Бихевиоризм вклад в науку: 40. Бихевиоризм. История психологии

Содержание

40. Бихевиоризм. История психологии

40. Бихевиоризм

В начале XX в. возникает мощное направление, утвердившее в качестве предмета психологии поведение, понятое как совокупность реакций организма, обусловленная его общением со стимулами среды, к которой он адаптируется. Кредо направления запечатлел термин «поведение», а само оно было названо бихевиоризмом.

Его «отцом» принято считать Дж. Уотсона, в статье «Психология, каковой ее видит бихевиорист» (1913) которого излагался манифест новой школы. В нем требовалось «выбросить за борта как пережиток алхимии и астрологии все понятия субъективной психологии сознания и перевести их на язык объективно наблюдаемых реакций живых существ на раздражители». Бихевиоризм стали называть «психологией без психики». Этот оборот предполагал, что психика идентична сознанию. Между тем, требуя устранить сознание, бихе-виористы вовсе не превращали организм в лишенное психических качеств устройство. Они изменили представление об этих качествах. Реальный вклад направления заключался в резком расширении изучаемой психологией области. Она отныне включала доступный внешнему объективному наблюдению, независимый от сознания стимул – реактивные отношения.


Изменились схемы психологических экспериментов. Они ставились преимущественно на животных – белых крысах. В качестве экспериментальных устройств были изобретены различные типы лабиринтов, в которых животные обучались находить из них выход.

Тема научения, приобретения навыков путем проб и ошибок стала центральной для этой школы.

Исключив сознание, бихевиоризм неизбежно оказался односторонним направлением. Вместе с тем он ввел в научный аппарат психологии категорию действия в качестве не только внутренней, духовной, но и внешней, телесной реальности. Бихевиоризм изменил общий строй психологического познания, его предмет охватывал отныне построение и изменение реальных телесных действий в ответ на широкий спектр внешних вызовов.

Сторонники этого направления рассчитывали, что, опираясь на данные экспериментов, удастся объяснить любые естественные формы поведения людей. Основа же всего – законы научения.

Отдельные принципы бихевиоризма были пересмотрены в 1930-1940-е гг., во времена рождения нового направления современной психологии – необихевиоризма, самым известными представителями которого являлись К. Л. Халл (1884–1952), Б. Ф. Скиннер (1904–1990) и Э. Ч. Толмен (1886–1959). Новое течение сосредоточило свое внимание на изучении поведения с учетом познавательных и мотивационных процессов, опосредующих связь между реакцией и стимулом.







Данный текст является ознакомительным фрагментом.




Продолжение на ЛитРес








Вклад бихевиоризма Уотсона в развитие психологии

Читайте также








Развитие современной психологии



Развитие современной психологии
Мы начинаем с парадокса, кажущегося противоречия, говоря, что психология — это одна из самых древних наук и одновременно одна из самых молодых. Нас всегда занимало собственное поведение, а размышления о человеческой природе составляют






Вклад эмпиризма в развитие психологии



Вклад эмпиризма в развитие психологии
Становление эмпиризма существенным образом повлияло на сам характер философского мышления. И хотя проблематика исследований оставалась в основном прежней, подход к изучаемым проблемам стал существенно иным: атомистическим,






Вклад структурализма в развитие психологии



Вклад структурализма в развитие психологии
Несмотря на острую критику структурализма Титченера, нельзя отрицать того, что он и его сторонники внесли важный вклад в развитие психологии. Предмет их исследований — сознательный опыт — получил четкое определение. Их методы






Вклад функционализма в развитие психологии



Вклад функционализма в развитие психологии
Энергичная оппозиция функциональной психологии по отношению к структурализму сыграла огромную роль в развитии психологии в Соединенных Штатах. Немаловажны и далеко идущие последствия смены акцента с изучения структуры






Развитие индустриальной/организационной психологии



Развитие индустриальной/организационной психологии
Влияние мировых войнИндустриальная/организационная психология (или психология труда) обязана своим развитием и ростом популярности первой мировой войне. Мы говорили о том, что Скотт добровольно вызвался помочь Армии






Первоисточники по истории бихевиоризма: из книги «Психология глазами бихевиориста» Джона Б. Уотсона



Первоисточники по истории бихевиоризма: из книги «Психология глазами бихевиориста» Джона Б. Уотсона
Нет лучшей исходной точки для обсуждения бихевиоризма Уотсона, чем самая первая работа, которая послужила началом всему движению «Психология глазами бихевиориста»






Критика бихевиоризма Уотсона



Критика бихевиоризма Уотсона
Любая программа, предлагающая кардинальный пересмотр и полную замену существующего порядка, — то есть фактически призывающая к тому, чтобы отбросить все ранее существующие теории, — по сути своей обречена на критику. Как известно, в то






10. Зарождение и развитие психологии как науки



10. Зарождение и развитие психологии как науки
Зарождение науки как самостоятельной области духовной жизни связано с возникновением классового общества. Психические явления стали предметом философских работ. В философии Древней Греции сложились две диаметрально






4. Развитие отечественной социальной психологии



4. Развитие отечественной социальной психологии
Основоположником отечественной социально-психологической мысли был Н.К. Михайловский, который впервые обобщил опыт наблюдения и анализа массовой психологии, накопившийся в русской социологии, художественной литературе






1. Развитие психологии как науки



1. Развитие психологии как науки
Известному немецкому психологу XIX в. Герману Эб-бингаузу принадлежит афоризм: «Психология имеет долгое прошлое и краткую историю». Эти слова как нельзя лучше отражают суть исторического развития отрасли психологического знания. Ведь как














БИХЕВИОРИЗМ

БИХЕВИОРИЗМ

(англ. behaviour — поведение) — одно из ведущих направлений в психологии конца 19 — начала 20 в. Явился также одним из оснований формирования так называемой «поведенческой» парадигмы в социологии — наряду с работами Тарда, Лебона и др. по формам коллективного поведения и психологическим эволюционизмом Уорда, Гиддингса и др., — т.е. психологического направления в социологии.

Родоначальником Б. считается Э. Торндайк. Программа Б. и сам термин были впервые предложены Дж. Б. Уотсоном (1913). На формирование научных основ Б. большое влияние оказали работы И. Павлова и В. Бехтерева. Классиком социальной версии Б. является Б. Скиннер. В основе Б. лежит понимание поведения человека как совокупности двигательных, вербальных и эмоциональных реакций на воздействия (стимулы) внешней среды. Общеметодологической предпосылкой Б. явились принципы философии позитивизма, согласно которым наука должна описывать и анализировать только непосредственно наблюдаемое. Отсюда основной тезис Б.: психология (и социология) изучает внешнефиксируемое поведение, а не сознание, которое в принципе непосредственно не наблюдаемо. Нововведение же в Б. понимается как совокупность связей, сводимых к схеме «стимул-реакция». В качестве объясняющей подход Б. может быть использована выработанная позднее в кибернетике обобщенная схема «черного ящика», предполагающая фиксацию сигнала «на входе» и «на выходе», и отвлечение от процессов, происходящих «внутри». Изначально Б. экстраполировал на социальную жизнь механизмы условных рефлексов, выявленные на основе экспериментальных исследований психики животных. Согласно Б., у человека имеется набор врожденных схем поведения, которые «достраиваются» в процессе научения вырабатываемыми сложными навыками, постоянно психологически подкрепляемыми в сложившихся стратегиях поведения и институционально контролируемыми. Адекватность реакции на стимул определяется в ходе многократных проб и ошибок. Найденная адекватная реакция закрепляется подкрепляемым повторением, автоматизирующим и включающим ее в постоянный поведенческий «репертуар» («закон упражнения»). Закрепление реакции в «репертуаре» порождает тенденцию к ее воспроизведению в соответствующих типах ситуаций («закон эффекта»).

Период наивысшего развития Б. в его классической форме приходится на начало 1920-х, когда его подходы получили развитие в антропологии, педагогике, а главное — в социологии. Однако бихевиористы, по сути редуцируя социальное к психическому, а то, в свою очередь, к условно-рефлекторному уровню психики и к ее физиологическим основам, в итоге «встретились с непреодолимыми препятствиями на пути объяснения и интерпретации социальных явлений в терминах этой биологической дисциплины» (П. Сорокин .Поворот к объективному изучению психики, разработка новых методик эксперимента, широкое привлечение в психологию математических средств составили сильную сторону Б. Однако устранение из психологии (а следовательно и социологии) таких фундаментальных понятий, как сознание, мышление, воля и т.д., игнорирование социальной природы психики, примитивизация поведения человека дали повод для серьезной критики Б. (фрейдизм, гештальтпсихология, Л. Выготский, С. Рубинштейн, Ж. Пиаже и др.).

Результатом потери популярности Б. и попыткой самообновления стал необихевиоризм, возникший к 1930-м (работы К. Халла и Э. Толмена). В схему «стимул-реакция» было введено промежуточное звено — совокупность познавательных и побудительных факторов, — позволяющее анализировать регулятивные механизмы поведения. В социологии схема необихевиоризма созвучна принципам коррелятивного анализа в функционализме (независимая, латентная и зависимая переменные) как позволяющего описать реальную сеть социальных взаимодействий и взаимоотношений. То же можно сказать о различных вариантах теорий «социальных ролей». Наибольшее же влияние бихевиористские идеи оказали на теорию социального обмена Блау и, особенно, Хоманса. Как «социальный Б.» определял свою позицию Дж.Г. Мид . хотя он существенно дистанцировался от идей Б.

БИХЕВИОРИЗМ — направление в американской психологии XX в., начало коему было положено публикацией в 1913 г. статьи американского психолога Дж. Уотсона «Психология с точки зрения бихевиориста». Он провозгласил, что психологию можно будет считать наукой, лишь когда она выработает объективный подход к исследуемым явлениям. Поэтому психология должна ограничиться описанием и количественной оценкой форм поведения, возникающих в определенных ситуациях. Появление бихевиоризма совпало с быстрым развитием промышленности в США. Существовавший социально-экономический контекст мог лишь приветствовать такое представление о человеке, согласно коему поведение принимает те или иные формы соответственно возникающей ситуации; практическое приложение этой теории — введение конвейеров и развитие рекламы — не заставили себя ждать. Одна из причин, на кою не без оснований ссылался бихевиоризм, отказываясь изучать сознание, — недостаток сведений о соответственных нервных механизмах; в самом деле, тогдашнее состояние науки не позволяло объективно подойти к изучению роли мозга головного в феноменах сознания. Бихевиоризм складывался как направление с явным естественнонаучным уклоном, и его основатели пытались найти формы объективного подхода к психической жизни. Согласно бихевиористам, такие понятия, как осознание, переживание, страдание и прочее не могут считаться научными, ибо они как продукт самонаблюдения субъективны и не поддаются фиксации объективными, научными средствами. Предметом изучения может быть поведение, активность. Активность, внешняя и внутренняя, описывается через понятие реакции, к коей относятся те изменения в организме, что могли быть зафиксированы объективно. Экспериментальная программа Уотсона предполагала, что психолог должен уметь проследить жизнь человека от колыбели до смерти. Бихевиоризм, исходя из того, что сознание будто бы недоступно для объективного изучения, отвергает его роль как реального регулятора человеческой деятельности. Все психические явления сводятся к реакциям организма, преимущественно двигательным: мышление отождествляется с речедвигательными актами, эмоции — с изменениями внутри организма и пр. За единицу поведения принимается связь стимула и реакции. Законы поведения фиксируют отношения между тем, что происходит на «входе» (стимул) и «выходе» (двигательный ответ) системы организма. Процессы внутри этой системы — как психические, так и физиологические -. согласно позитивистской методологии, считаются не поддающимися научному анализу как недоступные прямому наблюдению. Провозглашалось, что предметом науки может быть лишь то, что доступно внешнему наблюдению — факты поведения. Конечно, существование сознания не отрицалось и не подвергалось сомнению, но утверждалось, что оно не может выступать как предмет психологии. Основной метод бихевиоризма — наблюдение и экспериментальное изучение реакций организма в ответ   на воздействия среды, с целью выявле

 

 

ния доступных математическому описанию корреляций между этими переменными. В качестве предмета психологии в бихевиоризме фигурирует не субъективный мир человека, а объективно фиксируемые характеристики поведения, вызываемого внешними воздействиями. Поведение определяется как система реакций, причем в качестве единицы анализа поведения постулируется связь стимула S и ответной реакции R: в качестве описательной и объяснительной предлагалась схему S — R, согласно коей воздействие (стимул) S порождает некое поведение (реакцию) R, причем характер реакции определяется только стимулом. Все ответные реакции можно разделить на наследственные (рефлексы, физиологические реакции и элементарные эмоции) и приобретенные (привычки, мышление, речь, сложные эмоции, социальное поведение), кои образуются при связывании (обусловливании) наследственных реакций, запускаемых безусловными стимулами, с новыми (условными) стимулами. С этими представлениями была связана и научная программа — научиться управлять поведением. Предполагалось провести эксперименты, направленные на выявление закономерностей, формирующим стимул-реактивные связи. Эта схема распространялась и на животных, и на человека. А поскольку законы научения — формирования реакции на определенные стимулы — провозглашались универсальными, данные экспериментов с животными распространялись и на человеческое поведение. Бихевиористы считали, что с помощью этой схемы можно объяснить любую деятельность, а все понятия, связанные с сознанием и прочими проявлениями «духовного начала», не наблюдаемого непосредственно, следует изгнать из сфер научной психологии. «Осознание» субъектом своих ощущений и впечатлений слишком субъективно и совершенно бесполезно для исследователей. Напротив, объективные внешние появления тех же ощущений и впечатлений — например, в виде изменения размеров зрачка, частоты пульса и прочего, — позволяют количественно оценить эти формы поведения и «измерить» чувства. Перед психологией ставились такие задачи: 

1) выявить и описать типы реакций;

2) исследовать процесс их образования;

3) изучить законы их комбинаций — образования сложного поведения. Как общие окончательные задачи психологии намечались две: прийти к тому, чтобы по ситуации (стимулу) предсказывать поведение (реакцию), и наоборот — по реакции судить о вызвавшем ее стимуле. Как естественнонаучная база психологической теории принималась концепция рефлексов условных. Считалось, что все новые реакции приобретаются путем обусловливания. Все действия — это сложные цепи, или комплексы реакций. Работы И. П. Павлова позволили Уотсону дать объективное объяснение развитию навыков или появлению новых форм поведения как результата обусловливания — образования рефлексов условных. Но из схемы S — R невозможно понять, как появляются новые действия, — ведь изначально организм располагает лишь ограниченным набором безусловных реакций врожденных. Так, по схеме реакций условных никакие раздражители и их сочетания не могли бы привести, например, к тому, чтобы собака научилась ходить на задних лапах. Поэтому довольно скоро обнаружилась чрезвычайная ограниченность этой схемы для объяснения поведения. Как правило, S и R находятся в столь сложных и многообразных отношениях, что непосредственную связь между ними проследить не удается. Экспериментальная практика не подтвердила универсальность предлагаемой схемы, и встал вопрос о том, что имеется нечто, определяющее реакцию помимо стимула — во взаимодействии с ним. В частности, было показано, что само обусловливание являет собой достаточно сложный процесс, имеющий психологическое содержание. Постепенно возникли изменения в концептуальном аппарате бихевиоризма, что заставило говорить о преобразовании его в необихевиоризм. Один из представителей позднего бихевиоризма Э. Толмен ввел в эту схему существенную поправку, поместив среднее звено — переменные промежуточные, так что схема приобрела вид S — V — R. Под переменными промежуточными понимались внутренние процессы, опосредующие действие стимула, то есть влияющие на внешнее поведение. К ним относятся такие образования, как цели, намерения, потребности, гипотезы, карты когнитивные (образы ситуаций) и пр. Хотя эти переменные промежуточные были функциональными эквивалентами сознания, вводились они как «конструкты», о коих следовало судить только по свойствам поведения. Другим вариантом ревизии классического бихевиоризма стала концепция бихевиоризма оперантного Б. Скиннера, разработанная в 30-х гг. XX в., где было модифицировано понятие реакции.Скиннер, один из самых авторитетных бихевиористов, предположил, что поведение может строиться по иному принципу — определяться не стимулом, предшествующим реакции, а вероятными последствиями поведения. Имеется в виду, что животное или человек будут стремиться воспроизводить свой опыт, если он имел приятные последствия, и избегать его в случае неприятных последствий. То есть не субъект выбирает поведение, но вероятные последствия поведения управляют субъектом. И можно управлять поведением, положительно подкрепляя его определенные способы; на этом основана идея обучения программированного, предусматривающая пошаговое овладение деятельностью с подкреплением каждого шага. Исследования показали, что научение во многих случаях может быть результатом проб и ошибок при попытках решить стоящую проблему. Это выяснение взаимодействий между организмом и средой позволило Скиннеру развить концепции бихевиоризма, опирающиеся на учение о рефлексах условных, и прийти к выводу, что любое поведение определяется своими последствиями. В зависимости оттого, приятны ли эти последствия, безразличны или неприятны, проявляется тенденция повторять данный поведенческий акт, не придавать ему значения или избегать его повторения в дальнейшем. Так получается, что индивидуум полностью зависит от своей среды, и всякая свобода действия — чистая иллюзия. Новый шаг в развитии бихевиоризма составили исследования особого типа реакций условных (наряду с «классическими» Павловскими), получивших название реакций инструментальных, или оперантных. В 70-е годы бихевиоризм представил свои концепции в новом освещении — в виде теории научения социального. Особое направление в рамках бихевиоризма — социобихевиоризм. Бихевиоризм существует поныне, хотя по сравнению с психоанализом и психологией гуманистической находится на втором плане. Но его несомненной заслугой признается показ возможности объективного подхода к психологическим явлениям и разработка   методологии и техники экспериментальных исследований. Итак, бихевиоризм предметом изучения сделал поведение, и его приложения — педагогика и психотерапия (в обоих случаях предполагается формирование нужных реакций и исправление ошибочных). Идеи бихевиоризма оказали влияние на лингвистику, антропологию, социологию, семиотику и стали одним из истоков кибернетики. Бихевиористы внесли существенный вклад в разработку эмпирических и математических методов изучения поведения, в постановку ряда психологических проблем, в особенности касающихся научения — приобретения организмом новых форы поведения. Основное значение бихевиоризма для развития категориального аппарата психологии (-> категоризация) заключается в разработке категории действия, кое в прежних концепциях рассматривалось только как внутренний акт или процесс, тогда как бихевиоризм расширил область психологии, включив в нее внешние, телесные реакции. Но ввиду методологических изъянов исходной концепции бихевиоризма уже в 20-х гг. XX в. начался ее распад на ряд направлений, сочетающих основную доктрину с элементами д

 

ругих теорий — в частности, гештальт-психологии, а затем психоанализа. Возник необихевиоризм. Важные заслуги бихевиоризма следующие:

1) он внес в психологию сильный крен в естественнонаучную сторону;

2) он ввел объективный метод, основывающийся на регистрации и анализе внешне наблюдаемых фактов, процессов и событий, благодаря чему получили бурное развитие инструментальные приемы исследования процессов психических;

3) был чрезвычайно расширен класс исследуемых объектов, стало интенсивно изучаться поведение животных, младенцев и пр.;  

4) были значительно продвинуты отдельные разделы психологии, в том числе проблемы научения, образования навыков и пр. Основной недостаток бихевиоризма состоит в недоучете сложности психической деятельности, излишнем сближении психики животных и человека, игнорировании процессов сознания, высших форм научения, творчества, самоопределения личности и пр. Бихевиоризм прошел путь от сугубо механистических концепций до теорий, выдвигаемых современными необихевиористами. Хотя некоторые аспекты этого направления выглядят упрощенными и неспособными объяснить поведение во всей его полноте, главная заслуга его — в том, что оно внесло в изучение человеческой деятельности научную строгость и показало, как ею можно управлять. Эволюция бихевиоризма показала, что его исходные принципы не могут стимулировать прогресс научного знания о поведении. Даже психологи, воспитанные на этих принципах, приходят к выводу об их недостаточности, о необходимости включить в состав главных объяснительных понятий психологии понятия образа, внутреннего, «ментального» плана поведения и прочие, а также обращаться к физиологическим механизмам поведения. Ныне лишь немногие из американских психологов (особенно школа Скиннера) продолжают защищать постулаты ортодоксального бихевиоризма.

В.Л. Абушенко

Бихевиоризм

В самом начале XX века возникло мощное
направление, утвердившее в качестве предмета психологии поведение как
совокупность реакций организма, обусловленную общением со стимулами
среды, к которой он адаптируется.

Кредо этого направления запечатлел термин поведение (англ. «бихевиор»), а само оно было названо бихевиоризмом. Его «отцом» принято считать Джона Уотсона (1878-1958), статья которого «Психология, каковой ее видит бихевиорист» (1913)
стала манифестом новой школы. Уотсон требовал «выбросить за борт» как
пережиток алхимии и астрологии все понятия субъективной психологии
сознания и перевести их на язык объективно наблюдаемых реакций живых
существ на раздражители. Ни Павлов, ни Бехтерев, на концепции которых
опирался Уотсон, не придерживались столь радикальной точки зрения. Они
надеялись, что объективное изучение поведения в конце концов, как
говорил Павлов, прольет свет на «муки сознания».

Бихевиоризм стали называть «психологией
без психики». Этот оборот предполагал, что психика идентична сознанию.
Между тем, требуя устранить сознание, бихевиористы вовсе не превращали
организм в лишенное психических качеств устройство; они лишь изменяли
представление об этих качествах. Реальный вклад нового направления
заключался в резком расширении изучаемой психологией области. Отныне
она включала доступные внешнему объективному наблюдению, независимые от
сознания «стимул-реактивные» отношения.

Изменились и психологические эксперименты. Они ставились
преимущественно на животных-белых крысах. В качестве экспериментальных
устройств, взамен прежних физиологических аппаратов, были изобретены
различные типы лабиринтов и «проблемных ящиков». Запускаемые в них
животные научались находить из них выход.

Тема научения, приобретения навыков
путем проб и ошибок стала центральной для этой школы, собравшей
огромный экспериментальный материал о фактоpax,
определяющих модификацию поведения. Материал подвергался дотошной
статистической обработке. Ведь реакции животных носили не жестко
предопределенный, а статистический характер. Изменялось воззрение на
законы, правящие поведением живых существ, в том числе человека,
представшего в этих опытах как «большая белая крыса», ищущая свой путь
в «лабиринте жизни», где вероятность успеха не предопределена и царит
Его Величество Случай.

Исключив сознание, бихевиоризм
неизбежно оказался односторонним направлением. Вместе с тем он ввел в
научный аппарат психологии категорию действия
в качестве не только внутренней духовной (как в прежние времена), но и
внешней, телесной реальности. Бихевиоризм изменил общий строй
психологического познания, предмет которого охватывал отныне построение
и изменение реальных телесных действий в ответ на широкий спектр
внешних вызовов. Сторонники этого направления рассчитывали, опираясь на
данные экспериментов, объяснить законами научения любые естественные
формы поведения людей, такие, например, как строительство небоскреба
или игру в теннис.

Вклад бихевиоризма Уотсона в развитие психологии

Плодотворная научная деятельность Уотсона продолжалась менее 20 лет, но он оказал глубокое влияние на весь ход развития психологии на многие годы вперед. Уотсон был истинным вестником духа времени, когда перемены коснулись не только психологии, но и научного подхода в целом.

XIX век стал свидетелем блистательного прогресса во всех отраслях науки; а XX век сулил еще большие чудеса. Считалось, что ученые, если только предоставить им достаточно времени, смогут найти решения любых проблем, ответить на любые вопросы.

Уотсон сделал психологию более объективной по своим методам и терминологии. Однако, несмотря на то, что позиции Уотсопа дали толчок многим научным исследованиям, позднее его исходные формулировки более не применялись. Бихевиоризм Уотсона был заменен построенной на его основе, но более современной формой, получившей название объективизма. В 1929 году историк И. Г. Боринг небезосновательно заявил, что бихевиоризм уже миновал свой период расцвета. Поскольку лишь революционному движению для обретения силы требуется выражать протест, бихевиоризму Уотсона — через шестнадцать лет после своего основания — уже совершенно не нужно было против чего-либо протестовать.

В свое время бихевиоризм Уотсона успешно одолел все старые течения в психологии. В 1926 году аспирант Висконсннского университета сообщал, что лишь немногие из студентов знали, кто такие Вундт и Титченер (Gengerelli. 1976). Но вот объективные методы стали неотъемлемой частью американской психологии, и система Уотсона — как и многие другие успешные начинания — умерла, поглощенная общим потоком мышления, направленным на то, чтобы создать стройную концепцию современной психологии.

Несмотря на то, что программа Уотсона так и не достигла поставленных в ней честолюбивых целей, сам Уотсон получил широкое признание как основатель научной школы. В апреле 1979 года отмечалось столетие со дня его рождения, что совпало со столетним юбилеем психологии как науки. Симпозиум в университете Фурмана (где психологическая лаборатория носит имя Уотсона) собрал психологов со всех Соединенных Штатов. Среди выступавших был и Б. Ф. Скиппер, доклад которого был озаглавлен «Что значит для меня Дж. Б. Уотсон».

Однако оказалось, что земляки Уотсона вспоминают о нем гораздо менее благосклонно.atson and the beginnmgs of behoviorism. New York: Guilford. О жизни и работе Уотсона, о его карьере, о его роли популяризатора психологии и о его влиянии на развитие современной психологии.

Duke, С., Fried, S., РЫсу, W. & Walker, D. (1989) Rosalie Rayner Watson: The mother of a behaviorist’s sons. Psychological Reports, 65, 163- 169. Очерки второй жены Уотсопа, которая является соавтором его учения об условных эмоциональных реакциях и помощницей в подготовке к изданию его книги о воспитании детей.

Harris, В. (1979) Whatever happened to little Albert? American Psychologist, 34, 151-160. Вопросы содержания, интерпретации и популярного изложения уотсоновского классического учения о страхе.

Samcison, F. (1981) Struggle for scientific authority: The reception of Watson’s behaviorism, 1913-1920. Journal of the History of the Behavioral Sciences. 17. 399-425. О влиянии идей Уотсона после публикации его манифеста бихевиоризма.

Глава 11

Бихевиоризм: после основания

Необихевиоризм

Целенаправленная революция Уотсона не совершила, как он надеялся, переворота в психологии. Для этого требовалось время. И все же в 1924 году, всего лишь через десять лет после того, как Уотсон выступил с манифестом бихевиоризма, даже самый ярый его оппонент, Э. Б. Титченер, признавал, что бихевиоризм обогатил нацию. К 1930 году Уотсон уже с достаточным основанием мог утверждать, что победа его учения была полной. Несмотря на то, что разрабатывались и другие направления бихевиоризма — например, версии Холта и Лешли, — они только ускорили начатое Уотсоном движение психологической науки в сторону полной объективности. Таким образом, к 1930 году бихевиоризм вытеснил все остальные течения.

Первый этап эволюции бихевиоризма — бихевиоризма Уотсона — продолжался примерно с 1913 по 1930 год. Второй этап, или необихевиоризм, можно датировать примерно 1930 — 1960 годами. Он охватывает работы таких ученых, как Эдвард Толмен, Эдвин Гатри, Кларк Халл и Б. Ф. Скиннер. Эти необихевиористы сходились во мнениях о некоторых основных положениях, которые использовались для объяснения полученных данных:

1) сердцевиной психологии является исследование процесса научения;

2) большинство видов поведения, независимо от их сложности, подчиняются законам условных рефлексов;

3) психология должна принять принципы операционизма.

Операционизм — доктрина, согласно которой физическую концепцию можно описать в точных терминах, относящихся к набору операций или процедур, ее определяющих.

Третьим этапом эволюции бихевиоризма является нео-необихевиоризм, или социальный бихевиоризм, начало которого приходится на 60-е годы нашего столетия и который характеризуется возвратом к когнитивным процессам (Segal & Lachman. 1972).

Операционизм

Операционизм* представляет собой некий общий подход или принцип, целью которого является выработка научной терминологии, наиболее точной и объективной, и избавление таким образом науки от тех проблем, которые не являются фактически наблюдаемыми или физически воспроизводимыми (так называемых псевдопроблем). Операционизм утверждает, что значимость конкретных научных данных или теоретических построений зависит от значимости тех операций, которые использовались для получения этих данных или достижения этих построений.

Впервые основные положения операционализма были сформулированы физиком из Гарвардского университета Перси У. Бриджменом в его книге «Логика современной физики» (The Logic, of the Modern Physics, 1927 г.), которая привлекла внимание многих психологов. Бриджмен предположил, что любую физическую концепцию можно описать в точных и строгих терминах, при этом все концепции, лишенные физической основы, должны отбрасываться. Он писал:

Это можно проиллюстрировать, рассмотрев понятие длины. Что мы подразумеваем под длиной объекта? Очевидно, мы это знаем, если можем сказать, какую длину имеет каждый предмет, а для физика больше ничего не требуется. Для того, чтобы найти длину предмета, нам необходимо проделать некоторые физические операции. Таким образом, концепция длины является фиксированной, если только фиксированными являются операции, которые используются для измерения длины: то есть концепция длины определяется не больше и не меньше, как только набором необходимых операций. (Bridgman. 1927. P. 5.)

Таким образом, концепция является аналогом набора операций или процедур, которые ее определяют. Многие психологи сочли этот принцип весьма полезным для использования в психологической науке и жаждали применить его.

Бихевиористам особенно понравилось положение Бриджмена об отбрасывании псевдопроблем — то есть тех проблем, ответы на которые не могут быть проверены объективными экспериментами. Все понятия или предположения, которые не могут быть подвергнуты экспериментальной проверке, — такие, например, как вопросы существования или сущности души, — не имеют никакого смысла для науки. Что есть душа? Можно ли наблюдать ее в лабораторных условиях? Можно ли измерить ее или управлять ею в контролируемых условиях лабораторного эксперимента, чтобы проверить ее влияние на поведение? Ьсли нет, то это понятие не имеет никакого отношения к науке.

Отсюда неизбежно следует, что концепция индивидуального сознания для психологии является псевдопроблемой. Ни само существование сознания, ни его характеристики не могут быть определены или исследованы с помощью объективных методов. Следовательно, в соответствии с точкой зрения операционизма, сознанию нет места в психологической науке.

Можно спорить, что операционализм является всего лишь формальным утверждением принципов, которые уже использовались психологами для определения понятий и концепций в терминах физических ссылок. Основные положения операционизма прослеживаются до работ британских эмпириков. Мы уже отметили существование длительной тенденции американской психологии в сторону возрастающей объективности в методологии и предмете исследования, и потому можем сказать, что сама идея операционизма, как подхода и формы проведения исследований и построения теорий, была принята многими американскими психологами задолго до публикации книги Бриджмена в 1927 году.

Тем не менее, со времен Вундта физика являлась для психологов критерием истинной научной респектабельности, некой ролевой моделью, и, когда физики провозгласили свою приверженность операционализму как формальной доктрине, психологам нс оставалось ничего другого, как только последовать их примеру. Фактически психологи использовали операционализм даже шире, чем сами физики.

Однако универсального признания в психологии операционализм не завоевал. Противоречия возникли по поводу полезности или бесполезности ограничения предмета изучения психологии исключительно теми сферами, которые имели эмпирические основы. Кроме того, оказалось, что «сведение концепций исключительно к составляющим их операциям — это очень скучно. Никто не хочет возиться с этим без особой необходимости» (Boring. 1950. P. 658). Сам Бриджмен с сомнением относился к тому, как психологи используют его концепцию. Примерно через 27 лет после формулирования основных положений операционализма он писал: «Я чувствую, что создал Франкенштейна, который вырвался из-под моей власти. Мне ненавистно само слово «операционализм». То, что я предвидел, оказалось слишком простым, чтобы называть его столь претенциозным именем» (Bridgman. 1934. P. 224).

Как это нередко случается, вновь обращенные оказались большими фанатиками новой веры, чем сам основатель учения. Но так или иначе, значение операционизма заключалось в том, что поколение необихевиористов, достигшее зрелости в конце двадцатых — начале тридцатых годов, сделало операционализм своим основным подходом в психологии.

Эдвард Чейс Толмен (1886-1959)

Один из ранних последователей бихевиоризма, Эдвард Толмен изучал инженерное дело в Массачусетском технологическом институте. Он переключился на психологию и под руководством Эдвина Холта начал работать в Гарварде, где получил звание доктора философии в 1915 году. Летом 1912 года Толмен учился в Германии вместе со специалистом по гештальт-психологии Курта Коффки. На последнем курсе аспирантуры, изучая традиционную, в духе Титченера, структурную психологию, Толмен познакомился с бихевиоризмом Уотсона. Будучи уже аспирантом, Толмен подвергал сомнению научную полезность интроспекции. В своей автобиографии, написанной в 1952 году, он писал, что бихевиоризм Уотсона стал для него «мощным стимулом и опорой».

После защиты диссертации Толмен стал преподавателем Северо-Западного университета в Эванстоне, штат Иллинойс, а в 1918 году он перешел в университет Беркли в Калифорнии. Именно в университете Беркли, когда он преподавал курс сравнительной психологии и проводил исследования по обучению крыс, он почувствовал неудовлетворенность бихевиоризмом Уотсона и начал разрабатывать свой собственный подход.

Его карьера в университете Беркли была прервана началом второй мировой войны, во время которой он работал в Бюро стратегической службы (OSS, ставшее впоследствии предшественником ЦРУ). С 1950 по 1953 год он содействовал оппозиционному движению, направленному против введения в Калифорнии клятвы верности штату.

Целенаправленный бихевиоризм

Основные положения учения Толмена представлены в его работе «Целенаправленное поведение у животных и человека» (Purposive Behavior in Animal and Men. 1932 г.). Его система целенаправленного бихевиоризма* может на первый взгляд показаться любопытной смесью двух противоречащих друг другу понятий: цель и поведение. Приписывание некоей цели организму подразумевает привлечение понятия сознания — то есть менталистической концепции, которой не находится места в психологии поведения. Тем не менее Толмен совершенно определенно дал понять, что по своей методологии и по предмету исследования он остается последовательным бихевиористом. Он нс побуждал психологов принять концепцию сознания. Подобно Уотсону, он отвергал интроспекцию и не интересовался никакими подразумеваемыми внутренними переживаниями организмов, которые были недоступны для объективного наблюдения.

Целенаправленность поведения, писал Толмен, можно определить в терминах объективного бихевиоризма, без ссылок на интроспекцию или предположений о том, что организм «чувствует» в связи с тем или иным переживанием. Для него было совершенно очевидно, что любое поведение направлено на достижение определенной цели. Например, кошка старается выбраться из <проблемного ящика>, крыса осваивается в лабиринте, а ребенок учится играть на фортепиано.

Как говорил сам Толмен, поведение «пахнет целью». Любое поведение направлено на достижение некоторой цели, на освоение некоторых средств. Крыса неоднократно и настойчиво проходит лабиринт, всякий раз делая все меньше ошибок, чтобы быстрее добраться до выхода. Иначе говоря, крыса учится, и сам факт обучения — для крысы или для человека — является объективным поведенческим свидетельством наличия цели. Отметим, что Толмен имеет дело только с реакциями организмов. Все его измерения проводились в терминах изменений в ответном поведении, как функции научения. И эти измерения предоставляют объективную информацию.

Бихевиоризм Уотсона с большой легкостью подвергал критике приписывание какой-либо цели любому виду поведения, поскольку целенаправленность поведения подразумевает допущение о наличии сознания. Толмен отвечал на это, что для него нет разницы, обладает организм сознанием или не обладает. Переживания сознания, связанные с целенаправленным поведением, если они даже и имеют место, нс оказывают никакого влияния на поведенческие реакции организма. Толмен занимался исключительно явно выраженными реакциями.

Промежуточные переменные

Как бихевиорист, Толмен считал, что инициирующее причинное поведение и окончательное результирующее поведение должны быть объективно наблюдаемыми и пригодными для описания в терминах операций. Он предположил, что причины поведения включают пять основных независимых переменных: стимулы окружающей среды, психологические побуждения, наследственность, предшествующее обучение и возраст. Поведение является функцией всех этих переменных, что выражается математическим уравнением.

Между этими наблюдаемыми независимыми переменными и результирующим ответным поведением (зависимой наблюдаемой переменной) Толмен ввел набор ненаблюдаемых факторов, которые назвал промежуточными переменными*. Эти промежуточные переменные фактически являются детерминантой поведения. Они представляют собой те внутренние процессы, которые связывают стимулирующую ситуацию с наблюдаемой реакцией. Формула бихевиоризма S-R (стимул-реакция) теперь должна читаться как S-О-R. Промежуточными переменными является все, что связано с О, то есть с организмом, и формирует данную поведенческую реакцию на данное раздражение.

Поскольку эти промежуточные переменные не подлежат объективному наблюдению, то они не представляют никакой практической пользы для психологии, если только их не удается связать с экспериментальными (независимыми) переменными и с поведенческими (зависимыми) переменными.

Классическим примером промежуточной переменной является голод, который невозможно увидеть у подопытного человека или животного. И тем не менее, голод можно вполне объективно и точно увязать с экспериментальными переменными — например, с длительностью того отрезка времени, на протяжении которого организм не получал пищу. Кроме того, его можно увязать и с объективной реакцией или с переменной поведения — например, с количеством съеденной пищи или со скоростью ее поглощения. Таким образом, ненаблюдаемый фактор вмешательства — голод — может получить точную эмпирическую оценку и следовательно становится доступным для количественного измерения и экспериментальных манипуляций.

Путем определения независимых и зависимых переменных, каковыми являются наблюдаемые события, Толмен получил возможность составить операциональные описания ненаблюдаемых, внутренних состояний. Сначала он называл свой подход «оперантным бихевиоризмом», прежде чем выбрать термин «промежуточные переменные».

Промежуточные переменные оказались весьма полезными для разработки теории поведения, постольку они были эмпирически связаны с экспериментальными и поведенческими переменными. Однако для того, чтобы сделать этот подход всеобъемлющим, потребовался такой громадный объем работы, что Толмен в конце концов оставил всякую надежду «составить полное описание хотя бы одной промежуточной переменной» (Mackenzie. 1977. P. 146).

Теория научения

Научение играло важнейшую роль в целенаправленном бихевиоризме Толмена. Он отвергал закон эффекта Торндайка, утверждая, что вознаграждение или поощрение оказывает слабое воздействие на научение. Взамен этого Толмен предложил когнитивную теорию научения, предполагая, что повторяющееся выполнение одного и того же задания усиливает создаваемые связи между факторами окружающей среды и ожиданиями организма. Таким путем организм познает окружающий его мир. Толмен называл эти создаваемые научением связи Гештальт — знаками, которые вырабатываются в ходе многократного выполнения какого-либо действия.

Давайте запомним эти идеи Толмена и попробуем понаблюдать за голодной крысой в лабиринте. Крыса бегает по лабиринту, исследуя иногда правильные, а иногда неправильные ходы или даже тупики. Наконец крыса находит еду. При последующих прохождениях лабиринта цель (поиск пищи) придает поведению крысы целенаправленность. С каждой точкой разветвления связываются некоторые ожидания. Крыса приходит к пониманию того, что определенные признаки, ассоциирующиеся с точкой разветвления, наводят или нс наводят на то место, где находится пища.

Если ожидания крысы оправдываются и она действительно находит пищу, то знак гештальта (то есть признак, ассоциирующийся с некоторой точкой выбора) получает подкрепление. Таким образом животное вырабатывает целую сеть гештальт — знаков по всем точкам выбора в лабиринте. Толмен назвал это когнитивной картой. Эта схема представляет собой то. что выучило животное, а именно когнитивную карту лабиринта, а вовсе не набор некоторых моторных навыков. В некотором смысле крыса обретает всеобъемлющее знание своего лабиринта или иной окружающей ее среды. В се мозге вырабатывается что-то вроде полевой карты, которая позволяет ей перемещаться от точки к точке, не ограничиваясь фиксированным набором заученных телодвижений.

В классическом эксперименте, который подтвердил теорию Тол-мена, выяснялось, действительно ли крыса в лабиринте изучает его когнитивную карту или же просто запоминает набор моторных реакций. Был использован лабиринт крестообразной формы. Крысы одной группы всегда находили пищу на одном и том же месте, даже если для того, чтобы добраться до пищи, им при разных точках входа приходилось иногда поворачивать нс направо, а налево. Моторные реакции отличались, но пища оставалась на том же самом месте.

Крысы второй группы должны были всегда повторять одни и те же движения, но пища всякий раз находилась в другом месте. Например, начиная путь с одного конца крестообразного лабиринта, крысы находили пищу, только повернув в точке выбора направо; если же крысы входили в лабиринт с противоположной стороны, то для того, чтобы найти пищу, им все равно надо было повернуть направо.

Результаты эксперимента показали, что крысы из первой группы, то есть те, которые изучили место действия, ориентировались гораздо лучше, чем крысы из второй группы, которые заучивали реакции. Тол-мен пришел к выводу, что аналогичное явление наблюдается и у тех людей, которые хорошо знают свои окрестности или город. Они могут пройти из одной точки в другую различными маршрутами, поскольку в их мозге сформирована когнитивная карта местности.

Другой эксперимент исследовал латентное научение* — то есть такое научение, которое невозможно наблюдать в то время, когда оно фактически происходит. Голодную крысу поместили в лабиринт и предоставили ей возможность свободно бродить по нему. Сначала в лабиринте не было никакой пищи. Сможет ли крыса обучиться чему-либо при отсутствии подкрепления? После нескольких неподкрепленных попыток крысе дали возможность найти пищу. После этого скорость прохождения крысой лабиринта резко возросла, что показало наличие некоторого научения в период отсутствия подкрепления. Показатели этой крысы очень быстро достигли такого же уровня, что и у крыс, получавших подкрепление при каждой попытке.

Комментарии

Толмен оказал огромное влияние на психологию, особенно в области теории научения, а его работы получили признание как провозвестники когнитивного движения в современной психологии. Кроме того, он подтолкнул исследования различных направлений и ввел концепцию промежуточных переменных. Поскольку промежуточные переменные являются способом операционного описания ненаблюдаемых внутренних состояний, таких как голод, то они смогли придать этим состояниям научное значение. Промежуточные переменные стали необходимым средством обращения с гипотетическими конструкциями и были широко использованы необихевиористами Гатри, Халлом и Скиннером.

Другим важным вкладом Толмена в науку явилось использование им крысы как наиболее адекватного субъекта для психологических исследований. Тем не менее в начале своей карьеры Толмен относился к крысам без всякого энтузиазма. «Не люблю их, — говорил он своему другу. — У меня от них мурашки по коже…» (Tolman. 1919, цит. по: Innis. 1992. P. 191).

Однако к 1945 году он изменил свое отношение. Он писал: «Отметим, что крысы живут в клетках. Они не напиваются в стельку в ночь накануне эксперимента. Они не истребляют друг друга в войнах: они не изобретают машин для разрушения, а если бы даже они это сделали, то уж, конечно, нс оказались бы столь беспомощными в деле контроля за этими машинами; они не ввязываются в расовые или классовые конфликты: они избегают политики, экономики и статей по психологии. Они восхитительные, чистые и приятные существа» (Tolman. 1945. P. 166).

Эдвин Рэй Гатри (1886-1959)

Эдвин Гатри получил степень доктора философии в 1912 году в Пенсильванском университете и в течение сорока лет работал в университете Вашингтона. Еще будучи аспирантом, он стал приверженцем бихевиоризма как научного метода психологии, хотя его и нельзя считать бихевиористом уотсоновского толка.

Обучение с одной попытки

Наиболее важным вкладом Гатри в психологию является формулирование теории научения, которая была изложена в его книге «Психология научения» (The Psychology of Learning, 1935 г.). Она основана на простом принципе ассоциативности. Занимаясь проблемой укрепления обучаемых реакций, Гатри отвергал законы Торндайка о воздействии и частоте, равно как и подкрепление в духе Павлова, полагаясь вместо этого на то явление, которое он сам называл одноразовым формированием условного рефлекса и считал наиболее общим законом психологии.

Согласно Гатри, все научение состоит в формировании сопряженности стимула и реакции. Если стимул сопровождается реакцией хотя бы однократно, то уже формируется связь между стимулом и реакцией (S-R). Это и есть по существу та самая ситуация, когда происходит обучение с одной попытки*. Для того, чтобы установить связь между стимулом и реакцией, уже не требуется повторения или подкрепления. Однократное возникновение пары «стимул-реакция> или результирующее движение уже формирует между ними сопряженность, и таким образом происходит заучивание определенного поведения. <Сочетание стимулов, которые сопровождали движение, будут при своем повторении вести к проявлению таких же движений» (Guthrie. 1935. P. 26).

Закон Гатри ссылается на движения, которые он предусмотрительно отделил от действий, подобно тому, как это сделал Уотсон. Он дал определение движения как последовательности моторных и железистых реакций. Действие, напротив, представляет собой одно движение или последовательность движений, ведущих к достижению определенного результата. Таким образом, действие является понятием более высокого уровня, нежели движение. Например, забивание гвоздя молотком представляет собой действие, состоящее из последовательности отдельных движений, которое приводит к достижению определенного результата. Гатри отмечал, что, когда психологи исследуют процессы научения, то в качестве измерителя научения принимается качество выполнения завершенного действия. Согласно мнению Гатри, заучиваются и обусловливаются только движения.

Он полагал, что отличительной чертой его системы является то особое внимание, которое уделяется движению. Он говорил, что Торндайк был озабочен завершенным действием — в частности, обретением некоторых навыков (например, кошка пытается выбраться из <проблемного ящика>), но ведь эти навыки сами являются функцией набора мышечных движений. Это и есть именно те самые индивидуальные движения, настаивал Гатри, которые развиваются или приобретаются в результате единичной попытки (обучение с одной попытки). Изучение же завершенного действия требует, в свою очередь, повторения для практики.

Движения (отдельные составляющие изучаемого действия) являются в системе Гатри исходным материалом. Поскольку движения незначительнее, чем действия, то их труднее наблюдать в типичной ситуации научения, их гораздо легче упустить из виду.

Из учения Гатри также следовало, что не только реакция организма состоит из отдельных компонентов, но также и стимулы, на которые реагирует организм. А так как и те и другие состоят из составных частей, для того, чтобы достигнуть некоторой последовательности в поведении, необходимо получить достаточно большое количество сопряженных сочетаний стимулов и реакций. Следовательно, для того, чтобы добиться улучшения в изучении любых движений (действий), необходима практика, но при этом каждый компонент движения или реакции заучивается после однократного совпадения со стимулом.

Комментарии

В значительной степени привлекательность системы Гатри покоится на ее простоте и логичности. Ее нетрудно понять, особенно по сравнению со сложными и основанными на серьезном математическом аппарате построениями Халла. Однако врожденная простота теории Гатри вызывает восторженные похвалы одних психологов и осуждение других. Многоголосно утверждалось, что Гатри избегает решения тех проблем научения, которые не получают объяснения в рамках его системы. Критики его системы настаивают на том, что для учета многих важнейших параметров в этой области требуется введение дополнительных принципов и допущений.

Но тем не менее, Гатри сохранил свое положение ведущего специалиста теории научения. Его вклад в науку заслужил официальное признание; в 1958 году Американский психологический фонд наградил его золотой медалью.

Кларк Леонард Халл (1884-1952)

В сороковые-шестидесятые годы ведущую роль в американской психологии играли Кларк Халл и его последователи. Пожалуй, ни один психолог не проявил такой безусловной последовательности и преданности делу внедрения строго научных методов, как Кларк Халл. Он обладал исключительными способностями к математике и формальной логике и успешно применил эти дарования в области психологии, как никто другой.

Страницы жизни

Большую часть жизни Кларк Халл жестоко страдал от болезней и плохого зрения. В возрасте 24 лет он заболел полиомиелитом, который сделал его инвалидом. Кларк хромал на одну ногу и вынужден был носить металлический корсет собственной конструкции. Семья была бедной (Кларк Халл родился в бревенчатой хижине), и он несколько раз вынужден был прерывать учебу, чтобы преподаванием заработать на жизнь. Самым большим богатством Халла было неугасимое стремление к величию, и он смог переломить враждебные обстоятельства.

В 1918 году, достигнув уже относительно солидного возраста тридцати четырех лет, Кларк Халл получил степень доктора философии в Висконсинском университете, где он изучал горное дело, прежде чем переключиться на психологию. В течение 10 лет он оставался на факультете Висконсинского университета. Его ранние исследовательские интересы явились провозвестниками последующего стремления к внедрению научных объективных методов и функциональных законов.

Он изучал процессы формирования концепций, проводил многочисленные тесты и измерения и в итоге опубликовал серьезный учебник по прикладным методам проверки способностей (Hull. ‘1928). Он работал над внедрением практических методов статистического анализа и изобрел машину для расчета корреляций, которая была выставлена в Смитсоновском центре в Вашингтоне, округ Колумбия. Он посвятил десять лет исследованиям гипноза и внушаемости, опубликовал 32 научные статьи и книгу, которая суммировала его опыт (Hull. 1933).

В 1929 году Кларк Халд стал профессором Иельского университета, где продолжил исследования в той области, которая представляла для него особый интерес, — теории поведения, основанной на законах условных рефлексов Павлова. Впервые он прочитал работы Павлова в 1927 году и заинтересовался проблемами формирования условных рефлексов и научения. Он говорил о книге Павлова «Условные рефлексы» как о «великой книге» и свои опыты тоже ставил на животных. Ранее он не использовал крыс, потому что ему был отвратителен тот характерный запах, который всегда сопровождает лаборатории, где находятся крысы. Однако в Иельском университете он посетил безукоризненно чистоплотную колонию крыс, созданную для исследовательских целей Эрнестом Р. Хилгардом. Халл посмотрел на крыс, «понюхал и заявил, что, пожалуй, с крысами можно работать» (Hilgard. 1987. Р. 201).

В тридцатые годы Кларк Халл написал ряд статей, посвященных условным рефлексам, где он отстаивал мнение о том, что сложные виды поведения более высокого порядка можно объяснить в терминах основных принципов формирования условных рефлексов. В 1940 году, совместно с пятью коллегами, Халл выпустил книгу «Математико-дедуктивная теория механического научения: исследование в области научной методологии» (Mathematico-Deductive Theory of Role Learning: A Study in Scientific Methodology). Несмотря на то, что книга получила признание как выдающееся научное достижение, она была слишком трудна для восприятия, и ее смогли прочесть лишь немногие.

Следующей значительной публикацией Халла стала работа «Принципы поведения» (Principles of Behavior, 1943 г.),в которой подробно и с характерной для Халла точностью разрабатывалось теоретические основы, в достаточной степени всеобъемлющие, чтобы охватить самые разные аспекты поведения. Вскоре Кларк Халл стал одним из наиболее цитируемых психологов в своей области: в сороковые годы до 40 процентов всех экспериментальных статей и до 70 процентов статей по вопросам научения и мотивации, опубликованных в ведущих американских психологических журналах, ссылались на работы Халла (Spence. 1952). В течение многих лет Кларк Халл пересматривал свои взгляды, включая результаты исследований, которые подвергали опытной проверке более ранние версии его теорий. Окончательная форма его системы представлена в книге «Система поведения» (A Behavior System, 1952 г.).

Дух механицизма

Кларк Халл был всецело предан объективной бихевиоральной психологии. В его программе не было места сознанию, целенаправленности или иным психическим концепциям. Для описания своих бихевиористских представлений о человеческой природе он использовал исключительно механистическую терминологию. Человеческое поведение он рассматривал как автоматическое и полагал, что его можно свести к языку физики. Он предостерегал ученых против антропоморфизма — то есть против придания собственной интерпретации наблюдаемому поведению, чем нередко грешили ранние исследователи в области зоопсихологии. Кларк Халл искал средство, способное защитить от подобного субъективизма, и в конце концов обрел его, выдвинув предположение о том, что организм есть «полностью самоподдерживающийся робот, сконструированный из материалов, отличный от нас настолько, насколько это возможно» (Hull. 1943. P. 27).

Согласно точке зрения Халла, бихевиористы должны относиться к субъекту исследования как к роботу — причем он верил в то, что можно создать такие машины, которые смогут мыслить и выполнять иные когнитивные функции, свойственные человеку, как это происходит в современных компьютерах. «Меня не раз поражало, — писал Кларк Халл в 1926 году, — что человеческий организм является самой удивительной машиной — и все же только машиной. Не менее удивительным казалось мне и то, что можно построить машину, которая сможет выполнять все основные функции организма, пока и поскольку осуществляется процесс мышления» (цит. по: Amsel & Rashotte. 1984. P. 2-3). Дух механицизма, представленный автоматами и механическими фигурками на европейских часах XVII века, вновь воплотился в работах Кларка Халла.

Объективная методология и количественная оценка

Механистический, упрощающий и объективный бихевиоризм Кларка Халла предоставляет возможность ясно рассмотреть суть его исследований. Очевидно, что исследование должно быть как можно более объективным. Кроме того, подход Халла к психологии непременно должен быть количественным, а его законы поведения — выражаться точным языком математики. В книге «Принципы поведения» (Principles of Behavior. 1943 г.) Халл объяснил, как должна действовать такая математически обоснованная психология:

Прогресс должен заключаться в написании сотен уравнений, одного за другим; в экспериментальном определении одной за другим сотен эмпирических констант, входящих в уравнения; в разработке пригодных к практическому употреблению приборов для измерения количественных данных, выражаемых этими уравнениями; в объективном определении сотен символов, фигурирующих в уравнениях; в строжайшей и последовательной дедукции тысяч теорем и следствий из первичных определений; в безукоризненном проведении тысяч критических количественных экспериментов. (Hull. 1943. P. 400-401.)

Это утверждение является прекрасным примером ригоризма и терпения, которые требовались от любого последователя системы Халла.

Кларк Халл описал четыре метода, которые он считал полезными для науки. Три из них уже были в употреблении: простое наблюдение, систематически контролируемое наблюдение и экспериментальная проверка гипотез. Халл предложил четвертый метод, а именно гипотетико-дедуктивный метод*, который использует дедукцию на основании набора формулировок, определяемых a priori.

Этот метод включал установление постулатов, на основании которых дедуктивным путем выводится заключение. Это заключение должно подвергаться экспериментальной проверке. Если оно не подтверждается результатами экспериментов, оно должно быть пересмотрено; если же подтверждается, то может быть включено в число научных понятий.

Халл полагал, что если психология когда-либо станет объективной наукой, подобно прочим естественным наукам — что и являлось основной частью программы бихевиоризма, — то единственным адекватным методом работы мог быть только гипотетико-дедуктивный метод.

Побуждения

Согласно Халлу, основанием для мотивации поведения являются потребности организма, возникающие в результате отклонения от оптимальных биологических условий. Однако вместо того, чтобы непосредственно ввести в свою систему понятие биологической потребности, Кларк Халл постулировал такую переменную, как побуждение — причем сам этот термин уже имел хождение в психологии. Побуждение определяется как стимул, возникающий в результате такого состояния, которое инициирует или активизирует поведение. Согласно взглядам Халла, подавление или удовлетворение побуждений является единственной основой для подкрепления. Силу воздействия побуждений можно определить эмпирическим путем, либо измеряя продолжительность депривации, либо путем измерения интенсивности, силы или затрат энергии при результирующем поведении. Халл считал, что продолжительность депривации не является идеальным измеряемым параметром, и в основном делал акцент на силе реакции организма.

Кроме того, Халл отрицал какую-либо специфичность побуждений. Иными словами, любая депривация — например, лишение пищи, воды или сексуальной жизни — одинаковым образом вносит свой вклад в формирование побуждения (хотя и в различной степени). Эта не специфичность означает, что побуждения не направляют поведение, они только придают ему энергию. Целенаправленность поведения определяется стимулами окружающей среды.

Халл постулировал два вида побуждений: первичные и вторичные. Первичные ассоциируются с биологическими потребностями и непосредственно связаны с выживанием организма. В число этих побуждений, возникающих на основе физических нужд, входят потребности в пище, воде, воздухе, половых сношениях, термической регуляции, дефекации, мочеиспускании и избавлении от боли. Это основополагающие внутренние процессы, которые являются жизненно важными для существования организма.

Халл признавал также, что поведение людей и животных мотивируется и иными побуждениями, отличными от первичных. Соответственно, Халл предположил существование вторичных побуждений, появляющихся в результате научения и относящихся к стимулам окружающей среды. Они связаны с устранением первичных потребностей, но в результате сами могут стать насущными потребностями. Это означает, что прежде нейтральные стимулы могут приобрести характеристики потребности, поскольку они способны вызвать ответные реакции, сходные с теми реакциями, которые порождаются первичными побуждениями или исходным состоянием неудовлетворенной потребности.

Простой пример — прикосновение к горячей плите и получение ожога. Болезненный ожог, вызванный повреждением тканей организма, порождает первичное побуждение, то есть стремление избавиться от боли. Другой стимул окружающей среды, связанный с первичным побуждением, — например, сам вид плиты, — может в будущем привести к желанию отдернуть руку при одном только его виде. Таким образом, вид плиты может стать тем стимулом, который приводит к заученному побуждению избавиться от страха.

Научение

Теория научения Халла сосредоточена в основном на принципе подкрепления, который является существенным для закона эффекта Торндайка. Закон Халла о первичном подкреплении* утверждает, что когда связь между стимулом и реакцией сопровождается снижением потребности, то возрастает вероятность, что при последующем возникновении такого же стимула будет возникать такая же реакция.

Отметим, что вознаграждение или подкрепление определяется не в терминах понятия Торндайка об удовлетворении, но в терминах снижения, ослабления первичной потребности. Первичное подкрепление — то есть снижение первичной потребности — является, таким образом, основой теории научения Халла.

Поскольку система Халла включает понятие вторичного, появляющегося в результате научения побуждения, она содержит также и понятие вторичного подкрепления. Если интенсивность стимула снижается в результате проявления вторичного побуждения, то это побуждение будет действовать как вторичное подкрепление.

Отсюда следует, что любой стимул, который последовательно ассоциируется с подкрепляющей ситуацией, посредством этой ассоциации будет приобретать способность вызывать обусловленное сдерживание, таким образом снижая интенсивность стимула и самостоятельно производя результирующее подкрепление. Поскольку эта косвенная сила подкрепления приобретается в ходе научения, она называется вторичным подкреплением. (Hull.

1951. P. 27-28.)

Халл полагал, что связь между стимулом и реакцией усиливается при многократных повторениях подкрепления. Он назвал силу связи S-R силой привычки, она является функцией подкрепления и имеет отношение к постоянному формированию условных рефлексов.

Научение не может произойти при отсутствии подкрепления, которое необходимо для того, чтобы ослабить побуждение. Благодаря особому акценту на подкреплении, система Халла получила название теории снижения потребностей, в противоположность теории непрерывности Гатри или когнитивной теории Толмена.

Сила привычки — сила связи <стимул-реакция>, которая является функцией количества подкреплений.

Система Халла представлена в вербальной и математической форме в виде 18 постулатов и 12 следствий (Hull. 1952). Несмотря на то, что система основана на принципах формирования условных рефлексов, Халл считал, что ее можно расширить и включить в нее такие процессы, как решение проблем, социальное поведение, формы научения, отличные от формирования условных рефлексов. К сожалению, смерть помешала ему воплотить в жизнь большую долю своих устремлений.

Комментарии

Программа Халла стала пользоваться такой известностью, что неизбежно навлекла на себя ощутимую критику. В качестве ведущего представителя необихевиоризма. Халл сделался мишенью для тех же нападок, которые были направлены против Уотсона и других ученых, работавших в традициях бихевиоризма. Те психологи, которые противились внедрению бихевиоральных подходов в психологии, сразу же зачислили Халла во вражеский лагерь.

Систему Халла можно упрекнуть в недостатке широты. В своих попытках определить переменные как можно более точно, в количественных терминах, Халл поневоле вынужден был действовать в очень узкой области. Нередко он формулировал постулаты на основании результатов, полученных при проведении всего-навсего одного эксперимента. Оппоненты выражали сомнение в том, что можно распространить на все поведение те факты, которые были столь специфически получены во время экспериментальной демонстрации — например, такие величины, как <наиболее благоприятный интервал для формирования условного рефлекса век человеческого глаза> (постулат 2), или <вес пищи в граммах, достаточной для формирования условного рефлекса у крысы> (постулат 7) (Hilgard. 1956. P. 181). Несмотря на то, что точные количественные оценки являются необходимыми и заслуживают самых высоких похвал, крайности в подходе Халла привели к сужению той области, в которой могли быть применимы результаты его исследований.

И тем не менее, невозможно переоценить влияние Халла на развитие психологии. Количество исследований, вдохновленных его работами (вероятно, более, чем другими теориями), говорит о его особом положении в истории развития психологии. Перечень выдающихся психологов, которые были учениками и последователями Халла, является заслуженной данью его памяти: Джон Доллард, Карл Ховленд, Нил Миллер, Роберт Сирс, Хобарт Маурер и Кеннет Спенс. Мало кто из психологов оказал подобное влияние на профессиональную ориентацию такого количества людей.

Халл защитил, укрепил и расширил подход объективного бихевиоризма в психологии так, как никто другой до него. Несмотря на то, что в его теории имеется множество нс получивших ответа вопросов, неизменными остаются уважение и восхищение непреклонностью тех методов, которые он применил для разработки своей теории. <В любой области науки весьма редки явления истинного теоретического гения; и среди тех, кому психология может выразить свою признательность, Кларк Халл по праву должен занимать одно из первых мест> (Lowry. 1982. P. 211).

Б. Ф. Скиннер (1904-1990)

Скиннер в лаборатории. Классический ящик Скиннера позже был оснащен различными электронными приборами.

Приспособление для исследования закономерностей оперантной активности живых существ (первоначально — лаболаторных крыс, затем — голубей, разработанное Б.Ф.Скиннером.

Представляет собой пустой ящик, оснащенный педалью, нажатие на которой приводит к подаче кусочка пищи или иному подкреплению.

Самой влиятельной фигурой в психологии в течение нескольких десятилетий являлся Б. Ф. Скиннер. Один из историков психологии назвал его «без сомнения, наиболее знаменитым американским психологом в мире» (Gilgen. 1982. P. 97). Опрос историков психологии и заведующих кафедрами показал, что Скиннер является одним из самых выдающихся ученых современности (Кот, Davis & Davis. 1991). Когда в 1990 году Скиннер умер, редактор журнала «Американский психолог» писал о нем как об «одном из гигантов нашей области науки», который «оставил неизгладимый след в психологии» (Forwer. 1990. P. 1203). А в некрологе «Журнала по истории бихсвиоральных наук» о нем писали как о «ведущей фигуре в бихевиоризме нынешнего века» (Keller. 1991. P. 3).

Начиная с пятидесятых годов и в течение многих лет Скиннер являлся ведущим бихевиористом Соединенных Штатов Америки и привлекал огромное количество верных и восторженных продолжателей и сторонников. Он разработал программу бихевиорального контроля общества, изобрел автоматизированный детский манеж и стал одним из главных вдохновителей и создателей методик модификации поведения и обучающих машин. Он написал роман «Уолден Два» (Walden Two), который и через пятьдесят после выхода в свет оставался популярным. В 1971 году его книга «По ту сторону свободы и достоинства» (Beyond Freedom and Dignity) стала национальным бестселлером, а сам Скиннер – «самым популярным персонажем различных национальных и городских ток-шоу» (Bjork. 1993. P. 192). Он стал знаменитостью: его прекрасно знала и широкая общественность, и коллеги.

Страницы жизни

Скиннер родился в городке Саскуеханна, штат Пенсильвания, где и жил до поступления в колледж. Согласно его собственным воспоминаниям, его детство прошло в обстановке любви и спокойствия. Он учился в той же самой школе, где когда-то учились его родители; в выпускном классе Скиннера было всего семеро учеников. Он любил свою школу и по утрам всегда приходил раньше всех. В детстве и отрочестве он увлекался созданием самых разных предметов: плотов, тележек, каруселей, пращей и рогаток, моделей самолетов, и даже паровой пушки, которая стреляла поверх крыши соседского дома картофелинами и морковками. Несколько лет он потратил на то, чтобы изобрести вечный двигатель. Он также много читал о поведении животных и держал дома целый зоопарк, состоявший из черепах, змей, ящериц, жаб и бурундуков. Как-то раз на ярмарке он увидел дрессированных голубей: много лет спустя он сам научил голубей разным трюкам.

Психологическая система Скиннера отражает опыт его жизни в детстве и юности. Согласно его собственным взглядам, жизнь человека является плодом прошлых подкреплений. Он утверждал, что его собственная жизнь была настолько предопределенной, упорядоченной и правильной, насколько его система предписывает быть любой человеческой жизни. Он полагал, что все аспекты человеческой жизни можно проследить до самых их истоков.

Скиннер поступил к Гамильтон колледж в Нью-Йорке, но там ему не понравилось. Он писал:

Я никогда не мог вписаться в студенческую жизнь. Я вступил в это братство, совсем нс зная. что это такое. Я не преуспевал в спорте и жестоко страдал, когда в хоккее меня били по голени или когда искусный баскетболист отыгрывал мяч от моего черепа… В сочинении, которое я написал после первого курса, я пожаловался на то. что в колледже меня постоянно одолевают ненужными требованиями (одно из них — ежедневное посещение церкви) и что большинство студентов не имеют никаких интеллектуальных интересов. На старших курсах я был уже открытым бунтовщиком. (Skinner, 1967. P. 392.)

Бунтарство Скиннера, в частности, проявлялось в розыгрышах, а также в том, что он шокировал студенческое сообщество и открыто высказывал критические замечания о факультете и об администрации. Его непослушание прекратилось только в день выпуска, когда перед началом торжественной церемонии президент колледжа предупредил Скиннера и его друзей, что если они не успокоятся, им не выдадут дипломов.

Скиннер все-таки успешно закончил колледж со степенью по английскому языку, правом принадлежности к обществу <Фи Бета Каппа> и стремлением стать писателем. На летнем писательском семинаре поэт Роберт Фрост с похвалой отозвался о стихотворениях и рассказах Скиннера. В течение двух лет после выпуска из колледжа Скиннер занимался литературной деятельностью, а затем решил, что ему <нечего сказать>. Его неудача на писательском поприще настолько обескуражила его, что он даже стал подумывать о консультациях психиатра. Он считал себя неудачником. Чувство собственной значимости было жестоко поколеблено.

Кроме того, он разочаровался в любви. Его отвергли по меньшей мере полдюжины молодых женщин, что доставляло ему, по его собственному выражению, сильную физическую боль. Один раз он был настолько потрясен, что выжег на своей руке инициалы возлюбленной. След от ожога остался на многие годы. Биограф отмечает, что «любовные интересы» Скиннера «всегда были несколько подавлены раздвоением чувств и разочарованием. Правда, вскоре Скиннер приобрел репутацию ветреника» (Bjork. 1993. P. 116).

Прочитав об экспериментах Уотсона и Павлова по формированию условных рефлексов, Скиннер круто повернулся от литературных аспектов человеческого поведения к научным. В 1928 году он поступил в аспирантуру Гарвардского университета по психологии — несмотря на то, что до этого ни разу нс прослушал курса психологии. По его собственным словам, он поступил в аспирантуру «не потому, что вдруг почувствовал непреодолимую тягу к психологии, а только из-за того. чтобы избавиться от невыносимой альтернативы» (Skinner. 1979. P. 37). Было иль не было у него у него непреодолимой тяги к психологии, но через три года он получил ученую степень доктора философии. По завершении научной работы, после защиты докторской диссертации, он преподавал в университете штата Миннесота (1936-1945) и университете штата Индиана (1945-1974), после чего вернулся в Гарвард.

Тема его диссертации относится к положению, которому Скиннер неуклонно следовал в течение всей своей карьеры. Он предположил, что рефлекс представляет собой корреляцию между стимулом и реакцией, и ничего более. В его книге 1938 года «Поведение организмов» (The Behavior of Organism) описываются основные положения этой системы. Любопытно, что за первые восемь лет после публикации было продано всего лишь 500 экземпляров книги, и она получила в основном отрицательные рецензии, а пятьдесят лет спустя об этой книге говорили, что она «является одной из немногих книг, которые изменили облик современной психологии» (Thompson. 1988. P. 397).

Тем качеством описываемой в книге системы, которое изменило отношение к ней от полного провала до потрясающего успеха, было ее очевидное прикладное значение для самых разных областей психологии. «В шестидесятые годы началось восхождение звезды Скинпера, отчасти по причине принятия его идей в области образования, отчасти — благодаря растущему влиянию идей Скиннера в области клинической модификации поведения» (Benjamin. 1993. P. 177). Столь широкая применимость идей Скиннера соответствовала его устремлениям, поскольку он испытывал глубокий интерес к проблемам реальной жизни. Его более поздняя работа «Наука и человеческое поведение» (Science and Human Behavior. 1953 г.) стала основным учебником по бихевиоральной психологии.

Скиннер продолжал плодотворно работать до самой своей смерти в возрасте 86 лет — причем трудился он с тем же энтузиазмом, который проявлял и шестьдесят лет назад. В подвале своего дома он оборудовал персональный «скиннеровский ящик» — контролируемую среду, которая давала положительное подкрепление. Он спал там в большой желтой пластиковой коробке, в которой как раз помещался матрас, несколько полок с книгами, а также маленький телевизор. Каждый вечер он ложился спать в десять часов, спал три часа, час работал, затем спал еще три часа и вставал в пять часов утра, чтобы отработать еще три часа. Утром он отправлялся в свой кабинет в университете и там снова работал, а во второй половине дня давал себе положительное подкрепление, слушая музыку. Кроме того, огромное положительное влияние на него оказывал процесс написания статей. «Мне очень нравится писать, и было бы очень жаль, если бы когда-нибудь мне пришлось от этого отказаться» (Skinner. 1985, цит. по: Fallen. 1992. P. 1439).

В возрасте 78 лет Скиннер написал статью под названием «Как сохранить интеллект в старости» (Intellectual Self-Management in Old Age), в которой он ссылался на свой собственный опыт (Skinner. 1983а). В этой статье говорится о том, как полезно в старости упражнять мозг по несколько часов в день, при этом обязательно давая перерывы между всплесками активности — для того, чтобы поддержать слабеющую память и не допустить снижения интеллектуальных способностей.

В 1989 году у Скиннера обнаружили лейкемию. Жить ему оставалось не более двух месяцев. В интервью по радио он говорил о своих чувствах:

Я не религиозный человек, и потому меня не беспокоит, что произойдет со мной после смерти. И когда мне сказали, что у меня такая болезнь и что через несколько месяцев я умру, я не испытал никаких эмоций. Ни паники, ни страха, ни тревоги. Вообще ничего. Единственное, что тронуло меня и от чего мои глаза увлажнились, была мысль о том, как я сообщу об этом жене и дочерям. Видите ли, когда умираешь, ты невольно ранишь тех, кто тебя любит. И ничего с этим не поделаешь… Я прожил хорошую жизнь. С моей стороны было бы довольно глупо в каком-либо смысле на нее жаловаться. А потому я радостно проживу оставшиеся мне месяцы — так же, как я всегда радовался жизни. (Цит. по: Catania. 1992. P. 1527.)

За восемь дней до смерти, сильно ослабевший, Скиннер представил свою статью на заседание Американской психологической ассоциации в Бостоне. Она была посвящена наблюдаемым и ненаблюдаемым стимулам, и, соответственно, респондентному и оперантному поведениям.

Бихевиоризм Скиннера

Оперантное поведение возникает без воздействия каких-либо внешних наблюдаемых раздражителей. Реакция организма кажется спонтанной в том смысле, что внешне она никак не связана с каким-либо наблюдаемым раздражителем. Это вовсе не означает, что стимула, вызывающего ту или иную реакцию, не существует; это значит, что при возникновении данной реакции ни один стимул не является наблюдаемым. С экспериментальной же точки зрения, если стимул отсутствует, то это значит, что он нс применялся, а потому и не наблюдается.

Другим различием между респондентным и оперантным поведением является то, что оперантное поведение воздействует на окружающую организм среду, в то время как респондентное поведение этого не делает. Подопытная собака в лаборатории Павлова, закованная в сбрую, не может сделать ничего иного, как только реагировать (например, пускать слюну), когда экспериментатор предлагает ей какие-либо стимулы. Собака сама по себе ничего не может сделать, чтобы достать стимул (пищу).

Оперантное поведение крысы в коробке Скиннера, напротив, является инструментальным в том смысле, что крыса достигает своего стимула (пищи). Когда крыса нажимает на рычаг, она получает пищу; а если не нажимает на рычаг, то не получает пищи. Таким образом крыса воздействует на окружающую среду. (Скиннер очень не любил термин «скиннеровский ящик», впервые введенный Халлом в 1933 году. Он сам называл это оборудование аппаратом оперантного формирования условных рефлексов. Однако термин «скиннеровский ящик» стал столь популярным, что вошел во все справочники и в настоящее время является в психологии общепринятым.)

Скиннер считал, что оперантное поведение характерно для повседневного научения. Поскольку поведение, как правило, носит оперантный характер, то наиболее эффективным подходом к науке о поведении является изучение обусловливания и угасания оперантпого поведения.

Классическая экспериментальная демонстрация заключалась в нажатии на рычаг в скиннеровском ящике. В этом эксперименте крыса, лишенная пищи, помещалась в ящик и получала полную возможность исследовать его. В ходе исследований она неизбежно должна была задеть рычажок, который приводил в действие механизм, выдвигающий полочку с пищей. После получения нескольких порций пищи, которые должны были служить подкреплением, у крысы довольно быстро формировался условный рефлекс. Обратите внимание, что поведение крысы (нажатие на рычаг) оказывает воздействие па окружающую среду и является инструментом приобретения пищи. Зависимая переменная в этом эксперименте проста и понятна: это скорость реакции.

На основании этого эксперимента Скиннер сформулировал свой закон приобретения*, который гласит, что сила оперантного поведения возрастает, если поведение сопровождается подкрепляющим стимулом. Несмотря на то, что для формирования быстрой реакции нажатия на рычажок требуется практика, ключевым параметром все-таки является подкрепление. Практика сама по себе ничего не дает: она только предоставляет возможность возникновения дополнительного подкрепления.

Закон приобретения Скиннера отличается от положений о научении у Торндайка и у Халла. Скиннер вообще не касался таких последствий подкрепления, как боль — приятное ощущение или удовольствие-неудовлетворение, как это делал Торндайк. Скиннер так же не пытался интерпретировать подкрепление в терминах снижения воздействия побуждений, как это делал Кларк Халл. Системы Торндайка и Халла были объясняющими; система Скиннера является строго описательной.

Скиннер и его последователи провели огромную исследовательскую работу по проблемам научения — таким, как роль наказания в приобретении навыков, воздействие различных систем подкрепления, мера угасания оперантного обусловливания, наличие вторичного подкрепления и т. д.

Кроме крыс они работали и с другими подопытными животными, и с людьми, используя в качестве основного подхода тот же самый принцип <скиннеровского ящика>. Если в качестве подопытных животных использовались голуби, то они должны были клюнуть в определенную точку или пятно; подкреплением являлась пища. Оперантное поведение людей включало такие аспекты, как решение задач, подкрепленное похвалой или осознанием того, что был дан правильный ответ.

Скиннер сообщал, что в качестве подкрепления для своей трехлетней дочери он использовал поглаживание по спине. Однако этот эксперимент обернулся неожиданным образом. Однажды он укладывал девочку спать, гладил ее по спинке и вдруг решил проверить, насколько это является поощряющим подкреплением. «Я подождал, — написал Скиннер, — чтобы она подняла ногу, и тогда погладил ее. Почти сразу же она снова подняла ногу, и я снова погладил ее. Она засмеялась. «Ты над чем смеешься?» — спросил я, и она ответила: «Стоит мне поднять ногу, как ты начинаешь меня гладить!»» (Skinner. 1987. P. 179).

Схема подкрепления

Уже первые исследования в <скиннеровском ящике> с нажатием рычага продемонстрировали значение подкрепления для оперантного поведения. В этой ситуации поведение крысы при каждом нажатии на рычаг получало подкрепление. То есть всякий раз, выполнив правильное действие, крыса получала пищу. Скиннер отмечал, что хотя в реальной жизни подкрепление далеко не всегда бывает последовательным или непрерывным, тем не менее, научение все-таки происходит и поведение сохраняется, даже если подкрепление было случайным или редким.

Не всегда, отправляясь кататься на коньках или на лыжах, мы попадаем на хороший лед или снег… Не всегда, приходя в ресторан, мы получаем хорошую пишу. потому что повара непредсказуемы. Звоня друзьям по телефону. мы не всегда получаем ответ, потому что друзья могут отсутствовать. …Подкрепляющие характеристики деятельности и обучения почти всегда являются прерывистыми. так как просто не имеет смысла контролировать подкреплением каждую реакцию. (Skinner. 1953. P. 99.)

Даже если вы проводите исследования постоянно, вы не при каждом эксперименте получаете реакцию А. На работе вас не каждый день хвалят и не каждый день повышают заработную плату. Каким образом на поведении сказывается такое непостоянное подкрепление? Является ли та или иной режим подкрепления* лучшим, чем остальные, с точки зрения ее воздействия на поведение? Скиннер и его коллеги посвятили годы исследованию этих вопросов (Ferster & Skinner 1857; Skinner.1969).

Потребность в этих исследованиях возникла не из-за чисто научного любопытства, но на основе практической целесообразности — что, кстати, иллюстрирует тот факт, что наука нередко существенно отличается от той идеализированной модели, которая представляется в некоторых учебниках. Как-то раз в субботу вечером Скиннер обнаружил, что у него почти закончился запас корма. В то время (тридцатые годы) еще нельзя было купить корм у специальных компаний по снабжению исследовательских лабораторий; экспериментатор должен был делать шарики вручную, что являлось достаточно длительным и трудоемким процессом.

Джон Бродес Уотсон | Индустрия рекламы


Джон Бродес Уотсон (John Broadus Watson) — американский ученый, психолог, исследователь человеческого поведения, основоположник бихевиоризма (от англ. behavior — поведение) — одной из самых распространенных теорий в психологии XX века. Уотсоном было многое сделано для развития психологии рекламы, поэтому он признается одним из создателей этого направления прикладных исследований.

Джон Уотсон родился в маленьком городке Тревелерс Рест в Южной Калифорнии в очень религиозной семье. В 1894 году он поступил в Южную баптистскую школу при Университете Фермана (Furman University), где проучился пять лет; среди предметов, которые его больше всего интересовали, была психология [28]. В 1900 году, после года преподавания в школе, он с 50 долларами в кармане отправился в Чикаго, где продолжил свое образование. Работая дворником, официантом, лаборантом, он под руководством крупных специалистов Джеймса Эйнджелла (James Rowland Angell, 1869–1949) и Генри Доналдсона (Henry Herbert Donaldson, 1857–1938) блестяще провел исследование и в 1903 году получил степень доктора наук.

Его теоретические выводы и экспериментальные результаты стали основой нового научного направления психологии, получившего название «бихевиоризм». В научных изданиях и популярных лекциях и статьях Уотсон называл бихевиоризм «учением о том, что люди делают». Он продуктивно работал, активно публиковался, редактировал два академических журнала и в 1915 году был выбран президентом Американской психологической ассоциации. Однако в 1920 году личные обстоятельства — громкий развод и женитьба на своей ассистентке — вынудили Уотсона, к тому моменту более десяти лет бывшего профессором и директором психологической лаборатории в Университете Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University), оставить науку. В рекламную индустрию он пришел, будучи широко известным в стране и за рубежом ученым, однако ему фактически пришлось начинать свою карьеру заново.

Процесс перехода Уотсона из знакомой ему университетской среды в мир производства и распространения рекламы показывает, сколь значительный интеллектуальный потенциал притягивала к себе в начале 1920-х годов эта новая тогда прикладная область психологии: социальные исследователи уже знали о стремлении лидеров рекламной индустрии понять механизмы воздействия рекламы на сознание и поведение потребителей и об их желании использовать рекомендации науки в целях повышения эффективности бизнеса. Более того, даже опытные и именитые ученые серьезно задумывались о работе в этой исследовательской сфере. Во всяком случае, еще работая в университете, Уотсон в течение ряда лет размышлял о расширении использования своих результатов и выводов, и среди прочих направлений он рассматривал варианты сотрудничества с фирмами, действовавшими непосредственно на потребительском рынке. В частности, им были предприняты шаги по включению в университетскую программу курса «Психология рекламы» [29, p. 207–220]. Уотсон был одним из создателей и активных участников «The Scott Company» — созданного по инициативе Уолтера Скотта исследовательского и консультационного агентства в области прикладной психологии.

В формулировке Уотсона [27 p. X] бихевиоризм был направлением психологии, первейшей задачей которого было предсказание и контроль поведения человека. Причем Уотсон трактовал эти функции науки вполне буквально. Но одно дело — понимать важность прикладной психологии и содействовать ее развитию, находясь при этом в знакомой академической атмосфере, и совсем иное — оставить университет и войти в этот новый чужой мир. Осенью 1920 года стоял перед подобным выбором, и он его сделал. Уотсон не сомневался в том, что найдет работу в бизнес-сообществе, но радости от этого не испытывал. Иначе он не писал бы своему коллеге, известному психиатру Адольфу Мейеру (Adolf Meyer, 1866–1950), что это все же лучше, чем «выращивание цыплят и капусты». Но завершалось письмо словами: «Я перейду в бизнес полностью, с открытым сердцем и сожгу все мосты» [29, p. 211].

Свою новую карьеру Уотсон решил начать в известном нью-йоркском агентстве «J. Walter Thompson» (JWT), возглавляемому тогда классиком этой отрасли Стэнли Ризором (Stanley Barnet Resor, 1879–1962), которому он был представлен своим другом социологом и этнографом Уильямом Томасом (William Isaac Thomas, 1863–1947), в 1930-е годы ставшим известным благодаря проведенному им и Флорианом Знанецки (Florian Znaniecki, 1882–1958) фундаментальному исследованию жизни польских крестьян в Америке. Видимо, фирма просила Уотсона представить дополнительные рекомендательные письма от своих коллег. Одним из тех, кто отозвался на эту просьбу, был Эдвард Титченер, американский ученик В. Вундта, один из создателей структурализма и, что важно заметить, решительный, «ортодоксальный» оппонент бихевиоризма и прикладной психологии [30].

Это показывает, что Ризора и Уотсона сближало общее представление о том, что в основании поведения человека, в частности потребительского поведения, лежат определенные законы, которые могут быть обнаружены на основе концепций и методов бихевиоризма. Другими словами, им представлялся естественным и продуктивным синтез нового психологического учения и «томпсоновской» (или «ризоровской») культуры рекламы. Ризор полагал, что Уотсон возглавит и организует исследования, которые откроют законы поведения людей и позволят влиять на их сознание. Со своей стороны, Уотсон хотел «использовать свои психологические знания и навыки работы для решения проблем, связанных с рынком» [29, p. 212].

Несмотря на все заслуги Уотсона в науке и его международную известность, он прошел все этапы, предусмотренные политикой JWT при приеме сотрудников на постоянную работу, в частности, предоставил рекомендации относительно своей интеллектуальной честности и порядочности. Подобно всем новым сотрудникам JWT, Уотсон осваивал специальный курс — введение в новую профессию [4, p. 85]. Прежде всего ему было предложено изучить на значительной территории рынок резиновой обуви. Он вспоминал: «Я был неопытен и робок, но вскоре я научился нажимать кнопку звонка на дверях домов и останавливать машины фермеров, чтобы узнать, резиновую обувь какой фирмы носит их семья» [31]. В течение десяти недель он посещал небольшие магазины, пытаясь продать там тот вид кофе, которой рекламировался агентством, а затем два месяца работал клерком в одном из универмагов. Все это было частью разработанной Ризором программы подготовки сотрудников фирмы, «университета рекламы». Уотсон писал, что его бизнес-практика показала ограниченность его знания психологии, очень поверхностное представление о рекламной индустрии и незнание привычек и мест расселения широко распространенного вида животных, называемых потребителями. Примечательны его слова: «… теоретически я изучал этот вид животных в течение всей своей жизни, практически же я не знаю, как подойти к нему» [20].

Но все же работа Уотсона в агентстве заключалась не в исследовании психологии потребителя или механизмов воздействия рекламы, а в продвижении новых идей психологии в маркетинговые исследования. Его лекции по бихевиоризму содействовали становлению науки о рекламе, служили своеобразным мостом между существующими теоретическими конструкциями и будущими прикладными исследованиями в психологии.

Вскоре после начала работы в JWT Уотсон стал восприниматься как посол Ризора, который, как президент самой большого в мире рекламного агентства, был постоянно востребован на высокого уровня конференциях. Уотсон по указанию Ризора представлял агентство не только на американских, но и на международных форумах. С этой задачей он справлялся прекрасно. Уотсон был «великолепным докладчиком, производил прекрасное впечатление, был внешне привлекательным, и ему импонировал общественный интерес» [20].

Уотсон уделял крайне мало времени и внимания рутинным исследованиям, проводившимся в агентстве. Он фактически стал апостолом философии Ризора о роли науки в рекламном бизнесе. Один из историков бихевиоризма заметил: «Никто не говорил «Наука! Наука!» громче Уотсона» [32]. В начале 1930-х годов Уотсон отмечал, что психология уже вышла из академических лабораторий и пришла туда, где продаются и покупаются товары; исследования рынка становятся составной частью рекламных кампаний, и создатели реклам открывают свои собственные лаборатории для тестирования реакций потребителей [29, p. 214]. Наукой рекламы, по Уотсону, была психология торговли, и процесс рекламирования становился в той мере научным, в какой он учитывал методы психологии. В своих лекциях он подчеркивал, что «то, что продает реклама, — больше, чем продукт»: она продает идеи, престиж, экономику [29, p. 215].

Газетные статьи Уотсона и его выступления по радио строились таким образом, чтобы предлагать товары не напрямую, а исподволь. К примеру, он объяснял, что кофе повышает эффективность умственной деятельности. Он не предлагал покупать зубную пасту Pebeco, но объяснял функции слюнных желез и связывал их работу с процессом чистки зубов. Слушателям лекций раздавались резюме лекций и образцы пасты.

Известность Уотсона повышала доверие к его выступлениям и помогала фирме находить новых клиентов. В 1924 году он стал вице-президентом JWT.

Ряд специалистов полагает, что непосредственный вклад Уотсона в деятельность агентства был невысоким. По-настоящему ему не удалось соединить принципы психологии и практику рекламы. В JWT рекламные кампании планировались и проводились, прежде всего, усилиями двух выдающихся копирайтеров: женой Стэнли Ризора Хелен Ризор (Helen Lansdown Resor, 1886–1964) и Джеймсом Янгом, стиль которых сложился задолго до прихода Уотсона в агентство. Янг в течение многих лет был вице-президентом JWT, и многие свои наблюдения и обобщения он изложил в книге дневниковых записей, включавших краткие заметки о природе знания о рекламе и о познании природы рекламы. В одном из эссе он писал: «Что может человек, работающий в области психологии личности, привнести в рекламу? Ответ не ясен. Уолтер Дилл Скотт, я полагаю, предпринял первую попытку более двадцати пяти лет назад в своей «Психологии рекламы»; успех был скромным. Позже свой вклад в рекламу пытался внести известный создатель бихевиоризма Джон Уотсон. Но рекламная индустрия приняла Джона, не приняв многого из его психологии» [33]. И все же нельзя не учитывать, что как вице-президент агентства Уотсон успешно руководил рядом многомиллионных рекламных проектов, делавшихся по заказам известных фирм, среди которых были: «Baker’s Chocolate», «Coconut», «Johnson and Johnson Baby Powder», «Pebeco Toothpaste», «Odorono» и «Pond’s Extract».

Главная заслуга Уотсона заключается в распространении прикладной науки на рекламный и другие типы бизнеса. Для этого он использовал свои лекции и активно публиковался в прессе. Однако Уотсон не только демонстрировал возможности психологии в изучении рекламы, он пропагандировал бихевиоризм как новое направление науки. В 1924 году вышло первое издание книги Уотсона «Behaviorism» («Бихевиоризм») [34], содержавшей популярное изложение его научных идей. Книга вышла с посвящением Ризору; очевидно, Уотсон имел веские основания так поступить.

Ризор, безусловно, хорошо знал результаты Гейла, Скотта и других психологов, анализировавших в первые десятилетия ХХ века механизмы восприятия рекламы. Однако, приглашая Уотсона в свое агентство, Ризор преследовал достижение иной, более общей цели: его философия рекламы требовала знания законов поведения человека. То, что делали пионеры изучения рекламы, не давало ответов на его общетеоретические вопросы, ему нужен был иной, более высокий уровень осмысления эффективности рекламы. Судя по всему, Ризор не мог не понимать сложности подобной задачи и ее долгосрочного характера, и первый шаг к ее решению виделся ему в выработке общего знания о рекламе на основе принципов и методов науки, в частности экспериментальной и общей психологии, экономики и социологии. Поэтому он пригласил в свое агентство психолога высочайшего класса Уотсона, а несколько позже — экономиста и исследователя рынка, гарвардского профессора Пола Черингтона.

Если соотносить деятельность Уотсона с теми целями, к которым стремился Ризор, то можно согласиться с теми экспертами, которые признают значимым его вклад в развитие уникальной культуры производства рекламы в JWT. Что касается роли Уотсона в развитии науки о рекламе в целом, то здесь мнения всех специалистов едины: Уотсон по праву относится к основоположникам этого научного направления [20].


Библиография:

  1. Coolsen F. G. The Development of Systematic Instruction in the Principles of Advertising. University of Illinois. The Graduate School. September 17, 1942.
  2. Coolsen F. G. Marketing Thought in the United States in the Late Nineteenth Century. Lubbock, Texas: Tech Press, 1960.
  3. Barnum P. T. The Life of P. T. Barnum Written By Himself. New York: Redfield, 1855.
  4. Fox S. The Mirror Makers: A History of American Advertising and Its Creators. New York: William Morrow and Co., 1984. P. 36.
  5. Bate C. A. Good Advertising. New York: Holmes Pub. Co., 1896.
  6. Bates C. A. The Art and Literature of Business. New York: Bates, 1902.
  7. Calkins E. E., Holden R. Modern Advertising. New York: D. Appleton, 1905.
  8. Calkins E. E. «Louder Please!» Boston: Atlantic Monthly Press, 1924. P. 118.
  9. Lewis E. St.E. Financial Advertising, for Commercial and Savings Banks, Trust, Title Insurance, and Safe Deposit Companies, Investment Houses. Indianapolis: Levey Bros. & Co., 1908.
  10. Dickson T. Mass Media Education in Transition: Preparing for the 21st Century. Contributors. Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates, 2000. P. 36.
  11. Ross B. I., Osborne A. C. Jef I., Richards J. I. Advertising Education, Yesterday — Today — Tomorrow. Baton Rouge, LA: Louisiana State University, 2006.
  12. Электронное письмо Б. Росса Б. Докторову от 16 августа 2007 г.
  13. Ross C. G. The Writing of News: A Handbook with Chapters on Newspaper Correspondence and Copy Reading. New York: H. Holt and Co., 1911.
  14. Chasnoff J. E. Retail Advertising and the Newspaper. Columbia, Mo.: University of Missouri, 1912.
  15. Chasnoff J. E. Selling Newspaper Space: How to Develop Local Advertising. New York: The Ronald Press Co., 1913.
  16. Resor, Stanley Burnet // The National Cyclopedia of American Biography: Vol. 53. New York: James T. White and Co., 1971. P. 86.
  17. Ogilvy D. Ogilvy on Advertising. New York: Vintage Book, P. 192.
  18. Buckle H. T. History of Civilization in England. New York: Appleton and Co., 1883.
  19. Schudson M. Advertising, the Uneasy Persuasion: Its Dubious Impact on American Society. New York: Basic Books, 1984. Р. 169.
  20. Kreshel P. J. John B. Watson at J. Walter Thompson: The Legitimation of «Science» in Advertising // Journal of Advertising. 1990. Vol. 19. № 2.
  21. Strable E. The History of Advertising Libraries and Agency Libraries // SLA Advertising & Marketing Division Bulletins, Fall 1986 — Winter 1988.
  22. Wood J. P. Stanley Resor // The Journal of Marketing. 1961. Vol. 25. № 6. P. 73.
  23. Laurence W. J. Stanly B. Resor 1897–1962 // Pioneers in Marketing / Ed. by J. Wright, P. Dimsdale, Jr. Atlanta, Georgia: Georgia State University, 1974. P. 11.
  24. Advertising Handbook / Ed. by R. Barton. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, Inc., 1950. P. 158.
  25. Cherington P. T. The Consumer Looks At Advertising. New York: Harper & Brothers, 1928.
  26. Ewen S. Captains of Consciousness. New York: McGraw-Hills Book Co., 1976.
  27. Buckley K. W. Mechanical Man. John Broadus Watson and The Beginnings of Behaviorism. New York: The Cuilford Press, 1989. P. 136.
  28. Brewer C. L. Perspectives on John B. Watson // Portraits of Pioneers in Psychology / Ed. by G. A. Kimble, et al. Washington, DC: American Psychological Association, 1991. Ch. 12.
  29. Buckley K. W. The Selling of a Psychologist: John Broadus Watson and the Application of Behavioral Techniques to Advertising // Journal of the History of the Behavioral Sciences. Vol. 18 (July). P. 207–220.
  30. Wozniak R. H. Edward Bradford Titchener: An Outline of Psychology (1896).
  31. Watson, John B (roadus) // Current Biography: Who’s News and Why. New York: The Wilson Co., 1942, P. 870.
  32. Birnbaum L. T. Behaviorism in the 1920s // American Quarterly. 1955. Vol. 7 (Spring). P. 15–30.
  33. Young J. W. The Diary of an Ad Man. Chicago, Ill: Advertising Publications, Inc., 1944. P. 120.
  34. Watson J. B. Behaviorism. New York: People’s Institute Publishing Company, 1924/1925.
  35. Crossley A. Paul Terry Cherington. 1876–1943 // Pioneers In Marketing / Ed. by J. S. Wright, P. D. Dimsdale, Jr. Atlanta: School of Business, Georgia State University, 1974. P. 29–31.
  36. Converse J. M. Survey Research in the United States: Roots and Emergence, 1890–1960. Berkeley, 1987. P. 89.
  37. Cherington P. T. Advertising As A Business Force: A Compilation of Experience Records. New York: Arno Press, 1913.
  38. Cherington P. T. The Elements of Marketing. New York: The Macmillan Co., 1920.
  39. Cherington P. T. Relation Between Colleges and Business // The Journal of Marketing. 1940. Vol. 4. № 2. P. 120–121.
  40. Resor S. Introduction // Cherington P. T. The Consumer Looks at Advertising. New York: Harper & Brothers, 1928. P. X.
  41. Childs H. L. A Reference Guide to the Study of Public Opinion. Princeton: Princeton University Press, 1934. P. 9.
  42. Cherington P. T. People’s Wants and How to Satisfy Them. New York: Harper & Brothers, 1935.
  43. Link H. Some Milestones in Public Opinion Reserarch // Journal of Applied Psychology. 1947. Vol. 31. № 3. P. 225–229.
  44. Cherington P. T. Opinion Polls as the Voice of Democracy // Public Opinion Quarterly. 1940. Vol. 4. № 2. P. 236.
  45. Cherington P. T. Our Freedoms and Our Opinions // Public Opinion Quarterly. 1942. Vol. 6. № 4. P. 617, 621.
  46. Raymond Rubicam // Current Biography: Who’s News and Why. New York: The H. W. Wilson Co. 1943. P. 637–641.
  47. Rubicam R. Foreword // Lewis J. The 100 Greatest Advertisements. Who Wrote Them and What They Did. New York: Dover Publications, Inc., 1959. P. VIII.
  48. Gribbin G. [Interview] // The Art of Writing Advertising. Lincolnwood, Illinois: NTC Business Books, 1965. P. 57–59.
  49. Daniels D. Giants, Pigmies, and Other Advertising People. Chicago: Crain Communications, Inc., 1974. P. 41.
  50. Lewis J. The 100 Greatest Advertisements. New York: Dover Publications, Inc., 1959.
  51. Ohmer S. George Gallup in Hollywood. New York: Columbia University Press, 2006. P. 36.
  52. Herbert E. S. Raymond Rubicam // The Ad Men and Women / Ed. by E. Applegate. Westport, Connecticut: Greenwood Press, 1994. P. 289.
  53. Young J. O. Adventures in Advertising. New York: Harper, 1948.
  54. Allen C. Eisenhower and the Mass Media: Peace, Prosperity, & Prime- Time TV. Chapel Hill, NC: University of North Carolina Press, 1993. P. 16.
  55. Columbia University and the U. S. Intelligence Community.
  56. Письмо С. Лармона президенту Д. Эйзенхауэру от 18 июля 1952 года. Цит. с разрешения Eigen’s Political & Historical Quotations.
  57. Eisinger R M. The Evolution of Presidential Polling. New York: Cambridge University Press, 2003. P. 85.

Магистерские программы по направлению Бихевиоризм

Рекомендуемые

Utrecht University

Утрехт, Нидерланды

Вечеринки Project-X, организованные через Facebook. Нездоровое питание. Издевательства на рабочем месте. Несмотря на широкий круг вопросов, ко всем применяется одно и то же пр

+

Рекомендуемые

Вечеринки Project-X, организованные через Facebook. Нездоровое питание. Издевательства на рабочем месте. Несмотря на широкий круг вопросов, ко всем применяется одно и то же правило: все сводится к тому, как люди влияют на поведение друг друга. В этой магистерской программе вы изучаете поведение человека и изменение поведения в социальном, медицинском или организационном контексте.

Магистр наук (MSc)

Очное обучение

Рекомендуемые

Radboud University

Неймеген, Нидерланды

Магистр по поведенческой науке выделяется на международном уровне своим многодисциплинарным подходом и специальными лабораторными средствами, которые доступны для изучения пов

+

Рекомендуемые

Магистр по поведенческой науке выделяется на международном уровне своим многодисциплинарным подходом и специальными лабораторными средствами, которые доступны для изучения поведения человека.

Магистр наук (MSc)

Очное обучение

Рекомендуемые

Vrije Universiteit Amsterdam

Амстердам, Нидерланды

Двухлетняя магистерская программа по клинической психопатологии и психопатологии развития обеспечит вам наилучшую подготовку к докторской степени. исследовательская позиция. В

+

Рекомендуемые

Двухлетняя магистерская программа по клинической психопатологии и психопатологии развития обеспечит вам наилучшую подготовку к докторской степени. исследовательская позиция. В конечном итоге, исследования в VU Amsterdam направлены на дальнейшее развитие и инновации методов профилактики и лечения, чтобы уменьшить личные страдания пациентов с психическими расстройствами. Эта степень магистра исследований дает вам возможность внести свой вклад в достижение этой увлекательной и важной цели.

Очное обучение

Рекомендуемые

Universidad Complutense de Madrid

Мадрид, Испания

Этот магистр является межвузовским и официальным, и его титул присуждается тремя участвующими университетами. Он предлагает многопрофильную, всестороннюю и конкретную подготов

+

Рекомендуемые

Этот магистр является межвузовским и официальным, и его титул присуждается тремя участвующими университетами. Он предлагает многопрофильную, всестороннюю и конкретную подготовку, которая охватывает основные методологические оси социальных наук и наук о здоровье: прикладная статистика, наука о данных, психометрия, оценка, дизайн исследований и моделирование.

Очное обучение

английский, испанский

Кампус

Онлайн

Рекомендуемые

University of Groningen

Groningen, Нидерланды

Степень магистра в области поведенческих и когнитивных нейронаук (исследований) предлагает интегрированное обучение ведущих исследователей из трех факультетов в небольших груп

+

Рекомендуемые

Степень магистра в области поведенческих и когнитивных нейронаук (исследований) предлагает интегрированное обучение ведущих исследователей из трех факультетов в небольших группах, и студенты сотрудничают в стабильных когортах в течение 2 лет. Мы также предоставляем отличные исследовательские возможности, включая Университетский медицинский центр Гронингена (UMCG), Центр нейроизображений и Центр наук о жизни. Более 75% наших студентов поступают в аспирантуру. проекты после окончания учебного заведения, и наша программа была отмечена знаком «Лучшая программа» (Keuzegids Masters 2017).

Магистр наук (MSc)

Очное обучение

Рекомендуемые

香港嶺南大學

Туен Мун, Гонконг

Программа «Магистр наук в области управления человеческими ресурсами и организационного поведения» (MScHRMOB) — это одногодичная очная степень, которая привносит международную

+

Рекомендуемые

Программа «Магистр наук в области управления человеческими ресурсами и организационного поведения» (MScHRMOB) — это одногодичная очная степень, которая привносит международную перспективу в управление человеческими ресурсами.

Магистр наук (MSc)

Очное обучение

Рекомендуемые

University Bourgogne Franche-Comté (UBFC)

Dijon, Франция

P²food — это двухлетняя международная исследовательская программа магистратуры, основанная на курсе, посвященная физиологическим и психологическим детерминантам выбора пищи, п

+

Рекомендуемые

P²food — это двухлетняя международная исследовательская программа магистратуры, основанная на курсе, посвященная физиологическим и психологическим детерминантам выбора пищи, предлагаемая Университетом Бургундии — Franche-Comté и AgroSup Dijon. Пища играет гораздо большую роль в жизни потребителей, чем просто кормление их. Каждый день люди делают несколько вариантов пищи. Их диета оказывает значительное влияние на их состояние питания и здоровья, а также на окружающую среду. Необходимо более глубокое понимание причин выбора потребителями пищевых продуктов для разработки эффективных программ и разработки новых продуктов, улучшения рациона питания в соответствии с рекомендациями и повышения устойчивости пищевых продуктов. Несмотря на кажущуюся простоту, выбор продуктов питания является сложным поведением, которое зависит от многих факторов и их взаимодействия. В этой степени магистра основное внимание уделяется физиологическим и психологическим факторам выбора пищи.

Магистр наук (MSc)

Очное обучение

Рекомендуемые

Erasmus University Rotterdam — Erasmus School of Social and Behavioural Sciences

Роттердам, Нидерланды +1 Больше

Вы хотите понять поведение человека? Мы предлагаем вам одну из лучших магистерских программ по психологии в Нидерландах. Мастер-трек «Клиническая психология» посвящен психопат

+

Рекомендуемые

Вы хотите понять поведение человека? Мы предлагаем вам одну из лучших магистерских программ по психологии в Нидерландах. Мастер-трек «Клиническая психология» посвящен психопатологии у взрослых с научным подходом в качестве центрального элемента. Учебная программа этого мастера состоит из серии курсов. В первой половине каждый период обучения охватывает один так называемый «блок» и одно практическое занятие. Каждый блок охватывает определенную психологическую тему с такими классами, как Практическая когнитивно-поведенческая терапия: оценка, расстройства личности и т. Д.

Очное обучение

Кампус

Онлайн

Рекомендуемые

Linnaeus University

Växjö, Швеция

Программа ориентирована на отечественных и иностранных студентов со степенью бакалавра и 90 кредитами по психологии, с интересом специализироваться в одной из самых важных обл

+

Рекомендуемые

Программа ориентирована на отечественных и иностранных студентов со степенью бакалавра и 90 кредитами по психологии, с интересом специализироваться в одной из самых важных областей современной прикладной психологии. Магистр труда и организационной психологии открывает возможности для трудоустройства в широком спектре частных и общественных организаций.

Магистр наук (MSc)

Очное обучение

Рекомендуемые

University of Suffolk

Ипсвич, Великобритания

Программа MSc по когнитивно-поведенческой терапии и консультированию — это продвинутая профессиональная и клиническая подготовка для студентов, которые хотят практиковать псих

+

Рекомендуемые

Программа MSc по когнитивно-поведенческой терапии и консультированию — это продвинутая профессиональная и клиническая подготовка для студентов, которые хотят практиковать психотерапевты, предлагающие когнитивно-поведенческую терапию и психодинамическую терапию.

Магистр наук (MSc)

Заочное обучение

Arden University

Ковентри, Великобритания

Вы полны решимости продолжить профессиональную карьеру в области психологии, но у вас нет степени бакалавра по этому предмету? Наше аккредитованное Британским психологическим

+

Вы полны решимости продолжить профессиональную карьеру в области психологии, но у вас нет степени бакалавра по этому предмету? Наше аккредитованное Британским психологическим обществом (BPS) онлайн-обучение на степень магистра психологии предоставит вам знания и понимание основных областей психологии и подготовит вас к принятию этических и основанных на фактах решений в этой области, и все это от одного онлайн-мастера по психологии.

Магистр наук (MSc)

Очное обучение

Заочное обучение

جامعة دار الحكمة

Джедда, Саудовская Аравия

Программа магистра наук по прикладному анализу поведения является первой в своем роде в регионе Персидского залива и направлена на подготовку специалистов по прикладному анали

+

Программа магистра наук по прикладному анализу поведения является первой в своем роде в регионе Персидского залива и направлена на подготовку специалистов по прикладному анализу поведения для обслуживания людей с особыми потребностями.

Магистр наук (MSc)

Очное обучение

Заочное обучение

Medaille College

буйвол, Соединённые Штаты Америки

Medaille College по психологии Medaille College — это учебный курс с 36 кредитами, в котором студенты проходят курсы по 3 кредитам: социальная психология, когнитивная психолог

+

Medaille College по психологии Medaille College — это учебный курс с 36 кредитами, в котором студенты проходят курсы по 3 кредитам: социальная психология, когнитивная психология, биологические основы поведения, методы исследования, оценка, консультирование, статистика, эволюционная психология, психология развития, и психопатология.

Магистр искусств (MA)

Очное обучение

Комбинированная программа обучения (онлайн-обучение и обучение в кампусе)

Кампус

Онлайн

Long Island University

Бруквилль, Соединённые Штаты Америки

В программе MA по анализу поведения основное внимание уделяется экспериментальным, теоретическим и методологическим аспектам анализа поведения людей и тому, как эти поведения

+

В программе MA по анализу поведения основное внимание уделяется экспериментальным, теоретическим и методологическим аспектам анализа поведения людей и тому, как эти поведения означают различные типы процессов или проблем обучения.

Магистр искусств (MA)

George Mason University Online

Fairfax, Соединённые Штаты Америки

Программа онлайн-магистров по специальному образованию, специализирующаяся на прикладном анализе поведения, предлагается Университетом Джорджа Мейсона, который предлагает углу

+

Программа онлайн-магистров по специальному образованию, специализирующаяся на прикладном анализе поведения, предлагается Университетом Джорджа Мейсона, который предлагает углубленное изучение для учителей, руководителей школ и других лиц, желающих продолжить собственное образование.

Заочное обучение

СОВЕТ! Если вы представляете вуз и хотите добавить свои программы в наши списки, Свяжитесь с нами

Бихевиоризм | Просто Психология

  1. Перспективы
  2. Бихевиоризм

Бихевиористский подход

Д-р Саул МакЛеод, обновлено 2020


Бихевиоризм, также известный как поведенческая психология, представляет собой теорию обучения, которая утверждает, что все взаимодействие с окружающей средой посредством процесса, называемого кондиционированием. Таким образом, поведение — это просто реакция на раздражители окружающей среды.

Бихевиоризм касается только наблюдаемых поведенческих реакций на стимулы, поскольку их можно изучать систематическим и наблюдаемым образом.

Бихевиористское движение началось в 1913 году, когда Джон Уотсон написал статью под названием «Психология, как ее видит бихевиорист», в которой изложил ряд основных предположений относительно методологии и поведенческого анализа: environment:

Бихевиоризм подчеркивает роль факторов окружающей среды в влиянии на поведение, почти исключая врожденные или унаследованные факторы. По сути, это сосредоточение внимания на обучении.

Мы учимся новому поведению с помощью классической или оперантной обусловленности (вместе известной как «теория обучения»).

Следовательно, когда мы рождаемся, наш ум — это «tabula rasa» (чистый лист).

Психологию следует рассматривать как науку:

Теории должны подкрепляться эмпирическими данными, полученными путем тщательного и контролируемого наблюдения и измерения поведения. Уотсон (1913) заявил, что:

«Психология как бихевиорист рассматривает ее как чисто объективную экспериментальную отрасль естествознания.Его теоретическая цель -… предсказание и контроль ». (стр.158).

Компоненты теории должны быть как можно более простыми. Бихевиористы предлагают использовать операционные определения (определение переменных в терминах наблюдаемых, измеримых событий).

Бихевиоризм в первую очередь занимается наблюдаемым поведением, а не внутренними событиями, такими как мышление и эмоции:

Хотя бихевиористы часто признают существование познаний и эмоций, они предпочитают не изучать их только как наблюдаемые (т.е., внешнее) поведение можно объективно и научно измерить.

Следовательно, внутренние события, такие как мышление, следует объяснять поведенческими терминами (или вообще исключать).

Существует небольшая разница между обучением, которое происходит у людей и других животных:

Нет фундаментального (качественного) различия между поведением человека и животных. Следовательно, исследования могут проводиться как на животных, так и на людях (например, сравнительная психология).

Следовательно, крысы и голуби стали основным источником данных для бихевиористов, поскольку их среду обитания можно было легко контролировать.

Поведение является результатом реакции на стимул:

Любое поведение, каким бы сложным оно ни было, можно свести к простой ассоциации стимул-ответ). Уотсон описал цель психологии как:

«Предсказать, на данный стимул, какая реакция будет иметь место; или, учитывая реакцию, укажите, какая ситуация или стимул вызвали реакцию.'(1930, с. 11).

Типы бихевиоризма

Типы бихевиоризма

Исторически наиболее значительным различием между версиями бихевиоризма является различие между оригинальным «методологическим бихевиоризмом» Уотсона и формами бихевиоризма, позже вдохновленными его работами, известными под общим названием необихевиоризм (например, радикальный бихевиоризм). бихевиоризм).

Методологический бихевиоризм

Методологический бихевиоризм

Статья Уотсона «Психология, как ее рассматривает бихевиорист» часто называют «манифестом бихевиориста», в котором
Уотсон (1913, стр.158) излагает принципы всех бихевиористов:

«Психология, с точки зрения бихевиористов, представляет собой чисто объективную экспериментальную отрасль естествознания. Его теоретическая цель — предсказание и контроль поведения. Самоанализ не составляет существенной части его методов, и научная ценность его данных не зависит от готовности, с которой они поддаются интерпретации в терминах сознания.

Бихевиорист, пытаясь получить единую схему реакции животных, не видит границы между человеком и животным.Поведение человека со всей его утонченностью и сложностью составляет лишь часть общей схемы исследования бихевиориста ».

Радикальный бихевиоризм

Радикальный бихевиоризм

Радикальный бихевиоризм был основан Б. Ф. Скиннером и согласился с предположением методологического бихевиоризма о том, что целью психологии должно быть предсказание и контроль поведения.

Скиннер, как и Ватсон, также признавал роль внутренних психических событий, и, хотя он согласился, что такие частные события не могут использоваться для объяснения поведения, он предложил, чтобы они объяснялись при анализе поведения.

Еще одно важное различие между методологическим и радикальным бихевиоризмом касается степени влияния факторов окружающей среды на поведение. Методологический бихевиоризм Уотсона (1913) утверждает, что ум — это tabula rasa (чистый лист) при рождении.

Напротив, радикальный бихевиоризм принимает точку зрения, что организмы рождаются с врожденным поведением, и, таким образом, признает роль генов и биологических компонентов в поведении.


История бихевиоризма

История бихевиоризма

  • Павлов (1897) опубликовал результаты эксперимента по кондиционированию после первоначального изучения пищеварения у собак.
  • Уотсон (1913) основывает поведенческую школу психологии, публикуя статью Психология, как ее рассматривает бихевиорист .
  • Уотсон и Рейнер (1920) научили сироту по имени Альберт Б. (он же Маленький Альберт) бояться белой крысы.
  • Торндайк (1905) формализовал Закон действия .
  • Скиннер (1938) написал Поведение организмов и ввел концепции оперантного обусловливания и формирования.
  • Кларк Халл (1943), Принципы поведения, был опубликован.
  • Б.Ф. Скиннер (1948) опубликовал Walden Two , в котором описал утопическое общество, основанное на принципах бихевиоризма.
  • Журнал экспериментального анализа поведения , начатый в 1958 году.
  • Хомский (1959) опубликовал свою критику бихевиоризма Скиннера « Обзор вербального поведения ».
  • Бандура (1963) издает книгу под названием Теория социальной опоры и развитие личности , в которой сочетаются как когнитивные, так и поведенческие рамки.
  • Б.Ф. Скиннер (1971) опубликовал свою книгу Beyond Freedom and Dignity , в которой утверждает, что свобода воли — это иллюзия.

Сводка по поведению

Сводка по поведению

Основные допущения

Психологию следует рассматривать как науку, которую нужно изучать с научной точки зрения.

Бихевиоризм в первую очередь занимается наблюдаемым поведением, а не внутренними событиями, такими как мышление.

Поведение является результатом реакции на стимул (т.е.е., любое поведение, каким бы сложным оно ни было, можно свести к простому стимулу-ответу).

Поведение определяется окружающей средой (например, кондиционирование, воспитание).

Сильные стороны

Бихевиористский подход дает четкие прогнозы. Это означает, что объяснения могут быть научно проверены и подтверждены доказательствами.

Приложения в реальной жизни (например, терапия)

Делает упор на объективные измерения

Множество экспериментов в поддержку теорий

Идентифицированные сравнения между животными (Павлов) и людьми (Уотсон и Рейнер — Литтл Альберт)

Ограничения

Игнорируют посреднические процессы

Игнорирует биологию (напр.g., тестостерон)

Слишком детерминированный (мало свободы воли)

Эксперименты — низкая экологическая значимость

Гуманизм — нельзя сравнивать животных с людьми

Редукционист

Проблемы и дебаты

Проблемы и дебаты

Бесплатно воля против детерминизма

Сильный детерминизм поведенческого подхода, поскольку все поведение усваивается из окружающей среды посредством классической и оперантной обусловленности. Мы — сумма нашей предыдущей обусловленности.

Более мягкий детерминизм теории подхода к социальному обучению, поскольку он признает элемент выбора в отношении того, имитировать ли мы поведение или нет.

Природа против воспитания

Бихевиоризм в значительной степени является воспитательной стороной дискуссии, поскольку он утверждает, что наше поведение определяется окружающей средой.

Теория социального обучения также находится на стороне воспитания, поскольку утверждает, что мы учимся нашему поведению на примерах для подражания в нашей среде.

Бихевиористский подход предполагает, что, за исключением нескольких врожденных рефлексов и способности к обучению, всему сложному поведению учатся из окружающей среды.

Холизм против редукционизма

Бихевиористский подход и социальное обучение являются редукционистскими; они выделяют части сложного поведения для изучения.

Бихевиористы считают, что любое поведение, каким бы сложным оно ни было, можно разбить на фундаментальные процессы обусловливания.

Идиографический и номотетический

Это номотетический подход, поскольку он рассматривает все поведение, подчиняющееся одним и тем же законам обусловливания.

Однако он учитывает индивидуальные различия и объясняет их с точки зрения различий в истории обусловливания.

Являются ли используемые методы исследования научными?

Бихевиористский подход привнес в психологию научные методы. Были проведены лабораторные эксперименты с высоким контролем посторонних переменных.

Эти эксперименты можно было воспроизвести, а полученные данные были объективными (на которые не влияли индивидуальные суждения или мнения) и измеримыми. Это придало психологии больше доверия.

Однако бихевиористы используют эксперименты на животных, поскольку они предполагают, что люди учатся так же, как животные.

Критическая оценка

Критическая оценка

Бихевиоризм получил экспериментальное подтверждение: Павлов показал, что классическое обусловливание приводит к обучению по ассоциации. Уотсон и Райнер показали, что фобиям можно научиться с помощью классической обусловленности в эксперименте «Маленький Альберт».

Очевидным преимуществом бихевиоризма является его способность четко определять поведение и измерять изменения в поведении. Согласно закону экономности, чем меньше предположений делает теория, тем она лучше и надежнее.Поэтому бихевиоризм ищет простые объяснения человеческого поведения с очень научной точки зрения.

Однако бихевиоризм дает лишь частичное описание человеческого поведения, которое можно объективно рассмотреть. Такие важные факторы, как эмоции, ожидания, мотивация более высокого уровня, не рассматриваются и не объясняются. Принятие бихевиористского объяснения может помешать дальнейшим исследованиям с другой точки зрения, которые могут выявить важные факторы.

Многие эксперименты проводились на животных; мы разные когнитивно и физиологически, у людей разные социальные нормы и моральные ценности, которые опосредуют влияние окружающей среды, поэтому мы можем вести себя иначе, чем животные, поэтому законы и принципы, полученные в результате этих экспериментов, могут применяться больше к животным, чем к людям.

Кроме того, гуманизм (например, Карл Роджерс) отвергает научный метод использования экспериментов для измерения и контроля переменных, потому что он создает искусственную среду и имеет низкую экологическую ценность.

Гуманистическая психология также предполагает, что люди имеют свободную волю (личную свободу воли) для принятия собственных решений в жизни и не следуют детерминированным законам науки. Гуманизм также отвергает номотетический подход бихевиоризма, поскольку они считают людей уникальными и считают, что людей нельзя сравнивать с животными (которые не восприимчивы к характеристикам спроса).Это называется идиографическим подходом.

Психодинамический подход (Фрейд) критикует бихевиоризм, поскольку он не принимает во внимание влияние бессознательного разума на поведение, а вместо этого фокусируется на внешне наблюдаемом поведении. Фрейд также отвергает идею о том, что люди рождаются с чистого листа (tabula rasa), и утверждает, что люди рождаются с инстинктами (например, эросом и танатосом).

Биологическая психология утверждает, что любое поведение имеет физическую / органическую причину. Они подчеркивают роль природы над воспитанием.Например, на наше поведение, помимо окружающей среды, также влияют хромосомы и гормоны (тестостерон).

Когнитивная психология утверждает, что между стимулом и реакцией происходят посреднические процессы, такие как память, мышление, решение проблем и т. Д.

Несмотря на эту критику, бихевиоризм внес значительный вклад в психологию. Сюда входит понимание процессов обучения, языкового развития, морального и гендерного развития, которые были объяснены с точки зрения обусловленности.

Вклад бихевиоризма можно увидеть в некоторых его практических приложениях. Поведенческая терапия и модификация поведения представляют собой один из основных подходов к лечению аномального поведения и легко используются в клинической психологии.

Ссылка на эту статью:

Ссылка на эту статью:

McLeod, S. A. (2017, 5 февраля). Бихевиористский подход . Просто психология. https: //www.simplypsychology.org / behaviorism.html

Ссылки на стиль APA

Бандура А. и Уолтерс Р. Х. (1963). Социальное обучение и развитие личности . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

Хомский, Н. (1959). Обзор вербального поведения Б.Ф. Скиннера. Язык, 35 (1) , 26-58.

Халл, К. Л. (1943). Принципы поведения: Введение в теорию поведения . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

Павлов, И.П. (1897). Работа пищеварительных желез . Лондон: Гриффин.

Скиннер, Б. Ф. (1938). Поведение организмов: экспериментальный анализ . Нью-Йорк: Appleton-Century.

Скиннер, Б. Ф. (1948). Уолден два. Нью-Йорк: Макмиллан.

Скиннер, Б. Ф. (1971). За пределами свободы и достоинства . Нью-Йорк: Кнопф.

Торндайк, Э. Л. (1905). Элементы психологии . Нью-Йорк: А. Г. Зайлер.

Уотсон, Дж.Б. (1913). Психология с точки зрения бихевиориста . Психологическое обозрение, 20 , 158-178.

Уотсон, Дж. Б. (1930). Бихевиоризм (исправленное издание). Издательство Чикагского университета.

Уотсон, Дж. Б., и Рейнер, Р. (1920). Условные эмоциональные реакции. Журнал экспериментальной психологии , 3 , 1, стр. 1–14.

Терминология

Классическая обусловленность

Классическая обусловленность относится к обучению по ассоциации и включает обусловливание врожденных телесных рефлексов новыми стимулами.

Стимул

Любая особенность окружающей среды, влияющая на поведение. Например. в опытах Павлова пища была стимулом.

Ответ

Поведение, вызванное стимулом. Например. в опытах Павлова ответом было слюноотделение.

Оперантное кондиционирование

Оперантное кондиционирование включает обучение через последствия поведения.

Положительное подкрепление

Подарить объекту то, что ему нравится. Например, Скиннер наградил своих крыс кормовыми гранулами.

Отрицательное подкрепление

Награда — в смысле устранения или избегания какого-либо отталкивающего (болезненного) стимула. Например, крысы Скиннера научились нажимать на рычаг, чтобы выключать электрический ток в клетке.

Наказание

Наложение отталкивающего или болезненного раздражителя. например, крыс Скиннера пытали электрическим током.

Теория социального обучения

Теория социального обучения утверждает, что люди учатся друг у друга посредством наблюдения, имитации и моделирования.

Эту теорию часто называют мостом между бихевиористской теорией и теорией когнитивного обучения, поскольку она охватывает внимание, память и мотивацию.

Редукционизм

Редукционизм — это вера в то, что человеческое поведение можно объяснить, разбив его на более мелкие составляющие.

Редукционисты говорят, что лучший способ понять, почему мы ведем себя именно так, — это внимательно изучить самые простые части, из которых состоят наши системы, и использовать самые простые объяснения, чтобы понять, как они работают.

Бихевиоризм сводит все поведение (независимо от его сложности) к ассоциациям «стимул-реакция».

Как ссылаться на эту статью:

Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2017, 05 февраля). Бихевиористский подход . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/behaviorism.html

сообщить об этом объявлении

Бихевиоризм (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Что такое бихевиоризм?

Нужно быть осторожным со словами «изм». У них часто есть как свободные, так и
строгие значения. А иногда несколько значений каждого
тип. «Бихевиоризм» не исключение. Грубо говоря,
бихевиоризм — это установка — способ представления эмпирических
ограничения на атрибуцию психологического состояния.Строго говоря,
бихевиоризм — это доктрина — способ психологической или психологической
сама поведенческая наука.

Уилфред Селларс (1912–89), выдающийся философ, отмечал
что человек может квалифицироваться как бихевиорист, свободно или по отношению к поведению
говоря, если они настаивают на подтверждении «гипотез о
психологические события с точки зрения поведенческих критериев »(1963,
п. 22). В таком понимании бихевиорист — это тот, кто требует
поведенческое свидетельство любой психологической гипотезы. Для такого
человек, нет ощутимой разницы между двумя состояниями ума
(убеждения, желания и т. д.), если нет очевидной разницы в
поведение, связанное с каждым состоянием. Рассмотрим текущее убеждение
человека, что идет дождь. Если нет разницы в его или
ее поведение между верой в то, что идет дождь, и верой в то, что
не идет дождь, нет оснований приписывать одно убеждение
а не другой. Атрибуция эмпирически пуста или
непринужденный.

Возможно, в бихевиоризме нет ничего по-настоящему захватывающего.
понял. Он возводит на трон поведенческие свидетельства, что, пожалуй, неизбежно.
предпосылка не только в психологической науке, но и в обычном дискурсе
о разуме и поведении.Каким должно быть поведенческое свидетельство
«На троне» (особенно в науке) можно обсуждать. Но интронизация
само по себе не подлежит сомнению.

Не совсем бихевиоризм учение. Это широко и энергично
обсуждается. Эта статья о доктрине, а не об отношении.
Бихевиоризм, доктрина, вызвала большое волнение среди
как защитники, так и критики. В некотором смысле это
доктрина или семейство доктрин о том, как возвести на престол поведение, а не
просто в науке психологии, но в метафизике человека и
поведение животных.

Бихевиоризм, доктрина, исповедуется во всей полноте и
полное понимание истинности следующих трех наборов утверждений.

  1. Психология — это наука о поведении. Психология — это
    не наука о внутреннем разуме — как о чем-то другом или отличном от поведения.
  2. Поведение можно описать и объяснить без дополнительных ссылок
    к ментальным событиям или внутренним психологическим процессам. Источники
    поведения являются внешними (в среде), а не внутренними (в
    в уме, в голове).
  3. В ходе развития теории в психологии, если так или иначе
    ментальные термины или концепции используются при описании или объяснении
    поведение, то либо (а) эти термины или понятия следует исключить
    и заменены поведенческими терминами или (б) они могут и должны быть
    переведены или перефразированы в поведенческие концепции.

Эти три группы требований логически различны. Причем взятые
независимо друг от друга каждый помогает сформировать тип
бихевиоризм. «Методологический» бихевиоризм стремится к
истинность (1).Совершается «психологический» бихевиоризм.
к истине (2). «Аналитический» бихевиоризм (также известный
как «философский» или «логический» бихевиоризм)
привержен истинности подутверждения в (3), что ментальный
термины или концепции могут и должны быть переведены на поведенческие
концепции.

Другая номенклатура иногда используется для классификации бихевиоризмов.
Жорж Рей (1997, с. 96), например, классифицирует бихевиоризм как
методологический, аналитический и радикальный, где «радикальный»
это термин Рей для обозначения того, что я классифицирую как психологические
бихевиоризм.Я оставляю за собой термин «радикальный» для
психологический бихевиоризм Б. Ф. Скиннера. Скиннер использует
выражение «радикальный бихевиоризм», чтобы описать его бренд
бихевиоризм или его философия бихевиоризма (см. Skinner 1974,
п. 18). В схеме классификации, использованной в этой записи, радикальный
бихевиоризм — это подвид психологического бихевиоризма, в первую очередь,
хотя он сочетает в себе все три типа бихевиоризма (методологический,
аналитический и психологический).

2. Три типа поведения

Методологический бихевиоризм — нормативная теория научного
ведение психологии.Он утверждает, что психология должна заботиться о себе.
с поведением организмов (человеческих и нечеловеческих
животные). Психология не должна заниматься психическими состояниями или
событий или с построением внутренних счетов обработки информации
поведения. Согласно методологическому бихевиоризму, ссылка на
психические состояния, такие как убеждения или желания животного, ничего не добавляют к
что психология может и должна понять об источниках
поведение. Психические состояния — это частные сущности, которые, учитывая
необходимой гласности науки, не образуют должных объектов
эмпирическое исследование.Методологический бихевиоризм — доминирующая тема в
труды Джона Ватсона (1878–1958).

Психологический бихевиоризм — это исследовательская программа в психологии. Это
призваны объяснить поведение людей и животных с точки зрения внешних
физические стимулы, реакции, истории обучения и (наверняка
типы поведения) подкрепления. Психологический бихевиоризм — это
присутствует в работах Ивана Павлова (1849–1936), Эдварда Торндайка.
(1874–1949), а также Уотсон. Его самый полный и самый влиятельный
выражение — B.Работа Ф. Скиннера над расписаниями
армирование.

Для иллюстрации рассмотрим голодную крысу в экспериментальном
камера. Если определенное движение, например нажатие на рычаг, когда
горит свет, затем следует презентация еды, затем
вероятность того, что крыса снова нажмет на рычаг, когда голодна, и
свет горит, увеличивается. Такие презентации — подкрепления, такие
огни являются (различительными) стимулами, такие нажатия на рычаг
ответы, и такие испытания или ассоциации являются историей обучения.

Аналитический или логический бихевиоризм — это философская теория о
значение или семантика ментальных терминов или концепций. В нем говорится, что
сама идея психического состояния или состояния — это идея поведенческого
предрасположенность или семейство поведенческих тенденций, очевидных в том, как
человек ведет себя скорее в одной ситуации, чем в другой. Когда мы приписываем
убеждение, например, кому-то, мы не говорим, что он или она
в определенном внутреннем состоянии или состоянии. Вместо этого мы
характеризуя человека с точки зрения того, что он или она может сделать в
конкретные ситуации или взаимодействия с окружающей средой.Аналитический
бихевиоризм можно найти в работах Гилберта Райла (1900–76) и
более поздняя работа Людвига Витгенштейна (1889–1851) (если, возможно, не без
противоречия в интерпретации, в случае Витгенштейна). Более
недавно философ-психолог У. Т. Плейс (1924-2000)
выступал за марку аналитического бихевиоризма, ограниченного намеренным
или репрезентативные состояния ума, такие как убеждения, которые Место занимало
составить тип, хотя и не единственный тип ментальности (см.
Грэм и Валентайн 2004).Возможно, вариант аналитического или
логический бихевиоризм также можно найти в работе Дэниела Деннета о
приписывание состояний сознания с помощью метода, который он называет
«Гетерофеноменология» (Dennett 2005, стр. 25–56). (Смотрите также
Мельсер 2004.)

3. Корни бихевиоризма

Каждый методологический, психологический и аналитический бихевиоризм имеет
исторические основы. Аналитический бихевиоризм прослеживает свою историческую
корнями к философскому движению, известному как логический позитивизм (см.
Смит 1986).Логический позитивизм предполагает, что значение
утверждения, используемые в науке, следует понимать с точки зрения экспериментальных
условия или наблюдения, подтверждающие их истинность. Этот позитивист
доктрина известна как «верификационизм». В психологии
верификационизм лежит в основе или обосновывает аналитический бихевиоризм, а именно:
утверждение, что ментальные концепции относятся к поведенческим тенденциям и так
должны быть переведены в поведенческие термины.

Аналитический бихевиоризм помогает избежать метафизической позиции, известной как субстанциальный дуализм.Вещество
дуализм — это учение о том, что ментальные состояния происходят в особом,
нефизическая ментальная субстанция (нематериальный разум). Напротив, для
аналитический бихевиоризм, вера в то, что я прихожу вовремя для
визит к стоматологу в 14:00, а именно, что у меня прием в 14:00,
не свойство ментальной субстанции. Вера — это семья
тенденции моего тела. Кроме того, для аналитического бихевиориста мы
не может определить убеждение в моем прибытии независимо от этого
прибытия или других членов этой семьи тенденций.Итак, мы также
не может рассматривать это как причину прибытия. Причина и следствие, поскольку
Юм учил, концептуально отличному существованию. Полагая, что у меня есть
встреча в 14:00 не отличается от моего прибытия и поэтому не может быть частью
причинных основ прихода.

Исторические корни психологического бихевиоризма частично заключаются в
классический ассоцианизм британских эмпириков, в первую очередь Джона
Локк (1632–1704) и Дэвид Хьюм (1711–76). Согласно классической
ассоциативность, разумное поведение — продукт ассоциативного
обучение.В результате ассоциаций или пар между перцептивными
опыты или стимулы, с одной стороны, и идеи или мысли о
другой — люди и животные получают знания об окружающей их среде.
и как действовать. Ассоциации позволяют существам открывать причинно-следственные связи.
устройство мира. Ассоциацию лучше всего рассматривать как
получение знаний об отношениях между событиями. Интеллект
в поведении — признак такого знания.

Классический ассоцианизм опирался на интроспективные сущности, такие как
перцептивные переживания или стимуляции как первые звенья в
ассоциации и мысли или идеи в качестве вторых ссылок.Психологические
бихевиоризм, мотивированный экспериментальными интересами, утверждает, что
понять происхождение поведения, ссылка на стимуляцию
(переживания) следует заменить ссылкой на стимулы (физические
события в окружающей среде), и ссылка на мысли или идеи
следует исключить или заменить ссылкой на ответы
(открытое поведение, двигательное движение). Психологический бихевиоризм — это ассоцианизм без
обращение к внутренним душевным событиям.

Люди не говорят об интроспективных сущностях, мыслях,
чувства и т. д., даже если они не признаются бихевиоризмом.
или лучше всего понимать как поведенческие тенденции? Психологические
бихевиористы рассматривают практику разговоров о своих собственных состояниях
ум, и интроспективно сообщать об этих состояниях, как потенциально
полезные данные в психологических экспериментах, но не предполагающие
метафизическая субъективность или нефизическое присутствие тех
состояния.Есть разные причины, стоящие за интроспективным
отчеты, и психологи-бихевиористы принимают эти и другие элементы
интроспекции, поддающейся поведенческому анализу. (Для
дополнительное обсуждение, см. Раздел 5 этой записи). (См. Для
сравнение, метод гетерофеноменологии Деннета; Деннет 1991,
стр. 72–81)

Задача психологического бихевиоризма — указать типы
ассоциации, понять, как экологические события управляют поведением,
обнаруживать и выяснять причинные закономерности или законы или функциональные
отношения, которые управляют формированием ассоциаций, и предсказывают, как
поведение будет меняться по мере изменения окружающей среды.Слово
«Кондиционирование» обычно используется для определения процесса.
участвует в приобретении новых ассоциаций. Животные в т.н.
Эксперименты с «оперантным» условием не учатся,
например, нажимайте на рычаги. Вместо этого они узнают о
отношения между событиями в их среде, например, что
определенное поведение, нажатие на рычаг в присутствии света, вызывает появление пищи.

По своим историческим основам методологический бихевиоризм разделяет
аналитический бихевиоризм влияние позитивизма.Один из основных
Целями позитивизма было объединение психологии с естествознанием.
Уотсон писал, что «психология как бихевиорист считает, что это
чисто объективная экспериментальная отрасль естествознания. Его
теоретическая цель -… предсказание и контроль »(1913 г.,
п. 158). Уотсон также писал о цели психологии следующим образом:
«Предсказать, на данный стимул, какая реакция произойдет;
или, учитывая реакцию, укажите, какая ситуация или стимул
вызвало реакцию »(1930, с. 11).

Хотя логически разные, методологические, психологические и
аналитический бихевиоризм иногда встречается в одном бихевиоризме.Скиннера
радикальный бихевиоризм сочетает в себе все три формы бихевиоризма. Это
следует аналитической критике (по крайней мере, в общих чертах) в перефразировании
ментальные термины поведенчески, когда или если они не могут быть исключены из
объяснительный дискурс. В Verbal Behavior (1957) и др.
Скиннер пытается показать, как ментальные термины можно дать поведенческим
интерпретации. В книге «О бихевиоризме» (1974) он говорит, что когда психическое
терминологию нельзя исключить, ее можно «перевести на
поведение »(стр. 18, Скиннер связывает выражение со своими собственными
двойные кавычки).

Радикальный бихевиоризм занимается поведением организмов, а не
с внутренней обработкой (если трактовать или описывать иначе, чем явное поведение). Итак, это форма методологического
бихевиоризм. Наконец, радикальный бихевиоризм понимает поведение как
отражение частотных эффектов среди стимулов, что означает, что это
форма психологического бихевиоризма.

4. Популярность бихевиоризма

Бихевиоризм того или иного рода был чрезвычайно популярным исследованием.
программа или методологическая приверженность студентов поведению из
примерно с третьего десятилетия двадцатого века до середины его
десятилетия, по крайней мере, до зарождения когнитивной науки
революция.Когнитивная наука начала развиваться примерно с 1960 по 1985 год (см. Bechtel, Abrahamsen, and Graham, 1998, стр. 15–17). В
Помимо Райла и Витгенштейна, философов, симпатизирующих
бихевиоризм включал Карнапа (1932–33), Хемпеля (1949) и Куайна.
(1960). Куайн, например, придерживался бихевиористского подхода к исследованию.
языка. Куайн утверждал, что понятие психологического или ментального
деятельности нет места в научном описании ни происхождения, ни
смысл речи. Говорить научно дисциплинированно
о значении высказывания — говорить о стимулах для
высказывание, его так называемое «стимульное значение».Хемпель (1949)
утверждал, что «все психологические утверждения, которые имеют смысл
… Могут быть переведены в утверждения, которые не включают
психологические концепции », но только концепции физического поведения.
(стр.18).

Среди психологов бихевиоризм был даже более популярен, чем среди психологов.
философы. Помимо Павлова, Скиннера, Торндайка и Ватсона,
список бихевиористов среди психологов включал, среди прочего,
Э. К. Толмен (1886–1959), К. Л. Халл (1884–52) и
Э. Р. Гатри (1886–1959).Толмен, например, писал, что
«Все, что важно в психологии… можно исследовать
по сути, благодаря постоянному экспериментальному и теоретическому анализу
детерминантов поведения крысы в ​​точке выбора в лабиринте »
(1938, с. 34).

Бихевиористы создали журналы, организовали общества и основали
программы аспирантуры по психологии, отражающие бихевиоризм. Бихевиористы
организовались в различные типы исследовательских кластеров, чьи
различия проистекают из таких факторов, как разные подходы к
кондиционирование и экспериментирование.Некоторые кластеры получили следующие названия:
«Экспериментальный анализ поведения», «поведение
анализ »,« функциональный анализ »и, конечно же,
«Радикальный бихевиоризм». Эти ярлыки иногда были
отвечает за звания ведущих обществ бихевиоризма и
журналы, в том числе Общество по улучшению поведения
Анализ (SABA) и Журнал
Экспериментальный анализ поведения (начат в 1958 г.), а также
Журнал прикладного анализа поведения (начат в 1968 году).

Бихевиоризм породил тип терапии, известный как поведенческая терапия.
(см. Римм и Мастерс 1974; Эрвин 1978).Это развитое поведение
методы лечения аутичных детей (см. Ловаас и Ньюсом
1976) и символическая экономика для лечения хронических шизофреников.
(см. Stahl and Leitenberg 1976). Это вызвало дискуссии о том, как лучше всего
понять поведение нечеловеческих животных и важность
лабораторные исследования естественных экологических проявлений поведения животных (см.
Шварц и Лейси 1982).

Бихевиоризм наткнулся на различные критические трудности с некоторыми из
свои обязательства.Одна из трудностей — заблуждение относительно эффектов
подкрепление поведением (см. Gallistel 1990). В первоначальном смысле
стимул, такой как еда, является подкреплением только в том случае, если его предъявление
увеличивает частоту ответа в виде ассоциативных
обусловливание, известное как оперантное обусловливание. Проблема с этим
определение состоит в том, что он определяет подкрепления как стимулы, которые изменяют
поведение. Однако презентация еды может не иметь видимых признаков.
влияние на частоту отклика по отношению к еде даже в случаях
какое животное лишено пищи или голодно.Скорее, частота отклика может быть
связаны со способностью животного распознавать и запоминать временные
или пространственные свойства обстоятельств, в которых раздражитель (скажем,
еда). Эта и другие трудности вызвали изменения в
приверженности бихевиоризма и новые направления исследований. Один
альтернативным направлением было изучение роли краткосрочных
память в содействии эффектам подкрепления так называемых
траектория поведения (см. Killeen 1994).

Еще одним камнем преткновения в случае аналитического бихевиоризма является
тот факт, что поведенческие предложения, которые предназначены для
поведенческие пересказы ментальных терминов почти всегда используют ментальные термины
сами (см. Chisholm 1957).На примере моей веры в то, что я
записаться на прием к стоматологу в 14:00, нужно также сказать о моем желании
прибыть в 14:00, иначе поведение прибытия в 14:00 не могло быть
Считайте, что я верю, что у меня назначена встреча на 14:00. Термин
«Желание» — это мысленный термин. Критики аналитического бихевиоризма обвиняют нас в том, что мы
никогда не избежать использования ментальных терминов при характеристике
значение мысленных терминов. Это говорит о том, что мысленный дискурс
не может быть вытеснен поведенческим дискурсом. По крайней мере, этого не может быть
смещен посменно.Возможно, аналитическим бихевиористам нужно
перефразировать сразу целый рой мысленных терминов, чтобы распознать
презумпция того, что присвоение любого такого мысленного термина
предполагает применение других (см. Rey 1997, p. 154–5).

5. Зачем быть бихевиористом

Зачем кому-то быть бихевиористом? Есть три основных причины
(см. также Zuriff 1985).

Первая причина носит эпистемологический или очевидный характер. Ордер или доказательства для
говоря, по крайней мере, в случае третьего лица, что животное или человек
в определенном психическом состоянии, например, обладает определенной верой, является
основано на поведении, понимаемом как наблюдаемое поведение.Более того,
концептуальное пространство или шаг между утверждениями о том, что поведение оправдывает
приписывание веры и утверждение, что вера состоит в
само поведение — короткий и в некотором смысле привлекательный шаг. Если мы
посмотрите, например, как людей учат использовать ментальные концепции и
термины — такие термины, как «верить», «желать»,
и так далее — условия использования оказываются неразрывно связанными с
поведенческие тенденции при определенных обстоятельствах. Если психическое состояние
атрибуция имеет особую связь с поведением, это заманчиво
сказать, что менталитет состоит только из поведенческих тенденций.

Вторую причину можно выразить следующим образом: одно важное отличие
между менталистическим (психические состояния в голове) и ассоциативным или
обуславливающих объяснений поведения заключается в том, что менталистские описания имеют тенденцию
имеют сильные нативистские наклонности. Это правда, даже если может быть
нет ничего изначально нативистского в менталистских объяснениях (см. Cowie
1998).

Менталистические описания склонны предполагать, а иногда даже прямо
объятия (см. Fodor 1981), гипотезу о том, что разум обладает
рождение или врожденный набор процедур или внутренне представленный
правила обработки, которые используются при изучении или приобретении новых
ответы.Бихевиоризм, напротив, антинативистский. Бихевиоризм,
поэтому обращается к теоретикам, которые отрицают существование врожденных правил
с помощью которых организмы учатся. Организмам Скиннера и Ватсона учиться
без врожденного или предварительного опыта неявных
процедуры, с помощью которых учиться. Обучение не состоит, по крайней мере,
изначально в поведении, управляемом правилами. Обучение — это то, что организмы делают в
реакция на раздражители. Для бихевиориста организм учится,
были, от ее успехов и ошибок. «Правила», — говорит
Скиннер (1984a), «получены из непредвиденных обстоятельств, которые определяют
различительные стимулы, реакции и последствия »
(п.583). (См. Также Dennett 1978).

Много современных работ в когнитивной науке на множестве известных моделей
как модели коннекционистов или параллельной распределенной обработки (PDP) кажутся
разделить антинативизм бихевиоризма в отношении обучения. Построение модели PDP требует
подход к обучению, ориентированный на реакцию, а не
управляемый правилами, и это потому, что, как и бихевиоризм, он имеет корни в
ассоцианизм (см. Bechtel 1985; сравните Graham 1991 с Maloney
1991). Являются ли модели PDP в конечном итоге или должны быть антинативистскими
зависит от того, что считается естественными или врожденными правилами (Bechtel и
Абрахамсен 1991, стр.103–105).

Третья причина привлекательности бихевиоризма, по крайней мере, популярная
исторически связано с его пренебрежением к внутренним умственным
или менталистическая обработка информации как объяснительные причины поведения. В
пренебрежение наиболее ярко проявляется в работе
Скиннер. Скиннер скептически относится к объяснительным ссылкам на ментальные
внутренность можно описать следующим образом.

Предположим, мы пытаемся объяснить публичное поведение человека с помощью
описание того, как они представляют, осмысляют или думают о своей ситуации.Предполагать
они представляют или думают о своей ситуации в определенном
кстати, не как голые, как заполненные предметами без атрибутов, а как вещи, как
деревья, как люди, как моржи, стены и кошельки. Предположим, мы также говорим, что
человек никогда не просто взаимодействует со своим окружением; скорее
взаимодействует с окружающей средой, как они воспринимают, видят или представляют
Это. Так, например, думая о чем-то как о кошельке, человек
тянется к нему. Воспринимая что-то за моржа, они отступают от
Это. Считая что-то стеной, они не врезаются в нее.Так понял,
поведение — это эндогенно произведенное движение, а именно. поведение, имеющее свое
причинное происхождение внутри человека, который думает или представляет свою ситуацию в
определенным образом.

Скиннер возражал бы против таких утверждений. Он возражал бы не потому, что
считает, что глаз невиновен или что внутренняя или эндогенная активность
не происходит. Он будет возражать, потому что считает, что поведение
должны быть объяснены в терминах, которые сами по себе не предполагают
вещь, которая объясняется. Внешний (общественный)
поведение человека не объясняется обращением к внутреннему
(внутренняя обработка, познавательная деятельность) поведение человека (скажем,
его или ее классифицируя или анализируя окружающую их среду), если в этом случае
поведение человека совершенно необъяснимо.«В
возражение, — писал Скиннер, — внутренним состояниям не в том, что
их не существует, но они не актуальны в функционале
анализ »(Скиннер, 1953, стр. 35). ‘Не имеет значения’
для Скиннера означает круговой или регрессивный.

Скиннер утверждает, что, поскольку умственная деятельность — это форма поведения,
(хотя и внутренний), единственный нерегрессивный, некруговой способ объяснить
поведение — это апелляция к чему-то не поведенческому. Это не-поведенческое
что-то — стимулы окружающей среды и взаимодействия организма
с окружающей средой и подкреплением из нее.

Итак, третья причина привлекательности бихевиоризма заключается в том, что он пытается
Избегайте (как утверждается) циклических, регрессивных объяснений поведения. Он направлен на
воздерживаться от учета одного типа поведения (явного) с точки зрения
другой тип поведения (скрытый), при этом в каком-то смысле
оставление поведения необъяснимым.

Следует отметить, что взгляды Скиннера на объяснение и
предполагаемая цикличность объяснения со ссылкой на внутреннюю обработку
являются одновременно крайними и спорными с научной точки зрения, и многие из тех, кто
идентифицировали себя как бихевиористы, включая Гатри, Толмена и
Халл, или продолжать работать в рамках широко понимаемых традиций,
включая Киллина (1987) и Рескорла (1990), возражают против многих
то, что Скиннер сказал об объяснительных ссылках на внутренность.Кроме того, сам Скиннер не всегда ясно понимает свое отвращение к внутреннему миру. Насмешливое отношение Скиннера к объяснительным ссылкам на внутреннюю психику отчасти связано не только с
из опасений объяснительной замкнутости, но из его убежденности, что если
на языке психологии разрешено относиться к внутренним
обработки, это в некоторой степени позволяет говорить о несущественных
психические субстанции, агенты, наделенные контрпричинной свободной волей, и
маленькие человечки (гомункулы) внутри тел. Каждый из этих Скиннер берет
быть несовместимым с научным мировоззрением (см. Скиннер 1971; см.
также День 1976 г.).Наконец, необходимо отметить, что отвращение Скиннера к
объяснительные ссылки на внутреннюю сущность — это не отвращение к внутреннему ментальному
состояния или процессы как таковые. Он с готовностью признает, что существуют личные мысли и прочее.
Лица Скиннера говорят о внутренних событиях, но только при условии, что их внутреннее
рассматриваются так же, как публичное поведение или открытые ответы. Адекватный
он утверждает, что наука о поведении должна описывать происходящие события
внутри кожи организма как часть самого поведения (см.
Скиннер 1976 г.).«Насколько я понимаю, — написал он в
1984 г. в специальном выпуске журнала Behavioral and Brain Sciences, посвященном
его работа, «все, что происходит, когда мы исследуем общественный стимул,
во всех отношениях аналогично тому, что происходит, когда мы исследуем частную
один »(Скиннер 1984b, стр. 575; сравните Graham 1984,
С. 558–9).

Скиннеру нечего сказать о том, насколько внутреннее (скрытое, личное)
поведение (например, мышление, классификация и анализ) можно описать
так же, как публичное или открытое поведение.Но его идея
примерно так. Так же, как мы можем описать явное поведение или моторную
движение с точки зрения таких понятий, как стимул, реакция, обусловливание,
подкрепление и т. д., поэтому мы можем использовать те же термины в
описание внутреннего или скрытого поведения. Одна мысль или линия мысли могут укрепить
другая мысль. Акт анализа может служить стимулом для
усилие при классификации. И так далее. Чисто «менталистическая» деятельность
можно хотя бы примерно проанализировать с точки зрения поведенческих концепций —
тема, к которой мы вернемся позже в записи (в 7-м разделе).

6. Социальное мировоззрение Скиннера

Скиннер — единственная крупная фигура в истории бихевиоризма, которая
предложить социально-политическое мировоззрение, основанное на его приверженности
бихевиоризм. Скиннер построил теорию, а также повествование
картина в Walden Two (1948) того, каким было бы идеальное человеческое общество
как если бы они были разработаны в соответствии с принципами бихевиоризма (см. также Скиннер
1971). Социальное мировоззрение Скиннера иллюстрирует его отвращение к
свободе воли, гомункулам и дуализму, а также его положительным причинам
утверждая, что история взаимодействия человека с окружающей средой
контролирует свое поведение.

Одна из возможных черт человеческого поведения, которую Скиннер намеренно
отвергает, заключается в том, что люди свободно или творчески создают свою собственную среду (см.
Хомский 1971, Черный 1973). Скиннер возражает, что «это в природе
экспериментальный анализ человеческого поведения, который следует исключить
функции, ранее возложенные на свободное или автономное лицо, и передать их
один за другим к контролирующей среде »(1971, стр. 198).

Критики выдвинули несколько возражений против социальной теории Скиннера.
картина.Один из самых убедительных и, безусловно, один из самых
часто рекламируют видение Скиннера идеального человеческого общества. Это
— вопрос, который задают вымышленному основателю Walden Two, Фрейзеру,
философом Замком. Вопрос в том, что лучше
социальный или общинный способ существования человека. Frazier’s, и в нем
Скиннера, ответ на этот вопрос слишком общий и
неполный. Фрейзер / Скиннер превозносит ценности здоровья,
дружба, расслабление, отдых и так далее.Однако эти значения
вряд ли детальная основа социальной системы.

В социальной теории существует печально известная трудность определения
соответствующий уровень детализации, на котором создается план нового и идеального
общество должно быть представлено (см. Арнольд 1990, стр. 4–10). Скиннер
определяет бихевиористские принципы и стимулы к обучению, которые
он надеется уменьшить систематическую несправедливость в социальных системах. Он также
описывает несколько практик (касающихся воспитания детей и т.п.), которые
призваны способствовать человеческому счастью.Однако он предлагает только
самые туманные описания повседневной жизни Уолдена Два гражданина и
нет предложений, как лучше разрешить споры об альтернативных способах
жизни, которые на первый взгляд согласуются с принципами бихевиоризма
(см. Kane 1996, p. 203). Он мало или совсем не уделяет серьезного внимания
важнейшая общая проблема разрешения межличностных конфликтов и
к роли институциональных механизмов в разрешении конфликтов.

В эссе, опубликованном в The Behavior Analyst (1985), почти
через сорок лет после публикации «Уолдена Два» Скиннер в образе
Фрейзера, попытался прояснить свою характеристику идеального человеческого
обстоятельства.Он писал, что в идеальном человеческом обществе «люди
просто естественно делать то, что им нужно делать, чтобы поддерживать себя
… И хорошо относятся друг к другу, и они, естественно, делают
сто других вещей, которые им нравится делать, потому что они не должны делать
их »(стр. 9). Однако, конечно же, люди, совершающие сотню вещей,
«получать удовольствие от занятий» означает лишь то, что Уолден Два неопределенно определен, а не то, что
его культурно установленные привычки и характер институтов
заслуга подражания.

Неполнота описания Скиннера идеального человеческого общества
или жизнь настолько широко признана, что можно задаться вопросом, действительно ли
эксперименты в жизни Уолдена Два могут дать полезные детали его
план.Был проведен не один такой социальный эксперимент.
проведенный. Пожалуй, самое интересное (отчасти потому, что сообщество
эволюционировал от своих скиннеровских корней) — это Twin Oaks
Сообщество в Вирджинии в США, которое можно исследовать косвенно
через Интернет (см. Другие Интернет-ресурсы).

7. Зачем быть противником поведения

Бихевиоризм отклоняется
когнитивные ученые, разрабатывающие сложную внутреннюю информацию
модели обработки познания. Его лабораторные или экспериментальные режимы игнорируются когнитивными этологами и экологическими психологами, убежденными, что
его методы не имеют отношения к изучению поведения животных и людей
в их естественной и социальной среде.Его традиционный родственник
безразличие к нейробиологии и уважение к окружающей среде
непредвиденных обстоятельств отвергается нейробиологами, уверенными, что прямое изучение
мозг — единственный способ понять истинно ближайшие причины поведения.

Но бихевиоризм никоим образом не исчез. Прочные элементы
бихевиоризм выживает как в поведенческой терапии, так и в лабораторных условиях.
теория обучения животных (о которой подробнее ниже). В метафизике
разум тоже бихевиористские темы выживают в подходе к разуму, известному
как функционализм.Функционализм определяет состояния ума как состояния, которые
играют причинно-функциональные роли у животных или систем, в которых
они случаются. Пол Черчленд пишет о функционализме следующим образом:
«Существенная или определяющая черта любого типа психического состояния.
это набор причинно-следственных связей, которые он имеет с… телесными
поведение »(1984, с. 36). Это функционалистское понятие аналогично
к бихевиористской идее, которая относится к поведению и
отношения стимул / реакция входят централизованно и, по сути, в любую
объяснение того, что значит для существа вести себя или подчиняться, в
схема аналитического или логического бихевиоризма, к атрибуции
психические состояния.

Поклонники так называемого и широко обсуждаемого сейчас расширенного разума
Гипотеза (EMH) также имеет родство с бихевиоризмом или, по крайней мере,
со Скиннером. Определяющая гипотеза EMH заключается в том, что «психическое»
представление — это вопрос, который выходит из мозга или головы в
мир и культурная среда (Levy 2007). Представления
вещи, внешние по отношению к голове или которые имеют особую индивидуализацию
отношения с внешними устройствами или формами культурной деятельности.
Опасения Скиннера об изображении силы ментального
представление как что-то ограниченное головой (мозг, внутренний разум)
по крайней мере, в некоторой степени сродни переходу EMH к изображению репрезентативности
как экологически расширенный.

Однако элементы есть элементы. Бихевиоризм больше не
доминирующая исследовательская программа.

Почему снизилось влияние бихевиоризма? Самый глубокий и
Самая сложная причина снижения влияния бихевиоризма — это его
приверженность тезису о том, что поведение можно объяснить без
ссылка на неповеденческие и внутренние психические (когнитивные,
репрезентативная, или интерпретативная) деятельность. Поведение для Скиннера,
можно объяснить просто ссылкой на его «функционал»
(Термин Скиннера) отношение к окружающей среде или ее вариации.
к истории взаимодействия животного с окружающей средой.Нейрофизиологические и нейробиологические состояния, по Скиннеру,
поддерживать или реализовывать эти функциональные или причинно-следственные связи. Но они
не служат окончательными или независимыми источниками или объяснениями
поведение. Поведение, как писал Скиннер (1953), не может быть объяснено
«Находясь полностью внутри [животного]; в конце концов мы должны
обратиться к силам, действующим на организм извне ».
«Если в нашей причинно-следственной цепочке нет слабого места, так что
второе [неврологическое] звено не определяется по закону первым
[стимулы окружающей среды], или третий [поведение] вторым,
первая и третья ссылки должны быть связаны на законных основаниях.»(Стр. 35)
«Правильная информация о второй ссылке может пролить свет на это
отношения, но никоим образом не может их изменить ». (там же) Это
«Внешние переменные, поведение которых является функцией».
(там же)

Скиннер не был триумфатором нейробиологии. Неврология, для
он более или менее просто идентифицирует физические процессы в организме, которые
лежат в основе взаимодействия животных и окружающей среды. В нем он едет
доказательная или эпистемическая комбинация предшествующего радикального бихевиоризма
описание этих взаимодействий.«Организм», он
говорит: «не пусто, и его нельзя адекватно лечить, просто
как черный ящик »(1976, с. 233). «Что-то сделано сегодня
что влияет на поведение организма завтра »(с. 233).
Неврология описывает внутренние механизмы, которые позволяют сегодняшним
усиливающий стимул повлиять на завтрашнее поведение. Нейронный ящик
не пустой, но он не может, кроме случаев неисправности или
расстройство, чтобы отвлечь животное от прошлых моделей поведения, которые
были усилены.Он не может действовать независимо или
власть над поведением, не являющаяся экологической компенсацией.

Многим критикам бихевиоризма кажется очевидным, что как минимум
возникновение и характер поведения (особенно поведения человека)
не зависит в первую очередь от индивидуальной истории подкреплений,
хотя это фактор, но на том факте, что окружающая среда или
история обучения представлена ​​индивидуумом и тем, как (способ
в котором) он изображен. Тот факт, что окружающая среда
представленный мной ограничивает или информирует функциональные или причинно-следственные связи, которые
держаться между моим поведением и окружающей средой и, возможно, из-за
анти-бихевиористской точки зрения, частично отвлечь мое поведение от его
история кондиционирования или подкрепления.Неважно, например, как
без устали и неоднократно меня подкрепляли за то, что я указывал на
есть мороженое, такая история бессильна, если я просто не вижу
потенциальный стимул как мороженое или представить себе как мороженое
или если я хочу скрыть тот факт, что что-то мороженое от
другие. Моя история кондиционирования в узком смысле слова непредставленная
для меня поведенчески менее важен, чем окружающая среда или мои
изучение истории в том виде, в каком я ее представляю или интерпретирую.

Точно так же для многих критиков бихевиоризма, если репрезентативность
находится между средой и поведением, это означает, что Скиннер
слишком ограниченно или ограниченно в своем отношении к роли
механизмы мозга в производстве или контроле поведения.Мозг — это не просто пассивный банк памяти поведения / окружающей среды.
взаимодействия (см. Roediger and Goff 1998). Центральная нервная
система, которая в остальном поддерживает мою историю подкреплений, содержит
системы или нейровычислительные подсистемы, которые реализуют или кодируют
независимо от того, какое репрезентативное содержание или значение имеет для меня окружающая среда. это
также активный интерпретатор или семантический механизм, часто
критически действующий экологически непривязанный и поведение
контрольные задачи. Такие разговоры о представлении или толковании,
однако это точка зрения, с которой бихевиоризм — безусловно
у Скиннера — желает и пытается уйти.

Одно из определяющих стремлений традиционного бихевиоризма состоит в том, что он пытался
освободить психологию от теоретических рассуждений о том, как животные и люди
представляют (внутренне, в голове) свое окружение. Это усилие на
свобода была важна исторически, потому что казалось, что
Связи между поведением и средой намного яснее и управляемее
экспериментально, чем внутренние представления. К сожалению, для
бихевиоризм, трудно представить более ограничительное правило для
психологии, чем та, которая запрещает гипотезы о репрезентативных
хранение и переработка.Стивен Стич, например, жалуется на
Скиннера, что «теперь у нас есть огромная коллекция экспериментальных
данные, которые, казалось бы, просто невозможно понять, если мы
постулируйте что-то вроде «механизмов обработки информации в
головы организмов (1998, с. 649).

Вторая причина отказа от бихевиоризма заключается в том, что некоторые особенности
менталитет — некоторые элементы, в частности, сознательной душевной жизни
люди — имеют характеристику «qualia» или
презентабельно-непосредственные или феноменальные качества.Быть в боли, для
пример, заключается не только в том, чтобы вызвать уместное болевое поведение под
правильные экологические обстоятельства, но это должно испытать
«Подобие» боли (как что-то тупое или острое,
возможно). Существо чисто бихевиористское, «зомби», как оно
были, могут проявлять болевое поведение, в том числе под кожной болью
ответы, но полностью лишены качественно отличительных
боли и свойственны боли (ее болезненности). (См. Также Graham 1998,
С. 47–51 и Грэм и Хорган 2000.О масштабах феноменального
в человеческом менталитете, см. Graham, Horgan, and Tienson 2009).

Философ-психолог У. Т. Плейс, хотя в остальном
сочувствует применению бихевиористских идей к вопросам разума,
утверждал, что феноменальные квалиа не могут быть проанализированы с точки зрения бихевиоризма. Он утверждал
что квалиа не являются ни поведением, ни предрасположенностью к
вести себя. «Они дают о себе знать, — сказал он, — от
тот самый момент, когда опыт, чьим квалиа они являются »
появляется (2000, с.191; перепечатано в Graham and Valentine
2004 г.). Это мгновенные характеристики процессов или событий, скорее
чем предрасположенности, проявляющиеся с течением времени. Качественные ментальные события
(например, ощущения, перцептивные переживания и т. д.) для Place,
склонность к поведению, а не считаться
диспозиции. Действительно, есть соблазн постулировать, что качественные
аспекты ментальности влияют на некачественные элементы внутреннего
обработки, и что они, например, способствуют возбуждению,
внимание и восприимчивость к ассоциативной обусловленности.

Третья причина отказа от бихевиоризма связана с Ноамом.
Хомский. Хомский был одним из самых успешных и успешных представителей бихевиоризма.
разрушительные критики. В обзоре книги Скиннера о вербальном поведении
(см. выше), Хомский (1959) утверждал, что бихевиористские модели
изучение языка не может объяснить различные факты о языке
приобретение, такое как быстрое овладение языком молодыми
детей, что иногда называют феноменом
«Лексический взрыв». У ребенка проявляются лингвистические способности
быть радикально недоопределенным свидетельствами вербального поведения
предложены ребенку в течение короткого периода, в течение которого он или она выражает
эти способности.К четырем-пяти годам (нормальным) у детей есть
почти безграничная способность понимать и составлять предложения, которые
они никогда не слышали раньше. Хомский также утверждал, что кажется
явно неверно, что изучение языка зависит от применения
детальное армирование. Ребенок этого не делает, поскольку он говорит по-английски в
наличие дома, многократно произносить «дом» в
присутствие усиливающих старейшин. Язык как таковой кажется изученным
без, в некотором смысле, явного обучения или обучения в деталях, и
бихевиоризм не предлагает объяснения того, как это могло быть так.Собственные рассуждения Хомского о психологических реалиях
лежащая в основе языкового развития гипотеза о том, что правила
или принципы, лежащие в основе языкового поведения, абстрактны (применительно к
все человеческие языки) и врожденные (часть нашей родной психологической
одаренность как человеческие существа). При проверке произнесения
грамматическое предложение, человек, по Хомскому, имеет практически бесконечное
количество возможных ответов и единственный способ
понять эту практически бесконечную порождающую способность — значит предположить
что человек обладает мощной и абстрактной врожденной грамматикой
(лежащая в основе любой компетенции, которой он или она может обладать в одном или нескольких
отдельные естественные языки).

Проблема, о которой говорит Хомский, — это проблема
поведенческая компетентность и, следовательно, производительность, превосходящая индивидуальную
истории изучения, выходит за рамки простой лингвистической
поведение у маленьких детей. Похоже, это фундаментальный факт о
люди, которых наше поведение и поведенческие способности часто превосходят
ограничения индивидуальных историй подкрепления. Наша история
арматуры часто слишком мало, чтобы однозначно определить, что
мы делаем или как мы это делаем.Поэтому, кажется, требуется много учиться.
ранее существовавшие или врожденные репрезентативные структуры или принципиальные
ограничения, в которых происходит обучение. (См. Также Brewer 1974, но
сравните с Bates et al. 1998 и Коуи 1998).

Являются ли доводы против бихевиоризма окончательными? Решающий? Пол Миль отметил
десятилетия назад, что теории в психологии, казалось, исчезают не при
силу решительного опровержения, а скорее потому, что исследователи теряют
интерес к их теоретической ориентации (Meehl 1978).Один
Смысл тезиса Миля состоит в том, что когда-то популярный
«Изм», не будучи решительно опровергнутым, может восстановить
некоторую часть своего прежнего значения, если он мутирует или трансформируется так, чтобы
включить ответы на критику. Что это может значить для
бихевиоризм? Это может означать, что какая-то версия доктрины может
отскок.

Скиннер утверждал, что нейронная активность подчиняет или лежит в основе
отношения между поведением и окружающей средой и вклад организма в
эти отношения не сводятся к нейрофизиологическим свойствам.Но
это не означает, что бихевиоризм не может найти полезного союза с
нейробиология. Ссылка на структуры мозга (нейробиология,
нейрохимия и т. д.) может помочь в объяснении поведения, даже если
такие ссылки в конечном итоге не заменяют ссылки на экологические
непредвиденные обстоятельства в бихевиористском учете.

Таков урок моделирования животных, в котором бихевиористские темы все еще
пользоваться валютой. Животные модели зависимости, привычки и инструментальные
обучения особенно примечательны, потому что они приносят поведенческие
исследование более тесного контакта, чем традиционные психологические
бихевиоризм с исследованиями механизмов мозга, лежащих в основе
подкрепление, особенно положительное подкрепление (West 2006,
стр.91–108). Одним из результатов этого контакта стало открытие, что
сенсибилизированные нейронные системы, отвечающие за усиление подкрепления
ценность или сила могут быть отделены от гедонистической полезности или
приятное качество подкрепления (см. Робинсон и Берридж
2003 г.). Сила стимула для подкрепления поведения может быть
независимо от того, является ли это источником или причиной удовольствия. Сосредоточьтесь на мозге
механизмы, лежащие в основе усиления, также составляют центральную часть одного
из наиболее активных исследовательских программ в современной нейробиологии,
так называемая нейроэкономика, которая объединяет изучение вознаграждения мозга
системы с моделями оценки и принятия экономических решений (см.
Монтегю и Бернс 2002; Нестлер и Маленка 2004; Росс и др.
2008 г.).Бихевиоризм может помочь приобрести некоторые из нейроэкономических
концептуальная валюта, тем более что некоторые сторонники программы
считают себя бихевиористами по духу, если не по стереотипной букве
и высоко оцениваем работы ряда теоретиков бихевиористской
традиции экспериментального анализа поведения, такие как Джордж
Эйнсли, Ричард Хернштейн и Говард Рахлин о том, как
поведение связано с паттернами вознаграждения или подкрепления (см. Ross et al.
al. 2008 г., особенно стр. 10). Одно из важных предположений нейроэкономики состоит в том, что
полные объяснения взаимодействий организм / окружающая среда будут объединены
факты о таких вещах, как графики подкрепления с обращением к
нейрокомпьютерное моделирование и нейрохимия и нейробиология
армирования.

Другие потенциальные источники обновления? Продолжающаяся популярность
поведенческая терапия заслуживает внимания, потому что она предлагает потенциальную область
приложение для тестирования режима бихевиоризма.
Ранние версии поведенческой терапии стремились применить ограниченные результаты
Скиннеровские или павловские парадигмы обусловливания человеческого поведения
проблемы. Не следует говорить ни о каком уме; просто поведение — стимулы,
ответы и подкрепление. Терапия формирует поведение, а не
мысль. Последовательные поколения поведенческой терапии ослабили те
концептуальные ограничения.Защитники называют себя когнитивными
поведенческие терапевты (например, Mahoney, 1974; Meichenbaum, 1977). Клиентов
проблемы поведения описываются со ссылкой на их убеждения,
желания, намерения, воспоминания и так далее. Даже язык
саморефлексивное мышление и вера (так называемые
«Мета-познание») фигурирует в некоторых описаниях поведенческих
трудности и вмешательства (Wells 2000). Одна цель таких
язык призван побуждать клиентов следить за своими
собственное поведение. Самоусиление — важная черта поведенческого
самоконтроль (Rachlin 2000; Ainslie 2001).

Можно задаться вопросом, последовательна ли когнитивно-поведенческая терапия
с бихевиористской доктриной. Многое зависит от того, насколько веры и желания
понятны. Если убеждения и желания понимаются как положения,
каким-то образом выплескиваются в окружающую среду и индивидуализированы в терминах
об их нементалистической, поведенческой роли во взаимодействиях организм / среда,
это соответствовало бы традиционной бихевиористской доктрине. Это
будет отражать принцип логического или аналитического бихевиоризма, который
если мысленные термины должны использоваться в описании и объяснении
поведения, они должны быть определены или перефразированы в нементальном поведенческом
термины.Перспективы индивидуализации убеждений / желаний в нементальном,
экологически экстерналистские термины могут выглядеть сомнительными, особенно в
случаи сознательного отношения (см. Horgan, Tienson and Graham 2006). Но
тема форм и ограничений поведенческой терапии и диапазона
его правдоподобное применение открыто для дальнейшего продолжения
исследование.

8. Заключение

В 1977 году Уиллард Дэй, поведенческий психолог и редактор-учредитель журнала
журнал Behaviorism (который теперь известен как Behavior and
Философия), опубликовал книгу Скиннера «Почему я не когнитивный
психолог »(Скиннер, 1977).Скиннер начал статью с заявления
что «переменные, функцией которых является человеческое поведение, лежат в
окружающая среда »(стр. 1). Скиннер закончил, отметив, что
«Когнитивные конструкции дают … вводящее в заблуждение
что »находится внутри человека (стр. 10)

Более десяти лет назад, в 1966 году, Карл Хемпель объявил о своем бегстве.
от бихевиоризма:

Чтобы охарактеризовать… поведенческие модели, склонности,
или способности … нам нужен не только подходящий бихевиористский
словарный запас, но также и психологические термины.(стр.110)

Хемпель пришел к выводу, что ошибочно полагать, что человеческий
поведение можно понять исключительно в нементальном, бихевиористском
термины.

Современная психология и философия во многом разделяют взгляды Хемпеля.
убежденность в том, что объяснение поведения не может не указывать на
представление существом своего мира. Психология должна использовать
психологические термины. Поведение без познания слепо.
Психологическое теоретизирование без ссылки на внутренние когнитивные
обработка по понятным причинам нарушена.Сказать это, конечно, не значит
априори исключить, что бихевиоризм восстановит некоторые из своих
известность. Как представить себе когнитивную обработку (даже если
найти его) остается предметом жарких споров (см. Melser 2004; см.
также Леви 2007, стр. 29–64). Но если бихевиоризм хочет восстановить некоторые из
его известность, это восстановление может потребовать переформулирования его
доктрины, соответствующие изменениям (например, нейроэкономика)
в нейробиологии, а также в новых терапевтических направлениях.

Точка зрения Скиннера на бихевиоризм или его особый вклад сочетаются с наукой о поведении.
с языком взаимодействия организм / среда. Но мы, люди, не
просто бегайте, спаривайтесь, гуляйте и ешьте в той или иной среде. Мы думаем, классифицируем, анализируем, воображаем и
теоретизировать. В дополнение к нашему внешнему поведению у нас есть очень сложные
внутренняя жизнь, в которой мы активны, часто творчески, в наших головах,
при этом часто оставаясь застрявшими, как столбы, неподвижными, как камни.Назовите нашу внутреннюю жизнь «поведением», если хотите, но этот кусок лингвистического
оговорка не означает, что вероятность или возникновение внутреннего
события формируются теми же непредвиденными обстоятельствами окружающей среды, что и явные
поведение или телодвижения. Это не означает, что понимание
предложение или составление статьи для этой энциклопедии состоят из тех же общих способов дискриминационных ответов, что и
научиться двигаться в поисках источника пищи. Как внутренний
Репрезентативный мир мыслей отображается в Страну бихевиоризма.
территория «измов» все еще не нанесена на карту.

История и ключевые концепции поведенческой психологии

Бихевиоризм, также известный как поведенческая психология, — это теория обучения, основанная на идее, что все формы поведения приобретаются посредством обусловливания. Кондиционирование происходит через взаимодействие с окружающей средой. Бихевиористы считают, что наша реакция на стимулы окружающей среды формирует наши действия.

Согласно этой школе мысли, поведение можно изучать систематическим и наблюдаемым образом независимо от внутренних психических состояний.Согласно этой точке зрения, следует рассматривать только наблюдаемое поведение — познания, эмоции и настроения слишком субъективны.

Строгие бихевиористы считали, что потенциально можно обучить любого человека выполнять любую задачу, независимо от генетического фона, личностных черт и внутренних мыслей (в пределах своих физических возможностей). Это требует только правильного кондиционирования.

Веривелл / Цзяци Чжоу

Краткая история бихевиоризма

Бихевиоризм был официально установлен с публикацией Джона Б.Классическая статья Уотсона «Психология с точки зрения бихевиористов» лучше всего резюмируется следующей цитатой Уотсона, которого часто считают «отцом» бихевиоризма:

«Дайте мне дюжину здоровых младенцев, хорошо сложенных, и мой собственный определенный мир, чтобы вырастить их, и я гарантирую, что возьму любого наугад и обучу его, чтобы он стал специалистом любого типа, которого я выберу — врачом, юристом, художник, главный купец и, да, даже нищий и вор, независимо от его талантов, склонностей, склонностей, способностей, призвания и расы его предков.»

Проще говоря, строгие бихевиористы считают, что любое поведение является результатом опыта. Любого человека, независимо от его или ее происхождения, можно научить действовать определенным образом при правильной обусловленности.

Примерно с 1920 до середины 1950-х годов бихевиоризм стал доминирующей школой психологии. Некоторые предполагают, что популярность поведенческой психологии выросла из желания сделать психологию объективной и измеримой наукой.

В то время исследователи были заинтересованы в создании теорий, которые можно было бы четко описать и эмпирически измерить, но также использовать для внесения вклада, который мог бы повлиять на ткань повседневной жизни человека.

Ключевые концепции

Есть несколько принципов, которые отличают поведенческую психологию от других психологических подходов.

Два типа кондиционирования

Согласно поведенческой психологии, существует два основных типа обусловливания: классическое обусловливание и оперантное обусловливание.

Классический кондиционер

Классическое кондиционирование — это техника, часто используемая в поведенческом обучении, в которой нейтральный стимул сочетается с естественным стимулом. В конце концов, нейтральный стимул вызывает ту же реакцию, что и естественный стимул, даже без естественного стимула.

В течение трех различных фаз связанный с ним стимул становится условным стимулом, а усвоенное поведение — условной реакцией.Взаимодействие с другими людьми

Оперантное кондиционирование

Оперантное обусловливание (иногда называемое инструментальным обусловливанием) — это метод обучения, который осуществляется посредством подкреплений и наказаний. Посредством оперантного обусловливания устанавливается связь между поведением и последствиями этого поведения.

Когда за действием следует желаемый результат, такое поведение с большей вероятностью повторится в будущем. С другой стороны, реакция с последующими неблагоприятными исходами с меньшей вероятностью повторится в будущем.Взаимодействие с другими людьми

Обучение через ассоциацию

Классический процесс кондиционирования работает путем развития ассоциации между стимулом окружающей среды и естественным стимулом.

В классических экспериментах физиолога Ивана Павлова собаки связывали подачу пищи (то, что естественно и автоматически вызывает реакцию слюноотделения) сначала со звуком колокольчика, а затем с видом белого халата лаборанта. В конце концов, лабораторный халат вызвал у собак слюноотделение.Взаимодействие с другими людьми

На кондиционирование можно повлиять

Во время первой части классического процесса обусловливания, известного как приобретение, устанавливается и усиливается реакция. Такие факторы, как выраженность стимулов и время их предъявления, могут играть важную роль в том, как быстро формируется ассоциация.

Когда ассоциация исчезает, это называется исчезновением, в результате чего поведение постепенно ослабевает или исчезает. Такие факторы, как сила первоначальной реакции, могут сыграть роль в том, насколько быстро произойдет вымирание.Чем дольше реакция была обусловлена, например, тем больше времени может потребоваться для ее исчезновения.

Последствия влияют на обучение

Бихевиорист Б.Ф. Скиннер описал оперантное обусловливание как процесс, в котором обучение может происходить через подкрепление и наказание. В частности, вы учитесь, формируя связь между определенным поведением и его последствиями.

Например, если родитель награждает своего ребенка похвалой каждый раз, когда он берет свои игрушки, желаемое поведение постоянно подкрепляется.В результате ребенок будет с большей вероятностью убирать беспорядок.

Время играет роль

Графики подкрепления важны для оперантного обусловливания. Этот процесс кажется довольно простым — просто понаблюдайте за поведением, а затем предложите награду или наказание.

Однако Скиннер обнаружил, что выбор времени для этих наград и наказаний оказывает важное влияние на то, как быстро приобретается новое поведение и на силу соответствующей реакции.Взаимодействие с другими людьми

  • Непрерывное подкрепление включает вознаграждение за каждый отдельный случай поведения. Его часто используют в начале процесса оперантного кондиционирования. Но по мере изучения поведения расписание может переключиться на частичное подкрепление.
  • Частичное подкрепление включает предложение вознаграждения после ряда ответов или по истечении определенного периода времени. Иногда частичное подкрепление происходит по согласованному или фиксированному графику.В других случаях, прежде чем подкрепление будет доставлено, должно произойти переменное и непредсказуемое количество ответов или время.

Сильные и слабые стороны

Одно из главных преимуществ бихевиоризма заключается в том, что он позволяет исследователям исследовать наблюдаемое поведение научным и систематическим образом. Однако многие мыслители считали, что этого не произошло из-за игнорирования некоторых важных факторов, влияющих на поведение.

Сильные стороны

  • Ориентирован на наблюдаемое, измеримое поведение

  • Научное и воспроизводимое

  • Полезно для изменения поведения в реальном мире

  • Полезные приложения в терапии, образовании, воспитании, уходе за детьми

Слабые стороны

  • Без учета биологических воздействий

  • Не учитывает настроения, мысли или чувства

  • Не объясняет все обучение

Сильные стороны

Одна из самых сильных сторон поведенческой психологии — это способность четко наблюдать и измерять поведение.Бихевиоризм основан на наблюдаемом поведении, поэтому иногда легче количественно оценить и собрать данные при проведении исследования.

Эффективные терапевтические методы, такие как интенсивное поведенческое вмешательство, анализ поведения, экономия токенов и дискретное пробное обучение, уходят корнями в бихевиоризм. Эти подходы часто очень полезны для изменения неадаптивного или вредного поведения как у детей, так и у взрослых.

Слабые стороны

Многие критики утверждают, что бихевиоризм — это одномерный подход к пониманию человеческого поведения.Критики бихевиоризма предполагают, что поведенческие теории не учитывают свободную волю и внутренние влияния, такие как настроение, мысли и чувства.

Фрейд, например, считал, что бихевиоризм потерпел неудачу из-за того, что не учитывал мысли, чувства и желания подсознания, которые влияют на действия людей. Другие мыслители, такие как Карл Роджерс и другие психологи-гуманисты, считали, что бихевиоризм был слишком жестким и ограниченным, не принимая во внимание личную свободу действий.

Совсем недавно биологическая психология подчеркнула силу мозга и генетики в определении действий человека и влиянии на них. Когнитивный подход к психологии фокусируется на психических процессах, таких как мышление, принятие решений, язык и решение проблем. В обоих случаях бихевиоризм пренебрегает этими процессами и влияниями в пользу изучения только наблюдаемого поведения.

Кроме того, поведенческая психология не учитывает другие типы обучения, которые происходят без использования подкрепления и наказания.Более того, люди и животные могут адаптировать свое поведение при вводе новой информации, даже если это поведение было установлено посредством подкрепления.

Факторы влияния и влияние

Несколько мыслителей повлияли на поведенческую психологию . Помимо уже упомянутых, существует ряд выдающихся теоретиков и психологов, оставивших неизгладимый след в поведенческой психологии. Среди них Эдвард Торндайк, психолог-новатор, описавший закон эффекта, и Кларк Халл, предложивший теорию влечения к обучению.Взаимодействие с другими людьми

Существует ряд терапевтических техник, основанных на поведенческой психологии. Хотя после 1950 года поведенческая психология заняла более второстепенное место, ее принципы все еще остаются важными.

Даже сегодня анализ поведения часто используется в качестве терапевтического метода, чтобы помочь детям с аутизмом и задержками в развитии приобрести новые навыки. Он часто включает в себя такие процессы, как формирование (вознаграждение за более близкое приближение к желаемому поведению) и связывание (разбиение задачи на более мелкие части с последующим обучением и объединением последующих шагов вместе).Взаимодействие с другими людьми

Другие методы поведенческой терапии включают терапию отвращения, систематическую десенсибилизацию, экономию токенов, моделирование и управление непредвиденными обстоятельствами.

Слово Verywell

Хотя поведенческий подход может и не быть доминирующей силой, как когда-то, он все же оказал большое влияние на наше понимание психологии человека. Один только процесс обусловливания используется для понимания множества различных типов поведения, начиная от того, как люди учатся, и заканчивая развитием языка.

Но, возможно, самый большой вклад поведенческой психологии заключается в ее практических приложениях. Его методы могут сыграть важную роль в изменении проблемного поведения и поощрении более положительных и полезных ответов. Помимо психологии, родители, учителя, дрессировщики и многие другие используют базовые поведенческие принципы, чтобы научить новому поведению и препятствовать нежелательному.

(PDF) Вклад поведенческих теорий обучения в образование

«Неподкрепление» и «наказание».Скиннер внес большой вклад в развитие бихевиоризма

. Например, согласно Дембо (1994) в его книге «

» 1958 года, озаглавленной «Уолден-два», он исследует воображаемое общество, основанное на оперантной обусловленности. Скиннер

(1958) в своей книге под названием «Наука и поведение человека» ярко указывает, как принципы

оперантного обусловливания действуют в социальных институтах, таких как правительство, закон, религия,

экономика и образование.Хотя Скиннер был бихевиористом, он также известен как радикальный бихевиорист. Это связано с тем, что он отходит от методологического бихевиоризма, особенно в

, принимая трактовку чувств, состояний ума и самоанализа как существующие и излечимые с научной точки зрения

. Наконец, внимание также уделяется некоторым слабым местам теории бихевиоризма.

обсуждаются, как указано критиками теории в образовательном сообществе.

НЕКОТОРЫЙ ВКЛАД ПОВЕДЕНИЯ В ОБРАЗОВАНИЕ

Поскольку образование — это акт преподавания и обучения, здесь можно констатировать, что

обучение играет ключевую роль во всем образовательном процессе. Что такое обучение?

обучение можно определить по-разному, в зависимости от того, с какой точки зрения вы его определяете. Сложный процесс обучения

определяется в соответствии с бихевиоризмом, когнитивизмом и конструктивизмом.По мнению бихевиориста

, обучение можно определить как «относительно устойчивое изменение наблюдаемого поведения

, которое происходит в результате опыта» (Эгген и Каучак, 2001: 214). Хотя когнитивные теоретики

принимают большинство бихевиористских концепций , они определяют обучение по-разному.Они рассматривают обучение

как приобретение или реорганизацию когнитивных структур, посредством которых люди

обрабатывают и хранят

информации

(Good and Brophy, 1990: 189).Более того, обучение для конструктивистов

— это построение личного восприятия реальности в соответствии с личным опытом

(Jonasson, 1991). Здесь можно сказать, что, хотя обучение определяется по-другому,

, его общая цель — это некая форма поведенческого отображения учащимся. Мы видим, что для бихевиористов

обучение происходит, когда учащийся показывает изменение в поведении.

Для теоретиков когнитивной теории обучение происходит, когда учащийся изображает поведение способности

обрабатывать когнитивные структуры.Мы также видим, что для конструктивистов конечным концом построения личного восприятия реальности

является некая особая поведенческая предрасположенность, которая соответствует способу восприятия реальности

. Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что весь образовательный комплексный процесс обучения

основан на бихевиоризме тем или иным образом или

6

Значительный вклад в психологию — Conscious eLearner

фото сделано: glasbergen.com

Я хочу поговорить о плюсах и минусах бихевиористского подхода к обучению. Вот мой вывод.

Сильные стороны

  • Бихевиористский подход дает четкие прогнозы. Это означает, что объяснения могут быть научно проверены и подтверждены доказательствами.
  • Имеет практическое применение (например, поведенческая терапия)
  • Подчеркивает объективное измерение
  • Множество экспериментов в поддержку теорий; Выявленные сравнения между животными (Павлов) и людьми (Watson & Rayner — Little Albert)

Ограничения

  • Игнорирует посреднические процессы — мышление, решение проблем, критическое мышление
  • Слишком детерминированный (слабая или иллюзорная свобода воли)
  • Опыты — низкая экологическая ценность
  • Редукционист — простые объяснения человеческого поведения с очень научной точки зрения.
  • Игнорирует биологию — врожденные биологические характеристики влияют на наше поведение (например, гормоны и хромосомы)

Аргументы в отношении поведения

Очевидным преимуществом бихевиоризма является его способность четко определять поведение и измерять изменения в поведении. Поэтому бихевиоризм ищет простые объяснения человеческого поведения с очень научной точки зрения. Однако он дает лишь частичное описание человеческого поведения, наблюдаемого извне.Не принимаются во внимание важные врожденные факторы, такие как мысли (мышление), эмоции, ожидания, мотивация и навыки мышления высокого уровня.

Более того, гуманизм (например, Карл Роджерс) отвергает научный метод использования экспериментов для измерения и контроля переменных, поскольку он создает искусственную среду и имеет низкую экологическую ценность. Я помню, как много лет назад, когда я проводил наблюдение за учениками в рамках одного из моих проектов на уроке поведения ребенка в колледже, мой предмет (ученик детского сада), когда я понял, что я наблюдаю за ним, он внезапно изменил свое поведение и стал слишком осознавать его действия.Это пример «низкой экологической значимости».

Кроме того, гуманистическая психология также предполагает, что люди имеют «свободную волю» принимать собственные решения в жизни и не следуют детерминированным законам науки, а также считают, что людей нельзя сравнивать с животными, которые не склонны требовать характеристик.

Методологический бихевиоризм Уотсона (1913) утверждает, что при рождении разум является tabula rasa (чистый лист). Напротив, радикальный бихевиоризм принимает точку зрения, что организмы рождаются с врожденным поведением, и, таким образом, признает роль генов и биологических компонентов в поведении. Скиннер, как и Ватсон, также признавал роль внутренних психических событий, и, хотя он согласился, что такие частные события не могут быть использованы для объяснения поведения, он предложил их объяснять при анализе поведения.

Следовательно, биологическая психология утверждает, что любое поведение имеет физическую или органическую причину. Они подчеркивают роль природы над воспитанием. Например, на наше поведение, помимо окружающей среды, также влияют хромосомы и гормоны (тестостерон).В то время как когнитивная психология утверждает, что между стимулом и реакцией происходят посреднические процессы, такие как память, мышление, решение проблем и другие навыки мышления более высокого порядка.

На протяжении многих лет бихевиоризм подвергался критике, следовательно, несмотря на эти аргументы, бихевиоризм внес значительный вклад в психологию.

Это включает в себя понимание обучения, языкового развития, морального и гендерного развития, которые были объяснены с точки зрения обусловленности.Вклад бихевиоризма можно увидеть в некоторых его практических приложениях, таких как поведенческая терапия и модификация поведения, он представляет собой один из основных подходов к лечению и легко используется в клинической психологии.

Артикул:

Бихевиоризм. Получено с: https://www.simplypsychology.org/behaviorism.html

.

Классическое кондиционирование. Получено с: https: // www.verywellmind.com/classical-conditioning-2794859

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

2.3 Поведенческая психология — Введение в психологию — 1-е канадское издание

Дженнифер Валинга

Цели обучения

  1. Понять принципы бихевиористской психологии и их отличия от психодинамических принципов с точки зрения теории и применения.
  2. Различают классическое и оперантное кондиционирование.
  3. Познакомьтесь с ключевыми теоретиками и подходами бихевиористов.
  4. Определить применение бихевиористских моделей в современной жизни.

Возникнув в отличие от психодинамической психологии, бихевиоризм фокусируется на наблюдаемом поведении как средстве изучения человеческой психики. Основной принцип бихевиоризма состоит в том, что психология должна интересоваться наблюдаемым поведением людей и животных, а не ненаблюдаемыми событиями, которые происходят в их сознании.Бихевиористы критиковали менталистов за их неспособность продемонстрировать эмпирические данные в поддержку своих утверждений. Бихевиористская школа мысли утверждает, что поведение можно описать с научной точки зрения, не прибегая ни к внутренним физиологическим событиям, ни к гипотетическим конструкциям, таким как мысли и убеждения, что делает поведение более продуктивной сферой внимания для понимания психологии человека или животных.

Наибольшее влияние на бихевиористскую психологию оказал Иван Павлов (1849-1936), который исследовал классическое обусловливание, хотя часто не соглашался с бихевиоризмом или бихевиористами; Эдвард Ли Торндайк (1874-1949), который представил концепцию подкрепления и первым применил психологические принципы к обучению; Джон Б.Уотсон (1878–1958), отвергавший интроспективные методы и стремившийся ограничить психологию экспериментальными методами; и Б.Ф. Скиннер (1904–1990), проводивший исследования оперантного обусловливания.

Первый из них, Иван Павлов, известен своей работой над одним важным типом обучения классической обусловленности . По мере обучения мы изменяем то, как мы воспринимаем окружающую среду, как мы интерпретируем поступающие стимулы, и, следовательно, как мы взаимодействуем или ведем себя . Павлов, русский физиолог, на самом деле обнаружил классическое кондиционирование случайно, когда проводил исследования пищеварительных паттернов у собак.Во время своих экспериментов он засыпал мясной порошок в пасть собаке, в различные органы которой вставляли трубки для измерения телесных реакций. Павлов обнаружил, что у собаки началось выделение слюны до того, как ей дали мясной порошок. Вскоре у собаки началось выделение слюны, как только в комнату вошел человек, который ее кормил. Павлов быстро начал проявлять интерес к этому феномену и отказался от своих исследований пищеварения в пользу своего теперь известного классического исследования обусловливания.

По сути, открытия Павлова подтверждают идею о том, что мы развиваем реакции на определенные стимулы, которые не возникают в природе.Когда мы касаемся горячей плиты, наш рефлекс отводит руку назад. Мы делаем это инстинктивно, без обучения. Рефлекс — это просто инстинкт выживания. Павлов обнаружил, что мы создаем ассоциации, которые заставляют нас обобщать нашу реакцию на один стимул на нейтральный стимул, с которым он связан. Другими словами, горячая горелка = ой; плита = горелка; следовательно, плита = ай.

В своих исследованиях на собаках Павлов начал сочетать звук колокольчика с мясным порошком и обнаружил, что даже когда мясной порошок не подавался, у собаки в конечном итоге начиналось выделение слюны после того, как он услышал колокольчик.В этом случае, поскольку мясной порошок естественным образом вызывает слюноотделение, эти две переменные называются безусловным стимулом (UCS) и безусловным ответом (UCR) соответственно. В эксперименте звонок и слюноотделение , а не естественного происхождения; собака приучена реагировать на звонок. Следовательно, звонок считается условным стимулом (CS), а слюноотделение на звонок — условным ответом (CR).

Многие из наших поступков сегодня формируются сочетанием стимулов. Запах одеколона, звук определенной песни или наступление определенного дня в году могут вызвать определенные воспоминания, эмоции и ассоциации. Когда мы создаем эти типы ассоциаций , мы испытываем классическое обусловливание .

Оперантное кондиционирование — это еще один тип обучения, который относится к тому, как организм действует в окружающей среде или как он реагирует на то, что ему представлено в окружающей среде (рисунок 2.12).

Рисунок 2.12 Оперантное кондиционирование.

Примеры оперантного кондиционирования включают следующее:

Подкрепление означает усиливать, и используется в психологии для обозначения любого стимула, который усиливает или увеличивает вероятность определенного ответа . Например, если вы хотите, чтобы ваша собака сидела по команде, вы можете угощать ее каждый раз, когда она садится за вас. В конце концов, собака поймет, что сидение, когда ей велят, приведет к угощению.Это лакомство усиливает поведение собаки, потому что оно нравится собаке, и в результате она будет сидеть, когда ей будет предложено это сделать. Есть четыре типа подкрепления: положительное, отрицательное, наказание и искоренение.

  • Положительное подкрепление подразумевает, что что-то добавляет для увеличения отклика . Например, добавление угощения увеличит реакцию сидения; добавление похвалы увеличит шансы вашего ребенка убрать свою комнату. Наиболее распространенные типы положительного подкрепления — это похвала и награда, и большинство из нас испытали это как дающий, так и получающий.
  • Отрицательное подкрепление подразумевает, что убирает что-то отрицательное, чтобы увеличить реакцию . Представьте себе подростка, которого родители заставляют вывозить мусор неделю за неделей. После того, как он пожаловался своим друзьям на ворчание, он, наконец, однажды выполняет задание, и, к его удивлению, ворчание прекращается. Устранение этого негативного стимула усиливает и, вероятно, увеличит шансы, что он вынесет мусор на следующей неделе.
  • Наказание относится к добавлению чего-то отталкивающего, чтобы уменьшить поведение .Самый распространенный пример этого — наказание (например, шлепание) ребенка за плохое поведение. Ребенок начинает ассоциировать наказание с негативным поведением. Ребенку не нравится наказание, и поэтому, чтобы избежать его, он перестанет вести себя подобным образом.
  • Extinction включает удаление чего-либо, чтобы уменьшить поведение. Когда что-то забирают, отклик уменьшается.

Исследования показали, что положительное подкрепление является самым мощным из этих типов оперантных обусловливающих реакций.Добавление положительного ответа для усиления реакции не только работает лучше, но и позволяет обеим сторонам сосредоточиться на положительных аспектах ситуации. Наказание, применяемое сразу после негативного поведения, может быть эффективным, но приводит к исчезновению, если оно не применяется последовательно. Наказание также может вызывать другие негативные реакции, такие как гнев и негодование.

Работа Торндайка (1898) с кошками и коробками-пазлами иллюстрирует концепцию кондиционирования. Коробки с пазлами были примерно 50 см в длину, 38 см в ширину и 30 см в высоту (Рисунок 2.13). Ящики-головоломки Торндайка были сконструированы таким образом, что кошка, помещенная в ящик, могла сбежать, только если нажала на перекладину или потянула за рычаг, в результате чего веревка, прикрепленная к двери, подняла вес и открыла дверь. Торндайк измерил время, которое потребовалось кошке, чтобы выполнить требуемый ответ (например, потянуть за рычаг). Узнав реакцию, он дал кошке награду, обычно еду.

Рисунок 2.13 Коробка-головоломка Торндайка.

Торндайк обнаружил, что если кошка случайно наступит на выключатель, то при каждом последующем испытании внутри коробки с головоломкой она будет нажимать на выключатель быстрее.Наблюдая и записывая, сколько времени потребовалось различным животным, чтобы сбежать через несколько испытаний, Торндайк смог изобразить кривую обучения (в виде S-образной формы). Он заметил, что большинству животных сначала было трудно убежать, затем они начали убегать все быстрее и быстрее с каждым последующим испытанием коробки-головоломки, и в конечном итоге время побега стабилизировалось. Кривая обучения также предполагала, что разные виды обучаются одинаково, но с разной скоростью. Его открытие заключалось в том, что, например, кошки постоянно обучались постепенно.

Из своих исследований с коробками-головоломками Торндайк смог создать свою собственную теорию обучения (1932):

  1. Обучение происходит постепенно.
  2. Обучение происходит автоматически.
  3. Все животные учатся одинаково.
  4. Закон действия. Если за ассоциацией следует удовлетворение, она усиливается, а если за ней следует раздражение, она ослабляется .
  5. Право использования. Чем чаще используется ассоциация, тем сильнее она становится. .
  6. Закон о неиспользовании. Чем дольше ассоциация не используется, тем слабее она становится .
  7. Закон новизны. Самый последний ответ, скорее всего, будет повторяться .
  8. Множественный ответ. Животное будет пробовать несколько ответов (методом проб и ошибок), если первый ответ не приводит к определенному положению вещей.
  9. Установка или отношение . Животные предрасположены к определенным действиям.
  10. Преимущество элементов. Субъект может отфильтровать нерелевантные аспекты проблемы и сосредоточиться на важных элементах проблемы и ответить на них. .
  11. Ответ по аналогии . Ответы из связанного или подобного контекста могут использоваться в новом контексте .
  12. Теория переноса идентичных элементов . Чем более похожи ситуации, тем больший объем информации будет передан .Точно так же, если ситуации не имеют ничего общего, информация, полученная в одной ситуации, не будет иметь никакой ценности в другой ситуации.
  13. Ассоциативное смещение . Можно сместить любую реакцию с одного стимула на другой. . Ассоциативный сдвиг утверждает, что сначала происходит реакция на ситуацию A, затем на AB, а затем, наконец, на B, таким образом смещая реакцию от одного состояния к другому, связывая его с этим условием.
  14. Закон готовности . Качество ответов и связей, которое приводит к готовности действовать . На поведение и обучение влияет готовность или неготовность ответов, а также их сила.
  15. Идентифицируемость. Идентификация или размещение ситуации — первая реакция нервной системы, которая может распознать ее . Затем могут быть установлены соединения друг с другом или с другим ответом, и эти соединения зависят от исходной идентификации.Таким образом, большая часть обучения состоит из изменений в идентифицируемости ситуаций.
  16. Наличие . Простота получения конкретного ответа . Например, человеку было бы легче научиться прикасаться к своему носу или рту с закрытыми глазами, чем рисовать линию длиной пять дюймов с закрытыми глазами.

Джон Б. Уотсон способствовал изменению психологии в своем выступлении «Психология как бихевиористские взгляды на это» (1913), сделанном в Колумбийском университете.Благодаря своему бихевиористскому подходу Уотсон провел исследования поведения животных, воспитания детей и рекламы, а также получил известность благодаря скандальному эксперименту «Маленький Альберт». Этот эксперимент, увековеченный в вводных учебниках психологии, призван показать, как недавно открытые принципы классической обусловливания могут быть применены, чтобы обусловить страх перед белой крысой у Маленького Альберта, 11-месячного мальчика. Уотсон и Рейнер (1920) впервые представили мальчику белую крысу и заметили, что мальчик не боится.Затем они подарили ему белую крысу и лязгнули железным прутом. Маленький Альберт ответил слезами. Эта вторая презентация повторялась несколько раз. Наконец, Ватсон и Райнер представили белую крысу отдельно, и мальчик проявил страх. Позже, пытаясь увидеть, перешел ли страх на другие объекты, Ватсон подарил Маленькому Альберту кролика, собаку и шубу. Он плакал при виде их всех. Это исследование продемонстрировало, как эмоции могут стать условными реакциями.

Burrhus Фредерик Скиннер назвал свою особую разновидность бихевиоризма радикальным бихевиоризмом (1974). Радикальный бихевиоризм — это философия науки о поведении . Он пытается понять поведение как функцию усиливающих последствий окружающей среды. Этот прикладной бихевиоризм не принимает частные события, такие как мышление, восприятие и ненаблюдаемые эмоции, в причинном объяснении поведения организма.

Во время исследования в Гарварде Скиннер изобрел оперантную камеру кондиционирования , широко известную как Скиннер-бокс (рис.14), используется для измерения ответов организмов (чаще всего крыс и голубей) и их упорядоченного взаимодействия с окружающей средой . В ящике был рычаг и поднос с едой, и голодная крыса внутри ящика могла доставить еду на поднос, нажав на рычаг. Скиннер заметил, что когда крыса была впервые помещена в ящик, она бродила вокруг, обнюхивая и исследуя, и обычно случайно нажимала на планку, после чего в лоток падала пеллетка с едой. После этого скорость нажатия на планку резко увеличилась и оставалась высокой до тех пор, пока крыса не перестанет есть.

Рисунок 2.14 Коробка Скиннера.

Отрицательное подкрепление было также продемонстрировано Скиннером, помещавшим крыс в электрифицированную камеру, которая вызывала неприятные удары током. Внутри этих ящиков располагались рычаги отключения электроэнергии. Пропуская ток через коробку, Скиннер заметил, что крысы, после случайного нажатия на рычаг в безумной попытке убежать, быстро узнали действие рычага и, следовательно, использовали это знание, чтобы остановить ток как во время, так и до удара электрическим током.Эти два выученных ответа известны как обучение избеганию и обучение избеганию (Скиннер, 1938). Операционная камера для голубей состояла из пластикового диска, в который голубь клевал, чтобы открыть ящик, заполненный зерном. Коробка Скиннера привела к принципу подкрепления, который представляет собой вероятность того, что что-то произойдет, исходя из последствий поведения.

Центр исследований

Применение игровых стимулов, таких как подсказки, соревнования, значки и награды, к обычным действиям, или геймификация, — это растущий подход к изменению поведения сегодня.Здравоохранение также применяет некоторые ранние инновационные применения геймификации — от контроллера движений Sony PS3 Move, используемого для помощи детям с диагнозом рака, до запуска Games for Health , первого рецензируемого журнала, посвященного исследованиям и проектированию здоровья. игры и стратегии поведенческого здоровья. Геймификация — это процесс принятия обычного действия (например, бега трусцой или каршеринга) и добавления к нему игровых механизмов, включая подсказки, награды, таблицы лидеров и соревнование между разными игроками.

При использовании в социальном маркетинге и онлайн-кампаниях по продвижению здоровья геймификация может использоваться для поощрения нового, здорового поведения, такого как регулярные физические упражнения, улучшение диеты или выполнение действий, необходимых для лечения. Как правило, геймификация осуществляется через Интернет, как правило, с помощью мобильного приложения или микро-сайта. Кампании по изменению поведения требуют понимания психологии человека, в частности, преимуществ и препятствий, связанных с определенным поведением. Было проведено несколько кампаний с использованием методов геймификации, которые дали замечательные результаты.Например, организации, которые хотели, чтобы сотрудники регулярно тренировались, установили тренажерные залы в своих офисах и создали специальное приложение, которое вознаграждает сотрудников за «проверку» в тренажерных залах. Сотрудники могут формировать региональные команды, проверять тренировки и отслеживать прогресс своей команды в таблице лидеров. Это оказывает сильное влияние на создание и поддержание положительного изменения поведения.

Аналогичная игровая механика использовалась в кампаниях по обеспечению устойчивости, направленных на повышение соответствия требованиям окружающей среды в домашних условиях.Такие сайты используют игровую механику, такую ​​как очки, испытания и награды, для развития ежедневных «зеленых» привычек, таких как переработка и экономия воды. Другие кампании по изменению поведения, в которых применялись социальные игры, включают использование камер для записи превышающих скорость автомобилей, что снижает частоту превышения скорости, и предложение продуктов, позволяющих пользователям отслеживать свое здоровое поведение в течение дня, включая пройденные мили, сожженные калории и подъем по лестнице.

Основные выводы

  • Поведенческая психология должна интересоваться наблюдаемым поведением людей и животных, а не ненаблюдаемыми событиями, которые происходят в их сознании.
  • Наибольшее влияние на бихевиористскую психологию оказали Иван Павлов (1849-1936), Эдвард Ли Торндайк (1874-1949), Джон Б. Уотсон (1878-1958) и Б.Ф. Скиннер (1904-1990).
  • Идея о том, что мы развиваем реакции на определенные стимулы, которые не возникают в природе, называется «классическим обусловливанием».
  • Оперантное кондиционирование относится к тому, как организм воздействует на окружающую среду или как он реагирует на то, что ему представлено в окружающей среде.
  • «Подкрепление» означает «усиливать» и используется в психологии для обозначения любого стимула, который усиливает или увеличивает вероятность определенной реакции.
  • Существует четыре типа подкрепления: положительное, отрицательное, наказание и исчезновение.
  • Исследователи-бихевиористы использовали экспериментальные методы (ящик-головоломка, оперантное кондиционирование или ящик Скиннера, эксперимент Маленького Альберта) для исследования процессов обучения.
  • Сегодня бихевиоризм по-прежнему широко используется в таких приложениях, как геймификация.

Упражнения и критическое мышление

  1. Обдумайте свой образовательный опыт и попытайтесь определить, какие аспекты бихевиоризма использовались.
  2. Изучите другие изобретения Скиннера, такие как «обучающая машина» или «детская кроватка», и обсудите с группой основные принципы, убеждения и ценности, которыми руководствуются такие «машины». Вы не согласны или согласны с их использованием?
  3. Какими еще могут быть приложения для стратегий изменения поведения геймификации? Разработайте кампанию или стратегию для изменения поведения по вашему выбору (например, в отношении здоровья, работы, зависимости или устойчивой практики).

Авторство изображений

Рисунок 2.12: Диаграмма кондиционирования оперантов от studentne (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Operant_conditioning_diagram.png), используемая по лицензии CC BY SA 3.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0 /deed.en).

Рисунок 2.13: Коробка-головоломка Торндайка. Джейкоба Сассмана (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Puzzle_box.jpg) находится в открытом доступе.

Рисунок 2.14 : Схема бокса Скиннера 01 от Andreas1 (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Skinner_box_scheme_01.png) используется по лицензии CC BY SA 3.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0/deed.en).

Список литературы

Скиннер, Б.Ф. (1938). Поведение организмов: экспериментальный анализ . Оксфорд, Англия: Appleton-Century.

Скиннер, Б.Ф. (1974). О бихевиоризме . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Random House.

Торндайк, Эдвард Ли. (1898). Разведка животных . Принстон, Нью-Джерси: Макмиллан.

Торндайк, Эдвард (1932). Основы обучения .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: AMS Press Inc.

Уотсон, Дж. Б. (1913). Психология с точки зрения бихевиориста. Психологический обзор , 20 , 158-177.

Уотсон, Дж. Б., и Рейнер, Р. (1920). Условные эмоциональные реакции. Журнал экспериментальной психологии , 3 , 1-14.

Бихевиоризм в 100 | Американский ученый

Эта статья из выпуска

.

январь-февраль 2012 г.
Том 100, номер 1

Стр. 60

DOI: 10.1511 / 2012.94.60

Бихевиоризм как философия науки начался со статьи Джона Б. Уотсона в 1913 году, и несколько его разновидностей лежат в основе различных дисциплин, связанных с поведением. За последние 100 лет дисциплинарные разработки привели к проясненной версии бихевиоризма, информирующей об основных, отдельных

естественный

наука о поведении.

Эта недавно возникшая независимая дисциплина не только дополняет другие естественные науки, но также участвует в решении локальных и глобальных проблем, показывая, как обнаруживать и эффективно контролировать переменные, которые открывают решения для общих компонентов этих проблем, связанных с поведением.

В 1963 г. Б. Ф. Скиннер опубликовал книгу «Бихевиоризм в 50 лет», в которой рассмотрел разновидности бихевиоризма и направления естествознания. (Воспроизведенная рядом статья 1957 года охватывает многие из этих тем.) К 1960-м годам общепринятая мудрость считала, что экспериментально обнаруженные законы поведения в значительной степени не имеют отношения к нормальным людям; вместо этого считалось, что они применимы в основном для лечения психотиков и дрессировки животных. Скиннер оспорил это понятие как на научных, так и на философских основаниях, и данные, накопленные за следующие 50 лет, подтвердили его позицию о том, что естественные законы, управляющие поведением, имеют отношение к

все

поведение людей и других животных.1960-е годы были также временем, когда естествоиспытатели поведения продолжали свои попытки превратить психологию, дисциплину, в которой многие работали, в естествознание. В течение следующих 50 лет, по мере того как росло признание того, что сопротивление этим усилиям было непреклонным, естествоиспытатели постепенно вывели свою дисциплину за пределы психологии, основав отдельное и независимое естествознание, которое некоторые официально признали в 1987 году, используя название

бихевиоризм.

Это название является синонимом «естествознания поведения» и удобно короче.

В связи с тем, что в 2013 году бихевиоризму исполнилось 100 лет, обзор этих достижений и их значения для других естественных наук и современного мира кажется уместным. Естественные науки о поведении могут поднять статус естественных наук, привести к решению большего количества человеческих проблем, снизить подверженность суевериям и мистицизму (как теологическому, так и светскому) и улучшить человеческую интеллектуальность, рациональность и эмоциональность.

Натурализм, общая философия науки, может дать такие результаты.Ученые-естествоиспытатели взаимно уважают естественную функциональную историю событий. Это позволяет их анализу быть более полным и хорошо отслеживать дисциплины. Напротив, игнорирование этой естественной функциональной истории часто приводит к ненужным компромиссам между некоторыми естественными и ненаучными дисциплинами, которые заявляют о мистическом происхождении событий. Например, уважая естественную историю событий, физиология может предоставить дополнительные сведения о том, как передача энергии вызывает поведение (например, как свет, падающий на сетчатку от близко движущегося объекта, вызывает уклонение от объекта).В то же время химия может предоставить более подробную информацию об этой физиологии, а физика может предоставить более подробную информацию об этой химии. Но если естествоиспытатели вместо этого допускают утверждения о том, что уклонение является спонтанным, умышленным действием какого-то предполагаемого внутреннего агента или является его результатом, тогда неопровержимые, непроверенные мистические сообщения заменяют связи в этой естественной истории. Когда такие компромиссы придают мистическим счетам незаслуженный статус, естественные науки теряют позиции, уменьшая свои преимущества. Таким образом, соблюдение естественной функциональной истории событий позволяет более полно и последовательно описывать любое явление, включая поведение.

Осведомленность о прогрессе, достигнутом учеными в области поведенческих исследований, может снизить риск того, что другие естествоиспытатели прибегнут к мистическим агентским отчетам, когда они выйдут за пределы своей собственной дисциплинарной подготовки. Цель здесь — представить некоторые основные моменты этого прогресса.

В течение вторых 50 лет бихевиоризма развитие продолжалось как в философской, так и в экспериментальной областях, но также расширилось в прикладные науки и организационные сферы.При расширении натуралистических объяснений в сторону более полного научного объяснения поведения наибольшее внимание привлекает вопрос о сознании. По сути, эта наука объясняет поведение сознания с точки зрения нейронного поведения, такого как осознание, мышление, наблюдение и понимание. В то время как поведение мышц более привычно, поскольку оно связывает нервные процессы и нервные сокращения мышц, поведение сознания проявляется как чисто нервные процессы. Поведение — это естественное явление, которое происходит и меняется, потому что переменные влияют на определенные структуры тела, которые его опосредуют.Никакой таинственный внутренний агент себя не ведет себя или не инструктирует тело, как себя вести. Вместо этого процессы кондиционирования респондента и операнта происходят почти непрерывно. Оба связаны с передачей энергии между окружающей средой (внутренней и внешней) и телом таким образом, что изменяют нейронные структуры и тем самым создают другое тело, которое по-разному опосредует поведение в будущих случаях.

Эти моменты подчеркивают одно из основных достижений, имеющих отношение к вопросу о сознании за годы, прошедшие с 1963 года, а именно большее понимание ценного совпадения между отдельными, но взаимодополняющими естественными науками физиологии и бихевиориологии.Например, чтобы научиться работать с эмоциями, требуются разные аналитические уровни этих двух дисциплин. Эмоция относится к выбросу химических веществ в кровоток (область физиологии), которые вызывают внешние или внутренние раздражители (область бихевиологии). Это изменение химического состава тела вызывает реакции, называемые чувствами. Возможно, более важно то, что изменение химического состава тела влияет на другие реакции. Когда медведь пугает вас, вы бежите быстрее, чем при обычных обстоятельствах.Или, исключив фиктивный внутренний агент, который медведь или слово «вы» могут ошибочно подразумевать, внезапное появление большого бурого медведя из-за валуна всего в метре от него вызывает более быстрый бег — из-за вызванного изменения химического состава тела — чем вызывают более обычные обстоятельства.

Тем не менее, бихевиоризм — это не наука о

как

тело опосредует поведение, например, того, как сокращения поперечно-полосатых мышц являются функцией нервных процессов, что является частью физиологии.Скорее бихевиоризм — это наука о

Зачем

тело опосредует поведение, то есть функциональные отношения между независимыми переменными, такими как валун, блокирующий лесную тропу, и зависимыми переменными опосредованного телом поведения, такими как мышечные сокращения, которые вызывает препятствие, которые заставляют тело двигаться вокруг валун.

В то время как бихевиоризм учитывает определенные функциональные отношения между реальными независимыми переменными на обеих сторонах кожи и реальными зависимыми переменными изменений поведения на обеих сторонах кожи, физиология мозга учитывает структурные изменения, которые происходят при взаимодействии этих независимых и зависимых переменных на поведенческом уровне. .То есть мозг опосредует поведение, которое возникает как функция других реальных переменных; мозг не порождает поведение. Таким образом, чем больше физиологи мозга работают над объяснением опосредованного поведения, особенно нервного поведения, тем больший успех они достигают.

Благодаря расширенному учету сложного человеческого поведения, который дает анализ вербального поведения Скиннера, естествознание поведения также обратилось к некоторым древним фундаментальным вопросам, что привело к захватывающим результатам.Поскольку то, что «делают» ученые, философы и другие знающие люди, — это поведение, бихевиоризм предоставляет научный анализ науки, философии и эпистемологии. К 1990-м годам такой анализ также охватывал отношения, ценности, права, этику, мораль и убеждения, что имело важные последствия для ряда инженерных проблем, включая робототехнику. Подобные научные расширения бихевиоризма привели Лоуренса Фрейли в 29-й главе своей

Общая бихевиорология
, к выводам о реальности, которые аналогичны тем, к которым пришел Стивен Хокинг в своей работе.

Гранд Дизайн
,
Согласно логике натурализма в физике, наша действующая на нервной основе реальность является единственным источником знаний о реальности, потому что мы не можем приблизиться к реальности, чем реакции, вызванные срабатыванием сенсорных нейронов.

Возникает связанный с этим вопрос, как по существу, так и в связи с его актуальностью для объяснения сознания: как мы, очевидно, можем реагировать на события, которые кажутся в прошлом или будущем? Основной ответ заключается в том, что мы не можем; Ответы, как и стимулы, имеют место только в настоящем, и из этого следует, что любое поведение — это новое поведение. Каждое поведение происходит под функциональным контролем текущих вызывающих воспоминаний стимулов, независимо от сложности, множественности или интерактивности этих стимулов или ответов.Даже воспоминания не хранятся в ответах. Это новые реакции, которые вызывают текущие стимулы и которые опосредуют текущие нейронные структуры, нейронные структуры, которые имеют свою текущую структуру, потому что процессы кондиционирования изменили их как во время первоначального случая, так и после него.

С нашей теперь более полно информированной перспективой мы возвращаемся к более полному обращению к сознанию. Используя модальность видения для удобства, Скиннер описал сознание как

«Видя

то, что мы видим »(известное как« сознательное видение »).Но он исключил любого подразумеваемого внутреннего агента, который «делает» видение, указав на два общих типа случайностей. Наша физическая среда предоставляет виды случайностей, которые в первую очередь обусловливают видение (так называемое «бессознательное видение»), в то время как наше вербальное сообщество предоставляет виды, которые обусловливают как наше сознательное видение, так и наше сообщение о том, что мы видим. Увиденное вызывает наши первоначальные бессознательные реакции на видение, которые, в свою очередь, вызывают сознательные реакции на видение / сообщение. На самом деле, видимая вещь может не присутствовать, потому что другие реальные переменные могут вызывать бессознательную реакцию на видение, которая затем может вызывать сознательные ответы на видение / сообщение.В равной степени уместно, когда текущие независимые переменные недостаточны, чтобы заставить действовать сознательную часть, это не так.

Словесное сообщество обуславливает такое видение и сообщение, потому что это приносит пользу. В общих чертах, более эффективная социальная организация и дискурс возникают, когда вербальные ответы (отчеты) о том, что мы сделали, делаем и собираемся сделать, предоставляют стимулы, которые вызывают ответы вербальных членов сообщества. Как члены того же вербального сообщества, мы также выигрываем, когда наше собственное видение и сообщение вызывают нашу собственную последующую реакцию, поскольку такое сообщение также вызывает наши собственные слуховые реакции, которые затем естественным образом дополняют контроль над последующими ответами.Часто эти события происходят тайно в виде одного типа сознательного нейронного поведения, называемого мышлением, общего и жизненно важного дополнения к средствам контроля за последующим поведением (поскольку отдельные стимулы редко контролируют реакции). Как и все нейронное поведение, это мыслительное поведение может быть трудно отделить от нервной физиологии, которая его опосредует. Тем не менее, как и в случае с любым другим поведением, независимые переменные должны вызывать нейронное поведение, включая мышление.

Хотя мы иногда получаем выгоду от экономии общего языка, обычно это ограничивает научную чувствительность к естественному статусу человеческого поведения.Развиваясь в примитивных условиях, которые, казалось, поддерживали личную свободу действий, неудивительно, что общий язык сам по себе содержит явные и неявные ссылки на внутренних агентов. Таким образом, лучше избегать его в научном дискурсе, даже если он кажется комфортно знакомым большинству аудитории. Тем не менее, технический язык науки о естественном поведении, который работает, чтобы исключить влияние агентов, все еще может казаться слишком сложным для новой аудитории, даже если эти аудитории испытывают повышенную научную чувствительность к естественному статусу поведенческих явлений, включая сознание.

Некоторые примеры, относящиеся к центральной заботе о сознании, могут помочь. Хотя в них используется модальность зрительного восприятия, в других примерах могут использоваться другие чувственные модальности. В качестве примера бессознательного видения турист, занятый предметным разговором с товарищем, перешагнет через бессознательно увиденный камень размером с футбольный мяч на тропе, но позже не сможет описать этот камень, поскольку он не был сознательно виден. Примеры осознанного видения обязательно более сложны, поскольку они обычно начинаются с бессознательного видения.Например, при некоторых текущих, относительно простых обстоятельствах, включающих функциональные цепочки внешних и внутренних (нейронных) стимулов и реакций, можно увидеть любимый вид автомобиля; это «любимый» вид автомобиля из-за прошлых переменных, с которыми он был соединен. Позже бессознательно и сознательно видеть любимую машину снова и снова при других непредвиденных обстоятельствах, часто когда эта машина отсутствует, например, когда, не имея возможности приступить к работе, вид нашей старой, сломанной, ржавой развалины на переднем дворе вызывает воспоминание о том, как любимая машина заменяет прежнюю. крушение.Тем не менее, другие переменные могут вызывать сознательное видение. Когда мы видим в продуктовом магазине знакомого, который продает автомобили, этот человек не только сознательно видит и нашу аварию, и нашу любимую машину (ни то, ни другое нет), но также вызывает ответы, описывающие любимую машину, спрашивая, где купить. один, сколько это будет стоить и так далее.

Эти реакции, бессознательное видение, затем сознательное видение и мышление, а иногда и отчеты, являются типичными примерами естественных явлений реакций, соединяющихся в последовательности ответов, обычно включающих нейронные реакции, все в настоящем, все новые и не требующие того, чтобы то, что видели, было текущим. источник вызывающей стимуляции.Физически присутствующий объект, передающий энергию нервным рецепторам, может быть вызывающим стимулом, или нервная реакция может функционировать как вызывающий стимул, либо когда генетически созданная нейронная структура опосредует его, либо когда нейронная структура, которую изменили различные непрерывно действующие процессы кондиционирования, опосредует его. Если необходимое обусловливание возникло, то, как только некоторая стимуляция вызывает реакцию, эта реакция — как реальное событие — может вызвать дальнейшую реакцию, которая может вызвать еще одну реакцию, и так далее, связываясь в соответствии с текущим набором действующих функциональных отношений. .Как естествоиспытатели, мы уважаем функциональную естественную историю даже чрезвычайно сложных и многократно контролируемых цепочек реакций, таких как ответы автора на композицию текста в момент написания. Хотя экономически расточительно заниматься подробным анализом для выявления и описания диапазона переменных, необходимых для данной формулировки, Норман Петерсон, Фрейли и Скиннер представили в своих учебниках основы для проведения такого анализа, и он будет иметь место. при соответствующих непредвиденных обстоятельствах.

Все эти соображения связаны с расширением философии науки, которую Скиннер назвал «радикальным бихевиоризмом». Он радикален в смысле всеобъемлющего или фундаментального, и он служит источником информации как для натуралистической экспериментальной науки, изучающей человеческую природу и человеческое поведение, так и для производных инженерных технологий этой науки для эффективного обращения к независимым переменным таким образом, чтобы улучшить поведение в домашних условиях. и работа, в образовании и дипломатии, в межличностных отношениях, и действительно во всех прикладных областях поведения от рекламы до содержания зоопарка.Эта философия, а также наука и технология, которые она поддерживает, впервые возникли в среде полностью натуралистической группы исследователей и ученых, работающих в области психологии начала 20 века, которую лучше всего представляют Скиннер, его коллеги и их ученики. Однако эта естественная философия, наука и технология в конечном итоге оказались полностью несоизмеримыми с более общедоступными, агентными перспективами определенных областей, поддерживаемых популярной культурой, включая психологию. В результате потребовалось разделение дисциплин.

Эта существенная несоизмеримость и растущее давление расширения экспериментальных и прикладных исследований явились основными движущими силами реорганизации естествознания поведения в отдельную и независимую дисциплину. Общим результатом этого развития является фундаментальное естествознание, связанное со всеми другими естественными науками, не на уровне самоуправляемых телом агентов, а на уровне основанных на физике взаимодействий тела с внешней и внутренней средой.Работая в рамках этой естественнонаучной традиции, Скиннер в своей статье 1963 года трактовал бихевиоризм хорошо округленно, но обязательно минимально. Десять лет спустя его книга

О бихевиоризме

предоставил подробности и помог проложить путь к иногда спорным шагам в этой реорганизации, шагам, которые мы с Фрейли подробно освещаем в нашей длинной статье, озаглавленной «Истоки, статус и миссия бихевиорологии».

После некоторых небольших ориентированных на независимость шагов (например, Скиннер и его коллеги основали чисто естественнонаучную

Журнал экспериментального анализа поведения

а также

Журнал прикладного анализа поведения
),
к 1974 году естествоиспытатели основали свою крупнейшую профессиональную организацию — Международную ассоциацию поведенческого анализа (ABAI).Маргарет Петерсон сообщила о важности этого события, процитировав бывшего президента Нейта Азрина: «То, что мы наблюдаем… может быть… рождением новой дисциплины… отдельной от психологии». 60 всемирных отделений ABAI насчитывают около 13 000 членов, а в книжном магазине ежегодной конвенции ABAI представлено более 1000 наименований, посвященных науке о поведении.

С самого начала члены ABAI уделяли особое внимание политическим действиям на профессиональном, социальном и культурном фронтах. Какими бы важными ни были эти действия, они отвлекали организацию от искреннего стремления к независимости.В результате проблемы с доверием, которые были связаны с постепенным отделением от другой дисциплины, хотя все еще рассматривались как ее часть, остались.

Обостряя противоречие, поведенческие аналитики предприняли эти и другие ориентированные на независимость шаги, оставаясь частью психологии, в результате чего психологическая дисциплина провозгласила анализ поведения частью самой себя. Это оставляет других, включая естествоиспытателей в целом, постоянно неуверенными и обоснованно подозрительными в отношении статуса анализа поведения.Хотя нынешнее большинство естествоиспытателей поведения все еще может предпочесть ярлык поведенческого анализа, они предприняли несколько шагов за десятилетия, чтобы прояснить его статус, а некоторые по-прежнему поддерживают его нахождение под крылом психологии. Следовательно, использование этого ярлыка в качестве дисциплинарного названия для полностью независимого естествознания поведения остается проблематичным. В результате формальное разделение потребовало принятия нового дисциплинарного названия, свободного от связей с неестественными дисциплинами.

В 1984–1987 годах в опубликованной поведенческой литературе развернулись широкие дебаты, касающиеся, за и против, вопроса отделения естествознания и философии поведения от психологии.В 1987 году это завершилось встречей группы поведенческих аналитиков для переоценки ситуации и принятия мер. Они пришли к нескольким выводам. Во-первых, если данные за полвека непрерывных попыток превратить психологию в естествознание изнутри с помощью стандартных, основанных на доказательствах методов не смогли вызвать даже небольшого сдвига в этом направлении, то изменение психологии не должно было произойти. в течение значимого промежутка времени. Во-вторых, их естественная наука о поведении не была и никогда не была какой-либо психологией, поскольку никогда не принимала основного психологического ядра мистического агенциалистического происхождения поведения.И, в-третьих, вместо этого их уже устоявшееся естествознание должно продолжаться как полностью отдельная и независимая дисциплина, называемая бихевиорией, термин, впервые предложенный в конце 1970-х годов, и единственный из всех предложенных названий, который выжил и вырос в использовать.

Основываясь на этих выводах, эти бихевиористы предприняли шаги, которые привели к их нынешним профессиональным организациям, Международному институту бихевиорологии (TIBI) и Международному обществу бихевиорологии (ISB), а также к журналу

Бихевиорология сегодня
.Большинство бихевиористов также продолжали поддерживать полезные усилия по инженерии поведения, которые распространяет ABAI.

Выделение трех из множества областей экспериментальных исследований может указать на ряд важных открытий, сделанных за последние 50 лет. Эти три области — графики подкрепления, рекомбинации репертуаров и отношений эквивалентности.

Как пишет Скиннер в своей статье 1957 года, подкрепления — это постцедентные стимулы, появление которых приводит к увеличению частоты поведения, которому они следуют, а графики подкрепления — это модели периодически возникающих подкреплений.Эти расписания определяются с точки зрения количества ответов с момента последнего поощрения (называемого

графики соотношений
) или количество времени, прошедшее с момента последнего подкрепления (называемого
интервальные графики ). Значения любого типа могут быть фиксированными или переменными, тем самым определяя четыре основных периодических графика усиления: фиксированное соотношение (FR), переменное соотношение (VR), фиксированный интервал (FI) и переменный интервал (VI). Исследователи часто комбинируют или иным образом перестраивают элементы этих основных расписаний, чтобы изучить ряд более сложных расписаний.

Вне лаборатории графики VR обычны. Они производят относительно быстрые и устойчивые модели реакции. Поставщики азартных игр имели интуитивно понятные расписания виртуальной реальности, которые контролировали поведение своих игроков за столетия до того, как наука открыла и проанализировала это расписание. Эффекты расписания VR (а не «игровые привычки» внутренних агентов) ответственны за значительное сокращение благосостояния граждан.

Исследования расписания неоднократно приводили к нескольким общим выводам, в том числе к следующим трем: многие особенности поведения проявляются как эффекты определенных графиков подкрепления.Графики с небольшими различиями часто приводят к совершенно разным образцам реакции. А прямые эффекты схем подкрепления сводят широкий спектр предполагаемых внутренних эмоциональных и мотивационных причин поведения к вводящим в заблуждение излишествам.

Далее следует выделить экспериментальное исследование, касающееся рекомбинации репертуаров, которое имеет важные последствия, в частности, для научного, инженерного и образовательного поведения при решении проблем. В 1980-х Роберт Эпштейн и Скиннер координировали некоторые исследования в Гарварде, названные

Columban Simulation Project

в котором поведение голубей, функционально связанное с явными переменными, имитировало сложное поведение человека.Некоторые из этих сложных форм поведения касались новаторского поведения, символического общения и использования меморандумов и инструментов. Результатом этого исследования стало более объективное объяснение сложного поведения человека. Те же самые обычные непредвиденные обстоятельства, которые, как известно, вызывают моделируемое голубем поведение, работали и с человеческим поведением.

Моделирование голубей началось с анализа, чтобы установить минимальные компоненты репертуара, которые, вероятно, необходимы для создания сложного поведения в сложной ситуации, с которой сталкивается организм.Затем для каждого субъекта-голубя, после кондиционирования каждого требуемого компонента репертуара (изолированно от других компонентов, чтобы избежать искаженных результатов), экспериментаторы поместили каждого голубя в ситуацию контрольного заражения. Исследователи обнаружили, что для различных проблемных задач, когда все необходимые компоненты репертуара были обусловлены, тогда (и только тогда) сложные ситуации вызывали успешные ответы, соответствующим образом комбинируя обученные компоненты репертуара.

Например, многие гордые родители наблюдали, как их ребенок, слишком маленький, чтобы достать печенье из банки на столе, и никогда раньше не сталкивался с этой ситуацией, оглядывается и, заметив стул, подносит его к столу, забирается на него. и извлекает cookie из банки, предположительно из-за чего-то, что называется инсайтом.Экспериментируя, чтобы обнаружить переменные, участвующие в этой ситуации, исследователи обнаружили три класса реакции голубей с использованием ящиков и игрушечных бананов. Они приучили птиц без банана толкать ящик вокруг камеры к целевой точке и отдельно взбираться на стационарный ящик и, все еще отдельно, без коробки или целевой точки, клевать игрушечный банан в пределах нормальной досягаемости. . Эти классы ответа приблизительно соответствуют компонентам поведения ребенка при поиске файлов cookie. Наконец, они поместили каждую птицу в камеру с коробкой сбоку и игрушечным бананом, подвешенным к потолку, — сложная ситуация, с которой птицы никогда раньше не сталкивались.С некоторым явным замешательством и наблюдением, вроде поведения ребенка, птицы сунули ящик под банан, забрались на ящик и клюнули банан. Означает ли это, что эти птицы проявили «проницательность»? Было ли поведение ребенка следствием озарения или поведение ребенка также было примером сочетания ранее обусловленных репертуаров в новых обстоятельствах? Обычно мы не наблюдаем детей достаточно внимательно, чтобы проследить обусловленность различных компонентов репертуара, но экономия все же требует признания того, что ответы на вызовы не являются функцией предполагаемых высших психических процессов для голубей или людей.Скорее, они являются функцией как истории организма, включающей обусловливание соответствующих частей репертуара, так и текущего контроля воспоминаний в новом паттерне связанных множественных стимулов в ситуации вызова.

Это направление исследований способствует анализу решения проблем, а также расширяет возможности мультидисциплинарного образования в учебных программах по естествознанию и инженерии. По мере того как диапазон обусловленного репертуара поведения индивидуума расширяется, увеличивается вероятность того, что необходимые части будут доступны для успешного сочетания в новых обстоятельствах, для которых ранее не было прямо обусловлено никакой явной реакции.

Очевидно, связано с рекомбинацией репертуаров способами, которые все еще исследуются,

эквивалентность стимулов

это оставшаяся область экспериментальных исследований, выделенная здесь. После явного обусловливания некоторых функциональных отношений между предшествующими или постцедентными стимулами и реакциями окружающей среды количество связанных функциональных отношений, управляющих поведением, которые мы можем успешно обнаружить, больше, чем количество, изначально включенное в явное обусловливание.Исследователи в этой области стали называть эти явно и неявно обусловленные отношения

отношения эквивалентности
.

Отношения эквивалентности могут возникать в довольно простых обстоятельствах. Например, чтобы обучить сотрудника гардеробной, мы могли бы сначала укрепить обучаемого таким образом, чтобы при показе постоянного покупателя, г-жи Минкаунер, а затем показывать группу пальто, в том числе ее розовую норковую шубу, стимул г-жи Минкаунер надежно пробуждал у стажера в ответ она подняла свою розовую норковую шубу.Затем мы усиливаем обучаемого таким образом, что, когда ему показывают розовую норковую шубу и несколько разных кабинок для вешания пальто, розовая норковая шуба надежно напоминает о том, как ученик кладет эту шубу в конкретную кабинку, скажем, номер семь. Без дальнейшего обучения мы обнаруживаем, что появление г-жи Минкаунер за стойкой достоверно напоминает движение стажера к седьмой кабине, из которой он достает розовую норковую шубу.

Помимо таких упрощенных примеров, исследователи в этой области продемонстрировали явления в гораздо более сложных обстоятельствах.Используя, например, 6 наборов по 3 стимула в каждом, оказывается, что явное обусловливание конкретных 15 функциональных отношений «среда-поведение» неявно обусловливает еще 75 функциональных отношений, вызывающих поведение. В этом случае, обусловливая 15 определенных отношений, можно получить в общей сложности 90 проверяемых отношений!

Последствия феномена эквивалентности для научно обоснованной революции, скажем, в образовании могут быть значительными. Более тщательная организация того, что мы с научной точки зрения назвали бы обучающими программами кондиционирования, может сэкономить, если явным образом обусловить только определенные вызывающие воспоминания функциональные отношения, относящиеся к предмету, таким образом, чтобы фактически гарантировать неявное обусловливание многих других возможных и релевантных отношений, вызываемых тем же самым широким набором. стимулов.

Хотя физиологические исследования еще не выяснили, как клеточные и молекулярные механизмы обусловливания респондента и операнта работают и вносят вклад в отношения эквивалентности, большинство исследователей приписывают естественному отбору образование тел, которые эти процессы могут изменяться в различной степени. Например, если их гены включали вариации, которые производили нейронные структуры, позволяющие опосредовать даже небольшое расширение отношений эквивалентности, тогда члены прото-видов могли извлечь выгоду из преимуществ выживания и репродукции, предоставляемых своего рода «интеллектом», который возникает у них. «Способности» подразумевают.За миллионы лет накопление таких отобранных вариаций приведет к появлению генетически продуцируемых структур нервной системы со все более сложным потенциалом. В результате люди сегодня наследуют нейронные структуры, которые обычно опосредуют относительно широкий спектр явлений отношения эквивалентности.

Помимо экспериментального


исследований, за последние 50 лет произошел взрыв исследований, применяющих естественную философию и естественные науки к практическим проблемам. Обращение к двум областям прикладных исследований, выполнению проекта в образовании и совершенствованию передового опыта работы с аутичными детьми, едва ли предполагает широкий спектр таких проблем.

Проект Follow Through был самым масштабным и дорогостоящим образовательным экспериментом, финансируемым из федерального бюджета, в истории США. Было рассмотрено, как результаты обучения детей с использованием ряда учебных моделей, спонсируемых на добровольной основе в масштабах округа, по сравнению с результатами обучения детей, чьи школьные округа по всей стране не приняли какую-либо конкретную модель.

Результаты привели к важному наблюдению: хотя некоторые модели давали худшие результаты, чем модели контрольной группы, другие давали неизменно лучшие результаты, особенно модели прямого обучения и анализа поведения.Эти успешные модели были явно основаны на применении принципов и концепций естествознания поведения. Это исследование предсказуемо выявило некоторые научно обоснованные подходы к обучению, которые работают в образовании.

Однако это раскрытие передового опыта в области регулярного образования широко игнорируется. Хотя результаты Project Follow Through были сосредоточены в основном на результатах студентов первых нескольких лет проекта, финансирование различных его моделей продолжалось в течение многих лет.К сожалению, это финансирование не ограничивалось моделями, позволившими улучшить успеваемость учащихся. К. Л. Уоткинс заключает, что предложения по решению проблем образования включают попытки «изменить практически все структурные и функциональные аспекты образования, кроме

как учат детей
». К сожалению, это указывает не только на некоторое слепое уважение к неэффективным методам, но и на некоторую стойкость дискредитированного представления о том, что законы поведения в значительной степени не имеют отношения к нормальным людям.

В другом примере прикладных исследований лучшие практики работы с аутичными детьми получили большее признание, чем лучшие практики обычного образования. Большинство исследований, первоначально применяющих основные бихевиологические принципы и концепции к широкому кругу практических проблем, включая вмешательства для аутичных детей, проводились до того, как бихевиология стала независимой дисциплиной. Следовательно, многие люди относятся к поведенческой практике термином

прикладной анализ поведения

(ABA).Успех методов АВА, связанных с аутизмом, сделал их предпочтительным вмешательством, особенно для детей, диагностированных в раннем возрасте. Например, в 1999 году Департамент здравоохранения штата Нью-Йорк завершил многолетний проект по оценке исследовательской литературы по многочисленным типам доступных методов лечения аутизма, чтобы дать рекомендации по вмешательству, основанные на научных доказательствах безопасности и эффективности. В своем заключительном отчете единственным вмешательством при аутизме, которое департамент может полностью порекомендовать, была ABA.

Своей информативной философией радикального бихевиоризма бихевиоризм вносит важный вклад в возможности других естествоиспытателей. Многие из кажущихся неразрешимыми проблем, с которыми сегодня сталкивается человечество, — это проблемы человеческого поведения, равно как и проблемы физики, химии или биологии. В речи 2007 года Фредерик А.О. Шварц-младший, 17-летний лидер Совета по защите природных ресурсов, признал важность изменения поведения людей как части решения мировых проблем и неявно добавил призыв к координации с эффективным естествознанием. человеческого поведения.«Глобальное потепление — это величайшая угроза, с которой мы сталкиваемся, но это не единственная угроза… Слишком много диких мест исчезает, слишком много видов исчезает, и слишком много младенцев рождаются с телами и мозгами, поврежденными руками человека. химикаты и загрязнение … Чтобы выиграть [эти битвы] … мы должны изменить то, как люди думают — и как они действуют ». Решение таких проблем требует совместной работы ученых-естествоиспытателей, занимающихся всеми соответствующими предметами. Отчасти бихевиористы решительно продвинулись к формальной независимости, когда они это сделали, чтобы их наука могла внести свой вклад в экспертизу и энергию, необходимые для решения таких проблем в необходимые временные рамки; в этих обстоятельствах они пришли к выводу, что отказ от независимости — вместо того, чтобы тратить много энергии в течение многих, более вероятно, бесплодных лет, пытаясь изменить психологию, — было бы по сути безответственным.

Дисциплина бихевиоризма иными способами способствует развитию способностей других естествоиспытателей. После знакомства с бихевиористикой ученые во многих дисциплинах больше способны оставаться натуралистами в работе с предметами, находящимися на грани своей специфической специализации и за ее пределами, вместо того, чтобы скрываться от компрометирующего использования агентских отчетов. Они также могут добавлять желаемые детали к аккаунтам в рамках своей специализации. Например, когда естествоиспытатели (например, Сэм Харрис и Майкл Шермер) говорят, что наука может объяснить мораль и ценности, упоминание управляющих отношений, которые бихевиология описывает для этих тем, усиливает их точку зрения.Кроме того, бихевиоризм предоставляет студентам естествоиспытателей естественнонаучную альтернативу неестественным дисциплинам, которые эти студенты в настоящее время изучают при изучении предметов, связанных с поведением.

Со своей стороны, другие естествоиспытатели также могут помочь себе, внося свой вклад в бихевиологию, поддерживая более широкую доступность программ и кафедр академической бихевиологии. Увеличение контакта большинства людей с бихевиологией может уменьшить вмешательство в решение проблем, которое проистекает из предрасположенности к связанным с поведением суевериям и мистицизму.Эту потребность трудно удовлетворить, потому что в результате исторических обстоятельств истоков их дисциплины многие ученые-бихевиологи остаются разбросанными по отделам неестественных дисциплин. У большинства людей не произойдет значимого контакта, пока бихевиоризм не станет обязательным требованием в школьных программах естествознания наряду с физикой, химией и биологией. Для достижения этой цели учителя естествознания должны иметь курсы бихевиологии, доступные в их программах обучения в колледже.Чтобы эти курсы стали доступными, преподаватели должны пройти подготовку по этой дисциплине. А для того, чтобы это произошло, программы и факультеты бихевиологии должны получить более широкое распространение в колледжах и университетах.

Одно из очевидных мест для развития бихевиологии в академии — это кафедры биологии. Скиннер в начале своей статьи «Бихевиоризм в 50» признал, что естествознание поведения является ответвлением биологии. Как он описал в

Формирование бихевиориста
,
несмотря на то, что он получал докторскую степень на факультете психологии Гарвардского университета в 1930-х годах, большая часть работ Скиннера была проведена под руководством У.Ж. Крозье, возглавлявший секцию физиологии биологического факультета Гарварда и учившийся у биолога Жака Лёба. И Крозье, и Леб не только делали упор на изучение всего организма, включая его движение (поведение), но также делали упор на изучение причинного механизма отбора, который Скиннер впоследствии адаптировал из биологии и применил к поведению.

За вторые 50 лет значение и наследие бихевиоризма значительно расширились. Естественные науки, которые поддерживает и информирует радикальный бихевиоризм Скиннера, превратились в обширную, многогранную дисциплину, хотя ее независимость как бихевиоризм началась только около четверти века назад.Его академические дома будут продолжать расширяться из-за эффективности естественного подхода к человеческому поведению. Другие дисциплины сталкивались с подобными обстоятельствами в прошлом и преобладали. Астрономические открытия Галилея 400 лет назад помогли вывести наш дом, Землю, за пределы суеверных и мистических описаний. Биологические открытия Дарвина 150 лет назад помогли вывести человеческое тело за пределы суеверных и мистических представлений. И, основываясь на натурализме радикального бихевиоризма Скиннера, современные открытия бихевиористской науки помогают вывести человеческую природу и человеческое поведение за пределы суеверных, мистических представлений.Исходя из этого, наши постоянные усилия не только улучшают эффективное научное мышление по всем предметам, но и увеличивают успех в решении личных, местных и мировых проблем.

  • Эпштейн, Р. 1996.

    Познание, творчество и поведение.

    Вестпорт, Коннектикут: Praeger.
  • Ферстер, К. Б. и Б. Ф. Скиннер. 1957 г.

    Графики армирования.

    Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.
  • Фрейли, Л. Е. 1994. Неопределенность относительно детерминизма: критический обзор вызовов детерминизму современной науки.
    Поведение и философия

    22 (2): 71–83.
    • Фрейли, Л. Э. 2006. Этика медицинской практики во время затяжной смерти: перспектива естествознания.

      Бихевиорология сегодня

      9 (1): 3–17.
    • Фрейли, Л. Э. 2008.

      Общая бихевиорология: естественные науки о поведении человека.

      Кантон, Нью-Йорк: Азбука.
    • Фрейли, Л. Э. и С. Ф. Леду. 2002. Истоки, статус и миссия бихевиоризма. В

      Истоки и компоненты бихевиорологии

      , Издание второе, изд.С. Ф. Леду. Кантон, штат Нью-Йорк: Азбука, стр. 33–169.
    • Хокинг С., Млодинов Л. 2010 г.

      Великий замысел.

      Нью-Йорк: Бантам. Глава 3.
    • Леду, С. Ф. 2009. Учебные программы по поведенческой науке в высших учебных заведениях.

      Бихевиорология сегодня

      12 (1): 16–25.
    • Департамент здравоохранения штата Нью-Йорк — Программа раннего вмешательства.


      1999 г.

      . Руководство по клинической практике: аутизм / распространенные нарушения развития, оценка и вмешательство для маленьких детей (возраст 0–3 года).

      Олбани, штат Нью-Йорк.
    • Петерсон, М. Э. 1978. Ассоциация анализа поведения Среднего Запада: прошлое, настоящее и будущее.

      Поведенческий аналитик

      1 (1): 3–15.
    • Петерсон, Н. 1978.

      Введение в вербальное поведение.

      Гранд-Рапидс, Мичиган: Behavior Associates.
    • Шварц-младший, Ф. А. О. 2008.

      На земле

      . Весна: 60.
    • Сидман М. 1994.

      Отношения эквивалентности и поведение: история исследования.

      Бостон, Массачусетс: Кооператив авторов.
    • Сидман М. 2001.

      Принуждение и его последствия

      -Исправленное издание. Бостон, Массачусетс: Кооператив авторов.
    • Скиннер, Б.Ф. 1957.

      Вербальное поведение.

      Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts. Переиздано в 1992 г. Фондом Б. Ф. Скиннера (http://www.bfskinner.org), Кембридж, Массачусетс.
    • Скиннер, Б. Ф. 1963. Бихевиоризм в 50.

      Наука

      140: 951–958.
    • Скиннер, Б.Ф. 1974.

      О бихевиоризме

      .Нью-Йорк: Кнопф.
    • Скиннер, Б.Ф. 1979.

      Формирование бихевиориста.

      Нью-Йорк: Кнопф.
    • Уоткинс, К. Л. 1997.

      Завершение проекта: пример непредвиденных обстоятельств, влияющих на учебную практику в образовательном учреждении.

      Кембридж, Массачусетс: Кембриджский центр поведенческих исследований.
    • Wyatt, W. J. 1997.

      Человек тысячелетия.

      Ураган, Западная Вирджиния: Третье тысячелетие Press.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.