Что такое вербальные галлюцинации: галлюцинации вербальные — это… Что такое галлюцинации вербальные?

Содержание

галлюцинации вербальные — это… Что такое галлюцинации вербальные?



галлюцинации вербальные
(h. verbales; лат. verbalis словесный) слуховые Г. в виде отдельных слов или речи одного или нескольких голосов».

Большой медицинский словарь.
2000.

  • галлюцинации буквенные
  • галлюцинации вестибулярные

Смотреть что такое «галлюцинации вербальные» в других словарях:

  • Галлюцинации вербальные — (лат. verbum – слово) – общее название речевых обманов слуха различного содержания. Большей частью в таких обманах фигурируют или выражаются нереалистические, десоциализированные и антисоциальные побуждения, но в отдельных случаях голоса бывают… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Галлюцинации кинестетические вербальные — галлюцинации с мнимыми движениями артикуляционной мускулатуры и ложным ощущением говорения. Таким галлюцинациям обычно не предшествует появление каких то мыслей или им не сопутствуют последние, как это субъективно ощущается в норме. В отличие от… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Галлюцинации предвосхищающие — вербальные обманы, когда голоса, по словам пациентов, наперёд знают и говорят о том, что пациенты вскоре увидят, услышат или почувствуют пациент, и что обычно и происходит на самом деле. Например, голос говорит пациенту, что «сейчас у тебя будет… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Галлюцинации — I Галлюцинации (лат. hallucinatio бред, видения; синоним: истинные галлюцинации, обманы чувств, мнимовосприятия) расстройства восприятия в виде ощущений и образов, непроизвольно возникающих без реального раздражителя (объекта) и приобретающих для …   Медицинская энциклопедия

  • Галлюцинации — (лат. hallutinatio – бред, видения). Расстройства восприятия, при которых кажущиеся образы возникают без реальных объектов, что, однако, не исключает возможности непроизвольного, опосредованного отражения в Г. прежнего жизненного опыта больного.… …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • ГАЛЛЮЦИНАЦИИ — – восприятия, возникающие без реального объекта, обманы чувств; больной видит или слышит то, что в реальности в данный момент не существует. Галлюцинации подразделяются по анализаторам (зрительные, тактильные, слуховые и т. д.) и по характеру… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • галлюцинации зрительные вербальные — (h. visuales verbales; син. Сегла зрительные вербальные галлюцинации) Г. з. с видением слов, написанных на стене, на облаках и т. п. и имеющих особое значение для больного …   Большой медицинский словарь

  • Галлюцинации императивные — (лат. imperatum приказывать) вербальные обманы с характером распоряжений, приказаний, чаще опасного, жестокого, садистического, абсурдного содержания, обращённого непосредственно к пациенту. Приказы со стороны чрезвычайно агрессивной или… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Галлюцинации антагонистические — (греч. antagonisma – спор, борьба) – галлюцинации в виде двух речевых потоков одновременно, когда одни «голоса» сообщают обратное тому, что в то же самое время говорят другие. Указывают на полярную раздвоенность личности. Нередко в эти полярные… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Галлюцинации “ангельские” — 1. вербальные обманы восприятия неизменно благожелательного содержания: в них содержатся добрые советы, похвалы, подсказки ответов на трудные вопросы и решений в сложных ситуациях, оправдания неблагоразумных действий пациентов и т.п. Вероятно,… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Слуховые галлюцинации

Столь же разнообразны, как и зрительные обманы.

Акоазмы — элементарные и простые слуховые галлюцинации неречевого содержания. Элементарные обманы ощущаются как шум в голове или идущий со стороны, свист, шипение, бульканье, скрип, треск и другие звуки, как бы не связанные с определенными объектами и часто незнакомые пациентам.

Простые слуховые галлюцинации обычно узнаются, имеют некий понятный смысл и приписываются определенным объектам. Это, например, чавканье, скрежет зубов, звон бьющейся посуды, шум волн, сигналы автомобиля, стуки в дверь, звуки шагов, шелест бумаги, поцелуи, покашливание, писк мышей, вздохи, лай собак, звонки по телефону, в дверь и др. Так, больная сообщила, что в детстве во сне ей послышался звонок в дверь. Она проснулась. Звонок повторился. Она подошла к двери, спросила, кто там. В ответ услышала: «Это я, твоя смерть». Звонки были и в дальнейшем. Дома казалось, что это ее звонок, в доме у матери — другой.

Часто, до четырех раз за ночь она просыпается от того, что ей слышится звонок. Отдельные авторы полагают, что такие обманы слуха могут возникать психогенно (Аленштиль, 1960). В некоторых случаях преобладание звуков, издаваемых животными, становится столь очевидным, что можно, вероятно, говорить о такой разновидности обманов, как слуховые зоологические галлюцинации, или зооакузии.

Чаще всего, слуховые галлюцинации проявляются при шизофрении. В нашей клинике Вам помогут справиться с этим заболеванием

Фонемы — элементарные и простые речевые обманы слуха. Это окрики, стоны, вопли, восклицания, отдельные слова. Некоторым пациентам слышится нечленораздельный поток звуков негромкой и непонятной речи, напоминающей бормотание, — мусситирующие галлюцинации. Особенно часто встречаются оклики по имени, фамилии, когда пациенты слышат, что их не то зовет кто-то, не то дает знать о своем присутствии. При этом звучит чей-то один голос или со временем меняется на какой-то другой, голос может быть знакомым или принадлежать неизвестному человеку.

Бывают «беззвучные» оклики или оклики, которые пациенты относят к какому-то другому человеку. Оклики возникают редко и с большими перерывами. Нередко за все время появления они случаются всего 2–3 раза. Часто пациенты самостоятельно идентифицируют обман слуха. Иногда оклик тут же повторяется несколько раз одинаковым образом. Первой реакцией пациентов на появление окликов обычно бывают настороженность, опасения возможного психического расстройства. Затем пациенты успокаиваются, как бы привыкают к ним, стараются их не замечать, некоторые думают, что такое случается у всех и в этом нет ничего особенного.

Так, больная в детстве ясно слышала, как ее несколько раз подряд кто-то мужским незнакомым голосом «позвал». Она «испугалась», но все же пошла посмотреть, кто бы это мог прятаться за деревом. Будучи уже взрослой, спустя год после смерти отца, она ясно слышала его голос с улицы, он звал ее. «Мне было страшно и приятно». Другой пациент также в детстве услышал однажды оклик голосом умершего отца. «Я испугался, подумал, что ожил покойник». После этого в течение года ему иногда казалось, что отец жив. В незнакомом прохожем он один раз даже узнал отца.

Некоторые пациенты рассказывают, что, услышав оклик или стук в дверь, они «машинально» подходят к ней и открывают даже среди ночи, как бы забывая, что это небезопасно. По-видимому, оклики являются одним из симптомов длительно протекающего продромального периода болезни. В этот же период времени помимо фонем могут возникать и такие расстройства, как чувство постороннего присутствия, чувство чужого взгляда, иногда бывают кошмары, другие аномальные сновидения.

Музыкальные галлюцинации — обманы слуха со звучанием разной музыки и в различном «исполнении». Это может быть возвышенная, духовная или «небесная» музыка, какие-то популярные эстрадные мелодии, нечто простое, примитивное, ассоциирующееся с чем-то пошлым, циничным, недостойным. Слышатся хоры, сольное пение, звуки скрипки, звон колоколов и т. д. Звучат известные пациентам музыкальные вещи, всплывают давно забытые, а иногда это совершенно незнакомые мелодии в столь же незнакомом исполнении. Встречаются пациенты, владеющие музыкальной грамотой, которые успевают записать галлюцинаторные мелодии. Нам известен случай, когда одной из таких больных удалось издать сборник песен, слова к которым она же и сочинила на такие мелодии.

Некоторые пациенты рассказывают, что они могут «заказывать» музыкальные галлюцинации. Для этого им бывает достаточно только вспомнить желаемую мелодию или слова песни, как она тотчас начинает транслироваться от начала до конца. Одна из больных на протяжении более полугода слышала такие «концерты в стиле ретро». Совсем не обязательно, чтобы такие пациенты были профессиональными музыкантами. Музыкальные галлюцинации наблюдаются при разных заболеваниях, в основном, по-видимому, при шизофрении, эпилепсии, алкогольных психозах, а также при наркомании. У наркоманов, похоже, особенно часто звучит психоделическая музыка, которую они охотно слушают с целью желаемым образом модифицировать картину опьянения.

Вербальные галлюцинации — обманы слуха в виде речи. Пациентам слышатся фразы, монологи, диалоги, бессвязные ряды слов на своем, иностранных или никому не известных языках. Редко, но бывают галлюцинации на условных языках, известных в криптографии. Многие пациенты называют вербальные обманы слуха «голосами», поначалу удивляясь тому, что они слышат чью-то речь, но никого при этом не видят. Это противоречие нисколько не смущает больных, так что они не сомневаются в том, что кто-то действительно говорит, придумывая по этому поводу свои теории. Не смущает их и то, что другие люди не слышат тех же «голосов», что и они. Обычно пациенты, что и как ни говорили бы «голоса», адресуют их себе. Существует много вариантов таких галлюцинаций.

Комментирующие галлюцинации — обманы слуха, в которых звучат оценки мыслей, чувств, намерений, поступков пациентов. Их можно обозначить и как рефлексивные обманы слуха, так как в первую очередь они озвучивают результаты самонаблюдения и отношение самих пациентов к разным аспектам их собственного Я. В комментариях могут, по-видимому, отражаться и оценки пациентов со стороны значимых для них людей.

Содержание комментариев обнаруживает тесную связь с настроением пациентов. Расстройства настроения влияют на самооценку пациентов, вероятно, таким же образом, как это наблюдается у здоровых людей. Приподнятость настроения обычно, хотя и не всегда, сопровождается повышением самооценки. Соответственно этому меняется характер комментариев. «Голоса» в таких случаях хвалят пациентов, подбадривают, поддерживают их, одобрительно относятся к тому, что те делают. Подавленность настроения чаще всего снижает самооценку и, соответственно, влечет уничижительные комментарии. Если к подавленности добавляется еще и озлобленность, то «голоса» ругают пациентов, оскорбляют, иронизируют, издеваются, а то и угрожают, не останавливаясь перед грубой, площадной бранью. Быстрые перемены настроения могут быть идентифицированы по изменениям содержания комментариев. Смешанное настроение может сопровождаться комментариями противоречивого содержания, когда одни «голоса» хвалят, защищают, а другие, напротив, порицают, унижают, бранят.

В некоторых случаях комментарии бывают столь жестокими и циничными, что можно говорить о глумящихся галлюцинациях. Иногда «голоса», словно дети, как бы передразнивают пациентов, например повторяют сказанное ими и коверкают слова, фразы, говорят ломаным языком, воспроизводят в комической форме дефекты их речи. В.М.Блейхер комментирующие обманы слуха склонен отождествлять с телеологическими. Агрессивные галлюцинации могут свидетельствовать, видимо, о двух важных вещах: о наличии агрессивных тенденций у самого пациента либо о его ожиданиях агрессии со стороны кого-то из окружающих людей.

Встречаются комментирующие обманы, в которых «голоса» тем или иным образом оценивают сказанное или сделанное кем-то из окружающих пациентов людей, — экстракомментирующие галлюцинации. Пациенты могут быть согласны с содержанием таких комментариев, безразличны к нему либо оно совершенно не совпадает с их собственным мнением.

Констатирующие галлюцинации — обманы слуха, представляющие акты регистрации всего того, что воспринимают или делают пациенты, а также события их внутренней жизни. Никаких комментариев такие обманы не содержат. Так, «голос» называет объекты, которые пациент воспринимает в данный момент: «Стул у стены… сосна, рядом муравейник… бежит собака… на чурке топор… идет жена… стоит милиционер… поет женщина… воняет горелым». Точно так же отмечаются действия пациентов: «Стоит, смотрит… пошел… остановился… обувается… взял… кружку… закурил… спрятался под кровать». «Голоса» регистрируют и мысли, намерения, желания пациентов: «Хочет пить… собирается на работу… задумался… злится». Пациенты нередко считают, что кто-то наблюдает за ними, что их «записывают», «прослушивают», «фотографируют», чувствуют себя открытыми для наблюдения, уверены, что они ничего уже не могут утаить от своих преследователей.

Императивные галлюцинации — повелительные обманы слуха, «голоса», содержащие часто ничем не мотивированные приказания что-то делать. В части случаев «голоса» тем или иным образом мотивируют свои распоряжения. В них, собственно, проявляются болезненные и часто непреодолимые побуждения самих пациентов, только воспринимаемые ими как внешнее, галлюцинаторное принуждение. Обычно такие импульсивные и, как правило, разрушительные побуждения наблюдаются у кататонических пациентов, но у кататоников они возникают вне галлюцинаций. С другой стороны, императивные обманы близки насильственным побуждениям, которые возникают в структуре психических автоматизмов, однако, и такие побуждения могут быть не связаны с обманами восприятия. Таким образом, императивные галлюцинации являются как бы относительно ранним симптомом других, более тяжелых и возможных в будущем нарушений.

Особую опасность для окружающих и самих пациентов представляют гомоцидные и суицидные императивные галлюцинации. Это показывают следующие иллюстрации. Больной сообщает: «Голоса приказали убить жену, детей и себя. Сказали, что иначе все мы умрем позорной и мучительной смертью. Я ударил жену топором, но она увернулась. Была ранена и убежала. Двух дочерей я зарубил, третью не нашел. Затем ножом два раза ударил себя в грудь, но неудачно. Тогда я взял нож, приставил его рукояткой к стене и собирался вогнать его в себя поглубже. Но тут стали взламывать дверь. Я заметил боковым зрением, что на кровати зашевелилось одеяло и показалась голова третьей дочери. Я успел дотянуться до топора и ударить им дочь по голове. Вонзить в себя нож не успел, меня схватили».

Другой пациент рассказывает, что по приказу голосов он несколько раз пытался утопиться, но, выплывая на середину Ангары, в самый последний момент получал приказ вернуться на берег. Один раз он чудом остался жив, так как бросился в воду зимой и на берегу обледенел, его случайно обнаружили рыбаки. Пытался также убить себя, вонзая напильник в область сердца. Голоса приказали орудовать именно напильником. Но и этот суицид не удался, остановила острая боль в груди.

Встречаются садистические императивные галлюцинации, приказывающие пациентам мучить кого-то из окружающих, пытать и даже убить, но медленно, жестоко истязая жертву, растягивая ее страдания. Деликты такого рода известны, к счастью, они бывают редко. Пациенты сами могут стать объектом садистических приказов. Так, «голос» приказывает пациенту отрубить палец и съесть его, запрещая перевязать культю; стоять под струей ледяной воды, прыгать на четвереньках и при этом лаять, лежать в снегу, повеситься, бросаться под машины, идти в морг и изображать там мертвого и т. д.

Встречаются обманы слуха с запретами делать что-нибудь требуемое по ситуации — это как бы кататонические галлюцинации. Например, «голос» заставляет пациента не есть, не принимать лекарства, не отвечать на вопросы врача, не позволяет ему лечь в постель, двигаться, одеваться и др. В некоторых случаях пациенты, побуждаемые повелевающими обманами, вынуждены совершать действия, обратные целесообразным: отворачиваться от собеседника, стоять, когда их приглашают сесть, срывать одежду и др. Поведение таких пациентов мало чем отличается от поведения кататоников с пассивным и активным негативизмом. Бывают «голоса», принуждающие пациентов вслух произносить воспринимаемые объекты, свои действия, в некоторых случаях заставляют это делать по несколько раз подряд, вследствие чего пациенты как бы имитируют итеративные феномены.

В отдельных случаях наблюдаются магические галлюцинации, вынуждающие пациентов совершать что-то вроде колдовских действий, например класть вещи на строго определенные места, растягивать по квартире веревки, мыть руки четное или нечетное число раз, считать свои шаги и др. «Голоса» поясняют, что делать что-либо подобное необходимо во избежание разных неприятностей для пациентов, значительно реже — для них самих.

Встречаются как бы косвенные приказы: «голоса» требуют, чтобы пациенты заставили кого-то из окружающих людей что-либо сделать. Сравнительно нечасто распоряжения «голосов» бывают невинными или даже вполне разумными. Так, под влиянием голосов пациент рассказывает о себе очень подробно, ничего не утаивая, аккуратно пьет лекарства, прекращает курить. Достаточно редко, но все же случается, что по приказу «голосов» пациенты обращаются на прием к врачу, не осознавая при этом, что больны.

Иногда императивные распоряжения сохраняют силу даже после того, как галлюцинации исчезли. Пациент сообщает: «Они управляют мной, хотя их уже нет. Я еще очень боюсь, что они вот-вот появятся и заставят меня сделать что-то ужасное». В данном случае хорошо видна связь приказывающих «голосов» и явлений психического автоматизма.

Отношение пациентов к императивным обманам слуха бывает разным. Во многих случаях приказы «голосов» исполняются без малейшего сопротивления, какими бы опасными или нелепыми они ни были. Часть пациентов пытается противодействовать таким приказам, иногда им это вполне удается. Отдельные пациенты находят в себе силы делать обратное тому, что требуют от них голоса. Так, по словам пациента, он встает, если «голос» заставляет сидеть или лежать, останавливается, если слышит приказ идти, едет на транспорте, когда «голос» приказывает идти пешком, едет в другую сторону, а не туда, куда требует «голос», идет по правой стороне улицы, а не по левой, как заставляет его «голос» и др. Императивным чаще всего бывает один незнакомый голос, реже — два, которые отдают при этом противоположные распоряжения. По мнению В.Милева, императивные обманы слуха могут расцениваться в качестве шизофренических симптомов первого ранга.

Внушающие галлюцинации — обманы слуха, содержащие не приказания, а уговоры что-нибудь сделать, как бы убеждающие пациентов в том, что им следует поступить тем или иным образом. Нередко такие галлюцинации склоняют пациентов совершать акты агрессии или аутоагрессии, а также как бы готовят их к принятию ложных суждений. Слова галлюцинации часто воспринимаются пациентами как вполне убедительные, поскольку они выражают их собственные мотивы планируемых действий. Описаны бредовые галлюцинации (Хайм, Моргнер, 1980), которые убеждают пациентов в правильности их бредовых построений.

Галлюцинаторные самооговоры — обманы слуха с сообщениями о мнимых правонарушениях, которые пациенты якобы совершили. Случается, что пациенты принимают такие сообщения без колебаний. Более того, они вспоминают подробности мнимого события. Так, «голос вспомнил», что пациент три года назад совершил в деревне наезд на проходящих через дорогу женщин, после чего две женщины скончались. Он отчетливо припомнил, как все это было, после чего обратился в милицию с заявлением.

Галлюцинаторные вымыслы, или конфабуляции — обманы слуха, когда «голоса» рассказывают разные небылицы, фантастические истории, например о рождении пациента, его путешествиях, подвигах и т. д. Некоторые пациенты вполне могут в это поверить. Другие не принимают эти вымыслы всерьез, считают, что «голоса» «несут всякую чушь». Иногда встречаются галлюцинации, в которых выражаются более или менее последовательные бредовые идеи изобретательства, реформаторства — паралогические галлюцинации. Так, «голоса» сообщают пациенту сведения о причинах шизофрении, природе телепатического влияния, происхождении эпилептических припадков и т. п.

Разумные галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» говорят «умные вещи», дают «дельные» советы, «подсказывают», как вести себя в той или иной ситуации, адекватно оценивают самочувствие пациентов, «предупреждают» о возможных неприятностях, «удерживают» от необдуманных поступков, «вспоминают» о прошлых событиях, если пациенты их запамятовали и др. Такие голоса некоторые авторы называют «ангельскими».

Иногда «голоса» помогают пациентам найти нужные вещи, отыскать нужную улицу в незнакомом квартале города. Так, пациент говорит, что они замечают указатели улиц лучше его, так что он, заплутав, возвращается к месту, указанному «голосом… Когда ктото говорит, а я сам недослышу, голос помогает мне разобрать, что сказали. У него будто уши есть и слух лучше моего». Такие галлюцинации можно обозначить как подпороговые, так как, похоже, порог их чувствительности находится ниже, нежели у пациентов.

Архаические галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» озвучивают активность структур палеомышления пациентов. Такие «голоса» прорицают будущее, «наводят» и «снимают» порчу, разгадывают приметы и сновидения и др.

Телеологические галлюцинации Блейлера — обманы слуха, как бы подсказывающие, как легче или лучше что-то сделать: совершить, например, суицид. Так, «голос» говорит, что лучше бы прыгнуть в воду с Ангарского моста, так как этому никто помешать не успеет, а утонуть в холодной реке нетрудно, особенно больному, поскольку плавать он не умеет.

Предвосхищающие галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса», опережая пациентов, сообщают ему, что с ним случится спустя несколько минут, о чем он подумает, какое решение примет: «Начинаю о чем-то думать, а голос уже говорит результат… Читаю книгу, а голос забегает вперед и говорит, что написано в строках пониже… Я не успею еще сообразить, что случилось, а голос мне уже это докладывает. Он, этот голос, как моя интуиция… Голос говорит, чем сейчас запахнет или какое вкусовое ощущение появится, и точно, через несколько минут так все и происходит… Голоса предупреждают меня, что скоро будет припадок, так через час или два и бывает. Они говорят, чтобы я лег, зажал между зубами вилку, что я и делаю».

Эхо-галлюцинации — обманы слуха, когда голоса повторяют сказанное пациентами другими «голосами», кем-то из окружающих людей, озвучивают тексты, которые пациенты читают или пишут, а также вслух повторяют их мысли: «Как я закрою левое ухо, голос начинает повторять за мной, что я говорю… Я читаю про себя, а голос — вслух, он называет и знаки препинания… Пишу письмо, а голос читает его вслух. А то подсказывает, где случилась описка или какое слово будет получше».

Эхолалия может проявляться иначе, а именно в речи самого галлюцинирующего пациента. Так, на вопросы врача отвечает «голос», а пациент, совершенно в это время «не думая», лишь повторяет сказанное «голосом».

Редуплицированные или диплакузические галлюцинации — сдвоенные обманы слуха, когда сказанное одним «голосом» второй тотчас повторяет в точности и с той же интонацией. Обе галлюцинации почти сливаются, их разделяют какие-то доли секунды.

Ипохондрические галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» рассказывают, чем они болеют. Так, «голос» жалуется, что у него бывает плохо с сердцем, случаются обмороки, болят суставы. «Голос» другого пациента говорит, что у него бывают припадки и что он тоже слышит голоса или мучается видениями.

Итеративные галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» повторяют, причем могут это делать многократно, сказанное пациентами, кем-то из окружающих людей. Иногда «голос» озвучивает и несколько раз повторяет мысли пациентов. Повторов может быть 5–6 и более. По мере повторения «голос» говорит все тише, а иногда и медленнее. Иногда повторяются последние слова. Такие обманы слуха называют также палилалическими.

Стереотипные галлюцинации — обманы слуха, когда «голос», появляясь время от времени, произносит одно и то же. Так, пациент с хореей Гентингтона в течение ряда месяцев слышит одно и то же «ку-ку», полагая, что кто-то «играет с ним в прятки». Встречаются также внешне сходные с ними возвращающиеся галлюцинации. Это обманы слуха, повторяющиеся в начале каждого приступа болезни. Обычно, сообщают пациенты, это те же самые «голоса», что были в прошлом приступе или прежних приступах болезни, и говорят они одно и то же. Изредка, появляясь вновь, такие «голоса» приветствуют пациентов, как своих старых знакомых, а исчезая, прощаются или говорят, что они вернутся обратно к положенному сроку.

Гадательные галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» как бы не знают ничего о пациенте и строят о нем разные, в том числе абсурдные догадки. Так, «голос», говоря о пациенте почему-то в третьем лице, гадает: «Кто он, полковник или генерал, будет он работать в ФСБ или в милиции, за кого будет голосовать, за правых или левых, он уйдет от жены или нет, будет бриться или отпустит бороду, за коммунизм он или за капитализм, лучше стать ему буддистом, исламистом или христианином…» Встречаются пытливые галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» обнаруживают как бы собственную познавательную потребность. Они «задают» при этом вопросы безличного содержания, на которые пациенты вынуждены тем не менее отвечать. Например, это вопросы такого типа: «Как устроена Вселенная? А атом, молекула? Что такое материя? Существует ли Бог? Есть ли рай? А ад? Почему бывают голоса?..»

Автобиографические или мемуарные галлюцинации — обманы слуха, которые как бы озвучивают такое расстройство, как симптом разматывания воспоминаний. Пациент сообщает, что однажды, когда ночью сидел на берегу Байкала, он услышал, как кто-то подошел к нему. Кто это был, он не видел. Пришедший стал вспоминать его прошлое, начиная где-то со школьных лет. Рассказал и о службе в армии, о том, что происходило на войне в Чечне.

В основном он вспоминал о самом неприятном, о том, что пациент никому не хотел рассказывать и старался забыть. «Он будто все про меня знал. Знал такие подробности, которые никому не были известны, кроме меня. Сначала я сильно испугался, даже мороз прошел по коже». Голос был незнакомым, но был, однако, момент, когда пациенту показалось, что когда-то давно он один раз его уже слышал и будто бы знал этого человека. Далее произошел диалог с «голосом», после чего последовал по-военному строгий приказ раздеться, аккуратно сложить на камень одежду и плыть на середину Байкала. Что было дальше, пациент почти не помнит. Вспомнил только, что в воде его головы коснулось крыло чайки. На другой день к полудню товарищи нашли его на берегу голым, они с трудом разбудили его и привели в чувство.

Анамнестические галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» расспрашивают пациентов подобно тому, как врач собирает анамнез жизни. Пациенты послушно отвечают на вопросы вслух, а иногда мысленно, уверенные в том, что «голоса» узнают их мысли.

Эхомнестические галлюцинации — обманы слуха в виде многократного переживания какого-то галлюцинаторного эпизода (Узунов и др., 1956), впервые описавшие этот феномен, назвали его симптомом редуплицирующих галлюцинаций; некоторые авторы называют такие галлюцинации полиакузическими, а если они при этом громко звучат, то полифиническими).

Галлюцинации в виде монолога — обманы слуха, когда «голос» говорит, не останавливаясь и не давая перебить себя. Вот небольшой фрагмент такого монолога. Больная повторяет за «голосом»: «…Мужской крови в тебе не хватает, потух огонек в твоей жизни, менструации уходят. Уморила себя без мужа, без мужской крови. Яичники отравила теофедрином, девять лет пила его. Ребятишек больше не будет, до пенсии не доработаешь. Вот хрен тебе мужской, а не пенсия, надо было раньше думать, не сидеть дома…» В этом коротком сообщении заметны признаки разрыхления ассоциаций, подавленность настроения, аутоагрессивность. Попутно заметим, что галлюцинации, представленные одним-единственным «голосом», называют моновокальными.

Галлюцинации в виде диалога — разновидность поливокальных обманов слуха, когда пациенты слышат два и более «голоса» одновременно. В галлюцинаторном диалоге оба «голоса» разговаривают исключительно друг с другом, предметом диалога является обычно пациент. Содержанием диалога могут быть комментарии, приказания, наставления. В тех случаях, когда такие «голоса» говорят прямо противоположные вещи, их называют антагонистическими, что указывает обычно на диссоциацию личности на полярные ее фрагменты.

Например, один «голос» звучит в правом ухе пациента, другой — в затылке и левом ухе. «Голос» в левом ухе звучит тише, слева выявляется и тугоухость. При пробуждении от сна пациент слышит «вой»: так, считает он, его «будят». «Голос» в затылке заставляет пациента делать то, что он сам считает неправильным и неприемлемым. «Голоса» в ушах одновременно говорят совсем другое, они, думает пациент, его «поддерживают». В данном наблюдении выявляются и диплакузические обманы слуха: в ушах слышатся два «голоса» одинакового содержания, но разных по громкости звучания. В.П.Сербский (1906) высказывает даже мысль, что такого рода обманы слуха обусловлены раздельным функционированием каждого полушария головного мозга.

«Голосов» бывает три и более, иногда их насчитывается до 13–16, некоторые пациенты «сбиваются со счета». При этом каждый голос говорит что-то свое, они не связаны друг с другом, в некоторых случаях действуют согласованно и образуют что-то вроде «коллектива». Так, больная слышит три голоса, она обозначает их буквами А, В и С. «Голоса» могут ей что-то рассказывать, приказывать, о чем-то просить. Просят, например, чтобы она читала им книги то «про любовь», то «по истории, философии», что она и делает. «Иногда заставляют кривляться, останавливаться на месте, идти спиной вперед, чтобы все знали, что я сумасшедшая». Бывает, что «голоса спорят между собой обо мне или не могут решить, что им надо». Некоторые пациенты рассказывают о том, что временами вдруг проявляется очень много голосов, обычно же их бывает всего 1–2. Такие «приступы» длятся часами.

Открытые галлюцинации — обманы слуха с диалогом между «голосами» и пациентами. Пациенты при этом имеют возможность «разговаривать с голосами», так как последние «слышат» их и реагируют на их речь. Пациенты говорят при этом вслух, иногда довольно громко, если «голоса недослышат». Так, пациент постоянно «общается с голосами», свою голову называет их «домом». Когда звучат галлюцинации неприятного содержания, он угрожает им, что покончит с собой, а значит, и с ними. Иногда «голоса прощаются», но «не уходят», и это его удивляет. Чаще он разговаривает с ними шепотом, но иногда возмущается и, не выдерживая звучащих «гадостей», срывается на крик. Тогда «голоса» в раздражении ему пеняют: «Чего орешь, мы не глухие».

«Голоса» могут быть открытыми и для речи окружающих пациентов людей, они «слышат» последних и нередко выражают свое мнение об «услышанном», в свою очередь полагая, что и эти люди хорошо их слышат. Например, «голос», заинтересованный беседой врача и пациента, изъявляет желание поговорить с врачом наедине, без свидетеля — пациента. Чтобы тот не мешал, «голос» просит или приказывает ему удалиться. Такие «голоса» позже могут проводить «разборы полетов» — анализ беседы врача и пациента.

Через посредничество пациентов иногда удается «поговорить с голосами». Пациент транслирует «голосу» вопросы врача и повторяет галлюцинаторные ответы. Другими словами, становится возможным изучить диссоциированную и персонифицированную в виде галлюцинации часть личности пациента. Она бывает способна сообщить о себе любопытные сведения. Выясняется, например, что она что-то знает о своем происхождении, сообщает кое-какие биографические сведения о себе, как-то определяет свое настроение, рассказывает о своих отношениях с пациентом, может что-то сказать о его самочувствии, способна выразить свое мнение о факте пребывания пациента на лечении, а также мнение о лечащем враче пациента, назначенном лечении.

Бывают случаи, в которых «голос» считает себя проявлением болезни и предвидит, что под влиянием лечения он исчезнет. У некоторых пациентов удается провести патопсихологический эксперимент с «голосом», проверить его память, умственные способности. Например, способность к счету, толкованию пословиц и поговорок. Чаще всего обнаруживается, что интеллектуальные функции «голоса» значительно снижены по сравнению с таковыми у пациента. Большей частью ответы «голоса» неверны, абсурдны. «Голос», кроме того, нередко ведет себя грубо, бранится, отказывается отвечать, замолкает.

Иногда открытость галлюцинаций бывает частичной. Например, «голоса проявляют интерес» к тому, что говорит, слышит и видит пациент, но ничего этого сами они не воспринимают. В этом случае «голоса» просят пациента или требуют от него говорить вслух о том, что он воспринимает, порой переспрашивают, что-то уточняют.

Пожалуй, значительно чаще встречаются закрытые галлюцинации — обманы слуха, как бы изолированные от пациентов. Такие галлюцинации «не слышат» ни пациентов, ни окружающих его людей, никак не реагируют на их речь. Персонификации в подобных случаях касаются, видимо, той части личности пациентов, которая никак себя не проявляет в нормальном их состоянии или которая возникла в болезни, не имея никакой связи с остальной личностью.

Сценические галлюцинации — обманы слуха, в которых «голоса» представляют некие мнимые события с особой подробностью, как если бы «голоса своими глазами видели», что в таких событиях происходит. Так, больная сообщает, что в подвале ее дома поселилась какая-то банда. Она называет членов этой банды по именам, рассказывает об их внешности, социальной принадлежности, о том, что они делают в тот или иной момент времени, как передвигаются и т. п.

Поэтические галлюцинации — обманы слуха с речью в виде стихотворений.

Повествовательные галлюцинации — обманы слуха, в которых «голоса» рассказывают о неких событиях прошлого, свидетелями которых они якобы были.

Билатеральные галлюцинации Маньяна — обманы слуха, когда «голос», доносящийся с одной стороны, говорит обратное тому, что говорит «голос» с другой.

Гиперакузические галлюцинации — обманы слуха, звучащие оглушительно громко. В данном случае, очевидно, в галлюцинациях проявляется симптом психической гиперестезии.

Гипоакузические галлюцинации — обманы слуха, звучащие едва слышно, как шепотная речь. Некоторые пациенты называют такие «голоса» «прозрачными». Так, пациент постоянно слышит шепот на небольшом отдалении, он считает, говорят находящиеся неподалеку люди. Они называют его «опущенным», «гомиком». «Говорят между собой так, чтобы я не мог их услышать».

Галлюцинации в виде вербигерации — обманы слуха, когда «голоса» произносят бессмысленные ряды слов, как бы нанизывая их по созвучию друг на друга.

Галлюцинации с неологизмами — обманы слуха, когда «голоса» используют новые, часто непонятные пациентам слова. По-видимому, речь идет о слипании, контаминации частей известных слов.

Криптолалические галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» говорят на непонятном пациентам языке.

Ксенолалические галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» звучат на иностранном, известном пациентам языке или вставляют в свою «речь» много иноязычных слов. Редко, но встречаются галлюцинации, которые звучат на забытом пациентами иностранном языке.

Копролалические галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» используют или предпочитают речь низкого уровня, циничную брань.

Проспективные галлюцинации — обманы слуха, в которых «голоса» сообщают о будущих событиях, чему пациенты вполне могут поверить. Так, пациентка слышит женский голос, который говорит, что ее детей сначала изнасилуют, а затем убьют.

Аутофонические галлюцинации — обманы слуха, когда, по словам пациентов, звучит их собственный голос.

Персонифицированные галлюцинации — обманы слуха, когда пациенты уверенно идентифицируют, кому из известных им людей принадлежит тот или иной «голос». Вероятно, это все же ложные идентификации, в некоторых случаях, возможно, бредовые идентификации, например галлюцинаторный вариант симптома положительного двойника.

Галлюцинации с симптомами двойников — обманы слуха, когда, как считают пациенты, незнакомые люди говорят, подделывая звучание голоса знакомых людей и наоборот. Иногда, уверены пациенты, звучит один и тот же голос, но принадлежит он разным людям, как бы маскирующимся под одного человека, которого пациенты знают и не боятся.

Галлюцинации с симптомом инсценировки — обманы слуха, когда «голоса», считают пациенты, с какой-то целью представляют некую не существующую в действительности ситуацию. Это «подстроенная» ситуация, пациенты уверены, что ничего такого на самом деле не существует, но кто-то пытается ввести их в заблуждение.

Удаляющиеся галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» (другие мнимые звуки), которые поначалу звучат рядом или где-то в ушах пациентов, затем удаляются все дальше и дальше, пока не исчезнут вдали. Встречаются приближающиеся галлюцинации, которые возникают как бы вдали, а затем приближаются и даже оказываются звучащими где-то внутри пациентов.

Односторонние галлюцинации — обманы слуха, когда «голос» воспринимается одним каким-то ухом. Так, пациент с алкогольной зависимостью, ранее перенесший белую горячку, стал слышать «голоса» разного содержания исключительно в правом ухе. В последнее время «голоса» переместились в затылок, слышались внутри черепа, ближе к правому уху. В прошлом пациент перенес правосторонний отит. С.П.Семенов (1965) считает их идентичными гемианоптическим галлюцинациям, предполагая, что они возникают в связи с очаговой корковой патологией.

Эндофазические галлюцинации — предположительно, это обманы внутренней речи, когда пациенты слышат «голоса», звучащие где-то внутри себя, например в животе, груди. Больная слышит, например, «голоса» в левом плече или левом локте. Больной ясно слышит «голос» в голове, который звучит и воспринимается им как совершенно реальный.

«Голос может раздваиваться, умножаться, иногда их число достигает 12. Среди них звучит иногда и мой голос. Все голоса носят мое имя, я это знаю, для меня это очевидно. Они говорят разное, каждый что-то свое, но в основном они говорят обо мне. Они разговаривают между собой, обращаются с разговорами ко мне, я и сам часто говорю с ними. Обычно они звучат негромко, порой их бывает почти не слышно, но иногда они кричат оглушительно громко. Я знаю, что это галлюцинации, но в то же время не сомневаюсь, что у меня в голове живут невидимые, микроскопически маленькие люди. Они там зарождаются, живут и умирают».

Больная рассказывает: «В голове слышится голос. В начале звучал женский голос, затем он сменился мужским. Женский голос мне казался знакомым, мужской голос незнаком. Говорит он негромко, как бы шепотом, откуда-то из глубокой тишины. Он спрашивает обо мне, и я как-то невольно отвечаю ему, чаще мысленно. Спрашивает, как зовут меня, сколько мне лет, где я живу и т. д. Мама, которой я об этом сказала, посоветовала ему не отвечать, что я и сделала. Тогда голос стал ругаться, угрожать мне, в злобе кричать на меня, материться, я даже плакала, было обидно и страшно».

Тахихронические галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» говорят о чем-то в ускоренном темпе, иногда так быстро, что пациенты едва успевают понять содержание услышанного. «Будто пластинку поставили на скорые обороты», — поясняет пациент. Брадихронические галлюцинации — обманы слуха, когда «голоса» говорят в замедленном темпе, растянуто, как если бы «пластинка стояла на медленных оборотах».

К содержанию

Вербальные галлюцинации Википедия

Слуховая галлюцинация — форма галлюцинации, когда восприятие звуков происходит без слуховой стимуляции. Существует распространённая форма слуховых галлюцинаций, при которой человек слышит один или нескольких голосов[1].

Виды слуховых галлюцинаций

Простые слуховые галлюцинации

Акоазмы

Характерны неречевые галлюцинации. При подобном виде галлюцинаций человек слышит отдельные звуки шума, шипения, грохота, жужжания. Зачастую встречаются наиболее конкретные звуки, связанные с определёнными предметами и явлениями: шаги, стуки, скрип половиц и так далее[2].

Фонемы

Характерны наиболее простые речевые обманы в виде окриков, отдельных слогов или отрывков слов[2].

Сложные слуховые галлюцинации

Галлюцинации музыкального содержания

При данном виде галлюцинаций может слышаться игра музыкальных инструментов, пение, хор, известные мелодии или их отрывки и даже незнакомая музыка[2].

Потенциальные причины музыкальных галлюцинаций:

Вербальные (словесные) галлюцинации

При вербальных галлюцинациях слышатся отдельные слова, разговоры или фразы. Содержание высказываний может быть абсурдным, лишённым всякого смысла, однако чаще всего вербальные галлюцинации выражают идеи и мысли, небезразличные больным[2]. С. С. Корсаков рассматривал галлюцинации такого рода как мысли, одетые в яркую чувственную оболочку[2]. В. А. Гиляровский указывал, что галлюцинаторные расстройства напрямую связаны с внутренним миром человека, его душевным состоянием. В них выражаются нарушения психической деятельности, личностные качества, динамика болезни[2]. В частности, в их структуре можно обнаружить расстройства других психических процессов: мышления (например, его разорванность), воли (эхолалия) и так далее.

Существует большое количество видов вербальных галлюцинаций, в зависимости от их фабулы. Среди них различают:

  • Комментирующие (оценочные) галлюцинации. Отражается мнение голосов о поведении пациента. Мнение может иметь различный оттенок: например, доброжелательный или осуждающий. «Голоса» могут характеризовать и оценивать теперешние, прошлые поступки или намерения на будущее[2].
  • Угрожающие. Галлюцинации могут приобретать угрожающий характер, созвучный бредовым идеям преследования. Воспринимаются мнимые угрозы убийства, пыток, дискредитации. Иногда имеют отчетливо выраженную садистическую окраску[2].
  • Императивные галлюцинации. Тип вербальных галлюцинаций, носящий социальную опасность. Содержит приказы что-то делать или запреты на действия, совершить поступки, прямо противоречащие сознательным намерениям: в том числе, осуществить попытку самоубийства или членовредительства, отказаться от приёма пищи, лекарства или беседы с врачом и так далее. Эти распоряжения больные чаще относят на свой счёт.

Иногда приказания голосов бывают «разумными». Под влиянием галлюцинаций больной может обратиться за помощью к врачу, не осознавая при этом, что присутствует факт психического расстройства[2].

Потенциальные причины

Одна из основных причин слуховых галлюцинаций, в случае психотических пациентов, — шизофрения. В подобных случаях у пациентов проявляется последовательное увеличение деятельности таламических и подкорковых ядер полосатого тела, гипоталамуса и паракаемчатых областей; подтверждённое позитронно-эмиссионной и магнитно-резонансной томографией[3][4]. Другое сравнительное исследование пациентов выявило увеличение белого вещества в височной области и объёмов серого вещества в височной части (в тех областях, которые крайне важны для внутренней и внешней речи). Подразумевается, что и функциональные, и структурные отклонения в мозге могут вызвать слуховые галлюцинации, однако и те, и другие могут иметь генетический компонент[5][6]. Известно, что аффективное расстройство также может вызывать слуховые галлюцинации, но более умеренные, чем вызванные психозом. Слуховые галлюцинации — относительно распространенные осложнения серьезных нейрокогнитивных расстройств (слабоумия), таких как болезнь Альцгеймера[7].

Исследования показали, что слуховые галлюцинации, в частности комментирующие голоса и голоса, приказывающие нанести вред себе или другим, встречаются гораздо чаще у тех пациентов с психозом, кто пережил в детстве физическое или сексуальное насилие, чем у тех психотических пациентов, которые в детстве не подвергались насилию. При этом чем сильнее форма насилия (инцест или сочетание как физического, так и сексуального насилия над детьми), тем сильнее степень галлюцинаций. Если эпизоды насилия были многократными, это тоже влияло на риск развития галлюцинаций. Отмечено, что содержание галлюцинаций у людей, ставших жертвами сексуального насилия в детстве, включает как элементы флэшбэков (вспышек воспоминаний о травматическом опыте), так и более символические воплощения травматического переживания. Например, женщина, которая подвергалась сексуальному насилию со стороны своего отца с 5-летнего возраста, слышала «мужские голоса, раздававшиеся вне её головы, и детские голоса, кричащие внутри головы». В другом случае, когда пациентка испытывала галлюцинации, приказывавшие ей убить себя, она идентифицировала этот голос как голос того, кто совершил насилие[8].

Диагностика и методы лечения

Фармацевтические препараты

Основные медикаменты, используемые при лечении слуховых галлюцинаций, — это антипсихотические препараты, которые влияют на метаболизм дофамина. Если основной диагноз — аффективное расстройство, то часто дополнительно применяются антидепрессанты или нормотимики. Перечисленные лекарства позволяют человеку нормально функционировать, но по сути не являются лечением, так как не устраняют первопричину нарушения мышления[9].

Психологические методы лечения

Выявлено, что когнитивная терапия помогла снизить частоту и мучительность слуховых галлюцинаций, особенно при наличии других психотических симптомов[10]. Интенсивная поддерживающая терапия, как выяснилось, уменьшала частоту слуховых галлюцинаций и повышала сопротивляемость пациента к галлюцинациям, приводила к значительному уменьшению их негативного воздействия. Другие когнитивные и поведенческие методы лечения применялись со смешанным успехом.

Экспериментальные и нетрадиционные методы лечения

В последние годы изучена повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) как биологический метод лечения слуховых галлюцинаций. ТМС влияет на нейронную активность корковых областей, отвечающих за речь. Исследования показали, что, когда ТМС используется в качестве дополнения к антипсихотическому лечению в сложных случаях, частота и интенсивность слуховых галлюцинаций может уменьшаться[11]. Другим источником для нетрадиционных методов является открытие международного движения слышащих голоса[12].

Текущие исследования

Непсихотическая симптоматика

Продолжаются исследования слуховых галлюцинаций, не являющихся симптомом того или иного психотического заболевания. Чаще всего звуковые галлюцинации возникают без психотической симптоматики у детей препубертатного возраста[13]. Эти исследования выявили, что примечательно высокий процент детей (до 14 % опрошенных) слышали звуки или голоса без какой-либо внешней причины; хотя нужно также отметить, что «звуки», как полагают психиатры, не являются примерами слуховых галлюцинаций. Важно отличать слуховые галлюцинации от «звуков» или обычного внутреннего диалога, поскольку эти явления не свойственны для психического заболевания[14].

Причины

Причины слуховых галлюцинаций при непсихотической симптоматике неясны. Доктор Даремского университета Чарльз Фернихо, исследуя роль внутреннего голоса при слуховых галлюцинациях, предлагает две альтернативные гипотезы происхождения слуховых галлюцинаций у людей, не страдающих психозом. Обе версии основаны на исследовании процесса интернализации внутреннего голоса.

Интернализация внутреннего голоса

Процесс интернализации внутреннего голоса — это процесс формирования внутреннего голоса в период раннего детства, он может быть разделен на четыре уровня:

  • Первый уровень (внешний диалог) даёт возможность поддержать внешний диалог с другим человеком, например когда малыш говорит со своими родителями.
  • Второй уровень (частная речь) включает возможность вести внешний диалог; замечено, что дети комментируют процесс игры, играя с куклами или другими игрушками.
  • Третий уровень (расширенная внутренняя речь) является первым внутренним уровнем речи. Позволяет вести внутренние монологи, при чтении про себя или просмотре списков.
  • Четвертый уровень (уплотнение внутренней речи) является заключительным уровнем процесса интернализации. Позволяет просто думать без потребности выражать мысли словами, чтобы уловить значение мысли.
Нарушение интернализации
Смешивание

Нарушение может произойти во время нормального процесса усвоения внутреннего голоса, когда человек не может идентифицировать свой собственный внутренний голос. Таким образом, смешиваются первый и четвёртый уровень интернализации[15][14][16].

Расширение

Нарушение может проявляться при интернализации внутреннего голоса, когда появляется второй. который кажется человеку чуждым; проблема происходит при смещении четвёртого и первого уровня[15][14][16].

Лечение

При психофармакологическом лечении используются антипсихотические препараты. Исследования в области психологии показали, что первым шагом в лечении пациента является осознание того, что голоса, которые он слышит, являются плодом его воображения. Понимание этого позволяет пациентам вновь обрести контроль над своей жизнью. Дополнительное психологическое вмешательство, может влиять на процесс управления слуховыми галлюцинациями, но для доказательства этого требуются дополнительные исследования[15][14][16].

См. также

Примечания

  1. ↑ Paracusia | definition of paracusia by Medical dictionary
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Жмуров. общая психопатология (рус.). — 2009.
  3. Silbersweig D. A., Stern E., Frith C., Cahill C., Holmes A., Grootoonk S., Seaward J., McKenna P., Chua S. E., Schnorr L., Jones T., Frackowiak R. S. J. A functional neuroanatomy of hallucinations in schizophrenia // Nature. — 1995. — Т. 378. — С. 176—179.
  4. ↑ Neuroanatomy of ‘Hearing Voices’: A Frontotemporal Brain Structural Abnormality Associated with Auditory Hallucinations in Schizophrenia
  5. Patricia Boksa. On the neurobiology of hallucinations (англ.) // Psychiatry Neuroscience : journal. — 2009. — July (vol. 34, no. 4). — P. 260—262.
  6. Kevin M. Spencer, Margaret A. Niznikiewicz, Paul G. Nestor, Martha E. Shenton, Robert W. McCarley. Left auditory cortex gamma synchronization and auditory hallucination symptoms in schizophrenia (англ.) // BMC Neuroscience. — 2009. — doi:10.1186/1471-2202-10-85.
  7. R. Wilson, D. Gilley, D. Bennett, L. Beckett, D. Evans. Hallucinations, delusions, and cognitive decline in Alzheimer’s disease // Neurol Neurosurg Psychiatry : Journal. — 2000. — Август (т. 69, № 2). — С. 172—177.
  8. ↑ Models of Madness: Psychological, Social and Biological Approaches to Schizophrenia / Edited by J. Read, R.L. Mosher, R.P. Bentall. — Hove, East Sussex: Brunner-Routledge, 2004. — 373 p. — ISBN 1583919058. На русском: Модели безумия: Психологические, социальные и биологические подходы к пониманию шизофрении / Под ред. Дж. Рида, Л.Р. Мошера, Р.П. Бенталла. — Ставрополь: Возрождение, 2008. — 412 с. — ISBN 9785903998012. См. гл. «Детская травма, потеря и стресс». Дж. Рид, Л. Гудман, Э. П. Моррисон, К. А. Росс, В. Адерхольд
  9. Barker P. Psychiatric and Mental Health Nursing- The craft of caring. — England: Hodder Arnold, 2009. 2nd Edition.
  10. David L. Penn, Piper S. Meyer, Elizabeth Evans, R.J. Wirth, Karen Cai, Margaret Burchinal. A randomized controlled trial of group cognitive-behavioral therapy vs. enhanced supportive therapy for auditory hallucinations (англ.) // Schizophrenia Research. — 2009. — April (vol. 109). — P. 52—59.
  11. Waters F. Auditory hallucinations in psychiatric illness // Psychiatric Times. — 2010. — 1 марта (т. 27, № 3). — С. 54—58. (недоступная ссылка)
  12. ↑ Официальный сайт движения Intervoice
  13. Florence L. Askenazy, Karine Lestideau, Anne Meynadier, Emmanuelle Dor, Martine Myquel, Yves Lecrubier. Auditory hallucinations in pre-pubertal children (англ.) // European Child & Adolescent Psychiatry. — 2007. — September (vol. 16). — P. 411—415.
  14. 1 2 3 4 Simon R. Jones, Charles Fernyhough. Neural correlates of inner speech and auditory verbal hallucinations: A critical review and theoretical integration // Clinical Psychology Review. — 2007. — Март (vol. 27). — С. 140—154. — doi:10.1016/j.cpr.2006.10.001.
  15. 1 2 3 Charles Fernyhough and Simon R. Jones. Hallucination // Thinking Aloud About Mental Voices / In Fiona Macpherson & Dimitris Platchias (eds.). — Cambridge,: MA: MIT Press, 2013. Архивная копия от 17 марта 2016 на Wayback Machine
  16. 1 2 3 Charles Fernyhough. Alien voices and inner dialogue: towards a developmental account of auditory verbal hallucinations // New Ideas in Psychology. — 2004. — Апрель (vol. 22). — С. 49—68.

Ссылки

Галлюциноз: алкогольный, органический, вербальный — симптомы и лечение

Галлюциноз – это психотическое состояние, которое формируется путем стороннего либо внутреннего влияния различных факторов на психику человека. Влияние распространяется на восприятие и имеет галлюцинаторные проявления, но при полностью сохранной психике. Галлюциноз — это весьма серьезная и клинически значимая патология, которая привносит опасные паттерны для окружения.

Данная болезнь требует надежного купирования и выявления первопричин развития, поскольку её прогрессирование может дать непредсказуемо опасные последствия. Переживания галлюциноза могут варьироваться зависимо от первопричины, которая спровоцировала патопроявления.

Содержание статьи:

Причины

Сохранность ясного сознания при галлюцинозе сохранена, при этом причины его всегда очень значимы и нередко зависят от психической патологии. Однако галлюциноз проявляет себя под влиянием и соматических патологий, в чём явное его отличие от большинства психиатрических диагнозов.

Наиболее частая причина галлюциноза — это органическое поражение головного мозга. Кроме того, достаточно часто при эпилептической патологии может возникнуть подобное состояние. Чаще всего они являются своего рода галлюцинаторной аурой, которая указывает на ближайший судорожный приступ, это так называемая психотическая аура. Органический галлюциноз формируется именно при такой патологии, но не только. Самыми классическими причинами формирования галлюциноза являются травмы. Органический галлюциноз после ЧМТ – это классика жанра, также он может возникнуть после ТИА или же инсульта (при этом состояние пациента может быть очень тяжелым).

Органический галлюциноз является симптоматикой поражения ЦНС, особенно часто это формируется при опухолях мозга. При этом симптомы галлюциноза зависят от размера и места формирования опухоли. Для развития галлюциноза не имеет глобального значения какая именно опухоль, это больше играет роль для прогноза жизни пациента. Органический галлюциноз может возникнуть и при доброкачественных процессах, и при раке, и даже при кистах ГМ. Гематомы, как и внутречерепные кровоизлияния являются предикторами галлюциноза.

Энцефалиты и менингиты разнообразной этиологии также приводят к развитию данной болезни, например, галлюциноз Ван-Богарта – это патология, которая развивается у индивидуумов при клещевом энцефалите. При тяжелых соматических патологиях, как и при невероятно сильном витаминном дефиците также возможны проявления галлюциноза. Тяжелые инфекционные хвори, особенно у ослабленных пациентов, также дают галлюцинаторные переживания.

Шизофреническая патология является одним из ключевых факторов в развитии галлюциноза, хотя чаще при этой патологии развивается продуктивное помрачение сознания, то есть критика теряется. Но все же эту причину нельзя исключать, поскольку галлюцинаторные переживания – это классика шизофрении. При гебефрении риск развития галлюциноза возрастает.

Алкогольный галлюциноз формируется при злоупотреблении одноименным продуктом. Патология эта формируется постепенно и может возникать на разных стадиях алкогольной зависимости. Алкогольный галлюциноз может быть предиктором абстинентного синдрома. Данный галлюциноз нередко является патологией, возникающей вследствие злоупотребления, которое длится годами.

Симптомы

Симптоматика галлюциноза отличается от того, на какой анализатор идет преимущественное влияние переживаний. Главное отличие этого галлюциноза от остальных расстройств в том, что сознание ясное, то есть, нет никаких нарушений в ориентировании. Пациент четко осознает, кто он и где находится, а также может обозначить временные аспекты, дату, день. Помимо этого, нет явных изменений в настроении или интеллектуальных способностях, патология обычно ограничена влиянием на определенный анализатор.

Из симптомов, которые могут возникнуть под влиянием галлюциноза, самыми актуальными являются галлюцинации. Их состав сильно отличается зависимо от патологии и несет в себе большую нагрузку на сознание пациента.

Вербальный галлюциноз характеризуется наличием симптоматики, которая может проявиться наличием слуховых галлюцинаций. При этом пациент слышит разговоры. Вербальный галлюциноз отличается от слуховых галлюцинаций тем, что это всегда речь. Пациент слышит разговор с собой или как кто-то переговаривается между собой. Вербальный галлюциноз может проявиться также спором голосов, а иногда один голос пациенту представляется ангельским, а второй дьявольским. Кроме этого возможен просто слуховой галлюциноз. При этом пациент будет слышать звуки отдаленной музыки, иногда более плохой подвид болезни, когда вместо музыки слышно некоторое стрекотание или звуки каких-то тормозов. Часто больными могут слышаться звуки из дикой природы.

Тактильный галлюциноз нередко проявляется разными неприятными ощущениями в теле. Он может иметь висцеральное направление, тогда ощущения направлены на внутренние органы, а иногда эти ощущения базируются в коже. При этом индивидуум ощущает, как ток пробегает по коже, как муравьи двигаются по телу, иногда это может быть ползание насекомых под кожей. Это опасный вид болезни, поскольку больной сам себе способен навредить, пытаясь расковырять тело, дабы избавиться от этих жуков.

Обонятельный галлюциноз прогностически самый неблагоприятный вид, обычно такого пациента донимают неприятные запахи, которые нередко идут из его собственного тела. Он может пытаться вымыться и при этом не вылезает из ванной. Он может подозревать, что его тело гниет или он живой труп. Очень часто эти ощущения могут привести к суициду, поскольку больные не могут выдерживать зловоние, которые, как они предполагают, идет от них. Если этот запах доносится к ним извне, то они могут подозревать, что их пытаются отравить. Нередко обонятельный галлюциноз влияет на питание, поскольку этот запах донимает больных и во время еды. Это сильно ухудшает аппетит индивидуума и приводит к истощению. 

Виды галлюцинозов

Подразделение галлюцинозов идет по разным критериям. По этиологии частично говорилось в причинах, но всё же стоит кое-что добавить, поскольку они наиболее представительны. Этиологически распространённый вид галлюциноза – это атеросклеротический. Он формируется при сосудистом поражении головного мозга атеросклеротическими бляшками. Симптоматика при них мерцающая, поскольку в разное время глубина поражения сосудов изменяется. Нарастание симптоматики постепенно прогрессирующее, необратимое и ведёт к хронизации процесса.

По клиническим проявлениям стоит вспомнить про зрительный галлюциноз. Это расстройство, проявляющее себя образами, картинами или любыми проявлениями, которые индивидуум видит. Что это будет и как на него реагирует пациент, зависит от конкретного случая.

Галлюциноз Лермитта – это патология, формирующаяся при поражении ножек ГМ. Именно поэтому его базовое название – педункулярный зрительный галлюциноз. Педункула с латинского переводится, как ножка. Индивидуум наблюдает при этом мелкие предметы, нечеткие фигуры, которые могут быть и животными, и человеком.

Галлюциноз Бонне – это расстройство, возникающее у индивидуумов, лишенных зрения. При этом психически они полностью сохранны. Им кажется, что они наблюдают фигуры, всплески света, мультфильмы, лица. Состояние это кратковременное и критика совершенно сохранна.

При галлюцинозе Ван Богарта возникают мелкие, но яркие, чаще приятные образы: бабочки, цветы, птицы.

Алкогольный галлюциноз обычно проявляется кроме галлюцинаций, которые могут быть и вербальными, критикующими и зрительными, ещё и бредом ревности, который всепоглощающ для этого пациента и нередко опасен для окружения.

Острый галлюциноз формируется при наличии внезапного фактора. Чаще всего это некий острый фактор. Развивается он по сути, не из чего, на фоне полного благополучия, часто этому предшествует употребление алкоголя.  Это состояние полностью обратимо при правильном купировании, но всё же в его составе есть чувство тревоги, подавленность и агрессивность.

Хронический галлюциноз медлителен, его проявления формируются десятки лет. При сохранении галлюцинаций в течении полгода галлюциноз переходит в хронический. Он редко формируется с нуля, обычно ему предшествует длительная психотическая история или же злоупотребление наркотиками или веществами, происходящими от них.

Диагностика и лечение

Диагностические критерии галлюциноза достаточно очевидны и не вызывают сомнений. При наличии характерной симптоматики на фоне ясного сознания можно подозревать данное заболевание. Если индивидуум не признаётся в наличии расстройств восприятия, то это можно заметить по поведению. Внимание у таких людей чаще всего нестойкое и рассеянное, они не интересуются окружением, однако сильно увлечены своим внутренним миром.

Для диагностирования органической этиологии расстройства имеет смысл проводить рентгенологические исследования. Они не инвазивны, но достаточно информативны. При органической этиологии расстройства показательными могут быть КТ и МРТ, они могут обнаружить гематому, опухоль или другие процессы. Нейропсихологическая диагностика рассчитана на обнаружение расстройства и выявление когнитивного поражения.

При инфекционных поражениях диагностика проводится более инвазивными методами, часто с применением пункции. Кроме того, при галлюцинозе ассоциированном с алкоголизмом нарколог должен диагностировать алкоголизм. Диагностические методы не требуют проведения психологических тестов, поскольку нарушение более грубое и заметное, не требует определения каких-то психологических показателей.

Купирование самого галлюциноза опирается на применение нейролептических препаратов, но применяют их с осторожностью, нередко даже в половинной дозе из-за наличия органического поражения. Используют Галоперидол, Труксал, Тизерцин, Галоприл, Аминазин. Эти препараты снимают галлюцинаторные переживания, но не влияют на причину слишком эффективно, поэтому данные средства стоит объединять с препаратами, которые направлены на причину развития патологии. При инфекциях это антибиотики и противовирусные средства, зависимо от этиологии поражения. При органических поражениях можно применять ноотропы: Глицин, Билобил, Пантогам, Фенибут, Пирацетам.

Если больной пережил инсультное состояние или ТИА, то лечение проводится в инсультном отделении с применением современных методов и подходов. Важно также работать с психологической стороной проблемы, которая будет направлена на снятие дискомфортного состояния от такого изменения психики.

Прогноз и профилактика

Прогноз при галлюцинозе очень отличается зависимо от первопричины и ещё очень многих аспектов. Это довольно серьезная патология, прогноз которой не всегда благоприятен. При отсутствии купирования с адекватным подходом это расстройство может прогрессировать и привести к эмоциональным поведенческим расстройствам. Могут прогрессировать фобия и паранойя, что полностью десоциализирует индивидуума. Из-за социального ограничения это расстройство приводит к полному ограничению родственного круга и отказа от близких контактов, что весьма деструктивно для больного.

При алкогольном галлюцинозе прогноз ещё более неблагоприятен из-за риска причинить вред родным. Довольно часто индивидуумы имеют ревностные идеи, что может приводить даже к убийству невиновных. Протекание галлюцинаторных переживаний, как и тяжесть самого прогноза, также поддается тем данным, которые несет в себе патология его вызвавшая. Чем более тяжелая патология, тем более негативный прогноз.

Профилактика этой патологии — это адекватный подход к своевременному купированию расстройств, приводящих к галлюцинозу. Прогностические аспекты становятся более благоприятными при ведении правильного жизненного образа, регулярного наблюдения и купирования выявленных заболеваний.

Информация, представленная в данной статье, предназначена исключительно для ознакомления и не может заменить профессиональную консультацию и квалифицированную медицинскую помощь. При малейшем подозрении о наличии данного заболевания обязательно проконсультируйтесь с врачом!

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Экзогенные психические расстройства››

Галлюцинозы, по данным разных авторов, — вторая по частоте группа металкогольных психозов после делирия. Галлюцинозы встречаются от 5,6 [Качаев А. К., 1973] до 28,8 % [Хохлов Л. К., Сырейщиков В. В., 1972] всех случаев психических заболеваний, связанных с хроническим алкоголизмом. Средний возраст заболевших 40 — 43 года [Wyss R., 1967; Achte К. et al., 1969]. Чаще галлюцинозы возникают на 10—11-м году (но не ранее чем через 7—8 лет) после сформирования алкоголизма [Качаев А. К., 1973] и больше поражают женщин [Соколова Е. П., 1973]. По течению выделяют 3 основные формы галлюциноза — острый, протрагированный и хронический.

Острый галлюциноз (галлюцинаторное помешательство пьяниц, алкогольный галлюцинаторный бред). В большинстве случаев галлюциноз развивается на фоне похмельных расстройств, сопровождаемых тревогой, параноидной настроенностью и вегетативно-соматическими симптомами, а у женщин также на фоне депрессии. Изредка галлюциноз возникает в последние дни запоя. Отличительная черта галлюциноза — сохранность как аутопсихической, так и аллопсихической ориентировки. Галлюцинации появляются, как правило, к вечеру или ночью, в том числе и при засыпании. Вначале эпизодически возникают акоазмы и фонемы, а затем вербальные галлюцинации. Они имеют сначала нейтральное для больного содержание. Критическое отношение к галлюцинациям отсутствует. Часто больные стараются найти место, откуда раздается слышимое. В ряде случаев слуховые галлюцинации появляются в форме нескольких разделенных светлыми промежутками коротких приступов. В дебюте галлюциноза возможны фрагменты делириозных расстройств. В последующем на фоне тревоги, страха, растерянности появляются множественные словесные галлюцинации, исходящие от одного, двух или множества людей, — «голоса», «хор голосов» Они ругают, оскорбляют, угрожают жестокой расправой, обвиняют, с издевкой обсуждают настоящие и прошлые действия больного. Могут присоединиться защищающие голоса, между «говорящими» возникают споры, касающиеся больного. Содержание словесных галлюцинаций изменчиво, но всегда связано с реальными обстоятельствами прошлой жизни и настоящего времени. Обсуждение пьянства и его последствий — одна из наиболее постоянных тем. Голоса то говорят о больном между собой, то непосредственно обращаются к нему, делая соучастником развертывающихся ситуаций. Интенсивность вербальных галлюцинаций может меняться — нарастать до крика, ослабевать до шепота. При усилении галлюциноза возникают непрерывные, множественные, исходящие от различных лиц словесные галлюцинации — поливокальный галлюциноз в виде последовательно сменяющих друг друга сцен, связанных единством темы. Например, больной слышит происходящий над ним суд с участием прокурора, свидетелей, адвоката, потерпевших, споры сторон, вынесенный ему приговор. Чувственность и наглядность вербальных галлюцинаций, а также их пересказ больными создают впечатление, что больные все это видят, а не слышат. По этой причине нередко подобные состояния считают делириозными. При наплыве галлюцинаторных расстройств появляются непродолжительная заторможенность и отрешенность — признаки галлюцинаторного субступора или ступора.

Уже в начальном периоде психоза возникают бредовые идеи (бред преследования, физического уничтожения, обвинения и др.), содержание которых тесно связано с содержанием вербальных галлюцинаций — так называемый галлюцинаторный бред. Обычно больные говорят о преследовании «бандой», руководимой конкретными лицами — соседями, сослуживцами, родственниками, женой, знакомыми. Множество конкретных деталей, четкое указание на преследование, знание конкретных мотивов и целей преследования, большое число точных фактов создают впечатление систематизированного бреда. Однако при этом почти полностью отсутствуют бредовые доказательства, чего не бывает в тех случаях, когда бред действительно систематизирован. Обилие конкретных деталей лишь отражает содержание галлюциноза. Против систематизации бреда говорит и «разлитая» диффузная параноидная установка: больной видит «опасность во всем» [Жислин С. Г., 1965]. Аффект на высоте галлюциноза определяется тревогой, отчаянием, резко выраженным страхом. Вначале преобладает двигательное возбуждение. Часто оно сопровождается отчаянной самообороной, обращением в милицию или прокуратуру; в ряде случаев совершаются общественно опасные действия, суицидальные попытки. Вскоре, однако, поведение становится до известной степени упорядоченным, что маскирует психоз, создает ложное и опасное представление об улучшении состояния. Симптомы психоза усиливаются вечером и ночью. Редукция психических расстройств происходит критически, после глубокого сна, или постепенно. При постепенном выходе из психоза сначала уменьшается звучность вербальных галлюцинаций, а днем они исчезают совсем. Одновременно или несколько позже снижается интенсивность аффективных расстройств, блекнут бредовые высказывания. Ко времени полного исчезновения вербальных галлюцинаций появляется критическое отношение к перенесенному психозу. Длительность острого галлюциноза колеблется от нескольких дней до 1 мес. Описанную картину часто называют типичной, или классической. Возможны и другие разновидности острого галлюциноза.

К отдельным вариантам острого галлюциноза относится острый гипнагогический вербальный галлюциноз. При засыпании появляются акоазмы или относительно простые по форме и нейтральные по содержанию вербальные галлюцинации — отдельные слова, отрывочные фразы, пение и т. д. После пробуждения галлюцинаторные расстройства исчезают. Преобладает пониженно-тревожное настроение. Продолжительность психоза не превышает нескольких суток. Психоз может смениться развернутыми галлюцинаторными состояниями различной структуры. Выделяются также острый абортивный галлюциноз, острый галлюциноз с выраженным бредом, острый галлюциноз, сочетающийся с делирием.

Атипичные галлюцинозы определяются сочетанием галлюциноза с онейроидным помрачением сознания, выраженной депрессией, психическими автоматизмами, а также протрагированным галлюцинозом. Наиболее структурно завершенными являются два последних варианта.

Острый галлюциноз с психическими автоматизмами. Чаще всего отмечаются идеаторные психические автоматизмы. Сначала появляется ощущение открытости и так называемое опережение мысли: больные говорят о том, что «голоса» узнают их мысли и могут подсказать им то, о чем они только что собирались подумать сами; симптом «эхо-мысли» — повторение окружающими вслух того, о чем думают больные, обычно не возникает. Усиление интенсивности психических автоматизмов сопровождается появлением «мысленных голосов», реже «голосов», локализующихся в различных частях тела, т. е. слуховых псевдогаллюцинаций. «Мысленные голоса» могут достигать интенсивности псевдогаллюциноза. В дальнейшем возможны насильственно возникающие мысли, в том числе в форме ментизма и реже в виде симптома «разматывания воспоминаний», т. е. развивается феномен воздействия. Одни больные только констатируют его появление, другие считают его результатом воздействия специальной аппаратуры, что позволяет говорить уже о появлении бреда воздействия. Значительно реже встречаются сенсорные автоматизмы. Чаще всего больные говорят о неприятных ощущениях, вызываемых, как и в случаях идеаторных автоматизмов, «лучами и волнами». Возникновение психических автоматизмов всегда тесно связано с динамикой синдрома вербального галлюциноза. Психические автоматизмы появляются лишь тогда, когда истинный вербальный галлюциноз становится поливокальным, а в его содержании наряду с обвиняющими, угрожающими, насмешливо-дразнящими голосами возникают императивные и комментирующие галлюцинации. Психические автоматизмы всегда усиливаются и усложняются одновременно с усилением вербального галлюциноза и преимущественно в тишине или вечером и ночью. Ослабление симптомов галлюциноза сопровождается исчезновением психических автоматизмов. Развитие в структуре галлюциноза симптомов психического автоматизма всегда сочетается с расширением содержания бредовых высказываний и появлением тенденции к их систематизации. В структуре психоза наряду с психическими автоматизмами могут возникать делириозные или онейроидные эпизоды. При обратном развитии психоза эти расстройства исчезают первыми, а симптомы галлюциноза, которые являются здесь «сквозным расстройством», — в последнюю очередь.

Протрагированный галлюциноз. Это психоз продолжительностью от 1 до 6 мес [Молохов А. Н., Рахальский Ю. Е., 1959; Жислин С. Г., 1965]. Начало психоза во многом совпадает с картиной типичного острого алкогольного галлюциноза, позднее к галлюцинозу присоединяются депрессивные расстройства. С этого времени преобладает подавленность или выраженная тоска. Появляются отчетливые идеи самообвинения, которые постепенно начинают преобладать над остальными бредовыми высказываниями. Редукция психоза происходит постепенно, начинаясь с аффективных расстройств. Реже встречаются протрагированные галлюцинозы с преобладанием бредовых идей преследования над галлюцинаторными расстройствами или же случаи, в которых на всем протяжении болезни на первом плане остается сравнительно «чистый» вербальный галлюциноз. У таких больных обычно сохраняется сознание болезни, мало меняется поведение, преобладает относительно ровное, иногда даже благодушное настроение.

Хронические галлюцинозы встречаются редко — в 4,7—5,3 % всех случаев галлюцинозов, по данным И. В. Стрельчука (1970), в 9 % — по данным А.Т. Тофмана (1968) и G. Benedetti (1952). Длительность психоза может быть различной. Описаны случаи, продолжавшиеся до 30 лет (И. В. Стрельчук, G. Benedetti). По наблюдениям G. Benedetti, если галлюциноз не исчезает спустя 6 мес после начала психоза, то можно быть уверенным, что заболевание в дальнейшем станет хроническим. Большинство авторов относят к хроническим галлюцинозы, продолжающиеся не менее 6 мес. А. Г. Гофман (1968) называет хроническими галлюцинозы длительностью более 1 года. Иногда уже первый психоз принимает хроническое течение. Однако чаще в анамнезе больных можно выявить однократные, реже повторные острые психозы, в первую очередь галлюцинозы и значительно реже — делирии (АТ. Гофман, G. Benedetti). По мнению G. Benedetti, дебют галлюциноза, который в последующем станет хроническим, существенно не отличается от случаев, заканчивающихся выздоровлением. С. Г. Жислин, И. В. Стрельчук и А. Г. Гофман придерживаются несколько иной точки зрения. Только в части случаев хронические галлюцинозы начинаются с состояний, аналогичных острым галлюцинозам. Гораздо чаще развиваются сложные состояния, в которых одновременно присутствуют симптомы делирия и галлюциноза или галлюциноз сочетается с депрессивно-параноидными расстройствами. По особенностям клинической картины и закономерностям развития выделяют 3 варианта хронического галлюциноза.

Хронический вербальный галлюциноз без бреда— самая частая форма хронических вербальных галлюцинозов [Стрельчук И. В., 1970]. Преобладают множественные, чаще почти не прекращающиеся истинные вербальные галлюцинации, исходящие от нескольких лиц. Встречаются слуховые галлюцинации в форме диалога. Обычно содержание слышимого — обсуждения повседневных дел больного, его слов, поступков, желаний, производимые с издевкой, угрозами, приказаниями, иногда как бы нарочито противоположными по смыслу, в ряду случаев с покровительственной доброжелательностью. «Голоса» способны не оставлять больного в покое с утра до ночи, вмешиваясь буквально во все его занятия. В первые месяцы и годы больные часто вступают в разговор с мнимыми собеседниками. У них возникают реакции протеста, негодования, возмущения, проявляющиеся в спорах, брани, апелляции к окружающим. В последующем проявления аффективного резонанса в определенной мере блекнут, больные как бы привыкают, сживаются с тем, что слышат. Внешне поведение таких больных не отличается какими-либо странностями. Сохраняется способность к выполнению не только повседневных, но в ряде случаев и профессиональных обязанностей. Сознание болезни имеется всегда. Обычно можно выявить и достаточно критическое отношение к расстройствам. При возобновлении пьянства клиническая картина изменяется: увеличивается число голосов, нарастает их интенсивность, становится разнообразнее и неприятнее содержание галлюцинаций. Появляются тревога, страх, возможны симптомы галлюцинаторного бреда. Может значительно измениться поведение. При полном воздержании от алкоголя со временем обычно происходит редукция психоза. Уменьшается число голосов, они перестают слышаться непрерывно и в ряде случаев появляются только при дополнительных внешних акустических раздражителях (рефлекторные галлюцинации). В других случаях голоса возникают при совершении больными ошибочных поступков. Содержание голосов становится более доброжелательным: они увещевают, успокаивают, дают разумные советы. Иногда появляются голоса, сообщающие о различных событиях, не касающихся самого больного. Вербальные галлюцинации могут сменяться акоазмами. Таким образом, чистые хронические галлюцинозы склонны к регредиентному течению.

Хронический вербальный галлюциноз с бредом. В развернутый период болезни синдром вербального галлюциноза сходен с наблюдаемым при чистом хроническом галлюцинозе. Однако больные убеждены, что к ним относятся недоброжелательно или даже преследуют их. Иногда эта убежденность имеет форму предположений о порче, колдовстве, наказаниях за прошлые проступки, в основном связанные с пьянством; некоторые больные считают, что так осуществляется их лечение. Больных можно на время разубедить: они спонтанно начинают понимать болезненность таких переживаний [Стрельчук И. В., 1970, и др.]. Некоторые авторы предпочитают в таких случаях говорить о бредоподобных состояниях, причину которых отчасти связывают с чертами дебильности в преморбиде больных. Об этом свидетельствует и то, что бредоподобные высказывания проявляются чаще всего в форме так называемого архаического бреда, т. е. бреда колдовства, порчи, одержимости. У других больных существуют более или менее систематизированные стойкие бредовые идеи преследования. Однако содержание бреда всегда тесно связано с содержанием галлюциноза, и бред, таким образом, остается по механизму возникновения галлюцинаторным. По мнению С. Г. Жислина (1965), сложные бредовые построения, не связанные с галлюцинозом, прежде всего первичные бредовые идеи отношения и значения, малохарактерны для хронических галлюцинозов. Вне алкогольных эксцессов психоз склонен к застыванию и медленной редукции позитивных расстройств. Поведение в этих случаях не нарушено; социальная адаптация может в той или иной степени сохраняться. При продолжающихся алкогольных эксцессах возникают периодические обострения, напоминающие картину острого галлюциноза. Однако при них менее выражен аффект страха и отсутствуют или незначительны расстройства поведения. По миновании обострений восстанавливается прежняя картина болезни, ее заметного усложнения не происходит. Психоорганические изменения проявляются снижением уровня личности. Обычно можно выявить астению.

Хронический вербальный галлюциноз с психическими автоматизмами и парафренным видоизменением бреда. Самая редкая форма хронического галлюциноза. Как и при остальных вариантах, здесь «сквозным» расстройством остаются истинные вербальные галлюцинации. Со временем в периоды обострений, возникающих спонтанно или связанных с пьянством, появляются вначале эпизодические, а в последующем достаточно стойкие симптомы психического автоматизма. Чаще всего это идеаторный автоматизм в форме слуховых псевдогаллюцинаций, симптома открытости, опережающих мыслей или ментизма. Возможны и отдельные идеи воздействия. Иногда в последующем происходит значительное изменение содержания слуховых галлюцинаций и псевдогаллюцинаций с появлением мегаломанической тематики и в соответствии с ней мегаломанического галлюцинаторного бреда. Больной в таких случаях говорит о своем новом социальном или материальном положении не в настоящем, а в будущем времени (получит «высокую должность», «квартиру», «пенсию»; станет «генералом», «министром» и т. п.). Нередко эти высказывания напоминают детские фантазии. Усложнение клинической картины психоза у таких больных обычно сочетается с медленно нарастающим органическим снижением. Вместе с тем и на отдаленных этапах заболевания у больных остаются известное сознание болезни, доступность, апелляция к врачу, сочетающаяся с живостью моторики, склонностью к шуткам. Окончательная нозологическая трактовка подобных случаев остается в определенной мере спорной.

Возникающие при металкогольных психозах психопатологические расстройства, характерные и для шизофрении (онейроид, психические автоматизмы, парафренное изменение бреда при хроническом галлюцинозе), имеют ряд сходных черт. Во всех случаях их проявления фрагментарны, ограничиваются отдельными компонентами соответствующего синдрома, они не склонны к последовательному усложнению, оставаясь на всем протяжении психоза незавершенными. При острых формах металкогольных психозов онейроид и психические автоматизмы всегда транзиторны. Кроме того, эти расстройства никогда не становятся начальными проявлениями психоза. Они возникают или на высоте его развития (острые формы), или на последующих этапах (хронический галлюциноз) и всегда сосуществуют с развернутой симптоматикой алкогольного психоза, а при его редукции исчезают первыми.

Слуховая галлюцинация — Википедия

Слуховая галлюцинация — форма галлюцинации, когда восприятие звуков происходит без слуховой стимуляции. Существует распространённая форма слуховых галлюцинаций, при которой человек слышит один или нескольких голосов[1].

Виды слуховых галлюцинаций

Простые слуховые галлюцинации

Акоазмы

Характерны неречевые галлюцинации. При подобном виде галлюцинаций человек слышит отдельные звуки шума, шипения, грохота, жужжания. Зачастую встречаются наиболее конкретные звуки, связанные с определенными предметами и явлениями: шаги, стуки, скрип половиц и так далее[2].

Фонемы

Характерны наиболее простые речевые обманы в виде окриков, отдельных слогов или отрывков слов[2].

Сложные слуховые галлюцинации

Галлюцинации музыкального содержания

При данном виде галлюцинаций может слышаться игра музыкальных инструментов, пение, хор, известные мелодии или их отрывки и даже незнакомая музыка[2].

Потенциальные причины музыкальных галлюцинаций:

Вербальные (словесные) галлюцинации

При вербальных галлюцинациях слышатся отдельные слова, разговоры или фразы. Содержание высказываний может быть абсурдным, лишённым всякого смысла, однако чаще всего вербальные галлюцинации выражают идеи и мысли, небезразличные больным[2]. С. С. Корсаков рассматривал галлюцинации такого рода как мысли, одетые в яркую чувственную оболочку[2]. В. А. Гиляровский указывал, что галлюцинаторные расстройства напрямую связаны с внутренним миром человека, его душевным состоянием. В них выражаются нарушения психической деятельности, личностные качества, динамика болезни[2]. В частности, в их структуре можно обнаружить расстройства других психических процессов: мышления (например, его разорванность), воли (эхолалия) и так далее.

Существует большое количество видов вербальных галлюцинаций, в зависимости от их фабулы. Среди них различают:

  • Комментирующие (оценочные) галлюцинации. Отражается мнение голосов о поведении пациента. Мнение может иметь различный оттенок: например, доброжелательный или осуждающий. «Голоса» могут характеризовать и оценивать теперешние, прошлые поступки или намерения на будущее[2].
  • Угрожающие. Галлюцинации могут приобретать угрожающий характер, созвучный бредовым идеям преследования. Воспринимаются мнимые угрозы убийства, пыток, дискредитации. Иногда имеют отчетливо выраженную садистическую окраску[2].
  • Императивные галлюцинации. Тип вербальных галлюцинаций, носящий социальную опасность. Содержит приказы что-то делать или запреты на действия, совершить поступки, прямо противоречащие сознательным намерениям: в том числе, осуществить попытку самоубийства или членовредительства, отказаться от приёма пищи, лекарства или беседы с врачом и так далее. Эти распоряжения больные чаще относят на свой счёт.

Иногда приказания голосов бывают «разумными». Под влиянием галлюцинаций больной может обратиться за помощью к врачу, не осознавая при этом, что присутствует факт психического расстройства[2].

Потенциальные причины

Одна из основных причин слуховых галлюцинаций, в случае психотических пациентов, — шизофрения. В подобных случаях у пациентов проявляется последовательное увеличение деятельности таламических и подкорковых ядер полосатого тела, гипоталамуса и паракаемчатых областей; подтверждённое позитронно-эмиссионной и магнитно-резонансной томографией[3][4]. Другое сравнительное исследование пациентов выявило увеличение белого вещества в височной области и объёмов серого вещества в височной части (в тех областях, которые крайне важны для внутренней и внешней речи). Подразумевается, что и функциональные, и структурные отклонения в мозге могут вызвать слуховые галлюцинации, однако и те, и другие могут иметь генетический компонент[5][6]. Известно, что аффективное расстройство также может вызывать слуховые галлюцинации, но более умеренные, чем вызванные психозом. Слуховые галлюцинации — относительно распространенные осложнения серьезных нейрокогнитивных расстройств (слабоумия), таких как болезнь Альцгеймера[7].

Исследования показали, что слуховые галлюцинации, в частности комментирующие голоса и голоса, приказывающие нанести вред себе или другим, встречаются гораздо чаще у тех пациентов с психозом, кто пережил в детстве физическое или сексуальное насилие, чем у тех психотических пациентов, которые в детстве не подвергались насилию. При этом чем сильнее форма насилия (инцест или сочетание как физического, так и сексуального насилия над детьми), тем сильнее степень галлюцинаций. Если эпизоды насилия были многократными, это тоже влияло на риск развития галлюцинаций. Отмечено, что содержание галлюцинаций у людей, ставших жертвами сексуального насилия в детстве, включает как элементы флэшбэков (вспышек воспоминаний о травматическом опыте), так и более символические воплощения травматического переживания. Например, женщина, которая подвергалась сексуальному насилию со стороны своего отца с 5-летнего возраста, слышала «мужские голоса, раздававшиеся вне её головы, и детские голоса, кричащие внутри головы». В другом случае, когда пациентка испытывала галлюцинации, приказывавшие ей убить себя, она идентифицировала этот голос как голос того, кто совершил насилие[8].

Диагностика и методы лечения

Фармацевтические препараты

Основные медикаменты, используемые при лечении слуховых галлюцинаций, — это антипсихотические препараты, которые влияют на метаболизм дофамина. Если основной диагноз — аффективное расстройство, то часто дополнительно применяются антидепрессанты или нормотимики. Эти препараты[какие?] позволяют человеку нормально функционировать, но по сути не являются лечением, так как не устраняют первопричину нарушения мышления[9].

Психологические методы лечения

Выявлено, что когнитивная терапия помогла снизить частоту и мучительность слуховых галлюцинаций, особенно при наличии других психотических симптомов[10]. Интенсивная поддерживающая терапия, как выяснилось, уменьшала частоту слуховых галлюцинаций и повышала сопротивляемость пациента к галлюцинациям, приводила к значительному уменьшению их негативного воздействия. Другие когнитивные и поведенческие методы лечения применялись со смешанным успехом.

Экспериментальные и нетрадиционные методы лечения

В последние годы изучена повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) как биологический метод лечения слуховых галлюцинаций. ТМС влияет на нейронную активность корковых областей, отвечающих за речь. Исследования показали, что, когда ТМС используется в качестве дополнения к антипсихотическому лечению в сложных случаях, частота и интенсивность слуховых галлюцинаций может уменьшаться[11]. Другим источником для нетрадиционных методов является открытие международного движения слышащих голоса[12].

Текущие исследования

Непсихотическая симптоматика

Продолжаются исследования слуховых галлюцинаций, не являющихся симптомом того или иного психотического заболевания. Чаще всего звуковые галлюцинации возникают без психотической симптоматики у детей препубертатного возраста[13]. Эти исследования выявили, что примечательно высокий процент детей (до 14 % опрошенных) слышали звуки или голоса без какой-либо внешней причины; хотя нужно также отметить, что «звуки», как полагают психиатры, не являются примерами слуховых галлюцинаций. Важно отличать слуховые галлюцинации от «звуков» или обычного внутреннего диалога, поскольку эти явления не свойственны для психического заболевания[14].

Причины

Причины слуховых галлюцинаций при непсихотической симптоматике неясны. Доктор Даремского университета Чарльз Фернихо, исследуя роль внутреннего голоса при слуховых галлюцинациях, предлагает две альтернативные гипотезы происхождения слуховых галлюцинаций у людей, не страдающих психозом. Обе версии основаны на исследовании процесса интернализации внутреннего голоса.

Интернализация внутреннего голоса

Процесс интернализации внутреннего голоса — это процесс формирования внутреннего голоса в период раннего детства, он может быть разделен на четыре уровня:

  • Первый уровень (внешний диалог) даёт возможность поддержать внешний диалог с другим человеком, например когда малыш говорит со своими родителями.
  • Второй уровень (частная речь) включает возможность вести внешний диалог; замечено, что дети комментируют процесс игры, играя с куклами или другими игрушками.
  • Третий уровень (расширенная внутренняя речь) является первым внутренним уровнем речи. Позволяет вести внутренние монологи, при чтении про себя или просмотре списков.
  • Четвертый уровень (уплотнение внутренней речи) является заключительным уровнем процесса интернализации. Позволяет просто думать без потребности выражать мысли словами, чтобы уловить значение мысли.
Нарушение интернализации
Смешивание

Нарушение может произойти во время нормального процесса усвоения внутреннего голоса, когда человек не может идентифицировать свой собственный внутренний голос. Таким образом, смешиваются первый и четвертый уровень интернализации[15][14][16].

Расширение

Нарушение может проявляться при интернализации внутреннего голоса, когда появляется второй. который кажется человеку чуждым; проблема происходит при смещении четвёртого и первого уровня[15][14][16].

Лечение

При психофармакологическом лечении используются антипсихотические препараты. Исследования в области психологии показали, что первым шагом в лечении пациента является осознание того, что голоса, которые он слышит, являются плодом его воображения. Понимание этого позволяет пациентам вновь обрести контроль над своей жизнью. Дополнительное психологическое вмешательство, может влиять на процесс управления слуховыми галлюцинациями, но для доказательства этого требуются дополнительные исследования[15][14][16].

См. также

Примечания

  1. ↑ Paracusia | definition of paracusia by Medical dictionary
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Жмуров. общая психопатология. — 2009.
  3. Silbersweig D. A., Stern E., Frith C., Cahill C., Holmes A., Grootoonk S., Seaward J., McKenna P., Chua S. E., Schnorr L., Jones T., Frackowiak R. S. J. A functional neuroanatomy of hallucinations in schizophrenia // Nature. — 1995. — Т. 378. — С. 176—179.
  4. ↑ Neuroanatomy of ‘Hearing Voices’: A Frontotemporal Brain Structural Abnormality Associated with Auditory Hallucinations in Schizophrenia
  5. Patricia Boksa. On the neurobiology of hallucinations (англ.) // Psychiatry Neuroscience : journal. — 2009. — July (vol. 34, no. 4). — P. 260—262.
  6. Kevin M. Spencer, Margaret A. Niznikiewicz, Paul G. Nestor, Martha E. Shenton, Robert W. McCarley. Left auditory cortex gamma synchronization and auditory hallucination symptoms in schizophrenia (англ.) // BMC Neuroscience. — 2009. — DOI:10.1186/1471-2202-10-85.
  7. R. Wilson, D. Gilley, D. Bennett, L. Beckett, D. Evans. Hallucinations, delusions, and cognitive decline in Alzheimer’s disease // Neurol Neurosurg Psychiatry : Journal. — 2000. — Август (т. 69, № 2). — С. 172—177.
  8. ↑ Models of Madness: Psychological, Social and Biological Approaches to Schizophrenia / Edited by J. Read, R.L. Mosher, R.P. Bentall. — Hove, East Sussex: Brunner-Routledge, 2004. — 373 p. — ISBN 1583919058. На русском: Модели безумия: Психологические, социальные и биологические подходы к пониманию шизофрении / Под ред. Дж. Рида, Л.Р. Мошера, Р.П. Бенталла. — Ставрополь: Возрождение, 2008. — 412 с. — ISBN 9785903998012. См. гл. «Детская травма, потеря и стресс». Дж. Рид, Л. Гудман, Э. П. Моррисон, К. А. Росс, В. Адерхольд
  9. Barker P. Psychiatric and Mental Health Nursing- The craft of caring. — England: Hodder Arnold, 2009. 2nd Edition.
  10. David L. Penn, Piper S. Meyer, Elizabeth Evans, R.J. Wirth, Karen Cai, Margaret Burchinal. A randomized controlled trial of group cognitive-behavioral therapy vs. enhanced supportive therapy for auditory hallucinations (англ.) // Schizophrenia Research. — 2009. — April (vol. 109). — P. 52—59.
  11. Waters F. Auditory hallucinations in psychiatric illness // Psychiatric Times. — 2010. — 1 марта (т. 27, № 3). — С. 54—58.
  12. ↑ Официальный сайт движения Intervoice
  13. Florence L. Askenazy, Karine Lestideau, Anne Meynadier, Emmanuelle Dor, Martine Myquel, Yves Lecrubier. Auditory hallucinations in pre-pubertal children (англ.) // European Child & Adolescent Psychiatry. — 2007. — September (vol. 16). — P. 411—415.
  14. 1 2 3 4 Simon R. Jones, Charles Fernyhough. Neural correlates of inner speech and auditory verbal hallucinations: A critical review and theoretical integration // Clinical Psychology Review. — 2007. — Март (vol. 27). — С. 140—154. — DOI:10.1016/j.cpr.2006.10.001.
  15. 1 2 3 Charles Fernyhough and Simon R. Jones. Hallucination // Thinking Aloud About Mental Voices / In Fiona Macpherson & Dimitris Platchias (eds.). — Cambridge,: MA: MIT Press, 2013.
  16. 1 2 3 Charles Fernyhough. Alien voices and inner dialogue: towards a developmental account of auditory verbal hallucinations // New Ideas in Psychology. — 2004. — Апрель (vol. 22). — С. 49—68.

Ссылки

Слуховые галлюцинации (возникают чаще всего). Виды и причины галлюцинаторного синдрома. Способы лечения Вербальные галлюцинации

Галлюциноз
— состояние, клиническая картина которого
почти полностью исчерпывается обильными
галлюцинациями ине
сопровождается помрачением сознания.
Различают острый и хронический галлюциноз,
в зависимости от вида галлюцинаций —
вербальный, зрительный и тактильный.

Вербальный
галлюциноз —

наплыв слуховых галлюцинаций в
виде
монолога, диалога или множественных
«голосов»; сопровождается страхом,
тревогой, двигательным беспокойством,
нередко образным бредом. Двигательное
беспокойство по мере развития галлюциноза
может угасать, больные внешне сохраняют
спокойствие илишь
иногда, прерывая работу или беседу, к
чему-то прислушиваются. При обследовании
выявляются истинные галлюцинации и
псевдогаллюцинации, преобладающие в
случаях хронического вербального
галлюциноза.

В
виде острого вербального галлюциноза
(без помрачения сознания) могут протекать
острые симптоматические психозы. Такой
психоз развивается внезапно с появления
вербальных галлюцинаций комментирующего
характера (обычно в виде диалога),
сопровождающихся растерянностью,
тревогой и страхом. В дальнейшем
галлюцинации могут приобрести императивное
содержание. В таком состоянии больные
под влиянием галлюцинаторных переживаний
совершают опасные действия в отношении
окружающих и себя самих. Вербальный
галлюциноз усиливается ночью. Бурный
наплыв вербальных галлюцинаций может
привести к развитию так называемой
галлюцинаторной спутанности.

При
сосудистых психозах возможно появление
хронического вербального галлюциноза,
нередко развивающегося вслед за острым
галлюцинаторным психозом. Хронический
сосудистый галлюциноз определяется
поливокальным истинным вербальным
галлюцинозом. Он течет волнообразно,
часто на высоте развития стано­вится
сценическим (сцены публичного осуждения
больного и т. п.), обычно усиливается в
вечерние и ночные часы, имеет преимущественно
угрожающее содержание. Интенсивность
галлюциноза подвержена временным
колебаниям с временным появлением
критики к галлюцинаторным переживаниям
(при их ослаблении).

Вербальный
галлюциноз встречается при интоксикационных
(алкогольный, гашишный, барбитуратный
и т.д.) психозах, органических заболеваниях
головного мозга (травматическое,
сосудистое, сифилитическое поражение),
эпилепсии, симптоматических психозах,
шизофрении.

ЗАДАЧА.

Больная
С., 60 лет, пенсионерка. Около 5 лет тому
назад однажды поссорилась с соседкой,
расстроилась, плакала, ночью плохо
спала. Наутро услышала за стеной голоса
соседки и ее родственников, которые
угрожали убить ее и детей. Появился
страх, не могла

Насколько распространены галлюцинации и каковы их механизмы?

Галлюцинации — это сенсорные ощущения, возникающие при отсутствии раздражителей. Хотя они часто связаны с такими заболеваниями, как шизофрения, эти явления могут возникать при отсутствии психических заболеваний. Но чем объясняются эти сверхъестественные явления?

Поделиться на Pinterest Не все галлюцинации возникают из-за психотических расстройств или психоделических препаратов.

Есть много типов галлюцинаций. Они могут быть зрительными (зрительные галлюцинации), слуховыми (звуковые галлюцинации), обонятельными (обонятельные галлюцинации), вкусовыми (вкусовые галлюцинации) или тактильными (сенсорные галлюцинации).

Формы галлюцинаций возможны во всех смыслах. Причина этого в том, что эти явления являются «призрачными ощущениями» — восприятием стимулов в отсутствие реальных внешних стимулов.

Чаще всего, когда люди думают о галлюцинациях, они ассоциируют их с заболеваниями, которые могут включать психоз, такими как шизофрения, или нейрокогнитивными расстройствами, такими как формы деменции.

Галлюцинации также связаны с употреблением изменяющих сознание наркотиков, включая ЛСД и ДМТ.

Но галлюцинации не всегда вызваны психотическими расстройствами или психоделиками. Иногда они возникают при отсутствии этих факторов.

Так что же объясняет галлюцинации, насколько они распространены и какой роли они могут нас научить? В этой специальной статье мы исследуем.

Исследование, опубликованное в Британском журнале психиатрии в 2017 году, предполагает, что галлюцинации гораздо чаще встречаются среди людей без психотических расстройств, чем думали ученые.

Авторы исследования — д-р Ян Келлехер из Королевского колледжа хирургов в Ирландии и Джордан ДеВайлдер, доктор философии из Университета Мэриленда в Балтиморе — проанализировали данные, полученные ими в рамках Обследования психиатрической заболеваемости среди взрослого населения 2007 года. , национально репрезентативное исследование психического здоровья в Англии.

Эти данные включали информацию о психическом здоровье 7 403 человек в возрасте 16 лет и старше в течение 1 года.

Д-р Келлехер и ДеВайлдер обнаружили, что зрительные и слуховые галлюцинации почти одинаково распространены среди участников с пограничным расстройством личности и среди пациентов с непсихотическим психическим заболеванием.

Они также обнаружили, что более 4% всех респондентов, включая тех, у кого не было диагностированных проблем с психическим здоровьем, сообщили о зрительных или слуховых галлюцинациях.

«Галлюцинации встречаются чаще, чем люди думают. Это может быть пугающий опыт, и немногие люди открыто говорят об этом », — заметил доктор Келлехер в интервью для International Business Times .

«Наше исследование ценно, потому что оно может показать им, что они не одиноки и что наличие этих симптомов не обязательно связано с психическим расстройством.Это нарушает табу », — добавил он.

Исследование, опубликованное в скандинавском журнале психологии Scandinavian Journal of Psychology в 2015 году, также показало, что слуховые галлюцинации на удивление часто встречаются в репрезентативной выборке населения в Норвегии.

В когорте из 2533 человек «текущая распространенность [слуховых вербальных галлюцинаций] в течение жизни составляла 7,3%».

Призрачные запахи также кажутся более распространенным явлением, чем люди думают. В 2018 году исследование, опубликованное в JAMA Otolaryngology — Head & Neck Surgery , показало, что 6.5% людей в возрасте 40 лет и старше испытывали фантомное восприятие запаха.

Этот процент основан на данных когорты из 7 417 участников со средним возрастом 58 лет. Однако когда дело дошло до объяснения этого явления, исследователи были в недоумении.

«Причины появления фантомного запаха не выяснены. Это состояние может быть связано с гиперактивностью чувствительных к запаху клеток в носовой полости или, возможно, с неисправностью той части мозга, которая воспринимает сигналы запаха », — говорит первый автор Кэтлин Бейнбридж, доктор философии.D. из Национального института глухоты и других коммуникативных расстройств при Национальных институтах здравоохранения (NIH) в Бетесде, штат Мэриленд.

Исследователи пытались лучше понять биологические механизмы, лежащие в основе различных типов галлюцинаций.

В 2019 году исследователи из Орегонского университета в Юджине провели исследование на мышах, чтобы попытаться выяснить, как галлюцинации проявляются в мозге.

В их исследовательской статье, опубликованной в Cell Reports , были обнаружены некоторые удивительные результаты.Когда исследователи вызывали зрительные галлюцинации у грызунов, вводя им галлюциногенное вещество, они увидели, что это не «наметило», как они ожидали, в мозгу.

Исследователи заметили, что галлюцинирующие мыши испытали меньше сигналов, передаваемых между нейронами зрительной коры, области мозга, связанной с интерпретацией визуальной информации.

«Можно было ожидать, что зрительные галлюцинации будут результатом сумасшедшего срабатывания нейронов в мозгу или несовпадения сигналов.Мы были удивлены, обнаружив, что галлюциногенные препараты вместо этого привели к снижению активности зрительной коры головного мозга ».

— Старший автор Проф. Крис Нил

Несмотря на первоначальное удивление, старший автор исследования отмечает, что вполне логично, что зрительные галлюцинации должны появляться в мозгу таким образом.

«Понимание того, что происходит в мире, — это баланс между получением информации и вашей интерпретацией этой информации. Если вы уделяете меньше внимания тому, что происходит вокруг вас, но затем переоцениваете это, это может привести к галлюцинациям », — объясняет он.

Также проводится большое количество исследований причин и механизмов, связанных со слуховыми галлюцинациями — одними из самых захватывающих видов призрачных ощущений.

Например, исследование 2017 года с участием eLife в некоторой степени объясняет, как и почему некоторые люди могут думать, что слышат голоса, которых на самом деле нет.

По мнению авторов, это может быть следствием ошибки или «короткого замыкания» при обработке внутренней речи и дифференциации ее от разговора вслух.

Исследователи объясняют, что когда люди говорят вслух, мозг выполняет две функции. Во-первых, он посылает инструкции голосовым связкам, языку и губам — нашему голосовому аппарату — побуждать их двигаться правильным образом, чтобы издавать правильные звуки.

В то же время мозг также создает внутреннюю копию этих инструкций, которую ученые называют «efference copy». Этот дубликат позволяет областям мозга, связанным со слухом, предсказывать звуки, которые голосовой аппарат собирается правильно издавать.

Это часть того, как мы узнаем свой голос и речь.

«Эффектная копия ослабляет реакцию мозга на самогенерируемые вокализации, отдавая этим звукам меньше умственных ресурсов, потому что они настолько предсказуемы», — объясняет первый автор, профессор Томас Уитфорд.

В ходе своего исследования профессор Уитфорд и его коллеги обнаружили, что мозг создает эффективную копию не только мыслей, предназначенных для озвучивания, но и внутреннего разговора — внутренней болтовни, которую люди обрабатывают в фоновом режиме, не высказывая вслух.

Вероятно, предполагают ученые, слуховые галлюцинации возникают, когда что-то идет не так с электронной копией внутренних монологов людей.

«Мы все слышим голоса в своей голове. Возможно, проблема возникает, когда наш мозг не может сказать, что мы производим их ».

— Проф. Томас Уитфорд

Многие из галлюцинаций, которые могут испытывать люди, на самом деле являются заурядными. Например, смутное ощущение, что вы слышите телефонный звонок, когда на самом деле никто не звонит, или улавливаете тень силуэта в уголке глаза, когда там никого нет.

Доктор Филип Корлетт и доктор Альберт Пауэрс, два ученых из Йельского университета и Центра психического здоровья Коннектикута в Нью-Хейвене, Коннектикут, провели множество экспериментов, исследующих природу галлюцинаций.

Они утверждают, что существует целый спектр фантомных ощущений и что многие галлюцинации могут фактически отражать работу нашего мозга, а именно, делать прогнозы о стимулах и окружающей среде, в которой мы ориентируемся.

В статье, опубликованной в журнале World Psychiatry в 2018 году, они пишут, что галлюцинации могут возникать из-за «несоответствия» между предсказаниями, которые наш мозг делает об окружающей реальности и реальной реальности.

В другом исследовании, опубликованном в 2017 году в журнале Science , два исследователя и доктор Кристоф Матис, доцент Орхусского университета в Дании, представляют доказательства, собранные ими в ходе серии экспериментов, которые, как представляется, подтверждают это понятие.

«Когда мы путешествуем по миру, мы не просто пассивно воспринимаем сенсорные сигналы через наши глаза и уши. Мы фактически выстраиваем в своем сознании модель того, что мы ожидаем от присутствия », -Корлетт рассказал The Atlantic , отметив, что, когда эти ожидания не сбываются, это иногда может переводиться как галлюцинация.

Другие ученые отмечают, что даже более выраженные галлюцинации иногда могут быть полезны человеку, который их испытывает.

В статье 2017 года в журнале Психология и психотерапия: теория, исследования и практика , Drs. Филиппо Варезе, Уоррен Мэнселл и Сара Тай из Манчестерского университета в Соединенном Королевстве отмечают, что не все слуховые галлюцинации вызывают беспокойство.

Их исследование, в котором были задействованы люди с проблемами психического здоровья, которые также испытывали слуховые галлюцинации, показало, что то, как люди реагируют на голоса, которые, по их мнению, они слышали, имеет важное значение для того, мешают ли эти голоса или поощряют их в повседневных занятиях.

«Большинство слушателей с проблемами психического здоровья, участвовавших в нашем исследовании, воспринимали свой голос как препятствие на пути к достижению своих целей и считали его голос тревожным и проблемным.Но другие слушатели считают, что голоса способствуют достижению их ценных целей и, следовательно, являются приятной и конструктивной частью их жизни », — отмечает доктор Варез.

В будущем, по словам исследователей, такие идеи могут помочь специалистам в области психического здоровья помочь своим клиентам справиться с потенциально тревожными галлюцинациями.

«[…] мы должны стремиться помочь клиентам понять, как их голоса соотносятся с целями, которые важны для них, и дать им возможность продвигаться к этим целям.Это было бы более значимым и приемлемым способом их поддержки », — предполагает он.

.

Что такое галлюцинации? (с иллюстрациями)

Галлюцинации — это ложные восприятия, возникающие без внешнего стимула, в отличие от иллюзий, которые представляют собой ошибочное восприятие реальных вещей, вызванное внешним стимулом. Галлюцинации могут быть вызваны самыми разными вещами и проявляться во всех органах чувств. Однако, чтобы испытать их, человек должен бодрствовать, в отличие от снов, которые происходят во время сна.

People who suffer from mood disorders such as schizophrenia and depression frequently hallucinate.
Люди, страдающие расстройствами настроения, такими как шизофрения и депрессия, часто испытывают галлюцинации.

Люди, страдающие расстройствами настроения, такими как шизофрения и депрессия, часто испытывают галлюцинации. Шизофреники обычно слышат голоса и звуки, представляющие собой слуховые галлюцинации, которые, как считается, вызваны высоким уровнем дофамина в мозгу человека. Хотя шизофреники также испытывают зрительные галлюцинации, видя вещи, которых на самом деле нет, они чаще всего встречаются у маниакально-депрессивных людей, особенно у пожилых людей.

The side effects of paroxetine, also known by the trade name Paxil, may include hallucinations.
Побочные эффекты пароксетина, также известного под торговым названием паксил, могут включать галлюцинации.

Другая частая причина — употребление наркотиков. Независимо от законности рассматриваемого наркотика, галлюциногены вызывают ложное восприятие, поскольку нарушают нормальный баланс нейротрансмиттеров в мозгу человека. У людей, употребляющих кокаин, метамфетамин или другие амфетамины, могут возникать галлюцинации из-за чрезмерного производства дофамина в головном мозге.Диэтиламид лизергиновой кислоты, или ЛСД, отвечает за блокирование функций нейромедиаторов серотонина и норэпинефрина. Фенциклидин (PCP) вызывает у людей галлюцинации, блокируя глутамат. Тактильные галлюцинации, которые возникают, когда человек чувствует что-то, чего нет, в целом редки, но чаще наблюдаются у потребителей наркотиков.

Cocaine can increase the brain
Кокаин может повышать уровень дофамина в мозге, что может вызывать галлюцинации.

Лекарства, назначаемые от депрессии, снотворные и некоторые анестетики, могут вызывать галлюцинации. Лекарства, включая кетамин, пароксетин, миртазапин и золпидем, имеют побочные галлюциногенные эффекты. Считается, что антиретровирусные препараты, применяемые для лечения ВИЧ, и антипсихотики, применяемые для пациентов с болезнью Альцгеймера, вызывают галлюцинации у некоторых людей.

Prescription sleep aids may cause hallucinations.
Снотворные средства, отпускаемые по рецепту, могут вызывать галлюцинации.

Помимо употребления наркотиков, употребление алкоголя также может вызывать у людей галлюцинации. В частности, резкое прекращение употребления алкоголя может вызвать у людей слуховые галлюцинации. После нескольких дней отмены, когда начинается белая горячка (DT), у людей часто возникают зрительные галлюцинации.

Hallucinations occur without any external stimulus, causing people to see, hear, or taste things that aren
Галлюцинации возникают без каких-либо внешних стимулов, заставляя людей видеть, слышать или пробовать на вкус то, чего нет.

Расстройства, вызванные дисбалансом нейромедиаторов в мозге, обычно вызывают у людей галлюцинации. Одним из примеров является нарколепсия, когда люди неконтролируемо спят непродолжительное время. Помимо слуховых и зрительных галлюцинаций, нарколептики часто испытывают вкусовые и обонятельные галлюцинации. Вкусовые галлюцинации возникают, когда человек пробует то, чего нет, а обонятельные галлюцинации возникают, когда человек нюхает то, чего нет.

Auditory hallucinations are often associated with schizophrenia.
Слуховые галлюцинации часто связаны с шизофренией.
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.