Чем животное отличается от человека: «Чем отличается человек от животного из курса «Обществознание»?» – Яндекс.Кью

Содержание

Чем человек отличается от животного


Если человека в повседневной жизни сравнивают с животным, то хотят указать на его недостойное поведение. Действительно, человек – существо мыслящее, способное к сознательному труду и целенаправленному воздействию на природу. Об этом говорит даже название биологического вида – Homo sapiens (Человек разумный). Разве животные могут вести себя так, как разумное существо высшего порядка, которыми мы привыкли себя называть?


Но животные тоже трудятся, а у многих видов существует ещё и сложная социальная структура. А посмотрите на систему взаимоотношений и передачи сигналов у пчёл. Она уникальна! Но есть у человека несколько признаков, которых нет ни одного животного.


Все люди состоят из тех же белков и нуклеиновых кислот, что и животные. Да и функции живых существ во многом схожи. Однако человек является биосоциальным существом. У нас двойная природа – биологическая и социальная. Первая даётся людям от природы, вторая – наследуется культурно. Есть мнение, что у человека существует ещё духовная составляющая. Материалисты его не поддерживают.


По принятой в биологии систематике человек принадлежит к царству животные, классу млекопитающие, отряду приматы и семейству гоминид. Ближайшие родственники человека – крупные обезьяны из семейств понгид и хилобатид.


По размеру генома (от слов ген и хромосома) человек не отличается от своих сородичей. Различие есть в количестве хромосом. У человека их 46 (23 пары): две обезьяньи хромосомы у человека объединены в одну. Ни один представитель животного царства не имеет такого генома. Различия есть и в строении ДНК.


Человек относится к прямоходячим существам. Эта особенность присуща только людям. Хождение на двух ногах повлияло на строение скелета. У человека сравнительно широкий и низкий таз (у четвероногих он узкий и высокий), уникальное строение стопы и длинных костей ног. Позвоночник имеет изгибы, он ориентирован на вертикальное хождение. Человек имеет интересное строение рук: кисти не приспособлены к передвижению по земле. Но они могут выполнять мелкую работу. Такой способности у животных нет.


Представителям животного мира характерна первая сигнальная система передачи данных. Язык человека отличается от способов передачи информации животными. Люди имеют способность к репрезентации. Мы легко можем мысленно представить себе предметы, которых нет перед глазами. Стоит вообразить перед собой вкусную еду – и мозг даст сигнал слюнным железам. Чтобы мозг животного начал давать команды, приматы и другие представители млекопитающих должны увидеть, услышать или учуять изменения в обстановке. Представить того чего нет у них не получится.


Понятийное мышление – ещё одно отличие человека. Люди могут формировать абстрактные представления о предмете и выражать это в разных видах творчества. Разум человека отличается абстрактным, обобщающим, понятийным и логичным мышлением. А ещё у человека самый длинный период взросления. И для того чтобы вырасти, малышу необходима забота родителей.


Что касается экологических особенностей человека, то – это единственный глобальный вид живых существ на Земле. Космополитов на планете много – существуют животные, которые, как и люди, заселяют любые уголки планеты. Но распространение человека не зависит от природных ресурсов. Эта способность стала характерна для нашего вида только последние тысячелетия.


Если у животных пропадает кормовая база, они покидают территорию. Человек же научился вести обмен ресурсами. В этом плане люди далеко пошли: торговля, войны, гуманитарные миссии повышают выживаемость вида. Однако активное использование невосполнимых ресурсов человеком ведёт к самоуничтожению.


Способы обмена информацией у человека принципиально отличаются от коммуникаций в животном мире. После появления каналов передачи информации, не связанных с биологическими особенностями тела, человек начал интересоваться тем, что происходит на другом конце планеты, в космосе или случилось тысячи лет тому назад. Животным такая информация не нужна. Их интересы связаны лишь с выживанием вида.


С точки зрения психологии, у животных могут возникать только добавочные желания. Все они связаны с нуждами и инстинктами. У человека желания лишь частично связаны с потребностями. Значительная их часть не зависит от физических нужд.


Изречение о том, что труд сделал человека остается актуальным и сегодня. Работа людей не похожа на труды представителей животного мира. Ни одно животное не придумало орудия труда и не может использовать огонь. Они приспосабливаются к внешней среде. Люди же подстраивают обстоятельства и внешний мир под себя.


И немного о культурных различиях: представители рода человеческого хоронят умерших представителей своего вида. Ритуалы и способы захоронения могут отличаться в разных культурах.


Выводы


  1. Представители рода человеческого имеют 23 пары хромосом. Это на одну пару меньше, чем у шимпанзе и горилл, и на одну пару больше, чем у гиббонов.

  2. Человек единственный из млекопитающих приспособился к прямохождению.

  3. Руки человека могут выполнять самую тонкую и мелкую работу, чего не скажешь о животных.

  4. Человеческий большой палец развит намного больше чем у животных.

  5. Клыки человека не выступают за линию остальных зубов. Все млекопитающие имеют большие клыки.

  6. Популяции людей ведут обмен ресурсами. Животные этого делать не умеют.

  7. У человека, в отличие от животных есть вторая сигнальная система. Коммуникативные способности у человека намного лучше развиты, чем у приматов.

  8. Людям свойственно абстрактное и понятийное мышление. Это даёт возможность представлять объект, которого нет в поле зрения.

  9. У людей самый длинный период взросления.

  10. Желания людей не всегда связаны с физиологическими потребностями.

  11. Места обитания человека могут не зависеть от природных ресурсов.

Чем человек отличается от животного

Представьте себе человека, который ведёт себя как все другие люди, но при этом не обладает сознанием. Уколите его булавкой — он отшатнётся, вскрикнет и потребует объяснений, демонстрируя все признаки боли и недоумения. На самом деле он является зомби — точнее, философским зомби, о которых любят рассуждать многие мыслители, занимающиеся проблемой сознания.

Изображение: Paulina Karpowicz(источник: saatchiart.com)

Этот зомби может даже говорить и строить рассуждения, но у него нет «квалиа» — того качества, которое окрашивает чувственный опыт каждого отдельного человека. Некоторые полагают, что это качество не сводится к совокупности нейронных реакций: оно насквозь пронизано субъективностью, что якобы подкрепляет идею о непроходимой грани между материей и сознанием. Другие считают, что аргументы такого рода полностью лишены смысла. Нет противоречия между материальностью какого-либо процесса и его субъективным содержанием.

Даже если наша боль уникальна, она по-прежнему остаётся нейронной реакцией.

Эту позицию разделяет, к примеру, Дэниел Деннет. Он не устаёт повторять, что бессмысленно говорить о сознании так, как будто это что-то определённое. Животные «в каком-то смысле» обладают сознанием, люди «в каком-то смысле» обладают им тоже. У эволюции нет черты или вступительного экзамена, пройдя который,  можно получить звание сознательного существа.

Но необязательно быть Рене Декартом и считать всех животных бездушными автоматами, чтобы заметить, что разница между человеком и даже самой понятливой собакой или обезьяной всё-таки существует. Более сложный вопрос — в чем именно она заключается. Новые направления в психологии, когнитивистике и философии пытаются разгадать загадку, обратившись к понятию нарратива. В отличие от животных, человек постоянно рассказывает о себе истории. Именно эти истории определяют то, как мы видим наши жизни и то, как мы их проживаем.

Изображение: William Collins(источник: wikimedia. org)

Когда-то психологи считали, что способность к пониманию историй появляется у детей уже в школьном возрасте. Авторитетом здесь был Жан Пиаже, который писал об эгоцентричности детского мышления и неспособности ребёнка отделять себя и свои действия от внешнего мира. Однако позднейшие исследования внесли коррективы в это представление. Возможно, ребёнок не всегда способен рассказать о себе связную историю или понять какой-то замысловатый сюжет (даже среди взрослых далеко не все на это способны). Но его мышление уже в самом раннем возрасте построено в форме повествования.

В начале 1980-х годов психолог Джером Брунер из Нью-Йоркского университета принимал участие в проекте с поэтичным названием «Рассказы из детской кроватки». Началось всё с того, что мать и отец двухлетней девочки Эмили заметили, что перед сном их дочь некоторое время разговаривает сама с собой. Оба родителя были профессорами и поступили соответствующим образом: они положили в детскую кроватку миниатюрный диктофон и стали записывать речь Эмили. Эти записи (всего получилось 122 фрагмента) затем проанализировали психологи.

Оказалось, что беседы девочки с самой собой были значительно более сложными, чем её разговоры с родителями и учителями.

Эмили рассказывала самой себе истории, которые упорядочивали то, что происходило или должно было произойти в её жизни. Эти повествования имели чёткую временную структуру. Фактически, это были полноценные истории — простые, неказистые, но вполне последовательные и связные. Вот фрагмент одного из этих нарративов, в котором Эмили рассуждает о том, каким будет её следующий день:

«Завтра, когда мы проснёмся и встанем, сначала я, а потом папа, и мама, и ты, мы будем завтракать, как обычно, а потом мы поиграем […]. А потом Карл и Эмили пойдут с кем-нибудь к машине, и потом мы поедем в детский сад [шёпотом], и когда мы приедем туда, мы выйдем из машины и пойдём в детский сад, а папа нас поцелует, потом будет уходить и скажет, и потом мы скажем «до свидания», потом он поедет на работу, а мы будем играть в детском садике. Правда, будет весело?»

Психологи были удивлены, ведь в повседневной речи эта двухлетняя девочка ничего подобного не произносила. Они даже задались вопросом, соответствует ли система обучения реальным навыкам маленького ребёнка — не слишком ли мы их недооцениваем? Но важнее оказалось понять, что уже в самом раннем возрасте наше мышление построено в форме нарратива — связного рассказа о себе и окружающем мире.

Изображение: Mary Stevenson Cassatt(источник: metmuseum.org)

В работе 1990 года Брунер попытался продемонстрировать, что именно истории, а не рассуждения и описания нужны нам для понимания других людей. В исследовании принимало участие две группы взрослых добровольцев. В первой из них участники читали историю, в которой обозначалось внутреннее состояние персонажей (печаль, радость, разочарование и т.п.). Во второй группе участникам давали ту же самую историю, но уже без этих обозначений. Оказалось, что добровольцы из обоих групп запомнили и пересказали историю одинаково успешно.

Чтобы достичь понимания, необязательно говорить о внутреннем состоянии — достаточно уловить сюжет. Пусть мыслительные механизмы другого человека для нас недоступны, спрятаны в «чёрный ящик». Мы всё равно можем понять друг друга. Но ещё важнее, что самих себя мы тоже понимаем с помощью нарратива. Для чего я делаю утром зарядку, сижу над учебниками, день за днём хожу на работу и откладываю деньги на будущее? Ответ зависит от того, героем какой истории я себя представляю.

Одно и то же действие или событие может быть частью самых разных повествований.

Один человек вспоминает о том, как научился плавать, когда отец бросил его с лодки в воду. Теперь этот человек думает, что это научило его сохранять упорство и выдержку в борьбе с испытаниями. Для другого этот эпизод объясняет, почему он предпочитает держаться подальше от воды и не доверяет властным фигурам. Третий вообще отодвинет это событие за рамки повествования о своём характере, не сочтя его важным.

Мы непрерывно рассказываем истории о своём прошлом и будущем. Эти истории — не просто сводка происшествий, которые с нами произошли и не просто список планов на будущее. Это то, что связывает их воедино. Психологи называют это единство нарративной идентичностью. Это тот способ, с помощью которого мы представляем собственный опыт и наделяем свою жизнь смыслом.

Изображение: Max Ernst(источник: metmuseum.org)

Дэн Макадамс из Северо-Западного университета в Иллинойсе занимается этой темой уже более 30 лет. Проанализировав жизненные истории сотен людей, он столкнулся с интересными закономерностями. Он заметил, что более осмысленной и насыщенной свою жизнь считают те люди, которые воспринимают её как историю подъёма, перехода от худшего к лучшему.

Совсем необязательно этот переход можно наблюдать «объективно» — дело именно в интерпретации. Поэтому человек, переживший паралич всех четырёх конечностей, может воспринимать это как перемену, которая заставила острее ощутить вкус жизни и многому его научила. Мы склонны переоценивать страдания или радости, когда о них размышляем. Представьте, что вы ослепли. Вам можете думать, что после этого ваша жизнь превратиться в сплошное царство тьмы. Но люди, которые действительно ослепли, с вами не согласятся, ведь в их жизни есть место далеко не только слепоте.

Как пишет психолог Дэниел Гилберт, «большинство людей поживает чертовски хорошо, когда дела идут чертовски плохо».

Любая история всегда не только моя, но и ещё чья-то. В каждой своей истории мы одновременно являемся героем и зрителем. Философ Мерло-Понти писал об этом так:

Морис Мерло-Понти

из очерка «Отношения ребёнка с другими»

— Местоимение «я» обретает полноту смысла, только когда ребёнок начинает пользоваться им не как индивидуальным знаком для указания на собственную личность, знаком, который раз и навсегда закрепляется за ним одним и ни за кем другим, а когда он осознаёт, что каждый, кого он видит, это «я» для себя и «ты» для других.

Иными словами, наши истории всегда обращены к кому-то. Они создаются во взаимодействии. Люди, выросшие вне общества, не рассказывают историй — и потому не являются людьми в полном смысле этого слова. Психолог Ли Рой Бич, разрабатывающий теорию нарративного мышления, считает эту форму сознания продуктом эволюции. Нарративы не только интерпретируют прошлое, но и помогают предсказывать будущее, строить долгосрочные прогнозы и контролировать своё поведение. Истории позволяют людям выйти за пределы текущего момента, на что неспособно ни одно животное.

Изображение: Norman Rockwell(источник: artchive.ru)

Форма, в которую мы помещаем собственный опыт, настолько властна над нашей жизнью, что этот эффект можно увидеть невооружённым глазом. В 2012 году психологи Адам Грант и Джейн Дуттон попросили сотрудников колл-центра, которые занимаются поиском спонсорских средств для университета, на протяжении четырёх дней вести личный дневник. Первая группа сотрудников должна была записывать случаи, когда поступок коллеги вызывал у них чувство благодарности. Участники из второй группы рассказывали об эпизодах, когда они сами внесли вклад в работу других.

Исследование должно было выявить разницу в просоциальном поведении — поступках, которые совершаются не для себя, а ради блага группы. У сотрудников колл-центра почасовая оплата, поэтому в данном случае эту разницу можно было увидеть в количестве сделанных звонков. Оказалось, что участники из второй группы после эксперимента совершили на 30% больше звонков, чем они делали это раньше. В первой группе никаких изменений не произошло.

Рассказ о собственном альтруизме заставляет быть альтруистом — логика простая, но очень эффективная.

Настолько эффективная, что в последние годы к нарративам обращаются не только философы и психологи, но и терапевты. Обзор научной литературы за 2010 год говорит о том, что нарративная психотерапия во многих случаях работает так же хорошо, как фармакологические и когнитивно-поведенческие методы терапии. При Колумбийском университете уже несколько лет работает центр нарративной медицины, и это движение продолжает набирать обороты.

Компьютерная метафора, которой философы и учёные-когнитивисты пользовались несколько десятилетий, давно себя исчерпала. Наш мозг — не вычислительная машина, а рассказчик историй. В этой идее, впрочем, не так много нового. Ещё в 1980-е годы Аласдер Макинтайр писал о нарративном единстве человеческой жизни, возводя эту логику к рассуждениям Аристотеля.

Если человеческое мышление имеет повествовательную структуру, то именно внимание к нарративам может помочь преодолеть вековые споры «идеалистов» и «материалистов». В отличие от философского зомби, человек мыслит при помощи историй. Эти истории имеют нейрофизиологическое воплощение, но их устройство имеет и собственные закономерности. И если вам кажется, что ваша жизнь обладает смыслом, вы уже кое-что об этом знаете.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Черты сходства и различий человека и животного — урок. Обществознание, 8 класс.

Исследователи часто проводят параллель и сравнивают человека и животное. Ведь многое в человеке заложено самой природой.

Пример:

присутствие у каждого человека инстинкта самосохранения, инстинкта продолжения рода, которые свойственны любому животному.

Несмотря на то, что существует много общего, происходит длительный процесс изменений, который способствует появлению большого количества различий между человеком и животным. 

Пример:

прямохождение, строение мозга, черты лица и т. п.

Отличия человека от животного:

  • способность к трудовой деятельности.

Способность человека к труду проявляется в изготовлении орудий труда и в их использовании как средства производства материальных благ. Отметим, что животные, имеющие высшую степень развития, могут использовать естественные орудия, такие как камни, палки, для определённых целей. Но они не могут изготавливать орудия труда с помощью ранее сделанных средств. 

  • Целеполагание.

Особенно ярко человека отличает его деятельность. В ходе неё происходит становление и самореализация личности. Стимулом для неё являются стремления к своей цели.

  • Способность мыслить.

Также человек способен сознательно и целенаправленно осуществлять творческую деятельность, а животное в своём поведении руководствуется инстинктами. Человеческая деятельность носит сознательно-волевой характер. При этом человек обладает способностью предвидеть различные исходы, которые последуют за принятыми им решениями, характер и направленность развития природных и социальных процессов. Ведь он может самостоятельно выбирать социальные роли и проектировать своё поведение. Человека характеризует ценностное отношение к действительности, а у животных отсутствует разделение себя и природы.

  • Преобразование действительности вокруг себя.

Для постоянно развивающихся потребностей человек создаёт мир материальной и духовной культуры. Животные же не способны на глобальные изменения в окружающей их среде. Происходит их приспособление к среде обитания, которая и определяет их образ жизни. 
Человек создаёт новые орудия труда, обобщая и осмысливая свои наблюдения за окружающим миром. Именно это приводит его к открытиям в науке и технике.

  • Членораздельная речь.

Она помогает людям обмениваться мыслями.  Даже если человек не может говорить, он использует особый язык глухонемых, но это тоже вербальное общение (то есть, при помощи слов).
Мышление и язык взаимосвязаны. Язык выступает как инструмент для формулирования и передачи мыслей.

Чем человек отличается от животных: alazor — LiveJournal

Люди — очень интересные звери, но ограничиваться только ими скучно.
В.Динец (из интервью)

В комментариях к постам про язык дельфинов неоднократно всплывал вечный вопрос – чем человек отличается от животных.

Вообще говоря, в такой форме сам вопрос некорректен, ведь человек – тоже животное (в английском есть отличный термин для обозначения всех животных, кроме человека – non-human animals, но аналога в русском вроде бы нет пока). Так что переформулирую его как «чем человек отличается от других животных». Если отвечать на него буквально, ответ будет «да многим отличается, так же как любой вид животных от всех других животных». Что действительно имеют в виду люди, задающие этот вопрос – «в чем ключевое отличие человека от других животных».

Тут уже возникает проблема, что считать ключевым и что считать отличием.

К этому есть два противоположных подхода – гуманитарный и естественно-научный. Гуманитарии изучают только человека, поэтому, естественно, он кажется им совершенно уникальным, ведь про животных они почти ничего не знают. Им со студенчества прививают парадигму о том, что человек принципиально отличается от животных очень многим – наличием речи, сознания, культуры и тп.

Тут еще проблема в том, что у большинства этих понятий нет четких общепринятых определений, а те, которые есть, либо позволяют включить в них некоторых non-human животных, либо исключают часть представителей вида Homo sapiens. Правда, гуманитарии часто обходят эту проблему, добавив в определение слово «человек» или «человеческий», но это уже явное жульничество.

Биологи изучают жизнь на Земле во всем ее многообразии, и для большинства из них человек – всего лишь один из многих видов животных, каждый из которых имеет свои уникальные особенности. Поскольку эволюция постепенна, ни одно свойство не появляется внезапно из ничего, у всего есть свои предпосылки, так что если смотреть на человека в ряду вымерших предков, а не в ряду ныне живущих родственников, то четкую границу между еще-не-человеком и уже-человеком провести невозможно.

Вообще что касается сравнения интеллекта у людей и животных, то за последние лет 100 казавшаяся непреодолимой пропасть между ними постепенно заполнялась все новыми и новыми исследованиями, и положительных результатов («животные могут») было там много больше, чем отрицательных («животные не могут»).

Поэтому у биологов и гуманитариев (в среднем, хотя часто бывают исключения) совершенно разные картины мира – у биологов непрерывный животный мир с человеком в качестве одного из его представителей, а у гуманитариев дискретный мир с уникальным сложным человеком в центре и неинтересными тупыми зверушками на периферии. А истина, как обычно, где-то посередине;)

По этому поводу хорошо высказался Стивен Пинкер (кстати, гуманитарий), сравнивая речь человека с хоботом слона. И тот и другой признак уникальны и больше ни у кого не встречаются, и речь кажется нам более уникальной, чем хобот, лишь потому, что мы сами — люди. Будь мы слонами, невнятное бормотание этих двуногих казалось бы нам ничем не примечательным, а вот хобот – это сила!

На самом деле, конечно, у человека есть много интересных и уникальных черт, выделяющих его среди прочих живых существ. Но все они в той или иной зачаточной форме присутствуют и у других видов. Да и у самих людей они развиваются постепенно. Подумайте, в каком возрасте, с вашей точки зрения, ребенка можно уже считать человеком? Новорожденный человек в смысле наличия разума и речи не особенно отличается от котенка или щенка. В возрасте около года он, как умная собака, может понимать многие слова, но сам еще не говорит. Зеркальный марк-тест дети начинают проходить в полтора-два года – то есть, до этого возраста в смысле наличия самосознания они не дотягивают до взрослых шимпанзе. Примерно в это же время или чуть позже дети начинают обгонять «говорящих» шимпанзе по владению речью.

Следует ли ввиду этого проводить границу между человеком и животными по двухлетним детям? Думаю, это мало кому понравится. К тому же неясно тогда, как быть, например, с аутистами, которые могут не разговаривать лет до шести-семи (а иногда и вообще всю жизнь), но при этом часто делают всякие другие крутые штуки, совершенно недоступные обычным людям.

В итоге все сводится к глобальному вопросу дискретности-континуальности вселенной, над которым безуспешно бьются физики и философы.

Человек и животное: парадоксальные отношения | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW

Взаимоотношения людей и животных полны противоречий, которым посвящена выставка, проходящая сейчас в Дрездене в Немецком гигиеническом музее (Mensch und Tier — Eine paradoxe Beziehung).

Посетитель первым делом попадает в маленькое полутёмное помещение; из громкоговорителей раздаются голоса самых разных животных; на стенде вдоль стены сотни резиновых фигурок животных и две – человека: Адама и Евы.

Говорит куратор выставки Яздан Йоргерс: «Речь идёт о самовосприятии человека, о той самоуверенности, с которой он отмежёвывается от животных. Наша выставка поднимает целый ряд вопросов. Является ли человек одним из представителей животного мира? Чем отличается человек от животных? Кто венец творения? Может быть, животным в будущем станет особенно нужна граница между человеком и животным миром? Может быть, нам нужны новые этические концепции в отношении животных?»

Животные – это важная составляющая человеческой культуры и цивилизации

Без животных человек не стал бы таким, какой он есть. Это очень наглядно показывает экспозиция первого из четырёх блоков выставки. Блок «Любимые звери» посвящён охоте как основе существования человеческой общины, охоте как развлечению для богатых, экзотическим зоосадам при европейских королевских дворах и современным зоопаркам, которые вследствие повсеместного вымирания многих видов всё чаще становятся для оказавшихся под угрозой животных последним прибежищем.

Миллиардный рынок

В число «любимых зверей», естественно, входят и домашние животные. Говорит куратор выставки Яздан Йоргерс:

«Роль, которую домашние животные играют как социальный и экономический фактор, колоссальна; это – миллиардный рынок. На нашей выставке представлена, например, консервированная кровь из первого в Германии банка крови для собак, гробы для животных, платья и костюмы для собачьих свадеб, кошачья зубная паста со вкусом рыбы, устройство, позволяющее делать искусственное дыхание собакам.»

За проволочной сеткой

На выставке «Человек и животное: парадоксальные отношения» представлено в общей сложности более 750 экспонатов. Это и картины, и чучела животных, и предметы каждодневного пользования, и редкие вещи, как например, настоящая слоновья нога в качестве корзины для бумаг, которую президент ГДР Вильгельм Пик получил к своему 80-летию в подарок из Индии.

Все эти экспонаты находятся за проволочной сеткой, которая символизирует границу между человеком и животным. В первых трёх блоках эта сетка установлена везде, постоянно напоминая о том, как человек на протяжении тысячелетий приспосабливал животных к своим растущим потребностям.

Но как далеко может заходить человек и своих преобразованиях?

Четвёртый блок

Что дозволено в отношении животных, с которыми у человека большая часть генов – общие? Выставка, проходящая сейчас в Дрездене в Немецком гигиеническом музее, ответа на эти вопросы на даёт. Правда, в последнем, четвёртом блоке, посвящённом тому, что объединяет человека и животных, сетки, отделяющей посетителей от экспозиции, уже нет.

Станислав Дробышевский: Что делает нас людьми

Каково место человека в природе? Что отличает нас от животных и почему наш мозг уменьшился за последние тысячелетия? На эти и многие другие вопросы в беседе с «Научной Россией» ответил антрополог Станислав Дробышевский


Название изображения

Кто такой человек и чем он отличается от других живых существ?
То, что вроде и отличает нас от животных, всё равно в той или
иной форме встречается у них же. Будь то язык, который у животных
является неполноценным и ограничен малым набором сигналов, или же
изготовление орудий, с которым прекрасно справляются, например,
новокаледонские вороны. Среди пернатых встречается даже
творчество: вспомним птицу-шалашника, которая обустраивает свое
гнездо каждый раз по-новому, применяя поистине творческий подход,
а не руководствуясь лишь слепым инстинктом. Кроме того,
установлено, что нет прямой зависимости между размером мозга и
уровнем интеллекта. Так в чем же дело и кто такой человек: очень
умное, продвинутое животное или есть нечто, кардинально
отличающее нас от остальных?

На эти и многие другие вопросы в беседе с «Научной Россией»
ответил известный российский антрополог и популяризатор науки
Станислав Владимирович Дробышевский.

Станислав Дробышевский — российский антрополог и
популяризатор научного мировоззрения. Кандидат биологических
наук, доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ
им. М. В. Ломоносова. Научный редактор портала
Антропогенез.ру

Антрополог говорит:

«Вопрос в том, как мы понимаем слово человек. Можно понимать это
как-то глубоко философски, религиозно, но это уже из другой
серии, а поскольку мы сейчас находимся на кафедре антропологии
биологического факультета МГУ, то и определение следует
биологическое. То есть человек (Homo sapiens) — это один из
видов человекообразных обезьян, входит в отряд приматов, класс
млекопитающих, тип хордовые, царство животных. Без сомнения у нас
есть своя специфика, она есть и в генетике, и в биохимии, и в
анатомии, и в поведении и пр. Но эта специфика, прямо скажем, не
запредельная. Есть и гораздо более специфичные живые существа,
которые намного больше отличаются от всех других, чем человек от
шимпанзе. В пределах приматов это, например, какая-нибудь
руконожка, которая по всем возможным параметрам отличается от
других приматов. Или вспомним трубкозуба, если говорить о
млекопитающих: строение его зубов совершенно уникально.


«Дети в возрасте пары месяцев уже понимают указующий жест, а шимпанзе, как правило, его не понимают, даже взрослые. То же и с направлением взгляда: люди склонны отслеживать, куда смотрят другие, есть у нас эта социальность, а шимпанзе плевать, куда все остальные смотрят». Фото: https://zen.yandex.ru/

Если кратко описать человеческие специфические черты, то мы
все-таки «шибко умные»: у нас большой мозг, который позволяет нам
иметь очень сложное поведение, мы чаще изготавливаем орудия труда
и очень от них зависим, мы не можем жить без речи, и она развита
у нас на порядки сложнее, чем у других живых существ. Кроме того,
люди очень обучаемы: мы очень занудные, целеустремленные, долбим
одну и ту же тему до бесконечности и пытаемся понять связи между
событиями. У других животных терпения на это вообще-то не
хватает. То есть если взять тех же шимпанзе, то да, они тоже
обучаются, но это у них происходит кое-как, между делом, в
основном наблюдением, и если повезет. А человек мало того, что
учится, он еще и полноценно учит других. Мы ведь с вами
не где-нибудь, а в университете находимся!

Что касается анатомических различий, то тут все как правило
сводится к знаменитой гоминидной триаде: комплекс прямохождения,
комплекс трудовой кисти и большой мозг»

Станислав, на разных стадиях эволюции существовали другие
виды Homo. Сейчас мы оказались в нетипичной для себя ситуации: мы
совершенно одни. А куда все подевались? 

Мы просто слишком крутые конкуренты, то есть человек, и древний,
и современный, имеет очень широкую экологическую нишу. Исходно
мы — охотники-собиратели открытых пространств, но сейчас
люди заселяют и высокогорья, и пустыни, и джунгли, и арктическую
тундру, и на МКС даже есть представители нашего вида, и
аквалангисты под водой…то есть люди уже везде. Поэтому мы
являемся конкурентами всем подряд: бизонам, лошадям, волкам,
медведям, барсукам, бактериям, червякам и т. д. Неудивительно, что
другие виды людей пострадали в первую очередь. Есть банальное
экологическое правило, что два вида, занимающих одну
экологическую нишу, долго на одной территории не уживутся, они
друг друга вытеснят.

Но ведь раньше как-то уживались?

Нет, они не уживались, а просто жили в разных местах. То есть
наши предки жили в Африке, неандертальцы — в Европе,
денисовцы — в Азии, хоббиты флоресские — на острове,
луcоненсинсы — на другом острове. Вытеснение скорее всего не
было каким-то активным, в виде сражений, убийств:
охотники-собиратели обычно так себя не ведут, им это всё не надо,
потому что опасность пострадать такая же, как если кто-то от тебя
пострадает. Там было чисто экологическое вытеснение, то есть
пришли сапиенсы и стали быстрее размножаться. Тут какого-то
супер-преимущества у сапиенсов может и не было…

Может, просто повезло?

В каком-то смысле, да, нам повезло. Потому что мы в Африке были,
там плотность и численность нашего населения были гораздо больше,
ведь там тепло и ресурсов предостаточно. А, допустим, европейские
неандертальцы сидели на краю Земли около ледника и не сильно-то
размножались. Сокращение численности на сапиенсах особо не
сказывалось, их было очень много, Африка была бездонным
источником наших миграций. То же самое и с островными
популяциями. Остров был два на два метра, грубо говоря, там
вымереть недолго. У денисовцев в горах тоже численность
большой быть не могла. Не было одной простой причины, почему мы
выжили: это комплекс причин, тут и наши удачные мутации, и наша
культура, и много чего еще.

Как вы считаете, человек сегодня является частью природы
или он уже настолько отделился, что стал неким чужеродным
элементом?

Вообще странно противопоставлять человека и природу, ведь
природа — это не что-то ограниченное забором, за которым
стоит человек. Люди — это тоже природа, это такие же
биологические существа: у нас есть ДНК, цитоплазма,
мембрана клеток и так далее. Мы тоже зависим от температуры, еды,
витаминов и пр. Другое дело, что мы эту природу научились очень
сильно видоизменять. Так это много кто делает. Любой червяк,
белка, да кто угодно абсолютно, живя где-либо, меняет свою среду
обитания, и часто не в лучшую сторону. Просто люди делают это в
гораздо большем масштабе. Но это не ставит нас вне природы. Кроме
того, мы не только меняем природу, но и создаем своей
деятельностью другую экосистему на самом деле. Мы сейчас с вами
находимся в здании, где тоже есть экосистема, вот мухи какие-то
пролетают то и дело. Если пошарить по углам, может еще какие
насекомые найдутся. А лет так через тысячу, если ничего не
трогать, может и свои новые виды здесь появятся.

За последние 25 тысяч лет мозг у человека уменьшился. О
чем это говорит?

Да, мозги усохли примерно на сто граммов, если провести такое
грубое усреднение. И это, я полагаю, уменьшило наши способности.
Потому что размеры мозга во внутривидовом масштабе на способности
особо не влияют, но на межвидовом уже играют роль. Может быть, он
уменьшился, потому что больший размер для нас не сильно
принципиален теперь. Древний человек в палеолите должен был
быстро и четко соображать. Отдельно взятый человек за первые
десять лет жизни должен был научиться разводить огонь, строить
жилище, делать орудия, охотиться, собирать, отличать ядовитое от
не ядовитого, общаться с другими, а в 30 лет он уже помирал. Он
должен был всё делать быстро, а в оставшееся время учить своих
детей.

То есть тогда все были широкими специалистами, а сейчас у
нас все однопрофильные, узкие специалисты?


«У нас нет проблем, которые бы усиливали наши интеллектуальные способности. Сейчас можно быть полным дураком и тебя всё равно будут кормить, поить, обслуживать, может еще и выиграешь от этого. Любой современный человек, если он родился в цивилизованном мире, имеет дома воду из крана, магазины рядом с домом с кучей еды, одежда тоже есть, ее делать не надо, и так далее. То есть нет отбора на интеллектуализацию»

Он был и широким, и узким специалистом одновременно, ведь кроме
всего прочего он умел еще и что-то своё специфическое делать.
Выживание зависело напрямую от интеллекта. То есть если он не
шибко умный, его съедят или он замерзнет, или просто умрет с
голоду. А сегодня у нас от интеллекта выживаемость практически не
зависит. В России вообще лет так десять назад корреляция между
образованием и доходом была отрицательная. С тех пор, как
общество стало настолько хорошим, что начало поддерживать даже
самых слабых своих членов, многое изменилось.

Но ведь мозг стал уменьшаться гораздо раньше, 20-25 тысяч
лет назад, когда не было еще никаких соцподдержек и
прочего?

Еще как было! Первое свидетельство заботы о старых и больных
людях — это 1 млн. 800 тыс. лет и дальше. Это находки в
пещерах Дманиси, Шанидар и других. Куча примеров, когда люди с
самыми ужасными патологиями жили десятилетиями, и весьма неплохо.

В ходе интервью Станислав Дробышевский рассказал
также о своем опыте общения с представителями африканского
племени хадза. С последними
современными охотниками-собирателями Восточной
Африки антрополог провел несколько дней как
турист.

«Мы как вид не приспособлены жить на пластиковых горах. А вот
хадза из Танзании, в отличие от нас, живут так, как надо: бегают
по саванне, гоняют антилоп. Понятно, что сейчас люди живут много
где, и в высоких горах тоже, но исходный наш вариант
(австралопитеков, хабилисов) — это вот какая-то такая
зеленая холмистая экваториальная местность, с антилопами,
бородавочниками и прочими животными, где мы всё подряд едим».

Много ли у хадза свободного времени или они с утра до
ночи гоняются за своей добычей и собирают ягоды?

Свободное время у них почти всё. Пищу они добывают примерно
час-полтора в день, по крайней мере так было в те три дня, что я
там находился. В остальное время они лежали под камнями,
болтали и смеялись. Наверное нас, туристов, обсуждали 🙂

Почему они так и остаются охотниками-собирателями и не
переходят на какой-то другой уровень?

Ну, многие из них уже перешли (аутентичных охотников-собирателей
не так уж и много), а те, кто не перешёл, особо и не хотят: у них
всё есть, живут в своё удовольствие, охотятся и так далее. Есть
запись, когда одного представителя племени бушменов спросили,
почему они не занимаются земледелием и скотоводством. На что тот
ответил: «а зачем, когда вокруг так много орехов монгонго?». То
есть если вокруг полно орехов, зачем заморачиваться, что-то
выращивать, пасти. Ведь и конкуренты сразу давить начнут.


В гостях у хадза. Фото: культурно-просветительский центр «Архэ»

Может ли кто-то вытеснить хадза с их земли?

Вообще они в таком виде ещё существуют, потому что их
территория — это пустыня, где, грубо говоря, ничего нет.
Ближайшая питьевая вода в шести километрах. Поэтому земледелие
там практически невозможно, скотоводы тоже там долго быть не
могут, потому что опять же воды нет. Охотиться всем, кроме хадза,
запрещено. Поэтому и не торопится кто-то занимать эту территорию:
этот пятачок настолько никому не нужен, что охотники-собиратели
ещё там могут жить. Раньше такой образ жизни был по всей Африке,
но после того, как земледелие и скотоводство стали
распространяться, из всех мест их вытеснили. Хадза скорее всего
просто идейно даже не хотят что-то менять, ведь никто не мешает
им пойти и на работу в город устроиться, но зачем? Там он будет
пахать от зари до зари, а тут он за час нашел добычу и доволен.

А как у них с медициной?

У них множество видов акаций, каждая акация отвечает за разные
недуги. Какая-то лечит от ожогов, какая-то — от нарывов и
так далее. Все лекарство находят вокруг себя, вот и вся медицина.

И помогает?

Ну, на сколько-то помогает. Ближайшая больница в километрах за
горизонтом, они знают, что она есть, но для них это как для нас
на Марс слетать. Мы их, кстати, тоже об этом спрашивали, на что
они ответили, мол, что просто не болеют. Я так понимаю, что любое
серьёзное заболевание довольно быстро кончается смертью, и тогда
они про умерших не говорят. А тот, кто живой, не болеет. Средняя
продолжительность жизни у них, думаю, около 30 лет. Хотя в их
группе были и пожилые люди. Например, одна женщина лет 50,
которая выглядела на все 80. Старых людей там почти нет, зато
детей полно. Вот так и живут.

Беседовала Янина Хужина.

 


Название видео

 

Эксперты оценили возможность передачи коронавируса от животных к человеку :: Общество :: РБК

Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Твердых доказательств тому, что кошки и собаки могут заразить человека COVID-19, пока нет. Об этом РБК сказали директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович и профессор вирусологии Александр Чепурнов. При этом эксперты по-разному оценили потенциальную возможность передачи вируса от животных людям.

По словам Поповой, коронавирусы животных отличаются от человеческих. «Основная трагедия 2019 года в том, что коронавирус летучих мышей вдруг стал контагиозен (заразен. — РБК) через какое-то промежуточное звено для человека. Но говорить о том, что это будет происходить часто, нет необходимости», — говорит Попова.

По ее словам, все случаи передачи человеческого вируса животным нужно серьезно проверять, серьезных научных доказательств тому, что вирус может передаваться человеку напрямую, пока нет.

Чепурнов согласен, что зарегистрированных случаев передачи COVID-19 от собак и кошек к человеку пока нет. Однако, по его словам, оснований полагать, что такая передача возможна, достаточно. «Надо провести секвенирование каких-то изолятов (вирусных белков.  — РБК) от человека и кошки, тогда это будет строго доказано. Но это вещь хлопотная, возможно, поэтому за нее пока еще никто не взялся», — говорит ученый.

По его словам, уже доказано, что кошки воспринимают коронавирус, хотя и «не особенно болеют». При этом вирусная нагрузка у них выше в мозгу, чем легких, говорит Чепурнов. В то же время собаки, по его словам, не очень активные носители COVID-19. «Пока главная страшилка сосредоточилась вокруг хорьков и норок», — резюмировал ученый.

отличий человека от животных | Спросите у биолога

Есть много общего между людьми и другими животными, которые вы, возможно, заметили. Люди и животные едят, спят, думают и общаются. Мы также во многом схожи в том, как работают наши тела. Но и отличий у нас много. Есть ли какие-то отличия, которые отличают людей от всех других животных?

Некоторые люди думают, что главные отличия людей от других видов животных — это наша способность к сложным рассуждениям, использование сложного языка, наша способность решать сложные проблемы и самоанализ (это означает описание собственных мыслей и чувств). Другие также считают, что способность к творчеству или чувство радости или печали уникальна для человека. У людей высокоразвитый мозг, который позволяет нам делать многие из этих вещей. Но являются ли эти вещи исключительно человеческими? Во-первых, давайте перейдем к нечеткой части этого вопроса.

Бабуину делают пробу в зеркало. Изображение Моше Бланка с Wikimedia Commons.

Есть много вещей, которые люди считают верными в отношении животных и их поведения, но некоторые из этих идей проблематичны.Иногда, когда мы проводим тесты на поведение животных, мы используем тесты, которые применимы к таким животным, как люди, и ожидаем, что животные будут действовать аналогичным образом, если они обладают схожими способностями. Например, тест с зеркалом используется, чтобы увидеть, осознают ли животные себя как образ, который они видят в зеркале. Если на животном есть отметина, они должны показать признаки того, что знают, что отметина есть на их теле. Может быть, они пытаются стереть ее руками или, если они не могут использовать свои конечности таким образом, они могут немного пошевелить, чтобы лучше видеть метку. Но что, если у животного не лучшее зрение? Можем ли мы просто сказать, что, поскольку они не могут выполнить тест таким образом, они не пройдут? Ожидать, что все другие животные будут выполнять тесты так же, как люди, может быть проблематичным. Это затрудняет изучение некоторых аспектов поведения животных.

Но то, что мы узнали, довольно захватывающе. Узнавая все больше и больше о поведении животных, мы постоянно удивляемся.

У луговых собачек Ганнисона довольно сложный язык… Исследователи обнаружили, что их сигналы тревоги могут не просто подавать сигнал тревоги, а описывать конкретную скорость, цвет, форму и размер хищника … Итак, когда это общение становится достаточно сложным для нас, чтобы называть его языком? Было обнаружено, что слоны могут общаться через многие километры земли с помощью дозвуковых звуков. И когда исследователи замедляют щебетание колибри, кажется, что песня может быть такой же сложной, как песня некоторых других птиц, хотя для понимания этого необходимы дополнительные исследования. Считаем ли мы «язык» животных ограниченным только потому, что у нас проблемы с его пониманием?

Эта каледонская ворона решает проблему с уровнем воды.Он добавляет небольшие блоки в столбики воды, чтобы поднять уровень воды, открывая доступ к пище. Ворона также должна была понять, что одна колонна была слишком широкой, поэтому ограниченные блоки не могли поднять воду в достаточной степени. Изображение из видео Логана С., Джелберта С., Брина А., Грея Р., Тейлора А. через Wikimedia Commons.

Каледонские вороны могут решать задачи и создавать инструменты, а также решать многоступенчатые головоломки, требующие плана. Это примеры сложных проблем? Где мы проводим черту, чтобы сказать, что что-то «достаточно сложно», или что мы дали животному правильную мотивацию, чтобы оно хотело хотя бы решить одну из этих проблем?

Гориллы и шимпанзе рисовали изображения птиц, описывая (языком жестов) то, что они пытались создать.Если у них была цель в уме, а затем они ее достигли, разве это признак того, что у них был самоанализ? Что они описывают свои мысли? И что они делают это, используя собственное творчество? Похоже, может быть.

И животные, кажется, действительно испытывают радость и печаль. Есть видеоролики, на которых ворон использует кусок пластика, чтобы скатить салазки по заснеженной крыше. Ворон поднимает ее и снова и снова скользит вниз… они не играют с другой птицей, они наслаждаются катанием на санях и веселятся, возможно, испытывают радость.И мы продолжаем узнавать о все большем и большем количестве видов, которые выражают печаль, особенно в связи с потерей членов своей семьи или других близких. Скорбящие животные включают слонов, волков, морских львов, сорок и многих других. Недавнее видео с джавелинами (пекари, обитающими на юго-западе Америки) показывает, что они оплакивают своих мертвых. Но мы не осознавали этого, пока это не было снято полевой камерой.

Так что, может быть, не так уж много того, что делает нас уникальными людьми. Может быть, нам нужно уделять больше внимания тому, что делают животные, и попытаться посмотреть на мир их глазами.И, возможно, наша способность учитывать чувства животных и надеяться на благополучие этих других удивительных существ — наша лучшая и самая уникальная человеческая способность.

Различия между людьми и животными

Ученые доказали, что люди произошли непосредственно от животных. Эволюция человека почти такая же, как и у животных. В этом смысле между людьми и животными есть несколько общих черт. Тем не менее, некоторые характеристики людей отделяют нас от остальных животных на этой планете.

Основные качества, которые делают человека утонченным животным, — это логика, оценка и язык.

Давайте рассмотрим ключевое различие между людьми и животными.

Ключевые моменты различий

Человеческий вид принадлежит к виду «Homo Sapiens».

Что касается животных, речь идет о различных видах.

Люди обычно всеядны.

Животные, с другой стороны, являются травоядными или плотоядными, а иногда и теми и другими.Например, еноты всеядны.

У людей сложная нервная система. Мозг — его неотъемлемая часть. Размер человеческого мозга почти 1,2 кг, что больше, чем у любого среднего животного.

У большинства животных мозг меньше. Среди исключений, у афалин мозг больше, чем у людей. Это 1,6 кг. Интересно, что у медуз нет мозга.

Сила логического мышления и рациональности делают человека лучше других животных. Люди обладают способностью критически мыслить и действовать соответственно.Также они могут выражать наши эмоции (счастье, печаль, волнение и т. Д.).

Очень немногие животные способны выражать свои эмоции. Кроме того, они не такие, как у людей. Это одно из самых ярких различий между людьми и животными.

Хотя у людей есть пищеварительная система с однокамерным желудком, у некоторых животных пищеварительная система жвачных. Например, у овцы четырехкамерный желудок. Однако их пищеварение не так эффективно, как у людей.

Люди ходят прямо и на двух ногах.Поэтому их называют двуногими.

Большинство животных ходят на четырех ногах, их еще называют четвероногими. Кроме того, у некоторых животных есть разные виды передвижения. Например, крокодилы ползают по суше.

Люди — единственный вид на Земле, способный обрабатывать естественный язык. Их голосовая система отличается от животных. Кроме того, они общаются с помощью слов.

Большинство животных общаются друг с другом на базовом уровне. Однако некоторые птицы, такие как попугаи и другие животные, могут подражать людям и впоследствии говорить, как они.Примечательно, что они не так совершенны, как люди, и не понимают их.

Люди с их развитыми умственными способностями и любопытством могут обратить любую среду в свою пользу.

Животные отличаются от людей в том смысле, что они либо адаптируются к существующей среде, либо умирают. Кроме того, они потребляют только ради выживания.

Люди изобрели науку и создали несколько способов, чтобы жить на планете в течение многих лет.

Некоторые виды животных могут исчезнуть, поскольку они зависят только от природы.

Самая большая разница между людьми и животными в том, что людьми движет разум и логика. Они могут заниматься интеллектуальной деятельностью.

Животные же полностью движимы инстинктами.

Указанные выше указатели представляют собой фундаментальные отличия животных от людей.

Сделай сам

  1. Нарисуйте таблицу, найдите разницу между мозгом человека и животного.

Вопросы с несколькими вариантами ответов

  1. ___________ имеет трубчатые ножки.

  1. Медуза

  2. Каракатица

  3. Морская звезда

  4. Раки

  1. Дождевые черви имеют __________ пары сердец.

  1. 1

  2. 2

  3. 3

  4. 4

  1. Что общего между киви, пингвином и страусом?

  1. Бегущая птица

  2. Нелетающая птица

  3. Перелетная птица

  4. Четырехпалая птица

  1. Левая системная дуга отсутствует в

  1. Рептилии

  2. Млекопитающие

  3. Птицы

  4. Млекопитающие и рептилии

  1. Что не является амфибией?

  1. Жаба

  2. Саламандра

  3. Черепаха

  4. Лягушка

Ответы MCQ: a, d, b, c, c.

Заполните пропуски:

____________ имеет пневматическую кость.

Ответ: голубь

Ответьте, если следующее утверждение верно или неверно:

  1. Божьи коровки — плотоядные животные.

  2. У кораллов нет мозга

  3. Пауки — травоядные

  4. Кит — млекопитающее

  5. Змеи могут слышать.

Ответы: правда, правда, ложь, правда, ложь.

Для получения дополнительной информации о различиях между людьми и животными вы можете воспользоваться подробными исследовательскими материалами на нашем веб-сайте.Кроме того, теперь вы также можете загрузить наше приложение Vedantu для более легкого доступа не только к соответствующему PDF-файлу, но и к интерактивным онлайн-сессиям.

Лига людей: что отличает нас от других животных? | Книги по науке и природе

Вы — животное, но очень особенное. По большей части лысый, ты обезьяна, потомок обезьяны; ваши черты лица и действия вырезаны или отсеяны естественным отбором. Но какой ты особенный обезьяна. Шекспир выкристаллизовал эту мысль за добрые 250 лет до того, как Чарльз Дарвин поместил нас как существо на конце малейшей веточки единственного сбивающего с толку генеалогического дерева, которое охватывает 4 миллиарда лет, множество поворотов и 1 миллиард видов.

«Какой труд человек!» дивится Гамлет. «Как благородно рассудком! Как бесконечно много факультетов! … В действии как ангел! / В предчувствии, как на бога! … Образец животных! » Затем Гамлет размышляет над парадоксом, лежащим в основе человечества: что это за квинтэссенция пыли? Мы особенные, но мы также всего лишь материи. Мы животные, но ведем себя как боги. Дарвин повторил Гамлет в 1871 году в своем втором шедевре, Происхождение человека , заявив, что у нас «богоподобный интеллект», но мы не можем отрицать, что мужчина — и женщина — несет «неизгладимый отпечаток своего скромного происхождения. ».Это центральный вопрос в понимании нашего места в схеме эволюции.

Что делает нас особенными, если мы остаемся корнями в природе? Мы произошли от более ранних существ, каждое из которых следовало своей уникальной траектории во времени. Мы разделяем ДНК со всеми организмами, которые когда-либо существовали; Белки, зашифрованные нашими генами, используют код, неотличимый от кода амебы или зебу.

Только 0,1% из

0000 актов гетеросексуальных контактов, происходящих каждый год в Британии, приводит к оплодотворению яйцеклетки

Как мы стали теми существами, которыми являемся сегодня? Ученые называют это состояние «поведенческой современностью», а иногда и «полным пакетом», имея в виду все, что мы считаем частью человеческого существования: речь, язык, сознание, использование инструментов, искусство, музыка, материальная культура, торговля, сельское хозяйство. , непродуктивный секс и многое другое.Спорный момент, когда именно эти грани нашей жизни сегодня возникли у нашего вида, обсуждается. Но мы знаем, что за последние 40 000 лет все они были на своих местах по всему миру. Какая грань выделяет нас среди других животных — какая именно человеческая?

Путешествие по этой территории может быть коварным и полным противоречий. Мы знаем, что мы животные, которые эволюционировали с помощью тех же механизмов, что и все живое. Это всесторонне проявляется в безграничных свидетельствах общих эволюционных историй — в том факте, что все живые существа закодированы ДНК.Или что аналогичные гены имеют сходные функции у далеких родственников (ген, определяющий глаз, практически одинаков у всех организмов с любой формой зрения). Или что наши тела несут на себе неизгладимые отпечатки общего происхождения в наших костях (наши руки содержат кости почти так же, как кости в плоской лопасти плавника дельфина, передние ноги лошади и крылья летучей мыши) .

Когда мы сравниваем себя с другими животными, требуется осторожный скептицизм.Эволюция составляет всю жизнь, но не все ее черты являются адаптациями. Мы используем животных в науке каждый день, чтобы попытаться понять сложные биохимические пути, чтобы разработать лекарства или понять болезнь. Мыши, крысы, обезьяны, даже кошки, тритоны и броненосцы дают неоценимую информацию о нашей биохимии, но даже в этом случае все исследователи признают ограниченность этих молекулярных аналогий; у нас были общие предки с этими животными миллионы лет назад, и наши эволюционные траектории подтолкнули эту биохимию к тому, чтобы она соответствовала каждому виду, как это происходит сегодня.

Шимпанзе может использовать палку, чтобы отделить личинку от коры дерева — каледонские вороны обладают такой же способностью. Фотография: Дэвид Самсон / PA

Однако, когда дело доходит до поведения, параллели часто становятся далекими или примерами конвергентной эволюции. Тот факт, что шимпанзе использует палку, чтобы вытащить жирную личинку из коры дерева, является уловкой, не зависящей от той же способности каледонских ворон, чьи навыки часто становятся источником растущего удивления по мере их дальнейшего изучения.Люди — обязательные пользователи инструментов; мы расширили наши возможности далеко за пределы наших возможностей, используя природу и изобретая технологии. Но многие другие существа используют инструменты, около 1% всех животных, и они охватывают девять классов: морские ежи, насекомые, пауки, крабы, улитки, осьминоги, рыбы, птицы и млекопитающие. Это неизбежно означает, что использование инструментов — это трюк, который многократно приобретался в процессе эволюции, и практически невозможно предположить какой-то один эволюционный антецедент, из которого возникло это поведение.Орангутаны используют листья и ветки в качестве перчаток при работе с колючими фруктами и в качестве головных уборов во время дождя, а также лепят веточки, чтобы помочь мастурбировать. Шимпанзе точат зубами палки, чтобы шашлыкать спящих младенцев. Крабы-боксеры несут пары жалящих анемонов для отпугивания врагов, за что они получили менее жесткое прозвище «крабы с помпонами». Нет никаких доказательств того, что подобное поведение демонстрирует непрерывность во времени.

Поведение животных показывает, что гомосексуальность — во многих местах до сих пор осуждаемый как преступление против природы — широко распространен

Споры по этим вопросам, как правило, являются прерогативой ученых.Но есть набор моделей поведения, которые также проверяются криминалистически и с учетом эволюции, охват которых выходит далеко за пределы академических кругов. Мы — вид, который тратит огромные ресурсы, усилия и время на прикосновение к гениталиям друг друга. Большинство животных — сексуальные существа, и основная функция секса — воспроизводить потомство. Статист Дэвид Шпигельхальтер подсчитал, что в одной только Британии происходит до

0000 актов гетеросексуальных контактов в год — примерно 100000 в час. Ежегодно в Британии рождается около 770 000 младенцев, и если мы включим выкидыши и аборты, число зачатий возрастет примерно до 900 000 в год.

Это означает, что из этих

0000 британских встреч 0,1% приводит к оплодотворению яйца. Из каждых 1000 половых актов, которые могут привести к рождению ребенка, на самом деле это происходит только один. В статистике это считается не очень значимым. Если мы включим гомосексуальное поведение и сексуальное поведение, которое не может привести к беременности, включая одиночные акты, то объем секса, которым мы наслаждаемся, значительно превосходит его основную цель.

Является ли Homo sapiens единственным видом, у которого пол отделен от воспроизводства? Наслаждение сексом может показаться исключительно человеческим опытом, но, хотя мы не склонны рассматривать удовольствие от других животных, мы, конечно же, не единственные животные, которые занимаются сексом без репродуктивного здоровья.Поведение в зоопарке часто бывает странным, поскольку животные в неволе далеки от их естественной среды, но в зоопарке Загреба есть два медведя-самца, которые ежедневно наслаждаются фелляцией, одновременно напевая. Некоторые козы совершают автофелляцию (согласно известному отчету Кинси о сексуальном поведении, 2,7% мужчин успешно пытались это сделать). Мастурбаторами часто бывают самцы около 80 видов и самки около 50 видов приматов. Некоторые формы поведения отражают девиантное или преступное сексуальное поведение, например, каланы, которые топят самок, а затем удерживают их тела, чтобы с ними совокупляться.Награда за чистую изобретательность достается дельфинам: сообщается об одном случае, когда самец мастурбировал, наматывая электрического угря на свой пенис.

«Да, у омаров есть система вознаграждения на основе серотонина, как и у людей, — но они также мочатся прямо со своего лица» Фотография: Фабиан Биммер / Reuters

Некоторые — не все — из этих, казалось бы, знакомых сексуальных практик можно легко объяснить. Самцы сусликов Кейптауна ведут беспорядочную половую жизнь и мастурбируют после совокупления, как мы думаем, из соображений гигиены, защищая себя от заболеваний, передающихся половым путем, промыванием своих трубок.Другое поведение по-прежнему остается для нас загадкой: жирафы проводят большую часть своего времени в сексуальной сегрегации, и подавляющее большинство сексуальных отношений, по-видимому, представляют собой проникновение от мужчины к мужчине. Как и бесчисленные примеры сексуального поведения между представителями одного пола, это демонстрирует, что гомосексуальность — однажды и во многих местах по сей день осужденный как преступление против природы — широко распространен.

Поскольку секс и гендерная политика занимают важное место в нашей жизни, некоторые обращаются к эволюции в поисках ответов на сложные вопросы о динамике отношений между мужчинами и женщинами, а также о социальных структурах, которые вызывают у нас столько гнева.Эволюционные психологи пытаются объяснить наше поведение сегодня, предполагая, что оно связано с адаптацией к жизни плейстоцена. Часто эти утверждения абсурдны, например, «женщины наносят румяна на щеки, потому что они привлекают мужчин, напоминая им о спелых фруктах».

Пропагандистов подобного рода псевдонауки много, и наиболее выдающимся представителем современной группы является клинический психолог и гуру Джордан Петерсон, который в своих лекциях с абсолютной уверенностью утверждает этот «факт» о румянцах и фруктах.Вкратце, проблемы с этой идеей довольно просты: большинство фруктов не красные; большинство оттенков кожи не белые; и, что особенно важно, критерием эволюционного успеха является увеличение репродуктивного успеха. Есть ли у нас хоть малейшие данные, свидетельствующие о том, что у женщин, которые носят румяна, больше детей, чем у тех, кто их не носит? Нет, мы не.

Петерсон также хорошо известен тем, что использовал существование патриархальной иерархии доминирования у неспецифических видов лобстеров в качестве подтверждающего доказательства естественного существования мужских иерархий у людей.Почему из всего творения выбирают лобстера? Потому что это согласуется с предвзятым политическим нарративом Петерсона. К сожалению, это безумно плохой выбор, и он тщательно исследован. Петерсон утверждает, что, как и у людей, у омаров есть нервная система, которая «работает на серотонине» — фраза, которая практически не имеет научного значения — и что в результате «неизбежна преемственность в способах организации животных и людей. их структуры ». В нервной системе омаров действительно есть система вознаграждения, основанная на серотонине, которая каким-то образом коррелирует с социальной иерархией: более высокий уровень серотонина связан с повышенной агрессией у самцов, что является частью установления выбора партнера, когда, как говорит Петерсон, «самые желанные самки» выстраивайтесь и соревнуйтесь за ваше внимание ».

Косатки, заходящие в бухту Королевских пингвинов на субантарктическом острове Марион, живут в матриархальной социальной группе. Фотография: Nico de Bruyn / PA

Половой отбор — одна из движущих сил естественного отбора у большинства животных. Как правило, самцы соревнуются друг с другом, и у самок впоследствии есть выбор, с какими самцами им спариваться. Хотя это одна из наиболее изученных областей эволюционной биологии, невероятно сложно установить, что правила, применимые к омарам (или оленям и оленям, или павлинам и павлинам), применимы и к людям.Существуют физические и поведенческие различия между мужчинами и женщинами в отношении пола, но наша культурная эволюция ослабила оковы естественного отбора до такой степени, что мы не можем удовлетворительно сопоставить свое поведение с другими животными, и утверждения, что мы можем, часто являются плохой наукой.

Петерсон считает, что система, используемая лобстерами, является причиной существования социальных иерархий у людей. Проблема с утверждением заключается в следующем: серотонин действительно является основной частью нейронной передающей сети у людей, но эффект серотонина в отношении агрессии противоположен.Более низкие уровни увеличивают агрессию, поскольку ограничивают связь между лобной корой и миндалевидным телом. У омаров нет миндалины и лобных долей. Или мозги, если на то пошло. Большая часть серотонина у людей вырабатывается для улучшения пищеварения. И лобстеры тоже мочатся с лица. Пытаться установить эволюционные прецеденты, которые оправдывают или объясняют наше собственное поведение, — это научная глупость.

Уникальность людей заключается в том, что мы накапливаем культуру и опираемся на нее. Многие животные учатся, но учим только мы.

Если вы хотите привести другой, но столь же правдоподобный политический аргумент с веянием науки о том, как устроить наше общество, вы можете сравнить нас с косатками.Они живут в матриархальной социальной группе, в некоторых случаях возглавляемой женщинами в постменопаузе. Или гиены, животные с самой сильной челюстью из всех, которые также являются матриархальными и занимаются лизанием клитора, чтобы установить социальные связи и установить иерархию. Или отряд перепончатокрылых насекомых, который включает муравьев, пчел и ос и находится примерно на таком же эволюционном расстоянии от нас, что и омары. Их социальная иерархия включает единственную королеву и самцов, роль которых двоякая: защита колонии и предоставление спермы по запросу — они буквально сексуальные рабы.Или пресноводных мелких беспозвоночных, называемых бделлоидными коловратками: миллионы лет назад они совсем отказались от самцов и, похоже, чувствуют себя прекрасно.

Да, у животных, несомненно, существуют иерархии, поскольку конкуренция является неотъемлемой частью природы, а наша сексуальная биология имеет общие корни со всем живым на Земле. Но мы не должны предполагать, что понимание биологии других животных обязательно прояснит нашу собственную, как это делает Петерсон. Странная ирония заключается в том, что тот, кто утверждает, что преклоняется перед эволюцией, одновременно не понимает ее концепций.В некотором смысле это менее убедительный аргумент для биолога-эволюциониста, чем аргумент креационистов, которые просто отрицают, что эволюция произошла. С другой стороны, Дарвин сказал, что «незнание чаще порождает уверенность, чем знание». В наши дни вы можете купить футболки с изображением доминирования лобстеров.

Мы жаждем историй, и эти сказки доставляют удовольствие от повествования. Нам нужны драматические триггеры, которые наделят нас поведением, которое является нашим собственным и, следовательно, может использоваться для определения человечества, и тем самым дать нам чувство принадлежности или даже цели в запутанном современном мире.Чтобы удовлетворить эту тягу, мы обращаемся к науке и истории. Но жизнь сложна, культура динамична: эволюция так не работает. Иногда мы говорим о культурной эволюции в противовес биологической эволюции: первая передается социально, а вторая закодирована в нашей ДНК. Но правда в том, что они неразрывно связаны, и лучше думать об этом как о совместной эволюции генной культуры. Каждый движет друг другом, и культурная передача идей и навыков требует для этого биологически закодированных способностей.Биология дает возможность культуре, культура меняет биологию. Уникальность людей заключается в том, что мы накапливаем культуру и опираемся на нее. Многие животные учатся, но учим только мы.

По мере того, как мы приближались к последним 100000 годам или около того, наша культура становилась все более значимой в формировании наших способностей. Это проявляется в том, что наши тела за это время существенно не изменились. Женщина или мужчина, жившие 1000 веков назад, прекрасно вписались бы в любой город мира сегодня, если бы мы привели их в порядок и подстригали.Но с тех пор наша жизнь стала еще более сложной.

Мы отчаянно пытаемся найти то, что заставляет нас превратиться из простого животного в образец животных Гамлета. Это был наш язык? Была ли это религия, или музыка, или искусство, или еще что-то, что не так уникально для нас, как мы когда-то думали? Правда в том, что все это и даже больше, но, что особенно важно, наши умы были заняты передачей навыков и идей другим. Мы изменили наши общества и максимально расширили способы передачи культуры.Мы взяли на себя работу эволюции и, обучая друг друга, создали себя. Истории, которые мы рассказываем о том, как мы стали тем, кем мы являемся, часто игнорируют сложность биологии и океаны времени, в течение которых мы развивались. Чтобы понять эволюцию человека, нам нужны новые истории.

«Книга людей: история того, как мы стали нами» Адама Резерфорда опубликована W&N (£ 18,99). Чтобы заказать копию за 16,33 фунта стерлингов, перейдите на сайт guardianbookshop.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Бесплатная доставка по Великобритании на сумму более 10 фунтов стерлингов, только онлайн-заказы.Телефонные заказы мин. p & p 1,99 фунта стерлингов.

Что делает людей особенными? | Философия, логика и научный метод

Что отличает людей от их животных предков? Эндрю Бускелл исследует понятие «кумулятивной культуры».

Есть много черт и поведения, которые делают людей исключительными. Некоторые из этих черт и поведения легко идентифицировать. Возьмем один пример: люди общаются лингвистически способом, который разительно отличается от наших предков-великих обезьян.И хотя есть и другие различия между людьми и животными, многие из них трудно идентифицировать и количественно оценить. Однако за последние пятьдесят лет исследователи разработали модели, экспериментальные парадигмы и тесты, которые обеспечивают все большее и большее понимание того, что делает людей исключительными.

Одно из важных различий между людьми и животными — это степень, в которой люди используют огромные объемы знаний и технологий. Хотя верно то, что некоторые животные строят сооружения (например, бобровые плотины) и некоторые используют инструменты (исключительным примером является новокаледонская ворона), у людей есть не только большой и разнообразный набор инструментов, но и используйте этот набор инструментов, чтобы выжить практически на всех земных территориях земного шара.

Большое количество психологов, приматологов и биологических антропологов сейчас пытаются понять , как и , почему люди создают и поддерживают технологии (то, что я назову «инновациями») и знания с течением времени. Метка, которую они используют, чтобы зафиксировать это явление, — кумулятивная культура . Накопительная культура — еще одно интересное различие между людьми и животными. Но что именно означает «совокупная культура»? Что здесь накапливается?

Когда мы обращаемся к тому, что разные люди, работающие над кумулятивной культурой, подразумевают под этим понятием, мы обнаруживаем, что они склонны выделять очень разные виды явлений.Но если исследователи используют разные определения кумулятивной культуры, разумно задаться вопросом, идентифицируют ли они также разные лежащие в основе структуры. Здесь есть место для философии, которая поможет различить различные измерения совокупной культуры и прояснить, по крайней мере в общих чертах, какие различные виды структур могут работать.

Далее я кратко выделю три различных способа использования концепции совокупной культуры (преимущественно) психологами и биологическими антропологами, показывая, что они не совсем выделяют одни и те же явления.Демонстрация этих различных видов накопления — один шаг к более детальному научному анализу того, что отделяет нашу человеческую психологию от наших животных предков.

Иллюстрация бобровой плотины, 1884 год. Public Domain

Накопительная культура как возрастающая сложность

Одним из отличий человеческих инноваций от тех, которые мы видим у животных, является их сложность. Рассмотрим спутники системы глобального позиционирования (GPS).Спутники GPS — невероятно сложные инновации; артефакт, который не мог возникнуть из головы одного изобретателя. Напротив, такая сложная вещь — результат многих лет работы с постепенными улучшениями в дизайне, телеметрии, физике и материаловедении.

Возрастающая сложность нововведений кажется специфической человеческой чертой, которая, кажется, полагается на особую способность к точному копированию. Без точного копирования (как гласит история) мы потеряем накопленные инновации прошлого, никогда не сможем добавить более сложные навороты к имеющимся у нас артефактам.Кажется, что у людей есть психология, которая позволяет «наращивать сложность»: мы можем поддерживать инновации в наших сообществах и постепенно «наращивать» то, что могут делать эти артефакты.

Кумулятивная культура как увеличение количества инноваций

Еще одна поразительная особенность людей заключается в том, что мы обладаем множеством инноваций и поддерживаем их в наших обществах в течение длительных периодов времени. Таким образом, еще один способ накопления культуры — это количество инноваций.Но как объяснить эту способность наращивать знания — развивать нашу культуру?

Здесь задействовано множество возможностей, но, по-видимому, ключевой из них является способность , изобретающая , и , объединяющая нововведений. Что требуется для этих мощностей? Одна интересная особенность, по-видимому, — это способность разбивать задачи и нововведения, а также обладать психологическими способностями смешивать, сопоставлять и повторять различные составные части задач и нововведений.Эта способность творчески, а также физически испытывать комбинации и перестановки различных инноваций, по-видимому, опирается на когнитивные способности для разложения задач на составные части и для манипулирования этими частями различными способами.

Накопительная культура как повышение культурной адаптивности

До сих пор я только намекнул на использование наших инноваций и знаний, сказав только, что это каким-то образом позволяет людям выживать в чрезвычайно широком диапазоне сред.Одним из важных аспектов культуры, который, кажется, следует из таких наблюдений, является то, каким образом культура помогла человечеству добиться успеха, аутбридинга других млекопитающих аналогичного размера. Это означает, что культура должна рассматриваться как нечто сродни биологической адаптации, как нечто, что может создать «соответствие» между популяциями и их средой.

Возьмем, к примеру, специи. Некоторые специи обладают антимикробными свойствами, другие — фунгицидами. Есть некоторые убедительные доказательства того, что рецепты, передаваемые с течением времени, включают (неявное) знание об этих свойствах.Специи добавляются в комбинации, чтобы усилить их антимикробный эффект, и в разное время в процессе приготовления, по-видимому, чувствительные к термостойкости их антимикробных свойств.

Как культура может обладать этой особенностью повышенной адаптивности, когда рецепты могут иметь все более эффективные противомикробные свойства? Здесь исследователи, кажется, выделяют две важные особенности. Во-первых, важна численность населения. Чем больше людей в популяции, тем больше вероятность того, что (а) знания о том, как внедрять инновации, будут широко распространены, (б) появятся широкие возможности для изучения таких инноваций и (в) появятся новые и разнообразные инновации. сгенерирован, с шансом, что появится еще лучший.

Во-вторых, нам нужно как-то определять, когда что-то работает, а когда нет. Даже при широко распространенных и изменчивых инновациях, если отдельные люди не могут сказать, какие инновации лучше (или хуже), население с меньшей вероятностью будет генерировать инновации с адаптивной подгонкой. Эта способность отличать хорошее от плохого, вероятно, зависит от когнитивного механизма, хотя здесь ведутся серьезные споры о том, что это за механизм.

Иллюстрация новокаледонской вороны ( Corvus moneduloides ), 1887 г.Общественное достояние

Позвольте мне подвести итоги. Накопительная культура — это то, что выделяет людей среди других животных. Но понять этот сложный феномен и понять, как он возник, сложно. Я выделил три способа использования этого термина людьми, интересующимися кумулятивной культурой, выделив три основных типа накопления: сложность нововведения, количество нововведений и адаптивность нововведения. Каждая из них, как я показал, полагается на самые разные типы лежащих в основе структур.

Что это означает для термина «совокупная культура»? Мы можем подумать, что, если он выделяет очень разные виды накопления, каждый из которых является результатом различных базовых структур, этот термин не очень полезен. Может, нам стоит от этого избавиться.

Моя собственная точка зрения находится в стадии разработки, но я думаю, что мы должны сохранить «совокупную культуру». Между этими тремя смыслами «накопления» есть что-то общее: все они структурируют наследуемые вариации, доступные для последующих поколений.Возможно, кумулятивная культура выбирает то, что теоретики эволюции называют эволюционируемостью. Накопительная культура может быть исследованием культурной эволюционируемости.

Эндрю Бускелл

Эндрю Бускелл — научный сотрудник отдела философии, логики и научных методов. Его исследования сосредоточены на философских вопросах, связанных с наукой об эволюции человека, в частности, на эволюции человеческой психологии.

Дополнительная литература

Аудиозапись

  • Дарвинизм и социальные науки.Подкаст мероприятия, организованного Форумом под председательством Эндрю Бускелла с участием профессора Тима Левенса, доктора Алекса Месуди и профессора Кристины Торен.

Кредит предоставленного изображения: Марсель ван Остен

Чем люди отличаются от других животных уровнем морфологической изменчивости

Abstract

Виды животных бывают разных форм и размеров, как и особи и популяции, составляющие каждый вид. Нам может показаться, что люди демонстрируют особенно высокие уровни морфологической изменчивости, но, возможно, это восприятие просто основано на улучшенном распознавании индивидуальных видов по сравнению с отдельными гетероспецификами.Здесь мы более объективно спрашиваем, как люди сравниваются с другими животными с точки зрения различий в размерах тела. Мы количественно сравниваем уровни вариаций длины (роста) и массы тела внутри и среди 99 популяций человека и 848 популяций животных (210 видов). Мы обнаружили, что люди демонстрируют низкие уровни вариабельности роста внутри популяции по сравнению с вариацией длины тела у других животных. Однако люди не демонстрируют отчетливых уровней вариации массы тела внутри популяции, а также роста или вариации массы тела среди населения.Эти результаты согласуются с идеей о том, что естественный и половой отбор уменьшили различия в росте человека в популяциях, сохранив его среди популяций. Поэтому мы предполагаем, что люди эволюционировали в суровом адаптивном ландшафте с сильным отбором оптимумов роста, которые различаются в разных местах.

Образец цитирования: МакКеллар А.Е., Хендри А.П. (2009) Чем люди отличаются от других животных уровнем морфологической изменчивости. PLoS ONE 4 (9):
e6876.https://doi.org/10.1371/journal.pone.0006876

Редактор: Ребекка Сир, Лондонская школа экономики, Великобритания

Поступила: 11 марта 2009 г .; Принята к печати: 10 августа 2009 г .; Опубликовано: 1 сентября 2009 г.

Авторские права: © 2009 McKellar, Hendry. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Финансирование: AEM и APH финансируются Советом естественных и инженерных исследований Канады (www.nserc-crsng.gc.ca). Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Вариации — это сырье для эволюции, и они повсеместны как внутри, так и среди популяций [1].Однако баланс между силами, усиливающими изменчивость, и силами, разрушающими ее, вероятно, различается среди популяций и видов. Соответственно, величина морфологической изменчивости может заметно различаться у разных видов [1]. Как мы, люди, можем сравниться с другими животными с точки зрения этого разнообразия? С субъективной точки зрения морфологические различия в толпе людей могут показаться большими по сравнению с очевидной однородностью группы животных, такой как стая птиц или стая рыб. Но, возможно, этот очевидный контраст между людьми и другими животными — это просто вопрос нашего восприятия — то есть, эволюция, вероятно, сформировала животных, чтобы они были более разборчивыми среди отдельных особей, чем среди отдельных гетероспецифических [2], [3].С другой стороны, современные человеческие популяции действительно могут демонстрировать большую морфологическую изменчивость, чем другие виды. Возможные причины могут включать ослабление естественного отбора по некоторым чертам человека [4] (хотя, возможно, не по другим [5]), большое разнообразие условий, в которых мы можем (и живем) жить, а также повторяющуюся миграцию и поток генов [6] среди популяций. Или, возможно, люди вместо этого демонстрируют более низкие уровни изменчивости — к этому мы вернемся позже.

Наша цель — количественно определить, как уровни морфологической изменчивости у людей сравниваются с уровнями у других видов животных.Мы используем размер тела в качестве основной морфологической переменной, потому что этот признак можно логически сравнивать между видами, и потому что данные о размере тела легко доступны для широкого спектра популяций животных, как людей, так и нечеловеческих (см. Таблицы S1 и S2). Стремясь получить объективные данные, мы провели поиск в литературе средних значений и различий в росте или длине тела (эти два термина здесь используются взаимозаменяемо, в зависимости от контекста) и массе тела как внутри, так и среди популяций людей и других животных.На основе этих данных мы рассчитали коэффициент вариации (CV; стандартное отклонение, деленное на среднее значение) как стандартизованную меру дисперсии среди людей в популяциях и среди средних значений населения. В общей сложности наш набор данных включал изменения размеров тела из 55 исследований (99 популяций) людей и 107 исследований (210 видов и 848 популяций) других животных (таблицы S1 и S2).

Результаты и обсуждение

Один интересный результат заключался в том, что люди, по сравнению с другими животными, демонстрируют высокий уровень внутрипопуляционной вариабельности в массе, учитывая их внутрипопуляционные вариации в росте (рис. 1).В частности, при рассмотрении остатков от регрессии CV внутри популяции для массы на CV внутри популяции для длины, мужчины и женщины попали в процентили 71 st и 91 st , соответственно, для всего распределения видов животных. .

Почему, по сравнению с другими животными, люди демонстрируют большие различия в массе по сравнению с ростом? Одним из факторов, способствующих этому, может быть то, что рост человека определяется развитием и, следовательно, относительно стабилен, когда человек достигает зрелости.Масса, напротив, может резко колебаться после достижения зрелости в зависимости от возраста, диеты и уровня активности. В соответствии с этим большим вкладом окружающей среды (в отличие от генетического) в массу, чем в длину, наследственность обычно ниже для массы, чем для роста у людей [7] — [9]. Одним из важных факторов окружающей среды, способствующих изменению массы, может быть социально-экономический статус. Например, статус влияет на массовые различия как в развитых, так и в развивающихся странах [10], а также на массовые изменения с течением времени в развитых странах [11].Хотя социально-экономический статус также влияет на рост человека, этот эффект может быть больше результатом социального состава, чем различий в питании или активности [12], [13]. Конечно, верно, что на других животных также влияют статус и питание [14] — [16], но, возможно, люди имеют более широкий и постоянный доступ к дешевым, высокоэнергетическим, обработанным пищевым продуктам, способствующим увеличению массы [17 ] или большее воздействие социального давления, которое способствует потере массы [18]. Проверка этих гипотез на предмет различий между людьми и другими животными в относительных уровнях вариации роста и массы потребует дальнейших исследований.

Другой интересный результат заключался в том, что люди демонстрируют низкие внутрипопуляционные различия в росте по сравнению с длиной тела у нечеловеческих животных (рис. 2), но то же самое не относится к массе человека по отношению к массе животного (рис. S1). Эти различия можно количественно оценить с помощью нескольких различных сравнений. Во-первых, средние внутрипопуляционные CV для мужского и женского роста человека соответствуют 8 и 4 перцентилям, соответственно, средних внутрипопуляционных CV для длины животного.Напротив, средние внутрипопуляционные CV для мужской и женской массы человека соответствуют 56 и 60 процентилям, соответственно, внутрипопуляционных CV для массы животных. Во-вторых, мы сравнили среднее значение каждой человеческой популяции индивидуально с распределением средних значений по видам животных, чтобы увидеть, насколько наши результаты надежны для той конкретной человеческой популяции, которая рассматривалась. Здесь мы обнаружили, что все, кроме 8 из 101 выборки мужчин-людей, и все, кроме 5 из 96 выборок женщин-мужчин, имели внутрипопуляционные CV для роста, которые упали ниже 25 -го процентиля средних внутрипопуляционных CV для длины животных.Напротив, 82 из 98 выборок мужчин-людей и 62 из 90 выборок женщин-мужчин попали между 25 и 65 процентилями средних CV внутри популяции для массы животных. Все вышеперечисленные результаты устойчивы к коррекции ассоциаций между CV и средними размерами признаков (см. «Методы и материалы»).

Рис. 2. Распределение коэффициентов вариации (CV) для длины или роста внутри популяции.

Показаны средние значения видов для животных (черный цвет) и средние значения численности населения для людей (серый цвет) для мужчин (A) и женщин (B).Стрелки указывают расположение резюме для среднего роста человека.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0006876.g002

Почему, по сравнению с другими животными, люди демонстрируют низкие внутрипопуляционные различия в росте? Первым критическим моментом является то, что эта разница в CV может отражать различия между людьми и другими видами животных в любом из компонентов количественной изменчивости, включая аддитивную генетическую дисперсию (V A ), генетическую дисперсию доминирования (V D ), эпистатическую изменчивость. генетическая изменчивость (V I ), дисперсия материнских эффектов (V M ) и изменчивость окружающей среды (V E ) — последнее из них включает потенциальную фенотипическую пластичность [19].Нам не известны какие-либо исследования, которые бы прямо различали каждую из этих альтернатив в количественном сравнении, основанном на сопоставимых методах, применяемых для многих видов животных и людей. Признавая эти возможные альтернативные источники различий в вариациях, здесь мы рассматриваем особенно интересный набор гипотез, связанных с возможными различиями в V A , валюте адаптации. Таким образом, различия между видами могут отражать различия в факторах, которые увеличивают V A (мутация, рекомбинация, поток генов) или уменьшают V A (стабилизирующий или направленный отбор, генетический дрейф).Ввиду обилия свидетельств в пользу отбора по размеру тела в животном мире [20], мы сосредоточимся на разработке гипотез, связанных с отбором, прежде чем позже рассматривать некоторые альтернативы.

Существует несколько возможностей того, как отбор может сильно уменьшить аддитивную генетическую изменчивость роста человека. Во-первых, некоторые исследования предложили стабилизировать естественный отбор по росту человека за счет увеличения проблем со здоровьем у очень низких и очень высоких людей [21], [22]. Во-вторых, некоторые исследования предполагают направленный половой отбор на рост мужчин и женщин; у более высоких мужчин часто бывает больше сексуальных партнеров [21] — [23] и больше детей [24].Учитывая, что как стабилизирующий, так и направленный отбор должны разрушать генетическую изменчивость [25], естественный и половой отбор могут действовать вместе, чтобы уменьшить вариабельность роста человека. (Обратите внимание, что низкая генетическая изменчивость роста не является несовместимой со значительной наследуемостью — если влияние окружающей среды также низкое.) Возможно, эти селективные факторы сильнее у людей, чем у других животных, но это не изучалось.

Наш анализ межпопуляционной изменчивости помогает уточнить вышеприведенную гипотезу о том, что отбор может уменьшить различия в росте у людей по сравнению с другими животными.В частности, люди демонстрируют различия в росте между популяциями, аналогичные тем, которые наблюдаются у других животных (рис. S2). В частности, средние популяционные CV для мужского и женского роста человека соответствуют 47 и 51 -му перцентилям, соответственно, средних популяционных CV для длины животного. Иначе говоря, люди демонстрируют относительно низкие уровни вариабельности роста внутри популяции с учетом их вариабельности роста среди населения (рис. 3).В частности, при рассмотрении остатков регрессии внутрипопуляционных CV по длине на популяционных CV по длине, мужчины и женщины попадают в 20 и 9 перцентилей, соответственно.

Рис. 3. Средние для вида CV для популяции в сравнении с длиной или ростом внутри популяции.

Показаны линии регрессии (сплошные), линии x = y (пунктирные) и данные для мужчин (A, R 2 = 0,29, P = 0,001) и женщин (B, R 2 = 0.23, P <0,001).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0006876.g003

Мы предполагаем, что этот образец ничем не примечательной вариации роста человека среди населения в сочетании с относительно низкими колебаниями роста человека внутри популяции согласуется с эволюцией в ответ на строгий отбор оптимумов, которые различаются в зависимости от географического положения. В лексиконе эволюционной биологии [26] гипотеза состоит в том, что люди развивались в суровом адаптивном ландшафте, характеризующемся резкими пиками приспособленности, которые соответствуют локально оптимальным размерам тела, которые различаются в зависимости от местоположения.Эта идея согласуется с несколькими предыдущими аргументами в пользу местной адаптации при росте человека. Например, рост человека увеличивается с увеличением широты [27] (как и в нашем наборе данных, рисунок S3) и с уменьшением среднегодовой температуры [28]. Таким образом, люди следуют правилу Бергмана, возможно, потому, что более крупные тела более устойчивы к потере тепла в холодном климате или по другим причинам [29]. Другой пример: низкий рост человеческих пигмеев, как полагают, эволюционировал в результате строгого отбора в пользу малых размеров тела [30] или компромиссов на основе жизненного цикла [31], которые характеризуют их особую среду обитания в тропических лесах.Наше исследование дополняет эти предыдущие адаптивные интерпретации, показывая, что вариабельность роста в популяциях невысока. Короче говоря, настоящим мы добавляем «прочный» аспект к существующей идее адаптивных пиков, которые различаются в зависимости от местоположения.

Необходимо обсудить несколько потенциальных осложнений и альтернатив роли отбора. Во-первых, чтобы местная адаптация была значительной, поток генов среди популяций должен быть несколько ограничен [32]. Это действительно похоже на людей, по крайней мере, исторически, учитывая доказательства широкомасштабной региональной кластеризации нейтральной генетической изменчивости [33] — [35].Если популяции могут заметно отличаться по этим нейтральным генетическим маркерам, то они должны легко расходиться в ответ на различное давление отбора. Более того, поток генов может быть уменьшен для генов, специфически влияющих на рост, потому что люди часто демонстрируют спаривание по росту [36], [37]. Во-вторых, генетический дрейф — маловероятное объяснение различий в росте человека среди популяций, потому что корреляции с вероятными факторами отбора (например, температурой) в этом случае не будут такими сильными и повторяемыми.В-третьих, пластичность, обусловленная географическими различиями в питании детей или другими факторами окружающей среды, может быть причиной больших различий между популяциями, по сравнению с ними. В-четвертых, внутрипопуляционные CV для роста человека могут быть низкими из-за уменьшения V E , а не из-за уменьшения V A , например, из-за конструкции ниши, ведущей к уменьшению дисперсии окружающей среды [38]. Однако, возражая против этих двух последних возможностей, человеческая масса, которая даже более пластична, чем рост человека (см. Выше) и, вероятно, подвержена влиянию тех же факторов окружающей среды, что и рост человека, не демонстрирует снижения внутрипопуляционной изменчивости по сравнению с популяцией. различия по сравнению с другими животными (Рисунок S4).

В заключение, мы выдвигаем гипотезу о том, что люди эволюционировали в суровом адаптивном ландшафте, по крайней мере, для роста. Было бы интересно посмотреть, подтверждается ли эта гипотеза анализом вариаций других черт, общих между людьми и другими животными. Кроме того, сравнение людей с близкородственными видами животных (то есть с другими приматами) может дать некоторое представление о том, специфичны ли эти силы для людей в отряде приматов. В любом случае мы предполагаем, что метафора адаптивного ландшафта может обеспечить полезную основу для продвижения нашего понимания разнообразия людей.

Материалы и методы

Мы провели поиск в литературе исследований, сообщающих о средствах и вариациях в размере тела по крайней мере для одной популяции вида. Ключевые слова для поиска включали «размер тела» и «вариации». Также были изучены цитаты из полученных источников; для людей многие дополнительные источники были взяты из Кацмаржика и Леонарда [28]. Из этих исследований мы далее рассматриваем только те, в которых изучались дикие популяции (не относящиеся к человеку животные) и взрослых особей (как определено в каждом исследовании, или 18+ лет для людей).Если более одного исследования изучали одну и ту же популяцию, использовалось только самое последнее исследование. В общей сложности наш набор данных (таблицы S1 и S2) включал 55 исследований (99 популяций) людей и 107 исследований и 210 видов (848 популяций) других животных. Это включало исследования различных таксонов животных (10 земноводных, 15 птиц, 3 рыбы, 54 беспозвоночных, 95 млекопитающих и 33 рептилии) и различных типов популяций человека (например, 29 коренных / аборигенов, 40 наименее развитых (http: / /www.un.org/special-rep/ohrlls/ldc/list.htm)). Исходные данные доступны у авторов по запросу. Из-за большого размера нашего набора данных о животных и большого разнообразия видов и популяций по всей филогении животных мы не применяли филогенетический анализ (более простой альтернативный анализ см. Ниже).

Для каждой выборки мы рассчитали внутрипопуляционный коэффициент вариации (CV) для длины (роста) или массы тела, а затем усреднили эти внутрипопуляционные CV по выборке популяций. Эта процедура дала средние CV внутри популяции для каждого вида.Мы рассчитали CV среди населения, используя меры среднего размера тела для каждой популяции. Затем мы оценили, в каком процентиле человеческие средства лежат в общем распределении средств животных. Это было сделано как для распределений средних значений (т. Е. Рисунков 2, S1 и S2), так и для остатков графиков регрессии (т. Е. Рисунков 1, 3 и S4). При сравнении относительной связи между CV длины тела и массы у разных видов (т.е. рис. 1), CV для массы были разделены на три, чтобы быть прямо сопоставимыми по размерности с CV для длины [39].

Мы не обнаружили связи между CV и размерами выборки внутри или среди популяций по длине или массе (результаты не показаны), что позволяет предположить, что вариации в размере выборки не повлияли на наши результаты. Напротив, мы обнаружили отрицательную связь между размером признака (например, средней длиной тела) и CV признака (см. Houle [40]) в популяциях для длины самца (r = -0,35, P <0,01), длины самки (r = -0,26, P <0,01), масса самцов (r = -0,27, P <0,01) и масса самок (r = -0,24, P <0.01), а среди популяций - длина самок (r = -0,063, P = 0,031), но не длина самцов (r = 0,0052, P = 0,56). Однако ограничение нашего анализа видами животных с размерами тела в диапазоне размеров человеческого тела не повлияло на наши выводы о том, что (1) люди имеют низкие уровни внутрипопуляционной изменчивости роста (6 процентиль для мужчин и 0 -й процентиль). процентиль для женщин), но (2) не внутрипопуляционная вариация массы (65 -й процентиль для мужчин и 42 -й процентиль для женщин) или (3) различия в росте среди населения (45 процентиль для мужчин и 71 -й процентиль для женщин).

Чтобы оценить общность наших результатов, мы выполнили вышеуказанный анализ с различными подмножествами данных. Наши основные выводы, изложенные выше, ни в коем случае не изменились. Поэтому мы перечисляем только эти дополнительные анализы, не предоставляя подробностей. Во-первых, авторы данного исследования обычно определяли каждую «популяцию» как таковую, или эти обозначения были неявно очевидны. Однако в нескольких исследованиях конкретные группы населения были менее ясными (например, музейные коллекции в обширных регионах), но наши выводы были такими же, если исключить эти более неоднозначные случаи.Во-вторых, выводы были такими же при включении или исключении видов животных, у которых длина хвоста была включена в измерения длины тела. В-третьих, выводы были такими же при рассмотрении (1) только исследований на людях, опубликованных до или после 1974 г. (средняя дата исследования, см. Таблицу S2), (2) исследований на людях только коренных / аборигенных популяций (как определено в каждом исследовании) или только некоренного / аборигенного населения и (3) исследования людей только из наименее развитых стран (http://www.un.org/special-rep/ohrlls/ldc/list.htm) или только не из наименее развитых стран. В-четвертых, выводы были такими же, когда люди сравнивались конкретно с различными таксономическими группами (таблица S3), хотя различие внутрипопуляционных CV для мужского (но не женского) роста было менее сильным (18 процентиль) при сравнении людей. только другим млекопитающим. Таким образом, в целом наши выводы устойчивы к включению или исключению определенных популяций человека или видов животных.

Дополнительная информация

Таблица S3.

Процентили для среднего роста и массы мужчин и женщин внутри и среди населения по отношению к среднему по виду распределению длины и массы амфибий, беспозвоночных, млекопитающих и рептилий. Процентили не показаны для распределения таксонов с n <5 видами животных.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0006876.s003

(0,03 МБ DOC)

Рисунок S1.

Распределение коэффициентов вариации (CV) для массы тела внутри популяции. Показаны средние значения видов для животных (черный цвет) и средние значения численности населения (серый цвет) для мужчин (A) и женщин (B).Стрелки указывают расположение резюме для средней массы человека.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0006876.s004

(1,80 МБ TIF)

Рисунок S3.

Правило Бергмана у человека. Средний рост самца (A, R 2 = 0,126, P <0,001), рост самки (B, R 2 = 0,097, P = 0,002), масса самца (C, R 2 = 0,183, P <0,001 ) и масса самки (D, R 2 = 0,155, P <0,001) значительно увеличиваются с увеличением абсолютной широты. Широта каждой группы населения была аппроксимирована с использованием географического центра страны, из которой была произведена выборка населения.Координаты были получены из Всемирной книги фактов ЦРУ (https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/fields/2011.html).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0006876.s006

(1,06 МБ TIF)

Благодарности

Мы благодарим Лонни Аарссена, Александра Куртиоля, Эрику Криспо, Раймонда Хьюи, Дэвида Лахти, Пола Мартина, Лорен Рэтклифф, Мишеля Раймонда и Роберта Уокера за комментарии к рукописи.

Вклад авторов

Задумал и спроектировал эксперименты: AEM APH.Проанализированы данные: АЕМ. Написал статью: AEM APH.

Список литературы

  1. 1.
    Дарвин С (1859 г.) О происхождении видов путем естественного отбора. Лондон: Дж. Мюррей. 502 с.
  2. 2.
    Паскалис О., Башевалье Дж. (1998) Распознавание лиц у приматов: межвидовое исследование. Поведенческий процесс 43: 87–96.
  3. 3.
    Пирс Дж. У., Ли А. Е., daCosta APC, Кендрик К. М. (2001) Распознавание человеческого лица у овец: отсутствие конфигурационного кодирования и преимущество правого полушария.Поведенческий процесс 55: 13–26.
  4. 4.
    Стефан С.Н., Хеннеберг М. (2001) Медицина может снижать способность человека к выживанию. Med Hypotheses 57: 633–637.
  5. 5.
    Nettle DN, Pollet TV (2008) Естественный отбор мужского богатства у людей. Амер Нат 172: 658–666.
  6. 6.
    Темплтон А. Р. (2002) Из Африки снова и снова. Природа 416: 45–51.
  7. 7.
    Кармайкл С.М., МакГью М. (1995) Поперечное исследование роста, веса и индекса массы тела у взрослых близнецов.Ж. Геронтол Биол Науки Мед Науки 50: B237 – B244.
  8. 8.
    Дасгупта И., Дасгупта П., Дашаудхури А.Б. (1997) Семейное сходство по росту и весу у эндогамного населения касты махисья в сельских районах Западной Бенгалии. Am J Hum Biol 9: 7–9.
  9. 9.
    Райчаудхури А., Гош Р., Васулу Т.С., Бхарати П. (2003) Оценки наследуемости роста и веса в популяциях касты Махишья. Int J Hum Genet 3: 151–154.
  10. 10.
    Sobal J, Stunkard AJ (1989) Социально-экономический статус и ожирение — обзор литературы.Psychol Bull 105: 260–275.
  11. 11.
    Болл К., Кроуфорд Д. (2005) Социально-экономический статус и изменение веса у взрослых: обзор. Soc Sci Med 60: 1987–2010.
  12. 12.
    Шумахер А., Кнуссман Р. (1979) Являются ли различия в статусе между социальными классами модификацией или эффектом ассортимента? J Hum Evol 8: 809–812.
  13. 13.
    Белицкий Т., Валишко Х. (1992) Рост, социальная мобильность и природа естественных различий между социальными классами.Энн Хум Биол 19: 589–593.
  14. 14.
    Polo V, Bautista LM (2002) Ежедневное регулирование массы тела в стаи каменной синицы ( Parus ater ) в ответ на переменный доступ к пище: лабораторное исследование. Behav Ecol 13: 696–704.
  15. 15.
    Lange H, Leimar O (2004) Социальная стабильность и ежедневный прирост массы тела у больших сисек. Behav Ecol 15: 549–554.
  16. 16.
    Пьюзи А.Э., Олерт Г.В., Уильямс Дж. М., Гудолл Дж. (2005) Влияние экологических и социальных факторов на массу тела диких шимпанзе.Int J Primatol 26: 3–31.
  17. 17.
    Swinburn BA, Caterson I, Seidell JC, James WPT (2004) Диета, питание и профилактика избыточного веса и ожирения. Nutr общественного здравоохранения 7: 123–146.
  18. 18.
    Polivy J, Herman CP (2002) Причины расстройств пищевого поведения. Анну Рев Психол 53: 187–213.
  19. 19.
    Falconer DS, Mackay TFC (1996) Введение в количественную генетику. Харлоу: Longman Group Ltd.
  20. 20.
    Kingsolver JG, Pfennig DW (2004) Отбор на индивидуальном уровне как причина правила Коупа об увеличении филетического размера.Evolution 58: 1608–1612.
  21. 21.
    Крапива Д. (2002) Рост и репродуктивный успех в когорте британских мужчин. Hum Nature-Int Bios 13: 473–491.
  22. 22.
    Крапива Д. (2002) Рост женщин, репродуктивный успех и эволюция полового диморфизма у современных людей. Proc R Soc Lond B Biol Sci 269: 1919–1923.
  23. 23.
    Sear R (2006) Рост и репродуктивный успех — сравнение населения Гамбии с западным населением. Hum Nature-Int Biosoc 17: 405–418.
  24. 24.
    Pawlowski B, Dunbar RIM, Lipowicz A (2000) У высоких мужчин больше репродуктивных успехов. Nature 403: 156.
  25. 25.
    Фишер Р.А. (1930) Генетическая теория естественного отбора. Лондон: Clarendon Press.
  26. 26.
    Арнольд С.Дж., Пфрендер М.Э., Джонс А.Г. (2001) Адаптивный ландшафт как концептуальный мост между микро- и макроэволюцией. Genetica 112–113: 9–32.
  27. 27.
    Ruff CB (1994) Морфологическая адаптация к климату современных и ископаемых гоминид.Yearb Phys Anthropol 37: 65–107.
  28. 28.
    Кацмарзик П.Т., Леонард В.Р. (1998) Влияние климата на размер и пропорции человеческого тела: экологическая адаптация и светские тенденции. Am J Phys Anthropol 106: 483–503.
  29. 29.
    Blackburn TM, Gaston KJ, Loder N (1999) Географические градиенты размеров тела: разъяснение правила Бергмана. Divers Distrib 5: 165–174.
  30. 30.
    Perry GH, Dominy NJ (2009) Эволюция фенотипа человеческого пигмея. ДЕРЕВО 24: 218–225.
  31. 31.
    Мильяно А.Б., Винисиус Л., Лар М.М. (2007) Компромиссы в истории жизни объясняют эволюцию человеческих пигмеев. PNAS 104: 20216–20219.
  32. 32.
    Endler JA (1973) Поток генов и дифференциация населения. Наука 179: 243–250.
  33. 33.
    Розенберг Н.А., Притчард Дж. К., Вебер Дж. Л., Канн Х. М., Кидд К. К. и др. (2002) Генетическая структура популяций человека. Наука 298: 2381–2385.
  34. 34.
    Shriver MD, Kennedy GC, Parra EJ, Lawson HA, Sonpar V и др.(2004) Геномное распределение популяционной субструктуры в четырех популяциях с использованием 8 525 аутосомных SNP. Геномика человека 1: 274–286.
  35. 35.
    Ли Дж. З., Абшер Д. М., Тан Х., Саутвик А. М., Касто А. М. и др. (2008) Человеческие отношения во всем мире, выведенные из полногеномных паттернов изменчивости. Наука 319: 1100–1104.
  36. 36.
    Spuhler JN (1982) Ассортативное спаривание по физическим характеристикам. Soc Biol 29: 53–66.
  37. 37.
    Mascie-Taylor CGN (1987) Ассортативное спаривание в современной британской популяции.Энн Хум Биол 14: 59–68.
  38. 38.
    Донохью К. (2005) Построение ниши посредством фенологической пластичности: динамика жизненного цикла и экологические последствия. Новый Фитол. 166: 83–92.
  39. 39.
    Ланде Р. (1977) О сравнении коэффициентов вариации. Syst Zool 26: 214–217.
  40. 40.
    Houle D (1992) Сравнение эволюционируемости и изменчивости количественных признаков. Генетика 130: 195–204.

Фундаментальная разница между людьми и нечеловеческими животными

Джонатан Маркс — биологический антрополог, который недавно написал эссе о глубоких различиях между людьми и обезьянами.Пол Нельсон и Энн Гогер уже прокомментировали его и его сочинения (здесь и здесь). Эссе Марка вызвало некоторые споры, но его точка зрения верна.

Марок утверждений:

Аргумент о том, что «мы обезьяны» — неверный эволюционный аргумент. В конце концов, выдающийся биолог-эволюционист Джордж Гейлорд Симпсон написал в своей классической статье 1949 года: «Не факт, что человек — обезьяна, дополнительные уловки или нет».

Маркс принимает теорию общего предка и считает, что мы произошли от обезьян.Он указывает, что эволюционные отношения — это не то же самое, что идентичности. Происхождение от обезьяны не означает, что мы обезьяны. Таксономия — это не то же самое, что идентичность. Я согласен.

Маркс выражает это так:

Наука не больше говорит, что я обезьяна, потому что были мои предки, чем она говорит, что я раб, потому что мои предки были. Утверждение, что вы — ваши предки, артикулирует биополитический факт, а не биологический факт.

Несмотря на сильные и слабые стороны эволюционного аргумента о том, что люди произошли от обезьян, различия между людьми и обезьянами настолько глубоки, что делают представление, что люди являются обезьянами, бессмысленным.

Важно понимать фундаментальную разницу между людьми и животными. Нечеловеческие животные, такие как обезьяны, обладают материальными умственными способностями. Под материалом я подразумеваю силы, которые реализуются в мозгу и полностью зависят от материи в своей работе. Эти способности включают в себя ощущение, восприятие, воображение (способность формировать мысленные образы), память (восприятий и образов) и аппетит. Животные, не являющиеся людьми, обладают умственной способностью воспринимать и реагировать на конкретных , которые являются конкретными материальными объектами, такими как другие животные, еда, препятствия и хищники.

Человеческие существа обладают умственными способностями, которые включают материальные умственные способности животных, но, кроме того, влекут за собой совершенно иной тип мышления. Люди мыслят абстрактно, а животные — нет. Человеческие существа обладают способностью созерцать универсалии , которые представляют собой концепции, не имеющие материального воплощения. Люди думают о математике, литературе, искусстве, языке, справедливости, милосердии и бесконечной библиотеке абстрактных понятий. Человек — это рациональных животных.

Человеческий разум — это не просто высокоразвитый вид животного восприятия. Человеческая рациональность качественно отлична — онтологически отлична — от восприятия животных. Человеческий разум отличается, потому что он нематериален. Созерцание универсалий не может иметь материального воплощения, потому что сами универсалии не материальны и не могут быть воплощены в материи.

Я подчеркиваю здесь разницу между представлением и реализацией.Представление — это карта вещи. Реализация — это сама вещь. Универсалии могут быть представлены в материи — слова, которые я пишу в этом посте, представляют собой представления концепций, — но универсалии не могут быть реализованы в материи. Я не могу отобразить сами концепции на экране компьютера или на листе бумаги, и концепции не могут физически существовать в моем мозгу. Понятия, являющиеся универсалиями, несущественны.

Нечеловеческие животные — чисто материальные существа. У них нет понятий. Они испытывают голод и боль.Они не задумываются о несправедливости страданий.

Человек материален и нематериален — существо составное. У нас есть материальные тела, а наше восприятие, воображение и аппетиты — это материальные силы, воплощенные в нашем мозгу. Но наш интеллект — наша способность мыслить абстрактно — это совершенно нематериальная сила, а наша воля, действующая в соответствии с нашим интеллектом, — нематериальная сила. Наш интеллект и наша воля зависят от материи в выполнении их обычных функций в том смысле, что они зависят от восприятия, воображения и памяти, но сами они не сделаны из материи.Мы отличаемся от обезьян в нашей способности мыслить абстрактно. Это радикальное отличие — неизмеримое качественное отличие , а не количественное различие.

Мы больше отличаемся от обезьян, чем обезьяны от вирусов. Наше отличие — это метафизическая пропасть. Это очевидно и проявляется в нашей биологической природе. Мы разумные животные, и наша рациональность — это все, что нам нужно. Системы таксономии, которые подчеркивают физическое и генетическое сходство и игнорируют тот факт, что люди являются частично нематериальными существами, способными к абстрактному мышлению и созерцанию морального закона и вечности, прискорбно неадекватны для описания человека.

Утверждение, что человек — обезьяна, опровергает себя. Мы не смогли бы выразить такую ​​идею, даже если бы мы были обезьянами, а не людьми.

Изображение предоставлено: Джон Веттерли (первоначально опубликовано на Flickr как Суматранский орангутанг) [CC BY-SA 2.0], через Wikimedia Commons.

4.4 Различия между жизнью человека и жизнью животных (OB16)

В Библии четко проводится различие между человеком и животным, чего не делает эволюция.

Эволюция : Предполагается, что человек произошел непосредственно из животного царства посредством тех же процессов с участием тех же эволюционных факторов, которые привели к эволюции животных.По этой причине различия между человеком и животным не рассматриваются как фундаментальные, а только как различие в степени. Человек только развился до более высокого уровня. Карстен Бреш описывает эту точку зрения в своем определении эволюции [B7, p. 10]: «Эволюция определяется как развитие всего сущего во всех сферах нашего мира, включая происхождение человека от обезьяноподобных предков». Так называемые доказательства эволюции, основанные на гомологиях, подчеркивают идею происхождения от общих предков.

Научные возражения : Даже в чисто биологическом плане существует широкая непреодолимая пропасть между человеком и животным, о чем свидетельствуют следующие четыре соображения:

  1. Человеческий мозг обладает качествами [G2, с.115–130], не имеющим аналогов в животном мире. Одно из следствий — явные умственные способности человека.
  2. Человек обладает речью (см. OB2), и его творческое общение с помощью его голосовой системы полностью отличается от такового у животных [G7, p. 112–130]. Он обладает уникальной способностью по желанию уделять внимание различным вопросам; у него немыслимо широкий круг интересов и наблюдений, потому что можно рассматривать пространственно и временно удаленные объекты; он может делать абстракции и использовать свою систему знаков для метаязыковых целей.
  3. Только мужчина полностью двуногий ; он может ходить прямо из-за особого строения позвоночника. Таким образом, наши руки не нужны для передвижения и доступны для других целей.
  4. Только мужчина может выражать эмоции (например, радость, печаль, надежду, смех, застенчивость). Некоторые животные обладают похожими способностями, но их нельзя сравнивать с человеческими эмоциями.

Библия : Библия четко различает человека и зверя:

  1. На шестой день Адам был сотворен « по образу Божьему » и совершенно отдельно от наземных животных посредством четко различимого отдельного акта творения.Еврейское слово бара (создавать) используется три раза в Бытие 1:27 , чтобы подчеркнуть этот акт творения.
  2. Только человек получил дыхание Бога. Таким образом, ему был дан дух ( Еккл. 12: 7 ; 1 Фес. 5:23 ), чтобы он превзошел мир животных.
  3. Только когда был создан Адам, Бог «использовал свои руки»: « Господь Бог создал [Еврейский яцар ] человека из праха земного и вдохнул в его ноздри дыхание жизни » ( Gen.2: 7 ). В Ветхом Завете еврейское слово яцар используется для описания действий гончара, который искусно и творчески формирует свои сосуды. Таким же образом Бог использовал земную материю для физических частей Адама.
  4. Только человек может общаться с Богом. Только он обладает даром речи и молитвы, с помощью которых он может выражать все свои мысли перед Создателем. Человек был создан, чтобы быть рядом с Богом. Он зависит от общения с Богом.
  5. Только человек имеет свободную волю и обладает способностью творческой мысли.Согласно Псалму 8: 5 , человек был сделан « немного ниже небесных существ. ”Люди обладают такими дарами, как свободно развивающиеся личности, изобретательность и способность к культурному развитию (письмо, музыка, историческая осведомленность).
  6. Даже различие во плоти упоминается в Библии: « Не всякая плоть одинакова: у людей одна плоть, у животных — другая, у птиц — другая, а у рыб — другая » ( 1 Кор. 15:39, ). Это открытие имеет последствия для молекулярной биологии: белки составляют большую часть тела.Человеческое тело содержит около пятидесяти тысяч различных видов белков, каждый из которых выполняет свои специфические функции. У них разные аминокислотные последовательности. Все организмы имеют определенные аминокислоты в одних и тех же положениях в полипептидной цепи, и они служат для установления и сохранения характерных функций конкретного белка. В отличие от этого точного расположения, есть и другие положения, в которых аминокислоты явно отличаются от одного вида к другому.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.