Человек в отличии от животного обладает: человек в отличие от животных обладает…, способен к …, может действовать.., имеет хорошо

Режим работы приёмной комиссии с 20.06.2021 по 17.08.2021

Часы работы:

  • ПН-ЧТ — с 8:00 до 16:30
  • ПТ — с 8:00 до 15:00
  • ОБЕД — 12:00 — 12:30
  • СБ, ВС — выходной

Телефоны приёмной комиссии: +7 960-901-34-62, 2-08-53

Положение о XIII международной олимпиаде в сфере информационных технологий «IT-Планета»

Содержание

Документы и рекомендации по дистанционному обучению

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ КУЗБАССА Против коррупции в образовании!

Профилактика гриппа и коронавирусной инфекции

УВАЖАЕМЫЕ СТУДЕНТЫ!

Совершайте удобно платежи в адрес

Ленинск-Кузнецкого  политехнического техникума

 

Через бесплатный интернет-банк Сбербанк Онлайн(или мобильное приложение Сбербанк онлайн):

На компьютере, подключенном к сети Интернет,  наберите в адресной строке браузера https://online.sberbank.ru

Пройдите онлайн-регистрацию или введите постоянный логин и пароль, подтвердите вход SMS-паролем (потребуется карта Сбербанка с подключенной услугой «Мобильный банк»).

Для совершения платежа следуйте пунктам меню:

Платежи > в поисковой строке наберите: Л-К​у​з​н​е​ц​кий пол​и​т​е​х​н​и​ч​е​с​кий или 4212002624 >Л-К​у​з​н​е​ц​кий пол​и​т​е​х​н​и​ч​е​с​кий техникум > оплата по реквизитам>  выберите карту списания  >  введите ФИО ребенка (студента), назначение платежа > продолжить > продолжить >  оставляем паспорт, продолжить >   введите серию и номер паспорта,  продолжить  > введите сумму, продолжить >    Подтвердите оплату.

 Чек об оплате доступен сразу после совершения платежа или в любое удобное время через пункт «История операций».

Горячая линия информационного сопровождения поиска и подбора работы для выпускников

+7 (38456)2-08-53, +7 (38456)2-26-60

 118,849 total views,  90 views today

ОГЭ 2019 Обществознание Вариант 3 (из 32) с ответами Часть 1

Вариант 3 Тест

Ответом к заданиям 1-20 является одна цифра, которая соответствует номеру правильного ответа. Запишите эту цифру в поле ответа в тексте работы, а затем перенесите в БЛАНК ОТВЕТОВ № 1 справа от номера соответствующего задания, начиная с первой клеточки.

Задание #1

Человек, в отличие от животного

1) обладает инстинктами

2) характеризуется поведенческой активностью

3) приспосабливается к природной среде

4) способен к целенаправленной деятельности

Задание #2

Какие понятия характеризуют социальную сферу общества?

1) обмен и распределение

2) статус и роль

3) характер и темперамент

4) демократия и парламентаризм

Задание #3

В небольшом островном государстве значительная часть населения занята в сельском хозяйстве. Какая дополнительная информация свидетельствует о том, что в этом государстве существует традиционное общество?

1) расширяется сфера услуг

2) существует разделение труда

3) люди живут многопоколенными семьями

4) глава государства издает законы и постановления

Задание #4

Верны ли следующие суждения о роли искусства в жизни человека и общества?

А. Произведения искусства оказывают эстетическое воздействие на людей.

Б. Одной из функций искусства является познавательная функция.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

Задание #5

Что является отличительной чертой науки?

1) опора на авторитеты

2) стремление к получению новых знаний

3) воздействие на эмоции людей

4) использование результатов наблюдений

Задание #6

Верны ли следующие суждения о развитии общества?

А. Наиболее быстрыми темпами общество развивается в современную эпоху.

Б. Общественные преобразования, осуществляемые «сверху» по инициативе правящего класса, называются реформами.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

Задание #7

Государство в условиях рыночной экономики

1) обеспечивает правовую защиту частной собственности

2) устанавливает цены на товары первой необходимости

3) централизованно распределяет ресурсы

4) определяет размеры ставок и окладов рабочих на предприятиях

Задание #8

Что из перечисленного относится к факторам производства?

1) спрос

2) издержки

3) труд

4) прибыль

Задание #9

В государстве N доходы бюджета составили 180 млрд денежных единиц, а расходы — 228 млрд. Эти данные непосредственно отражают

1) спад производства

2) бюджетный профицит

3) рост инфляции

4) бюджетный дефицит

Задание #10

Верны ли следующие суждения о предпринимательстве?

А. Предпринимательство является одним из факторов производства.

Б. Главная цель частной фирмы — получение наибольшей прибыли.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

Задание #11

Национальная принадлежность человека является характеристикой его

1) прирожденного статуса

2) социальной роли

3) достигаемого статуса

4) общественного положения

Задание #12

Только семья осуществляет функцию

1) воспитательную

2) культурно-оздоровительную

3) первичной социализации

4) производственно-хозяйственную

Задание #13

Верны ли следующие суждения о социальной роли?

А. Каждый человек обладает набором социальных ролей.

Б. Социальные роли определяют статус человека в группе и обществе в целом.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

Задание #14

Что относится к отличительным признакам правового государства?

1) наличие суверенитета

2) деятельность правоохранительных органов

3) законодательное регулирование различных сфер жизни

4) разделение властей

Задание #15

Конституция определяет Россию как федеративное государство. Это означает, что

1) сложился республиканский строй

2) создана система независимых судов

3) отдельные территории имеют свои законодательные органы

4) народ является единственным источником власти

Задание #16

Верны ли следующие суждения о гражданстве?

А. Гражданство в России является единым и равным независимо от оснований его приобретения.

Б. Каждый человек, проживающий в нашей стране, является ее гражданином.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

Задание #17

Какая отрасль права закрепляет основы государственного строя?

1) административное право

2) конституционное право

3) гражданское право

4) уголовное право

Задание #18

Высшим исполнительным органом в Российской Федерации является(-ются)

1) правительство

2) надзорное ведомство

3) органы правопорядка

4) парламентский комитет

Задание #19

Гражданин К. обратился в агентство по недвижимости с целью приобретения квартиры для своей семьи. Какая отрасль права регулирует этот вид отношений?

1) семейное право

2) административное право

3) гражданское право

4) налоговое право

Задание #20

Верны ли следующие суждения о правах человека в демократическом обществе?

А. В условиях демократии не допускается нарушение прав и свобод личности.

Б. Политические права и свободы распространяются на всех людей, проживающих в стране.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

Ответом к заданиям 21-25 является последовательность цифр. Запишите ответы в поля ответов в тексте работы, а затем перенесите в БЛАНК ОТВЕТОВ № 1 справа от номеров соответствующих заданий, начиная с первой клеточки, без пробелов, запятых и других дополнительных символов. Каждую цифру пишите в отдельной клеточке в соответствии с приведенными в бланке образцами.

Задание #21

Девятиклассница Марина завершает основное общее образование, а ее брат Артем учится во втором классе начальной школы. Сравните уровни образования, упомянутые в условии задания: начальное общее образование и основное общее образование. Выберите и запишите в первую колонку таблицы порядковые номера черт сходства, а во вторую колонку — порядковые номера черт различия.

1) Черты сходства

2) Черты различия

__ образование завершается итоговой государственной аттестацией

__ естественнонаучное знание представлено циклом самостоятельных предметов

__ получение образования этого уровня является обязательным

__ одним из результатов образования является формирование общеучебных умений

Задание #22

Установите соответствие между конкретными способами увеличения производства и путями этого роста: к каждому элементу первого столбца подберите соответствующий элемент из второго столбца.

Запишите в таблицу выбранные цифры под соответствующими буквами.

1) экстенсивный

2) интенсивный

__ освоение новых земель

__ внедрение новой техники

__ привлечение дополнительной рабочей силы

__ рациональная организация производства

__ расширение сети предприятий

Прочитайте текст. Проанализируйте статистические данные и выполните задания 23, 24.

Задание #23

Социологи провели опрос населения для выяснения отношения представителей различных возрастных групп к глобальным проблемам современности. Результаты опроса представлены в виде диаграммы.

Найдите в приведенном списке выводы, которые можно сделать на основе диаграммы, и запишите цифры, под которыми они указаны.

1) 20-летние респонденты хуже осведомлены о глобальных проблемах в сравнении с 40-летними

2) Среди молодых больше, чем среди людей среднего возраста, тех, кто не исключает влияние глобальных проблем на свою жизнь.

3) Половина 40-летних ежедневно ощущает проявление глобальных проблем в своей жизни.

4) Доля тех, кто знает о глобальных проблемах, но не ощущает их, одинакова в разных возрастных группах.

5) Половина 20-летних не ощущают влияния глобальных проблем и исключают возможность такого влияния на свою жизнь.

Задание #24

Социологи провели опрос населения для выяснения отношения представителей различных возрастных групп к глобальным проблемам современности. Результаты опроса представлены в виде диаграммы.

Результаты опроса, отраженные на диаграмме, были опубликованы и прокомментированы в СМИ. Какие из приведенных ниже выводов непосредственно вытекают из полученной в ходе опроса информации?

Запишите цифры, под которыми они указаны. .

1) Озабоченность негативными последствиями глобальных проблем проявляют все возрастные группы населения.

2) Среднее поколение более обеспокоено этими проблемами, чем молодежь.

3) Главным источником информации о глобальных проблемах является Интернет.

4) Для разрешения глобальных проблем требуются усилия всего человечества.

5) Информирование населения о глобальных проблемах с годами улучшилось

Задание #25

Прочитайте приведенный текст, каждое положение которого отмечено буквой.

(А) В последние годы сельское население в мире сокращается все более быстрыми темпами. (Б) Бывших сельских жителей, пополняющих города, вряд ли можно отнести к квалифицированной рабочей силе. (В) В ближайшее время стоит ожидать снижение среднего уровня производительности труда во многих странах.

Определите, какие положения текста

1) отражают факты

2) выражают мнения

Запишите в таблицу цифры, обозначающие характер соответствующих положений.

1) отражают факты

2) выражают мнения

__ А

__ Б

__ В

Ответы:

1) (1 б.) Верные ответы: 4;

2) (1 б.) Верные ответы: 2;

3) (1 б.) Верные ответы: 3;

4) (1 б.) Верные ответы: 3;

5) (1 б.) Верные ответы: 2;

6) (1 б.) Верные ответы: 3;

7) (1 б.) Верные ответы: 1;

8) (1 б.) Верные ответы: 3;

9) (1 б.) Верные ответы: 4;

10) (1 б.) Верные ответы: 3;

11) (1 б.) Верные ответы: 1;

12) (1 б.) Верные ответы: 3;

13) (1 б.) Верные ответы: 1;

14) (1 б.) Верные ответы: 4;

15) (1 б.) Верные ответы: 3;

16) (1 б.) Верные ответы: 1;

17) (1 б.) Верные ответы: 2;

18) (1 б.) Верные ответы: 1;

19) (1 б.) Верные ответы: 3;

20) (1 б.) Верные ответы: 1;

21) (1 б.) Верные ответы:

2;

2;

1;

1;

22) (1 б.) Верные ответы:

1;

2;

1;

2;

1;

23) (1 б.) Верные ответы: 3; 5;

24) (1 б.) Верные ответы: 2; 5;

25) (1 б.) Верные ответы:

1;

2;

2;

Конец

Harvard Business Review Россия

В 2013 году одним из лауреатов премии «Просветитель» стал доктор биологических наук, доцент по специальности «Физиология», старший научный сотрудник лаборатории сравнительной генетики поведения Института физиологии им. И. П. Павлова РАН Дмитрий Анатольевич Жуков. В своей книге «Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей» ученый популярно объясняет, что человек — один из представителей животного мира и его поведение подчиняется тем же законам.

Вы говорите, что человек — 
это животное. А есть ли между нами какие-то различия?

Пожалуй, единственное качественное отличие человека от животного — у нас нет инстинктов. Инстинкт — это врожденные потребности плюс врожденная программа их удовлетворения. Эта программа включает в себя ключевые стимулы, которые запускают определенное поведение и совокупность двигательных ­актов. Например, для собак ключевой стимул — движение: они преследуют то, что двигается, — не чтобы съесть, а просто чтобы догнать. И заставить гончую собаку, помчавшуюся за мотоциклом, например, подчиниться команде «Ко мне!» — очень сложно. Часто можно услышать, что у человека есть, например, инстинкт самосохранения или сексуальный инстинкт. Но это не так: у нас есть соответствующие потребности, но нет ­врожденной ­программы поведения. В целом различия между человеком и животными — количественные. Человек гораздо более смышленый, ловкий, чем любое животное, у него лучше развито абстрактное мышление и т. д.

Сознание и способность к мышлению не входят в число качественных различий?

Попробуйте доказать, что у животных этого нет! Это невозможно. Масса фактов свидетельствует о том, что животные руководствуются не только условными рефлексами или тем, чему их научили, но и представлениями о свойствах среды. Когда собаке бросают палку в реку с сильным течением, она не плывет прямо к палке — она учитывает силу и направление течения. Этому ее никто не обучал.

Возможно, стоило бы говорить о том, что у животных, в отличие от человека, нет чувства юмора — но ведь им наделены и не все люди. Кроме того, у животных нет стремления поступать достойно или оправдывать свои поступки, а человек, пошедший на подлость, всегда найдет себе оправдание. Животное не скрывает, что преследует свои интересы, даже если это ущемляет интересы других: собака съест корм из кошкиной миски и не выкажет никакого раскаяния. Но эти отличия не столь однозначные, чтобы их можно было без сомнений называть качественными. Иногда упоминают еще понятийную речь. Однако она есть и у горилл: они демонстрируют абстрактное мышление и обучаются общаться с помощью карточек. В ходе одного эксперимента обезьяну обрызгали из шланга и в ответ она показала две карточки: «ты» и «дерьмо». Использование слова в переносном значении («дерьмо» как «мусор, грязь, что-то неприятное и ненужное») — свидетельство абст­рактного мышления.

Почему у человека нет инстинктов?

Это наше эволюционное преимущество. Инстинкт — это жесткая программа действий: возникает какой-то стимул — и мы бежим роем норку, ухаживаем за самочкой и т. д. Современное общество не было бы ­возможно, если бы мы руководствовались инстинктами, — мы бы не могли жить и работать, как сейчас. Отсутствие инстинктов придает нашему поведению пластичность. Мы приноравливаемся к обстоятельствам, которые постоянно меняют условия нашего существования.

Что влияет на поведение 
человека?

Прежде всего внутренние потребности и информация, которую мы получаем из внешней среды. Потребности делятся на несколько категорий: витальные, то есть жизненно необходимые (питаться, получать удовольствие, раздражать свои органы чувств, испытывать эмоции и т. д.), и социальные (наше поведение почти всегда социально — мы все делаем ради кого-то). Некоторые ученые выделяют также идеальные потребности, которые якобы есть только у людей. Но я не согласен: мы не можем доказать, что у животных их нет. Исследователи, наблюдавшие за животными в естественной среде, не раз замечали у них поведение, которое никак, кроме как удовлетворением потребности в красоте, не объяснить. Например, бабуины в Африке иногда собираются семейными группами и наблюдают закат — а когда солнце садится, отправляются спать. Таким же неверным мне представляется утверждение о том, что у людей, в отличие от животных, есть потребность в религии. Если ее «поскоблить», то окажется, что это комбинация ряда других потребностей. Среди них, например, следование за лидером (верующий человек перекладывает ответственность за все происходящее на Бога) и потребность в социальной идентификации (в том, чтобы принадлежать к какой-либо группе). Например, эмигранты — даже атеисты и агностики — начинают посещать церковь, потому что там «свои». Так что, мне кажется, идеальные потребности — это категория, придуманная философами, психологами; биологической критики она не выдерживает.

Какие потребности для человека важнее?

У каждого по-своему. Психологический тип личности как раз и определяется набором ведущих потребностей и способом их удовлетворения. Есть люди, которым важны только деньги, есть те, кому важна карьера, восхищение и т. д. Все эти потребности — врожденные. Если человек, например, амбициозен — это не продукт воспитания, это от рождения. Все это заметно уже в детстве: ребенок, который хочет стать лидером в своей группе, во взрослом возрасте будет стремиться занять начальствующее положение в любом коллективе.

То есть научить быть лидером нельзя?

Можно, но далеко не каждого! Сейчас много разнообразных курсов лидерства. Но на них часто записываются люди, которые органически не способны стать лидерами в силу своих врожденных особенностей. У них такой тип личности, которому противопоказано управлять другими, брать на себя ответственность и т. д. Они пытаются перебороть свою натуру — и в результате получают психологическую травму. В этом опасность подобных курсов. А если у человека природная предрасположенность к лидерству, конечно, его можно обучить управленческим методикам, привить необходимые навыки. Так что при приеме на эти курсы обязательно нужно проводить строгий отбор.

Справедливо ли утверждать, что у людей, живущих в разных странах и климатических условиях, разные потребности?

Животные, обитающие в благодатном климате, где все быстро ­созревает, ничего не накапливают: сорвал банан — и сразу съел его. У людей, конечно, все не столь однозначно. Однако известно, что представители разных культур различаются биологически: у них разный генотип, склонность к разным заболеваниям, разные проявления поведения. Есть, например, очень враждебные народы, которые буквально сразу убивают незнаком­цев. И это тоже биологическая особенность. В то же время сегодня, объясняя разницу между народами, очень трудно разделить культурное и биологическое. Например, почему не получается внед­рить американскую экономическую и социальную модель в Либерии? Или демократию — фетиш современ­ного мира — в Афганистане? Есть целые сообщества, которым не нужна демократия, которые не хотят брать на себя ответственность за выбор вождей. В советское время был такой анекдот. Приезжает чернокожий американец в Африку, а там все ходят в банановых листьях и ничего не делают. Он говорит: «Надо бизнес развивать: поймал рыбу, продал, нанял рыбака, тот поймал две рыбы, потом нанял 10 рыбаков, они наловили еще больше рыбы, ты получил еще больше денег». А африканец недоумевает: «А я что в это время делаю?» «А ты сидишь под пальмой и ничего не делаешь», — отвечает американец. «Но я и так сижу под пальмой и ничего не делаю!» — удивляется африканец. У разных сообществ разные потребности.

Чем еще определяется наше поведение?

Например, обменом веществ: сытый голодного не разумеет. У ­человека, который хочет есть, изменяется химия внутренней среды, и все его поведение направлено на утоление голода. Поэтому вопросы, волнующие сытого человека, ему не интересны. Иван Сергеевич Тургенев рассказывал замечательный анекдот о том, как его однажды пригласил на обед Чернышевский. Писатели сидят, беседуют — и уже пора к столу. Проголодавшийся Тургенев на это намекает, 
а Чернышевский всплескивает рукам и говорит: «Как вы можете думать о еде, когда мы не решили ­важнейший вопрос — есть ли Бог?!»

Еда связана с удовлетворением гедонистической потребности — это самый простой и доступный способ получить удовольствие. На это направлено поведение огромного количества людей. В молодости, когда организм хорошо функционирует, такой метод прекрасно действует. С возрастом, однако, когда здоровье ухудшается и есть можно далеко не все, у людей, которые не знают других способов удовлетворения этой потребности, начинаются серьезные психологические проблемы.

Сейчас много говорят о гормонах. Насколько сильно их влияние на человека?

Роль гормонов в нашей жизни принято сильно переоценивать. Спекуляции на тему гормонов счастья, супружеской верности и т. д. не имеют под собой основания. Да, эти гормоны участвуют в реализации соответствующих функций, но не являются их причиной. Мы не станем счастливее, если будем есть бананы.

На самом деле на наше поведение влияют только два гормона. Один из них — кортиколиберин — вызывает тревогу, другой — это группа гормонов — эйфорию. Эта группа называется «эндогенные опиаты»: они действуют на организм так же, как растительные опиаты, то есть улучшают наше психологическое самочувствие. Эндогенные опиаты «включаются» в ряде ситуаций — например, при интенсивной мышечной нагрузке, при стрессе, то есть при любом выходе за рамки привычного. Некоторые люди впадают в зависимость от этих гормонов, становятся эндогенными наркоманами. Спортсмены-любители гибнут во время массовых марафонов: привыкнув получать подпитку опиатами во время забега, они не бросают спорт и в старости, когда износившееся сердце может не выдержать нагрузки.

Как еще поднять себе настроение? И нужно ли его искусственно улучшать?

Бороться с плохим настроением очень важно, потому что постепенно оно накапливается и переходит в депрессию, которую без помощи врачей не вылечить. Помимо психологических методов — например, иметь интересное занятие, желательно интеллектуальное, — существуют и чисто биологические. Настроение повышает массаж — он стимулирует выработку в том числе эндогенных опиатов, а также мытье головы и расчесывание волос: стимуляция кожи головы — один из терапевтических приемов лечения депрессии. Есть еще любопытный способ, который, правда, нельзя рекомендовать как регулярный, — кровопускание. Можно, например, записаться в доноры. Этот прием использовался для ­лечения большинства болезней вплоть до XIX века. И сегодня многие любят лечиться пиявками, потому что кровопотеря — это стимул, на который наш организм отвечает выбросом всех стрессорных гормонов, включая эндогенные опиаты.

Кроме опиатов, антидепрессивным эффектом, скорее всего, обладает цент-
ральный гормон половой системы — гонадолиберин. С этим гормоном связывают психические проблемы женщин после менопаузы. Когда заканчивается функционирование женской половой системы, прекращается выработка этого гормона и женщина испытывает колоссальный психический дискомфорт, у нее развивается депрессия. Мы постоянно сталкиваемся с действием гонадолиберина во время осенней депрессии и весеннего подъема настроения, потому что он связан с освещенностью через систему мелатонина. Когда световой день уменьшается, что в наших широтах очень заметно, усиливается выработка мелатонина и падает продукция гонадолиберина. Поэтому один из методов лечения депрессии — фототерапия, то есть световое воздействие. А в Швеции, например, есть национальная программа — по телевизору показывают тропические пляжи, солнце, белый песок и т. д. Это тоже помогает бороться с унынием. А вот такой традиционный метод, как алкоголь, абсолютно не эффективен: он временно повышает настроение, но не препятствует развитию депрессии.

Людям, жалующимся на плохое настроение, нередко советуют найти себе хобби, записаться на какие-нибудь курсы. Это действительно эффективно?

Очень! Удовлетворять потребность в социальной самоидентификации очень важно. Когда человек молод, он ведет активную социальную жизнь, но с возрастом эта ­активность существенно снижается. Круг общения пенсионера, как правило, ограничивается семьей — причем далеко не полной. И человек впадает в депрессию. В такой ситуации люди часто обращаются к сектам в поисках социальных контактов. Так что нужно думать о будущем и вступать в разнообразные группы по интересам: любители подледного лова, любители летнего лова, любители супрематизма, любители классической живописи и т. д. Это, грубо говоря, и есть хобби. Конечно, можно сидеть перед домом на лавке и беседовать с такими же, как ты, но здесь важно не только общение: нужно быть членом сообщества, которое чем-то отличается от других. Кроме работы и семьи, у человека должны быть другие интересы — это спасает от депрессии. Когда мы испытываем трудности в семье или на работе, мы всегда можем найти отдохновение в других неформальных социальных объединениях. Это, пожалуй, самый важный способ предотвращения депрессии.

Настроение человека, кажется, тесно связано с его самооценкой. Можно ли, влияя на само-оценку, избежать депрессий?

Действительно, низкая самооценка ведет к депрессиям. Вообще куда ни глянь, нас поджидает депрессия — самое распространенное психическое заболевание в мире. Поэтому о самооценке надо заботиться — но аккуратно, не ущемляя интересов других людей. Наша самооценка формируется, когда мы сравниваем себя с окружающими: насколько я силен, красив, успешен, богат, пышен бородой и т. д. по сравнению с ними. Самый простой способ повысить самооценку — принизить «конкурентов». Чтобы люди себя так не вели, зависть объявлена грехом. Не надо радоваться тому, что у соседа погибла корова или что у него шубы съела моль. Лучший метод повышения самооценки, особенно когда ты всем во всем проигрываешь, — соревноваться с самим собой. Выкурить на сигарету меньше, чем вчера, продержаться еще один день на диете и т. д. Можно конкурировать и с другими — но повышая собственные достижения, а не подставляя подножку соперникам.

Каково воздействие окружения, в частности семьи, на поведение человека?

Влияние семьи сказывается с первых дней жизни. Какая интонация преобладает в разговорах взрослых, как они обращаются к ребенку? Чем раньше происходит воздействие на организм, тем оно сильнее и тем больший отпечаток на нас накладывает. Выдающийся австрийский этолог Конрад Лоренц заметил, что животные считают матерью того, кого видят в первые часы жизни. Хотя у человека это явление (оно называется «импринтинг») столь ярко не проявляется, то, что воздействует на нас в первые недели, месяцы и годы жизни, определяет наше дальнейшее существование. Приведу пример. Одна женщина, отец которой был пьяницей, выбирая мужа, предъявляла кандидатам важное требование — не пить. Она легко нашла такого мужчину, но вскоре пос­ле свадьбы тот запил. Она развелась и выбрала другого — та же история. Поняв, что допускает ­системную ошибку, она пошла к психологу. В результате выяснилось, что ее мать была очень властной женщиной, постоянно контролировала мужа и все за него решала — и отец укрывался в алкогольном тумане. А девочка бессознательно переняла стиль общения матери. Кстати, это касается не только семьи. Когда, например, человека повышают по службе, он чаще всего ведет себя с подчиненными так же, как его бывший босс когда-то обращался с ним самим.

Если наше поведение определяется таким количеством факторов, можно ли говорить о его врожденных формах?

Врожденный у человека — его психологический тип, который во многом определяется набором потребностей. Все остальное по большей части — продукт научения. Хотя, по крайней мере, одна врожденная форма по­ведения у нас есть. Ирениус Эйбл-
Эйбесфельдт, ученый, занимавшийся этологией человека, обнаружил, что люди всех рас, встречаясь с симпатичным им человеком, улыбаются — и при этом у них примерно на одну шестую секунды приподнимаются брови. Так ведут себя даже слепые от рождения дети — значит, это не может быть результатом научения. Именно по движению бровей, кстати, можно отличить естественную улыбку от искусственной.

Зная особенности поведения человека, можно ли им манипулировать? И видите ли вы примеры подобной манипуляции?

Приведу один пример. Еще Конрад Лоренц отмечал, что приязненное отношение к «своим» — оборотная сторона неприязни к чужим. Как показывают европейские исследования, количество людей, которые плохо относятся к другим, всегда постоянно — меняется только объект ненависти. В 70-е годы это были гомосексуалы, потом евреи, теперь, например, арабы. Человеку нужны чужие: за счет них он укрепляет собственные связи. Эту особенность часто используют политики для консолидации общества. Арабо-израильский конфликт вечен, потому что таким образом каждая из сторон поддерживает монолитность своего сообщества. То же самое касается России и Украины. Политики пытаются отвести внимание людей от экономических проблем, снижения уровня жизни и т. д., объединив общество на основе неприязни к другим. Когда экономика падает, народ надо сплачивать, найдя для него внешнего врага. Это прекрасно работает, потому что каждый из нас испытывает потребность в социальной идентификации: мы рады ощущать себя гражданами определенной страны, носителями определенной культуры. И очень часто мы начинаем воспринимать чужое как враждебное — это вполне естественно. Политики в сложные исторические моменты этим манипулируют. Между патриотизмом и шовинизмом очень тонкая грань.

Давайте поговорим о гендерных различиях. Верно ли с биоло-гической точки зрения проти-вопоставлять мужской ум женскому?

Эти выражения используются исключительно для удобства, так же, как и «женская логика». Среди женщин, как и среди мужчин, есть очень способные к восприятию формальной логики. Гендерные различия лежат в области психики и системы приоритетов. Женщины гораздо более эгоцентричные, чем мужчины, — они всегда преследуют свои интересы. Самое важное отличие: поведение женщины более пластично. Мужчина же живет стереотипами: он выстраивает себе представление о предмете и взаимодействует уже не с самим предметом, а со своим представлением о нем. Ему трудно перестроиться, что-то изменить. Важно понимать, однако, что эти различия количест­венные, а не качественные. Есть мужчины, которые обладают типично женскими чертами психики: тонко чувствуют, улавливают нюансы, видят все в деталях. А есть женщины с мужскими чертами — решительные, грубые, прямые, склонные к построению схем и т. д. Поэтому идеальный мужчина и идеальная женщина — это некая абстракция, которой в реальности не существует. Есть люди с преобладанием тех или иных черт.

Считается, что мужчины склонны к полигамии, а женщины — к моногамии. Так ли это?

И среди мужчин, и среди женщин есть люди, склонные к полигамии, и есть — к моногамии. Это не связано с количеством половых партнеров. Моногамия — не супружеская верность, а стабильность социальных связей. Для моногамов старый друг лучше новых двух. У Успенского в «Простоквашине» мама говорит: или я, или этот кот. И папа отвечает: я выбираю тебя, потому что я тебя давно знаю, а этого кота первый раз вижу. Он выбирает маму не потому, что у нее по сравнению с котом есть какие-то достоинства, а потому, что он ее давно знает. Моногамы могут физически изменять, но всегда ­возвращаются к тем, кого ­хорошо знают. А есть люди, которых, наоборот, привлекают новые знакомства, которые спокойно оставляют прежних жен, мужей и детей и создают новые семьи. Так что моногамность и полигамность связаны с психологическим типом человека, который определяется его врожденными особенностями.

Кто больше подходит на роль лидера — мужчина или 
женщина?

В идеале на эту роль подошла бы пара — мужчина и женщина. Мужчина хорошо проявляет себя в критической, неопределенной ситуации, потому что он лучше справляется со стрессом. Женщины от стресса часто заболевают депрессией. А когда все идет спокойно, они гораздо лучше руководят коллективом. Женщины менее склонны принимать резкие рискованные решения, они лучшие модераторы, посредники — они хорошо сглаживают конфликты или стараются до них не доводить. Это, конечно, усредненный образ. Эти закономерности не стоит принимать во внимание и вводить какие-то квоты (не меньше 50% женщин в топ-менеджменте компании, например). К тому же, как показывает практика, женщина, рвущаяся к власти, часто обладает теми особенностями психики и поведения, которые принято называть мужскими. Так что отбирать по полу на руководящие должности бессмысленно.

Существуют ли «мужские» и «женские» профессии — опять же с точки зрения 
биологии и физиологии?

Существует ряд профессий, в которых оправдана гендерная дискриминация. На работу, связанную с риском, — это, прежде всего, управление транспортными средствами, атомными станциями и т. д. — где ошибка чревата катастрофами и многочисленными жертвами, часто не берут женщин. А мужчин негласно не берут, ­например, в воспитатели детских учреждений. Во многих банках, выдающих кредиты по результатам собеседования, на должность менеджеров по кредитованию принимают только женщин, потому что они интуитивны, а мужчины, наоборот, очень ригидны и лишены интуиции. Интуиция — это способность принимать решения, не осознавая логической цепочки, которая к ним приводит. Мужчина должен все себе объяснять — у него одно вытекает из другого. Женщина — нет: она может, побеседовав с человеком, составить себе представление о том, вернет он деньги или нет, — но объяснить, как она пришла к этому решению, не может.

Если говорить о мотивации к труду, какие стимулы лучше действуют на мужчин, а какие на женщин?

Мужчине гораздо важнее общест­венное признание. Ему приятно ­«висеть» на доске почета. А вот женщина наоборот скажет: «Не аплодируйте — лучше деньгами». Она предпочитает деньги потому, что ее задача — накапливать ресурсы. До начала ХХ века женщины всю свою репродуктивную жизнь рожали и кормили. Это было ужасно тяжело. Поэтому организм всех женских особей — и животных, и людей — направлен на постоянное накопление жизненного ресурса, который необходим для воспроизводства. А универсальный ресурс для человека — это деньги. Но повторю: индивидуальные различия часто перекрывают различия половые: есть мужчины с сильно выраженной потребностью в деньгах и женщины с потребностью в признании.

Насколько биологически обоснована тенденция к сглаживанию социальных различий между полами и какое, по-вашему, у нее будущее?

Существуют традиционно мужская и женская роли, и сливаться они не должны. Если женщины будут заниматься мужскими делами, мы просто вымрем. Шведские ученые, изучив 100 тысяч детей из семей с разными укладами, пришли к удивительному выводу. Как известно, в Швеции отпуск по уходу за ребенком могут взять оба родителя, поделив между собой отпускные дни в любой пропорции. Исследователи сравнивали традиционные семьи, в которых отпуск брала только мать, и «гендерно равные», в которых отец брал по крайней мере половину дней. Оказалось, что в гендерно равных семьях 18-летние подростки в полтора раза чаще болеют депрессией. На этот показатель не влияли ни национальность, ни количество детей в семье, ни уровень дохода или образования родителей, ни даже алкоголизм или другие психические расстройства матери или отца. Важно только гендерное равенство: чем «равнее», тем хуже. Люди, страдающие депрессией, размножаются очень плохо: один из симптомов этой болезни — утрата интереса к привычной форме активности, в том числе к сексуальной и, конечно, к деторож­дению. Поэтому народы, у которых гендерное равенство будет достигнуто, в конце концов вымрут и их территорию займут народы с традиционным укладом.

Тема урока: «Отличие человека от животного»



Цели урока:

  • расширить знания учащихся о человеке.
  • на основе умений сравнивать, анализировать,
    провести исследовательскую работу по выявлению
    сходных и отличительных признаков животных и
    человека.
  • развивать коммуникативные, информационные и
    групповые компетенции.
  • формировать межличностные отношения.

Ход урока

1. Стимул.

Обучаясь в школе, вы учитесь самостоятельно
добывать информацию, анализировать её,
сравнивать результаты с имеющимися знаниями.

— А что значит сравнить 2 предмета?

Эти знания нам понадобятся на уроке.


2. Формулировка задания.

Прочитайте определение из толкового словаря.

Определите, о ком пойдёт речь на уроке.

1 СЛАЙД: Это живое существо, обладающее даром
мышления и речью, способностью создавать орудия
труда, пользоваться ими в процессе труда.

(С.И.Ожегов)

Опираясь на понятие, выделите основные отличия
между человеком и животными.

(Беседа в форме диалога).

2СЛАЙД: 1. Наличие мышления и речи

2.Способность создавать орудия труда и
использовать их

Только человек обладает целенаправленной
творческой деятельностью , поэтому этот признак
тоже надо учитывать при сравнении человека и
животных


3. Групповая, исследовательская работа.

Объединимся в 3 группы по отличительным
признакам, проведём исследование и сравним ,в чём
проявляется, отличие каждого признака между
человеком и животными

Каждая группа получает бланк с заданиями.

1 группа: 1.Опираясь, на статью учебника,
энциклопедии, справочники найдите и запишите 3

отличительных признака своей группы.

2. Заполните таблицу отличий

3. Подготовьте выступление, в котором отразите
эти отличия

2 и 3 группы получают аналогичные бланки с
заданиями.

Выступление детей и сравнение своей работы с
образцом. Обсуждение выступлений ребят,
дополнение, доказательства, дискуссия.

СЛАЙДЫ 3, 4,5.

СЛАЙД 3: речь и мышление





Животные Человек
Произносят отдельные звуки Произносит звуки, слова, предложения
Речь не связная Речь связная
Не могут объяснять, анализировать,
сравнивать
Может решать умственные задачи

СЛАЙД 4: Производство и использование орудий
труда






Животные Человек
Не изготавливают орудий труда, берут из
природы приспособления
Создают различные орудия труда, машины,
механизмы
Не могут создать чертёж, проект Может создать чертёж, проект
Некоторые могут рисовать Выполняет разнообразную работу,
Пользуются инстинктами Может писать, резать, пилить и многое
другое

СЛАЙД 5: Целенаправленная творческая
деятельность





Животные Человек
Опирается на инстинкты Использует мышление
Не ставят цель работы Может ставить цель предстоящей работы
Не проявляет творчество Может работать творчески

4. Подведение итогов:

Вернёмся к высказыванию Ожегова. Что мы
добавили к нему и почему.

— (Только человек обладает целенаправленной
творческой деятельностью)

Сегодня вы закрепляли умения анализировать,
сравнивать, самостоятельно находить нужную
информацию, пользоваться учебником,
дополнительной литературой. Эти умения
понадобятся вам на протяжении всей учёбы в школе
и дальше в жизни.



Самоанализ урока

  1. Фрагмент урока окружающего мира по теме
    “Отличие человека и животного”
  2. Фрагмент урока построен с использованием
    структуры компетентностно – ориентированного
    задания.
  3. Урок начался со стимула работы, когда дети
    повторили общеучебные умения и навыки, которыми
    дети уже владеют.( анализировать, сравнивать,
    выделять существенное)
  4. На следующем этапе было дано задание при
    выполнении которого учащиеся должны были
    показать умения работать с информацией,
    вычленять главное, т.е проявлять информационную
    компетентность
  5. На следующем этапе, на основе умения работать
    самостоятельно, подбирать нужную информацию,
    работать с учебником и другими источниками, была
    организована групповая работа, которая показала
    как дети умеют общаться, проявлять инициативу,
    выбирать ответственного за группу. Здесь
    проявилась их коммуникативная и групповая
    компетентность
  6. Каждой группе был дан бланк с заданиями, после
    выполнения работы дети сравнивали свою работу с
    образцом, проводили самоанализ, а один из группы
    готовил выступление. Шла работа по формированию
    умения публичного выступления
  7. В конце урока подвели итоги, какие умения
    развивали и зачем.

Приложение 1

Приложение 2

Рождение химеры: зачем ученым гибрид человека и животного?

  • Дэвид Робсон
  • BBC Earth

Автор фото, Thinkstock

Попыткам современных ученых создать животных с человеческими органами предшествовали долгие годы исследований, и вот-вот эти планы начнут воплощаться в жизнь. Однако противники подобных экспериментов обеспокоены этической стороной вопроса, отмечает обозреватель BBC Earth.

В фантастическом романе Герберта Уэллса «Остров доктора Моро» главный герой Эдвард Прендик, в результате кораблекрушения выброшенный на берег острова, натыкается на лесной поляне на женщину и двух мужчин, сидящих на корточках около упавшего дерева.

Все трое совершенно наги, если не считать тряпок, обернутых вокруг их бедер.

Прендик обращает внимание на их «толстые лица», которые «были лишены подбородка, лоб выдавался вперед, а головы покрывали редкие щетинистые волосы». Он отмечает: «Никогда еще я не встречал таких звероподобных существ».

Когда Прендик приближается к туземцам, они пытаются с ним заговорить, но их речь звучит очень быстро и невнятно; они трясут головами и раскачиваются из стороны в сторону, неся, как показалось герою, «какую-то невероятную околесицу».

Несмотря на частично прикрытую наготу и вроде бы человеческий облик дикарей, Прендик улавливает в них несомненное «сходство со свиньями», а их поведение словно «отмечено печатью чего-то животного».

Однажды ночью, случайно зайдя в операционную доктора Моро, Прендик выясняет, в чем дело: ученый превращает животных в людей, изменяя их тело и мозг по собственному образу и подобию.

Однако, несмотря на все усилия, доктору никак не удается избавить свои творения от проявлений их основных инстинктов.

Созданное им нестабильное общество вскоре поглощается анархией, что приводит к гибели Моро.

С тех пор как роман впервые увидел свет, прошло 120 лет, и заголовки сегодняшних новостей могут создать полное впечатление, что мы находимся в опасной близости к антиутопичной перспективе, описанной Уэллсом.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Самые известные из существующих ныне химер — те, что сидят на Соборе Парижской Богоматери

«Ученые-франкенштейны работают над созданием химеры, представляющей собой помесь человека с животным», — кричал один из заголовков в британской Daily Mail в мае 2016 года.

«Наука стремится разрушить барьер между человеком и животным миром», — говорилось в статье Washington Times, опубликованной два месяца спустя. Автор статьи утверждал, что вскоре разумные звери вырвутся на свободу из лабораторий.

Причиной ажиотажа стали планы ученых вживить человеческие стволовые клетки в эмбрионы животных с целью выращивания отдельных человеческих органов для пересадки пациентам, нуждающимся в трансплантации.

Ожидается, что эта технология позволит сократить сроки ожидания в очереди на операцию и снизит риск отторжения пересаженных органов.

Этим смелым и неоднозначным планам предшествовали три с лишним десятилетия научных исследований. Эксперименты помогли ученым разгадать некоторые из фундаментальных загадок, исследовать природу межвидовых различий и выяснить, каким образом скопление клеток в материнской утробе превращается в живой организм.

Учитывая перспективы финансирования подобных проектов, человечество стремительно приближается к важной вехе в этой сфере.

«Данная область знаний развивается очень быстро, — отмечает исследовательница Джанет Россант из Торонтского университета, стоявшая у истоков изучения химер. — Наше понимание биологии выйдет на новый уровень».

Но только при условии, что сперва мы разрешим ряд непростых этических проблем, связанных с нашим представлением о том, что значит быть человеком.

На протяжении многих тысячелетий химеры были лишь персонажами мифов и легенд.

Биологический термин заимствован из древнегреческой мифологии: Гомер описывал химеру как странное существо с головой и шеей льва, туловищем козы и змеиным хвостом. По легенде, это бессмертное огнедышащее существо водилось в стране Ликии, располагавшейся в Малой Азии (полуостров на западе Азии, часть территории современной Турции — Ред.).

Научное определение химеры не столь красочно. Этот термин используется для описания любого организма, состоящего из генетически разнородных клеток.

Химеризм встречается в природе, в частности, в результате слияния эмбрионов близнецов вскоре после зачатия, и может приводить к поразительным результатам.

Взять, например, билатеральных (двусторонних) гинандроморфов, у которых одна сторона тела имеет признаки мужского пола, а другая — женского. Подобные существа по сути представляют собой результат слияния двух разнояйцевых близнецов.

Если при этом окраска особей разных полов сильно различается, как в случае со многими видами птиц и насекомых, результат может оказаться весьма необычным и впечатляющим.

Например, у красного кардинала билатеральный гинандроморфизм приводит к ярко-красному оперению «мужской» стороны и серому оперению «женской».

Впрочем, гораздо чаще клетки разных эмбрионов перемешиваются в случайных сочетаниях, приводя к более тонким изменениям во всем организме.

Такие химеры выглядят и ведут себя точно так же, как и другие особи данного вида.

Существует вероятность, что вы и сами — химера, поскольку, по данным научных исследований, по меньшей мере 8% неоднояйцевых близнецов на этапе эмбрионального развития абсорбируют клетки своих братьев или сестер.

Несмотря на то, что существ, подобных тем, что описаны в греческих мифах, в природе не существует, это не мешает ученым пытаться создавать собственных химер в лабораторных условиях.

Джанет Россант стала одной из первых ученых, кому удалось это сделать.

Автор фото, Dietmar Nill/Naturepl.com

Подпись к фото,

В 1980-х годах из двух разных видов мышей вывели гибридных химер

В 1980 году, работая на тот момент в канадском Университете Брока, она опубликовала в журнале Science результаты эксперимента, в рамках которого была выращена химера из генетического материала двух разных видов мышей: лабораторной мыши-альбиноса, являющейся подвидом домовой мыши (Mus musculus), и дикой рюкюйской мыши (Mus caroli), обитающей в ряде азиатских стран.

Предыдущие попытки вывести межвидовые гибридные существа зачастую заканчивались неудачей. Эмбрионы либо вовсе не прикреплялись к стенке матки, либо оказывались недоразвитыми, и тогда дело чаще всего заканчивалось выкидышем.

Метод Россант заключался в проведении сложной хирургической манипуляции, примерно через четыре дня после зачатия.

К этому времени оплодотворенная яйцеклетка уже превратилась в бластоцисту — сгусток внутренней клеточной массы, окруженной защитным слоем под названием трофобласт, который впоследствии станет плацентой.

Россант с коллегой Уильямом Фрелсом ввели в яйцеклетку лабораторной мыши внутреннюю клеточную массу, взятую из бластоцисты рюкюйской мыши.

Поскольку трофобласт у бластоцисты мыши-носителя в процессе операции не был поврежден, ДНК формирующейся плаценты по-прежнему соответствовала ДНК матери. В результате эмбрион успешно прикрепился к стенке матки.

Ученым оставалось лишь подождать 18 дней, наблюдая за течением беременности.

Эксперимент оказался поразительно успешным: из 48 новорожденных мышат 38 оказались химерами, содержавшими генетический материал обоих видов мышей.

«Мы показали, что переход через межвидовой барьер возможен», — говорит Россант. Химеризм явным образом проявлялся в окрасе мышей: перемежающихся пятен белой и рыжеватой шерсти.

Автор фото, Sinclair Stammers/SPL

Подпись к фото,

Для создания химеры внутреннюю клеточную массу одного вида мышей ввели в эмбрион другого вида

Даже с точки зрения темперамента эти химеры заметно отличались от особей-родителей.

«Мы получили очень странную смесь характеров, — говорит Россант. — Рюкюйские мыши очень неспокойны: чтобы они не убежали, приходится сажать их на дно ведра, а брать их следует щипцами, предварительно надев кожаные перчатки».

Лабораторные мыши ведут себя гораздо тише. «Поведение наших химер представляло собой нечто среднее», — отмечает исследовательница.

По мнению Россант, при сегодняшнем уровне развития нейробиологии подобные эксперименты могут помочь в исследованиях поведения разных видов.

«Можно было бы сопоставить поведенческие различия с тем, в каких отделах мозга химеры имеются клетки двух разных видов, — говорит она. — Мне эта область исследований представляется очень интересной».

В своих ранних работах Россант использовала выведенных ею химер для изучения того, как развиваются организмы в утробе.

Изучение генов тогда еще только начиналось, а явные различия между двумя видами помогали проследить, как распределяются клетки по организму химеры.

Благодаря этому ученые выяснили, из каких элементов внутренней клеточной массы формируются те или иные органы.

Ученые также могут применять этот подход для изучения роли тех или иных генов. Для этого в одном из эмбрионов может искусственно создаваться генетическая мутация, тогда как другой будет использоваться в качестве контрольного.

В ходе изучения полученной таким образом химеры исследователи смогут определить, на какие конкретно функции организма влияют определенные гены.

Методом Россант вскоре начали пользоваться другие ученые по всему миру. В одном из экспериментов удалось создать химеру из клеток козы и овцы.

Внешний вид животного был весьма необычным: его шкура выглядела как лоскутное одеяло, где перемежались овечья шерсть и жесткий волос, характерный для козы.

Автор фото, Geoff Tompkinson/SPL

Подпись к фото,

Химера козы и овцы

Журнал Time описал эту химеру как «проделку смотрителя в зоопарке: козу в свитере из ангоры.

Россант также выступала консультантом для ряда проектов по сохранению исчезающих видов: идея заключалась в том, чтобы имплантировать эмбрионы в матки домашних животных.

«Я не знаю, насколько успешными оказались эти инициативы, но сама идея до сих пор жива», — говорит она.

Теперь же метод Россант планируется применить в рамках проекта, который теоретически может открыть новую страницу в регенеративной медицине.

На протяжении двух последних десятилетий ученые пытаются научиться выращивать в лабораторных условиях новые органы из стволовых клеток, способных превращаться в клетки тканей любого типа.

Считается, что у этой стратегии — колоссальный потенциал для развития трансплантологии.

«Проблема заключается в том, что хотя стволовые клетки очень схожи с эмбриональными клетками, они не являются абсолютно идентичными», — говорит Хуан Карлос Исписуа Бельмонте, сотрудник Института биологических исследований имени Дж. Солка в Ла-Холье, штат Калифорния.

Пока что стволовые клетки остаются непригодными для трансплантации.

Исписуа Бельмонте и ряд других исследователей полагают, что решение следует искать на фермах. Цель ученых — создать животных-химер для выращивания необходимых органов.

«Эмбриогенез широко встречается в природе, и в 99% его результаты положительны, — говорит ученый. — Мы пока не знаем, как воссоздавать его в лабораторных условиях, но у животных это получается очень хорошо, так почему бы не заставить природу работать на нас?»

В отличие от химеры козы и овцы, у которой клетки двух разных видов произвольным образом распределялись по всему организму, у этих химер инородные ткани должны концентрироваться в конкретных органах.

Путем генетических манипуляций исследователи рассчитывают «выбивать» из организма носителя те или иные органы, помещать на освободившееся место человеческие клетки и заставлять их формировать соответствующие органы, но уже человеческие, необходимых размеров и формы.

«Животное станет инкубатором», — говорит Пабло Хуан Росс из Калифорнийского университета в Дейвисе.

Уже известно, что в теории подобное возможно. В 2010 году Хиромицу Накаучи из медицинской школы Стэнфордского университета и его коллеги с помощью подобной методики вырастили крысиную поджелудочную железу в организме мыши.

Сейчас наиболее подходящими «инкубаторами» для органов людей считаются свиньи, чье анатомическое строение очень близко к человеческому.

Если этот план сработает, он поможет разрешить многие из существующих проблем трансплантологии.

«В среднем очереди на пересадку почки сейчас приходится ждать около трех лет», — объясняет Росс. При этом вырастить требуемый орган на заказ в организме свиньи можно было бы всего за пять месяцев.

«В этом заключается еще одно преимущество использования свиней в качестве носителей: они очень быстро растут», — объясняет ученый.

Межвидовые химеры могут найти применение и в фармакологии.

Нередко при испытании новых видов лекарств на животных результаты оказываются успешными, но при употреблении тех же препаратов человеком возникают неожиданные и нежелательные последствия. «В результате впустую тратятся время и деньги», — подчеркивает Исписуа Бельмонте.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Некоторые ученые пытаются выращивать человеческие органы в организмах свиней

Представим себе перспективы предлагаемого метода на примере нового лекарства от заболеваний печени.

«Если бы мы поместили внутрь свиной печени человеческие клетки, то уже в течение первого года работы над созданием препарата смогли бы определить, является ли он потенциально токсичным для человеческого организма», — отмечает исследователь.

Россант соглашается с тем, что у метода есть большой потенциал, но подчеркивает, что ученым еще предстоит проделать серьезную работу: «Отдаю должное смелости тех, кто отважился работать над этой задачей. Она осуществима, но, должна признать, что на этом пути исследователям придется столкнуться с очень серьезными трудностями».

Многие из них носят технический характер.

С точки зрения эволюции человек отличается от свиньи гораздо сильнее, чем крыса — от мыши.

Ученые по опыту знают, что в подобных случаях вероятность отторжения донорских клеток организмом носителя существенно возрастает.

Автор фото, nobeastsofierce Science / Alamy

Подпись к фото,

Исследования по тематике гибридов человека и животных тормозятся из-за вопроса об их этичности

«Необходимо создать особые условия для того, чтобы человеческие клетки выживали и делились [в организме свиньи]», — подчеркивает Исписуа Бельмонте.

Для этого потребуется найти «первичный», безупречно чистый источник человеческих стволовых клеток, способных трансформироваться в любую ткань.

Возможно, помимо этого придется генетически модифицировать организм носителя, чтобы снизить вероятность отторжения чужих клеток.

Впрочем, пока что основное препятствие, тормозящие исследования, — это этические соображения.

В 2015 году учреждение Департамента здравоохранения США «Национальные институты здоровья» ввело мораторий на финансирование экспериментов по созданию химер человека и животных.

Правда, впоследствии было объявлено, что запрет может быть отменен — при условии, что перед предоставлением финансирования каждый подобный эксперимент будет подвергаться дополнительной оценке.

Между тем, Исписуа Бельмонте получил предложение о выделении гранта размером в 2,5 млн долл. США с условием, что при создании химеры он будет использовать не человеческие клетки, а клетки обезьян.

Наибольшие опасения вызывает гипотетическая вероятность того, что человеческие стволовые клетки достигнут свиного мозга, что приведет к созданию существа, обладающего некоторыми способностями и поведенческими чертами, свойственными людям.

«Полагаю, что при исследованиях такой сценарий нужно учитывать и детально обсуждать», — говорит Россант. В конце концов, у ее химер действительно проявлялись черты темперамента обоих видов мышей. Создать человеческое сознание, запертое в теле животного — кошмарный сюжет, достойный пера Уэллса.

Исследователи спешат подчеркнуть, что можно принять определенные меры предосторожности. «Инъецируя клетки на определенной стадии развития эмбриона, мы, возможно, сможем избежать подобного риска», — говорит Бельмонте.

Еще один возможный выход — запрограммировать стволовые клетки на генетическом уровне на самоуничтожение в определенных условиях для того, чтобы избежать их внедрения в нервную ткань.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

В природе гибриды коз и овец встречаются очень редко

Но эти решения недостаточно убедительны для Стюарта Ньюмена, цитобиолога из Нью-Йоркского медицинского колледжа, которого беспокоят возможные последствия подобных экспериментов еще со времен создания химеры козы и овцы в 1980-х.

Тревогу Ньюмена вызывают не столько современные планы ученых, сколько будущее, в котором химеры могли бы постепенно приобретать все более человеческие характеристики.

«Чем больше человеческого удается привнести в подобные гибриды, тем более интересными они становятся, как с научной, так и с медицинской точки зрения», — говорит он.

«Сейчас кто-то может клясться, что никогда не станет создавать химер по человеческому подобию, но ведь подспудное желание все равно остается. В самой тематике есть что-то такое, что подстегивает ученых двигаться все дальше и дальше в этом направлении».

Предположим, ученые создали химеру для исследований нового лекарства от болезни Альцгеймера. Изначально исследователям дают разрешение на создание существа с мозгом, который является человеческим, скажем, на 20%. Но со временем они могут прийти к выводу, что для полного понимания последствий применения препарата необходимо увеличить долю человеческого мозга до 30 или 40 процентов.

Кроме того, по словам Ньюмена, чтобы получить финансирование, исследователю зачастую приходится заявлять все более масштабные цели исследований: «Дело не в том, что ученые стремятся к созданию монстров… Исследование — это естественный развивающийся процесс, и сам по себе он не остановится».

Не менее важно и то, что подобные эксперименты могут притупить наше ощущение принадлежности к человеческому роду, продолжает Ньюмен: «Трансформация нашей культуры позволяет нам переходить эти границы. В данном случае человек рассматривается как всего лишь материальный объект».

Зная о существовании человеческих химер, мы, возможно, не станем так уж сильно сомневаться по поводу манипуляций с человеческими генами с целью создания детей «на заказ».

И Ньюмен не одинок в своих опасениях.

Автор фото, Photos 12/Alamy

Подпись к фото,

В «Острове доктора Моро» животных превращали в «людей»

Джон Эванс, социолог из Калифорнийского университета в Сан-Диего, указывает на то, что сама дискуссия о гибридах человека и животных сосредоточена на их когнитивных способностях.

В этом контексте мы можем прийти к выводу, что с подобными химерами можно не обходиться как с людьми, если они не обладают человеческим рациональным мышлением или речью.

Но подобная логика может завести нас на скользкую дорожку дискуссий относительно того, как обращаться с представителями нашего собственного вида.

«Если общество начнет рассматривать человека как совокупность способностей, то станет относиться к собственным членам, обладающими меньшим набором этих способностей, как к людям второго сорта», — предупреждает Эванс.

Исписуа Бельмонте полагает, что многие из этих опасений, в особенности те, что находят отражение в сенсационных газетных заголовках, пока беспочвенны.

«СМИ и регулирующие органы думают, что мы начнем выращивать важные человеческие органы в организмах свиней едва ли не завтра. Это предположения из области научной фантастики. Пока мы находимся еще в самом начале пути».

И, как пишет журнал Nature, в дискуссию об этичности подобных исследований не стоит вовлекать эмоции.

Кому-то концепция межвидового химеризма может показаться отвратительной, но страдания людей с неизлечимыми заболеваниями ничуть не менее ужасны. Нельзя решать морально-этические проблемы лишь на основе инстинктивных реакций .

Каким бы ни было окончательное решение, необходимо иметь в виду, что его потенциальные последствия не ограничиваются научной сферой.

«То, как мы говорим о человеке в рамках данной дискуссии, может непреднамеренно изменить наш взгляд на самих себя», — пишет Эванс.

Ведь именно вопрос о том, что определяет человека, лежит и в основе романа Уэллса. После возвращения с острова доктора Моро Пендрик уединяется в английской провинции вдали от крупных городов, предпочитая человеческому общению наблюдение за звездным небом.

Став свидетелем насильственного нарушения естественного межвидового барьера, он больше не может смотреть на людей, не замечая в них животного начала: «Мне казалось, что даже я сам не разумное человеческое существо, а бедное больное животное, терзаемое какой-то странной болезнью, которая заставляет его бродить одного, подобно заблудшей овце.»

Личность, общество, культура

Человек коренным образом отличается от животных. И суть этого различия заключается вовсе не в его морфофизиологической организации. Отличие физической организации человека от анатомической организации животных, конечно, существует. Но не только не менее, а иногда и гораздо более значительным может быть различие между организмами животных разных видов. Вряд ли могут быть сомнения в том, что, например, шимпанзе по своей морфофизиологической организации значительно больше отличается от паука, чем от человека.

Коренное отличие человека от животных проявляется в их внешней деятельности, в их поведении. Разумеется, животные разных видов ведут себя далеко не одинаково. Однако сходство и различие в поведении животных, относя­щихся к разным видам, имеет одно объяснение. Животное есть биологический организм и только биологический организм. Его поведение представляет собой всего лишь одну из форм функционирования его организма. В структуре биологического организма заложены корни потребностей животных и тем самым всех тех сил, которые приводят их в движение, побуждают их к действиям. Основные стимулы поведения животных – пищевой и половой инстинкты и инстинкт самосохранения. В дополнение к ним у многих видов животных существует также и материнский, или родительский инстинкт.

В зависимости от строения организма пищевой инстинкт может проявиться как потребность в мясе или как потребность в траве. Структурой организма определяется и способ реализации той или иной потребности. Одни хищники преследуют дичь, другие – подстерегают ее в засаде. Так как структура биологического организма наследственно предопределена, генетически запрограммирована, то тем самым наследственно предопределено, генетически запрограммировано и поведение животных.

Данное утверждение отнюдь не равносильно положению, будто все акты, из которых складывается поведение животных, представляют собой безусловные рефлексы. Если бы поведение животных было безусловно-рефлек­торным, то оно не смогло бы обеспечить их существование в сложной и меняющейся среде. Поэтому поведение животных, исключая, может быть, самых низших, неизбежно в той или иной степени должно было быть индивидуально приобретенным, или условно-рефлекторным. У высших млекопитающих почти все конкретные акты поведения составляют, по существу, действия индивидуально приобретенные. Это не значит, что в их поведении вообще нет актов, которые можно было бы характеризовать как наследственные. Однако в отличие от низших животных такие акты не играют в их поведении сколько-нибудь существенной роли.

Поведение высших млекопитающих по своей форме почти целиком является индивидуально приобретенным. Вместе с тем оно представляет собой не что иное, как проявление наследственного содержания. Индивидуальные вариации поведения возможны лишь в определенных пределах. По своей сути они индивидуально приобретенные акты поведения животных суть средства удовлетворения тех основных потребностей, которые обусловлены строением организма.

Поэтому поведение всех животных, принадлежащих к одному виду, в своей сущности одинаково, так же как одинаковы в своей сущности их организмы. Поведение животного есть биологическое и только биологическое явление. Его можно объяснить целиком и полностью, не выходя за рамки биологии. Каждое животное есть биологический организм и только организм, а вся его внешняя деятельность представляет собой систему реакций его организма на внешний мир.

Так как животное целиком сводится к биологическому организму, то зная, каков этот организм, мы практически знаем о животном все основное: мы знаем, к чему оно стремится, знаем, каким образом оно обеспечивает удовлетворение своих потребностей и т. п.

Несомненно, что человек всегда есть и биологический организм. Но, зная лишь организм человека, мы практически ничего не знаем о нем как о действующем субъекте. Все люди, живущие на Земле в течение последних нескольких десятков тысяч лет, относятся к одному и тому же биологическому виду – Ноmо sapiens. Это означает, что у всех ныне существующих людей, в сущности, один и тот же организм. Но столь же несомненно существование значительных различий между поведением людей, входящих в состав различных конкретных, отдельных обществ – социоисторических организмов (сокращенно – социоров).

В связи с этим необходимо сделать одно важное уточнение. Говоря о поведении животных, я имел в виду всю их внешнюю деятельность, включая как их действия по отношению к вещам и животным других видов, так и взаимодействие между особями одного вида. Но если примени­тельно к животным такой подход вполне оправдан, то в отношении человека он неприемлем. Во всем дальнейшем изложении под поведением людей я буду подразумевать лишь их действия по отношению друг к другу, их поступки. В поведении, понимаемом в таком смысле, наиболее отчетливо проявляются те самые различия, о которых идет речь.

Суть дела, следовательно, не просто в наличии индивидуальных вариаций поведения людей. Не является совершенно одинаковым и поведение особей, относящихся к одному и тому же виду животных. Но поведение таких животных одинаково по своей сущности. О поведении же людей сказать нечто подобное нельзя. Одинаково, в сущности, лишь поведение людей одного и того же общества, а если общество имеет классовую структуру, то одного и того же общественного класса.

При этом различия в поведении людей, входящих в состав разных социальных образований, не сводятся к различиям лишь в форме. Их поведение может существенно различаться и по содержанию. У людей, принадлежащих к разным обществам, классам и другим социальным группам, могут быть различные мотивы, стремления, намерения, желания. Не остается неизменным в процессе развития и поведение членов одного и того же социального образования. Оно меняется и по форме, и по содержанию.

Ни различия в поведении членов разных обществ, ни фундаментальную общность поведения членов одного общества (или представителей одного класса, когда речь идет о том или ином классовом обществе) невозможно объяснить особенностями структуры организма людей. Поведение людей генетически не запрограммировано, как поведе­ние животных, включая высших. Поведение человека не представляет собой системы реакций его организма на внешний мир. А это означает, что в отличие от животных человек не может быть сведен к биологическому организму. Будучи биологическим организмом, человек не есть только биологический организм, он есть больше чем биологический организм.

Это было замечено давно. Если принимать во внимание развитие только теоретической мысли, которая возникла первоначально как мысль философская, то одним из первых, если не первым, такой вывод был достаточно четко сформулирован великим античным философом Сократом (470/469–399 до н. э.). Последний категорически настаивал на том, что человек, кроме тела (т. е. организма), имеет еще и душу. И эта душа не просто существует в человеке наряду с телом, а управляет человеческим телом, направляет действия тела. Тело есть инструмент в руках души. Поступки человека, которые внешне выступают как действия тела, в действительности представляют собой действия души. Поэтому сущность человека заключается не в его теле, а в его душе. Человек есть не тело, а то, чему служит тело. Тем самым Сократ практически ввел в философию понятие личности человека. Человек есть не только тело, но и личность. И при этом – прежде всего личность. Становление личности человека – это не развитие человеческого тела, а прежде всего формирование его души.

Вместе с понятием души, управляющей телом, Сократ ввел и понятие свободы человека. Душа – хозяйка тела, а тем самым и госпожа инстинктов, имеющих свое основание в теле. Она подчиняет себе инстинкты и управляет им. Эта власть души над плотскими потребностями человека и есть свобода.

В дальнейшем идеи Сократа разрабатывались и детализировались многими мыслителями, среди которых прежде всего следует назвать великого французского ученого и философа Рене Декарта (1596–1650). Именно он, пытаясь объяснить поведение животных, выдвинул идею рефлекса вообще, условного рефлекса в частности. Именно в его работах животное, по существу, предстало как организм и только организм, реагирующий на внешние воздействия. Другое дело, что в соответствии с уровнем тогдашней науки он представлял биологический организм просто как сложный механизм. Все действия животного он понимал как рефлексы организма и тем самым как непроизвольные акты. Ни волевых действий, ни воли, ни свободы воли, ни свободы вообще в животном мире он не допускал.

Совершенно иначе, чем внешнюю деятельность животных, трактовал Р. Декарт поведение человека. Человек в отличие от животных не представляет собой только организм. Кроме тела, он обладает душой. Одна часть человеческих действий носит рефлекторный, непроизвольный характер. Это простые реакции человеческого тела, ничем не отличающиеся от подобных же реакций высших животных. Другая и при этом основная часть действий человека диктуется душой. Это действия не рефлекторные, а волевые, произвольные. Душа есть не только ум, но и воля. Воля предполагает свободу воли, а тем самым и свободу человека. Животное полностью подчинено необходимости. Человек же существо свободное.

Сократ был чистым идеалистом, Р. Декарт – дуалистом, а в вопросе о природе души – идеалистом. Идеалистами были и все их последователи. Наличие души и свободы человека они либо принимали как само собой разумеющееся и не требующее объяснения, либо выводили из бытия вечной духовной субстанции.

Люди, придерживавшиеся материалистических взглядов, долгое время не могли со своих позиций объяснить ни природу человеческой души, ни свободу человека. Поэтому многие из них фактически вступали на путь отрицания существования и души как основного регулятора поведения человека, и свободы человека. В особенно четкой форме эти мысли были выражены в работе выдающегося французского материалиста XVIII в. Жюльена Офре де Ламетри (1709–1752) «Человек-машина» (1747). Полностью принимая идею Р. Декарта, что животное есть машина, Ж. Ламе­три распространял ее и на человека. Человек тоже является машиной, но только более сложной, чем животное.

Взгляды Ж. Ламетри разделяли и остальные французские материалисты. «С дня рождения и до самой смерти, – писал Поль Анри Дитрих Гольбах (1723–1789), – человек ни одного мгновения не бывает свободен. “Но я все же чувствую себя свободным”, – скажете вы. Это иллюзия – такая же, как и уверенность той мухи басни, которая, сидя на дышле, возомнила, что управляет повозкой. Итак, человек, считающий себя свободным, не что иное, как муха, вообразившая себя управителем вселенной, тогда как она на самом деле сама, неведомо для себя, целиком подчиняется ее законам»[1].

Как известно, в последующее время носившая сугубо абстрактный характер идея Р. Декарта о рефлекторной природе поведения животных была на огромном материале разработана естествоиспытателями, среди которых первое место занимают Иван Михайлович Сеченов (1829–1905) и Иван Петрович Павлов (1849–1936). Но в отличие от Р. Декарта и в полном согласии с Ж. Ламетри, оба они считали, что рефлекторным является поведение не только животных, но и человека. «Итак, – писал И. М. Сеченов, – вопрос о полнейшей зависимости наипроизвольнейших из произвольных поступков от внешних и внутренних условий человека решен утвердительно. Отсюда же роковым образом следует, что при одних и тех же внутренних и внешних условиях человека его деятельность должна быть одна и та же. Выбор между многими возможными концами одного и того же психического рефлекса, следовательно, положительно невозможен, а кажущаяся возможность есть лишь обман самосознания»[2].

И. П. Павлов, создавший теорию высшей нервной деятельности животных, в которой поведение животных выступало как условно-рефлекторное, не сомневался в том, что условно-рефлекторный характер носит и поведение человека. Тем самым он сводил человека к организму, т. е. считал его чисто биологическим существом. Отсюда и глубокое его убеждение, что поведение человека, также как и поведение животных, может быть полностью, без остатка объяснено таким разделом естествознания, как созданная им физиология высшей нервной деятельности.

«…Теперь я, – писал он в 1922 г. во введении к «Двадцатилетнему опыту объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных», – глубоко, бес­поворотно и неискоренимо убежден, что здесь главнейшим образом на этом пути окончательное торжество человеческого ума над последней и верховной задачей его – познать механизмы и законы человеческой натуры, откуда только и может произойти истинное, полное и прочное человеческое счастье… Только последняя наука, точная наука о самом человеке – а вернейший подход к ней со стороны всемогущего естествознания – выведет его из теперешнего мрака и очистит его из теперешнего позора в сфере межлюдских отношений»[3].

И тот, и другой были не правы. Существование души как основного регулятора поведения человека и свободы человека – несомненный факт, из которого необходимо исходить. А это значит, что поведение человека не может быть сведено к системе условных рефлексов, т. е. реакций организма на воздействия внешних и внутренних раздражителей, а сам он является не только и не столько организмом, сколько личностью. Человек есть единство плоти и духа, в котором ведущую роль играет последний.

Кстати, этот факт нашел свое всеобщее признание, если не в науке, то в художественной литературе, особенно в поэзии. Приведу только один пример – строки, написанные казненным японским революционным поэтом Сюсуй Катоку:

Можно железом сковать наше тело,

Бросить на плаху, в тюрьму, –

Дух, что ведет на правое дело,

Не заковать никому![4]

Как указывалось, материалисты прошлых времен отвергали понимание души как регулятора поведения человека и свободу воли и вообще свободу человека потому, что не могли эти явления объяснить с позиций своего учения. В их материализм наличие человеческой воли и активность человеческого духа не укладывались. Это отнюдь не значит, что материализм вообще не способен объяснить активность человеческого духа. Но для этого нужен иной материализм, качественно отличный от старого. Такой материализм был создан К. Марксом и Ф. Энгельсом. Его принято называть диалектическим, но он не в меньшей, а скорее даже в большей степени заслуживает наименования прагматического, или практического материализма. Его сердцевина – учение о практической активности человека, о человеческом материальном творчестве, главной формой которого является материальное производство. «Главный недостаток всего предшествующего материализма, – включая и фейербаховский, – писал К. Маркс, – заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берутся только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно. Отсюда и произошло, что деятельная сторона, в противоположность материализму, развивалась идеализмом, но только абстрактно, так как идеализм, конечно, не знает действительной, чувственной деятельности как таковой»[5].

Старые материалисты не могли отыскать материального источника активности человеческого духа. В природе его нет, а кроме природы, в которую они включали и человека, эти мыслители ничего не видели. Новый материализм нашел этот источник. Он не в природе самой по себе и не в человеке, а в преобразовании природы человеком. Материальное творчество, материальное производство, появившееся в результате действия законов природы, породило идеальное творчество, породило дух и превратило животного в человека.

Само собой разумеется, что душа не существует без тела, имеет материальную физиологическую основу. И один из интереснейших вопросов – проблема материальных физиологических механизмов активности человеческого духа. Но я им здесь заниматься не буду. Это – тема специальной работы. В данной статье речь пойдет лишь о самом человеческом духе – явлении не материальном, а идеальном. И, забегая вперед, добавлю: явлении абсолютно не биологическом, а социальном и только социальном. Поэтому, вопреки мнению И. П. Павлова, естествознание вообще, биоло­гия, включая физиологию высшей нервной деятельности, в частности, ничего здесь раскрыть не может и не сможет. На это способны лишь науки об обществе.

Сократ под душой понимал прежде всего разум. Главное в ней – знания. Знания – основа поведения человека. Именно они делают человека добродетельным. Порок – это всегда невежество. Знания дают возможность человеку управлять плотскими потребностями, инстинктами и тем делают его свободным. Выходит, что поведение человека структурой его организма, а тем самым и его генотипом, не запрограммировано. Но значит ли это, что он абсолютно свободен, что его поведение вообще не запрограммировано. На этот вопрос Сократ четкого ответа не давал. А некоторые последующие мыслители, абсолютизируя свободу человека, вообще отрицали запрограммированность поведения человека.

Поведение человека в отличие от строения его организма и в отличие от морфофизиологической организации и поведения животных действительно генетически не запрограммировано.

Но это отнюдь не значит, что оно вообще не запрограммировано. Его запрограмированность совершенно отчетливо бросается в глаза. Люди в одном и том же общест­ве ведут себя в сущности одинаково. Это означает, что они руководствуются одной и той же программой. Различие поведения людей в разных обществах объясняется существованием в них различных программ.

Раз я начал говорить о программах поведения, то имеет смысл задержаться на этом понятии. Прежде всего речь должна идти о тех силах, которые заставляют индивида действовать именно так, а не иначе. Назовем эти силы императивами. Как мы уже видели, в случае с животными такими императивами являются биологические инстинкты, корни которых в структуре биологического организма. Но мало иметь потребность в чем-то, стремиться к чему-либо. Нужно действовать так, чтобы эти стремления были удовлетворены. Программа, заставляющая индивидов стремиться к чему-либо, императивная программа (имперограмма) с неизбежностью предполагает возникновение программы, определяющей ход действий, которые должны обеспечить удовлетворение потребности. У животных такая практическая программа вырабатывается в процессе проб и ошибок. Идет закрепление одних условных рефлексов, торможение других. Система сложившихся условных рефлексов и представляет собой такую практическую программу (практограмму).

Переходя от животных к человеку, рассмотрим прежде всего такой вид программ поведения, который присущ только последнему. Программы такого вида основаны на знаниях человека об окружающей его природной и социальной среды. Для простоты возьмем лишь природу, отвлекаясь от общества. Человек знает свойства вещей, с которыми имеет дело, знает, какие именно изменения произойдут в них в результате тех или иных его действий, и в соответствии с этим планирует, программирует свою деятельность. Именно знания об окружающем мире побуждают его выбрать из множества возможных способов действия один определенный. Никакая другая сила при этом не действует. Такого рода программу можно назвать интеллектуальной (интеллектограммой).

Наряду с такого рода программами существуют и другие. Когда у человека не хватает необходимых средств для преобразования мира и достаточных знаний, то он вынужден действовать методом проб и ошибок. В результате возникают знания не столько о вещах, сколько о приемах, которые нужно использовать, чтобы добиться достижения намеченной цели. Этот набор рецептов образует программу, которую во избежание введения слишком большого числа новых терминов, я также буду называть практограммой. Нужно при этом учитывать, что между животными и человеческими практограммами существует качественное отличие, связанное, в частности, и с тем, что в создании человеческих практограмм принимает участие и интеллект. Между интеллектограммами и человеческими практограммами не существует абсолютной грани. Они чаще всего взаимно переплетаются и дополняют друг друга. И те, и другие представляют собой средства достижения того, что диктуют им императивные программы (имперограммы).

Как бы ни отличались друг от друга практограммы и имперограммы, между ними существует общее, роднящее их и одновременно отделяющее от интеллектограмм. В отличие от интеллектограмм и практограммы, и имперограммы выступают как обязательные, принудительные. Человек в данной ситуации не принимает решения, следовать или не следовать этим программам. Существуют силы, которые заставляют человека действовать так, а не иначе. Знание в этом случае сводится к тому, что человек знает о существовании этих программ и о необходимости им следовать. При этом чаще всего он не имеет адекватного представления о тех реальных силах, которые диктуют ему данный образ действия.

Душа человека включает в себя не только разум, не только знания, не только практограммы и интеллектограммы. Главное в ней – имперограммы. И формирование души человека и тем самым его личности есть не только и даже не столько приобретение знаний и опыта, сколько становление имперограмм. Так как душа человека есть явление социальное и только социальное, то понять, что она собой представляет и как она формируется, совершенно невозможно, не разобравшись в том, что собой представляет общество.

В литературе нередко говорят об обществах животных, о социальном в животном мире. В действительности в мире животных нет ни обществ, ни социального. Бесспорно, что животные могут жить не только в одиночку, но и образовывать различного рода объединения. Но и в последнем случае мы имеем дело с организмами только одного типа – биологическими. Никаких других здесь нет. Каждое конкретное животное, даже такое, которое может жить только в объединении, есть биологический организм и только биологический организм. Единственные стимулы его поведения – инстинкты, которые коренятся в его биологической организации, в материальных по своей природе биологических структурах.

Конечно, на поведении животного, входящего в состав объединения, не может не сказываться его принадлежность к данной группировке особей. В объединении всегда существует система доминирования, к которой животные должны приспосабливаться, как вообще они должны приспосаб­ливаться к условиям окружающей среды. Но при этом никаких новых стимулов поведения, никаких новых императивов, отличных от биологических инстинктов, у высших животных, живущих в объединениях, не возникает.

И само объединение высших животных никогда не является особым организмом, имеющим свои особые закономерности развития, отличные от биологических законов. Объединения высших животных не развиваются, не эволюционируют. Они всего лишь изменяются, причем в любом направлении. Среди них нельзя выделить менее высокие и более высокие формы, менее прогрессивные и более прогрессивные. Нет никакого соответствия между расположением видов животных на эволюционной лестнице и формами существующих у них объединений.

Более того, у животных одного и того же вида, но живущих в разных условиях, могут существовать совершенно разные формы объединений. С другой стороны, у совершенно разных видов животных, но обитающих в сходной среде, объединения могут быть одинаковыми. Формы объединений животных – это способы их приспособления к внешней среде. Эти формы возникают, исчезают и изменяются под действиями тех же самых законов, которые обеспечивают приспособление видов животных к среде. Таким образом, в животном мире не действуют никакие другие законы, кроме биологических. Там мы имеем дело только с одной единственной формой движения материи – биологической, которая, разумеется, включает в себя химическую, физическую и другие низшие формы материального движения.

Совершенно иная картина наблюдается в человеческом обществе, даже на самых ранних стадиях его развития. Бесспорно, что каждый человек – это также и биологический организм. Несомненно, что у людей существуют все основные биологические инстинкты, прежде всего пищевой и половой, и без удовлетворения этих инстинктов существование людей абсолютно невозможно.

Но кроме этих биологических стимулов, у людей существуют качественно иные императивы – более мощные, чем первые. Уже в раннепервобытной общине поведение людей определяется, помимо биологических инстинктов, нормами, которые не просто сосуществовали с этими инстинктами, а регулировали и контролировали их проявление, ограничивали их действие – иными словами, господствовали над ними.

В раннепервобытной общине, например, безраздельно господствовало обращенное к каждому ее члену требование делиться всей добытой пищей со всеми остальными ее членами. В первоначальной общине непререкаемой нормой был строжайший запрет вступать в половые отношения с членами своего рода – акойтный (по привычной терминологии – экзогамный) запрет.

Эти новые факторы поведения, новые императивы в отличие от старых имели свои корни вовсе не в биологических структурах. У них совершенно новые материальные основы. И возникновение этих новых основ связано с появлением производственной деятельности. Она зародилась в животном мире в силу действия биологических законов, прежде всего закона естественного отбора, а затем превратилась в общественное производство, развивающееся по своим собственным, отличным от биологических законам. Я не буду здесь рассматривать, как конкретно шел процесс возникновения животной производственной деятельности и превращения ее в человеческое общественное производство, процесс возникновения человека и человеческого общества. Все это достаточно подробно рассмотрено в моих работах «Как возникло человечество» (М., 1966), «На заре человеческой истории» (М., 1989), «Введение во всемирную историю. Вып. 1. Проблема и понятийный аппарат. Возникновение человеческого общества» (М., 1997). Остановлюсь только на некоторых моментах, необходимых для понимания рассматриваемой проблемы.

Переход от деятельности по использованию естественных орудий для приспособления к среде (праорудийной деятельности) к изготовлению орудий и использованию для приспособления к среде искусственных орудий (орудийной деятельности) произошел примерно 2,5 млн лет тому назад. Первыми производящими существами были хабилисы (поздние предлюди), которые были животными и жили зоологическими объединениями. Возникнув, производственная деятельность стала необходимым условием приспособления к среде. Поэтому насущной необходимостью было ее совершенствование. Однако в условиях, когда ею занимались биологические существа, жившие в зоологических объединениях, это развитие вскоре стало совершенно невозможным.

Чтобы производственная деятельность могла развиваться, она должна была начать освобождаться от условно-рефлекторной формы, в которую она была облечена при своем возникновении. Необходимостью было возникновение совершенно новой формы отражения мира мышления и новой формы деятельности – волевой. Мышление есть активное, творческое отражение мира. Оно предполагает отражение сущности вещей, а поэтому невозможно без воображения, фантазии. Это – познавательная его активность. Мышление предполагает выработку целей и планов действий, т. е. создание образов еще не существующих вещей, что опять-таки невозможно без воображения и фантазии. Это – планирующая активность мышление.

Поставив цель и выработав план действий, мышление должно воздействовать на мозг и через него привести в движение органы тела с тем, чтобы в результате их действий возникли вещи, которые к началу этих действий существовали только в мышлении, но не в реальности. Мышление, взятое в его обратном (разумеется, через посредство органов тела) воздействии на объективный мир есть не что иное, как воля.

Мышление и воление есть, несомненно, функционирование, но не тела, не организма. Функционирование организма есть реакции на внешние воздействия, есть условные рефлексы. Мышление и воление суть проявления своеобразного субъекта деятельности, который был выше назван человеческим духом. Впрочем, прилагательное «человеческий» не обязательно, ибо никакого духа, кроме человеческого, не существует. Если дух, значит человеческий. Именно потому, что дух есть такой продукт мозга, который обязан своим возникновением вовсе не мозгу, а производственной деятельности и в известной степени противостоит мозгу и телу, как особый субъект, отличный от организма, он и может управлять и мозгом, и телом.

Но это только одна сторона процесса. Развитие производства делало невозможным не только условно-рефлек­торный характер деятельности, но и характер объединения производящих существ. Оно было зоологическим объединением, в котором царил животный индивидуализм, выражавшийся в существовавшей в нем системе доминиро­вания.

Поздние люди (хабилисы), как ранние предлюди (австралопитеки) были хищниками, которые охотились при помощи орудий на довольно крупных животных и поедали их мясо. Но в силу господства системы доминирования основная часть мяса доставалась доминирующим животным. Остальные получали мало или совсем ничего. И, как правило, к числу обойденных принадлежали те члены предчеловеческого объединения, которые более других были способны к изготовлению орудий. Производственная деятельность мог­ла развиваться и совершенствоваться только в таких условиях, когда обеспечили бы всем членам объединения равный доступ к охотничьей добыче. А это означало возникно­вение коллективной, коммунистической собственности на мясо, которая могла проявиться только в коммунистическом, коммуналистическом распределении, т. е. распределении по принципу: от каждого по способностям, каждому по потребностям.

Таким образом, необходимостью стало становление совершенно новых, неизвестных животному миру отношений – связей производственных, социально-экономических. Иными словами, необходимым стало возникновение общества. Но возникновение коммуналистического распределения было немыслимо без ликвидации системы доминиро­вания, без обуздания формирующимся обществом пищевого инстинкта наиболее мощных его членов. Обуздать зоологический индивидуализм могла только воля праобщест­ва, воля всех членов коллектива вместе взятых. Но возникновение общественной воли было невозможно без появления у производящих существ способности подавлять свои инстинкты, обуздывать свой зоологический индивидуализм, держать себя под контролем, т. е без зарождения индивидуальной воли. И эта индивидуальная воля формировалась как частичка и проявление общественной. Имеющая свои корни в производственной деятельности объективная необходимость в возникновении производственных, социально-экономических отношений не могла реализоваться без превращения существ, которые были только биологическими организмами, в такие, которые представляли собой единство тела и духа, при ведущей роли последнего. Таким образом, производственная деятельность со всех сторон вела к зарождению человеческого духа.

Новые императивы, которых нет в животном мире, имели свои корни не в структуре тела, а в экономических отношениях, особенность которых состоит в том, что они существуют независимо от воли и сознания людей. От сознания и воли людей не зависит не только сам факт существования этих отношений, но и их характер. Пока общест­венный продукт весь остается жизнеобеспечивающим, т. е. абсолютно необходимым для поддержания физического существования, никаких других социально-экономических отношений, кроме коммуналистических, существовать не может. Иначе говоря, социально-экономические отношения – это отношения материальные. Они представляют собой особый вид материи – социальную материю, которая невещественна, нетелесна, не имеет физического бытия, но тем не менее существует.

Система этих материальных отношений, образуя основу объединения людей, превращает такое объединение в особый организм, качественно отличный от биологического и развивающийся по особым своим законам – иным, чем те, что действуют в животном мире. Вместе с возникновением социальной материи возникает и новая форма движения материи, включающая в себя в качестве своего момента биологическую (а тем самым химическую, физическую и т. п.), но не сводимую к ней, – социальная форма материального движения.

Поэтому, чтобы знать, что собой представляет человек, к чему он стремится, чего он хочет и т. п., необходимо исследовать не его биологический организм, а тот социоисторический организм, в состав которого он входит, и место, занимаемое человеком в структуре социора, прежде всего социально-экономической.

Конечно, пищевой инстинкт существует и у человека: люди всегда нуждаются в пище и стремятся ее получить. Но все дело в том, что в обществах с разной социально-экономической структурой люди, чтобы получить пищу, должны действовать совсем по-разному. Если человек живет в раннепервобытном обществе, он автоматически имеет право на долю добычи любого другого члена общины. А при капитализме он может приобрести пищу лишь на рынке за деньги. Потому важнейшая его задача в этом обществе заключается в обретении денег, которая разными члена­ми общества решается различным образом в зависимости от места, которое эти люди занимают в системе социально-экономических отношений.

Поведение животных обусловливается структурой их организма и корректируется условиями окружающей среды. Поведение человека определяется не только и не столько строением его биологического организма, сколько структурой того социоисторического организма, в состав которого он входит.

Если животное таково, каков его биологический организм, то человек таков, каково общество, членом которого он является. В животном мире существует только одна материя – биологическая. В человеческом обществе их две: биологическая и социальная. И социальная, а не биологическая материя в нормальных условиях определяет, каков человек.

Человек, конечно, и биологический организм. Но не в этом заключается его сущность. Вот почему совершенно неверно нередко встречающееся утверждение, что человек есть общественное животное. Он – вообще не животное, он – общественное существо. В этом и только в этом его сущность. К. Маркс был совершенно прав, когда писал: «…сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений»[6]. Выше уже неоднократно употреблялось слово «личность». Теперь можно раскрыть его содержание. Личность есть человек как единство тела и духа. В этом единстве ведущим является дух – явление социальное и только социальное. В духе, а не в теле заключена сущность человека. Поэтому личность есть человек как общественное существо.

Императивы, определяющие поведение человека, – это интересы, потребности общества. Их источник – структура социоисторического организма. Но чтобы они могли приводить в движение человека, необходимо их внедрение в него. Совершенно ясно, что они могут внедряться не в тело человека, а в его дух. Их имплантация в душу человека есть формирование человека как личности, как общественного существа. И важно понять, как протекает этот процесс.

Для этого прежде всего необходимо рассмотреть процесс формирования того рода практограмм, которые носят звание норм поведения. Нормы представляют собой проявление власти, причем не власти инстинктов, среды, обстоятельств, а власти особого рода – социальной, обществен­ной. Из всех форм власти в обществе нас прежде всего интересует власть, которую чаще именуют публичной. Под публичной обычно понимают власть в масштабах всего общества в целом, а не отдельных, входящих в его состав, различного рода образований (семья, хозяйственная ячейка, учебное заведение, политическая партия, бандитская шайка и т. п.). Таким образом, публичная власть – это власть в пределах целого социоисторического организма, власть социорная.

Социорная (публичная) власть, как и всякая общественная власть, представляет собой сложное явление, включающее в себя несколько моментов. Первый момент власти – властная воля. Второй – носитель властной воли (субъект власти). Третий – подвластные воли. Четвертый – носители подвластных воль (объекты власти). Пятый момент власти – отношение между властной волей и подвластными волями, которое состоит в том, что властная воля определяет, детерминирует подвластные воли. Это и есть собственно общественная власть в самом узком смысле этого слова. Шестой момент власти – сила, при помощи которой властная воля детерминирует подвластные воли.

В обыденном языке властью называют не только воздействие властной воли на подвластные воли (5), но и саму властную волю (1), нередко также ее носителя (2) и очень часто силу, при помощи которой властная воля детерминирует подвластные (6). Властная воля проявляется не только в нормах, но последние – всегда важнейшая форма ее проявления и способ ее закрепления и фиксации. В нормах выражается и закрепляется главное содержание властной воли.

Самая зримая форма социорной власти – государственная. Здесь все до предела отчетливо ясно. Властная воля есть воля государства, которое является ее носителем. Эта воля фиксируется в нормах, которые именуются правовыми или юридическими и совокупность которых образует право. Право – есть воля государства. Во властной воле государства проявляются его интересы. Подвластные воли – воли подданных или граждан государства и вообще всех людей, проживающих на его территории. Силой, при помощи которой государственная воля навязывается его подданным или гражданам, являются особые органы государ­ства – отряды вооруженных людей (полиция, милиция, армия). Именно эта сила стоит на страже правовых норм и обеспечивает их соблюдение.

Право одновременно и является и не является социорной волей. Оно представляет собой социорную волю в том смысле, что его предписания обязательны для всех членов данного конкретного общества. Но в этой воле выражаются интересы не всех членов социоисторического организма, вместе взятых, а прежде всего основные интересы господствующего эксплуататорского класса, которые и приобретают форму интересов государства. Поэтому право не есть воля всего социора и в этом смысле не представляет собой социорной воли. Именно поэтому данная воля может быть навязана всем членам общества только с помощью особого, непосредственно не совпадающего с обществом аппарата принуждения, т. е. государства.

Государство и право появились на очень поздней стадии развития общества – всего каких-нибудь 5 тысяч лет назад. Раньше существовали иные формы публичной власти. Некоторые из них продолжают существовать и после возникновения государства. В любом классовом обществе, кроме правовых норм, существуют и иные – моральные. А с ними все обстоит сложнее, чем с правом.

Мораль у нас обычно определяли как одну из форм общественного сознания. В целом это верно, но в таком определении не схвачена главная особенность морали. А она состоит в том, что мораль, как и право, есть форма общественной воли. Но в отличие от права она не есть воля государства. В идеале она есть воля социоисторического организма, что в полной степени справедливо лишь в отношении общества без классов.

Правовые нормы зафиксированы в различного рода документах: конституциях, уголовных и гражданских кодексах, отдельных законодательных актах и т. п. Моральные нормы не записаны нигде. Они существуют лишь в общественном мнении. И общественное мнение одновременно является единственной силой, обеспечивающей соблюдение норм морали.

Конечно, моральные нормы можно записать, список затем довести до сведения всех членов общества. Но все это ровным счетом не имеет никакого отношения к реальному функционированию морали. Чтобы понять сущность моральной власти, необходимо хотя бы коротко ознакомиться с целым рядом понятий. Для простоты я буду брать мораль в том ее виде, в котором она может существовать только в обществе без классов, ибо существование последних значительно осложняет дело.

Когда человек появляется на свет, он представляет собой всего лишь биологический организм. Затем он шаг за шагом вступает в человеческую среду. Он совершает различного рода действия, а окружающие его люди определенным образом их оценивают. Нас в данном случае интересуют не все вообще действия человека, а лишь те из них, которые представляют собой его отношения к другим людям и обществу в целом.

Для оценки этих действий существуют два основных понятия: добро и зло. Эти оценки имеют объективную основу. Эта основа – интересы общества, уходящие, в конечном счете, своими корнями к системе социально-экономи­ческих отношений. Добро – действия людей, совпадающие с интересами общества, служащие этим интересам. Эти действия одобряются обществом. Зло – действия людей, идущие вразрез с интересами общества, наносящие ему ущерб. Подобного рода действия влекут за собой санкции со стороны общества, осуждаются им.

Но санкции за нарушение моральных норм никогда не принимают форму физического насилия. Когда окружающие человека лица осуждают его поступки, то у него возникает чувство вины и стыда перед ними за свои действия. С завершением формирования этих чувств человеку становится стыдно за осуждаемые обществом действия и тогда, когда о них знает только он один.

У обществ с разными социально-экономическими струк­турами представления о добре и зле могут не совпадать. Но они всегда существуют и лежат в основе оценки обществом поступков своих членов. Постоянно, повседневно оценивая действия людей как добрые и злые, одобряя одни и осуждая другие, общество тем самым формирует у человека представление не только о том, что делать можно и что делать нельзя, но главное – о том, что делать нужно, что делать должно.

Интересы общества заставляют его предъявлять к человеку определенные требования. И эти императивы, эти требования общества к своему члену не выступают перед последним как что-то совершенно ему чуждое. Ведь интересы общества – одновременно и интересы каждого его члена. Конечно, у каждого человека имеются и собственные его интересы, не совпадающие с общественными. Но общественные интересы, если не прямо, то в конечном счете являются и интересами всех членов общества. В силу этого требования общества к человеку выступают перед ним как его долг перед обществом.

Объективное совпадение интересов общества с интересами индивида дает основание для превращения требования общества к индивиду в его требования к самому себе. Так возникает чувство долга. Человек теперь сам стремится к тому, чего требует от него общество. Он теперь не просто заставляет себя так поступать, он просто не может поступать иначе.

Одновременно с чувством долга формируется чувство чести. Честь человека состоит в неуклонном следовании требованиям долга. Поступки человека, идущие вразрез с его долгом, пятнают его честь, лишают его чести. Одновременно с чувством чести возникает чувство человеческого достоинства. Достоинство человека состоит в следова­нии велениям долга и чести. Вместе с понятиями долга, чести и достоинства возникает новая оценка действий человека. Они рассматриваются теперь обществом не только как добрые и злые, но и как честные и бесчестные, как достойные и недостойные настоящего человека. Так человеческие поступки оценивает теперь не только общество, но и сам человек, их совершивший.

Чувства долга, чести и достоинства, вместе взятые, порождают чувство совести. Совесть – внутренний суд человека над самим собой, когда человек оценивает свои собственные действия с тех же позиций, с которых их судит общество. Если эти поступки идут вразрез с требованиями общества и велениями долга, человек испытывает угрызения совести, муки совести, которые нередко являются более страшными, чем физические страдания.

Неуклонное следование велениям долга, незапятнанная честь, чистая совесть являются для человека величайшими ценностями. Во имя этих ценностей человек готов на самые страшные лишения, даже на смерть. Достаточно напомнить слова Шота Руставели: «Лучше смерть, но смерть со славой, чем бесславных дней позор». Система этих ценностей выступает перед человеком как идеал, к которому он стремится. Здесь мы сталкиваемся не просто с нормами поведения, а с мощными стимулами, движущими человеком. И эти императивы, имеющие корни в структуре общественного организма, являются более могущественными, чем биологические инстинкты.

Чувства долга, чести и совести образуют важнейшую часть души человека, костяк его морального облика, ядро человека как общественного существа. Именно они представляют собой систему императивов, определяющих поведение человека. С формированием этих чувств общест­венные отношения, продолжая свое бытие вне человека, начинают одновременно существовать и в нем самом, входят, хотелось бы сказать, в его плоть и кровь. Но хотя такое высказывание красочно, оно тем не менее неточно. Императивы, имеющие корни в общественных отношениях, имплантируются в человеческий дух. Формирование этих чувств есть процесс интериоризации, или «вовнутривления», общественных отношений. И эта интериоризация, которая начинается с формирования чувств вины и стыда и завершается становлением чувств долга, чести и совести, является процессом социализации, очеловечивания человека. В результате этого процесса появившийся на свет индивид вида Homo sapiens становится личностью, т. е. человеком как общественным существом.

В конечном счете то, каким становится человек, определяет социально-экономическая структура общества. Но происходит это сложным образом. Чтобы возникли и закрепились те или иные моральные нормы, выражающие интересы общества, люди, живущие в этом обществе, должны их осознать. Но это осознание не представляет собой простого процесса их познания. Оно всегда происходит далеко не в адекватной форме.

Возникновение практограмм, к числу которых относятся нормы морали, происходят в процессе повседневной практической деятельности. Люди действуют, стремясь решить чисто практические проблемы, скажем, в раннем первобытном обществе проблему распределения добытого продукта. В условиях, когда весь или почти весь общественный продукт был жизнеобеспечивающим, использование любых способов его распределения, кроме коммуналистического, отказ от дележа продукта между всеми членами общества с неизбежностью должны были вести к деградации и даже гибели общества. Весь опыт практической деятельности людей по распределению продукта неопровержимо доказывал им, чтобы единственный способ обеспечить существование их самих и общества – дележ продукта между всеми членами первобытной общины. И этот опыт получал свое выражение и закрепление в норме, предписывавшей всем членам общества неуклонно делиться продуктом друг с другом.

Опыт накапливался в процессе многообразной деятельности людей, не только чисто социальной, но и трудовой, речевой, мыслительной и т. п. И люди, приобретшие этот опыт, исходили из него в своих последующих действиях. Когда имеется в виду опыт не отдельных людей, т. е. индивидуальный, а более или менее значительных их совокупностей, прежде всего обществ, т. е. общезначимый, его называют культурой.

Культура есть опыт деятельности людей, имеющий в конечном счете жизненное значение для всей данной конкретной их общности в целом. Этот социально значимый, или общезначимый опыт жизнедеятельности людей закрепляется в словарном фонде, грамматике и вообще системе языка, в структурах и образах мышления, произведениях словесности (пословицах, поговорках, сказках, повестях, романах и т. п.), различного рода приемах и способах действий, нормах поведения, наконец, в различного вида созданных человеком материальных вещах (орудиях, сооруже­ниях и т. п.). Нормы поведения, приемы и способы действия, правила мыслительной деятельности, правила грамматики – все это различные формы практограмм.

Все явления, в которых воплощается общезначимый опыт, носят название явлений культуры. В силу того, что культура как опыт всегда воплощается в явлениях культуры, существует в них, совокупность последних тоже может быть охарактеризована и обычно характеризуется как культура.

Культура прежде всего есть программа деятельности, поведения. Главный смысл социально значимого опыта в том, что он выступает для каждого конкретного человека, овладевшего им, в качестве руководства к действию, в качестве программы его поведения.

Время существования социоисторического организма всегда превышает длительность жизни любого из его членов. Поэтому неизбежностью является постоянное обновление его человеческого состава. В обществе происходит смена поколений. На смену одному приходит другое.

И каждое новое поколение, чтобы существовать, должно усвоить опыт, которым обладало уходящее. Таким образом, в обществе идет смена поколений и одновременно передача культуры от одного поколения к другому. С понятием культуры неразрывно связано понятие преемственности. Культура есть опыт человеческой общности, который передается от одного поколения к другому.

Таким образом, и в человеческом обществе существуют программы поведения, и эти программы передаются от поколения к поколению. Однако передаются иным, совершенно иным способом, чем генетические программы. Пос­ледние записаны в молекулах ДНК и транслируются через зародышевые клетки. Программа, определяющая поведение людей, передается, минуя механизм биологической наследственности. Средствами ее передачи становится пример, показ, язык (членораздельная речь). В применении к генетике говорят о наследственности, в применении к культуре – о преемственности.

Конечно, культура не только передается, но обогащается и развивается. Однако никакое обогащение, никакое развитие культуры невозможно без передачи опыта от поколения к поколению. Культура всегда включает в себя как опыт, полученный от предшествующих поколений, т. е. традиции, так и собственный опыт нового поколения, т. е. инновации.

И здесь мы сталкиваемся еще с одним понятием – накопления, аккумуляции. Социально значимый опыт, являющийся программой человеческой деятельности, не только передается, но и накапливается. Процесс развития культуры носит кумулятивный характер.

Несомненно, что структура общества, прежде всего его социально-экономическая структура определяет то, каким становится человек. Однако, как явствует из всего сказанного выше, социально-экономический строй общества формирует личность человека не прямо, не непосредственно. Прямо, непосредственно личность человека формируется под влиянием существующей в обществе программы поведения, а этой программой является культура, ведущую роль в которой играет общественная воля, мораль. С этим и связан вывод значительного ряда исследователей, что решающая сила социализации человека есть культура, что именно в наличии культуры состоит главное отличие человека от животного.

Культура есть общезначимый опыт. Поэтому она всегда есть опыт определенных совокупностей людей. Разные человеческие общности жили в различных условиях. Поэтому в каждой из них складывался свой собственный опыт, отличный от опыта других объединений. Подобно тому как человеческое общество в целом всегда представляло собой множество социоисторических организмов, человеческая культура всегда существовала как множество различных культур. Такими культурами были, например, древнеегипетская, шумерская, хеттская, римская, русская и т. п. Их принято называть локальными культурами.

Отличались в культурном отношении и такие социо­исторические организмы, которые принадлежали к одному и тому же социально-экономическому типу, т. е. к одной и той же общественно-экономической формации или параформации. На базе одной и той же социально-экономи­ческой структуры возникали, в сущности, одинаковые, но по внешнему проявлению весьма отличающиеся друг от друга культуры. И это было неизбежно. Когда в эпоху первобытного общества происходило разделение той или иной первобытной общины на несколько новых, то в возникших социоисторических организмах первоначально существовала одна и та же культура. Однако в процессе дальнейшего развития постепенно начинали накапливаться различия в опыте, и после прохождения определенного времени перед нами уже не одна культура, а несколько, пусть близко родственных, но тем не менее различных культур.

Разные культуры, т. е. разные программы поведения, делают различными и людей, которые являются их носителями. Личность человека специфична не только в социальном отношении, но и в культурном. Культурная специфика существовала всегда, на всех стадиях развития человеческого общества. С переходом от первобытного общества к классовому, цивилизованному возникли этносы. Этнос, или этническая общность, есть совокупность людей, которые имеют общую культуру, говорят, как правило, на одном языке и осознают как свою общность, так и свое отличие от членов других таких же человеческих групп. С возникновением этносов культурная специфика или культурная специфичность приобрела форму этнической специфичности, или просто этничности. В результате личность с тех пор может быть охарактеризована как одновременно социально определенная и этнически специфичная. Социально-эконо­мическая структура через культуру определяет сущность человека как общественного существа – личности, а своеобразие культуры оформляет этническое проявление этой социальной сущности.

Личность не остается неизменной. Она меняется с изменением общества и культуры. Изменение культуры возможно и без изменения общества. Хотя культура всегда продукт общества, всегда акциденция, а не субстанция, она тем не менее всегда обладает известной, а иногда и весьма значительной долей самостоятельности, которая наиболее ярко проявляется в ее развитии. Уже передача культуры от одного поколения членов общества к другому есть процесс, отличный от процесса развития общества. А если принять во внимание столь характерную для процесса развития культуры аккумуляцию, то становится понятным, почему немалая часть исследователей стала рассматривать культуру как нечто совершенно самостоятельное и самостоятельно эволюционирующее. В результате у них понятие культуры в значительной степени заслонило понятие общества. Все это в достаточной степени четко проявилось, например, в работе знаменитого английского этнолога Э. Тайлора (1832–1917) «Первобытная культура» (1871).

В последующем было открыто, что культура может передаваться не только внутри общества, от одного поколения к другому, но от одного общества к другому. В случае культурной диффузии культуры отделяются не только от людей, которые ее создали, что имеет место и при межпоколенной передаче, но от и породившего ее общества. В результате у диффузионистов культура окончательно выступила как субстанция, а понятие общества отошло на задний план, а у некоторых из них совершенно исчезло, что можно видеть на примере труда немецкого этнографа Л. Фробениуса (1873–1938) «Происхождение африканских культур» (1898).

Во всяком случае, после открытия культурной диффузии стало ясным, что культура той или иной группы людей может претерпеть изменения в результате воздействия культуры другой группы людей. В определенных условиях может даже произойти замещение одной культуры другой. При этом культурная (этническая) ассимиляция может коснуться не только отдельных представителей того или иного этноса, не только отдельных его подразделений (субэтносов и этнографических групп), но и охватить весь этнос в целом. Чаще всего при этом происходит замещение и языка. Наиболее яркие примеры – замещение на территории Месопотамии в конце III – начале II тысячелетий до н. э. шумерской культуры аккадской и в долине Нила во второй половине I тысячелетия н. э. древнеегипетской культуры – арабской. В результате и в том, и в другом случае произошло изменение этнической специфики личности при сохранении в основном ее социальной сущности.

Таким образом, изменение этничности личности возможно и без изменения ее социальной сущности. А с другой стороны, самое существенное изменение социальной природы личности совершенно необязательно предполагает изменение ее этнической специфики.

В основе изменения социальной сущности личности лежит преобразование социально-экономической структуры общества, замена одних социально-экономических отношений другими. Изменение базиса общества с неизбежностью влечет за собой изменение его надстройки, а тем самым и его духовной, включая прежде всего нормативную, культуры.

Но было бы нелепо представлять, что с исчезновением старых социально-экономических отношений полностью исчезает старая надстройка, а затем возникшие новые социально-экономические отношения заново на пустом месте порождают новую надстройку. Происходит не исчезновение старой надстройки, а ее радикальное преобразование под воздействием возникающей системы социально-экономических отношений. Новая надстройка создается из материала старой. Какой будет новая надстройка, зависит, во-первых, от того, какова новая система социально-экономических отношений, во-вторых, от того, какой была старая надстройка и прежде всего от того, каким был опыт, накопленный обществом за предшествующие периоды своего развития. Старый социально значимый опыт никогда полностью не отбрасывается. Он используется и преобразуется.

Таким образом, существует двоякое детерминирование новой надстройки: (1) «вертикальное», синхронное, базисное, социально-экономическое и (2) «горизонтальное», диахронное, культурное. Возникающая социально-экономи­ческая структура определяет, какой будет социальная сущность новой культуры, характер ранее существовавшей культуры определяет внешнее проявление и форму новой культуры. Происходит не замещение старой культуры новой, а постепенная трансформация первой во вторую. Поэтому при всех самых глубоких социально-экономических преобразованиях культурная специфика обычно сохраняется. И прежде всего остается язык. Тем самым продолжает существовать и этнос.

Это можно видеть на примере большинства революций нового и новейшего времени: Английской XVII в., Великой французской, Великой Октябрьской 1917 г. в России, Великой Китайской, завершившейся провозглашением КНР в 1949 г. и др. Везде произошло глубокое преобразование социально-экономической структуры общества и изменение культуры, но не замещение одних этносов другими. Радикально изменились люди, но эти изменения состояли в основном в коренном преобразовании их социальной сущности. Что же касается их культурной специфичности, их этничности, то она в главном и основном сохранилась.

[1] Гольбах П. Здравый смысл // Гольбах П. Письма к Евгении. Здравый смысл. М., 1956. С. 303–305.

[2] Сеченов И. М. Рефлексы головного мозга // Избр. произв. Т. 1. М., 1952. С. 122–123.

[3] Павлов И. П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных: Сборник статей, докладов, лекций. 7-е изд. М., 1951. С. 9–10.

[4] Цит по: Трущенко Е. Социалистический реализм и прогрессивная литература зарубежных стран // Новый мир. 1954. № 10. С. 239. (Было приведено в романе Токунаго Сунао «Тихие горы».)

[5] Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. Т. 3. С. 1.

[6] Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 3. С. 3.

Чем отличается человек от других живых существ. Что такое человек

Человек отличается от других живых существ тем, что он в своих действиях основывается не только на инстинктах. Человек способен мыслить, развиваться интеллектуально, он способен создавать что-то. Да, животные могут построить жилище. Но это только необходимость, основанная на инстинкте выживания. Ведь лиса не станет придумывать машину, чтобы не бегать. а ездить. А вот человеку свойственно мыслить нестандартно, создавать вещи, которые облегчают жизнь.

Но в тоже время, человек в отличие от животных может навредить природе, вмешиваясь в нее.

Рассмотрим чем человек отличается от других живых существ.

Живые существа

Под этим словосочетанием понимается организм который обладает свойствами восприятия реальности. Под это определение подпадает группы или царства:

  • человек;
  • животные;
  • растения;
  • грибы;
  • бактерии;
  • вирусы.

По факту, существуют и другие виды организмов, которые открыты и открываются учеными, но еще не изучены до конца и не определенны в отдельную группу.

Люди обладают определенным особенностями, которые в значительной мере отличают их от других живых организмов, поэтому они относятся к отдельной крупе, а не к животным.

Отличие человека от других живых существ

Главное отличие человека заключается в его сознание, в том что он может познать самого себя и взглянуть на себя со стороны. Также, человеку свойственны психологические и социальные качества, которые позволяют ему функционировать как социальный объект в обществе. Человечество создало цивилизацию, которую продолжает улучшать и совершенствовать.

Главными признаками человека, как самостоятельного вида есть:

  • наличие рук, способных выполнять действия;
  • прямохождение;
  • мозг, который отображает мир и в состоянии мыслить.

Также, есть такое понятия как душа, которое описывается в мировых религиях, что говорит о духовной составляющей человека. Христианство, например, объясняет например происхождения всего живого и описывает события при которых был создан человек и другие живые организмы. Так, религия отводит человеку ключевую роль в жизнедеятельности организмов, давая понять, что человек создан по Божьему образу и имеет определенные цели существования на Земле. Другие живые организмы дополняют общую картину жизни и им отводиться второстепенная роль.

Помимо физических и духовных отличий человека, фундаментальной его особенностью является умение адаптироваться под воздействием внешних факторов. Так, человек может жить в любом месте планеты, хорошо приспособившись под конкретные территориальные особенности.

Человечество живет не только биологическими инстинктами, но и руководствуется высокими мотивами бытия.

Я очень люблю природу и зверей. Дома у меня живет кот и попугай, без которых мне было бы очень скучно. Стараюсь посещать зоопарки в разных городах, а также наблюдать за поведением животных. Животный и растительный мир поражает своим разнообразием, ведь живых организмов на нашей планете огромное количество.

Какие отличительные черты животных от других организмов

Для начала следует разобраться, что же именно входит в число живых организмов. Это те организмы, которые имеют более сложный химический состав, чем у предметов неживой природы. Такие организмы могут быть одноклеточными и многоклеточными.

Животные от других живых организмов отличаются очень существенно, вот их главные отличительные черты:

  • животные обладают нервной системой;
  • звери питаются другими живыми организмами;
  • животные имеют свойство перемещаться.

Растения и более простые живые организмы стоят, как правило, в начале какой-то пищевой цепочки, в то время, как животные находятся на более высоком уровне.

Вот элементарный пример простой цепочки: овцы питаются травой, а волки охотятся на овец.

С изменением климатических условий звери могут мигрировать в другое место, где для них более благоприятные условия, а другие живые организмы нередко просто погибают.

Какие бывают типы отношений меду организмами

Все живые организмы взаимодействуют между собой, но эти взаимодействия могут быть разными.

Бывают положительные взаимодействия, когда одни живые организмы приносят пользу другим. Например, отходы пищеварения зверей способствуют улучшению роста растений.

Также могут быть нейтральные взаимоотношения, когда одни живые организмы никакого вреда другим не приносят, но и пользы тоже, например, поедание плодов деревьев животными.

А еще может быть отрицательное взаимоотношение, когда одни живые организмы приносят вред другим. В качестве примера можно назвать ловлю рыбы, поедание одними животными других и тому подобное.

Все живые организмы на нашей планете осуществляют круговорот веществ и энергии, так что все между собой взаимосвязано.

Феномен — это проявление в его конкретности, различиях, изменчивости. Философия же интересуется в человеке сущностным, обобщённым, единым, устойчивым.

  • человек
    – это высшая ступень развитости живых организмов на Земле, это субъект общественной, исторической деятельности и культуры. Человек имеет сложную, диалектическую природу, с одной стороны, он — часть природы (произошел в результате развития живой природы, связан с ней, имеет комплекс биологических качеств), с другой — он часть общества (он продукт всех общественных отношений, реализует себя в обществе). Это космобиопсихосоциальное существо;
  • личность
    – это человек как субъект общественных отношений и социальной деятельности. В понятии «личность» имеется в виду целостная совокупность, система социально-значимых потребностей, качеств и способностей человека, которые характеризуют его как члена того или иного общества, класса, социальной группы. Если в понятии «человек» имеется в виду вся сложная его природа (и биологическая и социальная и т.д.), то в понятии «личность» мы имеем в виду только его социальное качество, которое формируется под воздействием совокупности всех общественных отношений и воспитания. Это социальное качество является ведущим элементом в структуре качеств человека, т.е. она определяется следующими основными закономерностями: определяющая роль социального по отношению к биологическому, психологическому и социально-психологическому; активное, обратное воздействие биологического, психологического и социально-психологического на социальное; взаимосвязь и взаимозависимость всех структурных компонентов природы человека;
  • индивид
    – это отдельно взятый представитель человеческого рода, представитель какого-либо социально целого (например, класса, нации, группы). Различия людей как индивидов это различия между социальными группами, к которым они принадлежат и которые обусловили формирование у представителей этих групп типичных, одинаковых черт;
  • индивидуальность
    – это человек как субъект общественных отношений, как человек, имеющий неповторимые социальные качества, способности и потребности, в котором закреплены особые, присущие только ему психофизиологические и социально-значимые характеристики.

Отличие:

Человек:
-владеет речью;
-способен к прямохождению;
-способен к творчеству;
-способен к действиям по плану;
-обладает фантазией;
-осознает самого себя;
-умеет производить орудия труда.

Культура как опосредованная сознанием деятельность человека и ее результаты. Основные сферы.

Культура — фундамент человеческой жизни. Она возникла и развивается вместе с человеком, воплощая в нем то, что качественно отличает его от всех других живых существ и природы в целом.

Искусство и философия — важнейшие сферы культуры, которые, являясь формами са­мосознания культуры, занимают в логике культурных форм полярные места. Искусство вырас­тает на основе остенсивных форм культуры (форм демонстрации и непосредственного представления культурного содержания), а философия — на ветви форм-принципов (форм, выражающих глубинные основания деятельности, дающих свободу человеку в отношении деятельности). Поэтому для искусства всегда характерна опора на чувственное восприятие, а для философии опора на спекуляцию. Для искусства характерно непосредственное «слия­ние» человека (художника или зрителя) с миром, созданным произведением, а для филосо­фии характерна рефлексивная и даже критическая позиция человека (философа и его чита­теля) к миру, который предстает в философии.

Культурные ценности. Свобода, истина, добро, красота – основные ценности культуры.

Культурные ценности
представляют собой свойства общественного предмета удовлетворять определенным потребностям индивидов. Проводя оценку различных объектов окружающий среды, любой член общества всегда соотносит эти объекты с системой собственных потребностей, суждений об их настоятельности и делает попытки создания или приобретения этих или новых ценностей. При этом члены общества по-разному относятся к духовным и материальным ценностям, исходя из своих взглядов и потребностей. Каждый индивид имеет собственную систему ценностей, в которой могут преобладать как духовные, так и материальные ценности. В соответствии с этой системой ценностей индивид стремится реализовывать свои индивидуальные потребности. Вместе с тем, в каждом обществе существует некоторая обобщенная, достаточно устойчивая или кристаллизованная система ценностей, которая характеризует основные потребности отдельных групп населения.

В настоящее время в науке утвердилось представление, что человек — биосоциальное существо,

соединяющее в себе биологическую и социальную компоненты. С этим можно согласиться, не забывая: во-первых, что человека можно рассматривать и с физической точки зрения, и изучать происходящие в нем химические процессы и, во-вторых, что не только человек обладает социальной формой существования, но и многие животные. Существует множество данных о том, что социальное поведение человека во многом генетически детерминировано. Человека также называют телесно-духовным существом, имея в виду его тело и дух.

Прежде чем говорить о времени появления человека, следует выяснить вопрос об отличии человека от животных, поскольку

именно представление о том, что такое человек, формирует выводы о его становлении. Сначала о сходстве человека и животных. Оно определяется, во-первых, вещественным составом, строением и поведением организмов. Человек состоит из тех же белков и нуклеиновых кислот, что и животные, и многие структуры и функции нашего тела такие же, как и у животных. Чем выше на эволюционной шкале стоит животное, тем больше его сходство с человеком. Во-вторых, человеческий зародыш проходит в своем развитии те стадии, которые прошла эволюция живого. И в-третьих, у человека имеются рудиментарные органы, которые выполняли важные функции у животных и сохранились у человека, хотя не нужны ему (например, аппендикс).

Однако и отличия человека от животных фундаментальны. К ним прежде всего относится разум.
Что это такое? Изучение высших животных показало, что они обладают многим из того, на что раньше считались способны только люди. Эксперименты с обезьянами обнаружили, что они могут понимать слова, сообщать с помощью компьютера о своих желаниях, и с ними можно вести таким образом диалог. Но чем не обладают самые высшие животные, так это способностью к понятийному мышлению,

т.е. к формированию отвлеченных, абстрактных представлений о предметах, в которых обобщены основные свойства конкретных вещей. Мышление животных, если о таковом можно говорить, всегда конкретно; мышление человека может быть абстрактным, отвлеченным, обобщающим, понятийным, логичным.

Чем выше способность к понятийному мышлению, тем выше интеллект человека. Оценить действительное значение разума помогает, в частности, соперничество человека с шахматным компьютером, который пытается выиграть за счет громадных скоростей перебора всех возможных вариантов. Этология получает все больше данных о том, что в поведении человека и животных много схожего. Животные испытывают чувства радости, горя, тоски, вины и т. п.; у них есть любопытство, внимание, память, воображение. Тем не менее остается справедливым, что хотя животные имеют очень сложные формы поведения и создают изумительные произведения (например, паутина, которую ткет паук), человек отличается от всех животных тем, что до начала работы имеет план, проект, модель постройки. Благодаря способности к понятийному мышлению, человек сознает, что он делает, и понимает мир.

Вторым главным отличием является то, что человек обладает речью.

Опять-таки, у животных может быть очень развитая система общения с помощью сигналов (что, кстати, позволило говорить

о «цивилизации дельфинов»). Но только у человека есть то, что И.П.Павлов назвал второй сигнальной системой (в отличие от первой — у животных) — общение с помощью слов. Этим человеческое общество отличается от других общественных животных.

В естествознании, пытающемся выяснить естественные причины человеческих способностей, известна гипотеза происхождения речи из звуков, произносимых при работе, которые потом становились общими в процессе совместного труда. Сначала появились корни глаголов, соответствующие определенным видам деятельности, затем другие части слова и речи. Таким же путем в процессе общественного труда постепенно мог возникнуть разум.

Способность к труду
— еще одно фундаментальное отличие человека от животных. Конечно, все животные что-то делают, а высшие животные способны к сложным видам деятельности. Обезьяны, например, используют палки в виде орудий для доставания плодов. Но только человек способен изготовлять, творить орудия труда.
С этим связаны утверждения, что животные приспосабливаются к окружающей среде, а человек преобразует ее, и что в конечном счете труд создал человека.

Со способностью к труду соотносятся еще два отличительных признака человека: прямохождение,
которое освободило его руки, и, как следствие, развитие руки,
особенно большого пальца на ней. Наконец, еще два характерных признака человека, повлиявших на развитие культуры, — использование огня
и захоронение трупов.

Главные отличия человека от животных: понятийное мышление, речь, труд — стали теми путями, по которым шло обособление человека от природы.

Потребности человека

Американский ученый А. Маслоу определил в качестве фундаментальных такие потребности, неудовлетворение которых вызывает болезни. Фундаментальные потребности присущи человеку как представителю вида Homo sapiens.
Они могут быть разделены на физиологические и психологические. Иерархия фундаментальных потребностей, по Маслоу, выглядит так:

1. Физиологические потребности (пища, вода, сон и т.п.).

2. Потребность в безопасности (стабильность, порядок).

3. Потребность любви и общения (семья, дружба).

4. Потребность в уважении (самоуважение, признание).

5. Потребность самоактуализации (развитие способностей).

Ранее названные потребности должны удовлетворяться прежде названных позже. «Человек может жить хлебом единым, если ему не хватает хлеба. Но что происходит с желаниями человека, когда хлеба достаточно, когда его желудок постоянно сыт? Сразу же появляются другие, более высокие потребности, и начинают доминировать в организме. Когда и они удовлетворяются, новые, еще более высокие, потребности выходят на сцену, и так далее» 1 . К этому надо добавить, что человек может не осознавать своих психологических потребностей и стремиться к удовлетворению других, нефундаментальных. Психологические потребности не так очевидны, как физиологические. Это само по себе создает проблему человеческого существования. Не всегда также физиологические потребности идут именно в данной последовательности. Потребность самоактуализации может быть и на втором месте, опережая остальные.

К данным фундаментальным потребностям можно добавить и другие, без которых существование человека невозможно, но которые вряд ли заслуживают названия потребностей, так как принципиально неудовлетворимы. Это такие чувства, от которых мы хотели бы отказаться, но не можем, потому что именно то, что от них не удается избавиться, обеспечивает существование человека. Например, страх смерти, который является разновидностью инстинкта самосохранения. Потребность в страхе смерти — особый вид негативных потребностей, или потребностей в негативном, неудовлетворимость которых обеспечивает жизнь. Если люди преодолеют страх смерти, жизнь потеряет для них большую долю ценности, и легко будет с нею расстаться. Наличие такой неустранимой потребности делает жизнь человека фундаментально противоречивой, хотя и неабсурдной. Жизнь абсурдна в том случае, если человек умирает «насовсем». Если же отказаться от этого предположения, то страх смерти сам по себе отнюдь не абсурден, а необходим для жизни и эволюции. Различие между позитивными и негативными потребностями показано в таблице.

1 Теории личности в западно-европейской психологии / сост. Д. Я. Райгород-ский. — М., 1996. — С. 418.

Маслоу также использует понятие высших, или метапотребно-стей, которые составляют единство с фундаментальными потребностями, так что неудовлетворение их вызывает «метапатологии». Это может быть ощущение недостатка ценностей, бессмысленности и бесцельности жизни. Так что к иерархии фундаментальных потребностей есть основания добавить такие потребности, как потребность в справедливости, истине, красоте, смысле жизни, добре, совершенстве и т. п. Неудовлетворение метапотребностей вызывает метажалобы. Наличие таких жалоб показывает, что все обстоит достаточно благополучно. Уровень жалоб, по Маслоу, может свидетельствовать о степени просвещенности общества.

Что же отличает человека от животного? Отличий много, но прежде всего, это его мозг. Это — главное отличие человека от животного. Наш мозг приблизительно в 3 раза больше по объёму мозга шимпанзе, ближайшего к нам «родственника» из животного мира. Кроме того, есть и другие отличия человека от животного. Это, например, умение перемещаться на двух ногах. Благодаря этой смог освободить две другие конечности, используемые им для самой разнообразной деятельности, вследствие чего произошло увеличение гибкости кисти и мелкой моторики, которые, в свою очередь, как считают многие учёные, позволили развиваться и мозгу человека. Кстати, обезьяна не может совершить такое действие, как, например, вставить нитку в иголку, как ни пытались её научить этому несложному, на наш взгляд, действию. Есть ещё некоторые отличия человека от животного. Например, у людей достаточно хорошо развита речь, которая способна передавать довольно точно мысль.

Люди за долгие годы своего существования так и не смогли установить никаких контактов с «братьями по разуму» на Земле. Мы даже не можем предположить, о чем может «думать» домашняя собака или муравьи, которые ведут сложноорганизованную коллективную жизнь. Человек считает, что он — единственный мыслящий вид на планете. Может быть, оно так и есть. По крайней мере, нам известно, что люди наделены способностями к размышлению о вещах, весьма далёких от их непосредственных направленных на выживание. Такие способности связывают с Используя эту способность, люди создали цивилизацию, развили культуру, изучили далёкие планеты, написали замечательные картины, стихи, музыку, построили красивые города, смогли одержать победу над многими болезнями, холодом и голодом.

Биосфера как имеет свойства, связанные с саморегуляцией. Однако человек иногда идёт наперекор природным законам. Дикая природа может прокормить количество людей примерно в тысячу раз меньше, чем проживает сейчас на планете Земля.

На практике мы хорошо знаем, в чем состоят отличия человека от животного. Однако какие задействовать механизмы, для того чтобы определить, кто находится перед нами — человек или представитель животного мира, не так-то просто сформулировать. В царстве животных наблюдается огромное разнообразие видов и родов, а «Homo sapiens» является только одним из видов. Таким образом, получается, что понятие «животные» более широкое, так как включает в себя понятие «человек»!

Тем не менее, выделяются такие отличия человека от животного:

  1. Человек сам создаёт для себя окружающую среду, преобразуя и изменяя Животное же может только приспосабливаться к условиям природы.
  2. Человек меняет мир, не только сообразуясь со своими потребностями, но и по законам познания его, а также нравственности и красоты. Животное меняет мир, ориентируясь только на удовлетворение своих физиологических потребностей.
  3. Человеческие потребности всё время растут и меняются. Потребности же животного почти не меняются.
  4. Человек эволюционирует по биологической и социально-культурной программам. Поведение животных подчиняется лишь инстинктам.
  5. Человек относится к своей жизнедеятельности сознательно. Животное не обладает сознанием и следует только инстинктам.
  6. Человек создает продукты материальной и духовной культуры, творит, созидает. Животное ничего нового не создаёт и не производит.
  7. Человек в результате своей деятельности преобразует самого себя, свои способности, изменяет потребности, жизненные условия. Животные фактически ничего не меняют ни в себе самих, ни во внешних жизненных условиях.

Таковы основные отличия человека от животного.

В отличие от животных, все мы потенциально можем быть Рембрандтом или Моцартом

Случайное изучение генетического кода заставляет вас осознать, насколько сложно ответить на вопрос, что значит быть человеком. В конце концов, генетические сравнения показывают, что мы, люди, более чем на 50 процентов совпадаем с бананами. А с животными сходства гораздо больше, что подчеркивает аргументы в пользу антропоморфной фантастики. Мы на 90 процентов кошка, на 80 процентов корова и на 75 процентов мышь. Вопрос — я человек или мышка? Ответ — 75 процентов мыши.

Более того, многие характеристики, которые мы ассоциируем с людьми, часто присущи нашим животным родственникам. Верность — это исключительно человеческий атрибут? А как насчет собак, которые имеют явную тенденцию добросовестно взирать на своих хозяев и хозяйок, и не только во время еды? Уинстон Черчилль сказал знаменитую фразу: «Собаки смотрят на тебя снизу вверх; кошки смотрят на тебя свысока. Дайте мне свинью. Он просто обращается с тобой как с равным ».

Некоторые утверждают, что помимо верности у собак есть чувство юмора. Об этом существует большая научная литература.Старый, ныне покойный друг, выдающийся культурный антрополог профессор Мэри Дуглас, написала эссе, отвечая на вопрос «Смеются ли собаки?». Если вы знаете моего пса Арчи, вы не сомневаетесь, что он любит посмеяться.

А как насчет опекания кошек? Я всегда предполагал, что у них есть глубокое чувство собственного превосходства, но никогда бы не подумал предположить (с другой стороны), что то, как они убивают мышей, свидетельствует о жестокости. Разве они не просто изматывают свою добычу?

Есть те, кто высоко оценивает приписывание свойств животным.Я нашла веб-сайт под названием Cow Protection, на котором утверждалось, что эти полезные животные не только невинны и чисты, но и великодушны, на том основании, что они являются суррогатными матерями для всех нас на протяжении всей жизни, обеспечивая все эти галлоны молока. Вот и все: коровы обладают большим духом — идею, которую Аристотель признал бы. И я даже не упомянул зрелый чеддер.

Но есть одна вещь, которая четко отделяет людей от животных, и я предлагаю ее, не вдаваясь в религиозную дискуссию о душах, хотя души в некотором смысле вступают в это.Люди создают искусство. Не все люди, конечно (не я, например), но у всех есть потенциал быть Рембрандтом или Моцартом, а также ценить их.

По общему признанию, этот аргумент сбивает с толку предположение, что если дать шимпанзе достаточно времени, он или она сможет набросать на пишущей машинке все сочинения Шекспира. Однако эта теорема о бесконечной обезьяне вовсе не о животных. Это математическая метафора. Он просто описывает математические возможности случайных и бесконечных последовательностей символов и чисел.Но, как спрашивает неслучайная Википедия, можем ли мы действительно представить себе вероятность того, что вселенная, полная обезьян, наберет Двенадцатая ночь или Король Лир , не говоря уже обо всех 37 пьесах барда?

Какой бы умной ни казалась ваша собака, способен ли Ровер сочинять струнные квартеты Бетховена или даже ценить любые мелодии более тонкие, чем марш Соуза? Позвольте мне представить вас, молитесь, кошке, которая только что нарисовала замечательный компаньон для работы Vermeer Milkmaid .

Неуклюжая команда, я полагаю, может быть готова возразить, что животные и насекомые имеют свои собственные формы искусства, которые мы, люди, просто не понимаем. Они находятся над или под нашим эстетическим экраном радара. Добро пожаловать в мир исследователей тараканов и авторов хайку о жуках. Пригласите сурикатов, которые поставили блестящее представление Волшебная флейта , и жирафов, которые дали нам свой собственный цикл Ring .

Нет, именно художественное творчество человека выделяет нас из царства животных.Вы смотрите на картину Микеланджело или Рафаэля и знаете, что значит быть человеком, со всей способностью выразить в камне или нарисовать, что значит быть живым, с более высоким интеллектом, чем летучая мышь или ласка.

Как вы описываете отношения между вами как аудиторией или зрителем и произведением искусства, которым вы восхищаетесь? Иногда не хватает слов. Вы не вполне можете описать свою реакцию на «Четыре последних песни » Штрауса. Так что же у вас нет у вашего полосатого кота? Лучше не упоминать эту душу.

Крис Паттен — эксперт по другим направлениям и председатель BBC Trust. «Что делает нас людьми?» сериал издается в связи с шоу Джереми Вайна «» Радио 2.

В отличие от животных и растений, почему люди принадлежат к одному виду?

Sanjay, Ченнаи

Эволюция человека является частью теории эволюции Дарвина, которая предписывает концепцию «выживания наиболее приспособленных». Современные люди принадлежат к роду гоминидов Homo (который включает всех примитивных предков человека, включая шимпанзе, горилл и орангутанов).Род Homo состоит из трех различных видов, а именно habilis, erectus и sapiens, которые развивались один за другим, хотя и с некоторыми частями. Мы принадлежим к последнему виду «homo sapiens». На латыни Homo sapiens означает «знающий человек» или «человек знания», и представители этого вида обладают самым большим мозгом по сравнению с другими видами. Факты свидетельствуют о том, что Homo sapiens существовал еще 40 000 лет назад в Африке, а также в Израиле (Европе). Homo erectus существовал в Индонезии примерно 30 000 лет назад.Это ясно показывает, что сосуществовали более одного вида. Причины исчезновения других видов неизвестны. Можно предположить, что это может быть связано со старением и ослаблением генома вида. По временной шкале могут быть репродуктивные, иммунологические, дегенеративные и раковые ошибки в геноме, которые могут привести к исчезновению. Физические факторы, экстремальные погодные условия и неспособность бороться за выживание также могли быть причиной исчезновения.Дополнительными факторами может быть жесткая конкуренция за ресурсы с разумными людьми, у которых более крупный и аналитический мозг. S.P. С. Джайн, Большая Нойда

Вопросы этой недели

Почему не используют море и пустыню

песок строительный?

C.K. Анбажаган, Намаккал, Тамил Наду

Почему трение термобаллона о стеклянную поверхность производит много шума?

Abhijith K. P., Thodupuzha, Kerala

Читатели могут отправлять вопросы / ответы о науке и технологиях в Уголок вопросов по телефону

со своими именами и адресами на следующий электронный адрес: questioncorner @ thehindu.co.in или редактору The Hindu (Science and Technology),

859-860, Анна Салаи, Ченнаи 600002.

UF Researcher: Животные думают по-своему, но в отличие от людей — Новости

13 апреля 2004 г.

GAINESVILLE, Fla. — Ваша собака знает, был ли у вас плохой день? Возможно, но не ждите, что ваша кошка поймет это.

Понимают ли шимпанзе, почему те, кто их не видит, не предлагают им угощения?

Есть ли у летучих мышей-вампиров способность выражать благодарность, отвечая на одолжение?

Ответы зависят от того, что подразумевается под словом «думать», по словам профессора психологии Университета Флориды Клайва Винна, который пишет об этих и других особенностях существ в новой 244-страничной книге «Думают ли животные?» публикуется в этом месяце издательством Princeton University Press.

Хотя животные могут делать много умных вещей и даже рассуждать, у них нет способности размышлять о том, что они делают, что является одним из важных элементов мышления, — сказал Винн, который в течение 20 лет изучал поведение животных у различных видов. от голубей до сумчатых.

«Животные могут учиться, но всегда ли обучение подразумевает мышление, — сказал он. «Возможно, главный вывод состоит в том, что каждый вид думает по-своему, способ, который адаптирован к миру, в котором он живет.

Винн сказал, что решил написать книгу после того, как заметил, что ряд «фактов» о животных, представленных в популярных телешоу, не выдерживает более тщательного изучения. Основываясь на тщательном изучении публикаций в этой области, он развенчивает некоторые распространенные мифы, например, что шимпанзе понимают язык, а дельфины используют сложный язык, основанный на их подводной вокализации.

«Эта книга критически, иконоборчески и остроумно рассматривает утверждения об интеллекте и языке у других видов, часто сделанные искренними, хотя и пушистыми и — иногда просто саморекламными — учеными», — сказал Джонатан Маркс, молекулярный антрополог. из Университета Северной Каролины в Шарлотте и автор книги «Что значит быть шимпанзе на 98 процентов: обезьяны, люди и их гены.Он сказал: «Я получил больше удовольствия от чтения этой книги, чем от любой другой книги за долгое время».

Книга также критикует энтузиастов животных Джейн Гудолл, приматолога, и Питера Сингера, основателя философии «Освобождение животных», за очеловечивание животных, не согласных с их позицией о том, что у людей мало, если они вообще есть, психологические способности, уникальные по сравнению с животными.

«Эти люди утверждают, что, поскольку шимпанзе разделяют 98 процентов материала ДНК человека, это означает, что психологически они должны быть на 98 процентов такими же, как мы», — сказал он.«Но шимпанзе — не люди, носящиеся в волосатых костюмах».

Хотя шимпанзе можно научить нажимать «правую» кнопку на компьютере, их, конечно же, нельзя научить ничему, напоминающему человеческое общение. Напротив, типичный двухлетний ребенок заучивает в среднем 300 новых слов каждый месяц, сказал он.

И хотя дельфины используют сонар для идентификации различных объектов под водой и обладают «удивительной способностью» определять последовательность материала, из которого сделан объект, по словам Винна, они не общаются, как люди, для обмена информацией.

Даже сексуальные привычки дельфинов были пищей для заблуждений. «Вы когда-нибудь слышали, что дельфины — единственный вид, кроме людей, который занимается сексом для удовольствия, а не для продолжения рода?» — спросила Винн. «Я слышал это так много раз, что всегда спрашиваю:« Значит, вы имеете в виду, что другие виды животных знают, когда занимаются сексом, что они делают это, чтобы иметь потомство? »» По крайней мере, среди австралийских дельфинов секс довольно популярен. он сказал, что насильственно, и большинство женщин принуждают к этой деятельности.

Еще одним неправильно понятым существом является летучая мышь-вампир из Центральной Америки, которая, вопреки своему зловещему названию, оказывается единственным нечеловеческим видом, который отвечает взаимностью, сказал Винн. По его словам, летучие мыши-вампиры, которые не получают кровавую еду раз в три ночи, умирают, поэтому, если летучая мышь возвращается на насест без нее, она будет умолять другого, который извергнет кровь, чтобы поделиться ею.

«Люди изучили это очень подробно, слоняясь на дне насеста, покрываясь гуано летучих мышей», — сказал Винн.«И оказывается, что летучие мыши могут помнить, кто помогал им в прошлом, и с большей вероятностью выплюнут кровь из-за летучей мыши, которая ранее им помогала».

Ближе к дому кошки и собаки полностью различаются по своему отношению к окружающей среде, особенно когда речь идет о людях. Когда-то собаки были социальными охотниками, а теперь им отчаянно нужно быть частью стаи, и они будут делать все, чтобы остаться со своими хозяевами, даже если с ними плохо обращаются. С другой стороны, кошки, которые являются независимыми охотниками, довольно асоциальны и довольно равнодушны к человеку.

«Ваша собака никогда не отвергнет вас, и она великолепно распознает все ваше поведение», — сказал он.

Собака, не теряя времени, просила еды у человека, который не мог ее видеть, как показал эксперимент венгерской группы исследователей. По его словам, имея выбор между двумя людьми, сидящими на скамейке в парке и протягивающими бутерброды с печеночной колбасой, собаки в эксперименте всегда выбирали человека, который мог их видеть, а не того, чьи глаза смотрели в сторону.

Аналогичный эксперимент с шимпанзе, однако, показал, что они с такой же вероятностью просят у людей с ведрами над головой или с завязанными глазами на глазах, как и у тех, кто смотрит прямо на них, сказал он.

«Собаки жили с людьми, некоторые говорят, что уже сто тысяч лет», — сказал Винн. «Чтение человеческих мыслей — это не то, что вы делаете, находясь в тесном родстве с людьми. Это то, что вы делаете, проводя тысячи поколений, общаясь с людьми и узнавая, чем они занимаются ».

Моральный статус животных (Стэнфордская философская энциклопедия)

1. Моральная значимость животных

Сказать, что существо заслуживает морального рассмотрения, значит сказать, что
это моральное требование, которое это существо может предъявить тем, кто может распознать
такие претензии.Морально значимое существо — это существо, которое может быть
обиделась. Часто думают, что, поскольку только люди могут распознать
моральные претензии, только люди морально значительны. Тем не мение,
когда мы спрашиваем, почему мы думаем, что люди — единственные существа, которые могут
быть обиженным с моральной точки зрения, мы начинаем понимать, что класс существ, способных
признать моральные претензии и класс существ, которые могут страдать от моральных
заблуждения не одинаковы.

1.1 Видоизм

Иногда ссылаются на мнение, что только люди считаются с моральной точки зрения.
как «спесесизм».В 1970-х Ричард Райдер придумал
этот термин во время кампании в Оксфорде, чтобы обозначить повсеместный тип человеческих предрассудков, которые он
мысль была похожа на расизм. Он возражал против того, чтобы отдавать предпочтение собственному
видов, при эксплуатации или причинении вреда представителям других видов. Питер
Зингер популяризировал этот термин и сосредоточился на способе спесесизма, без
моральное оправдание, отвечает интересам человека:

расист нарушает принцип равенства, придавая больший вес
интересам представителей своей расы, когда происходит столкновение
между их интересами и интересами другой расы.Точно так же спесиолог позволяет интересам своего собственного вида
отвергать большие интересы представителей других видов. В
узор в каждом случае одинаков. (Певица 1974: 108)

Дискриминация по расовому признаку, как и дискриминация по биологическому признаку
считается предвзятым, потому что это не те характеристики, которые
важно, когда дело касается моральных требований.

Действия и взгляды сторонников вида наносят ущерб, потому что нет
prima facie причина предпочтения интересов людей
принадлежащий к видовой группе, к которой также принадлежит
интересы тех, кто этого не делает.Что люди являются членами
вид Homo sapiens , безусловно, является отличительной чертой
люди — люди имеют общий генетический состав и отличительные
физиологии, мы все выходим из человеческой беременности, но это
неважно с моральной точки зрения. Видовая принадлежность — это
морально нерелевантная характеристика, немного удачи, которой больше нет
морально интереснее, чем родиться в Малайзии или Канаде. Как
морально нерелевантная характеристика, она не может служить основанием для
точка зрения, согласно которой наш вид заслуживает морального рассмотрения, т.е.
не причитается представителям других видов.

Кто-то может ответить, что это не принадлежность к биологической категории.
это имеет значение морально, а скорее социальное значение тех
категории, значения, которые структурируют не только институты, которые мы
действуют внутри, но как мы концептуализируем себя и свой мир.
Люди выработали моральные системы, а также множество других
ценные практики, и, создавая эти системы, мы отделяем
человек из остального животного царства. Но категория
Само слово «человек» оспаривается с моральной точки зрения.Некоторые утверждают, что
Например, расизм — это не просто или даже в первую очередь
дискриминация и предрассудки, а скорее механизм дегуманизации
черноту, чтобы создать условия, делающие людей белыми (см.
Fanon 1967; Ким 2015; Ко и Ко 2017). В соответствии
с этой точки зрения, спесесизм не сосредоточен на
дискриминации или предрассудков, но является центральным инструментом для создания человеческого
(и белых) превосходство или исключительность.

1.2 Человеческая исключительность

Подобно спесесизму, исключительность человека можно понять по-разному.
способами.Самый распространенный способ понять это — предположить, что
явно человеческие способности, и именно на их основе
способности, которые у людей есть моральный статус, а у других животных нет. Но
какие способности выделяют всех и только людей как виды существ
что можно обидеть? Ряд кандидатских возможностей был
предлагаемые — развитие семейных уз, решение социальных проблем,
выражать эмоции, начинать войны, заниматься сексом для удовольствия, использовать
язык или абстрактное мышление — это лишь некоторые из них.Как выясняется из,
Бесспорно, ни одно из этих действий не является уникальным для человека. Оба
научная и популярная работа о поведении животных предполагает, что многие из
деятельность, которая считается отличной от человека, происходит в
нелюдей. Например, многие виды нечеловеческих существ долго развиваются.
прочных родственных связей — матери орангутангов остаются со своими детенышами на
восемь-десять лет, и хотя они в конечном итоге расстались, они
продолжают поддерживать свои отношения. Менее одинокие животные, такие
как шимпанзе, павианы, волки и слоны поддерживают
семейные ячейки, построенные на сложных индивидуальных отношениях, на долгое время
периоды времени.Сурикаты в пустыне Калахари известны
жертвовать собственной безопасностью, оставаясь с больной или раненой семьей
членов, чтобы смертельно больные не умерли в одиночку. Все животные живые
в социально сложных группах должны решать различные проблемы, которые неизбежно
возникают в таких группах. Псовые и приматы особенно искусны в
это, но даже куры и лошади, как известно, распознают большое количество
людей в их социальных иерархиях и маневрировать в
их. Один из способов, с помощью которых животные, не являющиеся людьми, решают свои социальные проблемы.
среды — это особое внимание к эмоциональным
состояния окружающих.Когда сородич злится, это
хорошая идея уйти с его пути. Животные, у которых развиваются связи на всю жизнь
известно, что они страдают от смерти своих партнеров. Некоторые даже
сказал умереть от печали. Дарвин сообщил об этом в году.
Мужчина
: «Так сильно скорбят обезьяны-самки по
потеря их детенышей, что неизменно приводило к смерти некоторых
виды »(1871: 40). Сообщение Джейн Гудолл о смерти
здоровый 8-летний шимпанзе Флинт всего через три недели после
смерть его матери Фло также предполагает, что печаль может иметь
разрушительное воздействие на нечеловеческих животных (см. Goodall 2000:
140–141 в Bekoff 2000).Койоты, слоны и косатки
также относятся к тем видам, для которых глубокое воздействие горя оказывает
сообщалось (Bekoff 2000), и многие владельцы собак могут предоставить аналогичные
учетные записи. Хотя жизни многих, а может быть и большинства, нечеловеков в
дикие поглощены борьбой за выживание, агрессией и битвой,
есть некоторые нечеловеческие существа, чьи жизни характеризуются выражениями
радости, игривости и много секса (Woods 2010). Недавний
исследования в области когнитивной этологии показали, что некоторые нечеловеческие
заниматься манипулятивной и обманчивой деятельностью, умеет конструировать
«Когнитивные карты» для навигации, и некоторые нелюдейские
кажется, понимают символическое представление и могут использовать
язык. [1]

Похоже, что большинство способностей, которые, как считается, позволяют различать
люди как морально значимые существа, часто наблюдались в
менее сложная форма в нечеловеческом мире. Потому что человеческое поведение
и познание имеют глубокие корни с поведением и познанием
другие животные, подходы, которые пытаются найти резкое поведение или
когнитивные границы между людьми и другими животными остаются
спорный. По этой причине попытки установить человеческую уникальность
путем выявления определенных способностей, не являются наиболее перспективными, когда
приходит к серьезным размышлениям о моральном статусе животных.

1.3 Личность

Тем не менее, есть кое-что важное, что считается
отличать людей от нечеловеческих, что не сводится к
наблюдение за поведением лучше всего объясняется наличием определенного
способность, и это наша «личность». Понятие
личность определяет категорию морально значимых существ, которые
считается равноправным с человечеством. Исторически Кант — это
самый известный защитник личности как качества, которое делает существо
ценным и, следовательно, морально значительным (для современного утилитарного
обсуждение личности, см. Варнер 2012).Кант пишет:

… каждое разумное существо существует как самоцель, а не
просто как средство, которое может произвольно использоваться тем или иным
будет … Существа, существование которых зависит не от нашей воли, а от
природа, тем не менее, если они не рациональные существа, только
относительная ценность как средство и поэтому называется вещами. С другой
стороны, разумные существа называются личностями постольку, поскольку их природа
уже отмечает их как самоцель. (Кант [1785] 1998: [Ak
4: 428])

И:

Тот факт, что человек может иметь представление
«Я» бесконечно возвышает его над всеми остальными существами на
земля.Этим он человек … то есть существо в целом
отличается рангом и достоинством от вещей, таких как иррациональные животные,
с которыми можно иметь дело и распоряжаться по своему усмотрению. (Кант
[1798] 2010: 239 [Ак 7: 127])

Более поздняя работа в кантианском духе развивает эту идею. Кристин
Корсгаард, например, утверждает, что люди «уникально» сталкиваются с
проблема, проблема нормативности. Эта проблема возникает из-за
рефлексивная структура человеческого сознания. Мы можем и часто делаем,
подумайте о своих желаниях и спросите себя: «Эти желания
причины для действий? Эти импульсы представляют собой то, что я
хотите действовать согласно? » Наши отражающие способности позволяют нам
и требуют, чтобы мы отступили от наших простых импульсов, чтобы
чтобы определить, когда и нужно ли действовать в соответствии с ними.Отступая, мы получаем
определенное расстояние, с которого мы можем ответить на эти вопросы и решить
проблема нормативности. Мы решаем, относиться ли к нашим желаниям как
причины для действий, основанные на наших представлениях о себе, на наших
«Практические идентичности». Когда мы определяем, действительно ли мы
должны рассматривать конкретное желание как повод для действий, которыми мы занимаемся
дальнейший уровень размышлений, уровень, требующий одобрения
описание самих себя. Это одобрительное описание нас самих,
эта практическая идентичность является необходимой моральной идентичностью, потому что без
мы не можем рассматривать свою жизнь как стоящую, чтобы жить или наши действия
делает.Корсгаард предполагает, что люди сталкиваются с проблемой нормативности
способом, которым, по-видимому, не обладают люди:

Внимание низшего животного сосредоточено на мире. Его
восприятие — это его убеждения, а его желания — это его воля. это
занимается сознательной деятельностью, но не осознает из
их. То есть они не являются объектами его внимания. Но мы люди
животные обращают наше внимание на наши представления и желания
самих себя, к нашей собственной умственной деятельности, и мы осознаем
из им.Вот почему мы можем думать о .
их… И это ставит перед нами проблему, которой нет ни у одного другого животного. это
проблема нормативного…. Рефлексивный ум не может
довольствуйтесь восприятием и желанием, а не просто так. Для этого нужна причина.
(Корсгаард 1996: 93)

Здесь Корсгаард понимает «разум» как «своего рода
рефлексивный успех »и учитывая, что нечеловеческие существа считаются
неспособные размышлять таким образом, чтобы они могли добиться такого успеха,
оказывается, что они не действуют по причинам, по крайней мере, по причинам этого
своего рода.Поскольку нечеловеческие существа не действуют по причинам, у них нет
практическая идентичность, от которой они размышляют и ради которой действуют. Так
людей можно отличить от нечеловеческих, потому что люди, мы можем
скажем, являются источниками нормативности, а нечеловеческие — нет.

1.3.1 Рациональные лица

Но можно утверждать, что взгляд Канта на личность не различает всех
и только люди, как морально значимые. На самом деле личность — это не
совпадают с человечеством, когда понимаются как общее описание
группа, к которой принадлежат люди.И серьезная часть этого
проблема не в том, что могут быть какие-то инопланетяне или божества
обладающие рациональными способностями. Серьезная проблема в том, что многие люди
не личности. Некоторые люди, т. Е. Младенцы, дети, люди в
комы — не обладаете рациональными способностями к саморефлексии
связаны с личностью. Эта проблема, к сожалению известная в
литература как проблема «маргинальных случаев» ставит
серьезные трудности для «личности» как критерий
моральная внимательность. Многие существа, чья положительная моральная ценность у нас
глубоко укоренившиеся представления о том, к кому мы относимся морально
значительные, будут исключены из рассмотрения этим аккаунтом.

Есть три способа ответить на этот нелогичный вывод.
Один из них, который можно вывести из одной интерпретации Канта, — это
косвенно предполагают, что неличности значительны с моральной точки зрения. Хоть
Кант полагал, что животные — это просто вещи, похоже, что он этого не делал.
искренне верю, что мы можем избавиться от них так, как захотим. в
Лекции по этике он дает понять, что у нас есть косвенные
обязанности по отношению к животным, обязанности, которые относятся не к ним, а к
их постольку, поскольку наше обращение с ними может повлиять на наши обязанности по
человек.

Если человек стреляет в свою собаку, потому что животное больше не способно
службы, он не нарушает своего долга перед собакой, потому что собака не может
судить, но его поступок бесчеловечен и вредит самому себе, что человечество
что его долг показать человечеству. Если он не задушит
свои человеческие чувства, он должен проявлять доброту к животным, потому что он
жестокий к животным становится жестким и в отношениях с людьми.
([1784–5] 1997: 212 [Ak 27: 459])

И можно утверждать, что то же самое можно сказать и о тех людях, которые
не личности.Мы не уважаем нашу человечность, когда действуем бесчеловечно
пути к не-людям, независимо от их вида.

Но этот косвенный взгляд неудовлетворителен — он не в состоянии уловить
независимое зло, которое делается по отношению к не-личности. Когда кто-то
насилует женщину, находящуюся в коме, или бьет ребенка с серьезным повреждением головного мозга, или
поджигают кошку, они не просто неуважительно относятся к человечеству или
сами как его представители, они поступают несправедливо
не-личности. Итак, второй способ избежать нелогичного
вывод состоит в том, чтобы утверждать, что такие не-личности стоят в надлежащем
отношения к «рациональной природе», так что они должны быть
считается значительным с моральной точки зрения.Аллен Вуд (1998) утверждает в этом
способ и предполагает, что все существа, потенциально обладающие рациональным
природа, или у кого она есть виртуально, или у кого она есть, или у кого есть часть
этого, или у кого есть необходимые условия для этого, что он называет
«Инфраструктура рационального характера», должна быть
прямо морально значительный. Поскольку существо стоит в этом
по отношению к разумной природе, это те существа, которые могут быть
обиделась.

Этот ответ мало чем отличается от ответа известного защитника прав животных Тома.
Риган, которая утверждает, что для нравственных соображений важно
не различия между людьми и нечеловеками, а
сходства.Риган утверждает, что, поскольку люди делятся с определенными
нелюдей (включая тех людей и нелюдей, у которых есть
определенный уровень организованной когнитивной функции) способность быть
испытать предмет жизни и иметь индивидуальное благополучие, которое
имеет значение для них независимо от того, что думают другие, оба заслуживают
моральное рассмотрение. Риган утверждает, что предметов жизни:

хотят и предпочитают вещи, верят и чувствуют, вспоминают и ожидают
вещи. И все эти измерения нашей жизни, включая наше удовольствие
и боль, наше наслаждение и страдание, наше удовлетворение и
разочарование, наше дальнейшее существование или наша безвременная смерть — все
изменить качество нашей жизни, как прожитой, так и пережитой,
нами как частными лицами.То же самое и с… животными…
они тоже должны рассматриваться как испытывающие субъекты жизни, с
присущая им ценность. (Реган 1985: 24)

Корсгаард использовал третий способ решения этой проблемы.
кто утверждает, что есть большая разница между теми, у кого
нормативные, рациональные способности и те, у кого их нет, но в отличие от Канта,
считает, что как люди, так и нечеловеческие существа являются надлежащими объектами нашего
моральное беспокойство. Она утверждает, что те, у кого нет нормативных, рациональных
мощности делят определенные «естественные» мощности с
людей, и эти природные способности часто являются содержанием
моральные требования, которые люди предъявляют друг к другу.Она пишет,

когда мы требуем… признания, мы требуем, чтобы наша
естественные заботы — объекты наших естественных желаний и
интересы и привязанности — получить статус ценностей,
ценности, которые должны по возможности уважаться другими. И много
этих естественных проблем — желание избежать боли — очевидное
пример — проистекает из нашей животной природы, а не из нашей рациональной
природа. (Корсгаард 2007: 7)

То, что моральные агенты считают ценным и нормативно обязательным, не является
только наши рациональные или автономные способности, но потребности и желания
у нас есть живые воплощенные существа.Поскольку эти потребности и желания
ценны для агентов, возможностью испытывать аналогичные потребности и
желания пациентов также следует ценить.

1.3.2 Юридические лица

В судах все люди и некоторые корпорации считаются личностями.
в юридическом смысле. Но все животные, младенцы и взрослые, не являются законными.
лиц, а по закону они считаются собственностью. Там
было несколько попыток изменить правовой статус некоторых нечеловеческих
животные из собственности в лиц.Проект по защите прав человека (NhRP)
основанная Стивеном Уайзом, возбудила серию дел в Нью-Йорке.
суды, стремящиеся установить юридическое лицо для конкретных
шимпанзе содержатся в штате с целью защиты их
права на физическую неприкосновенность и свободу, и позволить им искать средства правовой защиты,
через их доверенных лиц, когда эти права нарушаются. Шимпанзе
хороший тест для установления нечеловеческой юридической личности, поскольку они
являются, согласно документам, поданным NhRP, автономными существами с
сложные когнитивные способности, включая

эпизодическая память, самосознание, самопознание, самоагентство,
ссылочное и намеренное общение, мысленное путешествие во времени,
численность, последовательное обучение, медитационное обучение, психическое состояние
моделирование, визуальная перспектива, понимание опыта
другие, преднамеренное действие, планирование, воображение, сочувствие,
метапознание, рабочая память, принятие решений, имитация, отложенный
имитация, подражание, инновации, материальные, социальные и символические
культура, кросс-модальное восприятие, использование инструментов, изготовление инструментов,
причина и следствие.(ходатайство NhRP против Самуэля Стэнли, стр. 12, см. Другие Интернет-ресурсы)

Юридические аргументы в пользу расширения личности за пределы человеческих параллелей
более общие этические аргументы, расширяющие этическое рассмотрение
наружу от тех, кто занимает моральный центр. Переходя к эмпирическим
работа, призванная показать, что другие животные действительно похожи на этих
считаются юридическими лицами, приматологи представили письменные показания под присягой
подтверждая то, чему они научились, работая с шимпанзе. Мэри Ли
Йенсвольд предлагает

в том, как шимпанзе и человек
коммуникативные навыки развиваются с течением времени, что предполагает аналогичное развитие
когнитивный процесс между двумя видами и лежащий в основе
нейробиологическая преемственность.(Показания под присягой Йенсвольда, стр. 4, в других интернет-ресурсах)

Джеймс Кинг отмечает

шимпанзе и люди похожи друг на друга своими способностями
испытать счастье и то, как оно относится к индивидуальным
личность. (Под присягой короля, стр. 8, в других интернет-ресурсах)

И Матиас Осват делает замечательные заявления о шимпанзе.
личность:

Автономное сознание дает человеку любого вида
автобиографическое ощущение себя с будущим и прошлым.Шимпанзе и
другие человекообразные обезьяны явно обладают автобиографическим «я», так как они
могут подготовиться к будущим действиям… они, вероятно, смогут,
как и люди, испытывать боль из-за ожидаемого будущего события, которое
еще не произошло. Например, заключение кого-то в тюрьму или клетку для
установленное время или на всю жизнь потеряет большую часть своей силы в качестве наказания, если
у этого человека не было самооценки. Каждый момент будет новым
момент без сознательного отношения к следующему. Но шимпанзе. а также
другие человекообразные обезьяны имеют представление о своем прошлом и будущем и
поэтому страдайте от боли из-за того, что не можете выполнить свою
цели или двигайтесь как хотите; как люди, они испытывают
боль предвкушения бесконечной ситуации.(Osvath affidavit, pp. 4–7, in Other Internet Resources)

Эти утверждения, а также утверждения других экспертов, указывают на
аналогичные способности шимпанзе и других человекообразных обезьян
делиться с людьми, и именно в силу этих способностей законные
личность ищется.

1,4 Чувствительность

Использование рациональной природы или когнитивных способностей в качестве критерия
моральная рассудительность упускает из виду важный факт о животных, людях
и нечеловеческий. Наша жизнь может стать лучше или хуже для нас.Утилитаристы
традиционно утверждали, что поистине морально важная черта
существа недооценивают, когда мы сосредотачиваемся на личности или рациональном,
саморефлексивная природа людей, или отношение, к которому существо находится
такого характера, или являясь предметом жизни, или являясь юридическим лицом.
По мнению утилитаристов, действительно важно продвижение
счастье или удовольствие, или удовлетворение интересов, и
избегание боли, страданий или нарушения интересов. Бентам,
один из самых решительных защитников сентиентистского взгляда на моральное
рассудительность, классно написал:

Другие животные, которые в силу своих интересов были
пренебрегая бесчувственностью древних юристов, стоит деградировать
в класс вещей .[курсив оригинала] …
день прошел, я с сожалением могу сказать, что во многих местах он еще не прошел, в
которые большая часть разновидностей под наименованием
с рабами обращались … на том же уровне, что и …
животные по-прежнему. Может наступить день, когда остальное животное
создание может получить те права, которые никогда не могли быть
удерживается от них, но рукой тирании. У французов есть
уже обнаружил, что черная кожа — не причина, по которой человеческий
бытие должно быть оставлено без возмещения капризу
мучитель.Возможно, однажды придет время признать, что количество
ноги, вздутия кожи или прекращение
ossacrum , одинаково недостаточны для отказа от
чувствительное существо к той же судьбе. Что еще следует отслеживать
непреодолимая линия? Это способность разума или, может быть,
способность к дискурсу?… вопрос не в том, могут ли они
причина ? ни, могут ли они говорить ? но, могут ли они
страдают ? (Бентам 1780/1789: глава xvii, параграф 6)

Современные утилитаристы, такие как Питер Сингер (1990, 1979
[1993]), предполагают, что не существует морально оправданного способа исключить
из моральных соображений нелюдей или нелюдей, которые могут четко
страдать.Любое существо, заинтересованное в том, чтобы не страдать, заслуживает
учтите этот интерес. И нечеловек, который действует
Можно подумать, что избегание боли имеет именно такой интерес. Четный
современные кантианцы признали моральную силу
переживание боли. Корсгаард, например, пишет: «Это
боль быть болью. И это нетривиальный факт »(1996:
154).

Когда вы жалеете страдающее животное, это потому, что вы воспринимаете
причина. Крики животного выражают боль, и они означают, что там
это повод, повод изменить его условия.И ты больше не можешь
слышать крики животного просто как шум, чем слова
человек. Точно так же вас может обязать другое животное
другой человек может. … Итак, конечно, у нас есть обязательства по
животные. (Корсгаард 1996: 153)

Когда мы сталкиваемся с животным, страдающим от боли, мы признаем его притязания на нас,
и поэтому существа, которые могут страдать, морально значительны.

2. Моральное значение моральных требований животных

То, что нечеловеческие животные могут предъявлять к нам моральные претензии, само по себе не
указать, как следует оценивать такие претензии и противоречивые претензии
вынесено решение.Быть морально значительным — это все равно, что показаться на моральном
экран радара — насколько силен сигнал или где он находится
по экрану — это отдельные вопросы. Конечно, как аргументировать
моральная внимательность к нечеловеческим животным проинформирует нас о том, как мы должны
понять силу заявлений животного.

Согласно точке зрения, моральные претензии животного равносильны
на моральное право, любое действие, не относящееся к животному как к существу
с присущей им ценностью нарушит право этого животного и является
таким образом морально неприемлемо.Согласно позиции по правам животных,
относиться к животным как к средству достижения каких-то человеческих целей, как это делают многие люди
когда они едят животных или экспериментируют с ними, это нарушает
животное правильно. Как написал Том Риган,

… С животными обращаются регулярно, систематически, как если бы их
ценность были сведены к их полезности для других, они
обычно, систематически относятся к ним с неуважением, и, таким образом,
их права регулярно и систематически нарушаются. (Риган 1985: 24).

Позиция прав животных — абсолютистская.Любое существо, которое
является предметом жизни, имеет внутреннюю ценность и права, которые защищают
такая ценность, и все предметы жизни имеют эти права в равной степени. Таким образом
любая практика, которая не уважает права тех животных, которые
иметь их, например, есть животных, охотиться на животных, экспериментировать
животные, использующие животных для развлечения, неправильно, независимо от
человеческие потребности, контекст или культура.

Утилитарная позиция по отношению к животным, чаще всего ассоциируемая с
Питер Сингер и в народе, хотя и ошибочно,
Позиция прав животных, на самом деле, весьма различна.Здесь мораль
значение претензий животных зависит от того, какие еще морально
значительные конкурирующие претензии могут иметь место в любой конкретной ситуации.
В то время как равные интересы всех морально значимых существ
в равной степени рассматриваемая практика может в конечном итоге нарушить или
расстраивает некоторые интересы, но не будет считаться морально неправильным
если при рассмотрении всех равных интересов больше этих интересов
довольны, чем разочарованы. Для утилитаристов, таких как Сингер, что
имеет значение сила и характер интересов, а не чьи интересы
эти.Итак, если доступны единственные варианты, чтобы спасти жизнь
одного морально значимого существа — причинить вред, но не смерть,
другое морально значимое существо, тогда, согласно утилитарному
положение, причинившее этот вред, может быть морально оправданным. Аналогично, если
есть два направления действий, одно из которых вызывает чрезмерное количество
страдание и окончательная смерть, и та, которая причиняет гораздо меньше страданий
и безболезненной смерти, то последняя была бы морально предпочтительнее
бывший.

Рассмотрим промышленное сельское хозяйство, наиболее распространенный метод преобразования
тела животных в относительно недорогую пищу в промышленно развитых странах.
общества сегодня.По оценкам, 8 миллиардов животных в Соединенных Штатах
рождаются, ограничиваются, подвергаются биологическим манипуляциям, транспортируются и
в конечном итоге убивают каждый год, чтобы люди могли их съесть. В
условия, в которых выращиваются эти животные, и метод
бойня причиняет огромные страдания (см., например, Мейсон
& Singer 1980 [1990]). Учитывая, что животные страдают в таких условиях
и если предположить, что страдания не в их интересах, тогда
практика промышленного животноводства была бы морально оправдана только в том случае, если бы ее
отмена должна была вызвать большие страдания или большее количество
интерес разочарование.Конечно, люди, которым нравится есть
животным будет труднее удовлетворить эти интересы в отсутствие
заводских ферм; это может стоить дороже и потребовать больше усилий для получения
животные продукты. Фермеры и отрасли, которые поддерживают
промышленное сельское хозяйство, также потеряет определенные интересы, если
Промышленное земледелие подлежало упразднению. Сколько интересного разочарования
и удовлетворение интереса будет связано с концом фабрики
сельское хозяйство — во многом вопрос эмпирический. Но утилитаристы не
делать необоснованные прогнозы, когда они утверждают, что в итоге
страдания и расстройства интересов, которые испытывают животные в современном мире.
дневное производство мяса больше, чем страдания людей
терпеть, если им пришлось изменить свои текущие практики.

Важно отметить, что утилитарный аргумент в пользу моральной значимости
страдания животных при производстве мяса не являются аргументом в пользу
вегетарианство. Если бы животное прожило счастливую жизнь и безболезненно
убиты, а затем съедены людьми, которые иначе страдали бы от голода или
недоедание, если не съесть животное, а затем безболезненно убить и
съесть животное было бы морально оправданным поступком. Во многих
части мира, где экономические, культурные или климатические условия
сделать практически невозможным для людей поддерживать себя на растениях
основанных на диетах, убийстве и употреблении в пищу животных, которые ранее вели относительно
непринужденных жизней и безболезненно убитых, не будет морально
нежелательно.Таким образом, утилитарная позиция позволяет избежать определенных обвинений.
культурного шовинизма и морализма, обвиняет права животных
положение очевидно не может избежать.

Можно возразить, что предположение, что морально приемлемо
охотиться и есть животных для людей, живущих в арктических регионах, или для
кочевых культур или, например, для бедных сельских жителей, это
потенциально потворствовать безболезненному убийству других морально значимых
существа, подобные людям, для употребления в пищу в аналогичных ситуациях.Если
нарушение прав животного можно терпеть с моральной точки зрения, особенно
право на жизнь, то подобные нарушения прав могут быть морально
терпимо. В непризнании неприкосновенности нравственного
претензий всех морально значимых существ, утилитаризм не может
учитывать один из наших основных принципов prima facie, а именно:
убивать морально значимое существо неправильно.

На подобные возражения есть как минимум два ответа. Первое
обращается к негативным побочным эффектам, которые может вызвать убийство.Если, чтобы
возьмем чрезмерно используемый и печально скучный контрпример, один человек
могут быть похищены и безболезненно убиты, чтобы предоставить части тела
для четырех человек, которые умрут без них, неизбежно
быть отрицательными побочными эффектами, которые, учитывая все обстоятельства, могут сделать
похищение неправильно. Здоровые люди, зная, что их можно использовать как запасные
части, могут стать нездоровыми, чтобы избежать такой участи, или они
может испытывать столько стресса и страха, что общее состояние дел
будет хуже, чем то, в котором погибло четыре человека.Обращаясь к
побочные эффекты, когда дело доходит до убийства, безусловно
правдоподобно, но не в состоянии уловить, что прямо не так
убийство.

Более удовлетворительный ответ заставил бы нас принять то, что можно было бы назвать
многофакторная перспектива, учитывающая виды
проценты, которые возможны для определенных видов морально значительных
существа, содержание интересов рассматриваемых существ, их
относительный вес и контекст тех, у кого они есть. Рассмотрим
тюлень, который всю свою жизнь свободно бродил по океанам и ледяным равнинам
и которого внезапно и безболезненно убивают, чтобы обеспечить пищей человека
семья изо всех сил пытается пережить суровую зиму в далеких северных краях.Хотя, вероятно, правда, что печать сразу же заинтересовала
избегая страданий, менее ясно, что у тюленя будущее
направленный интерес к продолжению существования. Если в пломбе этого нет
направленный на будущее интерес, а затем безболезненное его убийство не нарушает
этот интерес. Этого нельзя сказать о человеке-исследователе, который
оказывается лицом к лицу с голодной семьей инуитов. Лица
обычно имеют интересы в продолжении существования, интересы, которые,
пожалуй, у нелюдей нет. Итак, один фактор, на который можно обжаловать
в том, что у лиц, не являющихся лицами, может не быть того круга интересов, который
люди делают.

Дополнительным фактором является тип рассматриваемого интереса. Мы можем думать
интересов как скалярных; важные интересы важнее, чем важные
интересы, важные интересы важнее, чем заменимые
интересы, и все они важнее банальных интересов или простых прихотей.
Когда возникает конфликт интересов, ключевые интересы всегда будут
преобладают над важными интересами, важные интересы всегда будут преобладать
взаимозаменяемые интересы и т. д. Итак, если животное заинтересовано не
страдания, что, возможно, является решающим интересом или, по крайней мере,
важный, и человек заинтересован в том, чтобы съесть это животное, когда
есть что-то еще, а это значит, что проценты заменимы,
тогда у животного будет больший интерес и было бы неправильно
нарушить этот интерес, убив животное ради еды, если есть
другой доступный источник пищи.

Однако часто конфликты интересов относятся к одной и той же категории.
Интерес инуитов к еде имеет решающее значение, а исследователи
интерес к жизни имеет решающее значение. Если предположить, что исследователь не может
иначе обеспечьте охотника едой, тогда это выглядит так, как будто есть
конфликт внутри одной категории. Если вы соблюдаете интересы
учитывается вся семья коренного охотника, то их
объединенная заинтересованность в собственном выживании перевешивает
заинтересованность незадачливого исследователя в продолжении существования.Действительно, если
безболезненно убить и съесть исследователя было единственным способом для
семья, чтобы выжить, тогда, возможно, это действие будет морально оправдано.
Но это довольно крайний пример, в котором даже наши
самые глубокие убеждения натянуты. Так что довольно сложно узнать
что делать с столкновением между тем, что утилитарист потворствует, и
то, что подсказывает нам наша интуиция, мы должны здесь верить. Наш самый простой
Принципы prima facie возникают и принимаются в соответствии с обычными
обстоятельства. Чрезвычайные обстоятельства — это как раз те,
что такие принципы или предписания дают
способ. [2]

Многофакторная утилитарная перспектива особенно полезна, когда
учитывая использование животных в медицинских исследованиях. Согласно
положение о правах животных, использование животных в экспериментальных процедурах
является явным нарушением их прав — они используются в качестве
просто средство для достижения какой-то возможной цели — и, таким образом, права животных
Сторонники выступают за отмену всех лабораторных исследований.
Утилитарная позиция, особенно та, которая включает в себя
многофакторной перспективы, может позволить провести некоторые исследования на животных
при очень специфических условиях.Прежде чем исследовать, что такое утилитарный
может потворствовать экспериментам на животных, давайте сначала
быстро продумайте, что было бы морально запрещено. Все исследования, которые
включает инвазивные процедуры, постоянное заключение и окончательную смерть
можно сказать, что это нарушает жизненно важные интересы животного. Таким образом, любой
эксперименты, которые призваны усилить важные, заменяемые,
или банальные интересы людей или других животных были бы запрещены.
Это будет означать, что эксперименты с косметикой или товарами для дома
запрещены, так как существуют альтернативы, не проверенные на животных, и многие
варианты уже доступны для потребителей.Определенные психологические
эксперименты, такие как те, в которых детенышей приматов отделяют от
своих матерей и подвергались пугающим раздражителям в попытке
понять проблемы, с которыми сталкиваются подростки при поступлении в среднюю школу,
тоже под вопросом. Есть много примеров экспериментов, которые
нарушать жизненно важные интересы животного в надежде удовлетворить
меньшие интересы какого-то другого морально значимого существа, все
что было бы нежелательно с этой точки зрения.

Однако есть некоторые лабораторные эксперименты, которые
допускается многофакторная утилитарная перспектива.Эти
эксперименты, в которых вероятность удовлетворения решающих или
важные интересы для многих, кто страдает от некоторых изнуряющих или
смертельное заболевание велико, и количество животных, не относящихся к человеку, чьи
критические интересы нарушены невысоко. Психологическая сложность
нечеловеческие существа также могут иметь значение при определении того,
эксперимент морально оправдан. В случае экспериментов в этих
ограниченное количество случаев, предположительно можно было бы привести параллельный аргумент
об экспериментах на людях.Если шансы очень высоки,
экспериментируют на одном человеке, который намного превосходит экспериментальное животное
когда дело доходит до болезней человека, может предотвратить большие страдания или смерть
у многих людей утилитарист может, если побочные эффекты минимальны,
одобряю такой эксперимент. Конечно, это легче представить
своего рода крайний случай в абстрактном, что бы подумал утилитарист
действительно морально оправдано, опять же зависит от конкретных эмпирических
данные.

В общем, позиция по правам животных приобретает значение морального
значительные претензии к абсолютной.Таким образом, любое использование животных,
влечет за собой пренебрежение их моральными претензиями, что проблематично. В
значимость морально значимых интересов животного
по утилитарности переменная. Является ли действие моральным
оправданный или допустимый будет зависеть от ряда факторов. В
утилитарная позиция по отношению к животным осудила бы большое количество
практики, влекущие за собой страдания и смерть миллиардов животных,
но есть случаи, когда некоторые используют животных, кроме человека, и
возможно, даже человеческие животные могут быть морально оправданы (Gruen 2011: ch.4; Гилберт, Кэбник и Мюррей 2012).

3. Альтернативные взгляды на отношения человека к другим животным

Учитывая давнее мнение о том, что нечеловеческие существа — это просто вещи, существует
все еще многие отвергают представленные здесь аргументы в пользу моральных
внимательность к нечеловеческим существам и значимость их интересов.
Тем не менее, большинство теперь понимает, что задача доказать, что люди
иметь уникальный и исключительный моральный статус довольно сложно. Но даже
среди тех, кто рассматривает животных как в сфере моральных
беспокойства, существуют разногласия по поводу характера и полезности
аргументы представлены от имени морального статуса животных.

Все чаще философы утверждают, что, хотя наше поведение по отношению к
животные действительно подлежат моральной проверке, этические
аргументы, которые обычно приводятся, неправильно формулируют проблему
способ. Некоторые философы полагают, что рациональная аргументация не оправдывает ожиданий.
запечатлеть те черты морального опыта, которые позволяют нам по-настоящему увидеть
почему плохо обращаться с животными? Дело, по мнению
такие комментаторы, как Стивен Р.Л. Кларк и Кора Даймонд, например,
состоит в том, что члены наших сообществ, как бы мы их ни представляли, тянут
на нас, и именно в силу этого притяжения мы признаем, что не так
с жестокостью.Животные — это люди, с которыми мы живем общей жизнью.
и это признание позволяет нам видеть их такими, какие они есть. Поедание животных
неправильно не потому, что это нарушение прав животного или
потому что в итоге такой поступок причиняет больше страданий, чем другие действия,
а скорее потому, что в поедании животных или использовании их в других вредных целях,
насильственными способами, мы не проявляем таких черт характера,
чувствительные, сострадательные, зрелые и вдумчивые члены морального
сообщество должно отображаться.

По мнению некоторых в традиции этики добродетели, тщательно разработанная
аргументы, в которых моральная значимость и моральная значимость
разложенные животные не будут иметь почти никакого контроля над нашими мыслями и
действия.Скорее, через восприятие отношения, лежащего в основе использования и
жестокое обращение с животными, не относящимися к человеку, как с мелкими или жестокими, кого интересует
добродетельная жизнь изменит их отношение и откажется от
обращение с животными как с пищей или инструментами для исследований. В роли Розалинды Херстхаус
узнал после того, как был подвергнут альтернативным способам видения
животные:

Я начал понимать [свое отношение] к моей концепции
мясные продукты как ненужные, жадные, потакающие себе, детские, мои
отношение к покупкам и приготовлению пищи, чтобы приготовить роскошный ужин
партии как узкие, грубые, даже распутные.Я увидел свой интерес и
наслаждаться природой программами о жизни животных по телевидению
и мое наслаждение мясом бок о бок расходится с одним
другой … Не думая, что животные имеют права, я начал видеть
как дикие, так и те, которые мы обычно едим, как живущие
их собственное, которым они должны наслаждаться. И я изменился. Мой
восприятие морального ландшафта и где я и другие животные
находились в нем сдвинутыми. (Hursthouse 2000: 165–166; см. Также
Diamond 2001 [особенно гл.11 и 13], и Clarke 1977)

Элис Крейри утверждает, что изменение восприятия наших моральных ландшафтов
происходят потому, что эти пейзажи, а точнее богатые миры
те, кто их населяет, не нейтральны с моральной точки зрения. Характеристики
философы ищут в других животных, чтобы определить
независимо от того, значительны ли они с моральной точки зрения, согласно Крейри,
уже проникнутые моральной важностью, «люди и другие
животные обладают эмпирически обнаруживаемыми моральными характеристиками »(моя
курсив, 2016: 85), которые, как она выразилась, «внутри
этика».Эти ценности часто проникают сквозь якобы нейтральные
глянец. Явно помещая эти характеристики в этику,
структура, качество и цели наших этических размышлений о моральных
внимательность изменения. Получение адекватного эмпирического
понимание требует ненейтральных методов, идентифицирующих исторические и
культурные перспективы как формирующие наше отношение к другим животным
морально. Какие этические вопросы мы считаем важными и как мы
кадрировать и отвечать на них, будет другим, если мы увидим нашу жизнь и
жизни других животных как уже проникнутые моральными ценностями.

Другие философы-феминистки не согласны с предположительно
морально нейтральные методы аргументации, используемые для установления моральных
статус животных. Для многих феминисток традиционные методы
рациональная аргументация не учитывает чувства
сочувствие или сочувствие, которое люди испытывают к нечеловеческим существам, чувства, которые они
верить, являются центральными для полного отчета о том, что мы должны, кроме людей, и
почему (см. Adams & Donovan 1995; Donovan & Adams 2007; Adams
& Gruen 2014).

Философы-феминистки также бросили вызов индивидуализму.
центральное место в аргументах в пользу морального статуса животных. Скорее, чем
выявление внутренних или врожденных свойств, которые не принадлежат человеку
люди, некоторые феминистки утверждали, что вместо этого мы должны понимать
моральный статус в терминах отношений, учитывая, что моральное признание
неизменно социальная практика. Как написала Элизабет Андерсон:

Моральность не является неотъемлемым свойством любого существа,
и не только в отношении своих внутренних свойств, таких как
мощности.Это в значительной степени зависит от того, какие отношения у них могут быть.
с нами. (Андерсон 2004: 289).

И эти отношения не обязательно должны быть прямыми. Досягаемость человека
активность расширилась по всему миру, и люди запутались
друг с другом и с другими животными множеством способов. Мы участвуем в
деятельность и учреждения, которые прямо или косвенно вредят другим путем
создание негативного опыта, лишение их благополучия или
лишая их возможности быть самими собой и добиваться того, что они
заботиться.Философы Элиза Аалтола и Лори Груэн утверждали, что
совершенствуя наше чуткое воображение, чтобы улучшить наше
отношения друг с другом и с другими животными.

Хотя сложно понять, что значит быть
другой, и хотя мы ограничены нашим неизбежным
антропоцентрические перспективы, находящиеся в уважительном этическом отношении
включает в себя попытку понять и ответить на чужие
потребности, интересы, желания, уязвимости, надежды и перспективы.То, что Грюн называет «запутанным сочувствием», — это процесс, который
включает как аффект, так и познание (Gruen 2015). Лица, которые
сочувствие к другим реагирует на состояние другого и
рефлексивно представить себя в отличном от другого положении
при этом обращая внимание как на сходства, так и на различия между
себя и свое положение и положение ближнего, с которым
она сочувствует. Запутанное сочувствие требует критического
внимание к более широким условиям, которые могут отрицательно повлиять на
переживания и процветание тех, кому сопереживают, и
это требует от тех из нас, кто сочувствует, обращать внимание на то, что мы не могли бы
иметь иначе.Следовательно, это также улучшает наш собственный опыт,
развивает наше моральное воображение и помогает нам стать более чувствительными
воспринимающие.

Черты, которые делают человека уникальным

Наука и окружающая среда | Эволюция

Черты, которые делают человека уникальным

(Изображение предоставлено Getty Images)

Мы все просто животные… верно? «Не так быстро», — говорит Мелисса Хогенбум, — кое-что отличает нас от других видов.

«Я стал смертью, разрушителем миров.Так сказал физик Роберт Оппенгеймер, который помог изобрести атомную бомбу.

Две бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки в 1945 году, убили около 200000 японцев. Ни один другой вид никогда не обладал такой силой, и никакой другой вид не мог.

Технология, лежащая в основе атомной бомбы, существует только благодаря коллективному разуму: сотни ученых и инженеров работают вместе.То же уникальный интеллект и сотрудничество также лежат в основе более позитивных достижений, таких как современная медицина.

Но разве это все, что нас определяет? В последние годы в животном мире были обнаружены многие черты, которые когда-то считались уникальными человеческими, от морали до культуры (см. Первую часть этой серии из двух частей). Итак, что именно делает нас особенными? Список может быть меньше, чем когда-то, но есть некоторые наши черты, с которыми не может сравниться ни одно другое существо на Земле.

Ни одно животное не может приблизиться к разрушениям, которые люди могут причинить (Источник: Thinkstock)

С тех пор, как мы научились писать, мы задокументировали, насколько мы особенные.Философ Аристотель указал на наши различия более 2000 лет назад. Мы «разумные животные», преследующие знания ради самих себя. «Мы живем искусством и рассудком», — писал он.

Многое из того, что он сказал, остается в силе. Да, мы видим корни многих видов поведения, которые когда-то считались исключительно человеческими, у наших ближайших родственников, шимпанзе и бонобо. Но только мы вглядываемся в их мир и пишем о нем книги.

«Очевидно, что у нас есть сходство. У нас есть сходство со всем остальным в природе; было бы удивительно, если бы мы этого не сделали.Но мы должны посмотреть на различия, — говорит Ян Таттерсолл, палеоантрополог из Американского музея естественной истории в Нью-Йорке, США.

Чтобы понять эти различия, неплохо начать с того, чтобы посмотреть, как мы получили здесь. Почему мы — единственный человеческий вид, который все еще жив, в то время как многие из наших ранних человеческих предков вымерли?

Неандертальцы (слева) жили не так хорошо, как мы. наш общий предок более шести миллионов лет назад.Ископаемые свидетельства указывают на то, что мы постепенно изменились. Мы покинули деревья, пошли пешком и стали жить большими группами. А потом наш мозг стал больше. Физически мы — еще один примат, но наш большой мозг необычен.

Мы не знаем точно, что привело к тому, что наш мозг стал такого размера, как сегодня, но, похоже, мы обязаны этому своими сложными способностями к рассуждению.

Вероятно, нам нужно благодарить большой мозг за то, что мы вообще существуем. Когда мы Homo sapiens — впервые появились около 200 000 лет назад, мы были не одиноки.Мы делили планету по крайней мере с четырьмя другими верными кузенами; Неандертальцы, денисовцы, «хоббит» Homo floresiensis и загадочная четвертая группа.

Человеческий мозг преимущественно велик (Источник: Thinkstock)

Свидетельства в виде каменных орудий позволяют предположить, что около 100 000 лет наша технология была очень похожа на неандертальскую. Но 80 000 лет назад что-то изменилось.

«У неандертальцев был впечатляющий, но в основном обычный материал для гоминидов.Как только H. sapiens начал вести себя странным, [более изощренным] образом, начался ад, и перемены стали нормой », — говорит Таттерсолл.

Мы начали производить превосходные культурные и технологические артефакты. Наши каменные орудия стали более сложными. . Одно исследование предполагает, что наши технологические инновации были ключевыми для нашей миграции из Африки. Мы начали приписывать символические значения таким объектам, как геометрические рисунки на мемориальных досках и наскальные рисунки. вид искусства.Один пример, который, возможно, был приведен неандертальцами, был провозглашен доказательством того, что у них одинаковый уровень абстрактного мышления. Однако это простой офорт, и возникает вопрос, сделали ли его вообще неандертальцы. Символы, созданные H. sapiens , явно более продвинуты. Мы также существовали около 100000 лет, прежде чем появились символические объекты, так что же произошло?

У нас была способность к искусству в начале нашей истории (Источник: SPL)

Каким-то образом наши способности к изучению языка постепенно «включились», — утверждает Таттерсолл.Точно так же, как первые птицы развили перья, прежде чем они научились летать, у нас были умственные инструменты для сложного языка, прежде чем мы его развили.

«Мы начали с языковых символов как способа представления мира вокруг нас», — говорит он. Например, прежде чем вы произнесете слово, ваш мозг должен иметь символическое представление о том, что оно означает. Эти ментальные символы в конечном итоге привели к возникновению языка во всей его сложности, и способность обрабатывать информацию является основной причиной, по которой мы единственные гоминины, которые еще живы, утверждает Таттерсолл.

Точно не ясно, когда и как развивалась речь. Но вполне вероятно, что отчасти это было вызвано другой уникальной человеческой чертой: нашими превосходными социальными навыками.

Сравнительные исследования между людьми и шимпанзе показывают, что, хотя оба они будут сотрудничать, люди всегда будут больше помогать. Дети кажутся прирожденными помощниками. Они действуют самоотверженно до того, как устанавливаются социальные нормы. Исследования показали, что они спонтанно открывают двери для взрослых и подбирают «случайно» упавшие предметы. Они даже перестанут играть, чтобы помочь.Их чувство справедливости начинается рано. Даже если эксперимент несправедливо устроен так, что один ребенок получает больше наград, они обеспечат справедливое разделение награды.

Дети проявляют «проактивную» доброту, в отличие от наших близких родственников (Источник: Thinkstock)

Мы знаем, что шимпанзе также работают вместе и делятся пищей явно бескорыстным образом. Однако Майкл Томаселло из Института эволюционной антропологии Макса Планка в Лейпциге, Германия, говорит, что они будут сотрудничать только в том случае, если в этом есть что-то для них.

«Люди тоже делают то же самое, но в дополнение к этому они заботятся о том, что получает их партнер. В некоторых экспериментах у нас есть дети в возрасте от 14 до 18 месяцев, которые, кажется, ожидают, что их партнер будет сотрудничать определенным образом, и которые разделяют то, что делают шимпанзе. т. »

Человеческие дети менее избирательны в том, с кем они делятся. Однако шимпанзе в основном делятся только с близкими родственниками, взаимными партнерами или потенциальными партнерами.

Феликс Варнекен из Гарвардского университета в Кембридже, США, различает это следующим образом.Дети «проактивны», то есть они помогают, даже когда им дают очень тонкие подсказки. Однако шимпанзе нужно больше поощрения. Они «реактивны»: они передают предметы, но только после некоторого подталкивания.

Что-то должно было произойти в нашей эволюции, говорит Томаселло, что заставило людей все больше полагаться друг на друга. Нашему мозгу нужно топливо, чтобы стать больше, и поэтому совместная охота, возможно, сыграла в этом ключевую роль. Наша продвинутая командная работа может просто отражать нашу долгую историю совместной работы, чтобы добыть еду.

Читатели мыслей

Тот факт, что наши ближайшие родственники слишком общие, просто показывает, что это древняя черта. Он уже присутствовал в беспорядочной ветви древних людей, которая привела к нам, но ни один из этих других видов не был столь гиперкооперативен, как мы сегодня.

Люди обладают уникальной способностью понимать убеждения другого человека (Источник: Thinkstock)

Эти навыки сотрудничества тесно связаны с нашими невероятными навыками чтения мыслей. Мы понимаем, что думают другие, основываясь на нашем знании мира, но мы также понимаем то, что другие не могут знать.Задача Салли-Энн — простой способ проверить способность маленьких детей делать это.

Ребенок становится свидетелем того, как кукла по имени Салли кладет шарик в корзину на виду у другой куклы, Анны. Когда Салли выходит из комнаты, Энн перемещает шарик в ящик. Затем возвращается Салли, и экспериментатор спрашивает ребенка, где Салли будет искать шарик.

Поскольку Салли не видела, как Энн двигала шарик, у нее будет «ложное убеждение», что шарик все еще находится в корзине. Большинство четырехлетних детей понимают это и говорят, что Салли будет смотреть в корзину.Они знают, что шарика там нет, но они также понимают, что Салли не хватает ключевой информации.

Шимпанзе могут сознательно обманывать других, поэтому они до некоторой степени понимают мировоззрение других. Однако они не могут понять ложные убеждения других. В версии задачи Салли-Энн для шимпанзе исследователи обнаружили, что они понимают, когда конкурент не знает, где находится еда, но не тогда, когда они были дезинформированы. Томаселло говорит об этом так: шимпанзе знают то, что другие знают и что другие могут видеть, но не то, во что другие верят.

Это говорит нам кое-что о нас самих. Хотя мы не единственные существа, которые понимают, что у других есть намерения и цели, «мы, безусловно, уникальны по уровню абстрактности, с которой мы можем рассуждать о психических состояниях других», — говорит Катя Карг, также из Института эволюции Макса Планка. Антропология.

Язык дал нам способность обмениваться сложными мыслями и идеями (Источник: iStock)

Когда вы объединяете наши беспрецедентные языковые навыки, нашу способность делать выводы о психическом состоянии других и наш инстинкт сотрудничества, вы получаете нечто беспрецедентное.Нас.

Просто посмотрите вокруг, Томаселло говорит: «Мы болтаем и проводим интервью, а они (шимпанзе) — нет».

Мы должны благодарить за это наши продвинутые языковые навыки. Мы можем видеть доказательства основных языковых способностей у шимпанзе, но записываем вещи только мы.

Мы рассказываем истории, мы мечтаем, мы воображаем вещи о себе и других, и мы проводим много времени, размышляя о будущем и анализируя прошлое.

Это еще не все, на что указывает Томас Саддендорф, эволюционный психолог из Университета Квинсленда в Австралии.У нас есть фундаментальное стремление объединить наши умы. «Это позволяет нам использовать опыт, размышления и воображения других, чтобы разумно направлять наше собственное поведение.

« Мы связываем наши умы, создающие сценарии, в более широкие сети знаний ». Это, в свою очередь, помогает нам накапливать информацию через многие поколения

Мы соединяем наши мозги, и это одна из наших определяющих черт (Источник: SPL)

То, что наша быстро развивающаяся технология позволила всем нам мгновенно стать издателями, означает, что мы можем делиться такой информацией одним нажатием кнопки.И эта передача идей и технологий помогает нам в наших поисках еще больше узнать о себе. То есть мы используем язык для продолжения идей, выдвинутых другими.

Конечно, мы передаем хорошее и плохое. Технология, которая определяет нас, также может разрушать миры.

Возьмите убийство. Люди — не единственные виды, которые убивают друг друга. Мы даже не единственный вид, который ведет войны. Но наш интеллект и социальное мастерство означают, что мы можем делать это в беспрецедентных масштабах.

Мы можем сражаться и убивать в беспрецедентных масштабах (Источник: istock)

Чарльз Дарвин в своей книге «Происхождение человека» писал, что люди и животные различаются только по степени, а не по виду.Это по-прежнему верно, но Суддендорф говорит, что именно эти постепенные изменения делают нас необычными и привели к «радикально другим возможностям мышления».

И именно эти мысли позволяют нам точно определить наши различия с шимпанзе. Мы делаем это потому, что они наши ближайшие живые родственники. Если бы хоть один из ныне вымерших древних людей был еще жив, мы бы вместо этого сравнивали свое поведение с ними.

Тем не менее, насколько нам известно, мы единственные существа, пытающиеся понять, откуда мы пришли.Мы также смотрим дальше назад во времени и дальше в будущее, чем любое другое животное. Какие другие виды подумают о том, что возраст Вселенной или чем она закончится? »

У нас есть огромная способность творить добро. В то же время мы рискуем довести до исчезновения наших ближайших родственников и уничтожить единственную планету, которая у нас когда-либо была. называется домом.

Это часть серии из двух частей, посвященных тому, действительно ли люди уникальны. В первой части рассматривается сходство между нами и нашими ближайшими родственниками .

Следуйте за нами на Facebook , Google+ or Twitter

Факты и статистика жестокого обращения с животными

Шокирующее количество случаев жестокого обращения с животными, сообщаемых каждый день, составляет только верхушка айсберга — о большинстве случаев никогда не сообщается. В отличие от насильственных преступлений против людей, случаи жестокого обращения с животными не собираются государственными или федеральными агентствами, что затрудняет подсчет того, насколько они распространены.Однако мы можем использовать имеющуюся информацию, чтобы попытаться понять и предотвратить случаи злоупотреблений.

Кто жестоко обращается с животными?

Жестокость и пренебрежение пересекают все социальные и экономические границы, и сообщения средств массовой информации предполагают, что жестокое обращение с животными широко распространено как в сельских, так и в городских районах.

  • Преднамеренная жестокость по отношению к животным тесно связана с другими преступлениями, включая насилие над людьми.
  • Складское поведение часто преследует животных. Страдающие расстройством накопления могут вызвать серьезное пренебрежение к животным, разместив гораздо больше, чем они могут адекватно заботиться.Серьезное пренебрежение животными (например, накопление запасов) часто является показателем того, что люди нуждаются в социальных или психиатрических услугах.
  • Исследования показывают, что среди тех, кто намеренно жестоко обращается с животными, преимущественно мужчины моложе 30 лет, тогда как среди тех, кто занимается собирательством животных, чаще встречаются женщины старше 60 лет.

Наиболее частые жертвы

Животные, о жестоком обращении с которыми чаще всего сообщается, — это собаки, кошки, лошади и домашний скот. Тайные расследования показали, что жестокое обращение с животными изобилует промышленными фермами.Но из-за слабой защиты домашнего скота в соответствии с государственными законами о жестокости, сообщается только о самых шокирующих случаях, и лишь немногие из них когда-либо привлекаются к ответственности.

Организованная жестокость

Собачьи бои, петушиные бои и другие формы организованного жестокого обращения с животными идут рука об руку с другими преступлениями и продолжается во многих районах США из-за коррупции в обществе.

  • HSUS зарегистрировал полицейских в форме на яме петушиных боев в Кентукки.
  • The U.Агентство по борьбе с наркотиками S.A. расследовало несколько дел, в которых наркокартели продавали наркотики через петушиные и собачьи бои.
  • Десятки убийств произошли на петушиных и собачьих боях.
  • Мужчина из Калифорнии был убит из-за разногласий по поводу ставки на петушиный бой в размере 10 долларов.

Следственная группа HSUS борется с самодовольными государственными чиновниками и работала с ФБР по делам о государственной коррупции в Теннесси и Вирджинии. В обоих случаях сотрудникам правоохранительных органов было предъявлено обвинение и они были осуждены.

Связь с домашним насилием

Данные о домашнем насилии и случаях жестокого обращения с детьми показывают, что огромное количество животных становятся жертвами жестокого обращения с их детьми или супругами.

  • В США около 70 миллионов домашних собак и 74,1 миллиона домашних кошек, где 20 мужчин и женщин подвергаются нападениям в минуту (в среднем около 10 миллионов в год).
  • Согласно одному опросу, 71 процент жертв домашнего насилия сообщили, что их обидчики также преследовали домашних животных.
  • В одном исследовании семей, находящихся под следствием на предмет подозрения в жестоком обращении с детьми, исследователи обнаружили, что жестокое обращение с домашними животными имело место в 88 процентах семей, находящихся под присмотром, за физическое насилие над своими детьми.

Чтобы положить конец этой модели насилия, Законодательный фонд гуманного общества поддержал Закон о безопасности домашних животных и женщин (PAWS), представленный Конгрессу в 2015 году как H.R. 1258 и S.B. 1559 и принят как часть закона о сельском хозяйстве, принятого Конгрессом и подписанного президентом Трампом в 2018 году.После вступления в силу Закон о PAWS помогает жертвам домашнего насилия найти способ убежать от насильников, сохраняя при этом своих домашних животных в безопасности — многие жертвы остаются в семьях, подвергающихся жестокому обращению, из-за опасений за безопасность своих домашних животных.

Государственное законодательство

HSUS уже давно выступает за ужесточение законов о жестоком обращении с животными и проводит обучение сотрудников правоохранительных органов по выявлению и судебному преследованию этих преступлений. Когда Южная Дакота присоединилась к борьбе в марте 2014 года, законы о жестоком обращении с животными теперь включают положения о тяжких преступлениях во всех 50 штатах.

Первое и последующее нарушение

Учитывая, что о некоторых случаях жестокого обращения с животными сообщается или успешно возбуждено уголовное дело, мы стремимся поддерживать обвинения в совершении тяжких преступлений в случаях особо жестокого обращения.

  • В 49 штатах есть законы, предусматривающие наказание за пытки животных при первом нарушении.
  • Только в Айове такого закона нет.
  • Законы о жестоком обращении с животными обычно охватывают умышленное и вопиющее безнадзорность и жестокое обращение с животными.

Изменения в федеральном слежении

1 января 2016 года ФБР добавило жестокость по отношению к животным в качестве категории в Uniform Crime Report, общенациональную систему отчетности о преступлениях, обычно используемую при расследовании убийств.Хотя в настоящее время в системе участвует лишь около трети американских сообществ, полученные данные помогут создать более четкую картину жестокого обращения с животными и направят стратегии вмешательства и обеспечения соблюдения. Сбор данных охватывает четыре категории: простое / грубое пренебрежение, умышленное насилие и пытки, организованное насилие (например, собачьи бои и петушиные бои) и сексуальное насилие над животными.

У животных плохая жизнь? на JSTOR

Abstract

Утверждалось, что из-за нашей приверженности распределительной справедливости и справедливости у нас есть моральное обязательство по отношению к животным улучшать или «возносить» их до квази-человеческого статуса, чтобы они тоже могли пользоваться всем интеллектуальным социальные и культурные блага, которыми могут пользоваться люди.В этой статье я рассматриваю основополагающее предположение, что жизнь животного никогда не может быть такой же хорошей, как жизнь человека (может быть), не из-за каких-либо внешних обстоятельств, которые могут измениться, а просто из-за ограничений, наложенных на его животной природой. Это предположение правдоподобно только в том случае, если есть объективные товары, к которым животные не имеют доступа. Тем не менее, даже если существуют объективные блага, их лучше всего понимать как относительные к видам, так что каждый вид животных имеет свой собственный набор благ, который определяется его специфической природой.Отсюда следует, что у нас нет морального обязательства воспитывать животных на том основании, что их жизнь обязательно хуже, чем наша.

Информация о журнале

Журнал этики животных посвящен исследованию прогрессивных представлений о животных. Он носит междисциплинарный характер и международный по своему охвату. Он охватывает теоретические и прикладные аспекты этики животных, представляющие интерес для ученых, занимающихся гуманитарными и естественными науками, а также профессионалов, работающих в области защиты животных.

Информация об издателе

Основанная в 1918 году, University of Illinois Press (www.press.uillinois.edu) считается одной из самых крупных и выдающихся университетских издательств страны. Press публикует более 120 новых книг и 30 научных журналов каждый год по множеству предметов, включая историю Америки, историю труда, историю спорта, фольклор, еду, фильмы, американскую музыку, американскую религию, афроамериканские исследования, женские исследования и Авраама. Линкольн. The Press является одним из основателей Ассоциации прессов американских университетов, а также History Cooperative, онлайновой коллекции из более чем 20 журналов по истории.

Права и использование

Этот предмет является частью коллекции JSTOR.
Условия использования см. В наших Положениях и условиях

Авторское право 2018 г. Попечительским советом Университета Иллинойса

Запросить разрешения

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.