода может быть
применена к тем операциям практического
и теоретического рода, правила которых
носят весьма элементарный характер.
Подобные правила, указывающие строго
фиксированный порядок действия для
решения задач теоретического или
практического характера, можно уподобить
алгоритмам математики. Известно, что,
располагая алгоритмом, мы всегда можем
решить ту или иную задачу. Например,
если нам заданы числа, то мы можем найти
их наибольший общий делитель. Но из
математики мы знаем, что далеко не все
ее проблемы допускают алгоритмическое
решение: в противном случае математика
вполне заменила бы машина.

Сложные,
серьезные проблемы науки меньше всего
поддаются алгоритмизации, и поэтому их
решение нельзя свести к применению
каких-то готовых правил и рецептов.

Научное
исследование не ведется вслепую, оно
не сводится к непрерывной цепи догадок.
Даже в повседневном познании мы в
какой-то мере предварительно отсеиваем
явно неправдоподобные догадки. При
выдвижении гипотез, поиске законов,
построении и проверке теорий ученый
руководствуется определенными приемами,
правилами и способами исследования,
которые в своей совокупности и
характеризуют метод исследования. Хотя
такие методы и не гарантируют достижение
истины, тем не менее, они в значительной
мере облегчают ее поиски, делают их
более систематичными и целенаправленными.

Большинство
специальных проблем конкретных наук и
даже отдельные этапы их исследования
требуют привлечения специальных методов
решения. В эмпирических науках для этого
приходится обращаться также к специальной
технике наблюдения, эксперимента и
измерения.

Разумеется,
частные методы решения конкретных
научных проблем имеют весьма специфический
характер.

Естественно
поэтому, что такого рода методы изучаются,
разрабатываются и совершенствуются в
конкретных, специальных науках.

В
отличие от этого общие методы пауки
используются на всем протяжении
исследовательского процесса и в самых
различных по предмету науках. Кроме них
существуют также методы, которые
применимы лишь в более или менее
родственных науках или же на определенной
стадии процесса познания. Такие методы
также выходят за рамки частных наук.

Специальные
методы и технику, которые используются
в частных науках, можно рассматривать
как тактику исследования. Она может не
раз меняться в зависимости от характера
исследуемых проблем, отдельных этапов
их решения, новых выявленных возможностей
и т.п. Общие же методы науки сохраняют
свое значение для целого множества
проблем в самых различных науках, ибо
они скорее указывают направление и
общий подход к исследуемым проблемам,
чем конкретные способы их анализа и
решения. Поэтому с известным основанием
их можно отождествить со стратегией
исследования.

1.1. Обыденное и научное знание

Научное
знание всегда отличается последовательным
и систематическим характером. Не говоря
уже о математике и точных науках, где
большинство утверждений логически
выводится из немногих исходных посылок,
даже в так называемых эмпирических
науках сравнительно редко встречаются
отдельные, изолированные обобщения или
гипотезы.(Под эмпирическими обычно
понимают науки, в существенной степени
опирающиеся на такие опытные методы
исследования, как наблюдение, эксперимент
и измерение). Как правило, такие обобщения
входят в науку лишь тогда, когда они
согласуются с другими имеющимися в ней
утверждениями и обобщениями. В конечном
итоге их стараются получить логически
из более широких обобщений, принципов
и допущений.

Наука,
на какой бы ступени развития она ни
находилась, тем и отличается от обыденного
знания, что представляет собой не простую
совокупность «сведений» о мире, «набор»
информации, а определенную систему
знаний. Научное исследование является
целенаправленным познанием, результаты
которого выступают в виде системы
понятий, законов и теорий.

Известно,
что задолго до возникновения науки люди
приобретали достаточно надежные знания
о свойствах и качествах предметов и
явлений, с которыми они сталкивались в
своей повседневной практической жизни.

И
сейчас мы немало узнаем с помощью
обыденного знания. Это свидетельствует
о том, что научное знание не отделено
непроходимой стеной от обыденного: и
научное и обыденное познание в конечном
итоге стремятся к достижению объективно
истинного знания, опираются на факты,
а не на веру.

Нередко,
отмечая качественное отличие научного
знания от обыденного, забывают о связи,
существующей между ними, не учитывают
того, что наука возникла из обыденного
знания. Это не раз подчеркивали сами
ученые.

Правда,
иногда при этом допускается другая
крайность, когда научное знание
рассматривается только как
усовершенствованное обыденное знание.
Этот взгляд защищал, например, известный
английский ученый Томас Гексли. «Я верю,
— писал он, — что наука есть не что иное,
как тренированный и организованный
здравый смысл. Она отличается от
последнего точно так же, как ветеран
может отличаться от необученного
рекрута».

Однако
наука не является простым продолжением
знаний, основанных на здравом смысле.
Она представляет познание особого рода,
со своими специфическими средствами,
методами и критериями. Прежде всего, в
отличие от обыденного знания наука не
ограничивается нахождением новых фактов
и результатов, а либо стремится объяснить
их с помощью существующих гипотез,
законов и теорий, либо специально
вырабатывает для этого новые теоретические
представления. Эта отличительная
особенность науки дает возможность
лучше понять систематический,
последовательный и контролируемый
характер научного знания. Действительно,
чтобы объяснить то или иное явление,
необходимо располагать определенной
теоретической системой или, в крайнем
случае, гипотезой, из которых суждение
о данном явлении получается в качестве
логического следствия. Но чтобы получить
такое следствие, надо предварительно
установить логическую взаимосвязь
между различными суждениями, обобщениями
и гипотезами, а самое главное располагать
такими законами, принципами, гипотезами
или допущениями, которые могут служить
в качестве посылок для логического
вывода менее общих суждений той или
иной науки. Систематический и
последовательный характер научного
знания в значительной мере обусловлен
именно тем, что наука не просто регистрирует
эмпирически найденные факты и результаты,
а стремится объяснить их. Точное
оперирование понятиями, суждениями и
умозаключениями позволяет также лучше
контролировать результаты научного
исследования.

Однако
никакая систематизация и организация
знания не будут составлять науки, если
они не будут сопровождаться созданием
новых понятий, законов и теорий.

Именно
с их помощью как раз и удается не только
объяснить уже известные факты и явления,
но и предсказать факты и явления
неизвестные. Такие предсказания в
некоторой мере можно осуществить уже
с помощью простейших эмпирических
обобщений, какими являются, например,
предсказания погоды по целому ряду
примет.

Гораздо
более точные количественные предсказания
можно получить с помощью эмпирических
законов науки. Так, закон Бойля — Мариотта
дает возможность по заданному объему
газа численно определить давление, а
зная закон Шарля, можно предсказать,
насколько увеличится объем данной массы
газа при его нагревании.

Подобного
рода эмпирические законы и обобщения,
с которых начинается любая наука, в
лучшем случае могут объяснить и
предсказать определенные факты
исследуемой области. Но сами эти законы
в свою очередь требуют объяснения:
почему именно с уменьшением объема газа
увеличивается его давление или с
повышением температуры увеличивается
его объем? Ответ на этот вопрос требует
выдвижения той или иной гипотезы о
внутреннем механизме исследуемых
зависимостей. Создание кинетической
теории, базирующейся на допущении
существования хаотического движения
мельчайших частиц вещества — молекул,
дало ответ на указанные вопросы.

Часто
отличие науки от обыденного знания
видят в том, что ученый имеет дело
преимущественно с так называемыми
ненаблюдаемыми объектами, такими, как
«элементарные» частицы в физике или
гены в биологии. Здесь подмечена
существенная особенность процесса
научного познания — раскрытие сущности
исследуемых явлений. Поскольку сущность
не лежит па поверхности явлений, для ее
раскрытия приходится вводить абстракции
и идеализации, обращаться к гипотезам
и теориям.

В
обыденном знании хотя и прибегают к
догадкам и предположениям, но, во-первых,
они касаются непосредственно наблюдаемых
вещей и событий, во-вторых, эти догадки
никогда не контролируются специальной
техникой, не говоря уже о постановке
особых экспериментов.

Наука
даже на эмпирической стадии исследования
руководствуется теми или иными
теоретическими представлениями и
контролирует свои гипотезы с помощью
специальных приборов и инструментов,
которые в свою очередь сконструированы
на основе определенных теоретических
принципов.

Любая
достаточно зрелая наука представляет
систему теорий, которые объединяют в
единое целое её исходные принципы,
понятия и законы вместе с твердо
установленными фактами. Именно благодаря
систематичности, обоснованности и
контролируемости выводы науки отличаются
наибольшей надежностью и проверяемостью,
тогда как обыденное знание, а тем более
вера или мнение, в значительной мере
субъективно и ненадежно.

Однако,
как бы ни было важно подобное различие,
его нельзя абсолютизировать.

Важнейшей
предпосылкой обыденного знания является
его подчиненность решению непосредственных,
узкопрактических задач, вследствие
чего оно не может создавать такие
абстрактные модели и теории, с помощью
которых познаются глубокие, внутренние
особенности и закономерности явлений.

Обычно
когда сравнивают научное познание с
обыденным, то существенное различие
между ними видят прежде всего в тех
способах и средствах, с помощью которых
достигается знание в науке и повседневной
жизни.

Надежность,
систематичность и контролируемость
научных знаний обеспечивается с помощью
специальных и общих методов исследования,
в то время как обыденное знание
довольствуется рутинными правилами,
опирающимися на «здравый смысл», и
простейшими индуктивными обобщениями
непосредственно воспринимаемых предметов
и явлений.

В
самом общем смысле метод представляет
некоторую систематическую процедуру.
Эта процедура может состоять из
последовательности повторяющихся
операций, применение которых в каждом
конкретном случае либо неизменно
приводит к достижению поставленной
цели, либо такая цель достигается в
подавляющем большинстве случаев. Но
такая характеристика метода может быть
применена к тем операциям практического
и теоретического рода, правила которых
носят весьма элементарный характер.
Подобные правила, указывающие строго
фиксированный порядок действия для
решения задач теоретического или
практического характера, можно уподобить
алгоритмам математики. Известно, что,
располагая алгоритмом, мы всегда можем
решить ту или иную задачу. Например,
если нам заданы числа, то мы можем найти
их наибольший общий делитель. Но из
математики мы знаем, что далеко не все
ее проблемы допускают алгоритмическое
решение: в противном случае математика
вполне заменила бы машина.

Сложные,
серьезные проблемы науки меньше всего
поддаются алгоритмизации, и поэтому их
решение нельзя свести к применению
каких-то готовых правил и рецептов.

Научное
исследование не ведется вслепую, оно
не сводится к непрерывной цепи догадок.
Даже в повседневном познании мы в
какой-то мере предварительно отсеиваем
явно неправдоподобные догадки. При
выдвижении гипотез, поиске законов,
построении и проверке теорий ученый
руководствуется определенными приемами,
правилами и способами исследования,
которые в своей совокупности и
характеризуют метод исследования. Хотя
такие методы и не гарантируют достижение
истины, тем не менее, они в значительной
мере облегчают ее поиски, делают их
более систематичными и целенаправленными.

Большинство
специальных проблем конкретных наук и
даже отдельные этапы их исследования
требуют привлечения специальных методов
решения. В эмпирических науках для этого
приходится обращаться также к специальной
технике наблюдения, эксперимента и
измерения.

Разумеется,
частные методы решения конкретных
научных проблем имеют весьма специфический
характер.

Естественно
поэтому, что такого рода методы изучаются,
разрабатываются и совершенствуются в
конкретных, специальных науках.

В
отличие от этого общие методы пауки
используются на всем протяжении
исследовательского процесса и в самых
различных по предмету науках. Кроме них
существуют также методы, которые
применимы лишь в более или менее
родственных науках или же на определенной
стадии процесса познания. Такие методы
также выходят за рамки частных наук.

Специальные
методы и технику, которые используются
в частных науках, можно рассматривать
как тактику исследования. Она может не
раз меняться в зависимости от характера
исследуемых проблем, отдельных этапов
их решения, новых выявленных возможностей
и т.п. Общие же методы науки сохраняют
свое значение для целого множества
проблем в самых различных науках, ибо
они скорее указывают направление и
общий подход к исследуемым проблемам,
чем конкретные способы их анализа и
решения. Поэтому с известным основанием
их можно отождествить со стратегией
исследования.

Обыденно-практическое и научное знание — Студопедия

ГЛАВА 3. НАУКА КАК СПОСОБ ПОЗНАНИЯ МИРА

Естественной предпосылкой познавательной деятельности человека являются его определенные психофизические особенности. Благодаря наличию соответствующих органов чувств, человек обладает способностью получать данные, которые информируют его как о внешнем мире, так и о внутренних состояниях собственного организма. Например, зрительные, слуховые и тактильные ощущения содержат в себе определенную информацию о внешнем мире, а ощущения боли или жажды – о состоянии организма.

Благодаря высшим когнитивным функциям – прежде всего, способности к мышлению – человек оказывается способным к созданию и оперированию такими абстрактными объектами, как понятия. Восприятия и представления являются формами познания, которые занимают промежуточное положение между чувственными и рациональными формами познания. Ощущения, восприятия, представления и различные формы абстрактно-теоретического мышления являются общими предпосылками познавательной деятельности и их следует отличать от конкретных способов познания мира, которые в значительной степени определяются факторами социально-культурного порядка.

Так называемое «научное познание» является лишь одним из особых видов познавательной деятельности, которое – как и любое другое – в качестве своего естественного условия имеет отмеченные психические особенности человека. Наряду с научным, существует философское (метафизическое), религиозное, а также обыденное знание. С точки знания критериев и целей познания все эти виды знания существенно отличаются друг от друга, хотя в процессе исторического развития они не отделены друг от друга абсолютно.



Прежде чем говорить об особых методах научного познания, необходимо представлять, в чем же отличие научного от других форм знания. Если различение научного и религиозного знания, как правило, не представляет особой проблемы, то с различением научного и обыденного познания дело обстоит несколько сложнее. Дело в том, что, во-первых, и обыденное и научное познание в значительной степени связаны с эмпирическим, опытным постижением мира. Во-вторых, обе эти формы познания в значительной мере носят практически-позитивную направленность, т.е. существуют для того, чтобы получить сведения, которые могут способствовать более эффективной деятельности во внешней среде. Особенно хорошо это видно в случае сравнения обыденно-практического и прикладного научно-технического знания.


В связи с отмеченным сходством обыденного и научного знания существует мнение, что научное знание представляет собой просто усовершенствованную форму обыденного знания и что наука является как бы усовершенствованной формой здравого смысла. Следует заметить, что в историко-генетическом аспекте это, видимо, так и есть. В частности, в истории науки неоднократно высказывалась мысль о том, что, например, геометрия как форма научно-теоретического знания выросла из реальной практики землемерения и что основанная на теоретических постулатах геометрия Евклида в качестве своего предшественника имела потребность и практику изменения наделов земли.

Если говорить о предыстории современных форм знания – то есть, о том периоде, когда различные формы знания были еще слабо дифференцированы друг от друга – то, видимо, первым предшественником современного научного знания следует считать древне-магическое знание. Действительно, и примитивное магическое знание в виде соответствующих рецептов, и современное развитое научное знание в виде сколь угодно общих теорий, несмотря на все различие в уровнях абстракции между ними, в конце концов, призваны решать одну и ту же задачу: доставлять сведения, которые позволяют эффективно взаимодействовать с внешним миром и реализовывать присущие человеку потребности и цели. Например, средневековый кузнец-ремесленник и современный ученый, специалист в области металловедения, в сущности, решают одну и ту же задачу. Взаимодействуя с исследуемым материалом, они оно оба хотят понять, как он устроен, какими свойствами обладает и как его можно трансформировать в почему-либо желаемом направлении. Хотя они пользуются существенно разными методами. В частности, среди тех знаний, приемов и способов взаимодействия, которыми пользуется кузнец, вполне могут быть и элементы ритуально-магического знания. Например, последний может думать, что прочностные свойства выковываемого им предмета как-то связаны с соблюдением им каких-либо обрядов, что уровень его, так сказать, «духовной чистоты» может как-то влиять на конечный успех в рамках специфически-профессиональной деятельности.

Таким образом, за магическим и научным знанием стоит одна и та же потребность или интенция. В силу этой общности научного и магического знания, а также в силу того, что в раннем периоде человеческой истории трудно провести дифференциацию между обыденно-практическим и магическим знанием, можно считать, что в историко-генетическом аспекте между этими формами знания есть много общего. Если же говорить о более или менее развитой культуре, то различие между ними становится более заметным. Причем, чем более высокоразвита цивилизация, тем больше и различие. В частности, это видно уже как на примере теоретических знаний античного геометра или средневекового ремесленника, которые уже и тогда представляли собой форму специализированного знания, которым обладают не все. Что касается современности, то здесь разница между обыденно-практическим знанием, которым обладают все взрослые члены общества и специализированным, в том числе научным, еще больше.

В основе практически-обыденного повседневного знания лежит множество, как правило, до- и внерефлексивных навыков и приемов деятельности, которые получены или в результате собственного опыта взаимодействия с предметами внешнего мира, или являются результатами заимствования опыта успешной деятельности других. Практически-повседневное знание – это, в значительной мере, монотонное воспроизводство однотипно-повторяющихся действий на основе усвоенных навыков и ему не предшествует какая-либо рефлексия на основе теоретических предпосылок. Главная цель обыденного знания состоит в получении практического, часто жизненно важного результата, а не размышление с целью найти новое решение какой-либо проблемы.

Несмотря на такие свои особенности, обыденно-практическое знание не отделено непроходимой пропастью от разных форм специализированного и теоретического познания, в том числе научного. Разные формы этого знания оказывают влияние на содержание обыденного знания и поэтому нельзя было бы сказать, что «здравый смысл» во все времена остается одним и тем же. В действительности он достаточно сильно меняется и в первую очередь благодаря влиянию других, в том числе теоретических форм знания, в рамках которых как раз и происходит выработка новых смыслов.

Однажды выработанные в формах специализированного знания, эти смыслы – вернее некоторые их элементы – затем транслируются дальше и, в конечном итоге, отказывают влияние на содержание массового повседневно-практического знания. В частности, такие виды современного повседневно-практического знания, как, например, навыки работы на компьютере или управление автомобилем не могли возникнуть независимо от того, что прежде были созданы соответствующие сложные технические устройства, которые появились в результате развития специализированного научного и технического знания. Такие элементы общекультурных и – в рамках развитой цивилизации – обыденных представлений, как, например, знание о том, что если человек заболел каким-либо недугом соматического характера, то причину этого следует искать в объективно существующих возбудителях или в особенностях протекания физико-химических и физиологических процессов внутри организма, а не в том, что его «сглазили» и что здесь действовал колдун, являются результатом трансляции на обыденный уровень тех смыслов и представлений, которые первоначально были выработаны в области теоретического научного знания. С помощью одного только повседневно-практического опыта к пониманию этого было бы прийти невозможно. Равно как и к пониманию того, что причина природных катаклизмов есть результат действия совокупности причин физико-химического характера, а не следствие наказание «свыше» или происков со стороны врагов.

Следует заметить, что хотя научное знание и оказывает влияние на обыденный опыт, переоценивать его роль все же не стоит. Существует огромное число приемов и навыков повседневно-практического характера, содержание которых или вообще не меняется в течение тысячелетий или эти изменения носят не столь уж принципиальный характер. В современном обществе существует достаточно много видов деятельности, которым профессионально занимается огромное число людей и которые вполне могли бы выполнять, допустим, жители Древних Греции или Египта. Хотя и нельзя сказать, что навыки профессиональной деятельности какого-нибудь управляющего колесницей, писца или чиновника в Древнем Риме полностью идентичны тем, которые необходимы для современного водителя автомобиля или клерка в офисе, однако вполне можно предположить, что если бы первые вдруг оказались на месте последних, то они после краткосрочной переподготовки вполне бы смогли приступить в выполнению возложенных на них профессиональных обязанностей.

Естественно, это справедливо не для всех видов профессиональной деятельности. И это, прежде всего, касается тех, которые связаны с пониманием и использованием результатов современного научного знания. В частности, знаменитому древнегреческому врачу Гиппократу прошлось бы сначала изучить школьный курс химии, а затем долго учиться в специализированном вузе, прежде чем он смог понять от чего, почему и как лечат современные медики. То же самое можно сказать о Героне, античном инженере и создателе первой паровой турбины, если бы, например, он пожелал работать инженером-механиком на современном производстве.

Современные научные знания очень сильно ушли вперед по сравнению с тем уровнем, который был раньше. Для того чтобы правильно понимать содержание этих знаний необходима специальная подготовка. Человек, который более или менее успешно руководствуется здравым смыслом в процессе своей повседневной деятельности, часто даже не представляет себе те зависимости и эффекты, которые изучаются в современных науках. Являясь потребителями и пользователями современных сложных технических устройств, которые являются практическими результатами развития науки, огромное число людей даже не может представить себе на основании использования каких природных явлений основывается функционирование этих устройств.

Таким образом, обыденно-практическим и научным знаниям присущи как общие черты, так и такие, на основании которых их можно четко отличать друг от друга.

Общими чертами этих видов знаний является то, что:

1. Естественной предпосылкой данных знаний являются одни и те же познавательные способности людей, которые на протяжении тысячелетий остаются практически одними и теми же;

2. И обыденное и научное знание включают в себя эмпирические формы познания мира;

3. Для этих видов знания характерна практическая, позитивная направленность.

Различие между обыденно-практическим и научным знанием основывается на том, что:

1. Если первый вид знаний формируется более или менее случайно как спонтанный ответ на запросы практики и часто даже без осознания своего содержания со стороны своих носителей, то возникновению второго вида знания предшествует рефлексия, в процессе которой происходит осознание соответствующих проблем и поиск рациональных способов их объяснения и решения.

2. Если научное знание всегда включает в себя теоретический компонент в виде соответствующих категорий, гипотез, моделей, законов и т.п., то для обыденно-практического знания наличие этого компонента нехарактерно;

3. Научно знание – это всегда специализированный вид познания, в рамках которого компетенцией облает лишь ограниченный круг специалистов-профессионалов, тогда как обыденно-практическое знание основано на здравом смысле, в отношении которого более или менее компетентно большинство представителей соответствующей культуры.

3.3. Научное познание – SOOCIETY

Научное познание — это объективное изучение мира, независимое от взглядов и убеждений человека. Научное познание возникло на основе обыденного познания. Однако между ними имеются существенные различия.

Во-первых, наука имеет дело с особым набором объектов реальности, не сводимых к объектам обыденного опыта. Для изучения объектов науки нужны специальные средства и орудия, которые не применяются в обыденном познании. Наука использует специальную аппаратуру, измерительные инструменты, позволяющие экспериментально изучать новые типы объектов.

Во-вторых, наука использует специальный язык. В науке имеет место и язык обыденной речи, но она не может только на его основе описывать объекты изучения. Обыденный язык приспособлен для описания объектов повседневной практики человека, наука же выходит за рамки такой практики. Понятия обыденного языка часто бывают нечеткими, многозначными. Точный их смысл можно понять только в процессе общения. Наука же стремится как можно более четко сформулировать свои понятия.

В процессе накопления научных знаний язык науки постоянно развивается, появляются новые понятия, часть которых может постепенно входить в повседневную речь. Например, такие ранее специальные научные термины, как «электричество», «компьютер» и другие, стали привычными всем словами.

Научная аппаратура и язык науки — это результаты уже полученных знаний, но в то же время они используются для дальнейшего исследования.

К особенностям научного познания относится и специфика научных знаний. Их не всегда можно проверить опытным путем и применить на практике. Наука вынуждена приводить доказательства новых знаний на основе тех, истинность которых уже доказана. В связи с этим важными отличиями научного познания от обыденного выступают взаимосвязь и системность научных знаний.

В период зарождения науки научное познание было связано с отражением только тех явлений, которые постоянно имели место в процессе жизнедеятельности человека. Анализ этих явлений приводил к определенным теоретическим выводам. В ходе развития научного познания методика исследования изменилась. Ученые стали сначала создавать идеальные объекты в данной научной области, а затем переносить их на практику. Таким образом, появились гипотезы — научные предположения, истинность которых требует доказательств. Благодаря выдвижению гипотез научное познание получает возможность прогнозирования развития тех или иных явлений в будущем. Так выдвигаются теории — особые типы знаний, которые объединяют совокупность понятий и выводов по какому-либо вопросу в единую систему. Теории — это уже доказанные научные положения. Их можно назвать доказанными гипотезами. Тем не менее при применении теории в каждом конкретном случае новые данные должны быть включены в контекст доказательств.

Научное познание отличается от обыденного еще и методами познавательной деятельности. Обыденное познание основано на чувственном восприятии и рациональном осмыслении уже существующего объекта. В научном познании нередко необходимо сначала обнаружить сам объект познания, например небесное тело — в астрономии, атом — в физике и т.д. Изучаемый объект выделяется из совокупности других элементов природы и исследуется с помощью специальных приемов и методов. Методом называется способ решения познавательных задач. Применение к предмету исследования конкретных приемов и методов научного познания называется методологией. Этим термином также определяется наука, изучающая методы научного познания.

Научное познание в отличие от обыденного предъявляет определенные требования и к субъектам познавательной деятельности. Для занятия наукой необходимы специальная подготовка, наличие базовых знаний и навыков, владение специальными средствами исследования. Чтобы заниматься какой-либо наукой, необходимо получить соответствующее образование в высшем учебном заведении. Субъект научного познания должен четко понимать, что он исследует, как это сделать и для чего это нужно, т.е. он должен осознавать цели своей деятельности и знать средства их достижения. Целью любого ученого, в какой бы области науки он ни проводил исследования, служит поиск объективной истины и получение нового знания. Процесс познания может быть плодотворным только тогда, когда он осуществляется на основе объективных законов развития предмета исследования. В связи с этим основной задачей науки становится выявление таких законов.

Следует отличать научное познание от различных форм вненаучного познания. К ним относятся:

1) мифология — донаучное познание, ставшее предпосылкой возникновения науки;

2) лженаучное познание, использующее в познавательной деятельности домыслы и предрассудки;

3) антинаучное познание,намеренно искажающее действительность;

4) обыденное познание, включающее повседневный практический опыт человека.

Результаты научного познания — научные знания — в большинстве случаев используются на практике. То же можно сказать и о других видах познания. Однако в основе мифологического мышления лежит вымысел, ориентирующий человека на.покорность силам природы. Лженаучное и антинаучное познание не в силах способствовать достижению положительных результатов практической деятельности в силу неистинности. Наконец, знания, полученные в результате обыденного познания, находят воплощение в практической деятельности конкретных людей или их групп, в отличие от результатов научного познания, которые имеют огромное практическое значение для всего человечества. Кроме того, научное познание не персонифицировано. По его результатам нельзя охарактеризовать личность исследователя, в отличие от результатов обыденного познания или художественного творчества.

В то же время на процесс и результаты научного познания оказывают влияние мировоззрение, политические, религиозные взгляды ученого, его ценностные ориентации, а также факторы внешней социокультурной среды. Так, от позиции исследователя зависит трактовка явлений в исторической, политологической, философской и других гуманитарных науках. Кроме того, оценка явлений зависит от общественного строя, политики государства, уровня развития знаний в данную эпоху. Так, гипотезы, по-новому рассматривавшие строение Вселенной, встречали негативную реакцию церкви, так как расходились с ее доктриной.

Анализ исторического развития науки показывает, что она часто опережает время, и результаты научного познания находят применение только в будущем. Это еще раз доказывает значение науки и ее роль в развитии научно-технического и социального прогресса.

В структуре научного познания выделяют два уровня — эмпирический и теоретический. Эмпирический уровень связан с чувственным познанием, задача которого заключается в получении знаний на основе чувственного опыта. В отличие от стихийного чувственного познания эмпирическое является целенаправленным восприятием окружающего мира (например, целенаправленный выбор объекта исследования). На теоретическом уровне формулируются принципы, законы, создаются теории, в которых заключается сущность познаваемых объектов. Каждый из этих уровней содержит набор методов познания.

Любому виду человеческого познания свойственны такие методы, как анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование и обобщение и т.д. За ними закрепилось название общелогических методов познания.

Анализ — это метод исследования целостного предмета путем рассмотрения его составляющих частей (сторон, признаков, свойств или отношений) с целью их всестороннего изучения.

Синтез — это обобщение, сведение в единое целое данных, полученных путем анализа ранее выделенных частей (сторон, признаков, свойств или отношений) предмета.

Анализ и синтез — это наиболее простые и в то же время наиболее универсальные приемы познания.

В процессе исследования ученому часто приходится делать выводы об изучаемом объекте на основе сведений об уже известных объектах. При этом выводы об отдельных явлениях могут строиться на основе общих принципов и наоборот. Такие умозаключения называются индукцией и дедукцией. Индукция — это такой метод исследования, при котором общий вывод делается на основе частных посылок (от частного к общему). Дедукция — это метод исследования, посредством которого из общих посылок следует заключение частного характера (от общего к частному).

Одним из общелогических методов познания служит абстрагирование. Оно заключается в отвлечении от ряда свойств изучаемого явления с одновременным выделением интересующих исследователя свойств. В результате можно сопоставить внешне несопоставимые явления, в связи с чем создается основа для объединения их в единый вид (например, класс животных, породы минералов и др.). Такое объединение происходит с учетом общих признаков. В этом случае используется метод обобщения, т.е. выделение общих признаков и свойств.

В ходе процесса познания может выясниться, что свойства изучаемого объекта совпадают со свойствами уже изученного. В результате можно сделать вывод о сходстве самих объектов. Такой метод исследования называется аналогией.

Близким по смыслу к аналогии выступает метод моделирования, т.е. создание копии изучаемого объекта для изучения оригинала с одной из сторон. Модель может отличаться от оригинала размером, формой и т.д., но должна повторять те свойства объекта, которые подлежат изучению. Важное свойство модели — это ее удобство для исследования, особенно в том случае, когда изучение оригинала по каким-либо причинам затруднительно. Иногда изучение объекта по его модели диктуется экономическими соображениями (она дешевле оригинала). Модели могут быть материальными и идеальными. Первые — это реальные объекты, а вторые — строятся в сознании исследователя и изображаются в знаковой форме, например в виде математических формул. В настоящее время все большее распространение получает компьютерное моделирование, основанное на использовании специальных программ.

К методам эмпирического научного познания относится наблюдение — целенаправленное восприятие изучаемых объектов. Это не пассивное созерцание, а активная деятельность, включающая рациональные факторы. Элементами эмпирического познания служат сам наблюдатель, объект наблюдения и средства наблюдения (приборы, технические средства и т.д.). Наблюдение никогда не бывает стихийным. Оно всегда основано на научной идее, гипотезе, предположении.

Наблюдение связано с описанием, которое закрепляет и передает результаты наблюдения с помощью определенных знаковых средств (схем, рисунков, графиков и цифр). Описание может быть количественным и качественным. Количественное описание закрепляет данные измерений, т.е. цифровые данные, с помощью которых осуществляется сравнение объектов. При этом необходимо, чтобы единицы измерения совпадали или могли быть переводимы одна в другую. Качественное описание фиксирует сущность объектов, их качественные характеристики (упругость материалов, теплопроводность и т.д.).

С наблюдением и сравнением связан метод эксперимента. В этом случае исследователь активно влияет на изучаемый объект, создавая специфические условия с целью получения определенных результатов. Особенность эксперимента состоит в том, что исследователь может многократно повторять воздействие на предмет. Однако он не может создавать свойства предмета, он может их только выявлять. Кроме того, в процессе эксперимента часто возникают новые проблемы, которые становятся стимулом для дальнейшего исследования.

К теоретическим научным методам познания относится метод формализации, заключающийся в построении абстрактных моделей, раскрывающих сущность явлений. При этом информация об объекте исследования фиксируется знаками, формулами и т.д.

Следующий метод — аксиоматический. Он состоит в выдвижении исходных положений, не требующих доказательств, на основе которых строится определенная система выводов. Утверждение, доказательства истинности которого не требуется, называется аксиомой. Такой метод чаще всего применяется в математических науках.

Задача научного познания состоит в том, чтобы дать целостный образ исследуемого явления. Любое явление действительности можно представить как конкретное переплетение самых различных связей. Теоретическое исследование выделяет эти связи и отражает их с помощью определенных научных абстракций. Но простой набор таких абстракций еще не дает представления о природе явления, о процессах его функционирования и развития. Для того чтобы создать такое представление, необходимо мысленно воспроизвести объект во всей полноте и сложности его связей и отношений. Такой прием исследования называется методом восхождения от абстрактного к конкретному. Применяя его, исследователь вначале находит главную связь изучаемого объекта, а затем, шаг за шагом прослеживая, как она видоизменяется в различных условиях, открывает новые связи, устанавливает их взаимодействия и таким путем отображает во всей полноте сущность изучаемого объекта.

Особые приемы исследования применяются при построении теоретических знаний о сложных, исторически развивающихся объектах. Такие объекты чаще всего не могут быть воспроизведены в опыте. Например, невозможно в опыте воспроизвести историю возникновения человека, историю какого-либо народа и т.д. Научные знания о таких объектах получают посредством исторического и логического методов исследования.

В основе исторического метода лежат изучение реальной истории в ее конкретном многообразии, выявление исторических фактов и на этой основе — такое мыслительное воссоздание исторического процесса, при котором раскрывается логика, закономерность его развития. Логический метод раскрывает объективную логику истории путем изучения исторического процесса на высших стадиях его развития. Такой подход возможен потому, что на высших стадиях развития история сжато воспроизводит основные черты своей предшествующей эволюции. И в историческом, и в логическом методе предполагается исследование эмпирической базы — реальных исторических фактов. На этой основе выдвигаются гипотезы, которые трансформируются в теоретическое знание о закономерностях исторического процесса.

Все методы научного познания всегда используются в комплексе. Их конкретная комбинация определяется особенностями изучаемого объекта, спецификой исследования. С развитием науки развивается и система ее методов, формируются новые приемы и методы исследовательской деятельности. С развитием компьютеризации заговорили о методах компьютерного анализа, построении виртуальных моделей. В связи с этим задача методологии состоит не только в констатации уже известных методов исследовательской деятельности, но и в выяснении перспектив их развития.

Вопросы и задания

1. Что такое научное познание? Чем оно отличается от обыденного познания?

2. Объясните понятия гипотезы, теории, аксиомы.

3. Что понимается под терминами «метод» и «методология»?

4. Дайте характеристику субъекта научного познания.

5. Чем научное познание отличается от вненаучного познания?

6. Охарактеризуйте уровни научного познания.

7. Какие общелогические методы познания существуют? Дайте им характеристику.

8. Охарактеризуйте методы эмпирического научного познания.

9. Какие бывают методы теоретического научного познания?

10. Ф.Энгельс писал: «Индукция и дедукция связаны между собой столь же необходимым образом, как синтез и анализ. Вместо того чтобы односторонне превозносить одну из них до небес за счет другой, надо стараться применять каждую на своем месте, а этого можно добиться лишь в том случае, если не упускать из виду их связь между собой, их взаимное дополнение друг друга». В чем проявляется взаимосвязь индуктивных и дедуктивных методов познания?

3.3. Научное познание

Оценка

ОБЫДЕННОЕ ЗНАНИЕ — это… Что такое ОБЫДЕННОЕ ЗНАНИЕ?



ОБЫДЕННОЕ ЗНАНИЕ
знание, полученное в повседневной жизни, которое обладает следующими особенностями: 1) субъектом знания являются широкие массы людей, а его  объектом – явления жизненного опыта и трудовой деятельности;  2)  в  качестве  методов  выступает  непосредственная  жизненная практика; 3) содержание знания не проникает в сущность; 4) знание выражается естественным языком и описывает практические действия человека.

Философия науки и техники: тематический словарь. — Орёл: ОГУ.
С. И. Некрасов, Н. А. Некрасова.
2010.

  • ОБЪЯСНЕНИЕ
  • ОБЫДЕННОЕ ПОЗНАНИЕ

Смотреть что такое «ОБЫДЕННОЕ ЗНАНИЕ» в других словарях:

  • ОБЫДЕННОЕ ЗНАНИЕ — см. ЗНАНИЕ ПОВСЕДНЕВНОЕ. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • ОБЫДЕННОЕ ЗНАНИЕ — (common sense knowledge) знание, которое вызывает и допускает обычное поведение в повседневной жизни. Согласно Шюцу, оно состоит из огромного множества понятий, усвоенных через социализацию и имеющих сходство с рецептами выполнения обычных… …   Большой толковый социологический словарь

  • ОБЫДЕННОЕ ЗНАНИЕ — См. ЗНАНИЕ ПОВСЕДНЕВНОЕ …   Толковый словарь по социологии

  • Обыденное знание — Здравый смысл в социальной психологии этим термином обозначают систему общепринятых представлений о реальности, накопленную многими поколениями в рамках данной культуры, и необходимую каждому человеку для объяснения и оценки встречаемых явлений.… …   Википедия

  • Знание — У этого термина существуют и другие значения, см. Знание (значения). Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите …   Википедия

  • Знание (в информатике) — Знание форма существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека. Выделяют различные виды знания: научное, обыденное (здравый смысл), интуитивное, религиозное и др. Обыденное знание служит основой ориентации человека в …   Википедия

  • Знание (понятие) — Знание форма существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека. Выделяют различные виды знания: научное, обыденное (здравый смысл), интуитивное, религиозное и др. Обыденное знание служит основой ориентации человека в …   Википедия

  • ЗНАНИЕ — результат процесса познания, обычно выраженный в языке или в к. л. знаковой форме. Стремление понять, что такое З. и чем оно отличается от др. продуктов человеческого сознания, характерно уже для философов античности, которые поставили и пытались …   Философская энциклопедия

  • ЗНАНИЕ — форма существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека. Выделяют различные виды знания: обыденное ( здравый смысл ), личностное, неявное и др. Научному знанию присущи логическая обоснованность, доказательность,… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ЗНАНИЕ (форма существования) — ЗНАНИЕ, форма существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека. Выделяют различные виды знания: обыденное («здравый смысл»), личностное, неявное и др. Научному знанию присущи логическая обоснованность,… …   Энциклопедический словарь

6 Понимание того, как создаются научные знания | Принимая науку в школу: изучение и преподавание естественных наук в классах K-8

Белл П. и Линн М.С. (2000). Убеждения о науке: какой вклад вносит научное обучение? В Б.К. Хофер и П.Р. Пинтрих (ред.), Персональная эпистемология: Психология убеждений о знании и знании. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Бурбулес, Северная Каролина, и Линн, М.С. (1991). Естественное образование и философия науки: совпадение или противоречие? Международный журнал естественнонаучного образования, 3 (3), 227-241.

Кэри, С., Эванс, Р., Хонда, М., Джей, Э. и Унгер, К. (1989). «Эксперимент — это когда вы пробуете его и смотрите, работает ли он»: исследование понимания учащимися 7-го класса процесса построения научных знаний. Международный научный журнал Образование, 11 (5), 514-529.

Кэри, С.и Смит К. (1993). О понимании природы научного знания. Психолог-педагог, 28 (3), 235-251.

Чандлер М., Бойс М. и Болл Л. (1990). Релятивизм и станции эпистемического сомнения. Журнал экспериментальной детской психологии, 50 , 370-395.

Чандлер М.Дж., Халлетт Д. и Сокол Б.В. (2002). Конкурирующие утверждения о конкурирующих заявлениях о знаниях. В Б.К. Хофер и П.Р.Пинтрих (ред.), Персональная эпистемология: психология убеждений о знании и знании (стр.145-168) . Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Дэвис, Э.А. (1998). Строительные леса для размышлений студентов для изучения естественных наук. Неопубликованная докторская диссертация, Калифорнийский университет в Беркли.

Драйвер Р., Лич Дж., Миллар Р. и Скотт П. (1996). Образы науки молодыми людьми. Букингем, Англия: Издательство Открытого университета.

Giere, R.N. (1991) Понимание научного мышления . Нью-Йорк: Холт Рейнхарт и Уинстон.

Giere, R.N. (1999). Наука без законов . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Gobert, J., и Discenna, J. (1997). Взаимосвязь между эпистемологией студентов и модельными рассуждениями. (Номер услуги репродукции документов ERIC ED409164). Каламазу: Университет Западного Мичигана, Департамент научных исследований.

Gobert, J., and Pallant, A. (2001). Сделать мышление видимым: содействие обучению естествознанию посредством моделирования и визуализации .Представлено на исследовательской конференции Gordon Research Conference, Mt. Колледж Холиок, Хэдли, Массачусетс, 5-10 августа.

Гросслайт, Л., Унгер, К., Джей. Э. и Смит К. (1991). Понимание моделей и их использование в науке: концепции учащихся средних и старших классов и экспертов. Journal of Research in Science Teaching, 28, 799-822.

Хаммер, Д. (1994). Эпистемологические убеждения в вводной физике. Познание и Инструкция, 12 (2), 151-183.

Хаммер, Д., и Элби, А. (2002). О форме личной эпистемологии. В Б.К. Хофер и П.Р. Пинтрих (ред.), Личная эпистемология: психология убеждений о знании и знании (стр. 169-190). Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Hewson, P., and Hewson, M., (1988). Об соответствующей концепции преподавания науки: взгляд из исследований научного обучения. Естественное образование, 72 (5), 529-540.

,

Введение в научный язык

На этой странице

Студенты должны выучить новую специальную терминологию, если они хотят развить понимание научных концепций.

Бек, Маккеун и Кукан (2013) делят словарь на три уровня:

  • Уровень 1 : повседневные слова (например, слово, число)
  • Уровень 2 : слова, полезные в нескольких предметных областях (например, анализ, аргументация)
  • Уровень 3 : тематические слова или техническая терминология (например,грамм. электромагнетизм, фотоэлектрические).

В рамках естественных наук, явное преподавание слов Уровня 2 и 3 позволит учащимся получать доступ к научным знаниям и передавать их.

Лено и Догерти (2007) утверждают, что методы обучения лексике, ориентированные на студентов, копирующих определения из учебника, проблематичны по трем причинам:

  1. определения по отдельности могут быть слишком широкими или слишком узкими, не имея прямой связи с темой. обучаемые
  2. студенты могут рассеянно копировать определения, вместо того, чтобы читать и понимать определение
  3. , определение определений в отрывке текста может привести к неполным или неправильным определениям.

Введение нового словарного запаса контекстуально богатым и когнитивно сложным способом приносит пользу всем учащимся, независимо от того, считают ли они англоговорящими, английский как дополнительный язык (EAL), инвалидами или дополнительными потребностями.

Четыре стратегии, которые учителя могут использовать для ознакомления студентов с новым словарным запасом:

Обучение базовым словам и частям слов (морфемам)

Морфемы — это наименьшие единицы значения, представленные в письменной и устной речи.Существуют разные типы морфем, включая основания и аффиксы (префиксы и суффиксы). Слова, например, могут быть разложены на несколько морфем, как в слове «электрический», состоящем из двух морфем: [electr] + [-ic]. Новые слова также можно создавать, добавляя дополнительные морфемы. Например, добавление суффикса [-ity], образующего существительное, к прилагательному [электрический], создает существительное, электричество.

Вместо того, чтобы запоминать слова, учащиеся могут изучать морфемы как способ заглянуть «внутрь» незнакомых технических терминов, чтобы найти значимые части.

Понимание того, как научная терминология структурирована с использованием общих греческих и латинских морфем, и как морфемы осмысленно соединяют слова, предлагает студентам переносимые знания об отношениях форма-функция-значение в словах для поддержки развития словарного запаса с потенциальными преимуществами письма и понимание прочитанного (Herrington & Macken-Horarik, 2015; Nunes & Bryant, 2006).

В этом видео Кэтрин Уолкер знакомит студентов с морфемами. В видео Кэтрин использует стратегию карточек деталей на уроках естественных наук 7-го класса, изучающих таксономию.Она также использует морфологические матрицы в классе биологии 8-го класса, изучая болезни и расстройства.

Подсказки учителя

  • Как вы думаете, в чем ценность обучения студентов морфемам в науке?
  • Как вы могли бы познакомить своих студентов с морфемами в науке

Подсказки учащихся

  • Как вы думаете, знание морфем поможет вам лучше выучить новый словарный запас в науке?

Прочитать
подробные примечания к этому видео.

Стратегия карточек запчастей для введения словарного запаса

Стратегия карточек запчастей Станца (2013) — один из способов для учителей познакомить учащихся с новым словарным запасом. Стратегия карточки частей требует, чтобы студенты проанализировали новый словарный запас, придумали значение, а затем нарисовали диаграмму, чтобы продемонстрировать свое понимание. Зоски и др. (2018) изменили стратегию карточек деталей Stants, чтобы выделить языковые режимы.

См. Пример
Образец работы карты запчастей на 7 или 8 год (VCSSU092,
VCSSU095).

Морфологическая матрица

Морфологическая матрица Bowers and Cooke (2012) — еще один инструмент, который учителя и ученики могут использовать для развития нового словарного запаса. Морфологические матрицы перечисляют различные префиксы и суффиксы, которые могут быть объединены в базовые слова для создания новых слов. Два приведенных ниже рабочих примера показывают, как матрицу можно использовать с 7 по 10 год, в зависимости от словаря и контекста.

гипер + тоник = гипотонический

изо + тонический = изотонический

гипо + тонический = гипотонический

Ссылки на учебную программу для приведенного выше примера:
VCSSU095,
VCSSU117.

endo therm al
exo
geo
hydro ic
meso
iso

endo + therm + al = эндотермический

endo + therm + ic = эндотермический

therm + al = термический

exo + therm + al = экзотермический

exo + therm + ic = экзотермический

geo + therm + al = геотермальный

geo + therm + ic = геотермальный

hydro + therm + al = гидротермальный

hydro + therm + ic = гидротермальный

meso + therm + ic = мезотермический

meso + therm + al = мезотермальный

iso + therm + al = изотермический

iso + therm + ic = isothermic

Ссылки на учебную программу для приведенного выше примера:
VCSSU091,
VCSSU100,
VCSSU098,
VCSSU117,
VCSSU126,
VCSSU127.

Совместное построение определений

Совместное построение — это совместный процесс, в котором учитель и ученики работают вместе, чтобы построить понимание. Это взаимный процесс, в котором реакции и поведение учащихся влияют на реакцию и поведение учителя, и наоборот (van Vondel et al., 2017).

Совместное построение может использоваться для развития понимания учащимися новой научной терминологии и определений, как указано ниже:

  1. Учитель вводит технический термин в контексте, например, читает определение из учебника, смотрит информативное видео
  2. Ученики обсуждают термин с партнером
  3. Индивидуально или в парах ученики пишут определение термина своими словами
  4. Учитель просит учеников поделиться своим определением, записывая одно из них на доске
  5. Посредством диалога, учитель и ученики уточняют определение на доске.
  6. Учащиеся сравнивают и исправляют свое собственное определение по отношению к совместно построенному определению.

Например, учащиеся 8 класса (VCSSU090,
VCSSU094) мог:

  1. посмотреть информативное видео о стентировании (например, «Коронарная ангиопластика, баллоны и стенты»)
  2. рассказать, что такое стентирование.
  3. нарисуйте и напишите определение.

Определение студента: «Стентирование — это когда стент (трубка) помещается в артерию, чтобы разблокировать ее».

stenting

Процессы именования (номинализация)

Номинализация — это процесс образования существительных из других групп слов.Номинализация — одна из самых отличительных лингвистических особенностей научного письма (Banks, 2008; Halliday, 2004). Это связано с тем, что научные тексты часто бывают очень сжатыми и часто содержат абстрактные идеи и концепции.

В науке глаголы часто именуются для создания имен процессов. Это можно сделать:

  • создав герундий (добавив суффикс [-ing]). Например, погода может быть обозначена как выветривание (например, химическое выветривание)
  • , добавляя суффиксы, образующие существительные, такие как [-al], [-ce], [-ion] и [-ment].Например, когда [-ion] добавляется в конец глагола stagnate, получается именная форма: stagnation
  • Добавление префикса, образующего существительное, такого как [ante-], [fore-], [macro-], [макси-], [микро-], [середина], [мини-], [до] и [после-]. Например, когда [sur-], означающее «дополнительный», добавляется к началу глагола charge, образуется существительное доплата.

Точно так же прилагательные можно именовать добавлением суффиксов существительных. Например, плотность существительного образуется добавлением морфемы [-ity] к прилагательному «густой».

Обучение студентов суффиксам (морфемам), образующим обычные существительные, является одним из способов познакомить студентов с номинализацией. В таблицах ниже показано, как глаголы и прилагательные именуются в науке с использованием набора суффиксов обычных существительных.

Глагол Суффикс, образующий существительное Существительное
диффузный -ион диффузный
смесь -ure смесь
мера -ment

измерение
анализ -is анализ
выживание -al выживание
сопротивление -анс сопротивление
изоляция -или изолятор
Прилагательное Суффикс, образующий существительное Существительное
растворимый -ity растворимый
частый -cy частота -несс мягкость

Непредвиденным следствием использования номинализации является введение абстракции (Halliday, 2004).Явное обучение словесным частям именных терминов помогает учащимся определить вложенное значение.

Знание того, как конструировать и деконструировать именные термины, также помогает студентам лучше интерпретировать и создавать тексты, а также писать в более сложной и научной манере.

Один из способов научить учащихся 9-х и 10-х классов использовать номинализацию в своих письменных материалах описан ниже вместе с примером того, как может выглядеть работа учащегося. Пример поддерживает обучение по следующим ссылкам учебной программы:
VCSSU124,
VCSSU125,
VCSIS140.

Шаг Пример студента
1. Студент пишет заключение эксперимента Химические вещества вступили в реакцию и образовались пузырьки.
2. Студент выделяет глаголы в своем письме Химические вещества
отреагировал и пузыри
образовано .
3. Студент преобразовывает глаголы в существительные реакция становится реакцией
Сформированный
становится формацией
4.Студент переписывает заключение, используя только что созданные существительные (именные глаголы). В результате химической реакции образовались пузыри.

Обращение к описанной выше стратегии при чтении может помочь учащимся раскрыть значение плотных существительных, особенно тех, которые относятся к научным или экспериментальным процессам. Сложные существительные ([существительное + существительное] или [прилагательное + существительное]) также могут быть подчеркнуты. Опять же, пример поддерживает обучение по следующим ссылкам учебной программы:
VCSSU124,
VCSSU125,
VCSIS140.

Шаг Пример студента
1. Студент читает отрывок из текста Реакция горения является примером экзотермической реакции. Горение происходит, когда вещество реагирует с газообразным кислородом с выделением тепла, обычно в форме взрыва или горения. Реакции горения также являются типом реакции окисления, потому что кислород является реагентом.
2. Студент выделяет существительные в отрывке, ища суффиксы, образующие существительное, или составные существительные A
реакция горения является примером
экзотермическая реакция.
Горение происходит, когда вещество реагирует с газообразным кислородом с выделением тепла, обычно в виде
взрыв или
горит .
Реакции горения также являются разновидностью
реакция окисления , потому что кислород является реагентом
3. Студент преобразовывает выбранные существительные в глаголы «горение» становится «гореть»

«реакция горения» становится «реагировать и сгорать»
«экзотермическая реакция» становится «реагировать и выделять тепло»
«взрыв» становится «взрывом»
«горение» становится «гореть»
«реакция окисления» становится «сжигать» реагируют с кислородом.
4. Студент пишет или произносит определение существительного Горение — это химическая реакция с кислородом, которая приводит к взрыву или возгоранию.

Повседневные и научные слова (регистр)

Ученые говорят и пишут по-разному в зависимости от аудитории, контекста и цели. Различные стили или формальности разговорной и письменной речи известны как «регистр» и могут быть помещены в континуум. Приведенный ниже континуум регистров подчеркивает связь между научным общением и
Викторианский учебный план F – 10: подгруппы английского языка.

register continuum

В области естественных наук учеников необходимо четко научить писать и говорить в более формальных регистрах. Моделирование учителем (Стратегия 3 HITS) и постоянная обратная связь (Стратегия 8 HITS) помогут учащимся развить понимание и использовать регистр в классе естественных наук. Приведенный ниже пример урока 7 или 8 класса был изменен с Polias (2016, стр. 85-88) и адресован
VCSSU095 и
VCSIS113.

  1. Учащимся предлагается разработать эксперимент, чтобы показать, как примеси влияют на температуру плавления и / или кипения вещества.
  2. Учитель пересматривает научное содержание и знания, необходимые учащимся, вводя и объясняя технические термины, устанавливая явные связи между конкретными глаголами и более абстрактными существительными (например, плавление / разжижение и разжижение; кипение / испарение и испарение).
  3. Учитель записывает слова на доске в виде таблицы, подобной приведенной ниже.
    Повседневное слово Обыденное слово и научное слово Научное слово
    пузыря
    превращается в воду
    кипит

    плавится
    испаряется

    разжижает
  4. Учащиеся работают в небольших группах, чтобы разработать эксперимент.
  5. Учитель перемещается по группам, задавая вопросы ученикам и помогая им использовать более технические термины в обсуждениях в малых группах.
  • Итак, когда вы говорите ___, это означает ___.
  • Вы помните технический термин, который мы используем?
  • Каждая группа представляет классу свой эксперимент.
  • И снова учитель задает вопросы и помогает ученикам использовать более формальный и технический язык. Учитель также может моделировать или объяснять, как это сделать.
    • Как бы учебник описал этот процесс?
    • Это обыденный термин; Вы можете вспомнить его научное название?

    Обсуждения и вопросы в классе

    Опрос (стратегия HITS 7) дает учащимся возможность обсуждать, спорить и выражать мнения и различные точки зрения (DET, 2017). Эффективные вопросы имеют основополагающее значение для стимулирования продуктивного обсуждения (или разговора в классе) (Fisher, Frey and Hattie, 2016). Во время бесед учителя могут задавать ряд вопросов, чтобы способствовать более глубокому мышлению и повысить уровень строгости разговора в классе.

    Следующие две стратегии были адаптированы из
    Справочник Accountable Talk® (Майклс и др., 2010) для научного класса. Учителя могут найти другие стратегии для продвижения эффективных дискуссий на онлайн-ресурсе.

    Fishbowl

    1. Исследовательский вопрос или гипотеза обсуждается со всем классом (созданным учителем или учеником).
    2. Отбирается небольшая группа студентов («рыба») для обсуждения и определения методологии данного исследования.Целевая группа должна:
    • выбрать подходящее оборудование
    • определить контролируемые и независимые переменные
    • предложить соответствующую процедуру
    • объяснить, как данные будут записываться.
  • Фокусная группа располагается так, чтобы остальной класс («исследователи») мог наблюдать за их разговором. Исследователи являются критическими наблюдателями, оценивающими разговоры фокусной группы.
  • В разные моменты разговора учитель прерывает фокусную группу и просит исследователей обсудить речь, процесс или рассуждения основных студентов.
  • Учитель не должен вмешиваться или комментировать вклад каждого ученика.
  • В стратегические моменты учитель переориентирует наблюдателей и направляет групповое обсуждение, чтобы определить окончательную методологию исследования.
  • На следующем уроке расследование проводится всем классом.
  • Ссылки на учебную программу для приведенного выше примера:
    VCSIS108,
    VCSIS109,
    VCSIS135.

    Требование точности и доказательств

    Приведенные ниже вопросы могут помочь учащимся развить понимание использования и важности доказательств в научных беседах.Учителя могут задавать эти вопросы во время обсуждения в классе, в небольших группах или индивидуально с учеником.

    • Где это можно найти в учебнике?
    • Что вы заметили, чтобы заставить вас так подумать / сказать?
    • Какие доказательства у вас есть в поддержку того, что вы только что сказали?
    • Как мы можем проверить то, что вы только что сказали?
    • Есть еще данные, подтверждающие этот вывод?
    • Как мы можем собрать дополнительные данные для подтверждения вашего иска?

    При необходимости учителя могут моделировать ученикам, как использовать доказательства для ответа на такие вопросы.

    Ссылки

    • Бэнкс, Д. (2008). Развитие научного письма. Лингвистические особенности и исторический контекст (с. 221). Equinox.
    • Бек И.Л., Маккеун М.Г. и Кукан Л. (2013). Воплощение слов в жизнь: надежный словарный запас. Guilford Press.
    • Bowers, P.N., & Cooke, G. (2012). Морфология и общая основа понимания учащимися письменного слова. Перспективы языка и грамотности, 38 (4), 31-35
    • Derewianka, B., И Джонс, П. (2016). Обучение языку в контексте. Издательство Оксфордского университета. 198 Мэдисон-авеню, Нью-Йорк, Нью-Йорк 10016.
    • Департамент образования и обучения (DET). (2017). Стратегии преподавания с высокой отдачей: совершенство в преподавании и обучении. Мельбурн: DET.
    • Фишер Д., Фрей Н. и Хэтти Дж. (2016). Видимое обучение грамоте, классы K-12: внедрение методов, которые лучше всего работают для ускорения обучения учащихся. Корвин Пресс.
    • Холлидей, M.A.K. (2004).Язык науки. Лондон: Continuum.
    • Херрингтон, М.Х., и Маккен-Хорарик, М. (2015). Лингвистически обоснованное обучение орфографии: к реляционному подходу. Австралийский журнал языка и грамотности, The, 38 (2), 61-71.
    • Лено, Л.С., и Догерти, Л.А. (2007). Использование прямых инструкций для обучения лексике содержания. Сфера науки, 31 (1), 63-66.
    • Майклс, С., О’Коннор, М.К., Холл, М.В., и Резник, Л. (2010).
      Подотчетный справочник разговоров: для разговора в классе, который работает.Питтсбург, Пенсильвания: Институт обучения Питтсбургского университета. Получено из
    • Nunes, T., & Bryant, P. (2006). Повышение грамотности путем обучения морфемам. Рутледж.
    • Станц Н. (2013). Карточки частей: использование морфем для обучения естественному словарю. Сфера науки, 36 (5), 58-63.
    • ван Вондел, С., Стинбек, Х., ван Дейк, М., и ван Герт, П. (2017). Спрашивайте, не говорите; Комплексный динамический системный подход к улучшению естественнонаучного образования с упором на совместное построение научного понимания.Преподавание и педагогическое образование, 63, 243-253.
    • Йоре, Л. Д., Бисанц, Г. Л., и Хэнд, Б. М. (2003). Изучение грамотности в научной грамотности: 25 лет языковых искусств и научных исследований. Международный журнал естественнонаучного образования, 25 (6), 689–725.
    • Зоски, Дж. Л., Нелленбах, К. М., & Эриксон, К. А. (2018). Использование морфологических стратегий, чтобы помочь подросткам расшифровывать, произносить и понимать громкие слова в науке. Нарушения общения Ежеквартально, 40 (1), 57–64.

    .

    Учебная программа Онтарио, 11 и 12 классы: естественные науки, 2008 г. (пересмотренная)

    % PDF-1.6
    %
    775 0 объект
    > / Outlines 810 0 R / Metadata 1431 0 R / AcroForm 776 0 R / Pages 707 0 R / StructTreeRoot 1141 0 R / Type / Catalog / PageLabels 704 0 R >>
    endobj
    810 0 объект
    >
    endobj
    1431 0 объект
    > поток
    2009-12-08T14: 15: 08-05: 002009-01-15T17: 55: 47-05: 002009-12-08T14: 15: 08-05: 00application / pdf

  • Учебная программа Онтарио, 11 и 12 классы: естествознание , 2008 г. (с изменениями)
  • Министерство образования
  • UUID: 3926e666-80a5-40a7-bee7-9540320bb157uuid: f3347894-c834-4126-93b2-41a77d8cea1a

    endstream
    endobj
    776 0 объект
    > / Кодирование >>>>>
    endobj
    707 0 объект
    >
    endobj
    1141 0 объект
    >
    endobj
    704 0 объект
    >
    endobj
    705 0 объект
    >
    endobj
    706 0 объект
    >
    endobj
    1153 0 объект
    >
    endobj
    1154 0 объект
    >
    endobj
    1155 0 объект
    > / Pa1 1156 0 R / Pa2 1157 0 R / Pa3 1158 0 R / Pa4 1159 0 R / Pa5 1160 0 R / Pa7 1161 0 R / Pa8 1162 0 R / Pa9 1163 0 R / Pa8 + 1 1300 0 R / Pa8 +2> / A1 + 1 1306 0 R / A1 + 2> / Pa5 + 1 1298 0 R / Pa5 + 2> / Pa12 + 1 1304 0 R / Pa12 + 2> / Pa2 + 1 1295 0 R / Pa2 + 2 > / Pa9 + 1 1301 0 R / Pa9 + 2> / A2 + 1 1307 0 R / A2 + 2> / Pa10 1164 0 R / Pa11 1165 0 R / Pa12 1166 0 R / Pa3 + 1 1296 0 R / Pa3 + 2> / Pa10 + 1 1302 0 R / Pa10 + 2> / A0 1167 0 R / A1 1168 0 R / A2 1169 0 R / A3 1170 0 R / A3 + 1 1308 0 R / A3 + 2> / Pa7 + 1 1299 0 R / Pa7 + 2> / A0 + 1 1305 0 R / A0 + 2> / Pa4 + 1 1297 0 R / Pa4 + 2> / Pa11 + 1 1303 0 R / Pa11 + 2> / Pa1 + 1 1294 0 R >>
    endobj
    1156 0 объект
    >
    endobj
    1157 0 объект
    >
    endobj
    1158 0 объект
    >
    endobj
    1159 0 объект
    >
    endobj
    1160 0 объект
    >
    endobj
    1161 0 объект
    >
    endobj
    1162 0 объект
    >
    endobj
    1163 0 объект
    >
    endobj
    1300 0 объект
    >
    endobj
    1306 0 объект
    >
    endobj
    1298 0 объект
    >
    endobj
    1304 0 объект
    >
    endobj
    1295 0 объект
    >
    endobj
    1301 0 объект
    >
    endobj
    1307 0 объект
    >
    endobj
    1164 0 объект
    >
    endobj
    1165 0 объект
    >
    endobj
    1166 0 объект
    >
    endobj
    1296 0 объект
    >
    endobj
    1302 0 объект
    >
    endobj
    1167 0 объект
    >
    endobj
    1168 0 объект
    >
    endobj
    1169 0 объект
    >
    endobj
    1170 0 объект
    >
    endobj
    1308 0 объект
    >
    endobj
    1299 0 объект
    >
    endobj
    1305 0 объект
    >
    endobj
    1297 0 объект
    >
    endobj
    1303 0 объект
    >
    endobj
    1294 0 объект
    >
    endobj
    1382 0 объект
    >
    endobj
    1373 0 объект
    >
    endobj
    1376 0 объект
    >
    endobj
    1377 0 объект
    >
    endobj
    1378 0 объект
    >
    endobj
    1379 0 объект
    >
    endobj
    1403 0 объект
    >
    endobj
    1404 0 объект
    >
    endobj
    1405 0 объект
    >
    endobj
    1406 0 объект
    >
    endobj
    1407 0 объект

    .

    Научное знание — определение научного знания по The Free Dictionary

    Они сказали, что, несомненно, война, особенно против такого гения, как Бонапарт (теперь они называли его Бонапартом), требует самых глубоко разработанных планов и глубоких научных знаний, и в этом отношении Пфуэль был гением, но в то же время нужно было признать, что теоретики часто бывают односторонними, и поэтому не следует полностью доверять им, но следует также прислушаться к тому, что говорят противники Пфуэля и практические люди, имеющие опыт ведения войны, а затем выбрать средний курс.Я был первым человеком, взявшимся за этот вопрос, вооруженным антисептической хирургией и действительно научным знанием законов роста. Его научные познания, его бдительность и умение проводить оригинальные эксперименты побудили его к умеренным запросам, и он Шоки, президент Египетского банка знаний, отметил, что празднование способствует поддержке научных исследований и накоплению научных знаний, а также подчеркивает усилия египетских исследователей.ИСЛАМАБАД — Губернатор Белуджистана Мохаммад Хан Ачакзай заявил во вторник, что молодое поколение должно быть вооружено современными научными знаниями, чтобы укрепить экономику страны. ФАЙСАЛАБАД — Государственный колледж женского университета (GCWU), вице-канцлер профессор доктор Норин Азиз Куреши призвал студентов вооружиться современными научными знаниями, поскольку они должны возглавить страну в ближайшие дни. В пресс-релизе SAU говорится, что Меморандум о взаимопонимании направлен на создание и укрепление сотрудничества между WWF-P и университетом для исследований и документирования научных знаний относительно сохранения и устойчивого управления природными ресурсами для обеспечения продовольственной безопасности и борьбы с бедностью в Синде.Функциональный ответ типа Холлинга II использовался для описания превосходных объяснений научных знаний. Однако одним существенным недостатком работы Хо было то, что модель распространения слухов не учитывала временную задержку в процессе распространения слухов. Натуропатия — это уникальная форма CAM, основанная как на традиционных, так и на научных знаниях. Мы утверждаем, что нет конфликта между натуропатией и EBP. Научное общение понимается как набор социально разделяемых динамических процессов и усилий, посредством которых создаются, распространяются и используются научные знания.Эволюция научного знания: от уверенности к неопределенности
    ,

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.