Методика семантический дифференциал: Методика семантического дифференциала времени — Psylab.info

Содержание

Метод семантического дифференциала — Студопедия

Метод семантического дифференциала( semantic differential — от греч. semantikos — означающий и лат. differentia — разность) принадлежит к методам психолингвистики и экспериментальной психосемантики. Он служит для построения субъективных семантических пространств и относится к методам шкалирования. Последние используются в психологии в целях получения количественных показателей для оценки отношения к определённым объектам. В качестве объекта при этом могут выступать как физические, так и социальные процессы. В психолингвистике в качестве объектов исследования могут выступать слова. Семантический дифференциал в психолингвистике — это метод количественного (и одновременно качественного) индексирования значения слова с помощью двухполюсных шкал, на каждой из которых имеется градация с парой антонимических прилагательных.

Процедура проведения эксперимента с помощью этой методики заключается в следующем. Испытуемымпредъявляется слово, и они должны отметить цифру, которая соответствует их представлению о слове. На каждой шкале нанесена градация от +3 до -3 или просто делений (32).

хороший
скорее хороший, чем нейтральный ,
скорее нейтральный, чем хороший
нейтральный
скорее нейтральный, чем плохой
скорее плохой, чем нейтральный
плохой

Чарлз Осгуд, который впервые предложил эту процедуру, начал с того, что пытался получить от испытуемых оценки понятий из самых разных понятийных классов (например: пламя, мать, ураган, радость и т.д.). Он просил оценить эти слова с точки зрения того, насколько они добрые или злые, сильные или слабые, большие или маленькие и т.п. Математическая обработка результатов эксперимента показала, что по некоторым шкалам оценки в значительной степени совпадали между собой. При этом оказалось, что совпадающие шкалы могут быть объединены в три группы — так называемые факторы, которым Ч. Осгуд приписал следующие названия: оценка, сила и активность. Каждый из этих факторов включал в себя четыре признака, представлявших собой четыре пары антонимичных прилагательных (33). Бланк для проведения эксперимента по методике семантического дифференциала может выглядеть следующим образом (без левого столбца):



Названия факторов   +3 +2 +1 _2 -2 _ о  
Оценка
 
весёлый               грустный
хороший               плохой  
полный               пустой  
светлый               тёмный  
Сила
 
 
длинный               короткий
большой               малый  
сильный               слабый  
сложный               простой  
Ориентирован ная активность
 
новый   -           старый
тёплый               холодный  
быстрый               медленный  
активный               пассивный  

Если мы попросим испытуемых оценить, допустим, понятие мать и понятие отец, то отец может оказаться таким же хорошим, как и мать, но он будет «сильнее» матери, зато мать — «теплее». Эти понятия оказываются как бы в разных точках семантического пространства. Разумеется, каждый испытуемый будет фиксировать свой личный опыт. Но в среднем при большом числе испытуемых будет получена общественно закреплённая оценка явления, которое обозначено данным словом. Разница в оценках и покажет семантическую дифференциацию слов. При этом общее количество баллов, приписанных какому-либо языковому объекту, суммируется, но значения могут представлять со бой дробные величины, поскольку общая сумма баллов, проставленных по какой-либо шкале слову, будет делиться на количество испытуемых (34-36).



  • мать = сильный (-2, -3, -1, -2, -3, -2, -2, -3) = 18 : 8 = -2,25
  • мать = новый (-3,-3, -1,0, +2, -3,-3,-3) = -14: 8 = -1,75
  • мать = тёплый (+3, +2, +3, +3, +3, +2, +3, -2) = 17 : 8 = +2,13

Есть разновидность методики семантического дифференциала, когда экспериментатор сам даёт свои названия шкал для слов, которые просит оценить. При этом появляются новые факторы, специфические именно для определённых понятийных классов. Шкалы могут иметь разную размерность, их может быть разное количество. Но в целом они сохраняют свою преемственность с вариантом, предложенным Осгудом.

Методика семантического дифференциала получила широкое применение в теории массовой коммуникации и в рекламном деле (для выбора наиболее «хороших», «положительных» слов из ряда синонимов). Кроме того, семантический дифференциал (иногда сокращенно СД) применяется в исследованиях, связанных с восприятием и поведением человека, с анализом социальных установок и личностных смыслов. Его используют в психологии, психиатрии, психодиагностике (в том числе для профессионального отбора при приёме на работу — в . отечественной компьютерной системе «Профессор-кадры»).

Для лингвистики эта методика интересна тем, что она показала совершенно новые аспекты значения слов. Лингвисты давно различают слова экспрессивно нейтральные (37) и экспрессивно окрашенные (38). Однако эксперименты по измерению значений показали, что в некотором смысле экспрессивно окрашены все слова (не только батя, но и отец, не только очи, но и глаза), так как человек оценивает все явления, с которыми он сталкивается, а потому неизбежны и все слова, «пропускающиеся» через его сознание и опыт.

  • отец, глаза, есть, ударить
  • папа, батя, очи, гляделки, жрать, врезать

Методика семантического дифференциала оказалась применимой и для исследования фонетического значения слов. В отечественных исследованиях по фоносемантике, в частности, оказалось, что испытуемые могут приписать звукам любое коннотативное значение, и цвет в том числе. Так, как мы уже отметили, звук «а» представляется многим русским красного цвета (недаром в слове красный есть этот звук), «е» — зелёного (он есть в слове зелёный), «и» — синего (он тоже есть в слове синий) и т.д.

В 80-х годах XX в. И.Н. Горелов провёл большой эксперимент. Он попросил художника нарисовать псевдоживотных, которым присвоил некоторые имена на основе псевдослов: мурх и муора, мануза и куздра, олоф и гбарг. Степень согласованности ответов испытуемых была очень высокой. Иными словами, читатели газеты присылали, в основном, оди наковые ответы.

Осгуд, выдвинув свой метод, обосновывал его наличием синестезии. Синестезия (от греч. sin — вместе и stasis — состояние) — это психологический феномен, состоящий в возникновении ощущения одной модальности под воздействием раздражителя другой модальности. Например, это может быть переживание цветового образа в ответ на музыкальную фразу (в цветомузыке Скрябина, но не Чюрлениса).

Механизмы синестезии признаются основой метафорических пере носов в высказываниях (39).

(39) бархатный голос, кислая физиономия, крепкое словцо, мягкие сигареты, весёленький ситчик, тёмная личность, живая речь, чёрный юмор, светлый ум

Говоря языком физиологии (и пересказывая А.Р. Лурию), «физиологические механизмы синестезии, обеспечивающие кроссмодальные переходы, заданы тем, что стимуляция некоторой модальности поступает не только г в специфические для неё проекционные зоны сознания, но по коллатералям — боковым ответвлениям аксонов — и в неспецифические для неё проекционные зоны других модальностей. На основе одной модальности в восприятии тем самым конструируется целостный интермодальный образ. Иными словами, сигналы, которые должны по ступать в. одни зоны мозга, поступают также и в другие. Синестезию можно рассматривать как универсальную форму доязыковой категоризации, обеспечивающую обобщения на уровне организма.

Сам переход от описания объектов с помощью признаков, задан ных шкалами, к описанию объектов с помощью факторов, являющихся смысловыми инвариантами, связан с потерей информации об объектах. Иными словами, перевод нерасчленённых эмоционально окрашенных оценок в жёсткие шкалы — это всегда огрубление. Оно обусловлено тем, что из содержания шкалы в факторе отображается только та ин формация, которая инвариантна всей совокупности шкал, входящих в фактор.

Этим инвариантом оказываются эмоциональный тон или образное переживание, лежащее в основе коннотативного значения.С точки зрения психологии коннотативное значение — генетически более ранняя форма значения, в которой отношение и эмоциональное отношение, личностный смысл и чувственная ткань еще слабо дифференцированы. Именно поэтому методика семантического дифференциала позволяет оценить не значение как знание об объекте, а коннотативное значение ( connotative meaning ), связанное с личностным смыслом, социальны ми установками, стереотипами и другими эмоционально насыщенными, слабо структурированными и мало осознаваемыми формами обобщения ( pragmatic meaning ).

В этой связи отметим, что применение методики семантического дифференциала в социологии позволило превратить её в инструмент исследования форм массового сознания. К примеру, слова Сталин и Гитлер при.шкалировании в 50-е годы получили у американцев одинаковые оценки по ряду предложенных шкал. Тем самым эти слова оказались схожими по своему психологическому наполнению. Это, в свою очередь, позволило говорить, что в сознании испытуемых эти два понятия были близки между собой.

У рассмотренной методики есть и недостатки. В частности, одно и то же обозначение шкалы может иметь как прямой смысл, так и переносный. Например, если имеется шкала высокий — низкий, то слово столб или гриб будет оцениваться по этой шкале на основе буквального понимания слов высокий и низкий, а слова типа леди или грех — на основе метафорического понимания слов высокий и низкий. Тем самым в одно и то же значение шкалы один и тот же испытуемый может вкладывать разный смысл. И за одной и той же оценкой может стоять разное содержание.

Несмотря на недостатки, методика семантического дифференциала широко используется и в психолингвистике, и в психосемантике, и в социологии, и в экспериментальной эстетике.

Метод семантического дифференциала — Мегаобучалка

 

Метод семантического дифференциала (от греч. semantikos — означающий и лат. differentia — разность) используется в области психолингвистики и экспериментальной психосемантики для выявления субъективных (индивидуальных) семантических полей и относится к методам «шкалирования». Последние используются в психологии для получения количественных параметров исследуемого явления в целях объективной оценки его соотношения с другими объектами. В качестве объекта исследования при этом могут выступать как физические, так и социальные процессы. В психолингвистике в качестве объекта исследования могут выступать слова и словосочетания. Семантический дифференциал в психолингвистике — это метод количественного и качественного «индексирования» (оценки) значения слова с помощью двухполюсных шкал, на каждой из которых имеется градация с парой антонимических прилагательных (41, 330).

Процедура проведения эксперимента с помощью этой методики заключается в следующем. Испытуемым предъявляется слово, и они должны отметить цифру, которая соответствует их представлению о слове как семантической единице. На каждой шкале нанесена градация от +3 до —3 или просто 7 делений.

 

Хороший
Скорее хороший, чем нейтральный («средний»)
Скорее нейтральный, чем хороший
Нейтральный («средний»)
Скорее нейтральный, чем плохой
Скорее плохой, чем средний
Плохой («низкий уровень»)

 

Ч. Осгуд, который впервые предложил данную процедуру эксперимента, пытался получить от испытуемых оценку слов-понятий из самых разных понятийных классов (например: пламя, мать, ураган, радость и т. д.). Испытуемым предлагалось оценить эти слова с точки зрения того, насколько они «добрые» или «злые», «сильные» или «слабые», «большие» или «маленькие» и т. п. Математическая обработка результатов эксперимента показала, что по некоторым шкалам оценки в значительной степени совпадали между собой. При этом оказалось, что совпадающие шкалы могут быть объединены в три группы — так называемые «факторы», которым Ч. Осгуд приписал следующие названия: оценка, сила и активность. Каждый из этих факторов включает четыре признака, обозначенных четырьмя парами антонимов — прилагательных. Бланк для проведения эксперимента по методике семантического дифференциала обычно выглядит следующим образом.

 

Оценочные факторы   +3 +2 +1 -1 -2 -3  
Оценка веселый               грустный
хороший               плохой
полный               пустой
светлый               темный
Сила длинный               короткий
большой               малый
сильный               слабый
сложный               простой
Ориентированная активность новый               старый
теплый               холодный
быстрый               медленный
активный               пассивный

 

Если экспериментатор просит испытуемого оценить, допустим, понятие мать и понятие отец, то отец может оказаться таким же хорошим, как и мать, но он будет «сильнее» матери, зато мать — «теплее». Эти понятия оказываются как бы в разных точках общего «семантического пространства». Разумеется, каждый испытуемый будет «фиксировать» в эксперименте свой собственный личный опыт, но в среднем (при большом числе испытуемых) может быть получена общественно закрепленная «социально-психологическая» оценка явления, которое обозначено данным словом. Разница в оценках и определяет семантическую дифференциацию слов. Общее количество баллов, приписанных какому-либо языковому объекту, суммируется; при этом обобщенные значения могут представлять собой дробные величины, поскольку общая сумма баллов, полученных по какой-либо шкале данным словом, будет делиться на количество испытуемых. Например: мать = сильный (—2, —3, —1, —2, —3, —2, —2, —3) = —18:8 = —2,25 мать = теплый (+3, +2, +3, +3, +3, +2, +3, -2) = 17 : 8 = +2,13

В практической психолингвистике есть и другой вариант методики семантического дифференциала, когда экспериментатор сам дает свои названия шкал для слов, которые просит оценить. При этом появляются новые факторы, специфические именно для определенных понятийных классов слов. Шкалы могут иметь разную величину («размерность»), их может быть разное количество. Но в целом они сохраняют свою преемственность с вариантом, предложенным Ч. Осгудом.

Методика семантического дифференциала получила широкое применение в исследованиях массовой коммуникации, а также в «рекламном деле». (В частности, для решения задачи выбора «оптимальных» вариантов речеобозначения рекламируемых товаров и услуг, т. е. наиболее «хороших», «положительных» слов из соответствующего ряда синонимов). Кроме того, семантический дифференциал применяется в исследованиях, связанных с изучением психологии восприятия и поведения человека, с анализом социальных установок и личностных мотивов. Его используют в психологии, психиатрии, психодиагностике (в том числе для профессионального отбора при приеме на работу, например, в отечественной компьютерной системе «Профессор-кадры» [17, 102 и др.]).

Для лингвистов, работающих в области семиотики, эта методика интересна тем, что с ее помощью можно выявить новые, ранее не известные аспекты значения слов. В лингвистике различают слова экспрессивно нейтральные (например: отец, глаза, есть, ударить) и экспрессивно окрашенные {папа, батя, очи, гляделки, лопать, врезать). Однако эксперименты по измерению семантического дифференциала значений показали, что в определенном смысле экспрессивно окрашены все слова (не только батя, но и отец, не только очи, но и глаза). По-видимому, это связано с тем, что человек оценивает все явления, с которыми он сталкивается, отнюдь «не бесстрастно», поэтому эмоциональную окраску получают все слова, «пропущенные» через его сознание и опыт.

Методика семантического дифференциала оказалась применимой и для исследования фонетического значения слов. В отечественных исследованиях по фоносемантике было выявлено, что испытуемые могуг приписывать звукам любое коннотативное значение, в том числе цветовые характеристики. Так, звук «а» представляется многим русскоязычным носителям языка как «объект» красного цвета (недаром в слове красный есть этот звук), «е» — зеленого (он есть в слове зеленый), «и» — синего (и он тоже есть в слове синий) и т. д. (46, 246 и др.)

Известным отечественным психолингвистом И. Н. Гореловым в 80-х годах прошедшего столетия был проведен оригинальный эксперимент (на достаточно большой группе испытуемых). Автор поручил художнику нарисовать для своего исследования псевдоживотных, которым присвоил некоторые имена на основе псевдослов: мурх и муора, мануза и куздра, олоф и гбарг*. Степень согласованности речевых вариантов названия этих фантастических животных оказалась чрезвычайно высокой: «непосредственные» и «косвенные» участники эксперимента (читатели газеты) давали, в основном, одинаковые ответы (62).

Переход от описания объектов с помощью признаков, заданных шкалами, к описанию объектов с помощью факторов, являющихся смысловыми инвариантами, связан с потерей информации об объектах. Иными словами, перевод нерасчлененных эмоционально окрашенных оценок в жесткие шкалы — это всегда некое формальное обобщение. Оно обусловлено тем, что из содержания шкалы в факторе отображается только та информация, которая инвариантна всей совокупности шкал, входящих в дифференциал. Этим инвариантом оказываются эмоциональный тон или образное переживание, лежащее в основе так называемого «коннотативного значения». С точки зрения психологии коннотативное значение — генетически более ранняя форма воплощения значения семантического знака, в которой предметное отношение и эмоциональное отношение, личностный смысл и чувственный компонент еще слабо дифференцированы. Поэтому методика семантического дифференциала позволяет оценить прежде всего не значение как знание об объекте, а коннотативное значение, связанное с личностным смыслом, социальными установками, стереотипами и другими эмоционально насыщенными и мало осознаваемыми формами обобщения.

По мнению ряда отечественных психолингвистов (139, 21 и др.), у данного метода психолингвистических исследований есть и некоторые недостатки. Так, например, одно и то же обозначение шкалы может иметь как прямой смысл, так и переносный. Например, если имеется шкала высокий — низкий, то слово столб или гриб будет оцениваться по этой шкале на основе буквального понимания значения слов высокий и низкий, а слова типа джентльмен или честь — на основе метафорического понимания слов высокий (социальный статус или моральный облик) и низкий (например — поступок). Тем самым в одно и то же значение шкалы один и тот же испытуемый может вкладывать разный смысл. Следовательно, за одной и той же оценкой может стоять разное психологическое содержание.

Несмотря на недостатки, методика семантического дифференциала широко используется не только в психолингвистике, но и в психосемантике и социологии.

 

Семантический дифференциал Ч. Осгуда (СДО)





ПРОЕКТИВНЫЕ МЕТОДЫ

Психосемантический метод как прием измерения и как прием ана­лиза. Семантический дифференциал Ч. Осгуда. Метод неокончен­ных предложений как подход к изучению социальных ожиданий и социальных стереотипов. Тест двадцати «Я» как прием изучения самоидентификации личности.

 

Индексный анализ и процедура ранжирования продемонстрируют, что иногда трудно «метод» со­циологического исследования отнести либо к методам измерения, либо к методам анализа. Все зависит от контекста, от исследова­тельской ситуации и от цели, для достижения которой метод при­меняется. Отсутствие стройного понятийного аппарата в социологии — внутренняя специфика и свойство нашей науки. Поэтому некоторые методы носят многозначный характер:

1) они выступают в роли приемов измерения,

2) в роли методов анализа.

Каждая такая процедура предполагает специфическую технику сбора информации и специфическую математическую обработку эмпи­рических данных. Поэтому понятие диагностическая процедурав отличие от понятия метод и техника более приемлемо. К сожалению, это понятие не имеет широкого использования в социологи­ческой литературе.

Сюда относятся психологи­ческие процедуры, позаимствованные социологами из психологии. Эти процедуры можно назвать и тестами.

Одни тесты как бы измеряют личностные характеристики, другие — груп­повые характеристики. Тестов очень много. Рассмотрим процедуры, относящиеся к так называе­мым проективным методам.

При изучении социальной реальности, исследователь задается вопросом, как эта са­мая реальность воспринимается конкретными людьми, прелом­ляется в их сознании, превращается в определенные социальные нормы, образы. Для проникновения во внутренний мир человека невозможно использование заранее заданных схем, однозначно интерпретируемых понятий и категорий. Соответственно, жест­ко формализованные, структурированные методы сбора инфор­мации, в этом случае не работают. Появляется необходимость привлечения понятий и категорий, которыми пользуются сами люди для упорядочивания своего собственного повседневного жизненного опыта.

Эти методы основаны как бы на проецировании субъективных свойств личности на экран социолога. Социолог предлагает рес­понденту стимулы (знаки, тексты, картинки, ситуации) и по реак­циям определяет скрытые, неосознаваемые мыслительные процес­сы, потребности, образы и т.д.

Вспомним логический квадрат. Он в какой-то мере является проективной техникой. Предлагая рес­понденту два вопроса, мы выявляли как бы его субъективные на­клонности, влечения в нереальных для него ситуациях. По этим личностным значениям определяли смысл: степень удовлетворенности учебой как силу мотивации.



В качестве примера рассмотрим три проективных метода:

1) метод семантического дифференци­ала Ч. Осгуда (Ch. Osgood), применяется в социологии для решения широкого спектра задач и интерпретируется и как метод измере­ния, и как метод анализа.

2) метод неокончен­ных предложений ¾ используется в социологии как подход к изучению социальных ожиданий и социальных норм.

3) тест двадцати «Я» ¾ применяется для изучения самоидентификации личности. В двух последних случаях речь идет о работе с текстовой информацией, что также определило выбор именно этих методов.

 

Семантический дифференциал Ч. Осгуда (СДО)

Этот метод разработан в середине 50-х годов Ч. Осгудом для изучения эмоционального отношения людей к тем или иным поня­тиям для определения их смысла. Он хорошо описан в литературе (например, обзор можно найти в работе [18]). Метод СДО заключа­ется в следующем. Респонденту предлагается выразить отношение к некоторому объекту (понятию, изображению) по совокупности биполярных шкал, в основном семибалльных, например, таких, как:

 

 

Крайние позиции на шкалах описаны вербальными антонима­ми. Совокупность шкал образует исходное пространствошкал. Число градаций на шкале может быть и меньше семи. Крайние позиции могут носить и невербальный характер. Например, Ч. Осгуд исполь­зовал знаки «черный круг ¾ белый круг», «стрелка вверх ¾ стрелка вниз» и т. д. при изучении представителей различных языковых куль­тур (индейцев, мексиканцев, японцев и американцев) по их отно­шению к разным понятиям.




Почему были отобраны перечисленные выше шкалы? Различные эксперименты с различными совокупностями биполярных шкал дали один и тот же результат. Вся совокупность шкал как бы распадалась на три основные группы, на три фактора, названных как Сила, Актив­ность, Отношение.

Этот феномен был открыт Ч. Осгудом и назван синэстезией.Для наших целей важно только, в чем он проявляется. Фактор ¾ группа шкал, по которым оценки объекта похожи. Из приве­денных выше семи шкал к фактору «сила» относятся шкалы 1 и 2 (слабый ¾ сильный, мужской ¾ женский), к фактору «активность» шкалы 3¾4 (активный ¾ пассивный, медленный ¾ быстрый), к фактору «от­ношение» 5¾7 (обычный ¾ необычный, ложный ¾ правдивый, хоро­ший ¾ плохой). Аналогичным образом можно рассуждать и для случая остальных из 20-ти классических шкал, введенных Ч. Осгудом. Кроме семи перечисленных пар к этим двадцати относятся следующие пары:

жестокий ¾ добрый,

кривой ¾ прямой,

разболтанный ¾ пунктуальный,

вкусный ¾ безвкусный,

неудачный ¾ удачный,

твердый ¾ мягкий,

глу­пый ¾ умный,

новый ¾ старый,

неважный ¾ важный,

острый ¾ округ­лый,

хладнокровный ¾ восторженный,

бесцветный ¾ красочный,

нео­бычный ¾ обычный;

красивый ¾ безобразный.

 

Эти шкалы были отобраны после огромного числа экспериментов с различными парами прилагательных посредством применения математических методов факторного анализа (об этом вам пока не следует задумываться). Именно для этой совокупности шкал была доказана их трехфакторная структура. Другими словами, мы как респонденты любой предъявленный нам объект (понятие, изображение) оцениваем эмоционально в основном по трем факто­рам или в трехмерном пространстве. Это пространство называется семантическим пространством. По этой причине в названии мето­да и используется термин «семантический». Образы объектов в се­мантическом пространстве занимают вполне определенное специ­фическое положение. Анализируя расположение объектов, можно делать выводы о близости образов. Для аналогии вспоминаем школь­ную геометрию и понятия «двумерное пространство» (оно называ­ется просто плоскостью) и «трехмерное пространство».

Идея метода СДО в дальнейшем была развита. В реальных исследованиях у социолога есть три возможности при ра­боте с этим подходом к изучению социальной реальности, или три стратегии формирования совокупности исходных шкал:

а) использовать известные, как бы классические, шкалы с не­большой корректировкой;

б) воспользоваться результатами работы других исследователей;

в) попытаться сформировать свое собственное семантическое пространство факторов.

В первом случае корректировка требуется для исключения пар, некорректных при оценке конкретных объектов. Приведем пример одной задачи, при решении которой использовался метод СДО. Задача — проведение типологического анализа вос­приятия образов 10-ти популярных политиков, т. е. выявления раз­личных групп политиков. При этом образ политиков, отнесенных к одной и той же группе, одинаков. В качестве объектов исследова­ния выступали преподаватели социологического факультета од­ного из вузов. Исследование носило сугубо методический характер, поэтому проблема репрезентативности не стояла и вы­борка была маленькой. Использовался классический набор шкал за исключением пар типа плохой ¾ хороший, ум­ный ¾ глупый и т. д. Такие пары исключались по причине их из­лишней конкретности и некорректности для случая нашей задачи.

Вторая стратегия, а именно использование результатов других исследователей, возможна в следующей ситуации. Предположим, что речь идет о массовых опросах и у социолога нет возможности экспериментировать с большим числом шкал и формировать свое собственное семантическое пространство. Тогда, чтобы отобрать шкалы для своего исследования, он поступает следующим образом. Например, в задаче изучения образов политиков мы выбрали одина­ковое число шкал по каждому из трех факторов. А о том, к какому фактору и с каким весом относится шкала, узнали из литературы.

Третья стратегия ¾ формирование своего собственного семантического пространства для оценки объектов возникает в глубоких аналитических исследованиях, когда СДО является основным под­ходом к изучению социальной реальности. Тогда исходно социолог формирует совокупность шкал, носящих конкретный, а не ассоци­ативный характер (как 20 классических). В этом случае он обязан проверить гипотезу о существовании факторов и выяснить, какие они и сколько их. Это необходимо для перехода к анализу образов в пространстве этих факторов. В каждой задаче, для заданной ис­следователем совокупности объектов, может быть свое собственное факторное пространство с разным числом факторов.

Независимо от выбранной стратегии использования метода СДО анализ образов объектов осуществляется следующим способом. Рас­скажем о нем на примере изучения образов политических лидеров. Получив исходные данные ¾ оценки каждого преподавателя по каж­дому из десяти политических лидеров, ¾ вычислили среднюю оценку по каждому из трех факторов для каждого объекта (лидера).

Оценка по фактору для объекта равна сумме оценок по всем шкалам, вхо­дящим в этот фактор, и по всем респондентам, деленной на вели­чину, равную произведению числа шкал и числа респондентов.

В данном случае, вместо того чтобы написать простенькую формулу для вычисления средней оценки, мы вербально описали ее содер­жание. Как видите, это неудобно. Поэтому социологу и нужна ма­тематика, ибо она дает удобный язык описания.

После вычисления средней оценки по всем факторам (сила, активность, отношение) в отдельности осуществляется переход к вычислению близости между политическими лидерами. Это можно делать в трехмерном пространстве, а можно и в двумерном (выбрав из трех два важных для вас фактора).

Второй случай проще. Тем более что из школьной геометрии вы помните, как вычисляется расстояние между точками (политические лидеры) на плоскости (два выбранных фактора ее образуют). Воспользуемся все же формулой. Обозначим через D (А,В) расстояние между двумя политическими лидерами А и В в пространстве факторов, через di(A,B) ¾разницу в средних оценках по i-му, фактору. Число факторов равно к. Тогда о близости образов политических лидеров А и В можно судить по значению так называемого дифференциала.

Проведя вычисления по всем парам, а их будет 45 для десяти политических лидеров, получаем так называемую матрицу близостей или матрицу типа «объект ¾ объект». Вспоминаем метод парных сравнений Терстоуна. Там тоже были матрицы близости, только другой природы.

Если кого-то заинтересовало наше исследование, то следует отметить, что выявились четыре типа образов политических лиде­ров. Исследование проводилось в марте 1996 года. Образ президен­та Б. Ельцина был отличен от всех других образов. Аналогична си­туация с В. Жириновским. Образы В. Черномырдина, А. Лебедя, Г. Зюганова были близки. Все остальные политические лидеры об­разовали четвертую группу. Интерпретация этого результата нам не важна. Эта задача интересна нам только как пример, иллюстрирую­щий применение метода СДО в массовых опросах.

2.Метод неоконченных предложений (МНП)

Пример исследова­ния, которое также носило методический характер Оно было связано с проблемами субъективного восприятия студентами обра­за «культурный человек». Стояла задача определения смысла, который вкладывают люди в используемое ими понятие ¾ «культурный человек». В обыденной речи можно доволь­но часто встретить это выражение. Что вкладывают в него люди? Какого человека они называют культурным и каковы критерии куль­турности? Что представляет собой образ «культурный человек» в их сознании? Существуют ли различные типы (виды) восприятия это­го образа? Если существуют, то какие они? Каково семантическое пространство восприятия образа и какой оно размерности?

Совершенно ясно, что попытки обнаружить у респондента чет­ко сформулированное понимание образа будут тщетными, так как в сознании людей этот образ обладает размытыми, аморфными очер­таниями.

Применение МНП дает наиболь­ший эффект как раз в тех исследованиях, где возникает необходимость выявления субъективного восприятия человеком социальной реальности, личностных смыслов индивидов, стереотипов, образов, эталонов, ценностных ориентации людей и т. д.

Респондентам предлагается совокупность неоконченных пред­ложений с просьбой написать их завершение. Вербально выражен­ные реакции респондентов на первую часть предложений составля­ют ту базу, на основе которой можно выявить основные характеристики изучаемого образа. Можно сказать, что эти реакции несут в себе информацию о существующих в обществе и усво­енных индивидом нормах, ценностях, стереотипах, эталонах, обра­зах. Их реконструкция проводится на основе собранной в ходе опроса информации. Ниже приводятся только некоторые неоконченные предложения, использованные нами в этом исследовании.

1) От других людей культурного человека отличает…

2) Культурный человек должен…

3) Обычно культурные люди…

4) Ближе всего к понятию «культурный человек» понятие…

5) Всех культурных людей объединяет…

6) Культурным человеком я называю…

7) Важнее всего для культурного человека…

8) Культурный человек никогда…

9) Культурный человек всегда…

10) Культурный человек обладает…

11) Противоположность культурному человеку…

12) Я не могу назвать культурным человеком того…

 

В этих предложениях у респондентов сохраняется возможность самим выбирать критерии и определять смысловую основу ответа, реакции респондентов не ограничиваются заранее заданными ва­риантами. В целом можно рассчитывать на то, что разработанные предложения позволяют получить реакции респондента, минимально искаженные влиянием исследователя. Испытуемый вынужден го­ворить своими словами, в результате чего при завершении он ис­пользует те категории, которыми пользуется в повседневной жизни для упорядочения своего жизненного опыта.

Предполагалось, что, составляя окончания к предложениям, респонденты должны были использовать разные обоснования. В широком смысле слова обоснование¾ это нравственное предписа­ние, заданные культурой стереотипные образцы целей, мотивов и т. д. В узком смысле удобно употреблять понятие «элементарные обоснования»для обозначения смысловых частиц, которые получа­ются как бы при разделении текста (окончания предложений) на отдельные неделимые части.

На первом этапе анализа происходит разделение текстов завер­шения предложений для всех респондентов на элементарные обо­снования. После этого схожие по смыслу обоснования группиру­ются, в результате чего образуются отдельные элементы, которые выражают ту или иную характеристику образа.

Например, обоснования типа: «От других людей культурного человека отличает…»: «…стиль речи», «…способность внятно высказывать свои мысли»; «Обычно культурные люди…»:«…умеют объяс­нить свою точку зрения, не прибегая к крику», «…не кричат на других, не ругаются» ¾явно имеют общую смысловую направленность и относятся к одному элементу.

Соответственно, они отличаются от обоснований типа: «От других людей культурного человека отличает…»: «…наличие принци­пов», «…воля», «…высокий нравственный уровень»; «Обычно культур­ные люди…»: «…не колеблются в принятии нравственных решении». Эти обоснования также составляют отдельный элемент,

Первый элемент отмечает манеру общения «культурного чело­века». Он условно может быть назван «Речь и мысли». Второй ¾ нравственные принципы и внутренний мир «культурного челове­ка», и его можно назвать условно «Внутренним миром». Некоторые элементы подвергаются обобщению на еще более высоком уровне, образовывая тем самым понятия более высокого уровня абстракт­ности. Выделение элементарных обоснований, а затем и элементов есть нечто иное, как логическая формализацияпри анализе текстов. Следующий этап анализа состоит в сравнении образа культурного человека для различных респондентов. Например, опираясь на час­тоту встречаемости элементарных обоснованийи элементов. А вот тут невозможно обойтись без количественных подсчетов, без мате­матической формализации. Для этого предварительно необходимо сложное кодирование информации [13].

В силу того, что нас пока в основном интересуют проблемы измерения, приведем фрагмент, имеющий отношение к этой про­блеме. Как отмечалось, предложения «Ближе всего к понятию «куль­турный человек» понятие…» и «Противоположность культурному человеку…» позволяют установить понятия схожие с изучаемым образом и противоположные ему. Большинство ответов представ­ляют собой такие же образы, каким является «культурный чело­век». Так, наиболее близкими к этому понятию респонденты назва­ли: «интеллигентный человек» ¾ 37%, «воспитанный человек» ¾ 16%, «вежливый» ¾ 11% и «образованный» ¾ 9%. Противоположные по­нятия: «хам» ¾ 28%, «некультурный человек» ¾ 13%, невежа ¾ 8%. Сами по себе эти данные малоинформативны. Тем не менее, можно ставить вопрос о построении шкалы «культурный человек» — «не­культурный человек». Можно также рассматривать схожие с этими полюсами понятия и с помощью, например, метода семантическо­го дифференциала оценить близость всех этих понятий.

Кроме того, представляют интерес те респонденты, которые противопоставляют «культурным людям» определенные социальные группы, среди которых выделяются бомжи и преступники. Можно предположить, что в умах этих людей те или иные социальные группы обладают определенной мерой культурности, поэтому представляло бы большой интерес с помощью тех же семантических методик оп­ределить такую меру культурности у разных социальных слоев насе­ления. Из этого делаем вывод, что в рамках одного и того же иссле­дования одновременно могут и должны использоваться различные методы, подходы получения и анализа информации.

Особенность полученных с помощью метода неоконченных предложений данных заключается в возможности многократного обращения к первичной информации. При этом используются раз­личные основания классификации текстовой информации для ре­шения различных исследовательских задач. Метод МНП успешно используется для изучения социальных ожиданий, социальной иден­тичности [8, 13]. МНП применяется и в массовых опросах как спо­соб измерения. Только в этом случае используют одно или несколько предложений.

Тест двадцати «Я»(ТДЯ)

Этот метод разработан в 50-е годы М. Куном (М. Kuhn) и Т. Макпарлендом (Т. Mc.Partland) для изучения образа своего соб­ственного «Я», для изучения самоопределений или самоидентифи­кации личности [2, 21]. Методика сбора информации достаточно проста. Респонденту предлагается лист бумаги с заголовком «Кто Я», с двадцатью пронумерованными линиями. К нему обращаются с просьбой ответить, как самому себе, «Кто Я» и записать достаточно быстро свои ответы; желательно в виде существительных. В той последовательности, в которой они приходят в голову. Не нужно заботиться ни о логике, ни о важности ответов.

Авторами этой методики было установлено, что ответы разби­ваются на четыре класса. Два из них относятся к объек­тивным самоопределениям (обозначим их К1 и К2), а другие два ¾ к субъективным (обозначим их КЗ и К4).

К классу К1относятся та­кие самоопределения индивида, как «физический» объект (Я — че­ловек, Я — женщина).

Класс К2 составляют самоопределения, пред­ставляющие индивида как социальный объект (Я ¾ член общества, Я ¾ студент, Я ¾ меломан, Я ¾ ученый, Я ¾ преподаватель).

К классу субъективных самоопределений КЗ относятся те, которые связаны как бы с социально-релевантными характеристиками поведения (Я ¾ никому не нужный человек, Я ¾ пессимист, Я ¾ счастливчик, Я люблю слушать музыку, Я любитель выпить в хорошей компании).

Класс К4 образуют те самоопределения, которые в той или иной мере иррелевантны по отношению к социальному поведению, а также иррелевантны к поставленной тестом задаче самоидентич­ности (жить ¾ чтобы умереть).

Ниже приведены реальные данные ¾ это ответы трех студентов из исследования, проведенного нами среди будущих лин­гвистов. Попытайтесь интерпретировать эти данные, ибо в исследованиях будут встречаться как раз именно эти три ситуации.

Ответы трех студентов

 

 

Необходимо иметь в виду, что не все респонденты дают пол­ный ответ. Количество за­полненных строк само по себе характеризует личность опрашивае­мого. Как правило, для ответов респонденту часто не хватает су­ществительных, а у некоторых их «избыток» Респонденты обладают или не обладают самоопре­делениями из четырех обозначенных выше. Исходя из этого, мож­но перейти к формальному «описанию» респондента. Каждому по­ставить в соответствие набор, состоящий из нулей и единиц.

Теоретически возможные 16 наборов перечисленых ниже:

0000 0001 0010 0011 0100 0101 0110 0111


1000 1001 1010 1011 1100 1101 1110 1111

Если у респондента присутствуют самоопределения из всех че­тырех классов, то ему ставится в соответствие набор 1111. Если же у респондента присутствуют самоопределения только класса К2, то ему ставится в соответствие 0100. Число возможных наборов равно 24=16.

На практике встречаются не все наборы. Такое кодирование текстовой информации позволяет выделить от­дельные группы респондентов с одинаковой структурой самоиден­тификации. Тем самым социолог находит типологические группы, типологические синдромы для изучения самоидентификации. Воз­можны и другие пути формализации текстовой информации, по­лученной посредством теста двадцати самоопределений..

Какие выводы можно сделать из такого поверхност­ного рассмотрения методов СДО, МНП, теста двадцати самоопре­делений.

1. Все три ¾ методологические процедуры, в которых не имеет смысла разделять технику сбора, технику измерения, технику анали­за. Вместе с тем в реальных исследованиях они могут использоваться в роли приема измерения свойств социальных объектов, приема ана­лиза социальной реальности, техники сбора эмпирических данных.

2. Каждая разновидность текстовой информации требует для анализа специфической логической формализации. Только после этого наступает очередь для формализации математической.

3. Все три могут быть использованы для разных целей и, в частности, для проведения типологического анализа социальных фе­номенов.

 

1. Измерение ¾ составная часть анализа информации, связанная с процедурой получения исходных для анализа данных. Отдельные приемы изучения социальной реальности называются как приема­ми измерения, так и приемами анализа (логические и аналитичес­кие индексы, ранжирование). Некоторые приемы измерения (се­мантический дифференциал Ч. Осгуда, метод неоконченных предложений) интерпретируются и как подходы к анализу социаль­ной реальности. Измерение начинается с модели изучения свойств социальных феноменов.

2. Измерение ¾ это шкалирование (одномерное или многомер­ное). Измерение ¾ это процедура получения шкалы (шкала Лайкерта, шкала Терстоуна, шкала Гутгмана). Измерение ¾ получение са­мой шкалы, т. е. линейки с градациями (в предположении существования одномерной шкалы). Измерение ¾ это диагности­ческая процедура.

3. Если соотнести приемы измерения с типами эмпирических данных, то получаем следующие выводы. В первом типе речь идет о метрическом уровне измерения и проблема измерения сводится в основном к формированию аналитических индексов и ранжирова­нию. Во втором типе измерение происходит как кодирование вер­бальных суждений или использование графических шкал. И наконец, проблема измерения вписывается, поглощается, обуславливается различным «происхож­дением» текстов.

 




Читайте также:

Рекомендуемые страницы:

Поиск по сайту











Метод семантического дифференциала. — Студопедия

Метод семантического дифференциалапринадлежит к методам психолингвистики и экспериментальной психосемантики. Он служит для построения субъективных семантических пространств и относится к методам шкалирования. Последние используются в психологии в целях получения количественных показателей для оценки отношения к определённым объектам. В качестве объекта при этом могут выступать как физические, так и социальные процессы. В психолингвистике в качестве объектов исследования могут выступать слова. Семантический дифференциал в психолингвистике — это метод количественного (и одновременно качественного) индексирования значения слова с помощью двухполюсных шкал, на каждой из которых имеется градация с парой антонимических прилагательных.

Процедура проведения эксперимента с помощью этой методики заключается в следующем. Испытуемымпредъявляется слово, и они должны отметить цифру, которая соответствует их представлению о слове. На каждой шкале нанесена градация от +3 до -3 или просто 7делений.

Ч. Осгуд, который впервые предложил эту процедуру, начал с того, что пытался получить от испытуемых оценки понятий из самых разных понятийных классов (например: пламя, мать, ураган, радость и т.д.). Он просил оценить эти слова с точки зрения того, насколько они добрые или злые, сильные или слабые, большие или маленькие и т.п. Математическая обработка результатов эксперимента показала, что по некоторым шкалам оценки в значительной степени совпадали между собой. При этом оказалось, что совпадающие шкалы могут быть объединены в три группы — так называемые факторы, которым Ч. Осгуд приписал следующие названия: оценка, сила и активность. Каждый из этих факторов включал в себя четыре признака, представлявших собой четыре пары антонимичных прилагательных.



Если просить испытуемых оценить, допустим, понятие мать и понятие отец, то отец может оказаться таким же хорошим, как и мать, но он будет «сильнее» матери, зато мать — «теплее». Эти понятия оказываются как бы в разных точках семантического пространства. Разумеется, каждый испытуемый будет фиксировать свой личный опыт. Но в среднем при большом числе испытуемых будет получена общественно закреплённая оценка явления, которое обозначено данным словом. Разница в оценках и покажет семантическую дифференциацию слов. При этом общее количество баллов, приписанных какому-либо языковому объекту, суммируется, но значения могут представлять собой дробные величины, поскольку общая сумма баллов, проставленных по какой-либо шкале слову, будет делиться на количество испытуемых. Есть разновидность методики семантического дифференциала, когда экспериментатор сам даёт свои названия шкал для слов, которые просит оценить. При этом появляются новые факторы, специфические именно для определённых понятийных классов. Шкалы могут иметь разную размерность, их может быть разное количество. Но в целом они сохраняют свою преемственность с вариантом, предложенным Осгудом.


Методика семантического дифференциала получила широкое применение в теории массовой коммуникации и в рекламном деле (для выбора наиболее «хороших», «положительных» слов из ряда синонимов). Кроме того, семантический дифференциал применяется в исследованиях, связанных с восприятием и поведением человека, с анализом социальных установок и личностных смыслов. Его используют в психологии, психиатрии, психодиагностике.

Для лингвистики эта методика интересна тем, что она показала совершенно новые аспекты значения слов. Лингвисты давно различают слова экспрессивно нейтральные (отец, глаза, есть, ударить) и экспрессивно окрашенные (папа, батя, очи, гляделки, жрать, врезать). Однако эксперименты по измерению значений показали, что в некотором смысле экспрессивно окрашены все слова (не только батя, но и отец, не только очи, но и глаза), так как человек оценивает все явления, с которыми он сталкивается, а потому неизбежны и все слова, «пропускающиеся» через его сознание и опыт.

Методика семантического дифференциала оказалась применимой и для исследования фонетического значения слов. В отечественных исследованиях по фоносемантике, в частности, оказалось, что испытуемые могут приписать звукам любое коннотативное значение, и цвет в том числе.

Сам переход от описания объектов с помощью признаков, заданных шкалами, к описанию объектов с помощью факторов, являющихся смысловыми инвариантами, связан с потерей информации об объектах. Иными словами, перевод нерасчленённых эмоционально окрашенных оценок в жёсткие шкалы — это всегда огрубление. Оно обусловлено тем, что из содержания шкалы в факторе отображается только та информация, которая инвариантна всей совокупности шкал, входящих в фактор.

Этим инвариантом оказываются эмоциональный тон или образное переживание, лежащее в основе коннотативного значения.С точки зрения психологии коннотативное значение — генетически более ранняя форма значения, в которой отношение и эмоциональное отношение, личностный смысл и чувственная ткань еще слабо дифференцированы. Именно поэтому методика семантического дифференциала позволяет оценить не значение как знание об объекте, а коннотативное значение, связанное с личностным смыслом, социальными установками, стереотипами и другими эмоционально насыщенными, слабо структурированными и мало осознаваемыми формами обобщения.

Применение методики семантического дифференциала в социологии позволило превратить её в инструмент исследования форм массового сознания. К примеру, слова Сталин и Гитлер при.шкалировании в 50-е годы получили у американцев одинаковые оценки по ряду предложенных шкал. Тем самым эти слова оказались схожими по своему психологическому наполнению. Это, в свою очередь, позволило говорить, что в сознании испытуемых эти два понятия были близки между собой.

Недостаток этой методики заключается в том, что одно и то же обозначение шкалы может иметь как прямой смысл, так и переносный. Например, если имеется шкала высокий — низкий, то слово столб или гриб будет оцениваться по этой шкале на основе буквального понимания слов высокий и низкий, а слова типа леди или грех — на основе метафорического понимания слов высокий и низкий. Тем самым в одно и то же значение шкалы один и тот же испытуемый может вкладывать разный смысл. И за одной и той же оценкой может стоять разное содержание.

Несмотря на недостатки, методика семантического дифференциала широко используется и в психолингвистике, и в психосемантике, и в социологии, и в экспериментальной эстетике.

Тема 5 : Семантический дифференциал Теоретическое введение

Метод семантического дифференциалаявляется одним из популярных и наиболее
разработанных методов построения
семантических пространств, что в
частности, связано с широким
распространением компьютерной техники,
необходимой для обработки данных.

Этот метод был разработан группой
американских психологов во главе с
Чарльзом Осгудом в 1952 году в ходе
исследования механизма синестезии
(явления, состоящего в том, что какой-либо
раздражитель воспринимается как
вызывающий не только специфические
ощущения, но и добавочные, характерные
для другого органа чувств, например
звук, вызывает одновременное ощущение
цвета и пр.)

Метод семантического дифференциала
является комбинацией метода контролируемых
(направленных) ассоциаций и процедур
шкалирования. Процедура заключается
в том, что объекты (понятия, изображения
и пр.) оцениваются по ряду биполярных,
а в некоторых случаях униполярных шкал.
Биполярные шкалы точнее фиксируют смысл
понятия, а униполярные в большей степени
позволяют выделить субъективные варианты
смысловых оттенков. Результаты обработки
матриц СД показывают, что для человека
«белое» не всегда абсолютно противоположно
«черному», что объект может быть оценен
как черный на 6 баллов и как белый на 5
баллов. Кроме того, в некоторых случаях
сложно подобрать адекватное обозначение
противоположного полюса.

Оценки понятий коррелирует друг с
другом, и с помощью факторного анализа
удается выделить группы наиболее
связанных друг с другом шкал, объединив
их в факторы. Математически построение
семантического пространства является
переходом от базиса большей размерности
к базису меньшей размерности.

По словам В.Ф. Петренко «в факторе
отображается только та информация,
которая инвариантна всей совокупности
шкал, входящих в фактор. Эти инвариантом
оказывается эмоциональный тон или
образное переживание, лежащее в основе
коннотативного значения, — генетически
ранней формы значения, в которой отражение
и эмоциональное отношение, личностный
смысл и чувственная ткань еще слабо
дифференцированы. Именно поэтому метод
семантического дифференциала позволяет
оценивать не значение как знание об
объекте, а коннотативное значение,
связанное с личностным смыслом,
социальными установками, стереотипами
и другими эмоционально насыщенными,
слабо структурированными и мало
осознанными формами обобщения» (Петренко,
1988. С. 55).

За счет уменьшения размерности,
«сгущения», сжатия отдельных признаков
в факторы, реконструированные семантические
пространства обладают большей
обобщенностью и меньшей очевидностью
для субъекта, т.к. доязыковая локализация
затрудняет осознание. Можно предположить,
(можно сделать вывод) что уровень
психического отражения, выявляемый
семантическим дифференциалом, близок
по своим качественным характеристикам
уровню мифологического сознания и
фрейдовского «предсознательного».

При геометрическом представлении
семантического пространства
категории-факторы выступают координатными
осями n-мерного пространства (где
мерность определяется числом независимых
факторов), а значения объектов задаются
как координатные точки внутри него.
Нагрузка объекта по каждому из выделенных
факторов определяется как среднее
арифметическое оценок объекта по шкалам,
входящим в фактор.

Как полагает Осгуд, метод семантического
дифференциала позволяет измерить так
называемое коннотативное значение — те
состояния, которые следуют за восприятием
символа-раздражителя и необходимо
предшествуют осмысленным операциям с
символами. Коннотация в языкознании
обозначает дополнительное, сопутствующее
значение языковой единицы или категории,
хотя точного определения не существует.
По мнению А.Р. Лурия коннотативное
значение соответствует ассоциативному
значению. Комплексы ассоциативных
значений, непроизвольно проявляющихся
при восприятии слова, составляют
семантическое поле и определяют
коннотативное значение слова. Ч. Осгуд
под коннотативным значением слова
понимал «те состояния, которые следуют
за восприятием слова — раздражителя и
необходимо предшествуют осмысленным
операциям с символами. Эти значения
проявляются в форме «аффективно-чувственных
тонов».

Именно аффективно-чувственная окраска
выступает для большинства исследователей
основанием для определения коннотативного
значения слова. «Как представляется,
отношение денотативного и коннотативного
во многом тождественно отношению
объективного и субъективного. Если
испытуемый оценивает стол по шкалам
большой — маленький или устойчивый —
неустойчивый, то мы получим денотативную
оценку, объективно характеризующую
стол, но ничего не говорящую об испытуемом,
о его субъективном восприятии стола.
Если же стол, в соответствии с методом
семантического дифференциала, будет
оцениваться по шкалам сладкий — кислый
или активный — пассивный, то мы ничего
не узнаем о столе, но выясним, как
относится к нему испытуемый. В первом
случае сочетание оцениваемого объекта
и оценочной шкалы денотативно и буквально,
во втором — коннотативно и метафорично»
(Эткинд, 1979. С. 19).

По мнению В.Ф. Петренко понятие
«коннотативное значение» можно считать
близким понятию «личностный смысл», и
др., характеризующим субъективный,
индивидуальный, ценностный аспект
отражения, в отличие от объективного.
Коннотативные значения являются
соответствующими не всегда осознаваемым
смысловым образованиям, опосредующим
субъективное восприятие реальности.
Это становится возможным при оценке
объектов именно по «метафорическим»,
неспецифическим шкалам.

В исследованиях Осгуда строилось
семантическое пространство на базе
шкалирования понятий из различных
понятийных классов (например: обман,
Бог, ураган, скука, перо, озеро и пр.) В
качестве шкал использовался набор
антонимичных прилагательных типа
«красное — зеленое», «большое — маленькое»,
«сильное — слабое», «подвижное —
неподвижное» и пр. В результате
факторизации полученных матриц было
получено три основных фактора,
интерпретированных как «оценка», «сила»
и «активность». В дальнейшем была
подтверждена универсальность выделенных
структур, которые, как оказалось,
характеризуют структуру сознания
человека, не зависимо от его культурной,
профессиональной, половой, возрастной
принадлежности. Это означает, что при
всем многообразии индивидуального
образа мира, семантические связи между
различными шкалами остаются не
неизменными, и если кто-то оценивает
скуку как «зеленую», то она скорее всего
будет для него «холодной» и «медленной».
Но если скука воспринимается как
«красная», то она с большой вероятностью
будет и «горячей» и «подвижной».

А.М. Эткинд, опираясь на результаты
проведения семантического дифференциала
в различных языковых группах предложил
собственное объяснение психологического
смысла факторов «силы» и «активности».Сравнивая
наборы шкал, входящих в данные факторы,
он (делает вывод о том) обращает внимание
на то, что «… один из факторов
семантического дифференциала адресован
к представлению испытуемого о собственном
пространстве объекта, а другой — к
представлению о собственном времени
объекта» (Эткинд, 1979. С. 24). Как считает
автор, шкалы факторов «сила» и «активность»
вербально воплощают глубинную форму
существования смысла — образную.
Эмоциональное отношение к объекту
проявляется в особенностях его образного
отражения. «Психический образ всегда
отражение каких-то свойств реальности;
только из них может складываться его
чувственная ткань… В сенсорике не
существует особой «эмоциональной»
модальности, нет ее и в процессах более
высокого уровня. Материал эмоционального
переживания складывается из тех же
интеро — и экстероцептивных компонентов,
что и материал когнитивного образа»
(Эткинд, 1979. С. 25). Признаки, составляющие
шкалы семантического дифференциала —
горячий — холодный, напряженный —
расслабленный, красный — зеленый являются
не описанием реальности, но метафорическим
выражением состояний и отношений
субъекта. «Итак, психологическим
субстратом «аффективного значения» и
«личностного смысла» оказывается
система сенсорных метафор разной степени
обобщенности. Эмоциональное отношение
к объекту переживается как система
деформаций его отражения в психике. В
разнообразных дополнениях и искажениях
когнитивного образа кодируется
эмоционально-оценочное отношение к
его объекту. Вербальными обозначениями
некоторых элементов этого кода и
являются, по-видимому, шкалы семантического
дифференциала» (Эткинд, 1979. С. 25).

Идентичность структур семантического
пространства для различных испытуемых
делает возможным построение группового
семантического пространства, отражающего
семантические структуры коллективного
обыденного сознания.

В дальнейших исследованиях, например,
работе Бантлера и Лавойе, при использовании
более широких наборов шкал и понятий
для оценки удалось выделить такие
факторы как «плотность», «упорядоченность»,
«реальность» и «обычность». На материале
русской лексике В.Ф. Петренко были
получены факторы: «оценка», «активность»,
«упорядоченность», «сложность», «сила»
и «комфортность», куда вошли преимущественно
понятия, обозначающие психические
состояния.

Особую прелесть методике Осгуда придает
то, что стандартного, пригодного для
любого набора стимулов варианта
Семантического дифференциала не
существует, и исследователь создает
набор стимулов и шкал заново, в соответствии
с задачами исследования.

Методика Осгуда имеет различные
модификации. Например, вместо вербальных
антонимов были использованы невербальные,
когда шкалы были задавались парой
визуальных стимулов типа: черный круг
— белый круг, прямая линия — ломанная,
стрелка, направленная вверх — стрелка,
направленная вниз и пр. Результаты
эксперимента показали значительную
согласованность оценок испытуемых как
внутри каждой языковой группы, так и
между группами. По мнению Осгуда это
доказывает высокую степень универсальности,
с которой визуальные альтернативы
воспринимаются как соответствующие
эквивалентам слов и подтверждает
гипотезу об универсальности факторных
структур коннотативных значений.

В исследованиях В.Ф. Петренко невербальные
шкалы задавались репродукциями рисунков
М. Чюрлениса, а объектами для оценки —
20 понятий типа «тишина», «тяжесть»,
«холод», «красота» и пр . В результате
были выделены два осгудовских фактора
— «Активность» и «Оценка» и фактор,
получивший название «Конкретность»
или «Вещественность», что можно считать
свидетельством относительно устойчивого
характера данной структуры, не зависимого
от особенностей предъявляемых признаков.

Многочисленные варианты семантического
дифференциала связаны с построением
частных семантических пространств,
относящихся к отдельным содержательным
областям, например, восприятию людей,
сказочных героев, марок автомобилей,
политических лидеров и пр. И хотя они
не могут считаться вариантом
семантического дифференциала в чистом
виде, однако действуют они по тому же
принципу, а полученные результаты дают
интересные сведения о субъективных
смысловых структурах сознания.

Одним из значимых вариантов семантического
дифференциала является личностный
семантический дифференциал
,
позволяющий реконструировать личностные
семантические пространства. «Личностное
семантическое пространство — это
координатная система, в которой точками
изображаются отдельные термины личностных
черт, а координатные оси репрезентируют
так называемые «личностные факторы».
Тем самым личностное семантическое
пространство моделирует семантику
личностных черт в покомпонентном,
пофакторном разложении и визуализирует
это многофакторное (профильное)
представление личностной черты через
проекции соответствующих точек на
координатной оси» (Шмелев, 1994. С. 6).

При большом разнообразии работ и
конкретных результатов можно выделить
некоторые устойчивые закономерности.
Так, А.Г. Шмелев отмечает, что в
исследованиях, использующий матрицы,
включающие не более нескольких десятков
униполярных или биполярных шкал были
получены устойчивые интерпретации
именно двух главных осей, причем и на
материале суждений о семантическом
сходстве слов, и на материале атрибуции
черт реальным людям. Эта устойчивость
факторов описаний, самоописаний и оценок
сходств слов послужила даже выдвижению
гипотез в духе лингвистического
детерминизма: структура значений
естественного языка детерминирует
структуру поведения человека (D`Andrade, 1965).

«Первая ось репрезентирует моральную
оценку (дружественность — враждебность,
социально-одобряемое поведение,
аффектотиминость и т.п.), вторая ось —
деятельностную, прагматическую оценку
(у разных авторов иногда сливаются,
иногда дифференцируются «интеллектуальная»
и «прагматическая» оценка, у Лири на
этом месте мы находим межличностную
доминантность, но так или иначе сюда
относятся качества, предопределяющие
способность к деловому лидерству)»
(Шмелев, 1994. С. 90).

В работе финского психолога Й Куусена
при использовании личностного
семантического дифференциала получен
следующий результат. Когда в матрице
шкал присутствовали общеконнотативные
шкалы, не связанные со спецификой
человеческого поведения (горячий —
холодный, тяжелый — легкий и т.п. — всего
12 известных осгудовских пар), то в
результате факторного анализа
универсальные факторы «Оценки», «Силы»,
«Активности» объясняли до 90 процентов
совокупной дисперсии результутов. Но
когда в матрице интеркорреляции
исследователь оставлял только
специфические для личностного лексикона
шкалы (общительный — замкнутый, рациональный
— эмоциональный и пр.), а общеконнотативные
исключались, то факторный анализ выделял
5 факторов деннотативного
(предметно-специфичного) содержания:
уникальность, доминирование, общительность,
твердость, рациональность. А.Г. Шмелев
следующим образом комментирует полученные
данные: «Можно думать, что в сознании
человека одновременно функционируют
две категориальные системы разного
уровня, результаты «срабатывания»
которых особым образом взаимодействуют
— аффективно — оценочнаая система (В.Ф.
Петренко окрестил эту систему названием
«глубинная») и предметно-категориальная»
(Шмелев, 1994. С. 92). В работе 1983 года Шмелев
связал работу первой репрезентативной
системы с функцией аффективно-энергетической,
тонической регуляции психической
деятельности, а работу второй системы
— с функцией операционально-поведенческой,
физической регуляции (построением
конкретных алгоритмов (построением
конкретных алгоритмов поведения).

Таким образом, отмечает Шмелев, одни и
те же термины имеют два разных одновременно
существующих компонента в своей семантике
— коннотативный и денотативный. Дин
Пибоди назвал эти компоненты «оценочным»
и «описательным». Объединение этих двух
параметров в едином семантическом поле
дает четырехполюсную модель личностных
черт. Согласно исследованиям Д. Пибоди
все личностные прилагательные содержат
дескриптивный компонент содержания
(описание конкретного качества) и
оценочный. Например, прилагательное
«скупой» включает в себя указание на
определенную черту характера, касающуюся
отношения к собственности и неодобрительную
оценку, а прилагательное «бережливый»
или «экономный» указывает на сходную
личностную особенность с положительной
оценкой. Из таких нагруженных эмоциональной
оценкой противоположных суждений Пибоди
собирал смысловые пары по типу «если,
то»: «если скромный, то, скорее всего,
щедрый», т.е. если положительно оцененный
по одной шкале, то положительно оцененный
и по другой. Из двух житейских биполярных
конструктов, отличающихся друг от друга
противоположной направленностью
оценочного компонента, можно составить
один научный конструкт, если разместить
их по схеме четырехполюсной модели,
например «скромный — претенциозный» —
«скупой — щедрый».

А.Г. Шмелев (1994), анализируя подход Пибоди,
предлагает собственную интерпретацию
данного факта, соотнесенную с линейной
моделью «золотой середины» в духе
Аристотеля. Согласно его модели «два
оценочно позитивных термина помещаются
на линейном континууме ближе к центру
— к «золотой середине», в то время как
два оценочно негативных термина
помещаются на полюсе единой оси — как
некие «крайности», указывающие на
дезадаптивное поведение» (Шмелев, 1994.
С. 93).

Рисунок 1

легкомысленный веселый
серьезный угрюмый

—————————————————————————————————-

Этой модели Шмелев дает название
«четырехпозиционной». Положительная
или отрицательная оценка качества
зависит от уровня адаптивности поведения.
Крайняя выраженность качества является
дезадаптивной и оценивается отрицательно,
а положительно оценивается средний
уровень. Эта особенность обыденного
сознания близка, как отмечает А. Г.
Шмелев, существующему в психодиагностике
представлению, что крайняя выраженность
черт, так называемая «акцентуированность»
ведет к дезадаптивному поведению по
механизму категориальных ошибок
(Шмелева, 1994. С. 94). Однако адаптивность
выраженности той или иной черты является
не абсолютной, а относительной и зависит,
в частности, от типа сред, в которых
действует индивид. Так, например, «в
средах с высоким риском негативных
последствий более адаптивным оказывается
поведение «серьезного» индивида, а в
средах с низким риском — поведение
«веселого» индивида. … поэтому в ситуации
низкого риска у нас скорее актуализируется
категориальная оппозиция (личностный
конструкт) «веселый — угрюмый»: «идеальная
точка смещается в сторону дескриптивного
полюса «высокий оптимизм» и актуализируется
локальная векторная модель с ориентацией
вектора оценки в сторону веселости»
(Шмелев, 1994. С. 94).

Материал, представленный в нашей работе
(Улыбина, 1998) позволяет, учитывая
расположение объектов в семантическом
пространстве факторов «Адаптивность»
и «Этноцентризм», выделить несколько
иной смысловой оттенок в отмеченной
особенности обыденного сознания и дать
ему теоретическое объяснение.

Области семантического пространства,
в большей степени заполненные шкалами,
соответствуют образу «правильного
мира», а слабо заполненные — образу
неправильного. При таком распределении
наибольшее количество средств описания
(шкал-признаков) имеют смысловые области,
соединяющие в себе 1. качества успешной
адаптации, приспособленности, прагматизма
и положительной оценки, связанной с
этноцентризмом, либо 2. качества неудачной
адаптации и отрицательной моральной
оценки. Полученная в результате картина
соответствует представлению о гармоничном,
непротиворечивом, простом мире, в
котором «хорошие» являются одновременно
сильными, активными, твердыми и опытными,
а «плохие» — зависимыми, слабыми и
хаотичными.

В наполненных признаками (во внутренне
однозначных) семантических зонах во
располагаются образы «мама», «я через
15 лет», «папа», «друг», «подруга»,
«идеальный мужчина», «идеальная женщина»
— воспринимающиеся в целом как хорошие
и успешные. В противоположной части
семантического пространства располагается
область анти-идеалов — там во всех случаях
располагается образ «человека, который
не нравится», «человека, который не
похож на меня» и «типичного представителя
нашего общества». Эти образы воспринимаются
как плохие и слабые.

Гармоничному и стабильному миру, в
котором располагаются образы идеальных
и анти-идеальных объектов в наибольшей
степени противостоят образы «я в
детстве» и «человек, достигший успеха».
Образ «я в детстве» находятся в области
семантического пространства, сочетающего
признаки хороших, но слабых — наивных
и зависимых, вызывающих жалость. Эта
область может считаться специфически
детской и женской — во всех выборках в
ней расположены образы ребенка, себя в
детстве и, в женских выборках, — «я», а
в мужских — «идеальная женщина». При
всей стереотипности такого представления
о детях и женщинах эти образы являются
более сложными и потенциально изменчивыми,
чем идеальные и анти-идеальные образы.

Образ человека, достигшего успеха
расположен в относительно «пустой»
семантической области, соединяющей
признаки «плохого, чужого» и
«адаптированного». Для «простого»,
«гармоничного» мира такого соединения
как бы не может быть, для него недостаточно
средств описания.

Выявленная тенденция представляется
на данном уровне исследования достаточно
толерантной к изменению набора шкал.
При раздельной факторизации коннотативных
и денотативных шкал (метафорических и
неметафорических) общий смысл выделяемых
факторов и размещение ролей по факторам
полностью сохраняется, что так же может
служить подтверждением архаичности и
до — языковой локализации смысла факторов.

Полученные данные согласуются с
имеющимися сведениями о негативном
отношении к «карьеристам» (А.Г. Шмелев),
свойственном российской выборке. Однако
аналогичное отношение к карьеристам,
деловым людям и т.п. образам выявлено
в исследованиях В.Ф. Петренко и Л.Д.
Сурманидзе на грузинской выборке, А.
Закирова на материале киргизской
выборки. Х. Диттмар отмечает свойственное
английским и американским испытуемым
восприятие богатых как более холодных
и эгоистичных, что не позволяет говорить
о национальном своеобразии отмеченного
феномена.

Можно предложить следующее объяснение
полученным фактам. С позиций психоанализа
они выглядят как закономерное проявление
архаических уровней психики, связанных
с доминированием родового (массового)
сознания над индивидуальным (личностным).
В значимости категории этноцентризма
и отрицательной оценке по ней образа
успешного человека отразилось противоречие
ценностей вида, выраженных в инстинктах
Оно — либидо и мортидо, и ценностей
индивида, выраженных в Эго. Стремление
к слиянию с другими, производству
потомства и стремление к смерти,
направлены на сохранение жизни вида
вообще — размножение и последующее
устранение индивидуальной особи. У
человека инстинктам Оно противостоит
сознательное Эго, производное культуры,
утверждающей ценность отдельного
существа, ценность не только видовой,
но и индивидуальной жизни. Эго пытается
управлять инстинктивными импульсами,
направить часть любви, энергии Эроса
на самого себя, а часть стремления к
смерти, Танатоса — на внешние объекты.
Проявление видовых инстинктов требует
объединения с себе подобными, утверждения
ценности своей группы и негативного,
настороженного отношения к тем, кто
отличается от всех, в том числе, к
успешным особям. А интересы индивида
требуют личного развития, успеха и
выделения из массы, что неизбежно
приводит к столкновениям с интересами
группы. Индивидуальный успех в этом
контексте воспринимается как связанный
с большей межличностной дистанцией,
несущий потенциальную угрозу единству
«мы».

Дополнительный аспект отмеченного
явления может быть выделен при опоре
на описанный В.А. Петровским феномен
надситуативной активности, заключающийся
в стремлении к надситуативному риску,
в побудительной силе опасного, требующего
дополнительных усилий и чреватого
провалом поведения. В.А. Петровский
видит в этих феноменах наиболее общую
модель развития личности. Личность
развивается, преодолевая себя в ситуации
с неопределенным прогнозом. Неадаптивная
активность и есть форма становления и
существования субъектности (Петровский
В.А., 1996). Полученные результаты позволяют
увидеть связь идеи развития личности
как проявления неадаптивной, надситуативной
активности с отмеченными ранее
особенностями модели черт личности,
существующей в обыденном сознании.
Согласно данным А.Г. Шмелева именно
неадаптивное поведение, слишком сильная,
выходящая за пределы «золотой середины»
выраженность любых личностных качеств
оценивается обыденным сознанием
неодобрительно. Действительно, любое
«слишком» нарушает стабильность и
представляет угрозу для сложившейся
системы отношений. А значит «слишком»
сильный, умный, приспособленный так же
воспринимается, как представляющий
угрозу.

А.Г. Шмелев с сотрудниками (Шмелев,
Похилько, Козловская — Тельнова, 1991) на
основе использования большого количества
личностных прилагательных русского
языка (1650 слов) выделил 15 основных
факторов личностного семантического
дифференциала. Это исследование
представляет собой наиболее объемную
работу, проведенную на базе русской
лексики. Полученные факторы сгруппированы
авторами в следующие содержательные
группы:

  1. Факторы морально-нравственного облика
    личности. Сюда входят факторы 1.
    Нравственное чувство «добрый — злой».
    8. Праведность «правдивый — лживый». 14.
    Деликатность: «тактичный — грубый».

  2. Факторы интеллектуального развития и
    духовной сферы. 2. Интеллект «умный —
    глупый». 7. Зрелость « реалистичный —
    мечтательный». 15. Уникальность: «одаренный
    — обыкновенный».

  3. Факторы эмоционально-волевой регуляции
    поведения. 3. Актуальная энергия «активный
    — пассивный». 4. Рациональный самоконтроль
    «организованный — разбросанный». 5.
    Потенциальной энергии «сильный —
    слабый».

  4. факторы нервно-психического здоровья
    и комфорта. 6. Психопатизация «вспыльчивый
    — спокойный». 12 Невротизация «напряженный
    — безмятежный».

  5. Факторы социального поведения 9.
    Доминантность «подчиняющийся —
    подчиняющий», 11. Новаторство «радикал
    — консерватор».

  6. Факторы самоотношения и самоподачи.
    10. Демонстративность «избалованный —
    непритязательный». 13. Самомнение
    «самолюбивый — скромный» (Шмелев,
    Похилько, Козловская — Тельнова, 1991 С.
    35 — 36).

В работе А.Г. Шмелева (1979) сопоставлялись
особенности индивидуального семантического
пространства испытуемых (студентов) с
тем, как их воспринимают товарищи по
группе. Была обнаружена существенная
связь между этими параметрами. Испытуемые,
воспринимающиеся как честолюбивые
строили семантическое пространство с
опорой на мощный фактор «Социального
динамизма», а семантическое пространство
добрых, тонких и ранимых испытуемых
сильно поляризовало лексику по фактору
«Альтруизм». Эти исследования показывают,
что смысловые установки человека
определяют специфику проводимой им
категоризации.

А.Г. Шмелев на основе анализа многочисленных
экспериментальных работ с применением
большого количества шкал, стимулов и
привлечением огромного количества
испытуемых отмечает многослойность
субъективной семантики и трудности ее
«расслоения». Так, на больших массивах
испытуемых в структуре шкал «Личностного
семантического дифференциала» до
вращения устойчиво появляется в качестве
трех факторов ортогональная система
«Оценка», «Сила», «Активность» (EPA),
а после вращения по критерию варимакс
— большая пятерка факторов, известная
как В5 (Дружелюбие, Сознательность,
Экстраверсия, Нейротизм, Интеллектуальность).
«Можно называть факторы В5 принадлежащими
к тому сравнительно поверхностному
слою опыта, который отражает универсалии
межиндивидуального взаимодействия и
общения между людьми в любом социуме
(независимо от языковой культуры). В
социуме люди оценивают друг друга, а не
занимаются безоценочной перцепцией.
При этом каждый фактор можно интерпретировать
как определенный критерий оценки»
(Шмелев, 2000. С. 37 -38). Тот слой сознания,
который описывается В5, тесно связан с
социальной детерминацией и
нормативно-предметной логикой. Но под
этим слоем социально-нормативных
универсалий сознания лежит более
глубокий слой досоциальной
эмоционально-перцептивной психики,
описываемый глубинными факторами
Оценки, Силы, Активности, который
сосуществует с поверхностным слоем.
«Это слой зоологически-детерминированной
психики. В этом слое внешний объект
отражается в виде эмоционально-нерасчлененного
единства объективных сенсорных признаков
и реакций на него самого субъекта. …
Назовем этот слой несколько условно
«подсознанием» (вовсе не претендуя на
то, чтобы ставить точку в дискуссии
между различными терминологическими
традициями в концептуализации
бессознательного)» (Шмелев, 2000. С. 38).

В исследовании В.В. Столина и М. Кальвиньо
параметр категоризации анализировался
в связи с мотивационной организацией
личности испытуемых. Была разработана
методика, включающая проективную
методику ТАТ и психосемантический
подход, представленный шестифакторным
вариантом семантического дифференциала.
На основе рассказов испытуемых по
картинкам ТАТ экспериментатор выделял
личностные конструкты, присущие каждому
испытуемому. Последующие шкалирование
ключевых понятий и полюсов личностных
конструктов, характеризующих эти понятия
в сознании испытуемых выявило, что чем
более значимо проявились эти мотивы в
сознании испытуемых с проективной
методикой, тем более полярные оценки
по шкалам семантического дифференциала
получали эти ключевые понятия и личностные
конструкты.

На основе метода многомерного шкалирования,
использованного в семантическом
дифференциале, могут быть построены
многочисленные психологические методики.
Так, в качестве шкал могут выступать не
только отдельные слова, но и целые
высказывания, например, пословицы и
поговорки, описания поведенческих актов
и пр. В качестве объектов в этом случае
используются социальные стереотипы
(типа работяга, ханжа, идеальная женщина,
новый русский), профессиональные и
этнические стереотипы (футболист,
бухгалтер, стюардесса, грузин, еврей,
американец), ролевые позиции (например
моя мать, человек, который нравится,
человек, который вызывает жалость) и
пр.

Анализируя варианты сочетания возможных
форм репрезентации объектов и средств
описания В.Ф. Петренко приводит следующую
таблицу:

Параметры,
по которым оцениваются объекты

Объекты
семантического анализа в форме:

вербального
понятия

статичного
образа

поведения

Вербальные
шкалы, дескрипты, описания

1

2

3

образы
(рисунки, портреты, цвета)

4

5

6

Действия,
поведение

7

8

9

Наиболее распространенными являются
варианты 1 группы, построенные на оценке
вербальных объектов по вербальным
шкалам. Это самые удобные в использовании
методы. Группы последней строчки, 7,8,9
сложнее всего применять для
экспериментального исследования
сознания из-за сложности формализации
оценок, предъявляемых испытуемым в виде
действия или поведения. С некоторой
натяжкой сюда можно было бы отнести
метод сопряженных реакций, если просить
испытуемых силой нажатия на ключ или
на кнопку отмечать эмоциональную реакцию
на предъявленные объекты. Или метод
семантического радикала, если рассматривать
в виде шкал непроизвольные физиологические
реакции организма. О проведении подробных
работ нам неизвестно. К сожалению,
проведение таких исследований требует
специальной аппаратуры и потому остается
для нас пока проектом. В.Ф. Петренко
справедливо отмечает, что в настоящее
время эти методы являются прерогативой
искусства. Действительно, сложно
использовать реальные, развернутые
поведенческие реакции в виде параметров
оценки любого объекта в психологическом
эксперименте.

Однако кроме этих трех вариантов остается
достаточно много возможностей для
использования метода семантического
дифференциала в исследовании сознания.

Метод семантического дифференциала — Студопедия

Метод семантического дифференциала (от греч. semantikos — означающий и лат. differentia — разность) используется в области психолингвистики и экспериментальной психосемантики для выявления субъективных (индивидуальных) семантических полей и относится к методам «шкалирования». Последние используются в психологии для получения количественных параметров исследуемого явления в целях объективной оценки его соотношения с другими объектами. В качестве объекта исследования при этом могут выступать как физические, так и социальные процессы. В психолингвистике в качестве объекта исследования могут выступать слова и словосочетания. Семантический дифференциал в психолингвистике — это метод количественного и качественного «индексирования» (оценки) значения слова с помощью двухполюсных шкал, на каждой из которых имеется градация с парой антонимических прилагательных (41, 330).

Процедура проведения эксперимента с помощью этой методики заключается в следующем. Испытуемым предъявляется слово, и они должны отметить цифру, которая соответствует их представлению о слове как семантической единице. На каждой шкале нанесена градация от +3 до —3 или просто 7 делений.

Хороший
Скорее хороший, чем нейтральный («средний»)
Скорее нейтральный, чем хороший
Нейтральный («средний»)
Скорее нейтральный, чем плохой
Скорее плохой, чем средний
Плохой («низкий уровень»)

Ч. Осгуд, который впервые предложил данную процедуру эксперимента, пытался получить от испытуемых оценку слов-понятий из самых разных понятийных классов (например: пламя, мать, ураган, радость и т. д.). Испытуемым предлагалось оценить эти слова с точки зрения того, насколько они «добрые» или «злые», «сильные» или «слабые», «большие» или «маленькие» и т. п. Математическая обработка результатов эксперимента показала, что по некоторым шкалам оценки в значительной степени совпадали между собой. При этом оказалось, что совпадающие шкалы могут быть объединены в три группы — так называемые «факторы», которым Ч. Осгуд приписал следующие названия: оценка, сила и активность. Каждый из этих факторов включает четыре признака, обозначенных четырьмя парами антонимов — прилагательных. Бланк для проведения эксперимента по методике семантического дифференциала обычно выглядит следующим образом.



Оценочные факторы   +3 +2 +1 -1 -2 -3  
Оценка веселый               грустный
хороший               плохой
полный               пустой
светлый               темный
Сила длинный               короткий
большой               малый
сильный               слабый
сложный               простой
Ориентированная активность новый               старый
теплый               холодный
быстрый               медленный
активный               пассивный

Если экспериментатор просит испытуемого оценить, допустим, понятие мать и понятие отец, то отец может оказаться таким же хорошим, как и мать, но он будет «сильнее» матери, зато мать — «теплее». Эти понятия оказываются как бы в разных точках общего «семантического пространства». Разумеется, каждый испытуемый будет «фиксировать» в эксперименте свой собственный личный опыт, но в среднем (при большом числе испытуемых) может быть получена общественно закрепленная «социально-психологическая» оценка явления, которое обозначено данным словом. Разница в оценках и определяет семантическую дифференциацию слов. Общее количество баллов, приписанных какому-либо языковому объекту, суммируется; при этом обобщенные значения могут представлять собой дробные величины, поскольку общая сумма баллов, полученных по какой-либо шкале данным словом, будет делиться на количество испытуемых. Например: мать = сильный (—2, —3, —1, —2, —3, —2, —2, —3) = —18:8 = —2,25 мать = теплый (+3, +2, +3, +3, +3, +2, +3, -2) = 17 : 8 = +2,13


В практической психолингвистике есть и другой вариант методики семантического дифференциала, когда экспериментатор сам дает свои названия шкал для слов, которые просит оценить. При этом появляются новые факторы, специфические именно для определенных понятийных классов слов. Шкалы могут иметь разную величину («размерность»), их может быть разное количество. Но в целом они сохраняют свою преемственность с вариантом, предложенным Ч. Осгудом.

Методика семантического дифференциала получила широкое применение в исследованиях массовой коммуникации, а также в «рекламном деле». (В частности, для решения задачи выбора «оптимальных» вариантов речеобозначения рекламируемых товаров и услуг, т. е. наиболее «хороших», «положительных» слов из соответствующего ряда синонимов). Кроме того, семантический дифференциал применяется в исследованиях, связанных с изучением психологии восприятия и поведения человека, с анализом социальных установок и личностных мотивов. Его используют в психологии, психиатрии, психодиагностике (в том числе для профессионального отбора при приеме на работу, например, в отечественной компьютерной системе «Профессор-кадры» [17, 102 и др.]).

Для лингвистов, работающих в области семиотики, эта методика интересна тем, что с ее помощью можно выявить новые, ранее не известные аспекты значения слов. В лингвистике различают слова экспрессивно нейтральные (например: отец, глаза, есть, ударить) и экспрессивно окрашенные {папа, батя, очи, гляделки, лопать, врезать). Однако эксперименты по измерению семантического дифференциала значений показали, что в определенном смысле экспрессивно окрашены все слова (не только батя, но и отец, не только очи, но и глаза). По-видимому, это связано с тем, что человек оценивает все явления, с которыми он сталкивается, отнюдь «не бесстрастно», поэтому эмоциональную окраску получают все слова, «пропущенные» через его сознание и опыт.

Методика семантического дифференциала оказалась применимой и для исследования фонетического значения слов. В отечественных исследованиях по фоносемантике было выявлено, что испытуемые могуг приписывать звукам любое коннотативное значение, в том числе цветовые характеристики. Так, звук «а» представляется многим русскоязычным носителям языка как «объект» красного цвета (недаром в слове красный есть этот звук), «е» — зеленого (он есть в слове зеленый), «и» — синего (и он тоже есть в слове синий) и т. д. (46, 246 и др.)

Известным отечественным психолингвистом И. Н. Гореловым в 80-х годах прошедшего столетия был проведен оригинальный эксперимент (на достаточно большой группе испытуемых). Автор поручил художнику нарисовать для своего исследования псевдоживотных, которым присвоил некоторые имена на основе псевдослов: мурх и муора, мануза и куздра, олоф и гбарг*. Степень согласованности речевых вариантов названия этих фантастических животных оказалась чрезвычайно высокой: «непосредственные» и «косвенные» участники эксперимента (читатели газеты) давали, в основном, одинаковые ответы (62).

Переход от описания объектов с помощью признаков, заданных шкалами, к описанию объектов с помощью факторов, являющихся смысловыми инвариантами, связан с потерей информации об объектах. Иными словами, перевод нерасчлененных эмоционально окрашенных оценок в жесткие шкалы — это всегда некое формальное обобщение. Оно обусловлено тем, что из содержания шкалы в факторе отображается только та информация, которая инвариантна всей совокупности шкал, входящих в дифференциал. Этим инвариантом оказываются эмоциональный тон или образное переживание, лежащее в основе так называемого «коннотативного значения». С точки зрения психологии коннотативное значение — генетически более ранняя форма воплощения значения семантического знака, в которой предметное отношение и эмоциональное отношение, личностный смысл и чувственный компонент еще слабо дифференцированы. Поэтому методика семантического дифференциала позволяет оценить прежде всего не значение как знание об объекте, а коннотативное значение, связанное с личностным смыслом, социальными установками, стереотипами и другими эмоционально насыщенными и мало осознаваемыми формами обобщения.

По мнению ряда отечественных психолингвистов (139, 21 и др.), у данного метода психолингвистических исследований есть и некоторые недостатки. Так, например, одно и то же обозначение шкалы может иметь как прямой смысл, так и переносный. Например, если имеется шкала высокий — низкий, то слово столб или гриб будет оцениваться по этой шкале на основе буквального понимания значения слов высокий и низкий, а слова типа джентльмен или честь — на основе метафорического понимания слов высокий (социальный статус или моральный облик) и низкий (например — поступок). Тем самым в одно и то же значение шкалы один и тот же испытуемый может вкладывать разный смысл. Следовательно, за одной и той же оценкой может стоять разное психологическое содержание.

Несмотря на недостатки, методика семантического дифференциала широко используется не только в психолингвистике, но и в психосемантике и социологии.

Метод семантического дифференциала

Все рассмотренные выше методы семантического анализа нацелены в основном или исключительно на исследование денотационной составляющей лексического значения.

Анализ различий коннотационного значения очень сложен, поскольку нюансы часто незначительны, трудны для понимания и не поддаются объективному исследованию и проверке.

Попытка установить и отобразить эти различия была предпринята группой американских психолингвистов.Они создали метод, известный как семантический дифференциал, с помощью которого, как они утверждают, можно измерить значение. Однако совершенно ясно, что то, что измеряет семантический дифференциал, является не значением слова в любом из общепринятых значений этого термина, а коннотационным компонентом значения или, точнее, эмоциональным зарядом.

Их техника требует, чтобы испытуемые оценили серию понятий в соответствии с набором биполярных (антонимических) прилагательных шкал. Например, такое понятие, как , лошадь, , должно оцениваться по степени, в которой оно хорошее или плохое, быстрое или медленное, сильное или слабое и т. Д.

Значение семи делений таково, что, взяв в качестве примера первую из представленных выше шкал, слева направо: очень хорошо, довольно хорошо, немного хорошо, ни хорошо, ни плохо (или одинаково хорошо и плохо) немного плохо, довольно плохо, очень плохо.

На диаграмме выше лошадь не описана как ни хорошая, ни плохая, чрезвычайно быстрая, довольно сильная, слегка жесткая, одинаково счастливая и грустная.

Ответы испытуемых создают семантический профиль, представляющий эмоциональный заряд слова.

Степень совпадения ответов рассматривается как значимый и надежный фактор.

Можно утверждать, что данные, с которыми они имеют дело в этих исследованиях, по существу субъективны. Однако объективность касается роли наблюдателя. Другими словами, каждый человек записывает свои собственные, полностью субъективные реакции, но к тому времени, когда анализ будет завершен, результат будет представлять собой своего рода семантическое среднее значение, полученное с помощью чисто объективных статистических методов.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАДАНИЯ И УПРАЖНЕНИЯ

1. Прочтите и проанализируйте следующий отрывок на основе вышеупомянутых методов лингвистического анализа:

Баржа — это судно с плоской палубой и, как правило, с плоским дном. Пустая баржа летит высоко в воде, показывая на боку отметки осадки или отметки ватерлинии. По мере наполнения баржа все глубже погружается в воду, и тоннаж оценивается по отметкам на корпусе.Баржи не могут двигаться самостоятельно. Они зависят от буксиров, буксиров и водных течений.

2. Возьмите английский текст нефтегазового месторождения и проанализируйте его в соответствии с основными принципами лингвистического анализа .

ЛЕКЦИЯ 2. СЕМАЗИОЛОГИЯ

По определению лексикология имеет дело со словами, словообразующими морфемами (словообразовательными аффиксами) и группами слов или фразами. Можно сказать, что все эти языковые единицы имеют какое-то значение: все они значимы и поэтому должны быть исследованы как по форме, так и по значению. Раздел лексикологии, посвященный изучению значений, известен как семасиология.

Семасиология выходит на первый план как центральная проблема лингвистического исследования всех уровней языковой структуры.

Слова, однако, играют настолько важную роль в структуре языка, что, когда мы говорим о семасиологии без каких-либо оговорок, мы обычно имеем в виду изучение собственно значения слов, хотя на самом деле очень часто исследуют семантику других языков. элементы, такие как суффиксы, префиксы и т. д.

Значение — один из самых противоречивых терминов в теории языка. Однако научное определение значения, как и определение некоторых других основных лингвистических терминов, таких как слово, предложение и т. Д., Было предметом бесконечных дискуссий. Поскольку не существует общепринятого определения значения, мы ограничимся кратким обзором проблемы, как она рассматривается в современной лингвистике как в нашей стране, так и за ее пределами.

СЛОВО-ЗНАЧЕНИЕ

Референтный подход

Вообще говоря, в современной лингвистике существуют две школы значения мысли, представляющие основные направления современного мышления по проблеме: референциальный подход, который стремится сформулировать сущность значения путем установления взаимозависимости между словами и вещами или понятиями. они обозначают и функциональный подход, который изучает функции слова в речи и уделяет меньше внимания тому, что такое значение, чем тому, как оно работает.

Все основные работы по семантической теории до сих пор основывались на референциальных концепциях значения. Существенной особенностью этого подхода является то, что он различает три компонента, тесно связанных со значением: звуковую форму языкового знака, концепцию, лежащую в основе этой звуковой формы, и реальный референт, то есть ту часть или тот аспект реальности, к которому относится к которому относится лингвистический знак. Самая известная референциальная модель значения — это так называемый базовый треугольник, который, с некоторыми вариациями, лежит в основе семантических систем всех приверженцев этой школы мысли.В упрощенном виде треугольник можно представить, как показано ниже:

Как видно из схемы, звуковая форма языкового знака, например [dʌv] связано с нашим представлением о птице, которую он обозначает, и через него с референтом, то есть с настоящей птицей. Общей чертой любого референциального подхода является импликация того, что значение в той или иной форме связано с референтом.

Давайте теперь исследуем место значения в этой модели.Легко заметить, что звуковая форма слова не тождественна его значению, например [dʌv] — звуковая форма, используемая для обозначения серой птицы. Однако нет никакой внутренней связи между этим конкретным звуковым кластером и значением слова голубь. Подключение условное и произвольное. Это легко доказать, сравнивая звуковые формы разных языков, передающие одно и то же значение, например Английский [дув], русский [голубь], немецкий [таубе] и так далее.Это также можно доказать, сравнивая практически идентичные звуковые формы, которые имеют разное значение в разных языках. Звуковой кластер [кот], например в английском языке означает небольшую, обычно раскачивающуюся кровать для ребенка, но в русском языке, по сути, тот же звуковой кластер имеет значение «кот». Для более убедительного доказательства условного и произвольного характера связи между звуковой формой и значением все, что нам нужно сделать, это указать на омонимы. Слово печать [си: л], эл.g. означает кусок воска, свинца и т. д., на котором нанесен рисунок; его омоним печать [si: l], обладающий такой же звуковой формой, обозначает морское животное.

Кроме того, если бы значение было изначально связано со звуковой формой языковой единицы, из этого следовало бы, что изменение звуковой формы потребовало бы изменения значения. Мы знаем, однако, что даже значительные изменения звуковой формы слова в ходе его исторического развития не обязательно влияют на его значение. Звуковая форма OE. слово lufian [ luvian] претерпело большие изменения и было преобразовано в любовь [lʌv], но значение «держать дороже», «нести любовь» и т. Д. Осталось по существу неизменным.

Когда мы исследуем слово, мы видим, что его значение, хотя и тесно связано с лежащим в основе понятием или понятиями, не тождественно им. Начнем с того, что понятие — это категория человеческого познания. Понятие — это мысль об объекте, выделяющая его существенные черты. Наши концепции абстрагируются и отражают наиболее общие и типичные черты различных предметов и явлений мира.Будучи результатом абстракции и обобщения, все концепции, таким образом, по сути почти одинаковы для всего человечества в один и тот же период его исторического развития. Однако значения слов в разных языках различаются. Другими словами, слова, выражающие идентичные концепции, могут иметь разные значения и разные семантические структуры на разных языках. Понятие здания для проживания людей выражается на английском языке словом house, на русском языке словом , , но значение английского слова не совпадает с русским, поскольку house не имеет значение постоянного места жительства семьи или домашнего хозяйства, которое является одним из значений русского слова ; оно выражается другим многозначным английским словом, а именно home , которое имеет ряд других значений, которых нет в русском слове .

Различие между значением и понятием также можно наблюдать, сравнивая синонимичные слова и группы слов, выражающие по существу одни и те же понятия, но обладающие лингвистическим значением, которое ощущается как различное в каждой из рассматриваемых единиц, например большой, большой; умереть, умереть, сдаться, присоединиться к большинству; ребенок, младенец, младенец, младенец.

Отличить значение от референта, то есть от вещи, обозначенной лингвистическим знаком, имеет первостепенное значение и на первый взгляд не представляет трудностей.Начнем с того, что значение является лингвистическим, тогда как обозначаемый объект или референт выходит за рамки языка. Мы можем обозначать один и тот же объект более чем одним словом разного значения. Например, в речевой ситуации яблоко может быть обозначено с помощью слов яблоко, фрукты, что-то, это, и т.д., поскольку все эти слова могут иметь один и тот же референт. Значение нельзя отождествлять с действительными свойствами референта, например Значение слова вода не может считаться идентичным его химической формуле H 2 O , поскольку вода означает, по сути, то же самое для всех носителей английского языка, включая тех, кто не имеет представления о его химическом составе.И последнее, но не менее важное: есть слова, которые имеют определенное значение, но не относятся к существующим вещам, например ангел или феникс. Такие слова имеют значение, понятное говорящему-слушающему, но объекты, которые они обозначают, не существуют.

Таким образом, значение нельзя отождествлять ни с одной из трех точек треугольника.

.

Семантическая дифференциальная шкала: определение, цели и примеры

Проще говоря, шкала семантической дифференциации — это тип опроса, который обычно используется для психологических измерений. Это помогает узнать подходы и взгляды вашей аудитории. Исследователь разрабатывает систему опроса, позволяющую респонденту высказать свое мнение по шкале от пяти до семи баллов.

Семантическая дифференциальная шкала: определение и цели

Известный американский психолог Чарльз Эгертон Осгуд в 1979 году предложил шкалу семантического дифференциала.Благодаря его исследованиям стало возможным, что «коннотативное значение» эмоционального отношения к различным вопросам зафиксировано и использовано с пользой.

Рейтинги в основном «колеблются» в той степени, в которой они определяют две отрицательные концепции непрерывности (быстро-медленно, хорошо-плохо, высоко-низко). Анкеты, в которых используется семантическая шкала, считаются очень надежным способом получить информацию об эмоциональных реакциях людей, когда речь идет о широком спектре предметов. Например, вы можете измерить отношение клиентов к выпуску нового продукта на рынок или уровень удовлетворенности сотрудников.

Семантическая дифференциальная шкала: преимущества

Легко для респондентов
Основным преимуществом использования семантической дифференциальной шкалы является простота понимания шкалы респондентами. Практически каждый человек когда-либо сталкивался с подобным опросом. Благодаря шкале, соединяющей крайне противоположные прилагательные, респонденты могут более конкретно выражать свое мнение с помощью конкретных измерений.

Дает объективное изображение
Поскольку вопросники по шкале семантического дифференциала довольно просты, респонденты могут выразить свое мнение полностью.Это помогает результатам быть максимально точными и статистически значимыми.

Просто для интервьюера
Экономия времени важна, поэтому еще одно преимущество состоит в том, что интервьюеру нужно только найти два противоположных термина, чтобы использовать их в качестве инструмента измерения для работы опроса. Подобрать подходящий синоним помогает множество онлайн-сервисов — обязательно посмотрите их!

Семантическая дифференциальная шкала: примеры

Исследование Чарльза Эгертона Осгуда проводилось на большой базе данных, и Осгуд обнаружил, что существуют 3 шкалы (обычно называемые EPA ), которые обычно эффективны, независимо от расы, культуры или языковых различий:

  • Оценка (хорошо-плохо, безопасно-опасно)
  • Сила (высокая-низкая, сильная-слабая)
  • Активность (быстро-медленно, активно-пассивно)

Давайте рассмотрим пару относящихся к делу примеров, чтобы все было полностью понятно…

Итак, представим, что некая компания разработала и выпустила на рынок робот-пылесос.Конечно, они тысячу раз проверяли эффективность и востребованность продукта на огромной выборке людей. Но, тем не менее, просто необходимо убедиться, что пылесос работает безупречно, и всем он нравится. Удовлетворение потребностей потребителя — важнейшая цель каждой компании для развития бизнеса. Что должна делать организация? Просто отправьте их клиентам по электронной почте анкету, подобную этой, которая поможет получить представление об удобстве использования, цене и дизайне продукта:

Похоже, вы купили наш новый робот-пылесос месяц назад.Как бы вы оценили его по следующим критериям?

Получить лучших сотрудников и убедиться, что никто не уходит, — ключевые цели всех HR-специалистов. Счастливый сотрудник — это патриот компании, самый большой поклонник бренда и человек, который заставляет все это работать. Довольные сотрудники более лояльны к компании и готовы усиленно добиваться поставленных целей. Попробуйте использовать опрос Semantic Differential Scale, чтобы измерить уровень удовлетворенности сотрудников:

Как вы в целом относитесь к своей работе?

Насколько вероятно, что вы порекомендуете своему другу устроиться на работу в компанию?

Отношение к бренду — это, по сути, то, что думают покупатели, и насколько сильно они себя чувствуют.Клиенты могут знать о продукте, но иметь негативное или нейтральное отношение. Даже такой крупный бренд, как Netflix, использует семантическую дифференциальную шкалу для получения отзывов об эмоциональном опыте клиентов (см. Первый вопрос опроса). Не только чувственная часть, но и вопрос ценообразования вызывает большой интерес (см. Вторую).

Если подумать о Netflix, как бы вы оценили Netflix по каждому из следующих атрибутов?

Шаблоны с семантическими дифференциальными шкалами

Опрос удовлетворенности клиентов

Вы можете добавить эти шаблоны в свою учетную запись AidaForm, настроить логотипы и тексты и начать сбор ценной бизнес-информации за пять минут.

Как повысить эффективность анкеты семантической шкалы

Зачем изобретать велосипед, правда? Просто воспользуйтесь исследованиями Чарльза Осгуда, основанными на обширном источнике данных. Не забывайте, что наиболее эффективными считаются шкалы оценки , активности, и активности .

Обращайте пристальное внимание на внешний вид ваших опросов: даже цвет и шрифт заголовка могут повлиять на решения вашей аудитории и несколько вариантов участия.Если у вас нет UX-дизайнеров на борту, вам пригодится сервис AidaForm, так как в нем есть готовые шаблоны для анкет семантической дифференциальной шкалы!

Убедитесь, что вы выбрали правильные «биполярные» прилагательные, поскольку это самая сложная и, вероятно, самая важная часть работы для получения точных результатов. Найти подходящее прилагательное и его антоним — ключ к успеху. Если вы не уверены в своих силах, когда дело касается языковых средств, то обязательно проверьте следующий пункт.

Если вы считаете, что семантическая дифференциальная шкала слишком сложна; есть еще как минимум два варианта.

Контрольный список прилагательных
В случае использования такой техники опроса вам не нужно противопоставлять противоположные прилагательные. Просто составьте список положительных и отрицательных концепций, из которых участники смогут выбирать.

Совет: Перемешайте прилагательные, чтобы убедиться, что вы не влияете на выбор респондентов.

Нажмите кнопку рядом с каждым словом, которое описывает ваше отношение к добровольному страхованию.

Шкала семантических расстояний

Шкала семантического расстояния также помогает избежать проблем с придумыванием антонимов, но все же позволяет участникам оценивать каждое понятие:

Насколько хорошо термины описывают ваш опыт работы с нашим новым веб-сайтом?

1 не совсем, 7 идеально

AidaForm — это полноценный онлайн-сервис, где вы можете создавать формы, делиться ими, собирать ответы и оценивать их в личном кабинете.

.

§ 7. Метод семантического дифференциала

Все
Рассмотренные выше методы семантического анализа направлены в основном или
исключительно при исследовании денотационной составляющей
лексическое значение.

Анализ
различия коннотационного значения очень трудно, так как
нюансы часто незначительны, трудно уловимы и не поддаются
сами на объективное расследование и проверку.

An
попытка установить и отобразить эти различия была разработана
группа американских психолингвистов. 1
Они создали технику, известную как
семантический
дифференциал
с помощью которых, как они утверждают, можно измерить значение. это
Совершенно ясно, однако, что то, что меры семантического дифференциала
не значение слова в любом из общепринятых значений этого термина, но
коннотационный компонент значения или, точнее, эмоциональный
обвинение.

Их
техника требует, чтобы испытуемые оценили серию концепций с
относительно набора биполярных (антонимических) прилагательных шкал.Для
Например, такое понятие как лошадь
это
быть оцененным в зависимости от того, насколько это хорошо или плохо, быстро или
медленный, сильный или слабый и т. д.

Значение семи
деления, на примере первой шкалы
представленные выше слева направо: очень хорошо, неплохо,
немного хорошо, ни хорошо, ни плохо (или одинаково хорошо и плохо)
немного плохо, довольно плохо, очень плохо.

В
диаграмма выше лошади
это
описан как ни хороший, ни плохой, очень быстрый, довольно сильный,
немного жестко, одинаково радостно и грустно.

1 С.
Э. Осгуд, Г. Дж. Сучи
и
P.H .
Tannenbaum.
г.
Измерение смысла. США, 1965.

259

Ответы испытуемых
создать семантический профиль, представляющий эмоциональный заряд
слово.

Степень согласия
между ответами рассматривается как значимый и надежный фактор.

Это
можно утверждать, что данные, с которыми они имеют дело в этих
расследования по сути субъективны.Однако объективность
касается роли наблюдателя. Другими словами, каждый человек
записывает свои собственные, полностью субъективные реакции, но к тому времени
анализ завершен, результат будет представлять собой своего рода
семантическое среднее достигается чисто объективными статистическими методами.

Некоторые выводы
Эти эксперименты могут вызвать значительный интерес.

1. Это
было обнаружено, что синестезия или передача между сенсорными модальностями
видимо обычное дело. Например, такие термины, как «темный
— тяжелый »,
«медленный
— низкий»
как правило, группируются по подавляющему большинству предметов и
аналогично такие термины, как «яркий
— свет»,
«быстрый
— острый ».Синестезия также часто наблюдается в отношении цветовых реакций.
к музыке, когда, например, прослушивание определенного звука вызывает
визуализация определенного цвета. В результате физические ощущения
ощущаются как связанные с психологическими явлениями.

Это
кажется очевидным из их исследований, что образы, обнаруженные при синестезии,
тесно связаны с языковой метафорой, и оба представляют
семантические отношения. На самом деле такие слова, как
теплый, холодный, тяжелый, легкий, яркий, унылый
соток
универсально применяется к психологическим качествам темперамента или
интеллект, e.грамм. к качеству голоса, а также к ощущениям.

Практически
все говорят в голосе о теплоте, узости ума и
плавность манер. Логично казалось бы, что термический холод в
кожа не имеет ничего общего с холодом, слышимым в голосе или видимым в
лицо. Однако во всех языках есть слова, обозначающие
физико-психологические пары. Это не означает, что
пары идентичны на всех языках. Слово, обозначающее данное
физическая собственность может приобретать психологические значения, которые
свойственный тому или иному языку.Однако есть неоспоримый
родство в диапазоне значений. Кажется, все связаны с высокими
активность и эмоциональное возбуждение. Не было обнаружено ни одного случая, когда
слово с денотационным значением «горячий» названо далеким, спокойным
манера.

2. Программа
сравнение ответов носителей разных языков на
денотационно «эквивалентные» слова показали, что они
разные семантические профили.

Это
следует, что изучающие иностранный язык вряд ли могут ожидать, что
слова будут иметь для них то же значение, что и для родных
динамики.Это, естественно, касается прежде всего эмоционального заряда
лексические единицы. Так, например, было обнаружено, что слово дождь
стремится
быть описанным как скорее
happy
— пользователем
все субъекты групп Юго-Западной Индии. То же слово было
описан как скорее
sad
— пользователем
подавляющее большинство изучающих английский язык.

В
новая техника, однако, не была должным образом разработана или расширена
адекватному образцу словарного запаса и, следовательно, мало полезен
в лексикологическом анализе.

260

.

Семантический дифференциал

Пояснения
> Социальные исследования> Измерение
> Семантический дифференциал

Описание |
Пример | Обсуждение | Видеть
также

Описание

Шкала вопросов семантического дифференциала предлагает биполярную пару прилагательных.
между которыми респондент должен выбрать какую-либо форму масштабирования (обычно
пятибалльная шкала).

Пары слов не обязательно должны быть противоположными и могут использоваться для обнаружения
различия во взглядах. Часто это прилагательные.

Пример

Пожалуйста, укажите свое мнение о телешоу «Веселые парни», отметив одно.
поле в каждом ряду ниже:

очень

сильно

некоторые-
что
ни один некоторые-
что
очень
намного
приятный [] [] [] [] [] расточка
симпатичный [] [] [] [] [] сложные
шумный [] [] [] [] [] увлекательный
глупый [] [] [] [] [] смешно

Альтернативная форма, с использованием немаркированной непрерывной шкалы (с центральным положением):

приятный __________________ | __________________ расточка
симпатичный __________________ | __________________ сложные
шумный __________________ | __________________ увлекательный
глупый __________________ | __________________ смешно

Обсуждение

Это относительно необычная форма вопроса, которая используется более специализированными
опросы, в которых коннотативное значение
исследуются.

Пары слов часто являются явными противоположностями. Это не всегда так, в
в этом случае есть более когнитивный вызов. Этот стиль можно использовать для тестирования
интерпретация слов или подсознательное восприятие. Также возможно люди
проигнорирует или выберет случайный ответ.

Немаркированные весы впоследствии сложнее закодировать, хотя это может быть
сделано с оверлеем типа Лайкерта. Их преимущество в том, что они не
зависит от толкования слов (например, «немного» может много значить
или немного разным людям).Респонденты будут склонны ставить эти
относительно — таким образом, если они менее сильно относятся к вопросу, чем предыдущие
один, они отметят шкалу в более центральном положении.

Этот метод дает интервальные данные.

См. Также

шкала Лайкерта,
Визуально-аналоговая шкала оценок

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.