Бихевиоризм это в психологии: Бихевиоризм в психологии — теория, направления, представители

теория кратко и понятно, представители, идеи, суть, методы, основатель, классическая концепция Уотсона

Бихевиоризм (англ. behavior — поведение) — ответвление в психологии, которое изучает поведение живых существ и способы влияния на него. В более узком понимании эта наука исследует внешнее поведение, не делая различия между людьми и животными.

Классический бихевиоризм Дж. Уотсона сводит психологические проявления к реагированию организма к двигательным. Мышление сводится к речевому акту, а эмоции к внутренним изменениям в организме. Сознание принципиально не включено в список изучения бихевиоризмом. Так как оно не изображает поведенческих показателей. Основная черта поведения принимается связь стимула и реакции (S — R).

Бихевиоризм

Содержание

Представители бихевиоризма

Основным основоположником бихевиоризма  выступает Эдвард Ли Торндайк. В основном, он проводил исследования поведения животных. Для этого Торндайк в 1911 году придумал эксперимент «проблемная клетка» из которого животное, методом проб и ошибок, должно найти выход.

Сенсационную лекцию «Психология с точки зрения бихевиориста» создал психолог из США Джон Бродес Уотсон в 1913 году, чем положил официальное начало бихевиоризма. Он был убеждён, что любое поведение можно измерять или модифицировать. Мысль Уотсона состояла в объективности и полезности психологии для общества. А его цель — в предсказании реакции и определении природы действующего стимула.

Уотсон совместно с Рейдер провели эксперимент под названием «Маленький Альберт», в центре которого был 11-ти летний мальчик. Этот эксперимент иллюстрировал формирование человеческого страха и тревоги.

У. Хантер в 1914 году создал схему «Отсроченная» для изучения манеры поведения. Он показывал обезьяне банан, а потом прятал в один из ящиков и закрывал от нее их ширмой. Через пару секунд снимал ширму. Обезьяна безошибочно находила банан. Так стало ясно, что животные способны не только на непосредственную реакцию на импульс, но и на отсроченную.

Л. Карл пошел еще дальше. Он при помощи экспериментальных опытов вырабатывал у разных животных умения, потом удалял им различные части мозга, для выяснения существует ли зависимость от удаленных частей мозга выработанного навыка. Вывод состоит в том, что все части мозга равнозначны и могут заменять друг друга.

В СССР  бихевиоризм принимался как буржуазное извращенство в психологической науке. Активным ненавистником его был А.Н. Леонтьев. Критика состояла в отрицании не наблюдаемых внешних факторов (цели, мотивы, предубеждения и т.п.) в поведении человека. Однако к бихевиоризму были близки по смыслу «объективная психология»П.П. Болонского и «рефлексология» В.М. Бехтерева, которые существовали в СССР в 1929-1930-е годы.

До середины 1950-х годов бихевиоризм занимал одно из главных мест в психологии.

В1971 году Беррес Ф. Скиннер презентовал книгу «По ту сторону свободы и достоинства», в которой он утверждал, что свободная воля — это иллюзия.

Идея бихевиоризма

Важную нишу бихевиоризма занимает стимул. Он подразумевает данную ситуацию, которая выстраивает подкрепление реакции. В виде этих реакций выступают эмоциональное и устное реагирование окружающего общества. Но при этом личностные переживания не остаются незамеченными, а переносятся в зависимое положение от внешних факторов.

Научный исследователь Джон Уотсон вынес  основные пункты, на которых строится бихевиоризм:

Целью наблюдения психологии есть поведение и реакции всех живых существ. Именно такие проявления будут изучены.

Все физиологические и психологические проявления исходят от типа поведения.

Реагирование людей и животных нужно исследовать как единый двигательный показатель на внешние раздражители — стимулы.

Исследовав показатели стимула, можно предугадывать следующий ответ. Основная задача бихевиоризма — научится предсказывать действия личности. Так поведение индивида можно контролировать.

Все виды реакций человека состоят из  приобретенных форм (условные рефлексы) или переходят по наследству (безусловные рефлексы)

Повадки человека — это итог обучения. Т.е. многократное повторение ответного реагирования отпечатывается в памяти. Впоследствии этого могут быть воспроизведены. Так формирование навыков происходит через выработку условных рефлексов.

Мышление и речь также входят в список навыков.

Память служит хранением приобретенных умений.

Становление психических реакций происходит на протяжении всей жизни. Такое развитие зависит от условий проживания, социального общества и внешних раздражителей.

Систематизация возрастного развития не присутствует. Общих признаков в процессе формирования детской психики на разных этапах возраста отсутствуют.

Эмоции означают ответ организма на положительные и отрицательные стимуляторы окружающего пространства.

Уотсон предполагал, что человека можно обучить всему. По его мнению генетические, личностные и умственные факторы не помешают обучению.

Если углубится, то суть бихевиоризма в создании лаборатории социума.

Бихевиоризм в психологии

Бихевиоризм служит предметом изучения поведения субъектов. Человеческое поведение изучается с рождения индивида  до конца его жизни. Исследование проводится с объективной точки зрения, что приводит к игнорированию сознания, ощущений, воли и воображения. Из-за этой точки зрения, бихевиористы исключили понятия подсознания и всё, что связано с ним.

Цель бихевиоризма состоит в изучении поведения субъекта, чтоб в будущем превзойти его и предсказать его ответ на определенные события. Достигнуть такую цель сложно, но реально. До нынешнего времени такая практика смогла состояться только на бессистемно используемых методах общественного действия.

Из-за множественных реакций, наука старается их изменить. Выясняется, что количество безусловных ответов организма, при рождении, не велико. Это отрицает теорию инстинкта. Большая часть инстинктов, названными старой школой психологии, сейчас относятся к условным. Бихевиористы не ищут генетические наследия поведенческих реагирований или наследстве особых способностей (например музыкальных или художественных). Они считают, что каждый ребенок рождается с одинаковым количеством возможностей и при определенных внешних обстоятельствах можно его направить на изучение любой узкой отрасли.

Важной деталью бихевиоризма является стимул (S) — реакция (R). Зоопсихолог Эдвард Ли Торндайк отталкивался от теории личности (набор поведенческих реакций) и открыл закон эффекта. Он указал, что между побуждением и ответной реакцией есть связь, которая подпитывается стимулом.

Теория бихевиоризма состоит в том, что личность обладает навыками и рефлексами, которые она приобрела в окружающей себя среде. Получается, что индивид есть организованной структурой и почти стабильной системой разных умений.

Бихевиоризм в психологии рассматривает личности как субъект, у которой есть реакция, функции и возможность к обучению. Получается запрограммированный человек на воспроизведение разных действий, поведения и рефлексов.

Необихевиоризм

Эта наука принадлежит американской психологии, которая появилась в 1930-х годах ХХ в.

Необихевиоризм выступил в качестве свидетеля кризиса классического бихевиоризма, который не смог объяснить цель полноты поведения. Эта наука пользовалась идеями гештальт-психологии, фрейдизма (Э.Ч. Толмен) и павловского о высшей нервной деятельности (К. Л. Халл). Цель необихевиоризма состоит в преодолении ограниченности изначальной теории бихевиоризма. Но эта нео-отрасль пыталась сохранить основную установку на биологизацию человеческой психики.

Необихевиоризм не пытался уйти далеко от классического бихевиоризма. Американский психолог Э.Ч. Толмен поддерживал положение, что исследование должно проводится строго по объективному методу, а не опираться на недоступные этому способу мире подсознания. Но ещё в 1960-тые годы Толмен усовершенствовал формулу бихевиоризма и назвал ее когнитивным бихевиоризмом. К стимулу и реакции он добавил «промежуточные переменные», без которых он не представлял метод исследования поведения. Так появилась когнитивное представление.Он ввел гипотезы, цели, намерения и познавательные карты. В итоге получилась формула: S (стимул) — V (промежуточные переменные) — R (реакция).

Плюсы бихевиоризма:

  1. Объективный взгляд;
  2. Практика научных методов;
  3. Предметом изучения вошло поведение;
  4. Эффективные способы терапии нарушенного поведения.

Минусы бихевиоризма:

  1. Устаревшая методология и литература;
  2. Механический детерминизм;
  3. Нет отличия между человеком и животным.

Данная научная отрасль подходит для простых ситуаций психотерапии: избавления от популярных фобий (страхов), плохих привычек, моделирование плохого поведения. В сложных «личностных» случаях использование бихевиоральных способов дает не долгий эффект. Существуют исторические предпочтения: Америка пользуется бихевиоральными подходами всем другим, в России бихевиоризм не популярен.

Бихевиоризм — это… Что такое Бихевиоризм?

Бихевиори́зм (англ. behavior — поведение) — направление в психологии человека и животных, буквально — наука о поведении. Это направление в психологии, определявшее облик американской психологии в начале 20-го века, радикально преобразовавшее всю систему представлений о психике. Его кредо выражала формула, согласно которой предметом психологии является поведение, а не сознание. Поскольку тогда было принято ставить знак равенства между психикой и сознанием (психическими считались процессы, которые начинаются и заканчиваются в сознании.), возникла версия, будто, устраняя сознание, бихевиоризм тем самым ликвидирует психику. Основателем данного направления в психологии был американский психолог Джон Уотсон.

Важнейшими категориями бихевиоризма являются стимул, под которым понимается любое воздействие на организм со стороны среды, в том числе и данная, наличная ситуация, реакция и подкрепление, в качестве которого для человека может выступать и словесная или эмоциональная реакция окружающих людей. Субъективные переживания при этом в современном бихевиоризме не отрицаются, но ставятся в положение, подчиненное этим воздействиям.

Во второй половине 20-го века бихевиоризм был замещен когнитивной психологией, которая с тех пор доминирует в психологической науке[1]. Однако многие идеи бихевиоризма до сих пор используются в определённых направлениях психологии и психотерапии.

История

Одним из пионеров бихевиористского движения был Эдвард Торндайк. Сам он называл себя не бихевиористом, а «коннексионистом» (от англ. «connection» — связь).

То, что интеллект имеет ассоциативную природу, было известно со времен Гоббса. То, что интеллект обеспечивает успешное приспособление животного к среде, стало общепринятым после Спенсера. Но впервые именно опытами Торндайка было показано, что природа интеллекта и его функция могут быть изучены и оценены без обращения к идеям или другим явлениям сознания. Ассоциация означала уже связь не между идеями или между идеями и движениями, как в предшествующих ассоциативных теориях, а между движениями и ситуациями.

Весь процесс научения описывался в объективных терминах. Торндайк использовал идею Вена о «пробах и ошибках» как регулирующем начале поведения. Выбор этого начала имел глубокие методологические основания. Он ознаменовал переориентацию психологической мысли на новый способ детерминистского объяснения своих объектов. Хотя Дарвин специально не акцентировал роль «проб и ошибок», это понятие несомненно составляло одну из предпосылок его эволюционного учения. Поскольку возможные способы реагирования на непрестанно меняющиеся условия внешней среды не могут быть заранее предусмотрены в структуре и способах поведения организма, согласование этого поведения со средой реализуется только на вероятностной основе.

Эволюционное учение потребовало введения вероятностного фактора, действующего с такой же непреложностью, как и механическая причинность. Вероятность нельзя было больше рассматривать как субъективное понятие (результат незнания причин, по утверждению Спинозы). Принцип «проб, ошибок и случайного успеха» объясняет, согласно Торндайку, приобретение живыми существами новых форм поведения на всех уровнях развития. Преимущество этого принципа достаточно очевидно при его сопоставлении с традиционной (механической) рефлекторной схемой. Рефлекс (в его досеченовском понимании) означал фиксированное действие, ход которого определяется так же строго фиксированными в нервной системе способами. Невозможно было объяснить этим понятием адаптивность реакций организма и его обучаемость.

Торндайк принимал за исходный момент двигательного акта не внешний импульс, запускающий в ход телесную машину с предуготованными способами реагирования, а проблемную ситуацию, то есть такие внешние условия, для приспособления к которым организм не имеет готовой формулы двигательного ответа, а вынужден её построить собственными усилиями. Итак, связь «ситуация — реакция» в отличие от рефлекса (в его единственно известной Торндайку механистической трактовке) характеризовалась следующими признаками: 1) исходный пункт — проблемная ситуация; 2) организм противостоит ей как целое; 3) он активно действует в поисках выбора и 4) выучивается методом упражнения.

Прогрессивность подхода Торндайка по сравнению с подходом Дьюи и других чикагцев очевидна, ибо сознательное стремление к цели принималось ими не за феномен, который нуждается в объяснении, а за причинное начало. Но Торндайк, устранив сознательное стремление к цели, удержал идею об активных действиях организма, смысл которых состоит в решении проблемы с целью адаптации к среде.

Работы Торндайка не имели бы для психологии пионерского значения, если бы не открывали новых, собственно психологических закономерностей. Но не менее отчётливо выступает у него ограниченность бихевиористских схем в плане объяснения человеческого поведения. Регуляция человеческого поведения совершается по иному типу, чем это представляли Торндайк и все последующие сторонники так называемой объективной психологии, считавшие законы научения едиными для человека и остальных живых существ. Такой подход породил новую форму редукционизма. Присущие человеку закономерности поведения, имеющие общественно-исторические основания, сводились к биологическому уровню детерминации, и тем самым утрачивалась возможность исследовать эти закономерности в адекватных научных понятиях.

Торндайк больше чем кто бы то ни было подготовил возникновение бихевиоризма. Вместе с тем, как отмечалось, он себя бихевиористом не считал; в своих объяснениях процессов научения он пользовался понятиями, которые возникший позднее бихевиоризм потребовал изгнать из психологии. Это были понятия, относящиеся, во-первых, к сфере психического в её традиционном понимании (в частности, понятия об испытываемых организмом состояниях удовлетворённости и дискомфорта при образовании связей между двигательными реакциями и внешними ситуациями), во-вторых, к нейрофизиологии (в частности, «закон готовности», который, согласно Торндайку, предполагает изменение способности проводить импульсы). Бихевиористская теория запретила исследователю поведения обращаться и к тому, что испытывает субъект, и к физиологическим факторам.

Теоретическим лидером бихевиоризма стал Джон Бродес Уотсон. Его научная биография поучительна в том плане, что показывает, как в становлении отдельного исследователя отражаются влияния, определившие развитие основных идей направления в целом.

Девизом бихевиоризма стало понятие о поведении как объективно наблюдаемой системе реакций организма на внешние и внутренние стимулы. Это понятие зародилось в русской науке в трудах И. М. Сеченова, И. П. Павлова и В. М. Бехтерева. Они доказали, что область психической деятельности не исчерпывается явлениями сознания субъекта, познаваемыми путем внутреннего наблюдения за ними (интроспекцией), ибо при подобной трактовке психики неизбежно расщепление организма на душу (сознание) и тело (организм как материальную систему). В результате сознание отъединялось от внешней реальности, замыкалось в кругу собственных явлений (переживаний), ставящих его вне реальной связи земных вещей и включённости в ход телесных процессов. Отвергнув подобную точку зрения, русские исследователи вышли на новаторский метод изучения взаимоотношений целостного организма со средой, опираясь на объективные методы, сам же организм трактуя в единстве его внешних (в том числе двигательных) и внутренних (в том числе субъективных) проявлений. Этот подход намечал перспективу для раскрытия факторов взаимодействия целостного организма со средой и причин, от которых зависит динамика этого взаимодействия. Предполагалось, что знание причин позволит в психологии осуществить идеал других точных наук с их девизом «предсказание и управление».

Это принципиально новое воззрение отвечало потребностям времени. Старая субъективная психология повсеместно обнажала свою несостоятельность. Это ярко продемонстрировали опыты над животными, которые были главным объектом исследований американских психологов. Рассуждения о том, что происходит в сознании животных при исполнении ими различных экспериментальных заданий, оказывались бесплодными. Уотсон пришел к убеждению, что наблюдения за состояниями сознания так же мало нужны психологу, как физику. Только отказавшись от этих внутренних наблюдений, настаивал он, психология станет точной и объективной наукой. В понимании Уотсона мышление это не более чем мысленная речь.

Находясь под влиянием позитивизма, Уотсон доказывал, будто реально только то, что можно непосредственно наблюдать. Поэтому, по его плану, всё поведение должно быть объяснено из отношений между непосредственно наблюдаемыми воздействиями физических раздражителей на организм и его так же непосредственно наблюдаемыми ответами (реакциями). Отсюда и главная формула Уотсона, воспринятая бихевиоризмом: «стимул — реакция» (S-R). Из этого явствовало, что процессы, которые происходят между членами этой формулы — будь то физиологические (нервные), будь то психические, психология должна устранить из своих гипотез и объяснений. Поскольку единственно реальными в поведении признавались различные формы телесных реакций, Уотсон заменил все традиционные представления о психических явлениях их двигательными эквивалентами.

Зависимость различных психических функций от двигательной активности была в те годы прочно установлена экспериментальной психологией. Это касалось, например, зависимости зрительного восприятия от движений глазных мышц, эмоций — от телесных изменений, мышления — от речевого аппарата и так далее.

Эти факты Уотсон использовал в качестве доказательства того, что объективные мышечные процессы могут быть достойной заменой субъективных психических актов. Исходя из такой посылки, он объяснял развитие умственной активности. Утверждалось, что человек мыслит мышцами. Речь у ребёнка возникает из неупорядоченных звуков. Когда взрослые соединяют с каким-нибудь звуком определенный объект, этот объект становится значением слова. Постепенно у ребенка внешняя речь переходит в шёпот, а затем он начинает произносить слово про себя. Такая внутренняя речь (неслышная вокализация) есть не что иное, как мышление.

Всеми реакциями, как интеллектуальными, так и эмоциональными, можно, по мнению Уотсона, управлять. Психическое развитие сводится к учению, то есть к любому приобретению знаний, умений, навыков — не только специально формируемых, но и возникающих стихийно. С этой точки зрения, научение — более широкое понятие, чем обучение, так как включает в себя и целенаправленно сформированные при обучении знания. Таким образом, исследования развития психики сводятся к исследованию формирования поведения, связей между стимулами и возникающими на их основе реакциями (S-R).

Уотсон экспериментально доказывал, что можно сформировать реакцию страха на нейтральный стимул. В его опытах детям показывали кролика, которого они брали в руки и хотели погладить, но в этот момент получали разряд электрического тока. Ребёнок испуганно бросал кролика и начинал плакать. Опыт повторялся, и на третий-четвёртый раз появление кролика даже в отдалении вызывало у большинства детей страх. После того как эта негативная эмоция закреплялась, Уотсон пытался ещё раз изменить эмоциональное отношение детей, сформировав у них интерес и любовь к кролику. В этом случае ребенку показывали кролика во время вкусной еды. В первый момент дети прекращали есть и начинали плакать. Но так как кролик не приближался к ним, оставаясь в конце комнаты, а вкусная еда (шоколадка или мороженое) была рядом, то ребенок успокаивался. После того как дети переставали реагировать плачем на появление кролика в конце комнаты, экспериментатор придвигал его все ближе и ближе к ребёнку, одновременно добавляя вкусных вещей ему на тарелку. Постепенно дети переставали обращать внимание на кролика и под конец спокойно реагировали, когда он располагался уже около их тарелки, и даже брали его на руки и старались накормить. Таким образом, доказывал Уотсон, эмоциональным поведением можно управлять.

Принцип управления поведением получил в американской психологии после работ Уотсона широкую популярность. Концепцию Уотсона (как и весь бихевиоризм) стали называть «психологией без психики». Эта оценка базировалась на мнении, будто к психическим явлениям относятся только свидетельства самого субъекта о том, что он считает происходящим в его сознании при «внутреннем наблюдении». Однако область психики значительно шире и глубже непосредственно осознаваемого. Она включает также и действия человека, его поведенческие акты, его поступки. Заслуга Уотсона в том, что он расширил сферу психического, включив в него телесные действия животных и человека. Но он добился этого дорогой ценой, отвергнув как предмет науки огромные богатства психики, несводимые к внешне наблюдаемому поведению.

В бихевиоризме неадекватно отразилась потребность в расширении предмета психологических исследований, выдвинутая логикой развития научного знания. Бихевиоризм выступил как антипод субъективной (интроспективной) концепции, сводившей психическую жизнь к «фактам сознания» и полагавшей, что за пределами этих фактов лежит чуждый психологии мир. Критики бихевиоризма в дальнейшем обвиняли его сторонников в том, что в своих выступлениях против интроспективной психологии они сами находились под влиянием созданной ею версии о сознании. Приняв эту версию за незыблемую, они полагали, что её можно либо принять, либо отвергнуть, но не преобразовать. Вместо того, чтобы взглянуть на сознание по-новому, они предпочли вообще с ним разделаться.

Эта критика справедлива, но недостаточна для понимания гносеологических корней бихевиоризма. Если даже вернуть сознанию его предметно-образное содержание, превратившееся в интроспекционизме в призрачные «субъективные явления», то и тогда нельзя объяснить ни структуру реального действия, ни его детерминацию. Как бы тесно ни были связаны между собой действие и образ, они не могут быть сведены одно к другому. Несводимость действия к его предметно-образным компонентам и была той реальной особенностью поведения, которая гипертрофированно предстала в бихевиористской схеме.

Уотсон стал наиболее популярным лидером бихевиористского движения. Но один исследователь, сколь бы ярким он ни был, бессилен создать научное направление.

Среди сподвижников Уотсона по крестовому походу против сознания выделялись крупные экспериментаторы Уильям Хантер (1886—1954) и Карл Спенсер Лешли (1890—1958). Первый изобрёл в 1914 году экспериментальную схему для изучения реакции, которую он назвал отсроченной. Обезьяне, например, давали возможность увидеть, в какой из двух ящиков положен банан. Затем между ней и ящиками ставили ширму, которую через несколько секунд убирали. Она успешно решала эту задачу, доказав, что уже животные способны к отсроченной, а не только непосредственной реакции на стимул.

Учеником Уотсона был Карл Лешли, работавший в Чикагском и Гарвардском университетах, а затем в лаборатории Иеркса по изучению приматов. Он, как и другие бихевиористы, считал, что сознание безостаточно сводится к телесной деятельности организма. Известные опыты Лешли по изучению мозговых механизмов поведения строились по следующей схеме: у животного вырабатывался какой-либо навык, а за тем удалялись различные части мозга с целью выяснить, зависит ли от них этот навык. В итоге Лешли пришёл к выводу, что мозг функционирует как целое и его различные участки эквипотенциальны, то есть равноценны, и потому с успехом могут заменять друг друга.

Всех бихевиористов объединяла убежденность в бесплодности понятия о сознании, в необходимости покончить с «ментализмом». Но единство перед общим противником — интроспективной концепцией — утрачивалось при решении конкретных научных проблем.

И в экспериментальной работе, и на уровне теории в психологии совершались изменения, приведшие к трансформации бихевиоризма. Система идей Уотсона в 30-х годах уже не была более единственным вариантом бихевиоризма.

Распад первоначальной бихевиористской программы говорил о слабости её категориального «ядра». Категория действия, односторонне трактовавшаяся в этой программе, не могла успешно разрабатываться при редукции образа и мотива. Без них само действие утрачивало свою реальную плоть. Образ событий и ситуаций, на которые всегда ориентировано действие, оказался у Уотсона низведённым до уровня физических раздражителей. Фактор мотивации либо вообще отвергался, либо выступал в виде нескольких примитивных аффектов (типа страха), к которым Уотсон вынужден был обращаться, чтобы объяснить условно-рефлекторную регуляцию эмоционального поведения. Попытки включить категории образа, мотива и психосоциального отношения в исходную бихевиористскую программу привели к её новому варианту — необихевиоризму.

1960-е годы

Развитие бихевиоризма в 60-х годах 20 века связано с именем Скиннера. Американского исследователя можно отнести к течению радикального бихевиоризма. Скиннер отвергал мыслительные механизмы и полагал, что методика выработки условного рефлекса, заключающаяся в закреплении или ослабления поведения в связи с наличием или отсутствием поощрения или наказания, может объяснить все формы человеческого поведения. Этот подход применялся американским исследователем к объяснению самых разнообразных по сложности форм поведения, начиная с процесса обучения и заканчивая социальным поведением.

Методы

Бихевиористами применялось два основных методологических подхода для исследования поведения: наблюдение в лабораторных, искусственно создаваемых и управляемых условиях, и наблюдение в естественной среде обитания.

Большинство экспериментов бихевиористы проводили на животных, затем установление закономерности реакций в ответ на воздействия окружающей среды перенесли на человека. Бихевиоризм сместил акцент экспериментальной практики психологии с исследования поведения человека на исследование поведения животных. Опыты с животными позволяли лучше осуществлять исследовательский контроль за связями среды с поведенческой реакцией на нее. Чем проще психологический и эмоциональный склад наблюдаемого существа, тем больше гарантии, что исследуемые связи не будут искажаться сопутствующими психологическими и эмоциональными компонентами. Обеспечить такую степень чистоты в эксперименте с людьми невозможно.

Позже эта методика подвергалась критике, в основном по этическим причинам (смотрите, например, гуманистический подход). Также бихевиористы полагали, что благодаря манипуляциям с внешними стимулами можно формировать у человека разные черты поведения.

В СССР

В СССР бихевиоризм, как и другие психологические направления, рассматривался как буржуазное извращение психологии. Особенно активно критиковал этот подход А. Н. Леонтьев. В основном его критика сводилась к обличению в биологизаторстве бихевиоризма, в «индивидуальной болтанке»[Что?], и к тому, что бихевиоризм, по мнению Леонтьева, отрицал роль и вообще наличие внутренних ненаблюдаемых свойств (таких, как цели, мотивы, смысл, предубеждения и прочее) в поведении и деятельности человека.

В то же время к бихевиоризму были близки возникшие в России в 1910—1920-е годы рефлексология (объективная психология) В. М. Бехтерева, физиологическая теория условных рефлексов в поведении животных и человека И. П. Павлова, педологическая концепция активности поведения и деятельности личности А. Ф. Лазурского и М. Я. Басова[2] и объективная психология П. П. Блонского.

Развитие

Бихевиоризм положил начало возникновению и развитию различных психологических и психотерапевтических школ, таких, как необихевиоризм, когнитивная психология, поведенческая психотерапия, рационально-эмоционально-поведенческая терапия. Существует множество практических приложений бихевиористской психологической теории, в том числе и в далёких от психологии областях.

Сейчас подобные исследования продолжает наука о поведении животных и человека — этология, использующая другие методы (например, этология гораздо меньшее значение придаёт рефлексам, считая врождённое поведение более важным для изучения).

См. также

Ссылки

Примечания

  1. Kelby Mason, Chandra Sripada & Stephen Stich The Philosophy of Psychology.
  2. Басов М. Я. Общие основы педологии. — М.—Л.: ГИЗ, 1931. — 802 с.

Бихевиоризм — Психологос

Джон Уотсон

Бихевиоризм (англ. behavior – поведение) в широком понимании — направление в психологии, которое изучает поведение человека и способы влияния на поведение человека.

Бихевиоризм в узком понимании, или классический бихевиоризм — бихевиоризм Дж.Уотсона и его школы, исследующий только внешне наблюдаемое поведение и не делающий различия между поведением человека и других животных. Для классического бихевиоризма все психические явления сводятся к реакциям организма, преимущественно двигательным: мышление отождествляется с речедвигательными актами, эмоции — с изменениями внутри организма, сознание принципиально не изучается, как не имеющее поведенческих показателей. Основным механизмом поведения принимается связь стимула и реакции (S->R).

Основной метод классического бихевиоризма — наблюдение и экспериментальное изучение реакций организма в ответ на воздействия окружающей среды с целью выявления доступных математическому описанию корреляций между этими переменными.

Представители: Эдуард Торндайк, Иван Петрович Павлов, Джон Бродес Уотсон, Эдуард Чейс Толмен, Беррес Фредерик Скиннер.

Миссия бихевиоризма — перевести умозрительные фантазии гуманитариев на язык научного наблюдения. Бихевиоризм родился как протест против произвольных умозрительных спекуляций исследователей, не определяющих понятия четким, операциональным образом, и объясняющих поведение лишь метафорически, не переводя красивые объяснения на язык четких инструкций: что нужно конкретно сделать, чтобы получить от себя или другого нужное изменение в поведении.

«Ваше раздражение вызвано тем, что вы не принимаете себя. Вас раздражает в других то, что вы не можете принять в самих себе. Вам нужно научиться принимать себя!». — Это красиво, это может быть и верно, но, во-первых, это не проверяемо, а во-вторых, непонятен алгоритм действий для решения проблемы с раздражением.

Фильм «История Джона Утсона»

Бихевиоризм стал родоначальником поведенческого подхода в практической психологии, где в центре внимания психолога находится человеческое поведение, а конкретнее «что в поведении есть», «что мы в поведении изменить хотим» и «что для этого конкретно следует сделать». Со временем, однако, возникла необходимость различать бихевиоральный и поведенческий подход. Бихевиоральный подход в практической психологии — подход, реализующий принципы классического бихевиоризма, то есть работающий в первую очередь с внешне видимым, наблюдаемым поведением человека и рассматривающий человека только как объект воздействий в полной аналогии с естественно-научным подходом. Однако поведенческий подход — шире. Он включает в себя не только бихевиоральный, но и когнитивно-бихевиоральный, и личностно-поведенческий подход, где психолог видит в человеке автора как внешнего, так и внутреннего поведения (мыслей и эмоций, выбора той или иной жизненной роли или позиции) — любых действий, автором которых он является и за которые он несет ответственность. См.→

​​​​​​​Бихевиоризм подход хорошо сочетается с другими подходами современной практической психологии. Многие современные бихевиористы используют элементы и гештальт-подхода, и элементы психоанализа. Модификации бихевиоризма широко распространены в американской психологии и представлены прежде всего теорией социального научения А. Бандуры и Д.Роттера.

В психотерапии бихевиоральный подход — один из многих часто используемых подходов.

Если клиент боится летать на самолетах, психоаналитик начнет искать связанные с полетами детские травмирующие переживания, а психоаналитик-фрейдист постарается выяснить, какие ассоциации у пациента вызывает длинный фюзеляж самолета. Психолог-бихевиорист в подобном случае запустит стандартную процедуру десенсибилизации — по сути, начнет вырабатывать условный рефлекс спокойного расслабления на стрессовую ситуацию полета. Смотри Основные подходы в практической психологии

Что касается эффективности, то в целом можно сказать, что бихевиоральный подход имеет примерно ту же эффективность, что и другие подходы. Бихевиоральный подход более подходит для простых случаев психотерапии: избавления от стандартных фобий (страхов), нежелательных привычек, формирование желательного поведения. В сложных, запутанных, «личностных» случаях использование бихевиоральных методов дает недолговременный эффект. Есть исторические предпочтения: Америка предпочитает бихевиоральные подходы всем другим, в России бихевиоризм не в чести. Смотри →

Клуб distant-nik

Как разобраться в себе и в людях

что это такое, необихевиоризм и социобихевиоризм

В начале 20 века самым изучаемым и обсуждаемым направлением психологии считался бихевиоризм. Слово имеет английские корни и означает «поведение». Психологов, решивших посвятить жизнь развитию данного течения, нашлось немало. Вместе с ними появились социальный и необихевиоризм, которые как переплетались, так и противоречили друг другу.

Что такое бихевиоризм?

Бихевиоризм — это направление в психологии, которое исследует поведение и активность личности. Одним из первооткрывателей данного течения был американец Джон Уотсон. Он жестко критиковал психоанализ и психологию за их субъективизм. Ученый считал, что в основу всех психологических методов следовало положить лишь то, что было зафиксировано объективными средствами.

Предмет изучения.

Бихевиористы изучают поведение, включающее поступки, слова, действия, которые могут быть, как врожденными, так и приобретенными в процессе жизни. Уотсон предложил представить поведение в виде формулы S – R. Следуя ей, поведение представляет собой любую реакцию (R) на внешний стимул (S).

Психолог классифицировал реакции по 2-ум признакам:

  • приобретенные в процессе жизнидеятельности и наследственные;
  • внутренние и наружные.

Полагаясь на это деление, можно выделить следующие типы реакций:

  • Внешние приобретенные. Сюда относят любые навыки, связанные с движением: занятия спортом.
  • Внутренние приобретенные. Это мышление, выраженное речью.
  • Наружные наследственные. К этой категории относятся мигание, хватание, реакции, возникающие в момент влюбленности, ненависти, тревоги. Эмоции и инстинкты, описанные в плоскости стимулов и реакций.
  • Внутренние наследственные. Здесь собраны физиологические реакции: кровоток, секреция, пр.

Пройти тест на тип личности

Методы изучения в бихевиоризме.

Поведение личности изучалось с помощью естественнонаучных методик:

  • Наблюдение без использования технических устройств. Суть метода состоит в проведении визуальной оценки реакций, возникающих в ответ на стимулы.
  • Активное наблюдение с использованием приборов. В методике применяются технические устройства, фиксирующие любые изменения, которые происходят в организме под действием стимулов или явлений окружающей среды. К этим показателям относится частота дыхания, пульс, пр. Кроме того, изучается время, затрачиваемое на решение задач, скорость происходящих реакций.
  • Проведение тестов. В этот момент анализируются не психические качества, а именно человеческое поведение, психологи принимают во внимание, какой способ реагирования выбирает человек.
  • Дословная запись. В основе методики лежит интроспекция. Это такой способ самонаблюдения, при котором испытатель и подопытный – один и тот же человек. Анализировались не эмоции или чувства, а озвученные вслух мысли.
  • Методы условных рефлексов. Построены на физиологии. Выработка реакции происходит через отрицательное либо положительное подкрепление стимула.

Промежуточная переменная.

Популярность данного психологического течения объяснялась простотой его принципов, а формулу Уотсона долгое время считали универсальной. Но в ходе исследований было выявлено, что это не так.

Коллеги Уотсона выяснили, что за одним и тем же стимулом может последовать множество реакций. Это заставило психологов добавить в формулу S – R еще одну «промежуточную переменную». Это стало нестандартным решением для бихевиористов, так как им пришлось отступить от своего главного убеждения – научно только то, что объективно подтверждено. Новая формула выглядела так: S – О – R.

Психологи посчитали, что введение ненаучной инстанции обосновано, так как стимул не может работать сам по себе, он действует вместе с промежуточной переменной.

Необихевиоризм.

На поддержку идей Уотсона встал Б. Ф. Скиннер. Психолог соглашался, что наука должна полагаться только на то, что объективно. Ученый не видел смысла проводить тесты, которые не имеют объективного подтверждения. Он был склонен к исследованию механизмов поведения, а главной целью бихевиоризма в психологии Скиннера было «программирование» человеческого поведения для получения определенного результата.

Для программирования Скиннер избрал метод пряника, он был уверен, что положительный стимул более эффективен. Дальнейшие исследования подтвердили это.  Психолог не брал во внимание цели воспитания, психоаналитическую социологию. Он ставил бихевиоризм во главу угла, считая, что если он не дает ответа на поставленный вопрос, то такого ответа в природе нет.

Пройти тест: ребенок, взрослый, родитель

Скиннер выдвинул две интересные теории:

  • О вреде распространения творческого начала. Если предположить, что творческий потенциал больше у модельера, который создает эскизы, чем у швеи, которая на их основе создает одежду, то это нормально. Но если бы у всех людей был одинаково развитый творческий потенциал, то кто бы создавал одежду? То есть получается, что равенство в развитии творческого начала приносит больше минусов, чем плюсов.
  • О контроле рабом своего рабовладельца. То, что рабовладелец способен контролировать раба – очевидно. Если раб выполняет поручения, его поощряют, за неисполнение – наказывают. Но и у раба есть минимальный уровень контроля, так как он сам выбирает, подчиняться ему или нет, следовательно, влияет на меру наказания или поощрения.

Скиннер утверждал, что личность человека формируется под воздействием общества.

Социобихевиоризм.

Американские ученые, исследующие природу агрессии, полагаются на бихевиоризм, психология индивида им не так интересна, как процесс совершения определенного действия. То есть, человек использует силу с определенной целью, например, для достижения уважения, получения власти.

Не все теории бихевиористов верны.

  • Во-первых, изучение совершения действия нельзя рассматривать независимо от характеристик личности.
  • Во-вторых, даже при одинаково сложившихся условиях и при одинаковых «стимулах» есть много вариантов «реакций».

Социобихевиоризм зародился в 60-х. От прочих течений он отличался тем, что его приверженцы утверждали, что приобретение опыта возможно не только благодаря собственным ошибкам, но и благодаря наблюдению за чужими и их анализу. Методика положена в основу кооперативного и агрессивного поведения, которое формируется в том числе и в зависимости от интересов общества, в котором человек находится.

Бихевиоризм применим не только для изучения поведения, но и для его коррекции. Так, многие психотерапевты используют бихевиоральные способы борьбы с психологическими проблемами, например, отрицательное и положительное подкрепление, технику внешнего воздействия, десенсибилизацию и другие.

Пройти тест на самооценку

Бихевиоризм

Бихевиоризм является направлением в психологии, которое было основано Д.Б Уотсоном с появлением его публикации в 1913 г. Тогда же сложилась первая программа, сформулированная американским психологом. Работа Уотсона называлась «Психология с точки зрения бихевиориста». Это направление занимало доминирующее положение вплоть до середины 1950-х годов.

Суть его заключается в том, что в качестве предмета научного исследования бихевиоризм отверг как сознание, так и бессознательное и свел психику к различным формам поведения, как совокупности реакций организма на стимулы внешней среды. Человека можно научить чему угодно, предполагал Уотсон, конечно, в пределах его физических возможностей, а такие факторы, как генетический фон, личностные черты, мысли, никакой роли не играют.

Среди представителей этого направления можно назвать таких ученых, как Э.Торндайк, И.П. Павлов, Ф. Скиннер, К. Халл, оставивших большой след в истории бихевиоризма.

Уотсон видел задачу психологии в изучении поведения живых существ, адаптирующихся в физической и социальной среде, а её цель в создании средств, чтобы контролировать поведение. Роль сознания как реального регулятора человеческой деятельности бихевиоризмом отвергается, исходя из того, будто бы оно недоступно для объективного изучения. Связь стимула и реакции бихевиористы принимают в качестве основных механизмов поведения.

Готовые работы на аналогичную тему

Их основным методом является наблюдение и экспериментальное изучение реакций организма на воздействия окружающей среды. Эксперименты проводились в основном на животных, а установленные закономерности на этом уровне переносились затем на людей.

Бихевиоризм игнорирует социальную природу человека, активность организма и роль его психической организации в преобразовании среды.

Исходная концепция бихевиоризма таила в себе много методологических изъянов, поэтому уже в 1920-х годах начинается его распад на ряд направлений – гештальт-психология, психоанализ, необихевиоризм.

Но, тем не менее, бихевиоризм расширил область психологии, включив внешние и телесные реакции, оказал влияние на лингвистику, антропологию, социологию и др. Существенный вклад был внесен его представителями в разработку эмпирических и математических методов изучения поведения.

В практической психологии бихевиоризм стал родоначальником поведенческого подхода. В ней в центре внимания психолога находится поведение человека, а конкретнее «что в поведении есть, что мы хотим изменить» и что для этого надо конкретно сделать.

Бихевиоризм и развитие личности

Личность с позиций бихевиоризма это все то, чем обладает индивид, его возможности в отношении реакции для приспособления к среде. Говоря другими словами, личность – это организованная и относительно устойчивая система навыков, которые составляют основу этого поведения. Навыки приспособлены к жизненным ситуациям, а новые ситуации формируют новые навыки.

В их концепции человек это, прежде всего, реагирующее, действующее, обучающееся существо. Причем это существо запрограммировано на какие-либо реакции, действия, поведение. Изменяя стимулы человека можно программировать на требуемое поведение. Психолог Толмен (1948) схему стимула и реакции (S-R), как основных механизмов поведения, подверг сомнению. Он считал её слишком упрощенной, поэтому вводит между ними важную переменную I – психические процессы данного индивида. Эти процессы зависят от наследственности индивида, его физиологического состояния, прошлого опыта и природы стимула (S-I-R).

Концепции бихевиоризма были представлены в новом освещении в 70-годы – это была теория социального научения. Одна из главных причин, сделавшая нас такими, какие мы есть, по мнению А. Бандуры (1965), связана со склонностью, подражать поведению других людей. При этом учитывается тот факт, насколько такое подражание будет для нас благоприятно.

Развитие личности теория Э. Берна рассматривает как процесс преодоления или специфического закрепления исходного чувства неполноценности. При этом учитывается зависимость от внешних факторов воспитания в детстве и «психологической позиции», формирующейся у человека.

Поведением человека, с точки зрения бихевиоризма, можно управлять, используя при этом ряд психологических законов:

  • Закон эффекта – положительное подкрепление правильных реакций;
  • Закон субъективной ценности подкрепления, учет наиболее ценного и привлекательного подкрепления для данного человека;
  • Закон оперантного обуславливания. Предполагая негативные последствия, человек может заранее отказаться от этих действий;
  • Закон субъективной вероятности последствий – возможность пойти на риск;
  • Закон подражания;
  • Закон влияния типа личности.

Методы бихевиоризма

В бихевиористском учении о мышлении отчетливо просматривается тенденция перенять методы естественных наук. Психолог всегда должен ограничиваться данными естественных наук, считал Уотсон, поэтому в их лабораториях допускались строго объективные методы исследования.

Уотсон включал в свои методы следующие:

  • Наблюдение с приборами или без них;
  • Метод тестирования. При тестировании Д.Б. Уотсон предлагает оценивать не психические качества человека, а его поведение. Результаты теста для него не были показателем ума или личных качеств. Это была просто реакция испытуемого на определенные раздражители, которые создавались в результате проведения теста и только;
  • Метод дословной записи. Этот метод более противоречив, потому что, настроенный против интроспекции, он считал этот метод весьма спорным, но, тем не менее, шел на компромисс и позволял им пользоваться. Он писал: «говорить, значит делать, значит, это поведение».
  • Метод условных рефлексов. Именно это метод стал наиболее важным в бихевиоризме.

Разработан он был в 1915 г. после официального провозглашения бихевиоризма. Метод сначала применялся в ограниченных случаях. Но благодаря Уотсону он широко внедрился в психологические исследования американцев. Метод условных рефлексов давал возможность проведения исследований в лабораторных условиях сложного человеческого поведения. Изучать поведение человека он собирался так же, как физики изучают Вселенную – путем разбиения его на отдельные компоненты.

Но для всех методов, при этом, необходимой основой являлся метод наблюдения.

Популярность и привлекательность бихевиоризма

Смелые выступления Уотсона завоевали огромное число его приверженцев. Но, подавляющее большинство безразлично относилось к тому, что одни психологи выступали за существование сознания, а другие считали, что психология утратила здравый смысл.

Призыв Уотсона создать общество, базирующееся на научно-обоснованном управлении поведением, взбудоражил общественность. Те, то был разочарован в старых идеях, получили надежду, но по своей страсти и убежденности бихевиоризм был сродни религии. Новому научному течению посвящались сотни книг и статей, среди которых можно назвать «Религия по имени бихевиоризм».

Проводя эксперименты с условными рефлексами, Уотсон убедился в том, что эмоциональные расстройства взрослых невозможно сводить только к сексуальным факторам, как считал З. Фрейд. Если расстройства взрослых есть следствие неправильного воспитания в детстве, то правильная программа воспитания должна в старшем возрасте предотвратить их появление. Практический контроль над поведением людей не только возможен, но и необходим, в этом Уотсон был убежден. Им была разработана целая программа оздоровления общества. Это была программа экспериментальной этики на принципах бихевиоризма. Планы ученого так и остались планами и никогда не были реализованы, а сама программа осталась как костяк для будущих исследователей.

Бихевиоризм подробно — Психологос

Бихевиоризм — один из немногих англицизмов, использование которого оправдано самой природой нашего языка. С помощью «изм…а» можно вывести название системы почти из любого слова, но попробуйте проделать это с «поведением» (behavior по-английски буквально и означает — поведение). Данная школа — крупнейшая в мировой психологии XX века — всегда была представлена у нас (как в научных работах, так и в учебных курсах) очень скупо и преимущественно критически. В результате в сознании российских психологов бихевиоризм представлен в основном в виде набора упреков в его адрес.

Попробуем сформулировать самые важные из этих упреков.

Критика бихевиоризма

Итак, бихевиоризм оказывается сильно уязвим для критики в связи с тем, что он:

— заставил психологию отказаться от того, что есть в ней самого волнующего и привлекательного — внутреннего мира, то есть сознания, чувственных состояний, душевных переживаний;

— трактует поведение как совокупность ответных реакций на определенные раздражители, тем самым низводя человека др уровня автомата, робота, марионетки;

— опираясь на тот аргумент, что все поведение выстраивается в ходе прижизненной истории, пренебрегает врожденными способностями и склонностями;

— не уделяет внимания изучению мотивов, намерений и целевых установок человека;

— не в силах объяснить яркие творческие достижения в науке и искусстве;

— опирается на опыт изучения животных, а не человека, поэтому представляемая им картина человеческого поведения ограничивается теми чертами, которые человек разделяет с животными;

— неэтичен, так как использует в экспериментах жестокие методы, включая болевое воздействие;

— недостаточное внимание уделяет индивидуально-психологическим особенностям, пытаясь свести их к индивидуальному репертуару поведения;

— игнорирует категории морали и нравственности;

— антигуманен и антидемократичен, поскольку ставит своей целью манипуляцию поведением, так что его результаты хороши для концлагеря, а не для цивилизованного общества.

Как это ни покажется невероятно, но все эти утверждения почти дословно почерпнуты из работы самого знаменитого бихевиориста Б. Ф. Скиннера. Одну из своих самых известных книг он начинает перечнем упреков в адрес своей позиции, с тем чтобы затем их отвергнуть. Так уж повелось, что бихевиористам постоянно приходится оправдываться. Получается это иногда убедительно, иногда — не очень. Дабы разобраться в справедливости выдвинутых претензий и соответствующих контраргументов, попробуем проследить историю их возникновения. Как получилось, что бихевиористы дали столько поводов для критики, и можно ли что-то сказать в их защиту?

Появление психологии как науки

Психология оформилась в самостоятельную науку в последней четверти XIX в. Ее предметом было провозглашено сознание, а основным методом — интроспекция, т. е. изощренное профессиональное самонаблюдение. В качестве центральной задачи ставилось изучение содержания сознания, выявление его элементов (которых, по некоторым гипотетическим оценкам, должно насчитываться десятки тысяч) и связей между ними, образующихся по законам ассоциации.

Сегодня этот этап развития психологии справедливо расценивается как перевернутая страница в истории науки. Однако понадобилось несколько десятилетий, чтобы со всей очевидностью высветилась ограниченность интроспективного подхода и его невысокая практическая ценность. В наши дни мы понимаем психологию совсем иначе, чем это было принято сто лет назад. И во многом — благодаря теоретикам и практикам бихевиоризма, отважившимся выступить против господствовавшего в начале прошлого века академического взгляда на предмет и задачи психологии. Если бы психология по сей день оставалась такой, какой ее мыслили основоположники, мы вряд ли заинтересовасись бы ею.

Для своего времени (начало XX в.) бихевиоризм явился новым позитивным вкладом в науку, обеспечившим ее прогресс. Так же, впрочем, как и фрейдизм, позволивший по-новому оценить многие явления душевной жизни. Однако уже по прошествии полувека эти две основные силы в психологии (об интроспекционизме никто уже всерьез не вспоминал) продемонстрировали присущие им слабости и издержки и фактически побудили новое поколение психологов объединиться в «третью силу» под знаменами гуманистической психологии. Кстати, именно от гуманистов в адрес бихевиоризма раздавалась самая серьезная критика. А вот сегодня, по прошествии еще полувека, уже вполне очевидно, что и «третья сила» оказалась не безупречна и далеко не все ее амбиции основательны. Вероятно, впереди новый виток, на котором в единый вектор сложится накопленный предшественниками позитив и будут отброшены нереалистичные притязания. И похоже, в багаж психолога XXI века войдут и кое-какие достижения поведенческой школы. Ибо на одних комплексах в XXI веке далеко не уедешь, будь то комплекс Эдипа по Фрейду или комплекс Ионы по Маслоу.

История бихевиоризма

Эру науки о поведении принято отсчитывать с 1913 г., когда Джон Уотсон на ежегодном собрании Американской психологической ассоциации выступил с программным докладом «Психология с точки зрения бихевиориста», который в том же году был опубликован. Однако идеи бихевиоризма к тому времени уже витали в воздухе, и главная заслуга Уотсона состоит, пожалуй, в том, что он, как нынче принято выражаться, их озвучил. В этом смысле Уотсон, безусловно, выступил революционером. Но это был не отчаянный порыв одинокого бомбиста, а закономерное разрешение назревшей революционной ситуации.

Представление об адаптивной (по отношению к внешним стимулам) природе психики и рефлекторном характере поведения восходит еще к картезианскому учению о рефлексе, сформулированному в XVII в. (сам Декарт, кстати, термина «рефлекс» еще не употреблял, да и механизм проведения нервных импульсов на том уровне развития науки был еще неведом, однако схема циркуляции «животных духов» довольно точно предвосхитила схему рефлекторной дуги). Сама идея тождества механизмов поведения всех живых организмов — как животных, так и человека — принадлежит именно Декарту. Правда, Декарт специфику человеческого поведения все же видел в его одухотворенности, отчего бихевиористы категорически отказались.

Философская основа

Философскую основу бихевиоризма составил сплав позитивизма и прагматизма. Основатель позитивизма французский философ Огюст Конт считал, что единственно истинным знанием является знание об объективно наблюдаемых явлениях. Соответственно, подлинно научному исследованию доступны только наблюдаемые факты, что совершенно исключает из исследовательского инструментария всякие субъективные методы, в первую очередь — интроспекцию. К началу XX в. именно позитивизм определял ту научную атмосферу, «дух времени», в которых вызревала революция в психологии. Философия прагматизма, ведущими представителями которой выступали У. Джемс и Дж. Дьюи, выдвигала в качестве критерия истинности любого учения, любой концепции их практическую пользу (тут легко проследить аналогию с марксистской формулой «практика — критерий истины», хотя у нас ее долгие годы не принято было замечать).

Дьюи и Джемс повлияли на становление бихевиоризма не только своими философскими, но и психологическими идеями. В историю психологии Джон Дьюи (известный у нас преимущественно как философ и теоретик школьного дела) вошел как автор программной статьи «Понятие о рефлекторном акте в психологии» (1896), в которой призвал перейти к новому пониманию предмета психологии, признать таковым целостный организм в его адаптивной по отношению к среде активности. В ту пору Дьюи работал в Чикагском университете, где под его влиянием сформировалась группа психологов, объявивших себя в противовес школе Вундта и Титченера функционалистами. Их кредо высказал Джеймс Энджелл в президентском адресе к Американской психологической ассоциации — «Область функциональной психологии» (1906).

В нем функциональная психология определялась как учение о психических операциях в противовес структуралистскому учению о психических элементах. Операции выполняют роль посредников между потребностями организма и средой. Главное назначение сознания — «аккомодация к новому». Организм действует как психофизическое целое, и поэтому психология не может ограничиться областью сознания. Ей следует устремиться в различных направлениях ко всему многообразию связей индивида с реальным миром.

Исследования Д. Уотсона

Эти представления, несомненно, оказали влияние на Уотсона, который некоторое время работал в Чикагском университете в качестве ассистента Энджелла.

Джемса, который, как известно, ни к какой научной школе не примыкал и собственной не создал, часто относят к предшественникам бихевиоризма на основании его теории эмоций. Представление Джемса об эмоциях, удивившее современников своей парадоксальностью, было первоначально изложено в 1884 г. в журнальной статье «Что такое эмоция?». Вопреки казавшемуся неоспоримым представлению о том, что эмоция служит источником физиологических изменений в различных системах организма, Джемс предложил рассматривать ее не как первопричину, а как результат этих изменений: внешний раздражитель вызывает в организме (мышцах и внутренних органах) пертурбации, которые переживаются субъектом в форме эмоциональных состояний. Пафос выступления Джемса состоял в том, чтобы превратить эмоциональные состояния в объект, доступный естественнонаучному постижению. Эту задачу он пытался решить сведением субъективно переживаемого к телесному. Гипотеза Джемса носила умозрительный характер и впоследствии не выдержала опытной проверки, но в свое время сыграла роль катализатора новых воззрений на психические процессы. Первое десятилетие XX в. характеризовалось, в марксистских терминах, нарастанием революционной ситуации. В 1910 г. Энджелл писал, что термин «сознание» в конце концов исчезнет из психологии, как это произошло с термином «душа». Три года спустя, незадолго до появления манифеста Уотсона, Энджелл предположил, что будет гораздо полезнее просто забыть о сознании и вместо этого объективно описывать поведение людей и животных. В 1911 г. Уолтер Пилсбери в своей книге определил психологию как науку о поведении. Он настаивал, что к человеку надо относиться столь же объективно, как и к любому объ¬екту физического мира. В том же году Вильям Монтегю представил в нью-йоркское отделение АПА работу под названием «Не потеряла ли психология сознание?». Он писал о «движении, стремящемся избавиться от концепции разума или сознания и заменить их понятием поведения как достаточного объекта для психологических исследований». В те же годы появляются книги Макса Майера «Фундаментальные законы человеческого поведения», Уильяма Мак-Дугалла «Психология: изучение поведения». Уотсону оставалось выйти на трибуну и провозгласить, что революция, о которой так долго говорили психологи, — свершилась!

Конечно, нельзя недооценивать и собственные заслуги Уотсона, обобщившего свой 12-летний опыт изучения поведения животных, а также богатый опыт, накопленный к тому времени в лабораториях Америки и… России! В США первая подопытная крыса была запущена в первый экспериментальный лабиринт еще в 1900 г., а в России изучение собачьих рефлексов началось еще раньше. Нет ничего удивительного в том, что в американских учебниках психологии, Россию высокомерно игнорирующих, пара русских имен все же обязательно упоминается — Павлов и Бехтерев. Понятно, что упоминаются они — причем с большим почтением — в главах, посвященных бихевиоризму.

Отказавшись от традиционных для академической психологии понятий, прежде всего — сознания, недоступного объективному изучению, психологи-бихевиористы сосредоточили внимание на том, что «весомо, грубо, зримо», — феноменах поведения, и именно в терминах поведения стали трактовать все явления душевной жизни. Поведение трактовалось ими как совокупность реакций на стимулы внешней среды. Такая трактовка сама по себе открывала перед исследователями широкие перспективы. Ведь согласно их представлениям, знание природы стимула позволяет предвидеть соответствующую реакцию, и наоборот, по характеру реакции можно судить о вызвавшем ее стимуле. Поэтому, используя необходимые стимулы при умелом манипулировании подкреплением (поощряя одни реакции и подавляя другие), можно добиться желаемого поведения. Понятно, что на первый план в исследованиях выдвигалось научение — приобретение и закрепление нового опыта.

Практическое применение бихевиоризма

Практическое применение бихевиоральных схем продемонстрировало исключительно высокую эффективность — прежде всего в области исправления «нежелательного» поведения. Психотерапевты поведенческого направления предпочли отбросить рассуждения о внутренних терзаниях и стали рассматривать психологический дискомфорт как следствие неправильного поведения. В самом деле, если человек не умеет вести себя адекватно складывающимся жизненным ситуациям, не умеет налаживать и поддерживать отношения с близкими, с коллегами, с противоположным полом, не может отстоять свои интересы, решать возникающие проблемы, то отсюда один шаг до всяческих депрессий, комплексов и неврозов, которые по сути дела выступают лишь следствиями, симптомами. Лечить надо не симптом, а болезнь, то есть решать проблему, лежащую в основе психологического дискомфорта, — поведенческую проблему. Иными словами, человека надо научить правильно себя вести. Если вдуматься — не на том ли основана идеология всей тренинговой работы? Хотя, конечно, редкий современный тренер согласится признать себя бихевиористом, напротив — еще наговорит кучу красивых слов об экзистенциально-гуманистических идеалах своей деятельности. Но попробовал бы он осуществлять эту деятельность без опоры на поведение!

Один из прикладных аспектов поведенческой психологии все мы постоянно испытываем на себе, подвергаясь неустанному и, надо признать, весьма эффективному воздействию рекламы. Как известно, основоположник бихевиоризма Уотсон, лишившийся вследствие скандального развода всех академических должностей, нашел себя в рекламном бизнесе и немало в нем преуспел. Сегодня герои рекламных роликов, склоняющие нас к покупке того или иного товара, — это фактически солдаты армии Уотсона, стимулирующие согласно его заветам наши покупательские реакции. Можно сколько угодно ругать тупую назойливую рекламу, но ее создатели не вкладывали бы в нее бешеные деньги, будь она бесполезна.

Бихевиоризм в педагогике

Но самое широкое применение идеи бихевиоризма нашли в педагогической практике. Во всем мире в практику воспитания и образования вошла рабочая схема формирования человека, основанная на «впечатывании» (термин Торндайка) связей между стимулами и реакциями, что реально означает выработку «правильных» реакций и устранение «неправильных». При этом процесс социализации и собственно научения трактуется как опробывание различных подходов, пока не будет найден правильный вариант реакции, а затем ее тренировка до тех пор, пока она окончательно не закрепится. Особое значение в этой связи приобрела идея позитивного и негативного подкрепления той или иной реакции в качестве необходимого фактора формирования поведения. В конце концов, что есть школьная отметка, как не форма подкрепления? Правда, педагоги гуманистической ориентации гневно клеймят школьную отметку и призывают от нее отказаться в пользу исключительного поощрения реальных достижений. Но насколько это противоречит идеям бихевиоризма? Создается впечатление, что с работами бихевиористов мало кто из их критиков по-настоящему знаком. А вот, например, строки из Скиннера: «Наиболее эффективным способом контроля за поведением является награда. Наказание информирует о том, чего не надо делать, но не сообщает о том, что нужно делать. Наказание является основным препятствием научению. Наказуемые формы поведения не исчезают; они почти всегда возвращаются замаскированными или сопровождаемыми другими формами поведения. Эти новые формы помогают избежать дальнейшего наказания или являются ответом на наказание. Тюрьма — прекрасная модель, демонстрирующая неэффективность наказания. Если заключенный ничему не научился, то нет никакой гарантии, что в той же среде с теми же соблазнами он будет вести себя по-другому.

Кроме того, наказание поощряет наказывающего. Учитель, пугая ученика плохой отметкой, добивается того, что он становится внимательнее. А для учителя это положительное подкрепление. И он все чаще прибегает к наказанию, пока не возникнет бунт. В конечном итоге наказание не удовлетворяет наказывающего и не приносит пользы наказываемому».

Если опустить формулировку «контроль за поведением», то даже не верится, что эти слова принадлежат «без пяти минут фашисту», которого вот уже полвека отчаянно поносят полчища гуманистически настроенных психологов, педагогов и публицистов. По сути дела, весь пафос их критики сводится к тому, что с помощью бихевиоральных методов можно вершить всяческие издевательства над людьми (примеров предостаточно). Вообще-то и скальпелем можно зарезать. Что ж — откажемся от хирургии?

Итоги

Всей историей своего развития бихевиоризм продемонстрировал — значение этого научного направления и его историческая судьба сродни тем, что характерны для любой психологической школы. В свое время его рождение отвечало насущным требованиям науки и практики, всей общественной жизни, явилось позитивным шагом в развитии науки, поскольку позволило отвергнуть отжившие и малопродуктивные представления прошлого. Однако притязания бихевиористов оказались слишком преувеличенными (разве не то же самое можно сказать про любую школу?). Попытки свести все многообразие психических явлений к поведенческим реакциям в ряде случаев действительно производят впечатление примитивизации. Да и аналогии с поведением животных, в известных пределах — бесспорные, за этими пределами начинают звучать абсурдом.

Бихевиоризм берется объяснить наше поведение и способствовать его формированию в наилучшем направлении. Кое в чем это удается блестяще, кое в чем — более или менее правдоподобно и успешно, однако исчерпывающего объяснения и безупречного практического инструментария он дать не в состоянии. Только вряд ли это может-служить поводом для упреков — ведь никто из психологов, к какой бы школе они ни принадлежали, такого успеха пока не добился.

Клуб distant-nik

Как разобраться в себе и в людях

БИХЕВИОРИЗМ — это… Что такое БИХЕВИОРИЗМ?


(от англ. behavior – поведение) – господств. направление в амер. психологии 20 в., отрицающее сознание как предмет психологии и считающее таковым поведение, под к-рым понимаются телесные реакции на стимулы. Возникновение Б. было обусловлено как социальными, так и теоретич. причинами. Нарастание идеологич. реакции в период империализма вызвало появление концепций, принижающих роль сознания. Наиболее распространенные в США разновидности махистской философии – прагматизм и неореализм – отвергли реальность не только материи, но и сознания как свойства мозга. Вместе с тем остро вставал вопрос о практич. использовании психологии с тем, чтобы поставить ее на службу капиталистич. произ-ву. На рубеже 20 в. резко обнаружилась несостоятельность интроспективной теории сознания (см. Интроспективная психология). Под влиянием эволюц. биологии возникают попытки применить объективный метод к изучению поведения животных. Одна из таких попыток принадлежала Торндайку (1898). Наблюдая реакции животных при выполнении экспериментальных задач, он пришел к выводу, что решение достигается методом «проб и ошибок», путем отбора произведенных наугад движений. Этот вывод был затем распространен на процесс учения у человека. По принципиально иному пути объективного исследования поведения животных и человека пошел, развивая идеи Сеченова, Павлов, работы к-рого оказали большое влияние на сторонников Б., хотя и были ими неправильно истолкованы в духе механицизма. На них повлияли также искания в области «объективной психологии» Бехтерева.
Такова была атмосфера, в к-рой сложилась первая программа Б., сформулированная Уотсоном (1913). Центр. пунктом программы было требование отказаться от понятия «сознание», якобы препятствующего превращению психологии в строгую науку. Выступая на словах против идеалистич. взгляда на сознание, Б. полностью принимал этот взгляд, т.к. понимал под сознанием совокупность субъективных данных, познаваемых только тем, кто их непосредственно переживает. Отвергая сознание как реальную функцию мозга, состоящую в отражении внешнего мира, Б. выступил и против физиологии мозга, изучающей материальный субстрат психики. Открытые Павловым закономерности высшей нервной деятельности он попытался интерпретировать в терминах «стимула и реакции», т. е. внешнего раздражения и двигат. ответа на него, полностью игнорируя динамику нервно-психич. процессов, обусловливающую характер акта поведения. Павлов выступил против Б. со спец. работой «Ответ физиолога психологам» («The reply of physiologist to psychologist», «Psychol. Rev.», 1932, v. 39, No 2). Б. требует замены исторически сложившейся системы психологич. категорий новыми понятиями: ощущение он называет «дискриминаторной реакцией», мышление – «субвокальной реакцией гортани», чувство отождествляет с «висцеральной реакцией», самосознание трактует как «вербальный отчет» и т.д.
Исследователи, находившиеся под влиянием Б., внесли довольно значит. вклад в разработку конкретных вопросов психологии (в особенности проблем навыка и учения), однако получ. факты Б. интерпретирует с ложных теоретич. позиций. Так, напр., выработка навыка сводится к механич. закреплению связей в результате повторения, характер же отражения мозгом действительности полностью игнорируется. Мышление отождествляется с речью, сама же речь превращается в лишенный смыслового содержания речедвигат. акт. Б. свойственна установка на биологизацию человеч. поведения. Качеств. отличие последнего от поведения животных отрицается. Выдвигается мнение, будто всё, что есть важного в психологии, может быть в сущности исследовано путем продолжающегося теоретич. и экспериментального анализа поведения крысы в лабиринте. Исходя из гносеологии позитивизма, Б. видит задачу психологич. науки в фиксации результатов внешнего наблюдения, считая неправомерным изучение внутр. механизмов деятельности, познаваемых опосредованно.
Уже в начале 20-х гг. 20 в. начинается распад Б. на ряд направлений, сочетающих с осн. его доктриной элементы др. теорий, в частности гештальтпсихологии и фрейдизма.
Амер. психолог Э. Толмен пытался преодолеть механицизм Б. на основе своеобразной телеологич. концепции, названной им «молярным Б.» (Е. С. Tolman, Purposive behavior in animals and men, N. Y., 1932). Амер. психолог Вейс доказывал, что все психологич. факты могут быть безостаточно выражены в физико-химич. или социологич. терминах (A. A. Weiss, A theoretical basis of human behavior, 1925). Амер. психолог Г. Мид критиковал Уотсона за индивидуалистич подход к поведению и выдвинул теорию «социального Б.», согласно к-рой поведение складывается в процессе общения (G. Mead, Mind, self and society from the stand point of a social behaviorist, 1934). Само общение при этом понимается сугубо идеалистически, как «обмен жестами» (речь относится к категории вокальных жестов). В 30–40-х гг. Б. сближается с семантич. идеализмом и операционализмом. В нем все сильнее нарастает тенденция к формализации психологии, замене индуктивного исследования, свойственного раннему Б., априористич. построениями. Таков, напр., «гипотетико-дедуктивный» метод одного из наиболее влият. представителей совр. Б. – амер. психолога К. Халла, строящего науку о поведении на общих постулатах, из к-рых извлекаются дедуктивным путем выводы, предлагаемые для эмпирич. проверки (С. L. Hull, Principles of behavior; an introduction to behavior theory, 1943). Для совр. Б. характерна тенденция к максим. ограничению круга явлений, объясняемых с позиций рефлекторной теории. Так, амер. бихевиорист Скиннер объявил типичным для живых существ т.н. «оперантное» поведение, причинная обусловленность к-рого внешней стимуляцией отрицается. Ряд сторонников Б., перенеся центр тяжести с приобретенных реакций на инстинкты, психич. «гены» (Торндайк) и т.п., смыкается с расистскими теориями. В настоящее время предпринимаются попытки использовать для укрепления Б. успехи кибернетики путем объяснения закономерностей человеческого поведения принципами функционирования автоматических устройств.
Глубокие противоречия, разъедающие Б. на протяжении всей его истории, – результат порочности его методологич. филос. основы.

Лит.: Thorndike Ε. L., Animal intelligence (Animal behavior), Ν. Υ., 1911; его же, Man and his works, Camb (Mass), 1943; Watson J. B., Psychology as a behaviorist views it, «Psychol. Rev.», 1913, v. 20; Τolman Ε. С., Purposive behavior in animals and men, Ν. Υ., 1932; Mead C., Mind, self and society from the stand point of a social behavionst, Chi., 1946; Hull С. L., Principles of behavior, Ν. Υ., 1943; Павлов И. П., Ответ физиолога психологам, Полн. собр. соч., 2 изд., т. 3, кн. 2, M.–Л., 1951; Рубинштейн С. Л., Нео-бихевиоризм Тольмана, «Уч. зап. кафедры психологии Ленингр. гос. пед. ин-та им. А. И. Герцена», 1939; его же, Философия и психология, «Вопр. философии», 1957, No 1; Ярошевский Μ. Γ., Буржуазные психологи США в борьбе за ликвидацию сознания, там же, 1948, No 3.

M. Ярошевский. Куляб.


Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия.
Под редакцией Ф. В. Константинова.
1960—1970.

Что случилось с бихевиоризмом — Ассоциация психологических наук — APS
Roddy Roediger Roddy Roediger

В 2004 году исполняется 100 лет со дня рождения Б. Ф. Скиннера. Я сомневаюсь, что большинство членов Американского психологического общества (и даже меньшая доля всех психологов) уделят много внимания. В конце концов, разве бихевиоризм не ушел со сцены? Разве мы не живем в эпоху когнитивной революции, которая все еще бурлит и доминирует в большинстве областей психологии? Разве область психологии обучения животных, нерестилище бихевиоризма, не относится к 1950-м годам, к той же эпохе, что и черно-белое телевидение, три телеканала и антенны в доме? Многие читатели APS, вероятно, ответят «да» на все три вопроса.Если это правильный ответ — и, как вы увидите, я не обязательно думаю, что это так — тогда мы можем спросить, что случилось.

Давайте вернемся на сто лет назад, когда психология была новой областью. Первые лабораторные работы датируются 1879 годом или около того (давайте не будем возвращаться к этому противоречию), а в 1904 году, в год рождения Скиннера, эта область боролась за то, чтобы стать наукой. Тем не менее, методы были различны, и статьи в журналах часто были длинные на наблюдении и спекуляции. Тщательные эксперименты были в дефиците, если не вообще отсутствовали.Некоторые документы граничат с темной чепухой. В Сент-Луисе, откуда я пишу, была знаменитая Всемирная ярмарка в 1904 году, и множество величайших ученых того времени, в том числе психологов, собрались с целью предоставления современного набора лекции на своих полях и, конечно же, чтобы показать поле в лучшем виде. Изучение их разговоров, отчеты о которых были сохранены для потомков, позволяет получить краткую сводку о состоянии дел 100 лет назад. Я рассмотрю эти материалы в следующей колонке.

В 1913 году, через девять лет после рождения Скиннера, Джон Б. Уотсон опубликовал свою знаменитую статью «Психология с точки зрения бихевиориста» в «Психологическое обозрение ». Это было кратко, но мощно. Уотсон сказал, что психология должна избавиться от интроспективных исследований психических событий, которые непосредственно не наблюдаются — образы, память, сознание и др. — и изучать поведение. Уотсон поддержал утверждение Уолтера Пилсбери о том, что «психология — это наука о поведении», и сказал: «Я верю, что мы можем написать психологию, определить ее как Пилсбери [сделал] и никогда не возвращаться к нашему определению: никогда не используйте термины сознание, психические состояния, разум, содержание, поддающиеся самоанализу, образы и тому подобное »(1913, с.116). Пьянящие вещи! Изучать только поведение! Психологи старшего возраста, вероятно, считали Уотсона чем-то необычным, но молодые психологи стекались к нему, и его позиция продолжала привлекать сильных сторонников на протяжении многих лет. Если бы психология была наукой о поведении, то ее целями было бы (как сказал Скиннер годы спустя) предсказание и контроль поведения. Контроль поведения! Как здорово!

Бихевиоризм был призван сделать психологию естествознанием. В те годы, когда бихевиористские идеи развивались, они находились в гармонии с философской позицией логического позитивизма, отстаиваемого в физике и других областях.Концепции должны определяться операциями, используемыми для их измерения, чтобы держать науку в тесной связи с наблюдаемыми данными и устранять полеты спекулятивных фантазий.

Последующие десятилетия показали бихевиоризм в господстве, и лаборатория обучения животных была очагом изучения, белая крыса и голубь — организмы выбора (при условии, что все организмы и все виды поведения подчиняются сходным законам).

Эдгар Чейс Толман отстаивал методологию бихевиоризма и внес важный вклад.Некоторые из его концепций (латентное обучение, когнитивные карты) все еще появляются сегодня, даже в когнитивной литературе. Книги Павлова были переведены в 1920-х годах, а Кларк Халл начал публиковать свою важную серию статей «Психологического обзора» в конце 20-х и начале 30-х годов. Самый известный ученик Халла, Кеннет Спенс, также начал свою важную работу в 1930-х годах. Эдвин Гатри опубликовал свои идеи о роли смежности в обучении и понятии однократного обучения. В 1938 году Б. Ф. Скиннер опубликовал « Поведение организмов» и запустил свой оперантный подход, который стал самой известной позицией бихевиоризма, и сегодня, по-видимому, среди многих представляет бихевиоризм.Одним из моих любимых курсов в качестве бакалавриата был « Психология обучения» , который преподавал мой наставник-студент Дэвид Дж. Элмс, используя книгу Джеймса Диза и Стюарта Халса из Университета Джона Хопкинса с таким названием.

Теперь, возвращаясь к бихевиоризму, давайте рассмотрим карикатурный взгляд на историю психологии, в которую, похоже, верят многие когнитивные психологи (то есть, большинство областей в наши дни). В этой карикатуре «История психологии» напоминает «Историю западной цивилизации» и выглядит следующим образом: Ранние психологи, такие как Уильям Джеймс, имели прекрасные идеи и предположения, а психологи, как могли, изучали такие когнитивные явления, как образы.(Джеймс и др. Соответствуют древним афинянам — Сократу, Платону и Аристотелю, возможно). Однако позже, благодаря Ватсону, Скиннеру и тому подобному, темные века спустились — религиозная ортодоксальность бихевиоризма окутала землю и задушила творческую мысль о когнитивных явлениях и других темах. Наконец, Ренессанс начался в 1950-х годах, когда экспериментальные работы Джорджа Миллера, Дональда Бродбента, Уэнделла Гарнера и других, а также сочинения Ноама Хомского привели психологию из темных веков к свету когнитивной революции.Движение набрало обороты в 1960-х годах и великая книга Ульрика Нейссера Cognitive Psychology , назвавшая новое поле и умело подытожившая его содержание в 1967 году. Бихевиоризм был еще жив в течение 1960-х и начала 1970-х годов, так что эта история идет, но как сегодня это было лишь интеллектуальное движение арьергарда, которое в последний раз набирало популярность. К 1990-м годам доминирование когнитивных подходов практически во всех областях психологии (даже в обучении животных!) Было почти завершено.Посмотрите на рекламу в APS Observer как на одну меру — как часто можно увидеть когнитивную или когнитивную неврологию в рекламе относительно бихевиоризма или обучения животных?

Итак, вернемся к моему первоначальному вопросу, что случилось с бихевиоризмом? Вот несколько возможных ответов. Я позволю людям мудрее, чем я оценивать их, и решу, должен ли ответ быть какой-то комбинацией этих альтернатив или ничего из вышеперечисленного.

Одна возможность состоит в том, что упадок бихевиоризма представляет интеллектуальную революцию, а молодые ученые (как и молодежь во все времена) любят опрометчивый пыл революции.Итак, с бихевиоризмом, который доминировал в психологии, особенно (и главным образом) в американской психологии, так долго, время для новой интеллектуальной революции настало. Анализ ранних когнитивных психологов (Бродбент, Миллер, Гарнер и др.) Был строгим, провокационным и открыл новые интеллектуальные перспективы. Многие проблемы, которые были в какой-то степени выходят за рамки бихевиористского анализа — восприятие, наблюдение, запоминание, воображение, мышление — были решены совершенно по-новому.В этом рассказе ничего не произошло с бихевиоризмом; на самом деле не было доказано, что это «неправильно» в каком-либо реальном смысле. Скорее, когнитивный подход просто генерировал приверженцев за счет установленного порядка, открывал новые методы и методы обучения и создавал волнение, которое привлекало аспирантов из лабораторий животных. (Некоторые виды когнитивного анализа, которые в 1960-е годы казались такими замечательными, похоже, уже давно растут в зубе. Например, метафорические модели и диаграммы с прямоугольниками и стрелками, столь популярные в свое время, кажутся странными по сравнению с когнитивными нейробиологическими подходами к картированию мозга сети, лежащие в основе когнитивной деятельности).Короче говоря, когнитивный анализ охватил день как более захватывающий и интересный в открытии новых областей исследования.

Вторая возможная причина заключается в том, что бихевиористский анализ стал слишком микроскопическим в 1970-х годах. Как и в большинстве областей, в которых они развиваются, исследователи начали изучать все больше и больше, все меньше и меньше. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на центральных, критических проблемах, бихевиористские исследователи начинают искать все более изощренные (то есть, picayune) проблемы, когда экспериментальный анализ усложняется, увеличиваясь пропорционально полученным знаниям.(Примечательно, что многие из фундаментально великих открытий в большинстве областей часто бывают прямыми, простыми, понятными, так что после этого другие могут задаться вопросом: «Почему я об этом не подумал?»). Число параметров и эпициклов в подходе Халла-Спенса увеличилось. Изучите обременительный План укрепления (1959) Ferster и Skinner относительно более прямого сочинения Скиннера в «Поведение организмов » (1938). В этой версии истории было что-то не так с бихевиоризмом в 1970-х и 1980-х годах — он слишком сосредоточился на конкретных проблемах и потерял общую картину.

Другим способом потери бихевиоризма является то, что многие психологи (особенно когнитивные психологи) не фокусируются на истории изучения организма. Как писал мне Джон Уикстед, комментируя эту колонку, «исследователи забыли объяснить, почему мы ведем себя так, как мы. Многое из того, что мы делаем, зависит от предыдущих последствий наших действий. И мы учимся на этих последствиях. Когнитивные модели часто являются суррогатом этой истории обучения (они относятся к волшебному компьютеру в голове, не учитывая, что отвечает за его вычислительные способности …).Таким образом, в той степени, в которой когнитивная психология и когнитивная нейробиология не заботятся об истории изучения своих предметов (и, по большей части, они не заботятся), бихевиоризм потерян ».

Третий ответ — спасибо, что с бихевиоризмом сегодня все в порядке. Предпосылка анализа в начале этого столбца просто неверна. Бихевиоризм жив и здоров, и с ним «ничего не случилось». Журнал экспериментального анализа поведения — все еще живое издание (и отредактированное сейчас моим коллегой Леном Грином), как и Журнал прикладного анализа поведения .Оба журнала публикуются Обществом экспериментального анализа поведения, которое активно развивается с 1957 года. Основным собранием бихевиористов является Ассоциация анализа поведения, которая состоит из более чем 4200 членов в 2003 году, и на совещании 2002 года. было 3200 владельцев регистрации. Если учесть филиальные организации по всему миру, их насчитывается около 12 000 (Джек Марр, личное общение). ABA значительно вырос за эти годы и до сих пор привлекает около 250 новых членов в год только в США.S. Общество количественного анализа поведения встречается до и во время ABA, с его собственным математически сложным членством. Большая часть работы, о которой сообщалось на этих встречах, основана на исследованиях с людьми (а не только с голубями и крысами, как в стереотипе).

Почему энтузиазм? Потому что бихевиористский анализ работает! Мы знаем, как облегчить или устранить фобии с помощью терапии на основе вымирания; мы знаем силу символической экономики в регулировании поведения в психиатрической больнице; мы можем уменьшить проблемное поведение и увеличить вероятность желаемого поведения, разумно предоставляя и удерживая подкрепление.Даже для проблем, которые изучают когнитивно ориентированные психологи, бихевиористские методы лечения являются предпочтительными. Для аутичного ребенка бихевиористские методы Lovaas дают самую большую (на сегодняшний день единственную) надежду. (Споры о психике мышления об аутизме — это хорошо, но если нет необходимости в лечении и лечении, переходите к бихевиоризму). Точно так же для заикания и афазии, какими бы интересными ни были их анализы психолингвистами, лечение в основном происходит из лабораторий бихевиористов. В области нейробиологии обучения центральной парадигмой является классическая обусловленность, а основной теоретической моделью является модель Rescorla-Wagner.А бихевиористский анализ существует в программах самоуправления, в промышленности (Управление организационным поведением), в спорте, в руководствах для родителей и, конечно, в программах обучения животных для домашних животных и для зоопарков. Везде, где прогнозирование и контроль явного поведения имеет решающее значение, можно найти бихевиористский анализ на работе. В целом, этот ответ утверждает, что, хотя большинство психологов этого не знают, бихевиоризм все еще жив и процветает, хотя, возможно, не так много в основной сфере деятельности, как это было раньше.

Еще одно обрамление к предыдущему ответу (благодаря Эндель Талвингу) состоит в том, что существует несколько достоверных наук о психологии. Он написал мне в комментарии по электронной почте к предыдущему черновику этой колонки: «В 2004 году стало совершенно ясно, что термин« психология »теперь обозначает, по крайней мере, две довольно разные науки: одну о поведении, а другую — о разуме. , Они оба имеют дело с живыми существами, как и ряд других поведенческих наук, но их совпадение невелико, вероятно, не больше, чем было раньше в психологии или социологии, когда мир был молодым.Никто никогда не соединит эти две психологии снова, потому что их предмет различен, интересы различны, и их понимание науки, с которой они имеют дело, различно. Наиболее показательным является тот факт, что эти два вида переселились на разные территории, они больше не разговаривают друг с другом и члены не скрещиваются. Это именно так, как и должно быть ».

Возможно, самый радикальный ответ на поставленный мной вопрос заключается в том, что бихевиоризм сегодня менее обсуждается и обсуждается, потому что он действительно выиграл интеллектуальную битву.В прямом смысле этого слова все современные психологи (по крайней мере, те, кто проводят эмпирические исследования) являются бихевиористами. Даже самые когнитивно ориентированные экспериментаторы изучают какое-то поведение. Они могут изучать влияние переменных на нажатие кнопок на компьютерах, заполнение контрольных списков, составление рейтингов уверенности, или моделей кровотока, или вспоминать слова, записывая их на листах бумаги, но они почти всегда изучают объективно проверяемое поведение. (И даже субъективные переживания, такие как оценки доверия, могут быть воспроизведены среди людей и в разных условиях).Этот этап изучения объективно проверяемого поведения представляет собой огромное изменение по сравнению с работой многих психологов в 1904 году. Сегодня области когнитивной психологии и когнитивной нейробиологии являются высоко поведенческими (если включить нейронные меры поведения). Конечно, нет ничего по сути интересного в нажатии кнопок на компьютерах, но, с другой стороны, основные законы поведения в лаборатории для животных были разработаны на крысах, нажимающих рычаги и на взлетно-посадочных полосах, или на то, что голуби клюют клавиши — не совсем то, что надо их собственное право.Во всех этих случаях надежда ученого состоит в том, чтобы открыть принципиально интересные принципы из простого, элегантного экспериментального анализа. Когнитивный исследователь идет дальше и ищет сходящиеся доказательства из поведенческих наблюдений о внутренней работе систем разум / мозг. Но как экспериментаторы, как когнитивные, так и поведенческие исследователи изучают поведение. Бихевиоризм победил.

Я мог бы продолжить с причинами или предположениями, я полагаю, но давайте оставим это в пять. И позвольте мне объяснить, почему я оставил популярное объяснение, которое я прочитал в учебниках истории.Разве не анализ Ноамом Хомски вербального поведения Скиннера опустошил бихевиористский анализ и показал, что он обанкротился в отношении языка? Я прочитал дебаты пару раз, и, хотя это было интересно, мне всегда казалось, что главные герои спорят в разных целях, исходя из принципиально разных парадигм. Хомский был и остается рационалистом; он не использовал экспериментальные анализы или какие-либо данные, относящиеся к языку, и даже экспериментальная психолингвистика его интересовала и мало интересует.Я предполагаю, что рецензия Хомского заслуживает того, чтобы считаться второстепенной причиной когнитивной революции. Для большинства психологов, в глубине души эмпириков, именно великие новые эксперименты, которые проводились исследователями на познавательных темах, создали когнитивную революцию, а не рецензию Хомского на книгу Скиннера (кстати, довольно эффективно опровергнутую в комментарии Кеннета Маккоркодейла).

Я — когнитивный психолог, правда, но я сочувствую нескольким ответам. Бихевиоризм жив, и большинство из нас — бихевиористы.Это может быть честнее с моей стороны, чем многие. Мое теоретизирование часто носит довольно функциональный характер. Некоторые рецензенты жалуются, что у меня нет «реальных теорий» или я переписываю данные; некоторые утверждают, что мои идеи слишком описательны, чтобы их можно было проверить; другие же, подрывая предыдущий пункт, усердно проверили их и обнаружили, что они эмпирически неверны (хм… оба набора критиков не могут быть правы, я думаю). Это правда, что я чувствую себя комфортно, когда слежу ближе к данным и участвую в меньших полетах теоретического воображения, чем многие из моих коллег по познанию, будучи частично воспитанным в функциональной интеллектуальной традиции Джона МакГиоха, Артура Мелтона и Роберта Краудера.

Несколько лет назад Роберт Солсо отредактировал том под названием «Разум и мозг» в XXI веке (MIT Press), для которого я написал главу, в которой я делал бесстрашные предсказания о будущем когнитивной психологии. Моим одиннадцатым и последним прогнозом было то, что сильная форма бихевиоризма вернется в основную психологию. Это означает, что я считаю, что движение в некотором смысле «ушло», даже если я думаю, что бихевиористская революция была в значительной степени успешной и центральные принципы были включены в психологию.В конце концов, даже самый пылкий бихевиорист согласился бы с тем, что великие дебаты, которые кружились между бихевиористами в 1950-х годах и между ними, в современной литературе не возникают. Как отметил Джон Уикстед в приведенной выше цитате, когнитивные психологи склонны игнорировать изучение истории в своих теориях. Если мы хотя бы начнем включать изучение истории обратно в наши соображения, то бихевиоризм вернется. Тем не менее, в то же время ясно, что многие аспекты бихевиоризма вообще никуда не уходили.Скорее многие психологи просто игнорировали хорошую работу, которую проделывали исследователи в бихевиористской традиции.

Позвольте мне предложить вам способ отпраздновать столетие Скиннера и изучить элегантность и мощь бихевиористского анализа. Побалуйте себя и прочитайте 50-летнюю книгу Скиннера « Наука и поведение человека », которая до сих пор печатается. Книга была задумана как введение в бихевиоризм и написана мощно и элегантно. Журнал экспериментального анализа поведения опубликовал пять ретроспективных статей в ноябрьском выпуске 2003 года, озаглавленном «Золотая годовщина науки Скиннера и человеческого поведения.«Прочтите книгу и оцените силу бихевиористского анализа самостоятельно, даже если (или особенно если) вы один из тех когнитивных психологов, которые считают, что бихевиоризм не имеет значения, устарел и / или мертв. Это не так.

Примечание автора: Лен Грин, Джек Марр, Джим Нили, Эндель Талвинг, Бен Уильямс и Джон Уикстед предоставили комментарии, которые очень помогли моей концепции этих проблем. Я ценю разрешение цитировать сообщения, полученные от докторов. Тюльвинг и Уайстед.

История психологии — бихевиоризм и гуманизм

Цели обучения

  • Определите бихевиоризм и вклад Павлова, Ватсона и Скиннера в психологию
  • Объясните основные принципы гуманизма и вклад Маслоу в психологию

Поведенческая психология

Ранние работы в области поведения вел русский физиолог Иван Павлов (1849–1936). Павлов изучал форму обучения поведению, называемую условным рефлексом, при котором животное или человек вызывали рефлекторную (неосознанную) реакцию на раздражитель и со временем вырабатывали реакцию на другой раздражитель, который экспериментатор связывал с оригиналом. раздражитель.Рефлексом, с которым работал Павлов, было слюноотделение в ответ на присутствие пищи. Рефлекс слюноотделения может быть вызван с помощью второго стимула, такого как специфический звук, который был представлен в связи с первоначальным пищевым стимулом несколько раз. Как только ответ на второй стимул был «выучен», пищевой стимул можно было опустить. «Классическая обусловленность» Павлова — это только одна из форм учебного поведения, которую изучают бихевиористы.

A photograph shows John B. Watson.

Рисунок 1 . Джон Б. Уотсон известен как отец бихевиоризма в психологии.

Джон Б. Уотсон (1878–1958) был влиятельным американским психологом, чья самая известная работа произошла в начале 20-го века в университете Джона Хопкинса. В то время как Вундт и Джеймс занимались пониманием сознательного опыта, Уотсон считал, что изучение сознания было ошибочным. Поскольку он полагал, что объективный анализ ума невозможен, Уотсон предпочел сосредоточиться непосредственно на наблюдаемом поведении и попытаться взять это поведение под контроль. Уотсон был главным сторонником смещения акцента психологии с ума на поведение, и этот подход наблюдения и контроля поведения стал известен как бихевиоризм .Основным объектом изучения бихевиористов было усвоенное поведение и его взаимодействие с врожденными качествами организма. Бихевиоризм обычно использовал животных в экспериментах, предполагая, что то, что было изучено с использованием моделей животных, может в некоторой степени применяться к поведению человека. Действительно, Толман (1938) заявил: «Я считаю, что все важное в психологии (за исключением… таких вопросов, как общество и слова) может быть в сущности исследовано посредством постоянного экспериментального и теоретического анализа детерминантов поведения крысы в ​​точке выбора. в лабиринте.

Бихевиоризм доминировал в экспериментальной психологии в течение нескольких десятилетий, и его влияние все еще чувствуется сегодня (Thorne & Henley, 2005). Бихевиоризм в значительной степени ответственен за установление психологии как научной дисциплины с помощью ее объективных методов и особенно экспериментов. Кроме того, он используется в поведении

.

школ мысли в психологии

Определение:

Бихевиоризм — это теория обучения животных и человека, которая фокусируется исключительно на объективно наблюдаемом поведении и исключает умственную деятельность. Некоторые крупные люди, которые повлияли на эту ветвь, были Джон Уотсон и Иван Павлов с его экспериментом: заставить собаку добывать пищу, когда звонит колокол, и, в конце концов, заставлять собаку выделять слюну, когда она слышит звонок, потому что он находится в его подсознании.

Один главный важный человек:

Джон Бродус Уотсон был американским психологом, который установил бихевиоризм после исследования поведения животных.Джон Уотсон поступил в институт Фурмана в 1894 году, хотя и получал очень плохие оценки даже на уроках психологии, которые он посещал. Затем Уотсон спустил свои идеи бихевиоризма с британского эмпиризма, особенно взгляды Джона Локка. Одна из статей Ватсона, опубликованная в 1913 году, была «Психология как взгляд на поведение», также известная как «Манифест поведения». В этой статье рассматриваются основные черты его новой идеи, бихевиоризма. Коллеги Уотсона отклонили эту статью, пока она не цитировалась в учебниках по психологии в 1950-х годах.Бихевиоризм подчеркивал внешнее поведение людей и их реакции в разных ситуациях. Одним из экспериментов, которыми славится Уотсон, является «Маленький Альберт». Информация об этом эксперименте приведена в видео ниже. Еще одна идея, внесенная Уотсоном, — идеи операнта и классической обусловленности, приведенные в веб-ссылке внизу этой страницы. Открытия и идеи Уотсона повлияли на мысли всего мира.

Бихевиоризм Джон Уотсон

Начните видео выше в 1:35 и закончите в 4:00 для получения информации о Джоне Уотсоне.

Ниже изображение Уотсона.

Сайт ниже сравнивает и сравнивает оперантное и классическое кондиционирование:

,

примеров бихевиоризма

Бихевиоризм — это школа психологии, которая изучает только то поведение, которое можно наблюдать или измерить. Это не включает изучение эмоций или мотивов.

Примеры бихевиоризма

Ученые в области бихевиоризма говорят, что психология должна фокусироваться на реальном поведении людей, а не на поведении, которое нельзя наблюдать, например мыслях, настроениях и эмоциях. Двумя основными авторами и разработчиками бихевиоризма были психологи Джон Б.Уотсон и Б.Ф. Скиннер.

Позитивное подкрепление

  • Родители часто используют систему поощрений, когда незначительное обучение ребенка. Можно использовать конфеты, наклейки или другие небольшие награды M & M. Каждый раз, когда ребенок делает желаемое поведение — например, сидя на горшке, с сухим подгузником по утрам или ходя в ванную на горшке — родитель дает ребенку вознаграждение. Надежда состоит в том, что ребенок продолжит демонстрировать желаемое поведение, потому что он или она хочет заработать вознаграждение, пока в конечном счете поведение не станет привычкой.

  • Компании предлагают повышение сотрудникам, которые показывают отличные результаты. Надежда на повышение может послужить мотивацией для работников, чтобы они хорошо выполняли свою работу.

  • У четырехлетней Эммы есть рутинная работа, которая включает в себя такие действия, как укладка постели, одевание, чистка зубов и поднос тарелки с завтраком к раковине. Если она выполняет свои обязанности, она зарабатывает наклейку на графике работы по дому. Получив пять наклеек, она выбирает, что будет у семьи на десерт.

  • Второй класс миссис Смит ведет себя плохо. Она решает разработать систему управления поведением для своих учеников в надежде, что это заставит их вести себя лучше. В конце каждого часа, если ученики следуют правилам на приемлемом уровне, миссис Смит ставит отметку на доске. В конце дня, если есть более пяти меток, миссис Смит рисует звезду на доске. Как только десять звезд будут нарисованы, класс получит вечеринку с пиццей.Она надеется, что стимул вечеринки с пиццей побудит их следовать правилам.

Отрицательное подкрепление

  • Если учащийся средней школы опаздывает в школу более чем три раза в период зачисления, он или она получает задержание и вынужден оставаться после школы. Чиновники школы надеются, что возможность отбывать срок содержания под стражей побудит учащихся приходить в школу вовремя.

  • Сара имеет привычку превышать скорость на пути к работе.Однажды утром она была остановлена ​​полицейским и получила штраф за превышение скорости в 275 долларов. После этого она никогда не ускоряется снова; негативное последствие ее поведения в превышении скорости заставляет ее соблюдать ограничение скорости, поскольку она никогда не хочет снова получать штраф за превышение скорости.

  • Студенты-спортсмены должны поддерживать как минимум оценку С в каждом классе, чтобы участвовать в различных видах спорта. Если оценка упадет ниже C, спортсмену не будет позволено участвовать в соревнованиях, пока он или она не улучшит оценку.Негативное подкрепление отсутствия возможности участвовать в соревнованиях часто побуждает студента быстро делать то, что необходимо для повышения его или ее оценки.

Эти примеры положительного и отрицательного подкрепления также являются примерами бихевиоризма в действии.

Мама и дочь смотрят на рутинную работу в качестве примеров бивиоризма.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.