Автор элементы психофизики: Густав Фехнер — Основатель психофизики

Густав Фехнер — Основатель психофизики

Профессиональная, социальная позиция: Густав Фехнер немецкий экспериментальный психолог, философ и писатель
Основной вклад (чем известен): Он был пионером в области экспериментальной психологии и основателем психофизики.
Вклады: Он предположил, что разум и тело, хотя и появляются как отдельные сущности, на самом деле разные стороны одной реальности. Он также разработал экспериментальные процедуры, которые по-прежнему применяются в экспериментальной психологии, для измерения отношения ощущений к физической величине раздражителей.
Философия Фехнера является философией монизма, утверждающей, что единый мир можно рассматривать с  физической и психологической точек зрения. Он стремился экспериментально подтвердить это понимание, посредством раскрытия тесных количественных соотношений между сознательным опытом и физиологическими стимулами.
В конечном итоге он открыл  закон, утверждающий что интенсивность ощущения возрастает в логарифмическом порядке от роста стимула (S = K log R), характеризующий психофизические отношения. Данный закон доказывал наличие научно обоснованной связи между телом и психикой.
Эта формула была названа законом Фехнера-Вебера, потому что была основана на теории дифференционального порога, ранее выдвинутой Эрнстом Вебером.
Он разработал экспериментальные процедуры для измерения связи ощущений с физической величиной раздражителей. Он предложил три способа измерения:  метод едва заметных различий (метод порога), метод постоянных стимулов, метод средней ошибки.
По мнению автора, метод постоянных стимулов, который также называется методом правильных и ошибочных случаев, стал наиболее важным из этих трех методов.
В свой философии он также придерживался анимистических взглядов,  утверждая, что жизнь проявляется во всех объектах Вселенной. Свое учение Фехнер называл Tagesansicht (Дневным видением) в отличие от современного ему материализма – Nachtansicht (Ночного видения).
Его важным достижением стало исследование точных отношений в области психологии и эстетики. Он продемонстрировал, что поскольку психика поддается измерениям и математической обработке, в психологии как науке, возможно вычисление. Он надеялся объединить психофизику и метафизику таким образом, чтобы создать единую философию и науку о человеке.
Зигмунд Фрейд восхищался Фехнером как пионером психофизики и основателем научной и экспериментальной психологии. Он посещал лекции Фехнера в Лейпциге в 1874 году. Он называл его «великий  Фехнер».
Уильям Джеймс, который отвергал  количественный анализ и статистический подход в психологии, определял психофизические законы, как «логово идола», в котором отсутствуют психологические результаты.
Основные труды: Нанна, или психическая жизнь растений (Nanna, oder des Seelenleben der Pflanzen (1848), Зенд-Авеста, или явления небес и будущей жизни (Zend-Avesta, oder über die Dinge des Himmels und des Jenseits (1851), Элементы психофизики (1860), Некоторые идеи о создании и развитии организмов (1873), Введение в эстетику (Vorschule der Aesthetik)(1876), На тему психофизики (In Sachen der Psychophysik) (1877), Дневное видение против ночного видения (Die Tagesansicht gegenüber der Nachtansich (1879), Пересмотр принципов психофизики (Revision der Hauptpunkte der Psychophysik ) (1882).  Густав Фехнер опубликовал также ряд химических и физических работ. Кроме того, под псевдонимом  «Доктор Мизес «, он в молодости писал сатирические статьи.

Густав Фехнер: идея психофизики | Экспериментальная эстетика: VIKENT.RU

Немецкий физик и медик.

Один из основоположников экспериментальной психологии и эстетики.

Густав Фехнер был последователем идей Фридриха Шеллинга (Вселенная одушевлена, материя – оборотная сторона психического и т.п.).

В 1851 году Густав Фехнер опубликовал книгу: Зенд-Авеста, или явления небес и потустороннего мира / Zend-Avesta, oder über die Dinge des Himmels und des Jenseits,  где выдвинул идею новой науки — психофизики, которая должна была заниматься изучением связи физических и духовных явлений…


Густав Фехнер
«… считал Землю единым живым организмом. Он называл это существо «Гея» и говорил, что ветра — это дыхание Земли, почва — кожа, реки и моря — вены и артерии. Фехнер выступал за сохранение экологии, что для того времени было весьма необычной мыслью. Немногие обратили внимание на его исследования, хотя они были весьма интересными. Он писал, что тело и разум едины и находятся в гармонии: «относительное увеличение телесной энергии и соответствующий рост энергии умственной возможно описать математически».

К.А. Симпкинс, Подсознание изменит всё! Практическое руководство по самогипнозу, М., «Аст»; «Астрель», 2007 г., с. 85.

 

 

Учёный, обладая плохим зрением «… исходил из того, что материальное и духовное представляют «тёмную» и «светлую» стороны мироздания (включая космос), между которыми должно быть строгое математическое соотношение».

Петровский А.В., Ярошевский М.Г., Теоретическая психология, М., Издательский центр «Академия», 2003 г., с. 41.

 

В 1860 году Густав Фехнер обобщает свои исследования в книге: Элементы психофизики / (Elemente der Psychophysik и с 1865 года начинает заниматься экспериментальной эстетикой…

 

«По мнению Густава Фехнера, эстетика должна быть эмпирической дисциплиной, свободной от метафизических умозрений, иначе — «ветвью психофизики» (особой науки, предмет которой, согласно Фехнеру, — закономерные соотношения двух рядов явлений: психических и физических). Рассматривая эстетику в контексте психофизики, ученый определял её как «гедонику», то есть, в сущности, не проводил грани между прекрасным и просто приятным.

Термин «красота», говорит Фехнер, служит для определения всего, что может обладать способностью доставлять непосредственное и мгновенное удовольствие. В основу эстетического анализа должны быть положены именно эти — простейшие — чувства удовольствия или неудовольствия, которые мы испытываем при восприятии внешнего объекта. Это тот фундамент, на котором, по мнению исследователя, может строиться подлинно «научная эстетика». Фехнер поставил перед собой задачу: анализируя «простые элементы» — «эстетические ощущения», эти своеобразные «психические атомы», выяснить, какие предметы производят на нас приятное впечатление, доставляют наслаждение, а какие вызывают чувство неудовольствия, нравятся либо не нравятся нам и с чем это последнее связано.

Фехнер рассуждал следующим образом. Мы не знаем (или знаем весьма приблизительно), что есть прекрасное, как не знаем, отчего зависит приятное впечатление, получаемое нами от созерцания прекрасного предмета: зависит ли оно от созерцания совершенной формы или от каких-либо побочных, сопровождающих («сопутствующих») обстоятельств. Взять, к примеру, симметрию. Бывает, что принцип симметрии, скажем в произведении искусства, нарушен, между тем оно нам нравится, доставляет эстетическое наслаждение. От чего это зависит? Зависит ли прекрасное (в данном случае — произведение искусства), его восприятие от «прямого фактора» красоты или от неких «привходящих», «сопровождающих обстоятельств»?

Фехнер стремился выявить закон, лежащий в основе причинно-следственной связи между внешним объектом и наслаждением, которое испытывает субъект, его воспринимающий.

Этот закон должен был явиться своеобразным результатом серии экспериментов, задуманных и проведённых учёным задолго до появления «Введения в курс эстетики». Хотя Фехнер с присущей ему научной трезвостью и не надеялся в короткий срок построить «здание» научной экспериментальной эстетики, он всё же в своих экспериментах и выводах пытался приблизиться к той точности, которой характеризуются конкретные науки.

Поскольку для Фехнера эстетика есть прежде всего «гедоника», то есть прекрасное в ней, в отличие, например, от эстетики Канта, неотделимо от приятного, постольку он задается вопросом: какие простые формы, а также какие «комбинации простых форм» нам более всего нравятся?

В своих исследованиях ученый руководствуется тремя «высшими принципами», впрочем, в достаточной мере традиционными:

1) взаимосвязь разнородных элементов;
2) последовательность, согласованность и истинность;
3) ясность.

Эти «высшие формально-эстетические принципы» и пытается Фехнер подтвердить своими экспериментами. Он отбирает значительное число лиц, принадлежащих к «образованным» слоям, вне зависимости от уровня их эстетической культуры и предлагает испытуемым из большого количества геометрических фигур выбрать наиболее нравящиеся им. Это был первый из различаемых Фехнером трёх «экспериментальных методов» — «метод отбора».

Второй — «метод конструкции» — заключается в том, что требовалось, например, установить поперечную линию на вертикальной таким образом, чтобы полученное отношение доставляло удовольствие. Наконец, третий метод состоял в измерении предметов, используемых в повседневном обиходе: Фехнер приносил в аудиторию ряд книг, картин, карт, визитных карточек и т. д. и предлагал испытуемым выбрать наиболее нравящуюся им форму.

Последний метод отличался от первого тем, что в соответствии с первым методом учёный предлагал выбрать чисто геометрическую форму, в соответствии с последним — прикладную.

На основе полученных результатов Фехнер пришёл к следующим выводам:

1) при соответствующем делении горизонтальной линии (линия, параллельная «линии связи глаз») деление по так называемому принципу золотого сечения  во всех отношениях уступает делению на равные части;

2) при соответствующем делении вертикальной линии (линия, перпендикулярная к прямой, «соединяющей наши глаза») наиболее «нравящееся» соотношение отрезков линии получается не при «золотом сечении», а в том случае, когда короткий отрезок относится к длинному, как 1:2. […]

Значение деятельности Густава Фехнера чрезвычайно велико для последующего развития эстетики. Идеалистический характер его «психофизики», его концепции «идентичности души и тела» не могут зачеркнуть тот факт, что введённые Фехнером экспериментально-математические методы обусловили дальнейший прогресс экспериментальной эстетики».

История эстетической мысли в 6-ти томах, Том 4, Вторая половина XIX века, М., «Искусство»,  1987 г.,  с. 164-169.

 

«Основатель экспериментальной психологии Фехнер однажды в кругу преподавателей университета предложил дать объяснение такому своему наблюдению: почему люди чаще режут колбасу наискосок, так что получается эллиптический ломтик вместо круглого?
В написанной позже статье «Почему мы нарезаем колбасу наискосок?» Фехнер привёл 15 ответов, данных на этот вопрос, и разобрал главные из них.
Конечно, вопрос этот имел лишь развлекательное назначение, и сам автор сознается, что ему вспомнился при этом рассказ о короле, опросившем учёных своей страны о причинах, по которым погружение рыбы в наполненный водою сосуд не вызывает перетекания воды через борт: разумеется, было бы оплошностью искать объяснений ранее, чем сам факт надёжно установлен.

Эта развлекательная статья Фехнера говорит о склонности исследователя к постоянным самотренировкам по любому поводу, к постоянным поискам ответа на вопрос «почему?».

Впрочем, несерьёзность темы смущала и Фехнера, а потому он подписал эту статью, как и ряд других научно-сатирических («Сравнительная анатомия ангелов», «Охранительные средства для холеры», «Доказательство, что луна состоит из иодинов» и др.), не своим именем, а псевдонимом – Мизес (Mises. Kleine Schriften. Leipzig, 1875).

Регирер Е.И., Развитие способностей исследователя, М., «Наука», 1969 г., с.175-176.

 

Псиофизические идеи Густава Фехнера явно повлияли на творчество Вильгельма Вундта, Эрнста Маха, Зигмунда Фрейда.

Элементы психофизики

Наличие
зависимости ощущений от внешних
раздражений заставляет поставить вопрос
о характере этой зависимости, т. е. об
основных закономерностях, которым она
подчиняется. Это центральный вопрос
так называемой психофизики. Ее основы
заложены исследованиями Э. Вебера и Г.
Фехнера. Оформление она получила в
«Элементах психофизики» (1859) Фехнера,
оказавших значительное влияние на
дальнейшие исследования. Основной
вопрос психофизики — это вопрос о
порогах. Различают абсолютные
и разностные
пороги ощущения или пороги
ощущения
и
пороги
различения.

Исследования
по психофизике установили прежде всего,
что не всякий раздражитель вызывает
ощущение. Он может быть так слаб, что не
вызовет никакого ощущения. Мы не слышим
множества вибраций окружающих нас тел,
не видим невооруженным глазом множества
постоянно вокруг нас происходящих
микроскопических изменений. Нужна
известная минимальная интенсивность
раздражителя для того, чтобы вызвать
ощущение. Эта минимальная интенсивность
раздражения называется нижним
абсолютным порогом. Нижний порог дает
количественное выражение для
чувствительности: чувствительность
рецептора выражается величиной, обратно
пропорциональной порогу: Е
=
I/J,
где Е —
чувствительность и J
пороговая
величина раздражителя.

Наряду
с нижним существует и верхний
абсолютный порог, т. е. максимальная
интенсивность, возможная для ощущения
данного качества. В существовании
порогов рельефно выступает диалектическое
соотношение между количеством и
качеством. Эти пороги для различных
видов ощущений различны. В пределах
одного и того же вида они могут быть
различны у различных людей, у одного и
того же человека в разное время, при
различных условиях.

За
вопросом о том, имеет ли вообще место
ощущение определенного вида (зрительное,
слуховое и т. д.), неизбежно следует
вопрос об условиях различения различных
раздражителей. Оказалось, что наряду с
абсолютными существуют разностные
пороги различения. Э. Вебер установил,
что требуется определенное соотношение
между интенсивностями двух раздражителей
для того, чтобы они дали различные
ощущения. Это соотношение выражено в
законе, установленном Вебером: отношение
добавочного раздражителя к основному
должно быть величиной постоянной:

J
=

J
K

где
J
обозначает раздражение,
J
его прирост,
К —
постоянная величина, зависящая от
рецептора.

Так,
в ощущении давления величина прибавки,
необходимой для получения едва заметной
разницы, должна всегда равняться
приблизительно’/30
исходного веса, т. е. для получения едва
заметной разницы в ощущении давления
к 100 г нужно добавить 3,4 г, к 200 — 6,8 г, к
300 — 10,2 г и т. д. Для силы звука эта
константа равна ‘/10,
для силы света —’/100 и
т. д.

Дальнейшие
исследования показали, что закон Вебера
действителен лишь для раздражителей
средней величины: при приближении к
абсолютным порогам величина прибавки
перестает быть постоянной. Наряду с
этим ограничением закон Вебера допускает,
как оказалось, и расширение. Он применим
не только к едва заметным, но и ко всяким
различиям ощущений. Различия между
парами ощущений кажутся нам равными,
если равны геометрические соотношения
соответствующих раздражителей. Так,
увеличение силы освещения от 25 до 50
свечей дает субъективно такой же эффект,
как увеличение от 50 до 100.

Исходя
из закона Вебера, Фехнер сделал допущение,
что едва заметные разницы в ощущениях
можно рассматривать как равные, поскольку
все они — величины бесконечно малые, и
принять их как единицу меры, при помощи
которой можно численно выразить
интенсивность ощущений как сумму (или
интеграл) едва заметных (бесконечно
малых) увеличений, считая от порога
абсолютной чувствительности. В результате
он получил два ряда переменных величин
— величины раздражителей и соответствующие
им величины ощущений. Ощущения
растут в арифметической прогрессии,
когда раздражители растут в геометрической
прогрессии.

Отношение этих двух переменных величин
можно выразить в логарифмической
формуле:

Е
=
KlogJ
+ С,

где
К
и С суть некоторые константы. Эта формула,
определяющая зависимость интенсивности
ощущений (в единицах едва заметных
перемен) от интенсивности соответствующих
раздражителей, и представляет собой
так называемый психофизический
закон Вебера — Фехнера.

Допущенная при
этом Фехнером возможность суммирования
бесконечных, а не только конечных
разностей ощущений, большинством
исследований считается произвольной.
Помимо того нужно отметить, что ряд
явлений, вскрытых новейшими исследованиями
чувствительности, не укладывается в
рамки закона Вебера—Фехнера. Особенно
значительное противоречие с законом
Вебера— Фехнера обнаруживают явления
протопатической чувствительности,
поскольку ощущения в области протопатической
чувствительности не обнаруживают
постепенного нарастания по мере усиления
раздражения, а по достижении известного
порога сразу же появляются в максимальной
степени. Они приближаются по своему
характеру к типу реакций по принципу
«все или ничего». Не согласуются,
по-видимому, с законом Вебера—Фехнера
и некоторые данные современной
электрофизиологии органов чувств.

Дальнейшие
исследования Г. Гельмгольца, подтвержденные
П. П. Лазаревым, заменили первоначальную
формулировку закона Вебера—Фехнера
более сложной формулой, выражающей
общий принцип, управляющий всеми
явлениями раздражения. Однако и попытка
Лазарева выразить переход раздражения
в ощущение в математических уравнениях
не охватывает всего многообразия
процессов чувствительности.

Пороги
и, значит, чувствительность органов
никак не приходится представлять как
некие раз и навсегда фиксированные
неизменные лимиты. Целый ряд исследований
советских авторов показал их чрезвычайную
изменчивость. Так, А. И. Богословский,
К. X. Кекчеев и А. О. Долин показали, что
чувствительность органов чувств может
изменяться посредством образования
интерсенсорных условных рефлексов
(которые подчиняются вообще тем же
законам, что и обычные двигательные и
секреторные условные рефлексы). Очень
убедительно явление сенсибилизации
было выявлено в отношении слуховой
чувствительности. Так, А. И. Бронштейн63
констатировал понижение порогов
слышимости под влиянием повторяющихся
звуковых раздражений. Б. М. Теплов
обнаружил резкое понижение порогов
различия высоты в результате очень
непродолжительных упражнений (см. с.
204—205). В. И. Кауфман — в противовес
тенденции К. Сишора, Г. М. Уиппла и др.
рассматривать индивидуальные различия
порогов звуковысотной чувствительности
исключительно как неизменяющиеся
природные особенности организма —
экспериментально показал, во-первых,
зависимость порогов (так же как самого
типа) восприятия высотных разностей от
характера музыкальной деятельности
испытуемых (инструменталисты, пианисты
и т. д.) и, во-вторых, изменяемость этих
порогов (и самого типа) восприятия
высотных разностей. Кауфман поэтому
приходит к тому выводу, что способность
различения высоты звука в зависимости
от конкретных особенностей деятельности
данной личности может в известной мере
изменяться. Н. К. Гусев пришел к аналогичным
результатам о роли практики дегустации
в развитии вкусовой чувствительности.
<…>

Пороги
чувствительности существенно сдвигаются
в зависимости
от
отношения
человека к той задаче, которую он
разрешает, дифференцируя
те
или иные
чувственные данные. Один и тот же
физический раздражитель одной и той же
интенсивности может оказаться и ниже,
и выше порога чувствительности и, таким
образом, быть или не быть замеченным в
зависимости от того, какое значение он
приобретает для человека: появляется
ли он как безразличный момент окружения
данного индивида или становится значимым
показателем условий его деятельности.
Поэтому, чтобы исследование чувствительности
дало сколько-нибудь законченные
результаты и привело к практически
значимым выводам, оно должно, не замыкаясь
в рамках одной лишь физиологии, перейти
и в план психологический. Психологическое
исследование имеет, таким образом, дело
не только с «раздражителем»,
но и с предметом,
и не только с органом,
но и с человеком.
Этой более конкретной трактовкой
ощущения в психологии, связывающей его
со всей сложной жизнью личности в ее
реальных взаимоотношениях с окружающим
миром, обусловлено особое значение
психологического и психофизиологического,
а не только физиологического, исследования
для разрешения вопросов, связанных с
нуждами практики.

Психофизиологические
закономерности

Характеристика
ощущений не исчерпывается психофизическими
закономерностями. Для чувствительности
органа имеет значение и физиологическое
его состояние (или происходящие в нем
физиологические процессы). Значение
физиологических моментов сказывается
прежде всего в явлениях адаптации,
в приспособлении органа к длительно
воздействующему раздражителю;
приспособление это выражается в изменении
чувствительности — понижении или
повышении ее. Примером может служить
факт быстрой адаптации к одному
какому-либо длительно действующему
запаху, в то время как другие запахи
продолжают чувствоваться так же остро,
как и раньше. <…>

С
адаптацией тесно связано и явление
контраста,
которое сказывается в изменении
чувствительности под влиянием
предшествующего (или сопутствующего)
раздражения. Так, в силу контраста
обостряется ощущение кислого после
ощущения сладкого, ощущение холодного
после горячего и т. д. Следует отметить
также свойство рецепторов задерживать
ощущения, выражающееся в более или менее
длительном последействии
раздражений. Так же как ощущение не
сразу достигает своего окончательного
значения, оно не сразу исчезает после
прекращения раздражения, а держится
некоторое время и лишь затем постепенно
исчезает. Благодаря задержке при быстром
следовании раздражений одного за другим
происходит слияние отдельных ощущений
в единое целое, как, например, при
восприятии мелодий, кинокартины и пр.

Дифференциация
и специализация рецепторов не исключает
их взаимодействия. Это взаимодействие
рецепторов

выражается, во-первых, во влиянии, которое
раздражение одного рецептора оказывает
на пороги другого. Так, зрительные
раздражения влияют на пороги слуховых,
а слуховые раздражения — на пороги
зрительных, точно так же на пороги
зрительных ощущений оказывают влияние
и обонятельные ощущения (см. дальше).

На взаимодействии
рецепторов основан метод сенсибилизации
одних органов чувств, и в первую очередь
глаза и уха, путем действия на другие
органы чувств слабыми или кратковременными,
адекватными для них, раздражениями.

Взаимосвязь
ощущений проявляется, во-вторых, в так
называемой синестезии. Под синестезией
разумеют такое слияние качеств различных
сфер чувствительности, при котором
качества одной модальности переносятся
на другую, разнородную, — например, при
цветном слухе качества зрительной сферы
— на слуховую. Формой синестезии,
относительно часто наблюдающейся,
является так называемый цветной слух
(audition
coloree).
У некоторых людей (например, у А. Н.
Скрябина; в ряде случаев, которые наблюдал
А. Бине; у мальчика, которого исследовал
А. Ф Лазурский; у очень музыкального
подростка, которого имеет возможность
наблюдать автор) явление цветного слуха
выражено очень ярко. Отдельные выражения,
отражающие синестезии различных видов
ощущений, получили права гражданства
в литературном языке; так, например,
говорят о кричащем цвете, а также о
теплом или холодном колорите и о теплом
звуке (тембре голоса), о бархатистом
голосе.

Теоретически
природа этого явления не вполне выяснена.
Иные авторы склонны объяснять его
общностью аффективных моментов, придающих
ощущениям различных видов один и тот
же эмоционально-выразительный характер.

Взаимодействие
рецепторов выражается, наконец, в той
взаимосвязи ощущений, которая постоянно
происходит в каждом процессе восприятия
любого предмета или явления. Такое
взаимодействие осуществляется в
совместном участии различных ощущений,
например зрительных и осязательных, в
познании какого-нибудь предмета или
его свойства, как-то — форма, фактура и
т. п. (Даже тогда, когда непосредственно
в восприятии участвует лишь один
рецептор, ощущения, которые он нам
доставляет, бывают опосредованы данными
другого. Так, при осязательном распознавании
формы предмета, когда зрение почему-либо
выключено, осязательные ощущения
опосредуются зрительными представлениями.)
В самом осязании имеет место взаимодействие
собственно кожных ощущений прикосновения
с мышечными, кинестетическими ощущениями,
к которым при ощущении поверхности
предмета примешиваются еще и температурные
ощущения. При ощущении терпкого, едкого
и т. п. вкуса какой-нибудь пищи к собственно
вкусовым ощущениям присоединяются,
взаимодействуя с ними, ощущения
осязательные и легкие болевые. Это
взаимодействие осуществляется и в
пределах одного вида ощущений. В области
зрения, например, расстояние влияет на
цвет, ощущения глубины — на форму и т.
д. Из всех форм взаимодействия эта
последняя, конечно, важнейшая, потому
что без нее вообще не существует
восприятия действительности.

Элементы психофизики

Наличие
зависимости ощущений от внешних
раздражений заставляет поставить вопрос
о характере этой зависимости, т. е. об
основных закономерностях, которым она
подчиняется. Это центральный вопрос
так называемой психофизики. Ее основы
заложены исследованиями Э. Вебера и Г.
Фехнера. Оформление она получила в
«Элементах психофизики» (1859) Фехнера,
оказавших значительное влияние на
дальнейшие исследования. Основной
вопрос психофизики — это вопрос о
порогах. Различают абсолютные
и разностные
пороги ощущения или пороги
ощущения
и
пороги
различения.

Исследования
по психофизике установили прежде всего,
что не всякий раздражитель вызывает
ощущение. Он может быть так слаб, что не
вызовет никакого ощущения. Мы не слышим
множества вибраций окружающих нас тел,
не видим невооруженным глазом множества
постоянно вокруг нас происходящих
микроскопических изменений. Нужна
известная минимальная интенсивность
раздражителя для того, чтобы вызвать
ощущение. Эта минимальная интенсивность
раздражения называется нижним
абсолютным порогом. Нижний порог дает
количественное выражение для
чувствительности: чувствительность
рецептора выражается величиной, обратно
пропорциональной порогу: Е
=
I/J,
где Е —
чувствительность и J
пороговая
величина раздражителя.

Наряду
с нижним существует и верхний
абсолютный порог, т. е. максимальная
интенсивность, возможная для ощущения
данного качества. В существовании
порогов рельефно выступает диалектическое
соотношение между количеством и
качеством. Эти пороги для различных
видов ощущений различны. В пределах
одного и того же вида они могут быть
различны у различных людей, у одного и
того же человека в разное время, при
различных условиях.

За
вопросом о том, имеет ли вообще место
ощущение определенного вида (зрительное,
слуховое и т. д.), неизбежно следует
вопрос об условиях различения различных
раздражителей. Оказалось, что наряду с
абсолютными существуют разностные
пороги различения. Э. Вебер установил,
что требуется определенное соотношение
между интенсивностями двух раздражителей
для того, чтобы они дали различные
ощущения. Это соотношение выражено в
законе, установленном Вебером: отношение
добавочного раздражителя к основному
должно быть величиной постоянной:

J
=

J
K

где
J
обозначает раздражение,
J
его прирост,
К —
постоянная величина, зависящая от
рецептора.

Так,
в ощущении давления величина прибавки,
необходимой для получения едва заметной
разницы, должна всегда равняться
приблизительно’/30
исходного веса, т. е. для получения едва
заметной разницы в ощущении давления
к 100 г нужно добавить 3,4 г, к 200 — 6,8 г, к
300 — 10,2 г и т. д. Для силы звука эта
константа равна ‘/10,
для силы света —’/100и
т. д.

Дальнейшие
исследования показали, что закон Вебера
действителен лишь для раздражителей
средней величины: при приближении к
абсолютным порогам величина прибавки
перестает быть постоянной. Наряду с
этим ограничением закон Вебера допускает,
как оказалось, и расширение. Он применим
не только к едва заметным, но и ко всяким
различиям ощущений. Различия между
парами ощущений кажутся нам равными,
если равны геометрические соотношения
соответствующих раздражителей. Так,
увеличение силы освещения от 25 до 50
свечей дает субъективно такой же эффект,
как увеличение от 50 до 100.

Исходя
из закона Вебера, Фехнер сделал допущение,
что едва заметные разницы в ощущениях
можно рассматривать как равные, поскольку
все они — величины бесконечно малые, и
принять их как единицу меры, при помощи
которой можно численно выразить
интенсивность ощущений как сумму (или
интеграл) едва заметных (бесконечно
малых) увеличений, считая от порога
абсолютной чувствительности. В результате
он получил два ряда переменных величин
— величины раздражителей и соответствующие
им величины ощущений. Ощущения
растут в арифметической прогрессии,
когда раздражители растут в геометрической
прогрессии.

Отношение этих двух переменных величин
можно выразить в логарифмической
формуле:

Е
=
KlogJ
+ С,

где
К
и С суть некоторые константы. Эта формула,
определяющая зависимость интенсивности
ощущений (в единицах едва заметных
перемен) от интенсивности соответствующих
раздражителей, и представляет собой
так называемый психофизический
закон Вебера — Фехнера.

Допущенная при
этом Фехнером возможность суммирования
бесконечных, а не только конечных
разностей ощущений, большинством
исследований считается произвольной.
Помимо того нужно отметить, что ряд
явлений, вскрытых новейшими исследованиями
чувствительности, не укладывается в
рамки закона Вебера—Фехнера. Особенно
значительное противоречие с законом
Вебера— Фехнера обнаруживают явления
протопатической чувствительности,
поскольку ощущения в области протопатической
чувствительности не обнаруживают
постепенного нарастания по мере усиления
раздражения, а по достижении известного
порога сразу же появляются в максимальной
степени. Они приближаются по своему
характеру к типу реакций по принципу
«все или ничего». Не согласуются,
по-видимому, с законом Вебера—Фехнера
и некоторые данные современной
электрофизиологии органов чувств.

Дальнейшие
исследования Г. Гельмгольца, подтвержденные
П. П. Лазаревым, заменили первоначальную
формулировку закона Вебера—Фехнера
более сложной формулой, выражающей
общий принцип, управляющий всеми
явлениями раздражения. Однако и попытка
Лазарева выразить переход раздражения
в ощущение в математических уравнениях
не охватывает всего многообразия
процессов чувствительности.

Пороги
и, значит, чувствительность органов
никак не приходится представлять как
некие раз и навсегда фиксированные
неизменные лимиты. Целый ряд исследований
советских авторов показал их чрезвычайную
изменчивость. Так, А. И. Богословский,
К. X. Кекчеев и А. О. Долин показали, что
чувствительность органов чувств может
изменяться посредством образования
интерсенсорных условных рефлексов
(которые подчиняются вообще тем же
законам, что и обычные двигательные и
секреторные условные рефлексы). Очень
убедительно явление сенсибилизации
было выявлено в отношении слуховой
чувствительности. Так, А. И. Бронштейн63
констатировал понижение порогов
слышимости под влиянием повторяющихся
звуковых раздражений. Б. М. Теплов
обнаружил резкое понижение порогов
различия высоты в результате очень
непродолжительных упражнений (см. с.
204—205). В. И. Кауфман — в противовес
тенденции К. Сишора, Г. М. Уиппла и др.
рассматривать индивидуальные различия
порогов звуковысотной чувствительности
исключительно как неизменяющиеся
природные особенности организма —
экспериментально показал, во-первых,
зависимость порогов (так же как самого
типа) восприятия высотных разностей от
характера музыкальной деятельности
испытуемых (инструменталисты, пианисты
и т. д.) и, во-вторых, изменяемость этих
порогов (и самого типа) восприятия
высотных разностей. Кауфман поэтому
приходит к тому выводу, что способность
различения высоты звука в зависимости
от конкретных особенностей деятельности
данной личности может в известной мере
изменяться. Н. К. Гусев пришел к аналогичным
результатам о роли практики дегустации
в развитии вкусовой чувствительности.
<…>

Пороги
чувствительности существенно сдвигаются
в зависимости
от
отношения
человека к той задаче, которую он
разрешает, дифференцируя
те
или иные
чувственные данные. Один и тот же
физический раздражитель одной и той же
интенсивности может оказаться и ниже,
и выше порога чувствительности и, таким
образом, быть или не быть замеченным в
зависимости от того, какое значение он
приобретает для человека: появляется
ли он как безразличный момент окружения
данного индивида или становится значимым
показателем условий его деятельности.
Поэтому, чтобы исследование чувствительности
дало сколько-нибудь законченные
результаты и привело к практически
значимым выводам, оно должно, не замыкаясь
в рамках одной лишь физиологии, перейти
и в план психологический. Психологическое
исследование имеет, таким образом, дело
не только с «раздражителем»,
но и с предметом,
и не только с органом,
но и с человеком.
Этой более конкретной трактовкой
ощущения в психологии, связывающей его
со всей сложной жизнью личности в ее
реальных взаимоотношениях с окружающим
миром, обусловлено особое значение
психологического и психофизиологического,
а не только физиологического, исследования
для разрешения вопросов, связанных с
нуждами практики.

Психофизиологические
закономерности

Характеристика
ощущений не исчерпывается психофизическими
закономерностями. Для чувствительности
органа имеет значение и физиологическое
его состояние (или происходящие в нем
физиологические процессы). Значение
физиологических моментов сказывается
прежде всего в явлениях адаптации,
в приспособлении органа к длительно
воздействующему раздражителю;
приспособление это выражается в изменении
чувствительности — понижении или
повышении ее. Примером может служить
факт быстрой адаптации к одному
какому-либо длительно действующему
запаху, в то время как другие запахи
продолжают чувствоваться так же остро,
как и раньше. <…>

С
адаптацией тесно связано и явление
контраста,
которое сказывается в изменении
чувствительности под влиянием
предшествующего (или сопутствующего)
раздражения. Так, в силу контраста
обостряется ощущение кислого после
ощущения сладкого, ощущение холодного
после горячего и т. д. Следует отметить
также свойство рецепторов задерживать
ощущения, выражающееся в более или менее
длительном последействии
раздражений. Так же как ощущение не
сразу достигает своего окончательного
значения, оно не сразу исчезает после
прекращения раздражения, а держится
некоторое время и лишь затем постепенно
исчезает. Благодаря задержке при быстром
следовании раздражений одного за другим
происходит слияние отдельных ощущений
в единое целое, как, например, при
восприятии мелодий, кинокартины и пр.

Дифференциация
и специализация рецепторов не исключает
их взаимодействия. Это взаимодействие
рецепторов

выражается, во-первых, во влиянии, которое
раздражение одного рецептора оказывает
на пороги другого. Так, зрительные
раздражения влияют на пороги слуховых,
а слуховые раздражения — на пороги
зрительных, точно так же на пороги
зрительных ощущений оказывают влияние
и обонятельные ощущения (см. дальше).

На взаимодействии
рецепторов основан метод сенсибилизации
одних органов чувств, и в первую очередь
глаза и уха, путем действия на другие
органы чувств слабыми или кратковременными,
адекватными для них, раздражениями.

Взаимосвязь
ощущений проявляется, во-вторых, в так
называемой синестезии. Под синестезией
разумеют такое слияние качеств различных
сфер чувствительности, при котором
качества одной модальности переносятся
на другую, разнородную, — например, при
цветном слухе качества зрительной сферы
— на слуховую. Формой синестезии,
относительно часто наблюдающейся,
является так называемый цветной слух
(audition
coloree).
У некоторых людей (например, у А. Н.
Скрябина; в ряде случаев, которые наблюдал
А. Бине; у мальчика, которого исследовал
А. Ф Лазурский; у очень музыкального
подростка, которого имеет возможность
наблюдать автор) явление цветного слуха
выражено очень ярко. Отдельные выражения,
отражающие синестезии различных видов
ощущений, получили права гражданства
в литературном языке; так, например,
говорят о кричащем цвете, а также о
теплом или холодном колорите и о теплом
звуке (тембре голоса), о бархатистом
голосе.

Теоретически
природа этого явления не вполне выяснена.
Иные авторы склонны объяснять его
общностью аффективных моментов, придающих
ощущениям различных видов один и тот
же эмоционально-выразительный характер.

Взаимодействие
рецепторов выражается, наконец, в той
взаимосвязи ощущений, которая постоянно
происходит в каждом процессе восприятия
любого предмета или явления. Такое
взаимодействие осуществляется в
совместном участии различных ощущений,
например зрительных и осязательных, в
познании какого-нибудь предмета или
его свойства, как-то — форма, фактура и
т. п. (Даже тогда, когда непосредственно
в восприятии участвует лишь один
рецептор, ощущения, которые он нам
доставляет, бывают опосредованы данными
другого. Так, при осязательном распознавании
формы предмета, когда зрение почему-либо
выключено, осязательные ощущения
опосредуются зрительными представлениями.)
В самом осязании имеет место взаимодействие
собственно кожных ощущений прикосновения
с мышечными, кинестетическими ощущениями,
к которым при ощущении поверхности
предмета примешиваются еще и температурные
ощущения. При ощущении терпкого, едкого
и т. п. вкуса какой-нибудь пищи к собственно
вкусовым ощущениям присоединяются,
взаимодействуя с ними, ощущения
осязательные и легкие болевые. Это
взаимодействие осуществляется и в
пределах одного вида ощущений. В области
зрения, например, расстояние влияет на
цвет, ощущения глубины — на форму и т.
д. Из всех форм взаимодействия эта
последняя, конечно, важнейшая, потому
что без нее вообще не существует
восприятия действительности.

Элементы психофизики

Наличие зависимости ощущений от внешних раздражений заставляет поставить вопрос о характере этой зависимости, т. е. об основных закономерностях, которым она подчиняется. Это центральный вопрос так называемой психофизики. Её основы заложены исследованиями Э. Г. Вебера и Г. Т. Фехнера. Оформление она получила в «Элементах психофизики» (1859) Фехнера, оказавших значительное влияние на дальнейшие исследования. Основной вопрос психофизики — это вопрос о порогах. Различают Абсолютные И Разностные Пороги ощущения или Пороги ощущения И Пороги различения.

Исследования по психофизике установили прежде всего, что не всякий раздражитель вызывает ощущение. Он может быть так слаб, что не вызовет никакого ощущения. Мы не слышим множества вибраций окружающих нас тел, не видим невооружённым глазом множества постоянно вокруг нас происходящих микроскопических изменений. Нужна известная минимальная интенсивность раздражителя для того, чтобы вызвать ощущение. Эта минимальная интенсивность раздражения называется Нижним Абсолютным порогом. Нижний порог даёт количественное выражение для чувствительности: чувствительность рецептора выражается величиной, обратно пропорциональной порогу: , где E — чувствительность и J — пороговая величина раздражителя.

Наряду с нижним существует и Верхний Абсолютный порог, т. е. максимальная интенсивность, возможная для ощущения данного качества. В существовании порогов рельефно выступает диалектическое соотношение между количеством и качеством. Эти пороги для различных видов ощущений различны. В пределах одного и того же вида они могут быть различны у различных людей, у одного и того же человека в разное время, при различных условиях.

За вопросом о том, имеет ли вообще место ощущение определённого вида (зрительное, слуховое и т. д.), неизбежно следует вопрос об условиях различения различных раздражителей. Оказалось, что наряду с абсолютными существуют разностные пороги различения. Э. Вебер установил, что требуется определённое соотношение между интенсивностями двух раздражителей для того, чтобы они дали различные ощущения. Это соотношение выражено в законе, установленном Э. Вебером: Отношение добавочного раздражителя к основному должно быть величиной постоянной:

,

Где J обозначает раздражение, ΔJ — его прирост, K — постоянная величина, зависящая от рецептора.

Так, в ощущении давления величина прибавки, необходимой для получения едва заметной разницы, должна всегда равняться приблизительно 1/30 исходного веса, т. е. для получения едва заметной разницы в ощущении давления к 100 Г нужно добавить 3,4 Г, к 200 — 6,8 Г, к 300 — 10,2 Г и т. д. Для силы звука эта константа равна 1/10, для силы света — 1/100 и т. д.

Дальнейшие исследования показали, что закон Э. Вебера действителен лишь для раздражителей средней величины: при приближении к абсолютным порогам величина прибавки перестаёт быть постоянной величиной. Наряду с этим ограничением закон Э. Вебера допускает, как оказалось; и расширение. Он применим не только к едва заметным, но и ко всяким различиям ощущений. Различия между парами ощущений кажутся нам равными, если равны геометрические соотношения соответствующих раздражителей. Так, увеличение силы освещения от 25 до 50 свечей даёт субъективно такой же эффект, как увеличение от 50 до 100.

Исходя из закона Э. Вебера, Г. Фехнер сделал допущение, что едва заметные разницы в ощущениях можно рассматривать как равные, поскольку все они — величины бесконечно малые, и принять их как единицу меры, при помощи которой можно численно выразить интенсивность ощущений как сумму (или интеграл) едва заметных (бесконечно малых) увеличений, считая от порога абсолютной чувствительности. В результате он получил два ряда переменных величин — величины раздражителей и соответствующие им величины ощущений. Ощущения растут в арифметической прогрессии, когда раздражители растут в геометрической прогрессии. Отношение этих двух переменных величин можно выразить в логарифмической формуле:

E = K · Log J + C,

Где K И C Суть некоторые константы. Эта формула, определяющая зависимость интенсивности ощущений (в единицах едва заметных перемен) от интенсивности соответствующих раздражителей, и представляет собой так называемый Психофизический закон Вебера-Фехнера.

Допущенная при этом Фехнером возможность суммирования бесконечных, а не только конечных разностей ощущений, большинством исследований считается произвольной. Помимо того нужно отметить, что ряд явлений, вскрытых новейшими исследованиями чувствительности, не укладывается в рамки закона Вебера-Фехнера. Особенно значительное противоречие с законом Вебера-Фехнера обнаруживают явления протопатической чувствительности, поскольку ощущения в области протопатической чувствительности не обнаруживают постепенного нарастания по мере усиления раздражения, а по достижении известного порога сразу же появляются в максимальной степени. Они приближаются по своему характеру к типу реакций по принципу «всё или ничего». Не согласуются, по-видимому, с законом Вебера-Фехнера и некоторые данные современной электрофизиологии органов чувств.

Дальнейшие исследования Г. Гельмгольца, подтверждённые П. П. Лазаревым, заменили первоначальную формулировку закона Вебера-Фехнера более сложной формулой, выражающей очень общий принцип, управляющий всеми явлениями раздражения. Однако и попытка Лазарева выразить переход раздражения в ощущение в математических уравнениях не охватывает всего многообразия процессов чувствительности и перехода раздражения в ощущение.

Для определения порогов была разработана целая система методов психофизического исследования. Из них основные: 1) метод едва заметных различий: прогрессивно изменяют — увеличивают или уменьшают — раздражитель, пока испытуемый не начнёт или не перестанет замечать разницу; 2) метод истинных и ложных случаев: испытуемому предъявляют для сравнения два любых раздражителя и предлагают определить, какой из них больше; 3) метод средних ошибок, или метод константности: испытуемый должен подобрать к данному ему раздражителю равные. При всех этих методах пороги определяются как статистические средние.

Значение измерения порогов заключается в том, что они являются главной основой для точного, количественно выраженного определения дифференциальных различий в сенсорной области — от вида к виду, от индивида к индивиду и у одного и того же индивида в различных условиях — в зависимости от утомления, упражнения, образования и т. д. Тем самым они дают возможность исследовать и значение всех влияющих на сенсорную область высших факторов и косвенно устанавливают их уровень. Они поэтому доставляют данные для ряда выводов, имеющих и практическую значимость.

Пороги и, значит, чувствительность органов никак не приходится представлять как некие раз и навсегда фиксированные неизменные лимиты. Целый ряд исследований советских авторов показал их чрезвычайную изменчивость. Так, А. И. Богословский [А. И. Богословский, Опыт выработки сенсорных условных рефлексов у человека, «Физиологический журнал СССР», 1938, стр. 1017.], К. X. Кекчеев [К. X. Кекчеев, «Бюллетень эксперим. биологии и медицины», 1935, вып. 5—6. стр. 358.] и А. О. Долин [А. О. Долин, «Архив биологических наук», 1936, вып. 1—2.] показали, что чувствительность органов чувств может изменяться посредством образования интерсенсорных условных рефлексов (которые подчиняются вообще тем же законам, что и обычные двигательные и секреторные условные рефлексы). Очень отчётливо явление сенсибилизации было в последнее время выявлено рядом исследовании в отношении слуховой чувствительности. Так, А. И. Бронштейн [А. И. Бронштейн, О синтезирующем влиянии звукового раздражения на орган слуха // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 1936. Т. I. Вып. 4: Сообщения 1 и 2; Т. II. Вып. 5: Сообщение 3.] констатировал понижение порогов слышимости под влиянием повторяющихся звуковых раздражений. Б. М. Теплов обнаружил резкое понижение порогов различения высоты в результате очень непродолжительных упражнений (см. раздел «Слуховые ощущения» этой главы). В. И. Кауфман — в противовес тенденции К. Сишора (Seashore), Г. М. Уиппла и др. рассматривать индивидуальные различия порогов звуковысотной чувствительности исключительно как неизменяющиеся природные особенности организма — экспериментально показал, во-первых, зависимость порогов (так же как самого типа) восприятия высотных разностей от характера музыкальной деятельности испытуемых (инструменталисты, пианисты и т. д.) и, во-вторых, изменяемость этих порогов (и самого типа) восприятия высотных разностей. Кауфман поэтому приходит к тому выводу, что способность различения высоты звука зависит от конкретных особенностей деятельности данной личности и может в известной мере изменяться в зависимости от неё. [В. И. Кауфман, Восприятие малых высотных разностей. Сб. «Исследования по проблеме чувствительности» под ред. В. П. Осипова и Б. Г. Ананьева, т. XIII, 1940.] Н. К. Гусев пришёл к аналогичным результатам о роли практики дегустации в развитии вкусовой чувствительности. [Там же.]

Вообще пороги чувствительности не представляют собой абсолютной, неизменной величины. Экспериментальное исследование показывает, что даже такие явления, которые обусловлены в основном, казалось бы, периферическими факторами, не предопределяются органом самим по себе. Так, например, снижение световой чувствительности периферического зрения в ходе темновой адаптации, вызванное предварительным «засветом» периферии сетчатки, существенно зависит от центральных психологических факторов и может быть (как показывает проводимое в Институте психологии исследование Семёновской) снято при внимании.

Пороги чувствительности существенно сдвигаются в зависимости от отношения человека к той задаче, которую он разрешает, дифференцируя те или иные чувственные данные. Один и тот же физический раздражитель одной и той же интенсивности может оказаться и ниже и выше порога чувствительности и, таким образом, быть или не быть замеченным в зависимости от того, какое значение он приобретает для человека: появляется ли он как безразличный момент окружения для данного индивида или становится имеющим определённое значение показателем существенных условий его деятельности. Поэтому, для того чтобы исследование чувствительности дало сколько-нибудь законченные результаты и привело к практически значимым выводам, оно должно, не замыкаясь в рамках одной лишь физиологии, перейти и в план психологический. Психологическое исследование имеет, таким образом, дело не только с «раздражителем», но и с Предметом, и не только с Органом, но и с Человеком. Этой более конкретной трактовкой ощущения в психологии, связывающей его со всей сложной жизнью личности в её реальных взаимоотношениях с окружающим миром, обусловлено особое значение психологического и психофизиологического, а не только физиологического, исследования для разрешения вопросов, связанных с нуждами практики.

< Предыдущая   Следующая >

Элементы психофизики

Наличие
зависимости ощущений от внешних
раздражений заставляет поставить вопрос
о характере этой зависимости, т. е. об
основных закономерностях, которым она
подчиняется. Это центральный вопрос
так называемой психофизики. Ее основы
заложены исследованиями Э. Вебера и Г.
Фехнера. Оформление она получила в
«Элементах психофизики» (1859) Фехнера,
оказавших значительное влияние на
дальнейшие исследования. Основной
вопрос психофизики — это вопрос о
порогах. Различают абсолютные
и разностные
пороги ощущения или пороги
ощущения
и
пороги
различения.

Исследования
по психофизике установили прежде всего,
что не всякий раздражитель вызывает
ощущение. Он может быть так слаб, что не
вызовет никакого ощущения. Мы не слышим
множества вибраций окружающих нас тел,
не видим невооруженным глазом множества
постоянно вокруг нас происходящих
микроскопических изменений. Нужна
известная минимальная интенсивность
раздражителя для того, чтобы вызвать
ощущение. Эта минимальная интенсивность
раздражения называется нижним
абсолютным порогом. Нижний порог дает
количественное выражение для
чувствительности: чувствительность
рецептора выражается величиной, обратно
пропорциональной порогу: Е
=
I/J,
где Е —
чувствительность и J
пороговая
величина раздражителя.

Наряду
с нижним существует и верхний
абсолютный порог, т. е. максимальная
интенсивность, возможная для ощущения
данного качества. В существовании
порогов рельефно выступает диалектическое
соотношение между количеством и
качеством. Эти пороги для различных
видов ощущений различны. В пределах
одного и того же вида они могут быть
различны у различных людей, у одного и
того же человека в разное время, при
различных условиях.

За
вопросом о том, имеет ли вообще место
ощущение определенного вида (зрительное,
слуховое и т. д.), неизбежно следует
вопрос об условиях различения различных
раздражителей. Оказалось, что наряду с
абсолютными существуют разностные
пороги различения. Э. Вебер установил,
что требуется определенное соотношение
между интенсивностями двух раздражителей
для того, чтобы они дали различные
ощущения. Это соотношение выражено в
законе, установленном Вебером: отношение
добавочного раздражителя к основному
должно быть величиной постоянной:

J
=

J
K

где
J
обозначает раздражение,
J
его прирост,
К —
постоянная величина, зависящая от
рецептора.

Так,
в ощущении давления величина прибавки,
необходимой для получения едва заметной
разницы, должна всегда равняться
приблизительно’/30
исходного веса, т. е. для получения едва
заметной разницы в ощущении давления
к 100 г нужно добавить 3,4 г, к 200 — 6,8 г, к
300 — 10,2 г и т. д. Для силы звука эта
константа равна ‘/10,
для силы света —’/100и
т. д.

Дальнейшие
исследования показали, что закон Вебера
действителен лишь для раздражителей
средней величины: при приближении к
абсолютным порогам величина прибавки
перестает быть постоянной. Наряду с
этим ограничением закон Вебера допускает,
как оказалось, и расширение. Он применим
не только к едва заметным, но и ко всяким
различиям ощущений. Различия между
парами ощущений кажутся нам равными,
если равны геометрические соотношения
соответствующих раздражителей. Так,
увеличение силы освещения от 25 до 50
свечей дает субъективно такой же эффект,
как увеличение от 50 до 100.

Исходя
из закона Вебера, Фехнер сделал допущение,
что едва заметные разницы в ощущениях
можно рассматривать как равные, поскольку
все они — величины бесконечно малые, и
принять их как единицу меры, при помощи
которой можно численно выразить
интенсивность ощущений как сумму (или
интеграл) едва заметных (бесконечно
малых) увеличений, считая от порога
абсолютной чувствительности. В результате
он получил два ряда переменных величин
— величины раздражителей и соответствующие
им величины ощущений. Ощущения
растут в арифметической прогрессии,
когда раздражители растут в геометрической
прогрессии.

Отношение этих двух переменных величин
можно выразить в логарифмической
формуле:

Е
=
KlogJ
+ С,

где
К
и С суть некоторые константы. Эта формула,
определяющая зависимость интенсивности
ощущений (в единицах едва заметных
перемен) от интенсивности соответствующих
раздражителей, и представляет собой
так называемый психофизический
закон Вебера — Фехнера.

Допущенная при
этом Фехнером возможность суммирования
бесконечных, а не только конечных
разностей ощущений, большинством
исследований считается произвольной.
Помимо того нужно отметить, что ряд
явлений, вскрытых новейшими исследованиями
чувствительности, не укладывается в
рамки закона Вебера—Фехнера. Особенно
значительное противоречие с законом
Вебера— Фехнера обнаруживают явления
протопатической чувствительности,
поскольку ощущения в области протопатической
чувствительности не обнаруживают
постепенного нарастания по мере усиления
раздражения, а по достижении известного
порога сразу же появляются в максимальной
степени. Они приближаются по своему
характеру к типу реакций по принципу
«все или ничего». Не согласуются,
по-видимому, с законом Вебера—Фехнера
и некоторые данные современной
электрофизиологии органов чувств.

Дальнейшие
исследования Г. Гельмгольца, подтвержденные
П. П. Лазаревым, заменили первоначальную
формулировку закона Вебера—Фехнера
более сложной формулой, выражающей
общий принцип, управляющий всеми
явлениями раздражения. Однако и попытка
Лазарева выразить переход раздражения
в ощущение в математических уравнениях
не охватывает всего многообразия
процессов чувствительности.

Пороги
и, значит, чувствительность органов
никак не приходится представлять как
некие раз и навсегда фиксированные
неизменные лимиты. Целый ряд исследований
советских авторов показал их чрезвычайную
изменчивость. Так, А. И. Богословский,
К. X. Кекчеев и А. О. Долин показали, что
чувствительность органов чувств может
изменяться посредством образования
интерсенсорных условных рефлексов
(которые подчиняются вообще тем же
законам, что и обычные двигательные и
секреторные условные рефлексы). Очень
убедительно явление сенсибилизации
было выявлено в отношении слуховой
чувствительности. Так, А. И. Бронштейн63
констатировал понижение порогов
слышимости под влиянием повторяющихся
звуковых раздражений. Б. М. Теплов
обнаружил резкое понижение порогов
различия высоты в результате очень
непродолжительных упражнений (см. с.
204—205). В. И. Кауфман — в противовес
тенденции К. Сишора, Г. М. Уиппла и др.
рассматривать индивидуальные различия
порогов звуковысотной чувствительности
исключительно как неизменяющиеся
природные особенности организма —
экспериментально показал, во-первых,
зависимость порогов (так же как самого
типа) восприятия высотных разностей от
характера музыкальной деятельности
испытуемых (инструменталисты, пианисты
и т. д.) и, во-вторых, изменяемость этих
порогов (и самого типа) восприятия
высотных разностей. Кауфман поэтому
приходит к тому выводу, что способность
различения высоты звука в зависимости
от конкретных особенностей деятельности
данной личности может в известной мере
изменяться. Н. К. Гусев пришел к аналогичным
результатам о роли практики дегустации
в развитии вкусовой чувствительности.
<…>

Пороги
чувствительности существенно сдвигаются
в зависимости
от
отношения
человека к той задаче, которую он
разрешает, дифференцируя
те
или иные
чувственные данные. Один и тот же
физический раздражитель одной и той же
интенсивности может оказаться и ниже,
и выше порога чувствительности и, таким
образом, быть или не быть замеченным в
зависимости от того, какое значение он
приобретает для человека: появляется
ли он как безразличный момент окружения
данного индивида или становится значимым
показателем условий его деятельности.
Поэтому, чтобы исследование чувствительности
дало сколько-нибудь законченные
результаты и привело к практически
значимым выводам, оно должно, не замыкаясь
в рамках одной лишь физиологии, перейти
и в план психологический. Психологическое
исследование имеет, таким образом, дело
не только с «раздражителем»,
но и с предметом,
и не только с органом,
но и с человеком.
Этой более конкретной трактовкой
ощущения в психологии, связывающей его
со всей сложной жизнью личности в ее
реальных взаимоотношениях с окружающим
миром, обусловлено особое значение
психологического и психофизиологического,
а не только физиологического, исследования
для разрешения вопросов, связанных с
нуждами практики.

Психофизиологические
закономерности

Характеристика
ощущений не исчерпывается психофизическими
закономерностями. Для чувствительности
органа имеет значение и физиологическое
его состояние (или происходящие в нем
физиологические процессы). Значение
физиологических моментов сказывается
прежде всего в явлениях адаптации,
в приспособлении органа к длительно
воздействующему раздражителю;
приспособление это выражается в изменении
чувствительности — понижении или
повышении ее. Примером может служить
факт быстрой адаптации к одному
какому-либо длительно действующему
запаху, в то время как другие запахи
продолжают чувствоваться так же остро,
как и раньше. <…>

С
адаптацией тесно связано и явление
контраста,
которое сказывается в изменении
чувствительности под влиянием
предшествующего (или сопутствующего)
раздражения. Так, в силу контраста
обостряется ощущение кислого после
ощущения сладкого, ощущение холодного
после горячего и т. д. Следует отметить
также свойство рецепторов задерживать
ощущения, выражающееся в более или менее
длительном последействии
раздражений. Так же как ощущение не
сразу достигает своего окончательного
значения, оно не сразу исчезает после
прекращения раздражения, а держится
некоторое время и лишь затем постепенно
исчезает. Благодаря задержке при быстром
следовании раздражений одного за другим
происходит слияние отдельных ощущений
в единое целое, как, например, при
восприятии мелодий, кинокартины и пр.

Дифференциация
и специализация рецепторов не исключает
их взаимодействия. Это взаимодействие
рецепторов

выражается, во-первых, во влиянии, которое
раздражение одного рецептора оказывает
на пороги другого. Так, зрительные
раздражения влияют на пороги слуховых,
а слуховые раздражения — на пороги
зрительных, точно так же на пороги
зрительных ощущений оказывают влияние
и обонятельные ощущения (см. дальше).

На взаимодействии
рецепторов основан метод сенсибилизации
одних органов чувств, и в первую очередь
глаза и уха, путем действия на другие
органы чувств слабыми или кратковременными,
адекватными для них, раздражениями.

Взаимосвязь
ощущений проявляется, во-вторых, в так
называемой синестезии. Под синестезией
разумеют такое слияние качеств различных
сфер чувствительности, при котором
качества одной модальности переносятся
на другую, разнородную, — например, при
цветном слухе качества зрительной сферы
— на слуховую. Формой синестезии,
относительно часто наблюдающейся,
является так называемый цветной слух
(audition
coloree).
У некоторых людей (например, у А. Н.
Скрябина; в ряде случаев, которые наблюдал
А. Бине; у мальчика, которого исследовал
А. Ф Лазурский; у очень музыкального
подростка, которого имеет возможность
наблюдать автор) явление цветного слуха
выражено очень ярко. Отдельные выражения,
отражающие синестезии различных видов
ощущений, получили права гражданства
в литературном языке; так, например,
говорят о кричащем цвете, а также о
теплом или холодном колорите и о теплом
звуке (тембре голоса), о бархатистом
голосе.

Теоретически
природа этого явления не вполне выяснена.
Иные авторы склонны объяснять его
общностью аффективных моментов, придающих
ощущениям различных видов один и тот
же эмоционально-выразительный характер.

Взаимодействие
рецепторов выражается, наконец, в той
взаимосвязи ощущений, которая постоянно
происходит в каждом процессе восприятия
любого предмета или явления. Такое
взаимодействие осуществляется в
совместном участии различных ощущений,
например зрительных и осязательных, в
познании какого-нибудь предмета или
его свойства, как-то — форма, фактура и
т. п. (Даже тогда, когда непосредственно
в восприятии участвует лишь один
рецептор, ощущения, которые он нам
доставляет, бывают опосредованы данными
другого. Так, при осязательном распознавании
формы предмета, когда зрение почему-либо
выключено, осязательные ощущения
опосредуются зрительными представлениями.)
В самом осязании имеет место взаимодействие
собственно кожных ощущений прикосновения
с мышечными, кинестетическими ощущениями,
к которым при ощущении поверхности
предмета примешиваются еще и температурные
ощущения. При ощущении терпкого, едкого
и т. п. вкуса какой-нибудь пищи к собственно
вкусовым ощущениям присоединяются,
взаимодействуя с ними, ощущения
осязательные и легкие болевые. Это
взаимодействие осуществляется и в
пределах одного вида ощущений. В области
зрения, например, расстояние влияет на
цвет, ощущения глубины — на форму и т.
д. Из всех форм взаимодействия эта
последняя, конечно, важнейшая, потому
что без нее вообще не существует
восприятия действительности.

психофизика — это… Что такое психофизика?

(англ. psychophysics) — одна из психологических дисциплин, обычно определяемая как наука об измерении ощущений человека. П. изучает отношения между величинами физических раздражителей той или иной модальности и интенсивностью вызываемых ими ощущений, отвлекаясь при этом от рассмотрения промежуточных физиологических процессов организма (см. Психофизиология).
П. основана Г. Фехнером, который рассматривал ее как науку о функциональных соотношениях между сознанием и телесным миром. Пытаясь решить эту общую проблему, Фехнер в своем фундаментальном труде «Элементы психофизики» (1860) уделил преимущественное внимание измерению ощущений как области, где соотношения между объективным и субъективным наиболее доступны для экспериментального исследования. Им были введены основные понятия П., разработаны некоторые психофизические методы, ставшие классическими, сформулирован основной психофизический закон о соотношениях между рядами физических и психических величин. Создание Фехнером П. положило нач. экспериментальной психологии.
В настоящее время П. состоит из 2 разделов: учения об измерении сенсорной чувствительности (см. Пороговая теория Фехнера, Пороговые теории) и учения о психофизических функциях (сенсорных шкалах), причем предмет П. часто понимается шире, чем он был определен ранее. Во-первых, для оценки эффективности воздействующих раздражителей используются не только осознанные ощущения, но и др. ответные реакции организма (см. Порог сенсорный) — моторные реакции, кожно-гальваническая реакция, депрессия альфа-ритма, вызванные потенциалы и др. (объективная сенсометрия). Во-вторых, раздражителями считаются не только поддающиеся количественному измерению физические стимулы, но и любые др. стимулы, которые наблюдатель может упорядочить по какому-то их общему признаку, напр. почерки по степени разборчивости, цвета по степени привлекательности и т. п. В таком широком смысле П. можно определить как науку об ответах организма на служащие стимулами формообразования внешней среды (С. Стивенс).
Принято различать классическую и т. н. современную П. В области учения о порогах различие между ними состоит в том, что современная П. допускает существование в сенсорной системе собственных сенсорных шумов и рассматривает обнаружение раздражителей малой интенсивности как выделение слабого сигнала на фоне флуктуаций этих шумов (см. Психофизическая модель теории обнаружения сигнала), в то время как классическая П. утверждает, что единственный источник возбуждения сенсорной системы — действие раздражителя. Соответственно этому современная П. рассматривает реакцию ложной тревоги в качестве закономерного ответа сенсорной системы; классическая П. — как чисто поведенческую реакцию, вызванную исключительно внесенсорными факторами.
В области измерения выше пороговых ощущений классическая П. исходит из предположения о невозможности непосредственной количественной оценки субъектом интенсивности собственных ощущений и признает единственно возможными косвенные методы измерения ощущений, которые приводят к созданию шкалы накопления едва заметных различий. Отношение между субъективным и объективным рядами, получаемое с помощью этих методов, выражается логарифмическим законом, предложенным Фехнером (см. Закон Фехнера). Напротив, современная П. допускает возможность непосредственного количественного измерения интенсивности ощущений. Реализация этого допущения привела к разработке прямых методов измерения ощущений, на основе которых строятся объективные сенсорные шкалы (см. Методы шкалирования). Отношение субъективного и объективного рядов, получаемое с помощью прямых методов, выражается сформулированным Стивенсом степенным законом (см. Закон Стивенса).

Термины «классическая П.» и «современная П.» следует считать достаточно условными: оба научных направления имеют своих сторонников среди современных ученых.

В некоторых зарубежных работах можно встретить подразделение П. по методологическому принципу на объективную и субъективную (А. Пьерон). Классическая П. отождествляется в этом случае с объективной П., а к субъективной П. относят 1) субъективные сенсорные шкалы, а 2) в соответствии с широким толкованием предмета П., — субъективные шкалы суждений (вкусов, эстетических и политических мнений и т. п.). Последние находят широкое применение в дифференциальной и социальной психологии. См. также Психофизика дифференциальная, Психофизика субъектная. (К. В. Бардин.)

Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК.
Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко.
2003.

Густав Фехнер | Немецкий философ и физик

Густав Фехнер , полностью Густав Теодор Фехнер , (родился 19 апреля 1801 года, Гросс Сэрхен, недалеко от Мускау, Лужа [Германия] — умер 18 ноября 1887 года, Лейпциг, Германия), немецкий физик и философ, который был ключевой фигурой в основании психофизики, науки, изучающей количественные отношения между ощущениями и стимулами, их производящими.

Хотя Фехнер получил образование в области биологии, он обратился к математике и физике.В 1834 году он был назначен профессором физики в Лейпцигском университете. Спустя несколько лет его здоровье пошатнулось; его частичная слепота и болезненная чувствительность к свету, по всей вероятности, развились в результате его пристального взгляда на Солнце во время изучения визуальных остаточных изображений (1839–40).

Получив скромную пенсию от университета в 1844 году, он начал более глубоко вникать в философию и задумал в высшей степени анимистическую вселенную с Богом как ее душой. Он подробно обсуждал свою идею универсального сознания в работе, содержащей его план психофизики, Zend-Avesta: oder über die Dinge des Himmels und des Jenseits (1851; Zend-Avesta: On The Things of Heaven and the Futureista). ).

Фехнера Elemente der Psychophysik, 2 vol. (1860; Elements of Psychophysics ), установил его непреходящее значение в психологии. В этой работе он постулировал, что разум и тело, хотя и кажутся отдельными сущностями, на самом деле являются разными сторонами одной реальности. Он также разработал экспериментальные процедуры, которые все еще используются в экспериментальной психологии, для измерения ощущений в зависимости от физической величины стимулов. Самое главное, он разработал уравнение, выражающее теорию едва заметного различия, предложенную ранее Эрнстом Генрихом Вебером.Эта теория касается сенсорной способности различать, когда два стимула (, например, два веса) просто заметно отличаются друг от друга. Однако более поздние исследования показали, что уравнение Фехнера применимо в пределах среднего диапазона интенсивности стимула и тогда справедливо лишь приблизительно.

Britannica Premium: удовлетворение растущих потребностей искателей знаний. Получите 30% подписки сегодня.
Подпишись сейчас

Примерно с 1865 года он погрузился в экспериментальную эстетику и попытался определить путем реальных измерений, какие формы и размеры наиболее эстетичны.

.

Десять лучших исследований по психологии — PsyBlog

Десять исследований, изменивших психологию и то, как мы видим человечество.

После того, как им рассказали об этих исследованиях психологии, поколения студентов-психологов отправились в мир, видя себя и других людей в новом свете.

В этой серии постов я рассмотрю десять исследований, которые изменили психологию и то, как мы видим человечество:

«Что дети понимают в мире и как вы можете это узнать, учитывая, что младенцы не так горячо отвечают на вопросы. сложные вопросы об их способностях восприятия? »

«Это число преследовало не только Миллера, но и всех нас.То, что представляет собой это магическое число — 7 плюс-минус 2, — это количество предметов, которые мы можем удерживать в нашей кратковременной памяти ».

«Кажется невероятным, что успешная форма психологической терапии может быть основана на том, чтобы сказать людям, что их мысли ошибочны. И все же отчасти так работает когнитивная терапия ».

«Представьте, что сейчас 1960-е, и вы изучаете психологию на первом курсе Миннесотского университета. Будучи храброй душой и желая получить лучшую итоговую оценку, вы согласились принять участие в психологическом эксперименте.Вы слышали, что это включает проверку новой инъекции витаминов, но это вас не оттолкнуло ».

«Именно Фехнер с публикацией своего шедевра« Элементы психофизики »в 1860 году, как часто считается, помог основать экспериментальную психологию (Fechner, 1860). Это действительно странно для человека, который решил доказать, что у растений есть душа ».

«Какой психологический эксперимент может быть настолько мощным, что простое участие может изменить ваше представление о себе и человеческой природе? Какая экспериментальная процедура могла спровоцировать у одних людей обильное потоотделение и дрожь, оставив 10% крайне расстроенными, в то время как другие разразились необъяснимым истерическим смехом? »

«… мы исследуем качество наших воспоминаний, в частности, способы, которыми память может быть изменена после события, которое мы вспоминаем.Работа Элизабет Лофтус оказала огромное влияние в этой области, как показывает одно из ее ранних исследований ».

«… что психологи могут сказать нам о систематических различиях между людьми? Чтобы ответить на этот вопрос, мне нужно разорвать шаблон только на этот раз и включить два исследования, проведенных двумя явно враждующими сторонами психологии личности ».

«Вы бы поставили 10 фунтов стерлингов на подбрасывание монеты, если бы у вас было 20 фунтов стерлингов? Таким образом, у вас есть 50% шанс проиграть 10 фунтов стерлингов и 50% шанс выиграть 20 фунтов стерлингов.Это кажется хорошей ставкой, но исследования показывают, что люди не принимают ее. Зачем?»

«Чтобы по-настоящему понять революционный характер работы Фрейда, вам нужно сделать что-нибудь для меня: забыть, что вы каждый слышали о нем или его идеях. Просто лягте… расслабьтесь… »

»Также ознакомьтесь с десятью лучшими исследованиями по социальной психологии.

Об авторе

Психолог, Джереми Дин, доктор философии — основатель и автор PsyBlog. Он имеет докторскую степень по психологии Университетского колледжа Лондона и две другие ученые степени по психологии.

Он пишет о научных исследованиях в PsyBlog с 2004 года. Он также является автором книги « Making Habits, Breaking Habits » ( Da Capo, 2003 ) и нескольких электронных книг:

→ биография доктора Дина, Twitter, Facebook и как с ним связаться.

Изображение предоставлено: Patrick Q

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.