Культ красоты в античной культуре: — — — CultureScience.ru

Содержание

1. Представление о красоте у древних греков. Античная культура средиземноморья

Похожие главы из других работ:

Античная культура как основа европейской цивилизации

2) Происхождение греков и римлян.

Греки и римляне (точнее италики) — народы арийского происхождения, которые на очень раннем этапе откололись от других ариев и пошли собственным путем. Вначале совместно, а затем самостоятельно. Начиная примерно с ХХ в. до н.э…

Античная культура средиземноморья

4. Искусство как воплощение представлений древних греков о красоте космоса и человека

Образцом для произведений искусства у греков является гармония в космосе, природе, гармония человека, общества.

Как было отмечено ранее античная культура космологична. Космос выступает ее абсолютом. Космос по-гречески, это не только мир…

Б.В. Иогансон о живописи маслом

2.1 Представление Б. Иогансона о задачах искусства и об идеальном художнике

Являясь истинно советским художником, Иогансон считал, что искусство должно служить народу. Ввиду этого перед художником, по мнению Бориса Владимировича, стоял ряд задач. Во-первых, советское искусство должно было быть понятным народу, и…

Ведущие представители живописи рококо

1.1 Общее представление о стиле рококо

фрагонар буше живопись рококо

Термин «рококо» возник во Франции в конце 18 в., в эпоху расцвета классицизма, как презрительная кличка для всего манерного и вычурного искусства 18 в.: изогнутая, капризная линия, напоминающая очертания раковины…

Индивидуальный подход к личности в процессе обучения и воспитания в коллективах НХТ

1.1. Общее представление о развитии личности

Изучением личности занимались многие психологи как зарубежные, так и отечественные; результаты их трудов легли в сокровищницу педагогических методик и наработок, касающихся любых отраслей знания…

Искусство как специфическая форма общественного сознания и человеческой деятельности

1.2 Представление об искусстве в культуре в целом

Понятием «искусство» обозначают художественное творчество в целом. К искусству относятся литература, архитектура, скульптура, живопись, графика, декоративно-прикладное искусство, музыка, танец, театр…

Концепция существования и развития культуры Питирима Сорокина

2. Представление П.А. Сорокина о культурном развитии

Сорокин рассматривает историческую действительность как целостное единство различных культурных систем. Подчеркивая своеобразие каждой культуры, философ вместе с тем акцентирует внимание не только на общих чертах в их исторической судьбе…

Культура античного мира: культура Древней Греции

§ 3. Жилища греков

При раскопках обнаружено мало греческих домов, потому что их строили из недолговечного кирпича-сырца. Однако описания античных авторов и археологические находки позволяют представить, как выглядел дом снаружи и внутри…

Культура античного мира: культура Древней Греции

4.6 Забота о красоте

Богатые женщины каждый день принимали ванну и натирали тело душистыми маслами. Чтобы кожа выглядела белой, как того требовала мода, пользовались растертым в порошок мелом, румянили щеки и подкрашивали брови черной краской…

Особенности разработки сценария театрализованного представления

1.3 Театрализованное представление

Театрализованное представление — одна из форм досуговой деятельности. Оно является достаточно сложным по задачам подготовки и реализации массового действа…

Праздники под открытым небом

7. Театрализованное массовое представление

Следующей, наиболее типичной праздничной формой является театрализованное массовое представление как на закрытой сценической площадке, так и на открытом воздухе…

Приметы и суеверия в России и Великобритании

Глава 1. Общее представление о суевериях

Современные технологии справочно-библиографического обслуживания

1.1 Современное представление о справочно-информационном обслуживании

Шаг за шагом, постепенно наша страна входит в информационное общество. Это касается не только самых крупных федеральных и областных библиотек, но и городских и даже сельских…

Справочно — информационное обслуживание: новые технологии

Представление о справочно-информационном обслуживании.

Ресурсы социальной информации весьма велики. Однако, одна из информационных, социальных, экономических и культурных проблем заключается в том, как найти, получить нужную информацию…

Тема смерти в культуре

Глава 4. Современное представление смерти

Революция в отношении к смерти, по Арьесу, наступает в начале XX века. Истоки ее — в определенном умонастроении, сформировавшемся еще в середине XIX века: окружающие щадят больного, скрывают от него тяжесть его состояния…

Идеал красоты: от древности до наших дней

Однако, вряд ли эти фигурки были канонами красоты. При изготовлении «Венер» художником двигали не столько эротические, сколько культовые мотивы: здесь проявлялось уважительное отношение к зрелой женщине, этакому «сосуду» для беременности. Учитывая, что жизнь людей эпохи палеолита была тяжела и опасна, такие «плодородные» женщины, дожившие до зрелости, были в большой цене.

Исходя из более поздних наскальных изображений, первобытные женщины были стройны, мускулисты и мало чем отличались от мужчин.

Красавицы Египта и Крита

Разглядывая древнеегипетские изображения, нетрудно заметить, что нагота в те времена не воспринималась в Египте как нечто предосудительное. Одежды египтянок — тонкие и полупрозрачные, практически не скрывающие линий тела, а танцовщицы обычно вообще выступали «топлесс».

Идеалом женской красоты считалась высокая, стройная брюнетка с широкими плечами, плоской грудью, по-мальчишески узкими бедрами и длинными ногами. Черты лица древней египтянки были тонкими, особенно выделялись глаза. Чтобы придать глазам блеск и расширить зрачки, в них капали сок беладонны, так называемую «сонную одурь».

Идеальной формой глаз считалась миндалевидная — ее подчеркивали, обводя глаза зеленой краской из углекислой меди и удлиняя контур к вискам. Считалось красивым также и выделение синей краской вен на шее и висках. В Древнем Египте уже были все основные виды косметических средств: от пудры и помады до краски для ногтей и различных мазей. Известны даже письменные работы по косметике, как, например, трактат Клеопатры «О лекарствах для лица».

Любили египтянки и пышные прически. Правда, вместо того, чтобы естественным образом отращивать волосы, они поступали проще: брились налысо, а на голову надевали парики из овечьей шерсти. Чтобы увеличить прическу один парик нередко одевался на другой. Парики носили не только знатные особы, но и простые люди (правда, их парики должны были быть «поскромнее»).

Египтянки стремились к тому, чтобы кожа была гладкой, без единого волоска, поэтому они еще тысячи лет назад практиковали известную и нашим современницам восковую эпиляцию. После удаления волос кожа умащивались маслами и благовониями, а с помощью белил ей придавали «модный» светло-желтый оттенок.

Одежды были прозрачны. При этом юбка знатных дам настолько плотно облегала икры, что походка становилась медлительной и величественной. Грудь у египтянок часто обнажалась, но никогда специально не подчеркивалась.

Натурализм Древнего Египта был сдержан, чего нельзя сказать о критской моде. В древней культуре острова Крит, судя по всему, именно женщина была центром особого внимания. В отличие от элегантной величественной египтянки, женщина Крита была яркой и раскрепощенной. Она всячески старалась подчеркнуть свои прелести. Фрески и статуэтки изображают женскую фигуру с тонкой талией и приподнятой грудью, откровенно выглядывающей из глубокого выреза жилета. Бедра подчеркивались широкой юбкой, полностью скрывавшей ноги.

Оживленные курносые лица критянок на фресках сильно накрашены и имеют кокетливое выражение. Недаром изображения критских красавиц наводили исследователей на мысли о современницах (одну из фресок даже окрестили «Парижанкой»).

Античный образец

Вот, например, «модель

Идеал красоты в Древней Греции и Древнем Риме

В Древней Греции огромную роль в воспитании гражданина и человека играла физическая культура и естественным был культ тренированного тела. В основе идеала красоты лежит единство, гармония духа и тела. Греки считали величину, порядок и симметрию символом прекрасного. Идеально красивым был человек, у которого все части тела и черты лица находились в гармоничном сочетании.

Художники нашли и оставили после себя меру прекрасного – так называемые каноны и модули. Тело должно было иметь мягкие и округлые формы. Эталоном красивого тела у греков стала скульптура Афродиты (Венеры). Эта красота выражалась в цифрах: рост 164 см, окружность груди 86 см, талии – 69 см, бедер – 93 см. Прекрасным считалось лицо, которое можно было разделить на несколько равных частей (три или четыре). При трех разграничительные линии проходили через кончик носа и верхний надбровный край; при четырех – через край подбородка, по кайме верхней губы, по зрачкам, по верхнему краю лба и по темени.

По канонам греческой красоты прекрасное лицо сочетало прямой нос, большие глаза с широким межвековым разрезом, дугообразными краями век; расстояние между глазами должно было быть не менее величины одного глаза, а рот в полтора раза больше глаза. Большие выпуклые глаза подчеркивались округлой линией бровей. Красоту лица определяли прямые линии носа, подбородка, невысокий лоб, обрамленный завитками волос с прямым пробором. Эллины большое внимание обращали на прическу. Женщины, как правило, волосы не обрезали, они укладывали их узлом или перевязывали на затылке лентой. «Античный узел» вошел в историю прически и до сих пор находит себе почитательниц.

Юноши брили лицо и носили длинные завитые локоны, перехваченные обручем. Взрослые мужчины носили короткие волосы, круглую бородку и усы.

В моде была красота строгая и благородная. Прежде всего ценились голубые глаза, златокудрые волосы и светлая, блестящая кожа. Для придания лицу белизны привилегированные гречанки использовали белила, легкие румяна наносили кармином – красной краской из кошенили, применяли пудру и губную помаду. Для подведения глаз – копоть от сгорания специальной эссенции.

Женщины из народа, для которых косметические средства были малодоступными, накладывали на ночь маску из ячменного теста с яйцами и приправами.

В Древнем Риме был культ светлой кожи и белокурых волос. Апулей считал, что вряд ли Вулкан женился бы на Венере, а Марс влюбился в нее, если бы она не была златокудрой. Жены римских патрициев для ухода за кожей, кроме отбеливающих мазей, средств против сухости кожи, морщин и веснушек, применяли молоко, сливки и молочнокислые продукты. Во время путешествий, помимо свиты, их сопровождали стада ослиц, в молоке которых они купались. Римлянки уже знали секрет обесцвечивания волос. Волосы протирали губкой, смоченной маслом из козьего молока и золой букового дерева, а затем обесцвечивались на солнце.

Светлые вьющиеся волосы считались идеалом красоты, и римские парикмахеры придумывали самые разнообразные завивки. В моду входили то греческие прически, то египетские а-ля Клеопатра. В период империи их сменяют высокие прически на веерообразных каркасах, с накладками из искусственных волос. У мужчин прямые, начесанные на лоб короткие волосы, лицо бритое или небольшая завитая бородка. В историю вошла прическа «голова Тита» из коротких локонов с бакенбардами, названная так по имени римского императора Тита Веспасиана. Косметические средства для повседневного туалета богатых римских дам изготавливались в домашних условиях, а уход за кожей и волосами проводили специально обученные молодые рабыни под надзором более пожилых и опытных женщин.

Римляне были знатоками гигиены, они широко практиковали массаж и частые купания в банях (термах), где имелась холодная и горячая вода, ванны, парные, комнаты отдыха и гимнастические залы.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Психология моды:

Идеалы женской красоты древности | Блогер aniase на сайте SPLETNIK.RU 16 июня 2012

«ВЕНЕРЫ» ПАЛЕОЛИТА

Уже в древние времена люди кроме предметов быта лепили из глины человеческие фигурки. Возраст самой древней женской статуэтки, известной человечеству – 80 тысяч лет. Первые предметы культуры изображали именно женщину – это последствия матриархата. Эти находки имели преимущественно культовый характер. Женщина, которая была главой рода, возносилась до ранга матери богов. Какие требования были к идеалу женской красоты в то время, и кто был “законодателем моды”?



Фигурки палеолитических «венер» показывают, что интерес к женщине тридцать тысяч лет назад весьма отличался от нынешнего. Лицо, руки и ноги проработаны в этих фигурках очень слабо. Подчас вся голова состоит из одной пышной прически, но вот все что имеет отношение к рождению и кормлению ребенка — все это не просто тщательно прописано, но, как кажется, преувеличено. Огромный зад, бедра, беременный живот, отвисшие груди.
Палеолитическая Венера — это не грациозное создание, пленяющее воображение современного мужчины, и не цветущая женственность луврской Афродиты, но многорожавшая мать. Такова наиболее известные «венера» из Виллендорфа (Австрия)


Таков и примечательный рельеф из Луссель (Франция)



на котором стоящая в фас женщина держит в правой, согнутой в локте руке массивный рог, очень напоминающий роги изобилия, но, скорее всего это — знак присутствия Бога-Зубра.

Палеолитические Венеры. Стоянка Костёнки. Примерно 35000 лет до н.э.

Женщина с острова Мальты

И не то чтобы палеолитический художник просто не умел или не желал изображать женскую красоту. На нескольких памятниках мы можем видеть, что он в принципе прекрасно это делал — головка из слоновой кости (Брассемпуй), рельеф в пещере Ля Мадлен, открытый в 1952 году.



Но фигурки и изображения «венер» отнюдь но ставили целью прославить совершенство женской красоты.

МАТЬ СЫРА ЗЕМЛЯ.ЖЕНСКИЙ ОБРАЗ ЭПОХИ НЕОЛИТА



Присущее уже верхнему палеолиту почитание земли в образе беременной женщины в эпоху неолита вполне сохраняется и во многом усложняется. Но суть почитания земли остается той же — это благоговение перед стихией, в которую уходит семя жизни и которая возрождает его к новому бытию. .
Изображения женщин Триполья как одни из лучших образцов керамики периода неолита
Трипольская цивилизация просуществовала с 5-го тысячелетия по 2-е тысячелетие до нашей эры на землях современной Украины,Молдавии и Румынии.



Если сущность мировоззрения первобытного земледельца выразить простейшей формулой зерно + земля + дождь = урожаю, то в пластике Триполья мы найдем отражение всех звеньев этой формулы, выраженных посредством женской фигуры.
Земля, почва, вспаханное поле были уподоблены женщине; засеянная нива, земля с зерном — женщине, «понесшей во чреве своем». Рождение из зерна новых колосьев уподоблено рождению ребенка. Женщина и земля сопоставлены и уравнены на основе древней идеи плодовитости, плодородия.



Огромное количество в трипольском материале женских нагих татуированных статуэток обосновывает этот тезис (т.е. это подтверждает общую символику, характерную тогда народам Востока, Египта и Америки, а именно: образ женщины — как символ плодородия и материи, изображенный на ней квадрат — поле, символ проявленной жизни, материи, который просто подчеркивает глубину символической мысли, зерна — символ запаса психической, жизненной энергии).
Связанные с аграрной магией женские фигурки делятся на два хронологически различных типа: ранние изображения (IV тысячелетие до н.э.) дают нам зрелых матрон с необъятными чреслами, щедро украшенными затейливой татуировкой.



Более поздние (III тысячелетие до н.э.) фигурки изображают юных девушек с тонкой талией, неширокими бедрами и миниатюрными грудями. Однако идея зарождения новой жизни проведена и при изготовлении этих грацильных фигурок: иногда встречаются отпечатки зерен, иногда — беременность юной женщины.

ЖЕНЩИНЫ МЕЖДУРЕЧЬЯ

В Передней Азии и плодоносной долине рек Тигра и Евфрата первые поселения людей появились еще в эпоху неолита.В IV тысячелетии до н. э. на территории Месопотамии уже существовали отдельные города, а в середине III тысячелетия до и. э. возникли государства.
Как выглядели женщины Междуречья, какую одежду носили ? Ответы на эти вопросы можно попытаться найти, внимательно присмотревшись к дошедшим до нас рельефам во дворцах ассиро-вавилонских владык.
К сожалению ответ на этот вопрос очень сложно получить по следующей причине.
Изображение женщины не входило в круг основных тем. Сохранился лишь один рельеф с изображением женщин. Это знаменитая сцена пира царя Ашшурбанипала с женой в беседке. увитой виноградом. Ашшурбанипал возлежит на ложе, жена сидит у его ног на высоком кресле, прислужницы овевают ее опахалами.
Но всё же, о идеалах женской красоты Междуречья можно судить по изображениям великой богини Иштар(Астарты) множество статуэток и изображений которой хорошо сохранилось до наших дней.Если судить по этим изображениям, то можно сделать вывод, что женщины с особо пышными формами, скорее всего, успехом не пользовались.



Природа Иштар двойственна. Она почиталась как покровительница чувственной любви и плодородия, так и как жестокая богиня-воительница.



У аккадийцев и вавилонян Астарта называлась «самой старшей неба и земли», и являлась дочерью бога небес Анну.
У финикийцев Астарта являлась женой бога неба Ваала. Он возглавлял круг божеств в городах Финикии и позднее имя его становиться нарицательным, а не собственным, отсюда Ваал и Астарта несли обобщающее наименование всех богов и богинь Сирии, Палестины и соседних стран.

Реконструкция ворот богини Иштар

И несколько слов об одежде женщин Междуречья.

Ассирийская одежда не могла, подобно египетской, ограничиться лоскутком материи. Климат Ассирии требовал длинную до пят рубашку, иногда укороченную до колен и подпоясанную поясом. Верхнее платье вначале одевали только привилегированные классы. Костюм мужской и женский был почти одинаков.
Сохранились и изображения женщин-богинь в различных костюмах, относящихся к III тысячелетию до н. э. Эти костюмы можно разделить на три группы, настолько они не сходны между собой по форме. К первой группе относится одежда богини, состоящая из покрывала и юбки из меха. Это, по-видимому, один из видов привилегированной одежды. Ко второй группе — кроеная длинная одежда, облегающая женскую фигуру до бедер, с пышными вверху и узкими внизу рукавами. Поверхность материала сплошь покрыта правильными выпуклыми ромбами, которые предположительно можно считать кусками меха. Круглый вырез ворота обшит бахромой. Такая же бахрома пересекает фигуру от середины правого бедра до талии и переходит на спину.
Третья группа— это жрицы богини. Одежда их представляет особый интерес — она является прототипом чрезвычайно распространенной, просуществовавшей тысячелетия и существующей в настоящее время запахивающейся одежды — халата. Это уже не бесформенное покрытие тела мехом, а хорошо пригнанное по фигуре, обшитое по краям бахромой, изящное по силуэту настоящее женское платье без рукавов.

ДРЕВНИЕ ЕГИПТЯНКИ

О красоте женщин Древнего Египта до сих пор ходят легенды.
В 1912 году во время раскопок в Амарне археологи нашли отлично сохранившуюся раскрашенную скульптуру Нефертити, египетской царицы времен XVIII династии Нового царства. Стройная шея, миндалевидные глаза, мечтательно улыбающиеся губы… С тех пор утвердилось мнение, что эта женщина – несомненный эталон красоты и женственности Древнего Египта.



Загадка чар Нефертити, подлинных или мнимых, и тысячелетия спустя продолжает волновать людские умы.

Идеалом красоты Древнего Египта была стройная и грациозная женщина с полными губами и большими миндалевидными глазами. Чтобы расширить зрачки и придать блеск глазам, египтянки капали в них сок растения «сонная одурь». Самым красивым цветом глаз считался зеленый, поэтому глаза обводили зеленой краской из углекислой меди (позже ее заменили черной), их удлиняли к вискам, подрисовывали толстые длинные брови.
Египтянки изобрели особые белила, придававшие темной коже светло-желтый оттенок. Он символизировал землю, согретую солнцем. Едкий сок ириса употребляли в качестве румян, раздражение кожи этим соком вызывало красноту, сохраняющуюся продолжительное время.



Судя по большому объему косметичек, древние египтянки любили за собой ухаживать. Уже в те времена у женщин была пудра и помада, они красили ногти, а также следили за тем, чтобы на коже не было лишних волос. Всем знаниям о восковой и сахарной депиляции мы обязаны именно египетским красоткам.
Кроме этого, очень модным в Древнем Египте было иметь пышную и ухоженную прическу. Именно поэтому большое количество рецептов связано с тем, как сохранить здоровый блеск и гладкость волос.

ИЗОБРАЖЕНИЯ ЖЕНЩИН В КРИТО-МИНОЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ

Крито-минойская цивилизация просуществовала с 3000 до 1000 г. до нашей эры на острове Крит и других островах в Эгейском море.



В начале XX в. в результате археологических раскопок под руководством английского ученого А.Эванса в Кноссе, в центральной части острова был открыт первый из критских дворцов. Следуя греческому преданию, Эванс назвал его дворцом Миноса.



По-видимому, это и был знаменитый Лабиринт (от слова «лабрис»- двусторонний топор, излюбленный символ древних критян, которым они украсили стены этого дворца), описанный в греческом мифе о Минотавре — чудовище с человеческим туловищем и головой быка. Дворцы Крита действительно были похожи на лабиринты, они состояли из множества различных по отделке и назначению помещений, внутренняя планировка их отличалась беспорядочностью. Но это все же были единые архитектурные ансамбли.
Особого внимания заслуживает замечательная настенная живопись, украшавшая внутренние помещения, коридоры и портики.



Минойские художники в совершенстве владели техникой живописи. Мастерство этой техники, тонкость и живость красок поразительны. На сюжетных фресках изображались сцены из жизни придворных, в частности «игры с быками» (тавромахии) — религиозный ритуал, связанный с одним из главных минойских культов — культом бога-быка, в образе которого воплощались разрушительные силы природы. Здесь же мы видим элегантных мужчин и сверкающих драгоценностями, декольтированных дам. Женщины вообще имели в этой культуре бесспорное преимущество. Символом всей минойской культуры является богиня со змеями: хорошо известно ее изображение, датирующееся XVII в. до н.э. и хранящееся сейчас в Гераклионе, в критском историческом музее. Это маленькая фаянсовая фигурка, одетая в тюрбан с изображением льва, короткий жилет, обнажающий грудь, длинную юбку, подчеркивающую «осиную талию» и короткий украшенный фартук (типичная одежда для минойской культуры).



Замечателен фрагмент росписи, изображающий танцовщицу: элегантность и очарование ее фигуры, откровенный грим, напоминающий макияж современной городской девушки, заставили археологов назвать ее «парижанкой» (II тыс. до н.э.). Часто встречаются и изображения жриц в корсетах и длинных расклешенных юбках. Женщина же — Великая Богиня (Владычица) — основная фигура минойского пантеона.



Костюм женщины-аристократки Крита поражает больше, чем все искусство в целом. Это прекрасно разработанный крой, подчеркивающий все характерные особенности женской фигуры: пышную грудь, тонкую талию, округлые широкие бедра. Роскошные распущенные волосы критянок поддерживала драгоценная диадема или венец. На большинстве изображений женщин (и особенно на статуэтках богинь) узкий лиф платья оставлял грудь совершенно обнаженной. В основных чертах силуэт оставался неизменным, но существовало множество вариантов платья: то цельнокроеное, то юбка, украшенная поперечными полосами, то сплошь состоящая из оборок. Каждый из перечисленных вариантов служил одной цели — подчеркнуть женственность.

ИДЕАЛЫ ЖЕНСКОЙ КРАСОТЫ В ДРЕВНЕЙ ИНДИИ



В Индии с древних времен считают, что вся прелесть женщины сосредоточена в ее пышном теле. Храмовые барельефы воспевают его плавные линии и грациозные движения. Объемные формы в понимании индийцев символизируют здоровье, богатство и сытую жизнь.

ЖЕНЩИНЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

В основе идеала красоты древних греков лежит единство, гармония духа и тела. Греки считали величину, порядок и симметрию символом прекрасного. Идеально красивым был человек, у которого все части тела и черты лица находились в гармоничном сочетании.
Художники нашли и оставили после себя меру прекрасного – так называемые каноны и модули. Тело должно было иметь мягкие и округлые формы. Эталоном красивого тела у греков стала скульптура Афродиты (Венеры).



Эта красота выражалась в цифрах: рост 164 см, окружность груди 86 см, талии – 69 см, бедер – 93 см. Прекрасным считалось лицо, которое можно было разделить на несколько равных частей (три или четыре). При трех разграничительные линии проходили через кончик носа и верхний надбровный край; при четырех – через край подбородка, по кайме верхней губы, по зрачкам, по верхнему краю лба и по темени.

Афина Паллада

Красоту лица определяли большие глаза, прямые линии носа, подбородка, невысокий лоб, обрамленный завитками волос с прямым пробором. Эллины большое внимание обращали на прическу. Женщины, как правило, волосы не обрезали, они укладывали их узлом или перевязывали на затылке лентой. «Античный узел» вошел в историю прически и до сих пор находит себе почитательниц.

Артемида

В моде была красота строгая и благородная. Прежде всего ценились голубые глаза, златокудрые волосы и светлая, блестящая кожа. Для придания лицу белизны привилегированные гречанки использовали белила, легкие румяна наносили кармином – красной краской из кошенили, применяли пудру и губную помаду. Для подведения глаз – копоть от сгорания специальной эссенции.
Но нельзя забывать, что греки изображали не женщин, а богинь. Если же посмотреть на картину реальной жизни греков, то женам отводилась роль деторождения и ведения домашнего хозяйства.



Лишь у гетер был отдельный статус и они пользовались свободами для обычных гречанок неслыханными.

“ Нам даны гетеры для удовольствия, наложницы для повседневных нужд и жены, чтобы давать нам законных детей и присматривать за хозяйством” — это высказывание Демосфена полностью определяло отношение свободного гражданина Эллады к женщинам того времени.

ЭТРУССКИЕ ЖЕНЩИНЫ

Этруски — древние племена, населявшие в 1-м тыс. до н.э. северо-запад Апеннинского полуострова — область, называвшуюся в древности Этрурия (современная Тоскана). Этруски — создатели цивилизации, предшествовавшей римской и оказавшей на неё значительное влияние.Культура этрусков свидетельствует об их высокой художественной одаренности.Благодаря мастерству этрусских скульпторов и живописцев мы можем наблюдать эти действительно прекрасные образцы женской красоты.



Интересно, что у этрусков женщины играли гораздо более важную и самостоятельную роль, чем в Древней Греции и в Древнем Риме. Они наравне с мужчинами участвовали в пирах и празднествах. Найденные в археологических раскопках изображения показывают, что нравы у этрусков были более свободные, чем у греков, по крайней мере, женщины у них пользовались большей свободой.



Важная роль женщины в обществе была закреплена в имущественных отношениях: если, примеру, в аристократическом роду не было прямых наследников мужского пола, то все имущество и социальная значимость переходили к женщине.



Так же, как и у многих других народов, богатые этруски наряжали своих женщин, как на выставку. Чем богаче была знатная семья, тем больше изысканных украшений носили их дамы и девицы. Этрусские ремесленники славились не только как искусные оружейники, но и как искусные ювелиры, которые делали украшения из золота и серебра – цепочки тонкого плетения, ожерелья, пряжки, подвески…

ДРЕВНЕРИМСКИЙ ИДЕАЛ ЖЕНСКОЙ КРАСОТЫ

Ближайшими соседями древних этрусков были латины — основатели Рима. Они и стали наследниками этрусской культуры. От этрусков римляне унаследовали очень многое: знаменитую римскую тогу, строение жилищ, планирование города. Первые храмы в городе Риме построили этрусские архитекторы. Римляне переняли у этрусков и многие черты государственного правления, символы царской власти, церемонию триумфа — прославления победителей — полководцев и императоров, ряд священных обрядов поклонения богам вместе с некоторыми богами, священное искусство гадания по органам жертвенных животных, полету птиц и молниям.
И это неудивительно, потому что даже последняя династия современников и соперников этрусков -римских царей — была основана выходцами из Этрурии. Это Тарквиний Приск, Сервий Туллий и Тарквиний Гордый. Последнего из них римляне изгнали, и вместе с этим деянием закончились времена Римского царства, началась эпоха Римской республики, в жестоком соперничестве с которой погибли этрусские государства. А этрусская культура растворилась в римской.И идеалы красоты римлян совпадают с этрусскими идеалами.Также, несомненно, и древнегреческие идеалы оказали серьёзное влияние на представления римлян о красоте.Даже весь греческий пантеон богов полностью перешёл к римлянам лишь изменив их имена.

Богиня плодородия Церера

Венера

Минерва

Греческие каноны красоты перешли к римлянам с некоторыми поправками. Идеальной римлянке предписывалось быть статной, дородной, уж ни в коем случае не худой. Однако полнота требовалась отнюдь не рыхлая, фигура должна была сохранять грациозность и стройность. Для римлянок, скелет которых был генетически тоньше, чем у гречанок, выполнить это условие было нелегко. Они активно занимались физическими упражнениями, а также туго бинтовали грудь и бедра.



В Древнем Риме господствовал культ светлой кожи и белокурых волос. Жены римских патрициев для ухода за кожей, кроме отбеливающих мазей, средств против сухости кожи, морщин и веснушек, применяли молоко, сливки и молочнокислые продукты. . Римлянки уже знали секрет обесцвечивания волос. Волосы протирали губкой, смоченной маслом из козьего молока и золой букового дерева, а затем высушивали на солнце.

Каким был идеал женской красоты в античности? | Культура

Отношение греков к телесной красоте особенно ярко иллюстрирует история Фрины — известной гетеры, послужившей моделью для многих статуй. Когда ее осудили за богохульство и «развращение лучших афинских мужей» и уже готовы были вынести смертный приговор, ее адвокат предъявил последний аргумент — просто сдернул с Фрины одежду. Увидев, сколь прекрасна нагота подсудимой, судьи усомнились, что в таком теле может быть порочный дух, и… оправдали.

Жан-Леон Жером, «Фрина перед ареопагом», 1861 г.Жан-Леон Жером, «Фрина перед ареопагом», 1861 г.
Фото: artchive.ru

В той же Древней Греции, чуть ли не впервые в истории, попытались математически вычислить и определить каноны красоты человеческого тела.

Изучая законы гармонии и пропорциональных соотношений, знаменитый математик Пифагор в VI в. до н.э. открыл принцип «золотого сечения» (сам термин был введен Леонардо да Винчи), по которому целое относится к своей большей части, как большая к меньшей. Если С — целое, А — большая часть, В — меньшая, то «золотое сечение» выражается формулой — С: А=А:В. Это послужило основой для расчета пропорциональных соотношений.

Доскональный расчет канонов красоты произвел древнегреческий скульптор Поликлет в V в. до н.э. (его сочинение на эту тему так и называется — «Канон»). По его мнению, идеальное тело должно быть таким: голова — 1/7 всего роста, кисть руки — 1/10, ступня — 1/6, а центр тела должен приходиться на уровень пупка.
Поликлет первым додумался придавать фигурам такую постановку, чтобы они опирались на нижнюю часть лишь одной ногойПоликлет первым додумался придавать фигурам такую постановку, чтобы они опирались на нижнюю часть лишь одной ногой
Фото: Ricardo André Frantz, ru.wikipedia.org

Антропологи установили, что деление человеческого тела точкой пупа — важнейший показатель «золотого сечения». Мужские пропорции колеблются в пределах среднего отношения 13 к 8 (1,625). Они ближе к «золотому сечению», равному 1,618, чем женские, составляющие 8 к 5 (1,6). У женщин ноги… короче!

Однако если отвлечься от бесспорного авторитета греческих скульпторов и приглядеться к «Венерам» непредвзятым оком, то можно заметить, что их красота по нынешним меркам является не такой уж идеальной.
Известные изображения ВенерыИзвестные изображения Венеры
Фото: Источник

Во-первых, древнегреческая женская фигура толстокостна, массивна, с мягкими округлыми формами. Во-вторых, у нее небольшая, абсолютно симметричная грудь, довольно широкая талия, почти плоские ягодицы и коротковатые ноги. Для примера приведем «модельные» параметры Афродиты Книдской, исполненной знаменитым Праксителем: рост — 164 см, грудь — 86, талия — 69, бедра — 93.

По статуям мы также можем составить представление и об идеальных чертах лица древней гречанки: большие глаза с широким межвековым разрезом, маленький рот и классический «греческий» нос, прямой и фактически продолжающий линию лба.

Несмотря на благородную белизну греческих статуй, гречанки, как и египтянки, вовсю пользовались косметикой: подкрашивали глаза и брови, румянили щеки.
Кстати, на самом деле греки всегда ярко раскрашивали статуи, а «классическая» белизна (которая так восхищала гуманистов Возрождения) появилась лишь под влиянием безжалостного времени. Но вернемся к женщинам…

Самая популярная прическа античности нам тоже прекрасно знакома: это завязанный на затылке греческий узел «коримбос». Волосы чернявые гречанки предпочитали обесцвечивать при помощи щелочного мыла и солнечных лучей. Как видите, мода на блондинок имеет давнюю историю.

Из древнегреческих богинь одна богиня охоты Артемида по роду своих занятий обладала подтянутой мальчишеской фигуройИз древнегреческих богинь одна богиня охоты Артемида по роду своих занятий обладала подтянутой мальчишеской фигурой
Фото: Depositphotos

Греческие идеалы красоты перешли к римлянам с некоторыми поправками. Идеальной римлянке предписывалось быть статной, дородной, уж ни в коем случае не худой. Однако полнота требовалась отнюдь не рыхлая, фигура должна была сохранять грациозность и стройность. Для римлянок, скелет которых был генетически тоньше, чем у гречанок, выполнить это условие было нелегко. Они активно занимались физическими упражнениями, а также туго бинтовали грудь и бедра.

Желание стать блондинками перешло от греков к римлянам вместе с остальными канонами красоты. Именно светлые, русые, рыжие волосы особенно ценились в Древнем Риме. Проститутки же были просто обязаны иметь желтый или белый цвет волос (согласно римским законам, благородным матронам менять свой цвет волос возбранялось). Так как постоянная процедура обесцвечивания была рискованна не только «солнечными ударами», но и полным облысением, в моде были парики из светлых волос, поставляемые обычно из завоеванной Галлии.
Бюст римской матроны ВипсанииБюст римской матроны Випсании
Фото: ru.wikipedia.org

Кожу римлянки тоже отбеливали, и тоже довольно опасным способом — свинцовыми белилами, что нередко приводило к отравлению. Были и другие, менее опасные «рецепты»: например, крем из хлебного мякиша и молока, мыло из козьего жира и пепла букового дерева. А римскую императрицу Поппею во всех поездках сопровождал караван из пятисот ослиц, в молоке которых она ежедневно купалась.

Античная культура.

Разделы сайта:




1.      
Характерные черты древнегреческой культуры.

Термин античность ввели итальянские гуманисты для определения
греко-римской культуры, древнейшей из известных в то время.
Античная культура ограничена пространством (побережье и острова
Эгейского и Ионического морей) и временем (от
II тыс. до н.э. до первых веков христианства).
Европейская цивилизация своими корнями уходит в античную
культуру. Древние греки освоили опыт восточной культуры (Египет
и Вавилон) и определили собственный путь в развитии
социально-политических отношений, философского мировоззрения,
художественно-эстетических подходов. Греция не была
отягощена  азиатскими традициями.

Демократичность греческой культуры  (государство не
существовало вне или над гражданами, они сами в своей
совокупности и были этим государством, следовательно, свободная,
лишенная даже оттенка официальности жизнь древнего грека (это
определяло то чувство единства личного и официального,
индивидуального и коллективного, интимного и монументального).
Космологичность (по греч. Cosmos
– не только мир, а вся вселенная, мировое целое, которое
противостоит хаосу своим порядком и красотой. (Греческие коммуны
предлагали художнику подражать природе). Эстетические идеалы
греческой культуры: красота, мера, гармония. Красота понималась,
прежде всего, как соразмерность, определенность, порядок. Мера –
это исходный принцип всего сущего, характеристика совершенства
«ничего лишнего» ­­– запись на фронтоне дельфийского храма
Аполлона. Гармония – единство в многообразии. Античная культура
– тип рациональной европейской культуры. Грек воспринимал мир
таким, каким он был, без особого осмысления, но, восприняв, его
грек должен был его просчитать и вычислить, измерить и дать
доказательства и если гармония и красота есть соразмерность,
следовательно, должны быть математические нормы этой
соразмерности, отсюда каноны, которые определяли идеальные
пропорции гармоничной человеческой фигуры. Скульптор Поликлит –
V в. до н.э. Свою теорию практически
он выразил в собственных статуях атлетов («Копьеносец», «Юноша с
победной повязкой»). Математические расчеты базировались на
наблюдении реального человеческого тела, но тело
ассоциировалось, прежде всего, с внутренним миром человека, с
его положительными, нравственными качествами. Гармоничность тела
не воспринималась без гармонии духа=калокагатия, это идеал, к
которому стремился каждый гражданин греческого общества,
соединение красоты человеческого тела нравственного внутреннего
совершенства с приоритетом второго. Достигнуть идеала можно было
гимнастическими упражнениями + образованием + воспитанием.
Воспитание – единство физического и умственного развития в
равной степени, ко второму относилось поприще муз (пение,
музыка, танцы, поэзия), антропоцентризм, именно в Афинах философ
Протагор изрек свою знаменитую фразу: «Человек есть мера всех
вещей». Антропоцентризм подразумевал культ тела человека, даже
своих богов они представляли в образе человеческом, и наделяли
высшей телесной красотой. Культ тела был настолько велик, что
нагота не вызывала чувства стыда. Греческая культура взяла
человеческой тело мерилом  всех своих форм, математика, физика,
астрономия, философия не представляется без эстетики греческой
красоты, даже риторика в качестве своего критерия брала человека
и его качества. Но наиболее полно культ тела был выражен в
архитектуре и скульптуре, математические вычисления храмов
соотносились с человеческим телом, при любом сооружении
использовались меры, заимствованные из человеческого тела
(локоть, ладонь, палец). Дорическая колонна – фигура мужчины,
физически сильного, твердо стоящего на ногах, не требующий
никаких украшений. Ионическая колонна – фигура женщины
утонченной и прекрасной. Колонна украшалась орнаментом в виде
лепестков лотоса с завитками, напоминая прическу греков.
Коринфская колонна напоминала девичью грацию. Очень важной
чертой греческой культуры была состязательность (агон).
Греческий агон восходил к игрищам былой общины, характеризовал
все сферы жизни общества и олицетворял характерную черту
древнего грека – он всего лишь гражданин полиса и его личные
заслуги ценятся только тогда, когда они выражают идеи и ценности
полиса. Наиболее ярким выражением греческого агона стали
олимпийские игры. Истоки первых олимпийских игр теряются в
древности, но в 776 году до н.э. на мраморной доске было выбито
имя первого победителя в беге и этот год стал началом
олимпийских игр. Местом проведения была священная роща Антис,
место мира и благоденствия, которые в обязательном порядке
устанавливались на время проведения игр. В священной роще
зрители разбивали свой лагерь и сюда ехали не только ради
состязаний, здесь заключались торговые сделки, ораторы, ученые,
поэты выступали со своими речами. Государство имело право здесь
провозглашать свои новые законы. В агоне брала начало диалектика
– умение вести беседу, опровергая аргументы и рассуждения
соперника, выдвигая и доказывая свои собственные доводы. Пейто –
богиня  убеждения. В агоне берут свое начало и существование
различные философские направления, философия, в буквальном
смысле любовь и мудрость. Праздничность и красочность,
зрелищность, обычно праздники были связаны с религиозными
шествиями и состязаниями в честь богов.

       Основные этапы развития
эллинской культуры

История античного искусства включает
несколько этапов:

1. Критомененский. III-II
тыс. до н.э. На этом этапе совершенства достигает искусство
мастеров о. Крит. Именно здесь находится один из дворцов,
известный как дворец царя Миноса, где размещался лабиринт
Минотавра (16 000 тыс. кв. м.)

2. Гомеровский. XI-VIII
в. до н.э. Характеризуется знаменитым эпосом, распространением
керамики мелкой пластики геометрического стиля.

3. Архаический. VII-VI
в. до н.э. Время возникновения городов-государств
(полисов) и бурного развития искусства. В этот период оформилась
греческая религия, для которой характерен политеизм, следствием
чего стало создание богатой мифологии, зарождаются олимпийские
игры, греческий театр, возникает первая философская система
(натурфилософия), ее представляет Фалес, Анаксимандр, Анаксимен,
они пытались осмыслить природу и ее закономерности, выявить
первооснову материального мира.

4. Классический. Нач. V-IV в. до н.э. В этот период большое
развитие получает греческая демократия, следствием чего стал
подъем экономической и политической жизни, центром становятся
Афины, получает развитие монументальность, архитектура (храм
Афины победительницы, Акрополь, Парфенон), это расцвет греческой
философии (Сократ, Платон, Аристотель).

5. Эллинизм. III-I
в. до н.э. Широкое распространение культуры эллинизма
среди городов Средиземноморского побережья, следовательно,
сенкритизм.

ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКОЕ ПОНИМАНИЕ КРАСОТЫ ДУХА | Аналитика культурологии

Автор(ы) статьи: Попова Л. О., Ромах О.В.
Раздел: ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ
Ключевые слова:

красота духа, самодостаточность человека, благородство, справедливость, дуальность: красота духа – здоровье общества.

Аннотация:

Сегодня, с позиции формирующегося нового космического мироощущения, становится возможным научно обосновать значение красоты в духовном совершенствовании человека. Эта проблема становится все более актуальной, так как в современном мире научно – технического прогресса, красота утратила свое высокое предназначение и понимается как украшательство, роскошь, оторванная от жизни. Так Н.К. Рерих считал, что выходом из кризисной ситуации – является утверждение в сознании людей основ истинной культуры и прежде всего понимания значения красоты.

Текст статьи:

Красота с древнейших времен играла важную роль в жизни народов и, в первую очередь, в духовном развитии человека, его внутреннего мира.  Об этом ярко свидетельствует вся история эстетической и философской мысли, накопившая значительный  материал различных представлений о духовной сути красоты и ее значении. Человечество с давних пор решает вопрос о совместимости духовной красоты и физического совершенства. Категория красоты духа применима к людям независимо от их возраста и пола и определяет отношение к мудрости, честности, уравновешенности, порядочности человека [3].

Особенно сильно чувство красоты было развито у древних народов. В Древнем Египте и Древней Греции красота воспринималась как источник жизни. Чтобы так ценить красоту, надо, несомненно, обладать высокой духовностью. Великая античная культура была основана на культе красоты. Именно в древнегреческой философии возникла идея красоты как космического явления, и была создана духовная иерархия ценностей, выраженная в триединстве – истины, добра и красоты. Само слово «космос» в переводе с греческого означает «красота», «гармония», «порядок».  Мерою прекрасного являлся  сам человек как совершенный микрокосм, подобный макрокосму. Идеи греческих мыслителей  напитали все последующие культурные эпохи и, соответственно, были развиты на более высоком уровне, а античный классический  идеал, составил основу европейской культуры [6].

Восприятие красоты античными философами было обобщено в работах Плотина, где, в частности, красота получала функцию возводящей к божественному и прекрасному в двух специальных трактатах «О прекрасном» и «О мысленной красоте». Согласно его концепции, красота пронизывает весь универсум и является показателем оптимальной бытийственности всех его составляющих. Чем выше уровень красоты, тем выше уровень бытия. «Прекрасное ведь и есть не что иное, как цветущее на бытии», «цветущая на бытии окраска есть красота» [6]. В системе своей теории Плотин разработал стройную иерархию красоты, состоящую из трех ступеней». Первая и высшая — умопостигаемая красота. Она «истекает» от бога — высшего единства блага и красоты, и ее носителями поступенчато выступают ум и душа мира, которая в свою очередь даёт начало следующей ступени — красоте, постигаемой душой человека. На этой ступени находится идеальная красота природы, красота души человека и красота добродетелей, наук, искусств. Нижнюю ступень занимает чувственно воспринимаемая красота, к которой Плотин относил видимую красоту материального мира и красоту произведений искусства.

В работах средневековых мыслителей Гуго Сен-Викторского, Роберта Гроссетеста, Иоанна Скотта Эриугены, Гильома Овернского, Альберта Великого, Бонавентуры, Ульриха Страсбургского, Фомы Аквинского сложилась многоаспектная средневековая концепция красоты.  С одной стороны, красота понималась объективно как творение Бога, объективированная сияющая Слава Божия, получающая отражение в материальном мире — его красоте. С другой, — красиво то, что «нравится само по себе» (Гильом), доставляет наслаждение в процессе неутилитарного созерцания вещи. Красота осмысливается как сияние (или просвечивание) «формы» (идеи) вещи в ее материальном облике (Альберт Великий). Развивается световая эстетика, утверждается анталогическая функция красоты (Иоанн Скотт Эриугена) [6].

В противовес этому гуманисты эпохи Возрождения утверждали красоту природы и радость её восприятия. Мыслители и художники итальянского Ренессанса поставили в центр своих эстетических представлений и творческих исканий красоту искусства. Ренессансные мыслители были убеждены, что только в искусстве являет себя истинная красота мира, «божественная идея красоты» (Альберти). Она осеняет художника, и он стремится воплотить ее в своем творчестве, убирая в процессе высвечивания «внутреннего образа» всё преходящее, поверхностное, случайное из своего искусства [6].

С появлением в XVIII в. эстетики как науки красота рассматривается в качестве предмета и главной категории этой науки.  Немецкая классическая эстетика внесла ряд диалектических идей в понимании природы красоты духа. В этическом плане Кант рассматривает красоту как «символ нравственно доброго». Он убежден, что неутилитарный интерес к природе, ее красоте свидетельствует о высоком нравственном чувстве созерцающего; а с другой стороны, красота в природе «имеет более высокий смысл», чем в искусстве, то есть обладает своего рода анагогической функцией, ориентирует душу воспринимающего на трансцендентальную сферу. Подход Гегеля к этой категории пронизан историзмом. В красоте он видел один из этапов общемирового движения духа (абсолютной идеи). В своём развитии дух обретает гармоническое единство с материальной формой, идея находит полное и адекватное выражение в форме, и это красиво. Такого состояния абсолютная идея достигает в век классического искусства (Древняя Греция). Красота для Шиллера, как затем для Гердера и ряда других философов выступала чувственным образом (или явлением) истины [6].

На рубеже 19-20 вв. в западно-европейской эстетике получили распространение субъективные и идеалистические воззрения, согласно которым человек в процессе исторического восприятия как бы одухотворяет эстетически нейтральный мир и заставляет его излучать красоту. Только индивид вносит красоту в природу, которая сама по себе лежит «по ту сторону прекрасного и безобразного», она «внеэстетична», как и «внеморальна» и «внелогична» [1].

Особое отношение к красоте существовало и у славянских народов. Так, в эпоху Киевской Руси красота воспринималась как символ святости, благочестия, духовных ценностей [3]. Далее преемственность этих идей была синтезирована в культуре Серебряного века и русском космизме на новом уровне, и возникло новое понимание красоты, как силы способной преобразить человека и мир. Тема красоты проходит через все произведения мировой литературы.

Сегодня, с позиции формирующегося нового космического мироощущения, становится возможным научно обосновать значение  красоты в духовном совершенствовании человека. Эта проблема становится все более актуальной, так как в современном мире научно – технического  прогресса, красота утратила свое высокое предназначение и понимается как украшательство, роскошь, оторванная от жизни. Так  Н.К. Рерих считал, что выходом из кризисной ситуации – является утверждение  в сознании людей основ истинной культуры и прежде всего понимания значения  красоты.  Е. Рерих создала новую концепцию культуры, пронизанную идеями Живой Этики (философии космической реальности), имеющую практическое эволюционное значение. Особое значение в ней придавалось красоте как энергетическому явлению и созидательной силе мироздания, способной преобразить сознание человека [8]. Рерихи существенно изменили формулу Достоевского, который  говорил «Осознание красоты спасет мир» [2].  Следовательно, мир спасет не красота сама по себе, а красота возвышенная и утвержденная в сознании человека, его внутренняя красота: красота мыслей, чувств, поступков. Поэтому, Рерихи считали необходимым постоянное стремление к прекрасному, где жизнь основывается на красоте [5]. Учитывая этимологическое значение слова «культура»: культ – поклонение и ур (санскрит) – свет, огонь, Н.К. Рерих определяет культуру как «почитание света», как синтез трех составляющих науки, искусства и этики.  В основу культуры Рерих включает триединство – знание, любовь и красота, которое созвучно античной триаде [4]. Эти идеи развиваются на основе нового энергетического мировоззрения, определяя красоту «…как энергетический закон гармонии духа. Красота постигается человеком через культуру, энергетическое поле которой и есть источник красоты» [8]. Таким образом, само понятие «культура» неразрывно связано с понятием «красоты».

Идеи Рериха находят подтверждение в новой научной парадигме о многомерности Вселенной и человека, в которой культура рассматривается как «самоорганизующаяся система духа, действующая в соответствии с уровнем и качеством энергетики этого духа». Сущность красоты, согласно новому космическому мировоззрению заключается в создании гармонии в космосе, и человеке, его внутреннем мире [8].  Следовательно, красота спасет мир тем, что формирует из хаоса – космос (порядок, гармонию) и этот процесс идет как в макро, так и в микрокосме. Красота как категория духа утончает материю жизни и энергетику человека.

Таким образом, история развития понятия с древнейших времён и до наших дней затрагивает все чувства человека. Тема красоты человеческой души остается актуальной и в современном мире, так как духовная красота универсальна, как универсально духовное знание. Красота должна присутствовать на всех этапах становления личности, способствуя ее гармоническому развитию и совершенству. И действительно, красота, наряду с истиной и добром, неизменно выступает в составе исходной триады ценностей, представляющей фундаментальные основания бытия. 

Литература

1. Гадамер Г.Г. Актуальность прекрасного. — М., 1991.

2. Кошин Н.В. «Эстетика Ф.М. Достоевского» — М., 1980.

3.Неменский Б.М. Мудрость красоты. О проблемах эстетического воспитания. – М., 1987.

4. Рерих Н.К. Культура и цивилизация. – М., 1994.

5. Рерих С.Н. Стремиться к прекрасному. – М., 1993.

6. Сталович Л.Н. «Филоcофия красоты» — М., 1980.

7. Шапошникова Л.В. Тернистый путь Красоты. – М., 2001.

8.Эстетические воззрения в Учении Живой Этики. Монография. – М., 2005.

Кельтов: Искусство и самобытность Выставка раскрывает историю древней кельтской культуры

Викинги? Рогатые шлемы носили именно CELTS: выставка раскрывает историю и потрясающую красоту древней кельтской культуры

  • Выставка под названием «Кельты: искусство и идентичность» начнется в сентябре в Лондоне и продолжится в марте в Эдинбурге
  • Hoard золотых факелов, религиозные предметы, такие как замысловатый резной крест и редкие зеркала, будут выставлены на выставке
  • Рогатый шлем, датируемый 100 годом до н.э., показывает, что кельты изобрели дизайн, связанный с викингами
  • Это будет первый крупный Британская выставка за 40 лет, рассказывающая историю кельтов через потрясающие объекты

Сара Гриффитс для MailOnline

Опубликовано: | Обновлено:

Реклама

Многие люди думают, что викинги изобрели характерный рогатый шлем, но на самом деле это дело рук кельтов.

Предстоящая выставка в Британском музее призвана развеять мифы, окружающие кельтский народ, и будет использовать необычные предметы, чтобы рассказать их историю.

Среди других очень декоративных находок они будут включать клад золотых факелов, редкий позолоченный крест и зеркала железного века.

Прокрутите вниз, чтобы увидеть видео

A forthcoming exhibition at the British Museum aims to iron out myths surrounding the Celtic people and will use extraordinary objects to tell their story. This horned helmet dating to between 150 and 50 BC, which was found in the River Thames is one star of the show. Julia Farley, of British Museum, said: A forthcoming exhibition at the British Museum aims to iron out myths surrounding the Celtic people and will use extraordinary objects to tell their story. This horned helmet dating to between 150 and 50 BC, which was found in the River Thames is one star of the show. Julia Farley, of British Museum, said:

Предстоящая выставка в Британском музее направлена ​​на то, чтобы развеять мифы, окружающие кельтский народ, и будет использовать необычные предметы, чтобы рассказать их историю.Этот рогатый шлем, датируемый 150-50 гг. До н.э., который был найден в Темзе, является одной из звезд шоу. Джулия Фарли из Британского музея сказала: «Я думаю, что кельты имеют довольно серьезные претензии на типичный рогатый шлем».

Выставка под названием «Кельты: искусство и идентичность» начнется в Лондоне в сентябре и продолжится в Эдинбурге в марте. 2016.

.

Культ безобразия в Америке | Общество и культура | Христианская жизнь

The cult of ugliness in America

Тема, по которой меня попросили выступить сегодня, — это «Культ безобразия в Америке». Я не собираюсь говорить обо всех возможных примерах уродства в нашем обществе. Это было бы утомительно, если не полностью обескураживающим. Мы уже живем бок о бок в невероятно уродливой культуре; мы не можем избежать этого. Так что, если у этого разговора есть какая-то цель, то он состоит в том, чтобы держать вас в курсе очень реальной опасности, что вы можете полностью упустить уродство и никогда не уловить реальное разрушение, которое это уродство творит в самой вашей душе.

Итак, что я мог иметь в виду под словом «уродливый»? Не будет ли слишком бойко сказать, что если красоту можно определить как то, что при взгляде доставляет удовольствие, то уродливым является то, что при взгляде не нравится? Почему это не нравится? Есть ли какой-то определяемый элемент, который говорит нам, что некрасивая вещь уродлива? Есть ли очевидная линия, форма или комбинация линий и форм, которая кричит: «Уродливо!»

Что мы можем сделать с современным феноменом, согласно которому то, что считается уродливым, тем не менее нравится — или то, что считалось бы прекрасным в другую эпоху или общество, мы считаем уродливым?

Например, когда я говорю, что вы живете щекой к лицу с этим уродством, я имею в виду, что, приходя и выходя из этого зала, вы окружены милями и милями непреклонного уродства: McDonalds и Burger Kings зажаты между Amocos и многоквартирные дома.Вы не принимаете это за красоту, но она настолько повсеместна, что вы больше не можете признать ее особенно уродливой.

People no longer recognize things as specifically ugly. Image of a busy city street with many billboard ads. Возможно, вы даже не заметите уродство всех торговых центров с их фальшивыми фасадами и даже более фальшивыми интерьерами или кондоминиумов, которые так же пусты и бесплодны внутри, как и снаружи.

Вот так сейчас все выглядит.

И, конечно же, это только для начала, потому что в нашем мире также есть духовное уродство, не менее всеобъемлющее и так или иначе связанное с визуальным уродством вокруг нас.

Вы включите автомобильное радио только для того, чтобы услышать о новой стрельбе в школе, и вы даже не будете уверены, будет ли это восьмым или девятым подобным убийством за столько месяцев. Однако вы сможете сформировать мысленный образ предполагаемых преступников, поскольку вы видели внешний вид и моду в вашем собственном квартале и, возможно, даже в своих собственных семьях: стриженные, окрашенные волосы, увечья, татуировки, кольца в ноздрях и бровях, мешковатая одежда, задние бейсболки, угрюмый взгляд и угрюмое ворчание.Вы даже слышали их музыку — помилуй нас Бог; мы все слышали их музыку.

Затем, конечно, когда вы, наконец, доберетесь до дома, вы включите телевизионные новости, чтобы узнать о прогрессе нашей научной культуры в сборе и продаже частей тела младенцев. Вы увидите байты новостей о политических кандидатах, пытающихся превзойти друг друга в своей преданности делу убийства младенцев.

A statue of Our Lady in Los Angeles, the Cathedral of Our Lady of the Angels. Может быть, тогда после ужина вы переключите канал на шоу, где вас час за часом рассматривают актеры и актрисы, извергающие мерзкие реплики в еще более безвкусных постановках.Можно ли описать телепрограммы менее точно, чем сказать, что они состоят из уродливых, злых людей, которые делают уродливые, злые вещи друг для друга? Действительно, уродство настолько универсально, настолько неотъемлемая часть нашей жизни, что почти не регистрируется в нашем сознании.

И, напившись полностью этой ужасной чаши, ложитесь спать.
Теперь вы можете подумать, что, по крайней мере, в воскресенье вы можете спастись от всего этого визуального и духовного уродства, посетив церковь; но есть и уродство, потому что есть вероятность, что ваша церковь уже разграблена современными католическими варварами, у которых нет даже художественного чутья унитариев, сидящих на досках сохранения исторических памятников в ваших городах.

Модернисты уже убрали скинию в кладовку, а распятие — в подвал приходского дома. Они разрушат святилище и разрушат святыни; и они сделают все возможное, чтобы разрушить то видение духовной красоты, которым обладали первые прихожане и первый архитектор. Но, опять же, вы уже настолько привыкли к этому, что то, что они сделали с вашей церковью во имя реформы, больше не регистрируется в ваших умах — по крайней мере, до тех пор, пока вам не придется противостоять тому, что они также сделали с мессой — когда-либо — задорный, вечно ребячливый, постоянно меняющийся, вечно скучный, вечно терапевтический, пока вы не перестанете быть уверенным, кого больше смущать: вас за то, что вы все еще там, или литургистов, которые все это изобрели.

Нет, культ уродства настолько распространен, что повсюду вокруг нас, в каждом укромном уголке и закоулке нашей жизни, что каждый момент мы рискуем упустить его, больше не быть в состоянии его видеть или даже быть отталкивающим. Это.

Что такое красота?

Наш доклад будет разделен на три части. Сначала мы попытаемся понять, что всегда традиционно понималось под словом «красивый» большинством людей в большинство эпох, и на самом деле, как традиционная католическая философия смогла отсортировать превратить традиционное понимание красоты в реальный набор принципов, нарушение которых привело бы к безобразию.

Во-вторых, мы попытаемся поместить эти представления о красоте и уродстве в контекст культуры — культа или веры — чтобы увидеть, как красота и уродство естественным образом перетекают в мир из содержания или пустоты души.

В-третьих, мы примем некоторые личные решения, которые, как мы надеемся, помогут нам в долгом пути к уничтожению этого Культа Ужаса.

Природа, матрица красоты

Спросите любого ребенка, который что-то рисует, что он пытается сделать, и он скажет вам, что пытается воссоздать то, что он видел в природе, будь то яблоко, или солнце, или дерево, или дом.И неизменно мерилом успеха рисования для этого ребенка является то, насколько рисунок похож на природу.

Точность в соответствии с природой всегда была эталоном для художников и обществ, для всех высоких цивилизаций от египтян и греков до римлян и европейцев. Последующие поколения художников каждой культуры пытались улучшить или хотя бы запомнить методы, уроки и открытия предыдущих поколений, всегда стремясь к большей красоте линий, более твердым фигурам и более истинным перспективам.

Было принято считать, что лицо бесконечно больше, чем просто это лицо — что-то еще между пропорциями носа, глаз, скул, челюстей, губ и рта — и это, конечно, было бы «красотой».

St. Thomas Aquinas defines beauty as: That which when seen pleases. Следовательно, если мы хотим что-то понять о «Куте уродства», мы должны сначала понять, что такое красота. Его определение достаточно простое.

Согласно великому святому-философу средневековья Фоме Аквинскому, красота — это то, что нравится при взгляде.* Ни больше ни меньше. Если бы цвета, формы, формы и композиции одновременно нравились нищим и королям, это считалось бы «прекрасным».

Но почему это нравится? Что радует сердце тому, что видит глаз?

Ну, святой Фома сказал, что если что-то доставляет нам удовольствие, то всегда как-то присутствует в вещах, доставляющих удовольствие, что-то «хорошее», а хорошее всегда привлекает нас, всегда радует нас.

Итак, добро, которое человек видит и ощущает в какой-то красивой вещи, — это ее «форма».То есть целостность, ее пропорции. Если такая вещь полная, правильная и сбалансированная, это «хорошо», и происходит то, что нас привлекает эта «форма», потому что мы чувствуем, что в объекте присутствует такая же форма внутри нас.

Мы видим и ощущаем в форме прекрасного объекта «добро». И хорошее в нем перекликается с добром в нас — или, по крайней мере, с тем добром, которое должно быть в нас. Нас очаровывает и привлекает это сходство. Он нас радует, и мы хотим оставаться в его присутствии.

Вы когда-нибудь наблюдали за младенцами и видели, как их полностью принимают другие младенцы, как они реагируют на этих других маленьких существ, которые так похожи на них? Как они смотрят на других младенцев, распознают сходство и даже дотрагиваются до их лиц?

Форма красивого предмета считается красивой, потому что она цельная и соразмерная, поскольку мы ощущаем себя цельными и соразмерными. Мы наслаждаемся красотой нашего собственного существа. Есть сходство между тем, что находится в нас, и тем, что находится в прекрасном объекте.И нам приятно.

Но это еще не все. Есть еще один элемент, без которого невозможно добиться всего этого приятного признания. Точно так же, как глазам тела нужен настоящий свет, чтобы что-то видеть, так и глазам души нужен подобный свет, который Святой Фома называет Claritas — ясность — искра света, так сказать, которая отражается от прекрасного объекта и фактически исходит от красивого объекта. Это та же самая искра бытия, которая исходит от Существа Бога.Само Существо Бога присутствует в бытии объекта, и поэтому прекрасное Существо Бога раскрывается в форме, пропорциях и ясности объекта. Именно потому, что прекрасная вещь является отражением Красоты Бога, мы естественным образом притягиваемся к ней, как если бы мы были привлечены и привлечены к Богу в нашем желании единения с Ним.

Красота Бога каким-то таинственным образом отражается в красоте бытия — сначала в природе, затем в деревьях, закатах, в лицах, формах и фигурах; а затем это отражается в искусстве — в рисунках, картинах, скульптурах и даже в архитектуре (и, как-то еще более загадочно, в музыке.)

Чем ближе эти художественные формы соответствуют природе, тем ближе они соответствуют сверхъестественному и тем точнее отражают истину, красоту и доброту Бога.

Красота — это объективность

В течение многих поколений нас заставляли верить, что красота в глазах смотрящего, что все дело в вкусе и культуре, мнении и воспитании, что не существует истинной объективной красоты, которую можно было бы использовать в качестве универсальный стандарт.Все исходит от ума и от того, что ему нравится. Так что, если вы думаете, что ужасно искаженная серия мазков и пятен неправильной формы — это прекрасно, то для вас это прекрасно.

Итак, я стою здесь сегодня, чтобы сказать, наряду с тридцати тысячами лет человеческого инстинкта и двумя тысячами лет католической традиции, что красота не в глазах смотрящего. Красота заключается в самом прекрасном. Оно либо само по себе будет иметь пропорцию, целостность, целостность и ясность и исходить от Бога, либо не будет обладать этими качествами и будет неугодным для проницательной души и, следовательно, будет уродливым.

Видите ли, как теологический модернизм отрицает объективную реальность сверхъестественного, говоря, что все догмы, все откровения — это всего лишь ваш опыт и, следовательно, истина — это то, что вы считаете истиной, так и художественный модернизм пытается убедить нам, что все, что кто-то считает красивым, прекрасно для этого человека.

В самом деле, сегодня никому не позволено говорить, что что-то уродливо, потому что называть что-то уродливым намекает на возможность действительного реального эталона, согласно которому некоторые вещи могут быть красивыми, а некоторые — некрасивыми.Это намекает на возможность притязания на объективную истину, что определенно недопустимо в современном обществе, потому что это намекает на Бога.

Мы запуганы моральным и культурным молчанием перед современным провозглашением, что приземистая, деформированная, непропорциональная фигура каким-то образом прекрасна — и даже, возможно, более артистична, чем фигура, которую впервые создал Бог. Как можно было сказать, что то, что нам казалось таким уродливым, по-прежнему оставалось им красивым? Что ж, они до сих пор так говорят, но теперь мы знаем, что такое отношение — просто современное интеллектуальное самомнение, благодаря которому их более высокое понимание искусства делает их выше тех, кто не участвует в игре.

По той же причине никому сегодня не позволено говорить, что что-то не так, говорить что-то зло или говорить, что что-то аморально. Если нет ничего, что было бы «истинным» само по себе, тогда нет и того, что было бы само по себе хорошим или плохим — ни красивым, ни уродливым.

Beauty is not in the eye of the beholder Действительно, когда вы входите в какое-то современное чудовище церкви и ваша инстинктивная реакция: «Боже мой, это уродливо», вы правы. Наверное, это некрасиво. И у вас есть не меньший авторитет, чем у Фомы Аквинского, чтобы поддержать вас.

Вы не понесете моральной или эстетической вины, если необычные углы и глухие бетонные стены в церкви вызывают у вас беспокойство и дискомфорт. Нет греха в том, чтобы увидеть какое-то отвратительное искажение Христа на кресте или какое-то чудовищное изображение Марии и сказать, что это ужасно, что это чудовищно. Также нет добродетели в попытке думать, что все это каким-то образом действительно красиво и что с вами должно быть что-то не так. Вам больше не нужно чувствовать себя загнанным в угол, блея: «Ну, я думаю, я не очень разбираюсь в искусстве.Это может просто означать, что ваши хорошие человеческие и католические инстинкты все еще не повреждены и что они каким-то образом выжили в этом уродливом, уродливом обществе.

Теперь вы можете подумать: «Боже мой, мир рушится, и он говорит о рисунках. Более миллиона младенцев в год высасываются из утробы своих матерей, и он хочет обсудить красивые картинки. Семьдесят процентов католиков больше не ходят в церковь, и он дает нам уроки философии искусства. Если бы мы хотели сестру Венди, мы могли бы включить PBS.”

Это гораздо глубже, чем эстетическая философия. Это относится к тому, как мы думаем о самой жизни и обращаемся с ней — всей жизнью, всей природой, всем существом. Всякая человеческая деятельность предназначена с помощью красоты, чтобы предоставить нам доступ к Богу, Который Всесвященен.

Чтобы производить красоту, нужно обладать красотой

Чтобы делать добродетельные дела, нужна добродетель. Действительно, нужна добродетель, чтобы даже признать добродетель или признать ее противоположность. И если вы обладаете этой добродетелью, этой грацией, этой естественной склонностью к сверхъестественному, этим здоровым чувством красоты, вы увидите, узнаете, почувствуете и сделаете то, на что остальные просто неспособны.

То же самое и с чувством прекрасного. Если красота сначала не обитает внутри, она никогда не будет проиллюстрирована извне ни в какой части нашего общества. И даже не узнают.

Bruges Cathedral. Medieval man possessed a sense of beauty. Это остаточное чувство прекрасного — в наших умах и сердцах — с помощью которого мы все еще можем распознать уродство там, будь то уродливые здания, уродливая философия или уродливые жизни, нужно беречь и беречь как наше последнее оружие в борьбе с Нет. -Бог.

Но как получилось, что остальной наш мир стал таким безумно уродливым на всех уровнях?

Мы, кажется, погрязли в этом.Что ж, возможно, к настоящему времени ясно, что наше общество, больше не обладающее добродетелью — теологической или практической — больше не обладающее благодатью, верой или даже самыми смутными представлениями о Боге, приняло пустоту.

Оставив истинного Бога, ослепив себя Его «кларитами», Его искрой, Его светом, мы живем в уродстве, тьме и смятении.

Мы не видим и не совершаем добродетельных или прекрасных вещей извне, потому что внутри больше нет добродетели или красоты. Общество, которое не верит в Бога, сверхприроду или даже истину, не говоря уже о красоте, будет делать только уродливые поступки.

Как это ни прискорбно, наш мир даже не знает, что он уродлив. Мы уже сказали, что красота — это то, что радует, когда на нее смотрят, и поэтому мы знаем, что уродливое — это то, что не нравится при взгляде. Но посмотрите на наше общество, где оно превратилось в мрачное, странное, извращенное и искаженное, что нравится. Где самый популярный фильм за последние годы — номер один за несколько недель — это фильм о каннибале. Теперь радует зло и уродство.

Что ж, добро пожаловать в «Дивный новый мир», где то, что в другую эпоху назвали бы плохим, теперь называют хорошим, а то, что когда-то считалось уродливым, теперь считается прекрасным.

Культ безобразия направлен на Самого Бога и наше восприятие Его

Вряд ли речь идет о красивых картинках. Речь идет о вечно древнем нападении на Его красоту — изначальном оскорблении самого Его существования, а также природы и жизни, которые Он создал. Культ безобразия на нашей земле — не что иное, как гнев сатаны против Бога.

Это не что иное, как сияющий острие копья культуры смерти.
Более того, культ уродства настолько широко распространен и тщательно прославляет бесплодное, бесплодное, странное и уродливое, что отодвигает на задний план все другие религии — прежде всего Истинную веру.

Подсознательное сообщение в каждом запутанном и деформированном произведении современной архитектуры, искусства, музыки или драмы состоит в том, что Бога нет. Подсознательное сообщение в каждом преднамеренном искажении естественных форм, в каждой дань физическим и личным извращениям состоит в том, что Бога нет. Подсознательное сообщение в каждом праздновании странного и смертоносного заключается в том, что Бога нет. Это подсознательное послание, несомненно, является «Просветленным Евангелием смерти», которое любая культура могла бы когда-либо провозгласить, и благодаря его вездесущности во всех аспектах современной жизни нас постоянно побуждают принять это Евангелие.

К сожалению, даже большая часть клерикальной касты, чья задача, несомненно, будет пониматься как поощрение культа прекрасного как часть ее провозглашения Евангелия жизни, — и которые, как мы, конечно, полагаем, будут защищать нас от уродливых соблазнов нет. -Бог часто бывает слишком тупым, чтобы видеть, что происходит, и сам во многих отношениях подчинился Культу Уродства.

Это демонстрируется каждый раз, когда мы заходим в церковь и видим на кресте косоглазого Христа с выпученными глазами или грубую, грубую цементную Мадонну.Бедный священник подумал, что он просто покупает для своей паствы красивое произведение современного искусства. При всей невинности и невежестве он предположил, что просто получил некоторую свежую интерпретацию традиционных религиозных тем и никогда не осознавал, что то, на что он смотрел, и то, чем он наполнял глаза своей паствы, на самом деле было человеческой формой, взорванной, эксплуатируемой и деградированной. — сведены к отдельным и бессильным частям и снова соединены вместе в тревожном дисбалансе — все с целью раскрыть и научить современному отвращению к живым формам, современному отвращению к Творцу.

Нет, бедный священник никогда не думал, что он это делает. Я не думаю, что он вообще это продумал. Я не думаю, что он когда-либо сомневался в духовном источнике таких странных форм или когда-либо задавался вопросом, из каких ужасных шрифтов возникли такие новые формы.

Возможно, он никогда не подозревал о существовании Культа Уродливых. Возможно, он просто предположил, что все дело в вкусе, и что его вкус, как и вкус его стаи, был просто старомодным и готовым время от времени слегка шалить.Что ж, мы все были потрясены.

Modern image of the Immaculate Heart of Mary.  Посмотрите на некоторые из наших новейших церквей и соборов. Многие из них потрясающие и потрясающие — нет, не из-за их уважения к традициям и католическому чувству красоты. Они потрясающие и устрашающие своей крайней бесчеловечностью, полным отсутствием масштабов, абсолютной и полной стерильностью и ужасающими размерами. Нет ни угла, который мог бы понравиться, ни арки, которая могла бы утешить. Не кусок лепнины, которая могла бы удержать нас в своей тени.

Ни даже маленькой статуи, перед которой мы могли бы зажечь тонкую свечу. Подобно разинутой пасти языческих горнилов Молоха, приносящих в жертву детей, некоторые из наших новых церквей поглотят своих людей в ужасах визуального ужаса. Осмелюсь сказать, что одно или два из этих церковных «мест поклонения» являются одними из самых устрашающих архитектурных памятников, которые когда-либо создавались современными католиками и для них.

Меня содрогается от того, какой вред это безобразие может нанести душам тех, кто пытается там молиться.Они являются наиболее яркими возможными примерами нигилизма, пустоты и ничто, о которых постоянно говорит современность, — непрекращающегося сообщения о том, что снаружи нет ничего — ни природы, ни красоты, ни Бога.

И удивимся ли мы, обнаружив однажды с помощью такой архитектуры, что в наших душах тоже ничего не осталось?

Ой, какая серия ироничных трагедий. Мы, католики, думали, что открываем окно для диалога с современностью, никогда не понимали, что нас используют.Так долго говоря на языке и формах современного мира, мы подумали, что можем дать христианскую интерпретацию философии атеистического Просвещения. Мы думали, что теперь они полюбят нас и перейдут на нашу сторону. Но мы обнаружили, что говорим и имеем в виду то, что не хотели говорить или иметь в виду. И мы даже больше не знаем, как это отрицать.

Вот это для всего мира — наше недавно приобретенное евангельское бессилие и духовный паралич, так ясно показанные в суматохе наших обновленных церквей, глупости наших экспериментальных литургий и пустоте наших новых соборов.Почему в самом деле кого-то привлекает красота Бога, если она такова? И однажды мы обнаружим, что сами отдаляемся от Бога, потому что Его очаровательную красоту больше нельзя найти даже в наших собственных зданиях.

Что делать?

Итак, что нам делать? Какой ответ? Должны ли мы тратить оставшуюся энергию и крутить колеса, пытаясь убедить, изменить, преобразовать нашу культуру? И мы действительно иногда так думаем, не так ли? Мы думаем, что если бы каждый увидел эту красивую статую или эту красивую церковь, или услышал бы этот один безупречный аргумент или одно красивое месса, то все они обратились бы.

Но сколько новообращенных устремились в Церковь после того, как услышали запись григорианского песнопения из Испании? Конечно, было продано миллионы, но большинство, я уверен, считали это не более чем музыкой для настроения, которая сопровождала их на беговой дорожке. Современные люди понятия не имели, что поют эти монахи, и латынь не была проблемой.

Сколько из нас думали двадцать пять лет назад, что если бы мы могли просто показать всем фотографии развивающегося плода, дело защиты жизни победило бы окончательно? Никто не заботился; и теперь мы ведем битву с детоубийством.

Ну, все кончено? Неужели мы в полном отчаянии поднимаем руки вверх? Смиряемся ли мы с физическим уродством и духовным вакуумом нашего века? Подчиняемся ли мы Не-Богу нашей эпохи, помещаемся на помойку современности и, подобно Иову, ждем милосердной смерти?

Нет, я не думаю, что мы должны. Прежде всего, наша задача состоит в том, чтобы мы оставались обращенными и преданными Богу наших отцов, Богу всей красоты и всего сущего. И затем, естественно и неосознанно, мы поделимся между собой красотой, которую мы внутренне пережили.

Истинная католическая культура была предоставлена ​​нам, чтобы мы создавали ее заново и заново — с очень незначительной ссылкой ни на наше современное общество, ни даже на священнослужителей, так искренне страдающих современностью. Мы игнорируем это и их, и, получая чаевые от распространителей культа уродства, мы продолжаем наполнять наш разум, наши сердца, наши семьи, наших детей и наш мир как можно большим количеством красоты, чтобы за счет количества и качество наших усилий не будет места для бесчеловечного, нечестивого или уродливого.

Если это звучит как громкий призыв назад в катакомбы — что мы отдаляемся от нашей современной культуры — тогда пусть будет так. Да, это тоже ересь в нашей современной церковной культуре, где нас постоянно поощряют принимать участие в современном мире.

Но поступая так — как мы видели за эти последние трагические десятилетия, мы ничего не выиграем и потеряем все в такой ядовитой встрече.

Но где эти катакомбы? Где эти убежища от человеческих и духовных ужасов нашего «Дивного нового мира»? Они есть у вас дома, в ваших комнатах и ​​спальнях, в ваших домашних школах и частных академиях.Именно здесь сформируется истинная культура Нового тысячелетия, поскольку, не отвлекаясь на пышность и удовольствия, кричащее высокомерие и мясистую поверхностность уродливого мира вокруг нас, матери и отцы могут формировать, формировать и направлять своих детей с неподдельной верой. и внушать их душам все формы и образцы красоты.

И, изолируя своих детей от окружающего их морального убожества, вы только укрепляете их в их возможной конфронтации с ним.Наполните стены своих домов прекрасным искусством, наполните уши своей семьи красивой музыкой, наполните души своих детей красивыми историями, и не останется места для безвкусных, извращенных, уродливых и неверных . Если вы можете превратить свою семью в маленькую церковь, вам не придется постоянно вступать в арьергард, чтобы противодействовать токсинам средств массовой информации и школ или новым странным друзьям ваших детей в этом квартале. Их не заставят забыть дома уроки, которые они только что выучили на улице.

Ваши семьи узнают и оценят, что есть только одна вещь, которой нужно заниматься, вокруг которой нужно вращаться, только одно, что нужно развивать, и это их души, прекрасный дар от Бога. Это осознание затем поможет им делать прекрасные вещи, создавать прекрасные вещи и ценить все прекрасное, исходящее от прекрасных благодатных душ.

И если мы сделаем это, то, мало-помалу, по мере того, как современность продолжает умирать — а она, несомненно, должна, ибо не смерть ли сама его тема? — ее заменит жизнь, по сути, новая Культура Жизни, здоровым признаком которой будет воспевание красоты Бога в красоте жизни вокруг нас.

Да, в нашем обществе действительно существует Культ Уродства, но это не наш культ, и мы не будем иметь к нему никакого отношения.


[вверх]

.

Минойская культура

Религия

Snake goddess picture Религия играла важную роль на минойском Крите и во многих сферах деятельности, а художественные произведения были связаны с религиозным культом. В качестве доказательства в искусстве того периода минойцы обожествили мир природы и нашли в нем логический порядок, позволяющий человеку жить в гармонии с окружающей средой.

Ритуальные торжества обычно проводились в священных пещерах, на святилищах на горных вершинах, а также во дворцах и виллах, у всех которых были свои святилища.Жертвоприношения животных и бескровные жертвоприношения, а также процессии были частью ритуального поклонения великой женской богине природы, и во время этих празднеств поклонники использовали музыку, танцы и молитвы для достижения состояния религиозного экстаза, которое сближало их со сверхъестественным.

Жертвоприношение быка и игры, подобные «таурокатарпсии», которые вращались вокруг животного, были центральной частью минойских религиозных праздников, символизируя, возможно, взаимодействие человека с могущественными природными элементами и, в конечном итоге, его победу над ними благодаря мастерству и силе.

Некоторые из ритуальных предметов, обнаруженных во время раскопок вокруг Крита, включают бычью маску, двойной топор и бычьи рога.

Технологии

Bronze hooks Взаимодействуя с другими цивилизациями Ближнего Востока, минойцы знали и использовали искусство обработки металла. Их искусные ювелирные изделия украшали коллекции знатных дворцовых обитателей и даже экспортировались по Средиземноморью.

Археологические музеи Крита представляют ряд золотых артефактов, а также ассортимент медных инструментов, датируемых 2300 годом до нашей эры.В то время медь была очень популярным товаром, и она редко встречается на Крите. Скорее всего, минойцы импортировали медь с Кипра.

Мастерство минойских кузнецов по металлу было известно в древнем мире, и многие мастера работали за границей, в материковой Греции и на островах Эгейского моря. Микенцы научились искусству инкрустации бронзы золотом у минойцев.

Язык

Bronze hooks Первые письменные письменности минойцев напоминают египетские иероглифы.Фестский диск, который сейчас выставлен в Археологическом музее Ираклиона и датируется 1700 годом до нашей эры, является примером такого письма. Позже остров пронизан слоговым письмом, которое мы называем линейным письмом А. Линейное письмо А еще не расшифровано, поэтому трудно предположить его содержание или происхождение. Были найдены многочисленные таблички с линейным письмом А, в основном при раскопках дворцов и вилл.

Линейное письмо B, которое использовалось микенцами, было письменным письмом, которое использовалось в более поздние минойские времена и было расшифровано недавно, в 1953 году.Лингвисты определили, что линейное письмо B — это примитивная форма греческого языка. Большинство найденных табличек были переведены, чтобы содержать инвентарь товаров на складе и проливают некоторый косвенный свет на жизнь процветающего общества.

Искусство минойцев говорит об обществе радостных настроений, соприкосновения с окружающей их средой и трепета перед логическим порядком природного мира. Прежде всего, раскопанные артефакты показывают людей, которые развили высокую степень самоуважения и острого зрения для наблюдения и адаптации к своей физической среде.

Посетите страницу минойского искусства, чтобы узнать больше.

.

Что такое культура? Определение, значение и примеры

Культура — это характеристики и знания определенной группы людей, включая язык, религию, кухню, социальные привычки, музыку и искусство.

Центр перспективных исследований в области овладения языком идет еще дальше, определяя культуру как общие модели поведения и взаимодействия, когнитивные конструкции и понимание, которые усваиваются в процессе социализации. Таким образом, это можно рассматривать как рост групповой идентичности, стимулируемый социальными моделями, уникальными для данной группы.

«Культура включает религию, еду, то, что мы носим, ​​как мы это носим, ​​наш язык, брак, музыку, что мы считаем правильным или неправильным, как мы сидим за столом, как мы приветствуем посетителей, как мы ведем себя с любимыми «, и миллион других вещей», — сказала Live Science Кристина Де Росси, антрополог из Барнет-энд-Саутгейт-колледжа в Лондоне.

Слово «культура» происходит от французского термина, который, в свою очередь, происходит от латинского «colere», что означает заботиться о земле и расти или выращивать и воспитывать.«Он разделяет этимологию с рядом других слов, связанных с активным стимулированием роста», — сказал Де Росси.

Западная культура

Термин «западная культура» стал определять культуру европейских стран, а также тех, на которые сильно повлияла европейская иммиграция, таких как Соединенные Штаты, по данным Университета Хана. Западная культура уходит своими корнями в классический период греко-римской эпохи и подъем христианства в 14 веке.

Другие движущие силы западной культуры включают латинские, кельтские, германские и эллинские этнические и языковые группы.Сегодня влияние западной культуры можно увидеть почти во всех странах мира.

Восточная культура

Восточная культура обычно относится к общественным нормам стран Дальнего Востока Азии (включая Китай, Японию, Вьетнам, Северную Корею и Южную Корею) и Индийского субконтинента. Как и на Западе, восточная культура находилась под сильным влиянием религии на раннем этапе своего развития, но, согласно книге «Пути к азиатским цивилизациям: прослеживание происхождения и распространения риса и рисовых культур», на нее также сильно повлияли рост и сбор урожая риса. «Автор: Дориан К.Фуллер. В целом, в восточной культуре меньше различий между светским обществом и религиозной философией, чем на Западе.

Латинская культура

Многие из испаноязычных народов считаются частью латинской культуры, в то время как этот географический регион широко распространен. Латинская Америка обычно определяется как те части Центральной Америки, Южной Америки и Мексики, где испанский или португальский являются доминирующими языками. По данным Техасского университета, первоначально термин «Латинская Америка» использовался французскими географами для различения англо-романских языков (на основе латыни).Хотя Испания и Португалия находятся на европейском континенте, они считаются ключевыми факторами влияния так называемой латинской культуры, которая означает, что люди используют языки, производные от латыни, также известные как романские языки.

Ближневосточная культура

Страны Ближнего Востока имеют некоторые, но не все общие черты. Это неудивительно, поскольку, по данным PBS, территория состоит примерно из 20 стран. Арабский язык — это то, что распространено во всем регионе; однако большое разнообразие диалектов иногда может затруднить общение.Религия — еще одна общая культурная сфера стран Ближнего Востока. Ближний Восток — это родина иудаизма, христианства и ислама.

Африканская культура

Африканский континент важен для всех культур. По данным Музея естественной истории в Лондоне, человеческая жизнь зародилась на этом континенте и начала мигрировать в другие районы мира около 60 000 лет назад. Другие исследователи, например, из Эстонского биоцентра в Тарту, полагают, что первая миграция могла произойти намного раньше, уже 120 000 лет назад.Исследователи приходят к этим выводам, изучая геномы людей из разных культур, чтобы проследить их ДНК до общих предков. Летописи окаменелостей также влияют на некоторые из этих теорий.

В Африке проживает ряд племен, этнических и социальных групп. Одна из ключевых особенностей этой культуры — большое количество этнических групп в 54 странах континента. Например, в одной только Нигерии насчитывается более 300 племен.

В настоящее время Африка разделена на две культурные группы: Северная Африка и Африка к югу от Сахары.Это связано с тем, что Северо-Западная Африка имеет прочные связи с Ближним Востоком, а Африка к югу от Сахары имеет общие исторические, физические и социальные характеристики, которые сильно отличаются от Северной Африки, согласно данным Университета Колорадо. Суровая окружающая среда была важным фактором в развитии культуры стран Африки к югу от Сахары, так как существует ряд языков, кухонь, искусства и музыкальных стилей, которые возникли среди обширного населения.

Постоянное изменение

Независимо от того, частью какой культуры является народ, одно можно сказать наверняка: она изменится.«Культура, кажется, стала ключевой в нашем взаимосвязанном мире, который состоит из множества этнически разнообразных обществ, но также пронизан конфликтами, связанными с религией, этнической принадлежностью, этическими убеждениями и, по сути, элементами, составляющими культуру», — сказал Де — сказал Росси. «Но культура больше не является фиксированной, если она когда-либо была. Она по сути подвижна и постоянно находится в движении». Это приводит к тому, что трудно определить какую-либо культуру только одним способом.

Хотя изменения неизбежны, прошлое также следует уважать и сохранять.Организация Объединенных Наций создала группу под названием Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) для выявления культурного и природного наследия, а также для его сохранения и защиты. Памятники, здания и объекты находятся под защитой группы в соответствии с международным соглашением — Конвенцией об охране всемирного культурного и природного наследия. Этот договор был принят ЮНЕСКО в 1972 году.

Дополнительная информация от Алины Брэдфорд, участника программы Live Science

Дополнительные ресурсы

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.