А н леонтьев написал деятельность: «Деятельность богаче, истиннее, чем предваряющее ее сознание» Поясните эту мысль?

Содержание

Леонтьев А. Н. — основатель теории деятельности

Алексей Николаевич Леонтьев — советский психолог, философ, педагог и организатор науки. Занимался проблемами общей психологии (эволюционное развитие психики; память, внимание, личность и др.) и методологией психологического исследования. Доктор педагогических наук (1940), действительный член АПН РСФСР (1950), первый декан факультета психологии Московского государственного университета. Лауреат медали К. Д. Ушинского (1953), Ленинской премии (1963), Ломоносовской премии I степени (1976), почётный доктор Парижского и Будапештского университетов. Почётный член Венгерской АН.

Ученик и редактор работ Л. С. Выготского, один из лидеров Харьковской психологической школы, создатель теории деятельности.

Биографический очерк
Родился в семье мещан. Окончив Первое реальное училище (точнее, «единую трудовую школу»), поступил на факультет общественных наук МГУ, который окончил в 1923[источник не указан 648 дней] либо 1924 году. Среди его учителей того времени: Г. И. Челпанов и Г. Г. Шпет. По окончании университета был оставлен при Психологическом институте для подготовки к профессорской деятельности, на это время пришлось смещение с поста директора основателя Института Г. И. Челпанова. По приводимым А. А. Леонтьевым воспоминаниям отца, сам Челпанов, принявший Леонтьева в «аспирантуру», посоветовал ему оставаться там после этой смены. Среди коллег Леонтьева в Институте в этот период: Н. А. Бернштейн, А. Р. Лурия, в соавторстве с которым было выполнено несколько ранних исследований, П. П. Блонский, позднее — Л. С. Выготский.

С 1925 года А. Н. Леонтьев работал под руководством Выготского над культурно-исторической теорией, конкретнее — над проблемами культурного развития памяти. Отражающая эти исследования книга «Развитие памяти» издана около 1931 года.

С конца 1931 года — заведующий отделом в секторе психологии Украинской психоневрологической академии (до 1932 года — Украинский психоневрологический институт) в Харькове.

1933—1938 годы — заведующий кафедрой Харьковского педагогического института.

С 1941 года — на правах сотрудника Института психологии — профессор МГУ (с декабря 1941 г. в эвакуации в Ашхабаде).

1943 год — заведовал научной частью в восстановительном госпитале (с. Коуровка, Свердловская область), с конца 1943 г. — в Москве.

1947 год — кандидат на вступление в ВКП(б), член-корреспондент АПН РСФСР.

1948 год — член ВКП(б) (с 1952 года — КПСС).

1950 год — действительный член АПН РСФСР (c 1968 года — АПН СССР). Академик-секретарь Отделения психологии (1950—1957), вице-президент академии (1959—1961).

С 1951 года — заведующий кафедрой психологии философского факультета МГУ.

1966 год — основывает факультет психологии МГУ и руководит им более 12 лет.

В 1976 году открыта лаборатория психологии восприятия, которая действует и по сей день.

21 января 1979 года — умер в Москве.

Научная деятельность
Научный вклад А. Н. Леонтьева связан с программой построения культурно-исторической психологии, которая стала сквозной темой его научного творчества. Первые этапы научной биографии связаны с исследованиями по демонстрации принципов этого подхода на материале памяти и волевой регуляции. При этом с 1930-х годов его версия решения поставленных Л. С. Выготским задач оформилась как относительно самостоятельное направление — общепсихологическая теория деятельности.

Леонтьев известен как экспериментатор и теоретик, работавший в широком круге проблемных полей — от восстановления движений, педагогики и зоопсихологии до проблем формирования личности и философских аспектов психологии.

Докторская диссертация 1940 года была посвящена развитию психики в филогенезе (книга «Проблемы развития психики»). А. Н. Леонтьев предложил свою классификацию стадий этого развития (элементарная сенсорная психика, перцептивная психика и стадия интеллекта) и обосновал критерии анализа психики и сознания.

Харьковская психологическая группа под его руководством известна плеядой исследований детского развития, игры, саморегуляции на основе анализа становления психических процессов ребёнка как субъекта деятельности.

С 1960-х годов А. Н. Леонтьев обращается к проблеме личности, обобщив свои идеи в монографии 1975 года «Деятельность. Сознание. Личность». В это же десятилетие он активно занимается проблемами восприятия. В частности, Леонтьев обосновывал систему категорий для анализа сознания: чувственная ткань, предметное значение и личностный смысл. Среди его учеников, разрабатывающих проблемы личности и сознания: А. Г. Асмолов, В. Ф. Петренко, Ф. Е. Василюк, Ю. Б. Гиппенрейтер, Б. М. Величковский, В. В. Столин, С. Б. Новосёлова, Б. С. Братусь и др.

Критики обсуждают тот факт, что Леонтьев участвовал в типичных для своего времени дискуссиях об идеологических основаниях советской психологии. При его активном участии прошёл ряд психологических дискуссий, в которых отстаивалась точка зрения, что психика формируется в основном внешними факторами. В своих работах, в том числе в программной книге «Деятельность, сознание, личность» (1975), учёный последовательно приводил тезис: «В современном мире психология выполняет идеологическую функцию и служит классовым интересам; не считаться с этим невозможно».

В 1950 году на «Павловской» сессии двух академий Б. М. Теплов упрекнул в том числе и А. Н. Леонтьева в том, что «…нельзя найти достаточно последовательной и развернутой работы по перестройке психологии на основе учения Павлова»:

В книге А. Н. Леонтьева «Очерк развития психики» (1947), посвящённой развитию психики от её возникновения у низших животных до сознания человека социалистического общества, имя Павлова упоминается лишь два раза, и притом по частным поводам. Хотя по сути некоторые из идей А. Н. Леонтьева ведут своё начало от Павлова, но об этом в данной книге ни слова не говорится, так как раздел, посвящённый учению Павлова, имевшийся в докторской диссертации автора (защищена в 1941 г.), не попал в книгу, о которой идёт речь, хотя она излагает эту диссертацию.
Научная сессия, посвященная проблемам физиологического учения академика И. П. Павлова. Вступительное слово. Доклады. Постановление. М.; Л.. 1950, с. 155

Леонтьев А. Н., «Теория деятельности»: кратко о главном

А. Н. Леонтьев и С. Л. Рубинштейн являются создателями советской школы психологии, которая базируется на абстрактной концепции личности. Она была основана на работах Л. С. Выготского, посвященных культурно-историческому подходу. Данная теория раскрывает термин «деятельность» и другие взаимосвязанные с ним понятия.

История создания и основные положения концепции

С. Л. Рубинштейном и А. Н. Леонтьевым теория деятельности была создана в 30-е годы двадцатого века. Они разработали данную концепцию параллельно, не обсуждая и не советуясь друг с другом. Тем не менее в их работах оказалось много общего, так как ученые использовали одинаковые источники при разработке психологической теории. Основатели опирались на труд талантливого советского мыслителя Л. С. Выготского, также при создании концепции была использована философская теория Карла Маркса.

А. Н. Леонтьев ведет лекцию.

Главный тезис теории деятельности А. Н. Леонтьева кратко звучит так: не сознание формирует деятельность, а деятельность формирует сознание.

В 30-е годы на основе этого положения Сергей Леонидович определяет главное положение концепции, которое основывается на тесной взаимосвязи сознания и деятельности. Это значит, что психика человека формируется во время активности и в процессе работы, и в них же она проявляется. Ученые указывали, что важно понимать следующее: сознание и деятельность образуют единство, имеющее органическую основу. Алексей Николаевич подчеркивал, что данную связь ни в коем случае не стоит путать с тождеством, иначе все положения, имеющие место в теории, теряют свою силу.

Итак, по мнению А. Н. Леонтьева, «деятельность — сознание личности» — это главная логическая взаимосвязь всей концепции.

Сознание человека.

Основные психологические феномены теории деятельности А. Н. Леонтьева и С. Л. Рубинштейна

Каждый человек неосознанно реагирует на внешний стимул совокупностью рефлекторных реакций, но деятельность не входит в число данных раздражителей, так как она регулируется умственной работой индивида. Философы в своей представленной теории рассматривают сознание как определенную реальность, которая не предназначается для самонаблюдения человеком. Оно может проявляться только благодаря системе субъективных отношений, в частности, через деятельность индивида, в процессе которой ему удается развиваться.

Алексей Николаевич Леонтьев уточняет положения, озвученные его коллегой. Он говорит, что психика человека встроена в его деятельность, она формируется благодаря ей и проявляется в активности, что, в итоге приводит к тесной связи двух понятий.

Личность в теории деятельности А. Н. Леонтьева рассматривается в единстве с действием, работой, мотивом, целью, задачей, операцией, потребностью и эмоциями.

Концепция деятельности А. Н. Леонтьева и С. Л. Рубинштейна — это целая система, которая включает в себя методологические и теоретические принципы, позволяющие изучать психологические феномены человека. Концепция деятельности А. Н. Леонтьева содержит такое положение, что основным предметом, помогающим изучать процессы сознания, является деятельность. Этот подход исследования начал формироваться в психологии Советского Союза в 20-е годы двадцатого века. В 1930-ом уже было предложено две трактовки активности. Первое положение принадлежит Сергею Леонидовичу, который сформулировал приведенный выше в статье принцип единства. Вторая формулировка была описана Алексеем Николаевичем совместно с представителями Харьковской психологической школы, которые определили общность строения, затрагивающую внешнюю и внутреннюю деятельность.

Сергей Леонидович.

Основное понятие в теории деятельности А. Н. Леонтьева

Деятельность — это система, которая строится на основе различных форм реализации, выражающейся в отношение субъекта к материальным объектам и миру в целом. Данное понятие сформулировал Алексей Николаевич, а Сергей Леонидович Рубинштейн определил деятельность как совокупность любых действий, которые направлены на достижение поставленных целей. По мнению А. Н. Леонтьева, деятельность в сознании личности играет первостепенную роль.

Структура деятельности

Роды деятельности.

В 30-е годы двадцатого века в психологической школе А. Н. Леонтьев выдвинул идею о необходимости построения структуры деятельности, чтобы сделать определение данного понятия законченным.

Структура деятельности:

Номер Начало цепочки Конец цепочки
1 / 3 Деятельность Мотив (обычно является предметом потребности)
2 / 2 Действие Цель
3 / 1 Операция Задача (в определенных условиях становится целью)

Данная схема является действительной при чтение как сверху вниз, так и наоборот.

Существуют две формы деятельности:

  • внешняя;
  • внутренняя.

Внешняя деятельность

Внешняя деятельность включает в себя различные формы, которые выражаются в предметно-практической активности. При данном виде происходит взаимодействие субъектов и объектов, последние открыто представлены для внешнего наблюдения. Примерами этой формы деятельности являются:

  • работа механиков с помощью инструментов — это могут быть забивание гвоздей молотком или закручивание болтов отверткой;
  • изготовление материальных предметов специалистами на станках;
  • игры детей, для осуществления которых требуются посторонние вещи;
  • уборка помещения: подметание полов веником, протирание окон тряпкой, манипуляции с предметами мебели;
  • строительство домов рабочими: выкладка кирпичей, прокладывание фундамента, вставка окон и дверей и т. д.

Внутренняя деятельность

Внутренняя деятельность отличается тем, что взаимодействия субъекта с любыми образами объектов являются скрытыми от прямого наблюдения. Примерами этого вида являются:

  • решение математической задачи ученым при использовании недоступной глазу умственной деятельности;
  • внутренняя работа актера над ролью, которая включает обдумывания, переживания, тревогу и т. д.;
  • процесс создания произведения поэтами или писателями;
  • придумывание сценария для школьной пьесы;
  • мысленное отгадывание загадки ребенком;
  • эмоции, вызванные у человека при просмотре трогательного фильма или прослушивании им душевной музыки.

Мотив

Каждая деятельность имеет мотив.

Общая психологическая теория деятельности А. Н. Леонтьева и С. Л. Рубинштейна определяют мотив как предмет человеческой потребности, получается, чтобы охарактеризовать данный термин, необходимо обратиться к нуждам субъекта.

В психологии же мотив является двигателем любой существующей деятельности, то есть это толчок, приводящий субъект в активное состояние, или цель, ради которой человек готов что-либо совершать.

Потребности

Потребность в общей теории деятельности А.Н. Леонтьева и С. Л. Рубинштейна имеет две расшифровки:

  1. Потребность — это своеобразное «внутреннее условие», которое является обязательной предпосылкой любой совершаемой субъектом деятельности. Но Алексей Николаевич указывает, что данный вид нужды не способен ни в каком случае вызвать направленную деятельность, потому что его главной целью становится ориентировочно-исследовательская активность, которая, как правило, направляется на поиск таких предметов, какие были бы в состоянии избавить человека от испытываемого желания. Сергей Леонидович добавляет, что это понятие является «виртуальной потребностью», которая выражается лишь внутри себя, поэтому человек испытывает ее в своем состоянии или ощущении «незавершенности».
  2. Потребность — это двигатель любой деятельности субъекта, который направляет и регулирует ее в материальном мире после встречи человека с предметом. Характеризуется данный термин как «актуальная потребность», то есть нужда в конкретной вещи в определенный момент времени.

«Опредмеченная» потребность

Данное понятие можно отследить на примере только что родившегося гусенка, который еще не встречался с каким-либо конкретным предметом, но свойства его уже зафиксированы в сознании птенца — они передались ему от матери в самом общем виде на генетическом уровне, поэтому у него не возникает желания следовать за любой вещью, которая окажется перед его глазами на момент вылупления из яйца. Это происходит только во время встречи гусенка, имеющего свою потребность, с предметом, потому что у него еще нет сформированного представления об облике своего желания в материальном мире. Данная вещь у птенца подходит на подсознании под схему генетически зафиксированного примерного образа, поэтому она в состоянии удовлетворить нужду гусенка. Так происходит запечатление данного предмета, подходящего под искомые характеристики, как предмет, удовлетворяющий соответственные потребности, а нужда приобретает «предметный» вид. Именно так подходящая вещь становится мотивом для определенной деятельности субъекта: в данном случае в последующее время птенец будет повсюду следовать за своей «опредмеченной» потребностью.

Маленький гусенок.

Таким образом, Алексей Николаевич и Сергей Леонидович имеют в виду, что потребность на самом первом этапе своего формирования не является таковой, она является в начале своего развития нуждой организма в чем-либо, которая находится вне тела субъекта, несмотря на то, что она отражена на его психическом уровне.

Цель

В данной концепции описывается, что цель является направлениями, на достижение которых человеком реализуется определенная деятельность в форме соответствующих действий, которые побуждаются мотивом субъекта.

Различия цели и мотива

Алексей Николаевич вводит понятие «цель» как желаемый результат, возникающий в процессе планирования человеком какой-либо деятельности. Он подчеркивает, что мотив отличается от данного термина, потому что он является тем, для чего совершаются какие-либо действия. Цель же — это то, что планируется сделать для реализации мотива.

Как показывает действительность, в повседневной жизни приведенные выше в статье термины никогда не совпадают, а являются дополнением друг друга. Также, следует понимать, что между мотивом и целью существует определенная связь, поэтому они являются зависимыми между собой.

Человек всегда понимает какова цель совершаемых или предполагаемых им действий, то есть его задача является осознанной. Получается, человек всегда точно знает, что он собирается делать. Пример: подача документов в университет, сдача заранее выбранных вступительных экзаменов и т. д.

Мотив почти во всех случаях является для субъекта неосознанным или бессознательным. То есть человек может и не догадываться о главных причинах совершения им какой-либо деятельности. Пример: абитуриент очень сильно хочет подать документы в какой-то конкретный институт — он это объясняет тем, что профиль данного учебного заведения совпадает с его интересами и желаемой будущей профессией, на самом деле основной причиной выбора данного университета является желание быть рядом с любимой девушкой, которая учится в этом ВУЗе.

Эмоции

Анализ эмоциональной жизни субъекта — направление, которое считается ведущим в теории деятельности А. Н. Леонтьева и С. Л. Рубинштейна.

Сергей Леонидович Рубинштейн.

Эмоции — это непосредственное переживание человеком смысла цели ( также предметом эмоций можно считать мотив, ведь на подсознательном уровне он определен как субъективная форма существующей цели, за которой он внутренне проявляется в психике индивида).

Эмоции позволяют человеку понять, какие на самом деле являются истинные мотивы его поведения и совершаемой деятельности. Если человек достигает поставленной цели, но не испытывает желаемого удовлетворения от этого, то есть, напротив, возникают отрицательные эмоции, это значит, что мотив не был реализован. Следовательно, успех, которого добился индивид, на самом деле мнимый, потому что то, ради чего вся деятельность была предпринята, не было достигнуто. Пример: абитуриент поступил в институт, в котором учится его возлюбленная, но она за неделю до этого была отчислена, что обесценивает успех, которого добился молодой человек.

Теория деятельности Алексея Леонтьева

Теория деятельности Алексея Леонтьева

Понятие деятельности, по А. Н. Леонтьеву, трактуется следующим образом. В его основе лежит понятие действия, то есть процесса, предмет и мотив которого не совпадают между собой. Оба они мотив и предмет должны быть отображены в психике субъекта: иначе действие лишается для него своего смысла. Далее вводится понятие операции. Психологическое слияние в единое действие отдельных частных действий представляет собой превращение последних в операции. При этом то содержание, которое прежде занимало место сознаваемых целей этих частных действий, занимает в строении сложного действия структурное место условий его выполнения. Другой вид операций рождается из простого приспособления действия к условиям его выполнения. Наконец, вводится понятие деятельности как действия, получившего самостоятельный мотив. В этом, и только в этом случае мы имеем дело с сознаваемым мотивом. Осознание мотива не изначально, а требует некоторого специального акта акта отражения отношения мотива данной конкретной деятельности к мотиву деятельности более широкой. Важнейшая особенность концепции Леонтьева состоит в том, что в ней структура деятельности и структура сознания суть понятия взаимопереходящие, они связаны друг с другом в рамках одной целостной системы. То, что обычно анализ структуры деятельности предшествует анализу структуры сознания, связано с генетическим подходом. Но генетически сознание и не может пониматься иначе, чем как продукт деятельности. Функционально же их связи взаимны деятельность и «управляема сознанием «, и в то же время в известном смысле сама им управляет. Необходимо поэтому особо остановиться на проблеме связи структуры деятельности со структурой сознания.

Уже в своих первых работах А. Н. Леонтьев подчеркивает, что появление у деятельности дифференцированной внутренней структуры есть следствие возникновения коллективной трудовой деятельности. Оно возможно тогда, и только тогда, когда человек субъективно отражает реальную или возможную связь своих действий с достижением общего конечного результата. Это и дает возможность человеку выполнять отдельные действия, казалось бы, не эффективные, если брать их в изоляции, вне коллективной деятельности. «Таким образом, вместе с рождением действий, пишет А. Н. Леонтьев, этой главной «единицы » деятельности человека, возникает и основная, общественная по своей природе «единица » человеческой психики разумный смысл для человека того, на что направлена его активность «. Вместе с тем появляется и возможность обозначения, презентации самого предметного мира, реализуемая при помощи языка, в результате чего возникает сознание в собственном смысле, как отражение действительности посредством языковых значений. Генезис, развитие и функционирование сознания производны от того или иного уровня развития форм и функций деятельности: «Вместе с изменением строения деятельности человека меняется я внутреннее строение его сознания «. Каким образом? Психическое отражение всегда «пристрастно «. Но в нем есть то, что соотнесено с объективными связями, отношениями, взаимодействиями, что входит в общественное сознание и закреплено в языке, и то, что зависит от отношения именно данного субъекта к отраженному предмету. Отсюда различение значения и личностного смысла, столь часто анализировавшееся разными авторами. Развитие производства требует систему соподчиненных действий. В плане сознания это означает переход от сознательной цели к осознаваемому условию действия, появлению уровней осознания. Но разделение труда и производственная специализация приводят к «сдвигу мотива на цель » и превращению действия в деятельность. Создаются новые мотивы и потребности, и происходит дальнейшая качественная дифференциация осознания. Другим шагом является переход к собственно внутренним психическим процессам, возникновение теоретической фазы практической деятельности. Появляются внутренние действия, а впоследствии формирующиеся по общему закону сдвига мотивов внутренняя деятельность и внутренние операции. Но идеальная по своей форме деятельность принципиально не отделена от внешней, практической. Обе они «равно суть осмысленные и смыслообразующие процессы. В их общности и выражается целостность жизни человека «. Действие внутренне связано с личностным смыслом. Что же касается сознательных операций, то они соотнесены со значениями, кристаллизующими для сознания индивида усваиваемый им общественный опыт.

Так же как и деятельность, сознание не есть простая сумма элементов, оно имеет свое собственное строение, свою внутреннюю целостность, свою логику. И если жизнь человека есть система сменяющих друг друга и сосуществующих или конфликтующих деятельностей, то сознание есть то, что их объединяет, что обеспечивает их воспроизведение, варьирование, развитие, их иерархию.

В книге «Деятельность. Сознание. Личность » эти идеи получили новое развитие. Прежде всего подчеркивается неделимый, молярный характер деятельности, поскольку это «система, имеющая свое строение, свои внутренние переходы и превращения, свое развитие «, «включенная в систему отношений общества «. В обществе человек попадает не просто под внешние условия, к которым он подстраивает свою деятельность, сами общественные условия несут в себе мотивы и цели его деятельности, таким образом общество создает деятельность образующих его индивидов. Первично деятельностью управляет сам предмет (предметный мир), а вторично его образ, как субъективный продукт деятельности, который несет в себе предметное содержание. Сознательный образ понимается при этом как идеальная мера, овеществляемая в деятельности; оно, человеческое сознание, существенно участвует в движении деятельности. Наряду с «сознаниемобразом » вводится понятие «сознаниядеятельности «, а в целом сознание определяется как внутреннее движение его образующих, включенное в общее движение деятельности. Акцентируется внимание на том, что действия не особые «отдельности » в составе деятельности; человеческая деятельность не существует иначе, как в форме действия или цепи действий. Один и тот же процесс выступает как деятельность в своем отношении к мотиву, как действие или цепь действий в своем подчинении цели. Таким образом, действие не компонент и не единица деятельности: это именно ее «образующая «, ее момент. Далее анализируется соотношение мотивов и целей.

Вводится понятие «мотивацели «, т. е. осознанного мотива, выступающего в роли «общей цели » (цели деятельности, а не действия), и «зоны целей «, выделение которой только и зависит от мотива; выбор же конкретной цели, процесс целеобразования связывается с «апробированием целей действием «.

Вместе с тем вводится понятие о двух аспектах действия. «Помимо своего интенционального аспекта (что должно быть достигнуто) действие имеет и свой операционный аспект (как, каким способом это может быть достигнуто «.

Отсюда несколько иное определение операции это качество действия, образующая действия. Ставится вопрос о расчленении деятельности на более дробные, чем операция, единицы. Наконец, вводится понятие личности как внутреннем моменте деятельности. Именно и только в результате иерархизации отдельных деятельностей индивида, осуществляющих его общественные по своей природе отношения к миру, он обретает особое качество становится личностью. Новый шаг анализа состоит в том, что если при рассмотрении деятельности в качестве центрального выступало понятие действия, то в анализе личности главным становится понятие иерархических связей деятельностей, иерархии их мотивов. Связи эти, однако, никоим образом не задаются личностью как неким внедеятельностным или наддеятельностным образованием; развитие, расширение круга деятельностей само приводит к связыванию их в «узлы «, а отсюда и к образованию нового уровня сознания сознания личности. Но к числу не до конца разработанных проблем, относится, в частности, проблема мотива само это понятие осталось у Леонтьева внутренне несогласованным, хотя оно не было противоречивым.

Уже после выхода в свет «Деятельность. Сознание. Личность » А. Н. Леонтьевым были написаны две новые работы о деятельности. Первая это доклад на Всесоюзном психологическом съезде от 27 июня 1977 г., опубликованный посмертно. Здесь акценты расставлены наиболее четко и, кстати, столь же четко намечены направления дальнейшего развития. Речь идет о проблеме дятельности и установки, о проблеме надситуативной активности, проблеме целеполагания, проблеме навыков. Основная идея всей публикации состоит в том, что «деятельность как единица реального человеческого бытия хотя и реализуется мозгом, но представляет собой процесс, необходимо включающий в себя экстрацеребральные звенья, которые являются решающими Вторая работа является одной из самых последних (начало 1978 г.), и она не была закончена. Это статья «О дальнейшем психологическом анализе деятельности » (рукопись). Здесь Леонтьев возвращается к проблеме деятельности и общения, резко противопоставляя свою позицию попыткам «раздвоить » жизнь человека на параллельно протекающие процессы деятельности и процессы общения: «…Не только отношения индивидов к предметному миру не существуют вне общения, но и само их общение порождается развитием этих отношений «. Еще два направления работ Леонтьева в последние годы жизни особенно тесно связаны с проблемами личности. Обращение Алексея Николаевича к проблемам психологии искусства не случайно: трудно найти такую область человеческой деятельности, в которой человек как целостная личность реализовал бы себя более полно и всесторонне. Поэтому интерес А. Н. Леонтьева к искусству не угасал до самого последнего времени. К сожалению, он почти не оставил публикаций по психологии искусства, хотя часто и охотно выступал на эти темы.

Определяя предмет психологической науки как порождение и функционирование в деятельности психического отражения реальности, А. Н. Леонтьев не мог не обратиться к детальной разработке того и другого и психологических механизмов чувственного отражения, и сущности и структуры деятельности. Уже в статьях 50-х годов, А. Н. Леонтьев, опираясь, в частности, на проведенные под его руководством исследования формирования звуковысотного слуха, а затем деятельности зрительной системы, сформулировал известную гипотезу «уподобления «. Позже его интересы переместились на исследование предметности человеческого восприятия как в экспериментальном (опыты с псевдоскопическим зрением и др.), так и в теоретическом плане. Основные положения А. Н. Леонтьева в последний период его деятельности, касающиеся чувственного отражения, следующие. Вопервых, «порождаемое деятельностью психическое отражение является необходимым моментом самой деятельности, моментом направляющим, ориентирующим и регулирующим ее. Этот как бы двусторонний процесс взаимопереходов, составляет, однако, единое движение, от которого психическое отражение неотделимо, ибо оно не существует иначе, как в этом движении «. Вовторых, такое отражение возможно лишь как часть некоторого целого «образа мира «.

Это нечто большее, чем «непосредственная чувственная картинка «: образ мира «выступает в значении «, и вся совокупность человеческой практики «в своих идеализированных формах входит в картину мира «. Здесь в высшей степени важны два момента: а) предзаданность этого означенного, осмысленного предметного мира каждому конкретному акту восприятия, необходимость «вписывания » этого акта в уже готовую картину мира; б) эта картина мира выступает как единство индивидуального и социального опыта. Со всеми этими идеями связано положение об амодальности предметного восприятия. Как известно, при жизни А. Н. Леонтьев не написал обобщающей работы по восприятию, хотя публикации его в этом направлении были довольно многочисленны. Им была задумана в начале 70-х годов книга под названием «Психология образа «, позже Алексей Николаевич нашел другое название «Образ мира «, но она так и осталась не написанной.[1]

Теория деятельности Леонтьева, также как и работы Выготского, привлекают к себе значительное внимание представителей культурной психологии и социокультурного подхода. Возможно, они сыграют свою роль и в этнопсихологии.

— Теории действия и теории деятельности —

[1] По материалам Константина Ефимова, сайт факультута психологии МГУ.

источник неизвестен

А. Н. Леонтьев, Эволюция, движение, деятельность – читать онлайн полностью – ЛитРес

Издание подготовлено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект 04-06-00183а «Научное наследие А.Н. Леонтьева и его школы»

Издание осуществлено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 12-06-16068д

© Д.А. Леонтьев, 2012.

© Издательство «Смысл», 2012.

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Расцвет психологии деятельности в 1940-е гг.: фундаментальная теория и фундаментальная практика

Вниманию читателей предлагается очередной том научного наследия выдающегося отечественного психолога и организатора психологической науки Алексея Николаевича Леонтьева (1903–1979). Если не считать расширенных переизданий его ключевых работ «Деятельность. Сознание. Личность» (2011) и «Проблемы развития психики» (готовится к печати в ближайшее время), а также стоящего несколько особняком курса лекций по общей психологии, опубликованных по расшифровкам сохранившихся аудиозаписей (2000), эта книга составляет третий том виртуального собрания сочинений А.Н. Леонтьева, следующий за двумя предыдущими: Леонтьев А.Н. Становление психологии деятельности: ранние работы / Под ред. А.А. Леонтьева, Д.А. Леонтьева, Е.Е. Соколовой. М.: Смысл, 2003 и Леонтьев А.Н. Психологические основы развития ребенка и обучения / Под ред. А.А. Леонтьева, Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2009.

В эту книгу составители включили два больших цикла работ, проводившихся и завершенных А.Н. Леонтьевым в 1940-е гг., хотя первый из них начался раньше. Это цикл исследований, задуманный и начатый А.Н. Леонтьевым еще в период становления Харьковской психологической школы и посвященных одному из самых «проклятых» вопросов психологии – вопросу возникновения и последующего развития психики в эволюции. Когда-то крупнейший немецкий физиолог Э. Дюбуа-Реймон посчитал этот вопрос принципиально неразрешимым. А.Н. Леонтьеву не просто удалось предложить решение данной фундаментальной проблемы и обосновать его мощными теоретическими и эмпирическими разработками – ни в отечественной, ни в мировой психологии мы не найдем других сопоставимых по глубине анализа и уровню обобщения подходов к этой проблеме. Хотя со времени написания Леонтьевым его трудов по данной проблематике прошло несколько десятков лет и сменилось не одно поколение ученых, эволюцию психики сегодня по-прежнему изучают и, возможно, еще долго будут изучать «по Леонтьеву».

Второй цикл исследований, включенных в данную книгу, не менее интересен своей фундаментальностью и одновременно очевидным практическим значением. Речь идет о проводившихся А.Н. Леонтьевым и его коллегами во время Великой Отечественной войны исследованиях по восстановлению движений у раненых бойцов в эвакуационном госпитале под Свердловском, которым А.Н. Леонтьев руководил в течение большей части войны, собрав там целый ряд блестящих специалистов, а впоследствии – в Москве, на базе психофизиологической лаборатории при кафедре психологии МГУ и Центрального института травматологии и ортопедии. Этот второй цикл занял ограниченный период времени, все публикации по нему умещаются между 1944 и 1947 гг.

Остановимся более подробно на том, чем А.Н. Леонтьев занимался в этот период.

* * *

Принесшие А.Н. Леонтьеву широкую известность идеи о путях эволюции психики начали формироваться в харьковский период его деятельности (1933–1936), когда он разрабатывал гипотезу о генезисе чувствительности как способности элементарного ощущения. Она не была тогда опубликована и лишь излагалась в устной форме – в докладах, делавшихся в Харькове и Москве. Первая публикация на эту тему появилась только в 1944 г. Параллельно он занимался проблемой периодизации филогенетического развития психики в животном мире, проблемой соотношения врожденного и приобретенного опыта. А в 1936 г. параллельно в Харькове (совместно с В.И. Асниным; А.Н. Леонтьев бывал в те годы в Харькове только наездами) и в Москве (совместно с Н.Б. Познанской) велось систематическое экспериментальное исследование формирования чувствительности к неадекватному раздражителю – проще говоря, «видения кожей».

Вот что писали об основном содержании этих исследований их свидетели – А.В. Запорожец и Д.Б. Эльконин (мы приводим довольно обширную цитату, потому что она весьма полно и содержательно оценивает вклад А.Н. Леонтьева в решение рассматриваемой проблемы и кратко излагает самую суть выдвинутой им гипотезы):

«Согласно выдвинутой им [А.Н. Леонтьевым] гипотезе решающим условием возникновения чувствительности является переход от жизни в гомогенной, вещно неоформленной среде к жизни в более сложной, вещно оформленной, состоящей из отдельных предметов среде. Для организмов, погруженных в гомогенную среду – “среду-стихию” и удовлетворяющих за счет содержащихся в ней веществ и энергий все свои жизненные потребности, необходимо и достаточно обладать раздражимостью по отношению к тем ее свойствам, которые имеют непосредственное витальное значение. Когда же организм переходит к жизни в вещно оформленной среде и оказывается отделенным от предмета своей потребности, то для овладения этим предметом ему необходимо ориентироваться на такие его свойства, которые сами по себе витально безразличны, но тесно связаны с другими жизненно значимыми свойствами объектов, т. е. сигнализируют о наличии (или отсутствии) последних. Таким образом, именно благодаря тому, что деятельность животного приобретает предметный характер, в зачаточном виде возникает специфическая для психики форма отражения – отражение предмета, обладающего, с одной стороны, свойствами, витально значимыми, а с другой стороны, свойствами, о них сигнализирующими.

Чувствительность (способность к ощущению) А.Н. Леонтьев определяет соответственно как раздражимость по отношению к такого рода воздействиям, которые соотносятся организмом с другими воздействиями, т. е. которые ориентируют живое существо в предметном содержании его деятельности, выполняя сигнальную функцию.

В целях проверки выдвинутой гипотезы А.Н. Леонтьев предпринимает <…> исследование, в котором с помощью разработанной им методики генетического моделирующего эксперимента воспроизводится в искусственных условиях процесс превращения неощущаемых раздражителей в ощущаемые (процесс возникновения у человека ощущения цвета кожей руки).

Подытоживая результаты своих теоретических и экспериментальных исследований, А.Н. Леонтьев впервые в истории мировой психологии сделал попытку определить объективный критерий элементарной психики, усматривая источники ее происхождения в процессе взаимодействия живого существа с окружающей средой. Анализируя накопленные в зоопсихологии данные и основываясь на собственных исследованиях, Леонтьев разработал новую периодизацию психического развития животных как развития психического отражения действительности, обусловленного изменениями условий существования и характера деятельности животных на разных стадиях филогенеза: стадии сенсорной, перцептивной и интеллектуальной психики»[1].

Но все это было только одной, и, возможно, не самой главной частью гигантского проекта, предпринятого А.Н. Леонтьевым во второй половине 30-х гг.

«…В общей проблеме психического развития, – писал он в своей книге 1947 г., – мы прежде всего выделяем два следующих взаимосвязанных вопроса: вопрос о генезисе психики и вопрос о развитии психики животных.

Третий вопрос, входящий в проблему психического развития, – это вопрос о генезисе сознания человека… Вопрос о генезисе человеческого сознания – это, вместе с тем, вопрос о его природе…

Проблема обусловленности развития человеческой психики ходом общественно-исторического процесса… составляет четвертый вопрос, входящий в общую проблему психического развития.

Наконец, пятый и последний вопрос, входящий в проблему развития психики – это вопрос о психическом развитии ребенка…»[2].

В начале и середине 30-х гг. разработка проблем развития психики виделась Леонтьеву – в соответствии с его исследовательским проектом – как огромное многотомное исследование. В его архиве сохранился план такого исследования (он, судя по всему, относится уже к концу 1940 г.). Вот он:

А.Н. Леонтьев

Развитие психики. Очерк теории. (План)

Содержание I тома

Гл. I. Введение.

Гл. II. Проблема генезиса психики.

[100 %] Гл. III. Экспериментальное исследование чувствительности.

Гл. IV. Проблема исследования психики животных.

Гл. V. Очерк развития психики в животном мире.

[Выполнено 1.Х.40 (600 стр.)]

Содержание II тома

[100 %] Гл. I. Психологическая проблема сознания (200 стр. 1942).

 

Гл. II. Генезис сознания человека (100 стр. 1943–1945).

[50 %] Гл. III. Основные этапы исторического развития сознания (100 стр. 1943–1945).

[25 %] Гл. IV. Экспериментальный анализ сознания (100 стр. 1946).

[500 стр.]

[Срок – весна 1946 года]

Содержание III тома

[80 %] Гл. I. Общая теория онтогенетического развития психики (50 стр.).

[80 %] Гл. II. Очерк развития психики ребенка (250 стр.).

[25 %] Гл. III. Жизнь и психика человека (100 стр.).

[80 %] Гл. IV. Теория функционального развития психики (80 стр.).

[25 %] Гл. V. Экспериментальные исследования функционального развития (итоги и результаты) (100 стр.).

Гл. VI. Заключение (50 стр.).

[Срок – 1948 (!) год. (К 49!)]

(600 стр.)

(М.б. III том – в III1 и III2? с расширением до 900—1000 стр. + предметный ук., лит., ук. имен и глоссарий.)[3]

Обратим внимание на процент готовности разделов. Первый том в двух частях готов полностью. Полностью готова глава «Психологическая проблема сознания», практически готовы (на 80 %) главы «Общая теория онтогенетического развития ребенка», «Очерк развития психики ребенка» (250 страниц!) и «Теория функционального развития психики».

Первоначально А.Н. Леонтьев планировал представить в качестве докторской диссертации все три тома. Но когда первый том был закончен, Леонтьев, по его воспоминаниям, показал его Б.М. Теплову, и тот сказал: «Зачем вам создавать себе лишние трудности – защищайте первый том, его вполне достаточно». А.Н. Леонтьев так и поступил, защитив работу в ЛГПИ им. А.И. Герцена в мае 1941 г.: официальными оппонентами были Л.А. Орбели, С.Л. Рубинштейн и Б.М. Теплов.

Однако ни одной страницы диссертации не было опубликовано до 1944 г. Более того, хотя и сохранились многочисленные рукописи 30-х гг., но почти все это – записи для себя типа конспектов или стенограммы лекций (они были опубликованы в психологических журналах и книге «Философия психологии»)[4]. Аналогичные по теме публикации более позднего времени, включенные А.Н. Леонтьевым в «Проблемы развития психики» или оставшиеся непереизданными, были явно написаны заново, в лучшем случае – по разрозненным записям и другим материалам, сохранившимся в личном архиве А.Н. Леонтьева.

Причиной этого послужило драматическое происшествие. Когда в начале декабря 1941 г. Леонтьев с семьей эвакуировался вместе с другими сотрудниками МГУ в Ашхабад, а затем в Свердловск, текст диссертации, а также все уже написанные тексты и подготовительные материалы для последующих томов «Развития психики» были тщательно упакованы в деревянный ящик и были отданы на хранение на склад, где лежало лабораторное оборудование университета. Однажды (это произошло в середине 1942 г.) склад был взломан – воры соблазнились, вероятно, не оборудованием, они думали, что на складе хранятся ценности. Случайно одним из первых им попался ящик с архивом Леонтьева. Вскрыв его и не найдя ничего, кроме бумаг, они разочарованно выбросили содержимое ящика на ближайшую свалку. Один из авторов этого предисловия, А.А. Леонтьев, сын А.Н. Леонтьева, которому тогда шел седьмой год, помнил, как вся семья во главе с А.Н. много часов буквально по отдельной бумажке собирала сохранившиеся фрагменты архива, заваленные острой металлической стружкой (в которой невозможно было рыться без толстых перчаток) и другими промышленными отходами Уралмаша… Нашлась, конечно, лишь малая его часть.

Так погиб весь труд А.Н. Леонтьева, кроме первого тома (т. е. текста диссертации). Восстановить его полностью было, конечно, уже невозможно. Все, что в состоянии был сделать А.Н. Леонтьев, – это конспективно восстановить, частично по памяти, частично по разрозненным сохранившимся материалам, хотя бы основное содержание второго и третьего томов. Эта книга под названием «Очерк развития психики» была написана им в конце 1946 – начале 1947 г. В комментариях к ее исправленному переизданию в книге «Проблемы развития психики» (автором которых считается А.В. Запорожец, но реально они были написаны или продиктованы самим Алексеем Николаевичем), говорится, в частности, «…в “Очерке” схематически воспроизведены только общие положения, разработанные в ходе подготовки этой монографии («Развитие психики». – А.Л., Д.Л., Е.С.). Некоторые из них, как, например, положение о структуре деятельности, о значении и личностном смысле отражаемой реальности, о роли мотивов деятельности субъекта, освещены в другом контексте в статьях: “О некоторых психологических вопросах сознательности учения”, “Психологические вопросы сознательности учения”, “Проблемы детской и педагогической психологии”, а также в статьях о развитии психики ребенка, публикуемых в данном издании»[5].

«Очерк развития психики» был выпущен небольшим тиражом под грифом кафедры общей и военной психологии Военного педагогического института Советской армии, с которой А.Н. активно сотрудничал в 1946–1947 гг. (Институт размещался в ближнем Подмосковье, в Хлебниково.)

Первая глава «Очерка» называлась «Проблема развития в психологии». Ее генеральная идея состоит в следующем: «психика не существует вне материального процесса жизни определенным образом физически организованных существ. Поэтому мы изучаем развитие психики не в ее отделенности от развития жизни, но именно в связи с развитием жизни – как развитие высших ее форм, порождаемое развитием определенных материальных условий»[6]. Главы вторая «Возникновение психики» и третья «Развитие психики животных» основаны на сохранившемся тексте диссертации. Две последние главы («Возникновение сознания человека» и «К вопросу об историческом развитии сознания») были написаны заново, в основном по памяти.

Книга вызвала широкий отклик в среде психологов, так как явилась первой монографической публикацией, обобщавшей идеи «деятельностной» психологии. Однако внимание к ней было не всегда благожелательным. В октябре 1948 г. в Институте психологии состоялась дискуссия по «Очерку», частично организованная партбюро института. Ей предшествовала уничтожающая рецензия ответственного сотрудника Академии общественных наук при ЦК ВКП(б) Маслиной в № 2 «Вопросов философии» за 1948 г.

Подобные «дискуссии» в ту пору обычно принимали вид санкционированной сверху травли, в результате которой одна из «дискутирующих» сторон снималась с работы, исключалась из партии, ссылалась, а то и стиралась в лагерную пыль или даже расстреливалась. А.Н. Леонтьеву, однако, повезло. В «дискуссии», согласно плану, выступили многие ныне известные психологи, обвиняя автора книги в идеализме, формализме (это было тогда едва ли не более страшное обвинение!) и даже в отходе от ленинской теории отражения, поскольку А.Н. Леонтьев отрицал факт непосредственного отражения мира мозгом, вставляя между ними, как говорилось некоторыми участниками той дискуссии, «третье звено», т. е. деятельность субъекта. Но соратники А.Н., да и вообще многие порядочные люди, встали на его защиту, и дискуссия последствий для него не имела.

Когда у него появилась возможность собрать свои статьи первых послевоенных лет в единый сборник (а это случилось в конце 50-х гг.), он не мог не вспомнить свой проект 1940 г., пусть проект этот не мог быть осуществлен в полной мере. Думается, не случайно композиция «Проблем развития психики» соответствует структуре первоначального проекта… В 1963 г. эта книга была удостоена Ленинской премии.

* * *

Третий текст, относящийся к указанному циклу, представлен четырьмя фрагментами диссертации А.Н., по тем или иным причинам не включенными им в «Очерк….». Хотя основное содержание всех четырех фрагментов касается различных аспектов психики и поведения животных и развития психики в животном мире, значение этих фрагментов отнюдь не ограничивается зоопсихологической проблематикой. В каждом из них содержится методологический анализ тех или иных ключевых общепсихологических проблем.

В первом фрагменте это, прежде всего, проблема врожденного и приобретенного, видового и индивидуального опыта. Основные идеи, обосновываемые в этом фрагменте, – это идея пластичности, изменчивости инстинктивных форм поведения и идея о невозможности противопоставить видовое и индивидуально приобретаемое поведение. Уже в своей диссертации, опираясь на идеи ряда зарубежных единомышленников, А.Н. Леонтьев приходит к тезису, который с 1950-г гг. стал общепринятым в изучении поведения животных, не говоря уже о человеке – что понятие инстинкта не может выступать удовлетворительным объяснением наблюдаемых и экспериментально установленных закономерностей этого поведения.

Во втором фрагменте затрагивается особенно много проблем методологического уровня. В нем Леонтьев вводит принцип деятельности как ключевой объяснительный принцип зоопсихологии, разводит понятия «деятельность» и «поведение», сохранив за последним статус лишь описательного понятия, и, наконец, вводит понятие смысла в двух его разновидностях: инстинктивный смысл (позднее переименованный в биологический) и сознательный смысл (позднее переименованный в личностный). Смысл определяется как «то отношение объективных воздействующих свойств, которому подчиняется деятельность субъекта». «Смысловые связи – это те связи, которые не осуществляют деятельность, а осуществляются ею».

Третий и четвертый фрагменты в определенной степени соответствуют ранее неоднократно публиковавшемуся очерку развития психики в животном мире – соответствуют по основным идеям, но отнюдь, за редким исключением, не текстуально. Помимо известной концепции трех стадий развития психики животных (элементарная сенсорная психика, перцептивная психика и интеллект) мы находим в них оригинальные рассуждения о нелинейном характере эволюции, интереснейший экскурс в проблему чувствительности растений, обсуждение закрепления навыков и выделения операций у животных, а также проблемы игры животных, подробный анализ отличий человеческих орудий от квазиорудий животных, соображения о психологии домашних животных… Немногие современные докторские диссертации могут претендовать на такую широту и глубину охвата и без того предельно общей проблемы! И это не случайно. Все годы главным для Алексея Николаевича было построение философии психологии, ее методологического каркаса, который давал возможность на первый взгляд легко и как бы мимоходом давать ответы на сложнейшие вопросы.

Одним из таких вопросов была проблема сущности психического и его места во всеобщей взаимосвязи явлений мира. Вопреки официальным «марксистам» того времени, определявшим психику как функцию мозга, А.Н. Леонтьев и его школа приходят к пониманию психики как функции деятельности субъекта (именно такая позиция, как мы видели выше, вызвала ожесточенную критику). Подобное понимание психического противостояло широко распространенным в психологии, в том числе в отечественной, дуалистическим схемам.

 

С самого начала разработки теории деятельности (в докладе весной 1934 г.) А.Н. Леонтьев отчетливо заявляет о противостоянии позиции своей школы дуализму: «Великое и подлинно трагическое для психологии заблуждение картезианства состояло именно в том, что реальная конкретно-историческая противоположность внутренних, духовных процессов и внешних материальных процессов жизни, – противоположность, порожденная общественным разделением труда, – была абсолютизирована. Создалась грандиозная мистификация сознания. Наша задача состоит в том, чтобы прежде всего разрушить эту мистификацию в психологии»[7]. В этом отношении он развивает идеи Л.С. Выготского, выражавшего озабоченность по поводу того, «с какой точностью и с каким совпадением даже в деталях восстанавливается в новой исторической обстановке, в новом научном выражении во всей полноте логическая структура картезианского учения о страстях души, в которой спиритуалистический принцип уравновешивается механистическим»[8].

Выражением дуализма картезианской схемы является для А.Н. Леонтьева прежде всего постулат непосредственности, об истории возникновения которого в психологии и попытках его преодоления можно было бы написать целую книгу. Поэтому ограничимся здесь беглыми замечаниями. Как известно, для так называемой классической психологии сознания (которая базировалась на декартовско-локковской системе идей) была характерна дихотомия «внешнего» (предметов и процессов внешнего мира) и «внутреннего» (явлений и процессов сознания). Они не имели между собой ничего общего (поскольку, согласно Р. Декарту, представляли собой формы существования и проявления двух принципиально разных субстанций) и тем не менее были связаны друг с другом странной механической связью: как только происходит воздействие на рецепторные аппараты субъекта, так тут же возникает «ответ» на данное раздражение в виде субъективных явлений. Постулат непосредственности был характерен и для бихевиоризма при существенном изменении в нем предмета психологии.

Таким образом, единый мир человека был расчленен на две абстрактные «половинки» – замкнутый в себе («внутреннее наблюдаемый») мир субъективных явлений и мир «обездушенных» («внешне наблюдаемых») объективных феноменов поведения и физиологических процессов. По мнению ученика А.Н. Леонтьева А.Г. Асмолова, именно в таком рассечении единого поля человеческой природы на два противоположных полюса – «субъективизм» и «объективизм» – и коренится исток парадоксов и противопоставлений в психологии[9], например, абстрактного изучения и даже противопоставления «когнитивных» и «поведенческих» форм «конкретного бытия» человека, противопоставления идиографического и номотетического подходов, биологического и социального, индивидуального и коллективного в психологии человека и пр. Естественно, что после подобного абстрактного деления целого на две принципиально разные «половинки» не остается ничего другого, как ограничиться изучением одной из них (в логике «или – или») или соединять противоположности по принципу «и – и».

А.Г. Асмолов квалифицировал подобную систему взглядов как аналог «птолемеевской» системы в космогонии и говорил о «коперниканском» перевороте, который совершила культурно-деятельностная психология[10]. Характеризующая «птолемеевскую систему» двучленная система анализа была заменена в этой последней иной схемой, где постулат непосредственности, предполагающий дихотомию субъективного и объективного, был устранен путем введения понятия деятельности. В деятельности осуществляется двуединый процесс интериоризации (превращение внешнего во внутреннее) и экстериоризации (превращение внутреннего во внешнее). При этом коперниканском повороте в понимании психического последнее рассматривается не просто в «единстве» с деятельностью, как это было в сформулированном С.Л. Рубинштейном принципе «единства сознания и деятельности». Имеет место, собственно говоря, не «единство», а диалектическое тождество деятельности и психики: деятельность составляет субстанцию психики, тогда как психика есть функция, даже, еще точнее, «функциональный орган» (в понимании А.А. Ухтомского) деятельности.

Наиболее точно сущность психики как особой функции деятельности представлена в высказываниях А.Н. Леонтьева в его книге «Деятельность. Сознание. Личность», где одновременно решается и проблема определения предмета психологии: «Деятельность входит в предмет психологии, но не особой своей “частью” или “элементом”, а своей особой функцией. Это функция полагания субъекта в предметной действительности и ее преобразования в форму субъективности»[11]. Или еще более остро: «Деятельность человека и составляет субстанцию его сознания»[12]. Это было «ахинейное» (по выражению В.М. Аллахвердова[13]) понимание психики, которое явно не вписывалось в вульгаризированное представление о ней как «функции мозга», «субъективного образа объективного мира», «объективно-правильного отражения» и пр. «Субстанцией» сознания (можно добавить – и психики в целом) является, согласно А.Н. Леонтьеву, деятельность как субъектно-объектная реальность, поэтому психику и сознание нельзя считать функцией мозга как такового. Нельзя загонять сознание «под черепную крышку», утверждал А.Н. Леонтьев в известной домашней дискуссии 1969 г., поскольку это значит «загнать его в гроб. Там выхода нет, из-под этой черепной крышки. <…> Сознание <…> находится столько же под крышкой, сколько и во внешнем мире. Это одухотворенный мир, одухотворенный человеческой деятельностью»[14]. Приведем также перекликающееся с этими идеями блистательное высказывание Л.М. Веккера, которое одному из авторов (Д.Л.) довелось услышать от него в профессиональной компании: «Утверждать, что человек думает головным мозгом, – все равно что утверждать, что он ходит спинным мозгом».

Таким образом, психика – особая функция или «функциональный орган» деятельности, специфика которого заключается в решаемых им задачах: построение образа (модели) мира субъектом на основе различных форм ориентировки в нем и регуляция в соответствии с этим образом деятельности субъекта в его мире. Следовательно, психика с самого начала выносится за пределы реальности, определяемой внутренним (как бы это «внутреннее» ни понималось – как мозг, душа или замкнутое в себе субъективное), с одной стороны, и внешним (стимулами, средой и пр.), с другой. Психическое, таким образом, не есть нечто объективное или субъективное – это субъектно-объектная реальность, при этом доступное для научного и тем самым объективного (в современном его понимании) изучения.

Подобное понимание психики складывается у А.Н. Леонтьева и его соратников уже в 1930-е годы в Харьковской школе и получает неожиданное практическое подтверждение в военное время, когда проводились исследования, составившие второй цикл публикуемых в настоящей книге работ.

* * *

Из официальной автобиографии А.Н.Леонтьева: «В годы 1942–1944 я переключился на работу, которая была подсказана требованиями войны: организовал опытный восстановительный госпиталь под Свердловском». Официальное название упомянутого госпиталя – Восстановительная клиника НИИ психологии МГУ на базе госпиталя № 4008. Она была создана 6 сентября 1942 г.[15] и А.Н. Леонтьев, назначенный ее директором, по заданию Государственного Комитета Обороны развернул исследовательскую работу по психофизиологическим и психологическим проблемам восстановления функций после ранения. «Ее итоги были опубликованы в ряде статей и в монографии “Восстановление движений” (точное название: “Восстановление движения. Исследование восстановления функций руки после ранения”. – А.Л., Д.Л., Е.С.), написанной совместно с А.В. Запорожцем (М.: Советская книга, 1945)»[16]. Главы, написанные Запорожцем, воспроизведены во втором томе двухтомника его «Избранных психологических трудов»: главы же, написанные Леонтьевым, никогда не перепечатывались, как и книга в целом. Мы воспроизводим ее здесь полностью, как и две тематически близких к ней статьи, опубликованных в 1945–1947 гг.

А.Н. Леонтьев относился к восстановительному госпиталю как к своему любимому детищу. В неотосланном письме С.Л. Рубинштейну от 10 апреля 1943 г. Леонтьев пишет об этом госпитале: «Дни его жизни оказались плодотворны как годы. Я не умею говорить о нем без пафоса, за него я буду стоять “насмерть” – hier stehe ich*, как говорил Лютер!»

Госпиталь находился в поселке Коуровка, на высоком берегу реки Чусовая. Вместе с Леонтьевым и Запорожцем там работали П.Я. Гальперин, С.Я. Рубинштейн, Т.О. Гиневская, Я.З. Неверович, А.Г. Комм, В.С. Мерлин и др. Работа продолжалась и после возвращения Леонтьева в Москву – на кафедре психологии МГУ совместно с Центральным институтом травматологии и ортопедии Наркомздрава СССР (ЦИТО), возглавлявшимся Н.Н. Приоровым.

Суть ее хорошо изложил позже Запорожец: «Определяя генеральное направление и исходные теоретические позиции предпринимаемых исследований, А.Н. Леонтьев основывался на учении Л.С. Выготского о системном характере психофизиологических функций и на концепции Н.А. Бернштейна о построении движения… Системное понимание дефекта требовало и системного подхода к его реабилитации – как к сложному процессу последовательной компенсации и восстановления афферентационных механизмов движений больного, связанному с перестройкой его установок и мотивов поведения. Как показали исследования, такого рода системные изменения и перестройки наиболее адекватно осуществляются в процессе специально организованной осмысленной предметной деятельности больного (а не в условиях популярной в то время “механотерапии”), и восстановительный эффект в значительной мере зависит от мотивов, задач и способов этой деятельности. На основе полученных данных были разработаны новые эффективные методы трудотерапии и лечебной физкультуры, которые широко использовались в медицинской практике эвакогоспиталей и сыграли большую роль в восстановлении боеспособности и трудоспособности раненых бойцов»[17]. В частности, время возвращения бойцов в строй сокращалось в несколько раз (!). Имя Бернштейна возникает здесь не случайно; его «физиология активности» была основным физиологическим базисом теории деятельности Леонтьева, а сам Бернштейн, который в 1950 г. как «космополит» и «антипавловец» был совершенно отлучен от науки, был принят на кафедру психологии и «пересидел» там самые тяжелые три года (тогда кафедрой заведовал Б.М. Теплов, а Леонтьев был ее ведущим преподавателем, но без него зачисление Бернштейна на кафедру едва ли состоялось бы). Интересно, что в этой книге Леонтьев и Запорожец в равной мере отдают должное идеям как Н.А. Бернштейна, так и его постоянного оппонента и конкурента П.К. Анохина[18].

Публикуемые в настоящей книге работы, посвященные вышеуказанным проблемам, – прекрасное доказательство известного высказывания Л. Больцмана: «нет ничего практичнее хорошей теории». Разработанная ранее А.Н. Леонтьевым и его школой диалектика составляющих деятельности получает еще одно эмпирическое подтверждение на материале, как любил говорить Л.С. Выготский, «высокоорганизованной практики». Так, к примеру, диалектика мотива и поставленной в ходе трудотерапии задачи (цели в определенных условиях) того или иного действия проявлялась в процессе восстановления движений в следующем. Психологически (да и физиологически) движения раненой руки, например, в ходе выполнения столярных работ, были совершенно различными в зависимости от того, стремился ли раненый пощадить больную руку, или он хотел овладеть профессией столяра, или стремился подчеркнуть перед врачом свой физический дефект, т. е. вроде бы прямо определялись мотивом больного. Однако при постановке перед больным соответствующей предметной задачи можно было изменить исходный мотив раненого: «Так, например, установка больного на дефект извращает движение и снижает его объем в условиях задач с предметной целью, но осуществление действия в данных объективных условиях вместе с тем может иногда оказать сбивающее влияние на эту установку и коренным образом изменить мотивацию деятельности, а значит и ее смысл для больного. Поэтому совершенно, конечно, небезразлично, в каких условиях протекают действия больного, насколько способны они определить его установки. В этом – принципиальное различие, например, между условиями трудоподобных действий и действий трудовых, между условиями такого производства, как, например, изготовление бумажных рамок, и условиями производства общественно-актуального продукта; следовательно, ни в коем случае нельзя рассматривать их только как различия чисто технические»[19]. Таким образом, делают вывод авторы книги «Восстановление движения», «восстановительное обучение, как и всякое обучение вообще, реально происходит в единстве с воспитанием»[20].

Психологическая теория Леонтьева: концепция и основные положения

Приверженцы концепции деятельностного подхода многое время спорили по поводу психологической структуры личности в нем.

Включив в структуру личности большое количество различных элементов, таких как особенности темперамента, характера, психических процессов, психологи получили слишком сложную модель большой размерности. По этой причине необходимо было найти такую структуру, которая и получит теоретическое обоснование, и будет пригодна практически.

Если говорить кратко, теория Леонтьева заключалась в том, что структура личности человека исходит не из его генов, задатков, знаний, навыков. Ее основой служит предметная деятельность, а именно механизм взаимоотношений с окружающей средой, которые реализуются через иерархию различных деятельностей.

Человек находится в определенных общественных отношениях. Какие-то из них – ведущие, а какие-то – подчиненные. Ядро личности, таким образом, включает иерархическое представление этих деятельностей, которое, в свою очередь, не зависит от того, в каком состоянии находится организм человека.

Основные параметры структуры личности составляют:

  • многообразие отношений индивида с миром сквозь призму разнообразных деятельностей;
  • степень иерархичности связей с миром и деятельностей;
  • обобщенная структура связей субъекта с окружающим миром, образуемая внутренними соотношениями главных мотивов в совокупности деятельностей.

Объективные обстоятельства образуют личность через совокупность деятельностей. Индивидуум развивается только посредством созидания, а не потребления.

Краткая биография А. Н. Леонтьева

Леонтьев Алексей Николаевич является знаменитым представителем психологии периода 1940–70-х годов в СССР. Он внес огромный вклад в развитие отечественной психологической науки: создание отделения психологии на факультете философии, а затем и самого факультета психологии в Московском университете. Леонтьевым написано большое количество научных работ, книг.

Алексей Николаевич Леонтьев родился в 1903 году в Москве. Учился в Московском университете. Изначально увлекался философией, так как имел тягу всесторонне оценивать события, происходившие тогда в стране. Однако затем, по инициативе Г. И. Челпанова, Леонтьев написал свои первые научные труды по психологии: работу о Спенсере и реферат на тему «Учение Джеймса об идеомоторных актах». Первые публикации продолжали исследования Лурия на тему аффектов, сопряженной моторной методики и выполнялись в соавторстве с ним.

После некоторого числа подобных публикаций в 1929 году Леонтьев начинает работать в культурно-исторической парадигме Выготского. В 1940 году защитил диссертацию в двух томах «Развитие психики». Первый том включал анализ возникновения чувствительности с теоретическим и практическим обоснованиями, который затем вошел в книгу «Проблемы развития психики». За эту книгу Леонтьев получил Ленинскую премию. Второй том написан о том, как развивается психика в животном мире. Главные постулаты были затем посмертно изданы в сборнике научного наследия Леонтьева «Философия психологии».

Изучать и публиковать материалы по вопросу личности Леонтьев начал с 1968 года. Окончательные его идеи о концепции личности были положены в основу его главной работы «Деятельность. Сознание. Личность», которая относится к 1974 году.

Формирование индивидуума

Теория личности у Леонтьева выделяется абстрактностью.

Она формируется посредством общественных отношений, то есть «производится». Леонтьев был приверженцем марксистского постулата о том, что личность выступает как совокупность общественных отношений.

Социальный фактор

Психологическое изучение данной концепции начинается с деятельности человека, в то время как понятия «действие», «операция» являются характеристиками деятельности, а не индивидуума.

Отличие понятий

Теория Леонтьева разграничивает определение терминов «индивид» и «личность».

Индивид представляет собой неделимое, целостное, обусловленное наследственными факторами образование со своими специфическими характеристиками. Под специфическими характеристиками понимаются особенности, которые возникли как в результате наследственности, так и в результате приспособления к естественной среде: физическая конструкция, темперамент, цвет глаз и т. д.

Понятие личности применимо только к человеку и причем не от его рождения, то есть ею человек еще должен стать. Примерно до двух лет у ребенка еще нет личности. Таким образом, личностью не рождаются, а становятся.

Она, в свою очередь, начинает образовываться, когда ребенок вступает в общественные отношения, во взаимоотношения с другими людьми. Личность является целостным образованием, но не приобретенным, а произведенным, созданным вследствие взаимосвязи большого количества предметных деятельностей. У ребенка формируется культурные формы поведения, и его психика становится другой. Акцент в теории развития у Леонтьева сделан на том, как под влиянием культуры изменяются мотивы субъекта, ведь у ребенка возникает множество новых социальных мотивов.

Мотивы возникают в связи с теми требованиями, которые предъявляет ему общество. Множество новых мотивов образует иерархию: одни – более значимы, а другие – менее. Теория личности у Леонтьева связывает ее появление с образованием устойчивой иерархии мотивов. Такая иерархия появляется в возрасте трех-четырех лет. Личность ребенка начинает становление через отношения с окружающим миром и предметами в нем. Первоначально дети изучают физические свойства объектов, а затем их функциональное предназначение, которое используется в деятельности. К примеру, ребенок смотрит на стакан и держит его, а потом понимает, что он нужен, чтобы пить, а значит, чтобы осуществлять конкретную деятельность. Таким образом, этап предметно-практической деятельности переходит к усвоению иерархии деятельностей на ступени общественных отношений.

Изучение ребенком свойств объектов

Феномен «горькой конфеты»

Теория А. Н. Леонтьева демонстрирует это на феномене «горькой» конфеты. Так, в эксперименте ребенку предлагали выполнить заведомо невыполнимую задачу. Например, достать что-то с того места, где он сидит. Не вставая, это было сделать невозможно. За это ребенку обещали конфету. После чего экспериментатор выходит из комнаты, провоцируя ребенка нарушить правила, что он и делает. Затем экспериментатор заходит в комнату и вручает ребенку заслуженную конфету. Но ребенок отказывается от нее и начинает плакать. Здесь проявляется мотивационный конфликт: быть честными по отношению к экспериментатору или получить награду. Главным мотивом оказалась здесь попытка быть честным.

Феномен горькой конфеты

Параметры развития личности

Стадия развития личности ребенка в теории Леонтьева определяется следующими параметрами:

  • То положение, которое ребенок занимает в системе социальных отношений.
  • Ведущий тип деятельности.

Признаком ведущей деятельности выступает не количественный показатель, то есть это не та деятельность, которой ребенок больше всего любит заниматься. Ведущей называют деятельность, которая соответствует 3 свойствам:

  1. Внутри нее развиваются и возникают новые виды. В частности, учебная деятельность в ранние школьные годы происходит от сюжетно-ролевой.
  2. Именно в ней главным образом перестраиваются или формируются психические процессы.
  3. В этой деятельности возникают основные изменения в личности ребенка.

Таким образом, первое существенное теоретическое положение в теории Леонтьева – это представление деятельности в качестве единицы психологического анализа.

Иерархия деятельности

Далее Леонтьев развил концепцию С. Л. Рубинштейна о внешнем, которое реализует себя посредством внутренних условий. Имеется в виду, что если человек владеет активностью, то внутреннее (субъект) действует через внешнее и этим само себя изменяет.

Личность развивается в процессе взаимодействия большого числа деятельностей, которые взаимосвязаны отношениями иерархии и выступают как совокупность иерархических отношений.

Деятельность человека

Тема психологической характеристики этой иерархии остается открытой. Чтобы интерпретировать иерархию деятельностей в рамках психологии, А. Н. Леонтьев оперирует терминами «потребность», «эмоция», «мотив», «значение», «смысл».

Деятельностная теория Леонтьева некоторым образом изменяет смысл этих понятий и общепринятые аналогии между ними.

Мотив приходит на смену потребности по причине того, что до удовлетворения потребность не имеет предмета и поэтому нужно его выявить. После выявления потребность обретает свою предметность. В то же время представляемый, мыслимый предмет делается мотивом, а именно обретает свою побуждающую и направляющую деятельность. Таким образом, когда человек состоит в контакте с предметами и явлениями окружающего его мира, он познает их объективное значение. Значение, в свою очередь, — это обобщение действительности, и оно соотносится с миром объективно-исторических явлений. Вот как иерархия деятельностей становится иерархией мотивов.

Леонтьев развил дальше концепцию Выготского. Теории Леонтьева и Выготского (на фото ниже) на первый план выдвинула определяющее влияние социального фактора на личность, при этом сводя к минимуму значение унаследованного, естественного фактора.

Психолог Выготский

Однако в противоположность Выготскому, психологическая теория Леонтьева развивала далее деятельностную концепцию Рубинштейна. В чем состояла его основная задача?

Оценить ключевую идею теории личности у А. Н. Леонтьева можно, опираясь на главную критическую задачу, которую он решал. Она заключалась в усвоении натуралистического понимания личности и низших психических функций, которые перестраиваются путем овладения ими. В связи с этим Леонтьев не мог включить в ее строение природный компонент, так как он не может быть экзистенциальным, эмпирически существующим. Вероятно, Леонтьев все сложившиеся в те времена отечественные концепции рассматривал как натуралистические, хотя они действительно содержали интерпретацию формирования сущности личности.

Личность как особая реальность

В теории развития у Леонтьева личность выходит за границы понятия психики в область взаимосвязей с миром. Она представляет собой некую особую реальность, это не обычное биологическое образование, а высшее, историческое по своей сущности образование. При этом человек не является личностью изначально, с самого рождения. Она развивается вместе с субъектом в течение всей его жизни и впервые проявляется, когда он вступает в общественные отношения.

Общественные отношения

Структура личности

Личность в теории Леонтьева наделена строением. Появляясь постепенно, она проходит становление в течение всей жизни. В связи с этим отдельно существует строение индивида и строение личности, которая характеризуется процессом дифференциации деятельностей.

Личность имеет следующие характеристики:

  1. Множество действительных отношений человека, которые наполняют его жизнедеятельность. Они составляют реальную основу личности. Однако не каждая деятельность, присутствующая в жизни субъекта, является его частью. Человек может осуществлять множество вещей, имеющих к жизни вторичное отношение.
  2. Степень развития высших связей действий (мотивов) между собой и их иерархия. Направление становления личности — это в то же время и направление ее упорядочивания.
  3. Тип строения: моновершинный, поливершинный и т. д. Высшей точкой может стать не любая цель или мотив, потому что необходимо выдержать нагрузку вершины личности.

Таким образом, пирамида будет представлять собой не привычную картину с основанием снизу и постепенным сужением, а перевернутую пирамиду. Жизненная цель, которая находится на вершине, будет нести на себе всю нагрузку. Ведущий мотив будет влиять на то, насколько прочная конструкция, поэтому он должн быть таким, чтобы эту конструкцию выдержать.

Леонтьев утверждал, что исключительно воображение является источником поиска и выстраивания механизмов, которые позволят человеку постигнуть свое собственное поведение.

Развитие личности

Теория Леонтьева в психологии освещает принципиально новые этапы развития личности, не имеющие связи со становлением психических процессов. На первом этапе происходит стихийное складывание, и этот период подготавливает рождение сознающей себя личности. На втором этапе возникает сознательная личность.

Наравне с естественными функциями, существуют и высшие человеческие функции. Они начинают свое становление при жизни, затем делаются индивидуальными и перемещаются из межличностной области во внутриличностную.

Становление личности субъекта в теории развития А. Н. Леонтьева происходит в течение индивидуальной истории, во взаимодействии с окружающими людьми.

Развитие происходит от простого к сложному. Сначала человек действует ради удовлетворения своих врожденных потребностей, влечений, а затем – удовлетворяет потребности, чтобы находиться в действии, выполнять дело своей жизни, реализовывать жизненную человеческую задачу. Таким образом, каузальная структура меняется от действий для потребностей к потребностям для действий. Аспектом становления личности являются задатки. Они влияют на конечный результат, но не предопределяют его. Задатки дают базис для формирования способностей, но в действительности способности формируются в процессе реальной деятельности. Личность представляет собой особый процесс, консолидирующий внутренние предпосылки и внешние условия. Таким образом, ее определяет жизнедеятельность индивидуума.

Концепция личности обозначает единство характеристик, которые формируются вместе с индивидуальным развитием организма человека.

Теория развития психики у Леонтьева также заключалась в том, что личность проходит как бы два рождения. Первый раз это случается в тот момент, когда ребенок становится полимотивированным, то есть у него возникает единовременное наличие нескольких мотивов какой-либо деятельности, а также его действия становятся соподчиненными. Этот период соответствует кризису трех лет, когда в первый раз проявляется иерархия и соподчинение. Второй раз она «рождается» при возникновении уже сознательной личности. Такое рождение соответствует уже подростковому кризису при освоении собственного поведения посредством сознания.

Истинная личность

Истинная личность

Существуют случаи, когда личность так и не возникает, отсюда выделены критерии истинной личности:

  1. Нацеленность на собственное мировоззрение и активное функционирование согласно ему.
  2. Является участником жизнедеятельности общества.
  3. Имеет своей целью изменение или поддержание принципов человеческой жизни согласно своим ценностным ориентациям.

Мы кратко разобрали основные концепции теории Леонтьева.

Этапы научной биографии А.Н.Леонтьева. Психологическая теория деятельности А.Н.Леонтьева.

А.Н.Леонтьев родился 5 (18) февраля 1903 г. в Москве. В научной биографии АНЛ можно выделить несколько этапов:

Этап 1. – 1924 – 1930 гг. деятельность АНЛ определяется научной программой, разработанной ЛСВ. В это время АНЛ экспериментально исследует структуру и развитие процессов произвольного и опосредованного запоминания и эмпирически подтверждает концепцию ЛСВ о строении и путях формирования ВПФ. В начале 30-х гг. ЛСВ и АНЛ осознают, что их пути в психологии расходятся. Принципиальный недостаток концепции ЛСВ АНЛ видел в том, что в ней сознание «чрезмерно интеллектуализировалось», то есть его единицей выступало значение, представляющее собой продукт духовной жизни общества. АНЛ сичтает, что функционирование значений в реальной психичсекой жизни конкретного человека, их присвоение субъектом зависит от объективных условий реальной деятельности данного субъекта. Леонтьева приглашают в Харьков для развертывания ряда психологических исследований. Вокруг него складывается коллектив сотрудников и единомышленников (А,В,Запорожец, П.Я. Гальперин, П.И. Зинченко, А.И. Розенблюм и etc.), которые впоследствии будут называться харьковской школой.

Этап II. Харьковская психологическая школа. Системообразующий фактор – всестороння разработка проблемы «практическая деятельность и сознание», которая разрабатывалась на протяжении нескольких стадий.

Стадия 1. (1932 – 1933). Ключевая идея: разведение понятий «образ» и «процесс». Происходит развитие идей ЛСВ о значении как обобщении и обобщение рассматривается не только как отражение «обобщаемой действительности», но и как «кристаллизованная деятельность» (обобщение деятельность). АНЛ и Запорожец разработали метод изучения обобщения – деятельности: метод переноса. Перенос – использование найденного субъектом приема решения в одной задаче, в других не тождественных ситуациях. Широта переноса позволяет определить достигнутый на данный момент времени уровень обобщения у ребенка. АНЛ все исследования данного периода обобщил в статье «Овладение учащимися научными понятиями как проблема педагогической психологии». Основной теоретический вывод из них заключался в том, что в значении «кристаллизована» организованная взрослым обобщающая деятельность ребенка, которая вначале всегда носит предметно-практический характер. Овладение обобщением означает овладение адекватной предметной деятельностью. Еще ЛСВ была намечена двойственность в понимании обобщения: обобщение как процесс и обобщение как образ. У АНЛ обобщение в процессуальном смысле – система практических операций, а в смысле обобщения- образа – это явление субъекту соответствующих свойств обобщаемой действительности. Обобщение как деятельность всегда ведет за собой обобщение как образ.




Стадия 2. – второй этап исследований в Харьковской школе (1934 -1935) связан с «необходимостью вынести внутренние процессы наружу» и проследить их во внешней деятельности. Центральной идеей этого периода было рассмотрение орудия как предмета, в котором фиксированы общественно выработанные приемы. Чтобы вытащить внутренние процессы наружу было предпринято исследование доречевых обобщений у глухонемых детей с использованием метода переноса. Было показано, что обобщение может осуществлять и без помощи речи, т.к. предметная деятельность ребенка с окружающими его объектами уже с самого начала выступает в свете общественного значения этих предметов. Опосредованность орудием предшествует слову и является предпосылкой для появления предметно соотнесенной речи.

Стадия 3. (1935- 1936гг) важным открытием на этом этапе стало то, что морфология деятельности является ключом к морфология сознания. Было показано, что образование навыков не сводимо к механическим процессам, а определяется тем, какая именно деятельность формируется в навыке. Возникло представление о структуре деятельности через понятия деятельность – действие – операция. В работе Лукова было показано, что процесс осознания ребенком слов зависит от развития его деятельности. Через осознания ребенком отнесенности слова к предмету посредством системы чужих и собственных действий, направленных на один и тот же предмет, ребенок приобретает в связи с этим большую свободу в употреблении слов.

Стадия 4. (1936 – 1941) эмпирическое подтверждение идеи о том, что все внутренние процессы построены по образцу внешней деятельности и имеют то же строение». Исследования П.И. Зинченко условий непроизвольного запоминания (непроизвольно запоминается все то, что имеет непосредственное отношение к цели деятельности). Исследования в области восприятия искусства, особенности восприятия детьми сказок. В этот же период происходит исследование АНЛ возникновения и развития психики в филогенезе.

Этап III. Военные годы. Работал под Свердловском в военном восстановительном госпитале. Работы проводились по восстановлению функций поврежденных конечностей и перестройке двигательных систем, которые подтвердили роль мотивационно-смысловой регуляции деятельности.

Этап IV. Послевоенные годы. От школы АНЛ отпочковываются «дочерние школы» — школа Запорожца, Гальперина, Божович. С 1951 г. АНЛ занимает должность завкафедрой психологии филфака МГУ. Под его руководством осуществляется ряд работ по исследованию способностей (Ю.Б, Гиппенрейтер, Овчинникова-формирование звуковысотного слуха). В 1966 г. – организация психфака МГУ, деканом которого стал АНЛ. Школа АНЛ окончательно превращается в школу- направление в науке, объединяющую множество различных школ – исследовательских коллективов в рамках факультета. Теперь в школе АНЛ разрабатываются все проблемы психологической науки с позиций психологической теории деятельности.

Еще вариант:

А.Н. Леонтьев (1903-1979) родился в Москве в семье служащего, окончил реальное училище и поступил на факультет общественных наук Московского университета, но в 1924 был отчислен (то ли он что-то не то написал в анкете, то ли стебался над преподавателем). В университете Леонтьев слушал лекции Шпета, Бухарина и др. известных философов и психологов. Своим обращением в психологию он обязан Челпанову, который его пригласил в качества сотрудника в психологический институт. После того как Челпанов ушел из института, Леонтьев работал с такими учеными как Бернштейн, Блонский, Лурия. Лурия был старшим по должности и в 1924 году в институт по его просьбе приходит Выготский. Так возникает «Большая Тройка»: Выготский, Леонтьев, Лурия (по замечанию В.П. Зинченко, Выготский – основатель, Леонтьев – лидер, Лурия – гений отечественной психологии).

Первые работы Леонтьева были в русле исследования Лурия (аффективные комплексы, сопряженная моторная методика и т.д.). Лишь после нескольких работ такого плана начинаются работы в культурно-исторической парадигме Выготского. В конце 20-х годов ситуация складывается неблагоприятно, и Леонтьеву приходится уехать в Украину в только что организованный психоневрологический институт. Там Леонтьев становится заведующим сектором психологии, и одновременно он возглавляет кафедру психологии в пединституте и отдел психологии в НИИ педагогики. Так возникает знаменитая Харьковская школа.

1934 год, Выготский собирает всех своих учеников во Всесоюзном Институте Экспериментальной Медицины, после смерти Выготского Леонтьев становится заведующим лаборатории. Но после доклада на ученом совете института о психологическом исследовании речи, Леонтьев был обвинен во всех грехах и уволен.

1936 год. Постановление «О педологических извращениях…» Выготский стал опальным автором, но все его ученики ни разу не сказали о нем ничего плохого, и все уцелели. В это время директором института психологии стал Корнилов, который и взял Леонтьева на работу.

1940 год. Диссертация Леонтьева на тему «развитие психики». К 1938-1942 году относятся Леонтьевские методологические тетради.

1941 год. Леонтьев вступил в ряды народного ополчения, но был сразу отозван и направлен в тыл (г.Кисегач и Кауропск), где проводил восстановления психических функций раненых бойцов. Руководитель – Лурия.

1948 год. «Очерк развития психики», который вызвал многочисленные нападки на Леонтьева, но они не имели для него последствий.

В 1955 году начал выходить журнал «Вопросы Психологии». В эти годы Леонтьев много публикуется, а в 1959 году выходит первое издание «Проблемы Развития Психики».

С 1954 года началось восстановление международных связей советских психологов. В 1966 году Леонтьевым организуется международный психологический конгресс в Москве. Президент конгресса Леонтьев, секретарь программного комитета – Лурия. В этом же году Леонтьев становится деканом факультета МГУ. 1975 год. Последняя обобщающая монография Леонтьева – «Деятельность. Сознание. Личность».

Общепсихологическая концепция Леонтьева.

Объектом объяснения в теории деятельности является психика, психика объясняется через деятельность.

Теория деятельности в узком и широком смысле слова. Теория деятельности в широком смысле. Важны несколько объяснительных принципов:

· Деятельности

· Социальной обусловленности

· Особенностей мозга.

Психика может объясняться через вещный мир; психические явления могут объясняться через другие психические явления.

Теория деятельности пытается объяснить происхождение, развитие и функционирование психики в филогенезе, антропогенезе, онтогенезе.

Объяснительные принципы теории деятельности (по Леонтьеву):

1) Психика функционирует в деятельности, управляет деятельностью, направляет ее, регулирует ее ход.

2) Психика проявляется в деятельности.

3) Психика формируется в деятельности, развивается в деятельности.

4) Психика порождается во внешней деятельности.

5) Психика сама является особой деятельностью, которая возникает из внешней деятельности благодаря процессу интериоризации и перехода внешней деятельности во внутреннюю, и обладает всеми атрибутами деятельности.

6) Структура психики как внутренней деятельности изоморфна, подобна, аналогична структуре внешней деятельности, из которой она произошла, т.е. дериватом которой она является.

Принцип соответствия структуры психики как внутренней деятельности составу и структуре внешней деятельности является самым капитальным открытием психологии в ХХ в.

Леонтьев: деятельность – это активность, регулируемая и управляемая психикой.

Мотивация (по Леонтьеву). Мотив – предмет потребности, а не желание или хотение как в психологии.

Макроструктура деятельности:

y Деятельность (которой соответствует мотив) → активность направлена на собственно предмет потребности.

y Действие (которой соответствует цель) → активность направлена на промежуточный предмет.

y Операция (которой соответствует задача) → условия и способы осуществления деятельности.

Деятельность в узком смысле, действие и операция – разновидность деятельности в широком смысле.

Как говорилось выше, теория деятельности подряжается объяснить:

ü Возникновение психики в филогенезе

ü Развитие психики в филогенезе

ü Возникновение сознания в антропогенезе

ü Развитие психики в онтогенезе

Психика есть только у животных и появляется она только у животных. Растениям психика не требуется, у них есть раздражимость.

Животные могут реагировать на биотические и на абиотические сигналы. Психика (чувствительность) – это реагирование на абиотические стимулы.

Развитие психики животных происходит за счет изменения деятельности.

§ Уровень сенсорной психики: простая деятельность – восприятие свойств объекта. Пр.: креветка.

§ Уровень перцептивной психики: разнообразная среда – восприятие объектов. Пр.: курица.

§ Уровень интеллекта: сложная среда, сложная деятельность – восприятие отношений. Пр.: обезьяна.

Человеческое сознание. В отличие от человека, животные не знают о своем знании о мире, о своей психике. В деятельности человека появляется действие в полном смысле этого слова, у животных в деятельности были только операции.

Онтогенез тоже объясняется через деятельность: в разные периоды жизни есть разные виды ведущей деятельности, в которой происходит главный сдвиг.

Леонтьев, Алексей Николаевич — Википедия. Что такое Леонтьев, Алексей Николаевич

Алексе́й Никола́евич Лео́нтьев (5 (18) февраля 1903, Москва, Российская империя — 21 января 1979, Москва, РСФСР, СССР) — советский психолог, философ, педагог и организатор науки. Занимался проблемами общей психологии (эволюционное развитие психики; память, внимание, личность и др.) и методологией психологического исследования. Доктор педагогических наук (1940), действительный член АПН РСФСР (1950), первый декан факультета психологии Московского государственного университета. Лауреат медали К. Д. Ушинского (1953), Ленинской премии (1963), Ломоносовской премии I степени (1976), почётный доктор Парижского и Будапештского университетов. Почётный член Венгерской АН.

Ученик и редактор работ Л. С. Выготского, один из лидеров Харьковской психологической школы, создатель теории деятельности.

Биография

Родился в семье мещан Леонтьевых. Окончив Первое реальное училище (точнее, «единую трудовую школу»), поступил на факультет общественных наук МГУ, который окончил в 1923[источник не указан 1672 дня] либо 1924 году. Среди его учителей того времени: Г. И. Челпанов и Г. Г. Шпет. По окончании университета был оставлен при Психологическом институте для подготовки к профессорской деятельности, на это время пришлось смещение с поста директора основателя Института Г. И. Челпанова. По приводимым А. А. Леонтьевым воспоминаниям отца, сам Челпанов, принявший Леонтьева в «аспирантуру», посоветовал ему оставаться там после этой смены[1]. Среди коллег Леонтьева в Институте в этот период: Н. А. Бернштейн, А. Р. Лурия, в соавторстве с которым было выполнено несколько ранних исследований, П. П. Блонский, позднее — Л. С. Выготский.

С 1925 года А. Н. Леонтьев работал под руководством Выготского над культурно-исторической теорией, конкретнее — над проблемами культурного развития памяти. Отражающая эти исследования книга «Развитие памяти: Экспериментальное исследование высших психологических функций» издана в 1931 году.

Семья

Сын — психолог, лингвист А. А. Леонтьев.
Внук — психолог Д. А. Леонтьев.

Научная деятельность

Научный вклад А. Н. Леонтьева связан с программой построения культурно-исторической психологии, которая стала сквозной темой его научного творчества. Первые этапы научной биографии связаны с исследованиями по демонстрации принципов этого подхода на материале памяти и волевой регуляции. При этом с 1930-х годов его версия решения поставленных Л. С. Выготским задач оформилась как относительно самостоятельное направление — общепсихологическая теория деятельности.

Леонтьев известен как экспериментатор и теоретик, работавший в широком круге проблемных полей — от восстановления движений, педагогики и зоопсихологии до проблем формирования личности и философских аспектов психологии.

Докторская диссертация 1940 года была посвящена развитию психики в филогенезе (книга «Проблемы развития психики»). А. Н. Леонтьев предложил свою классификацию стадий этого развития (элементарная сенсорная психика, перцептивная психика и стадия интеллекта) и обосновал критерии анализа психики и сознания.

Харьковская психологическая группа под его руководством известна плеядой исследований детского развития, игры, саморегуляции на основе анализа становления психических процессов ребёнка как субъекта деятельности.

С 1960-х годов А. Н. Леонтьев обращается к проблеме личности, обобщив свои идеи в монографии 1975 года «Деятельность. Сознание. Личность». В это же десятилетие он активно занимается проблемами восприятия. В частности, Леонтьев обосновывал систему категорий для анализа сознания: чувственная ткань, предметное значение и личностный смысл. Среди его учеников, разрабатывающих проблемы личности и сознания: А. Г. Асмолов, В. Ф. Петренко, Ф. Е. Василюк, Ю. Б. Гиппенрейтер, Б. М. Величковский, В. В. Столин, С. Б. Новосёлова, Б. С. Братусь и др.

Критики обсуждают тот факт, что Леонтьев участвовал в типичных для своего времени дискуссиях об идеологических основаниях советской психологии. При его активном участии прошёл ряд психологических дискуссий, в которых отстаивалась точка зрения, что психика формируется в основном внешними факторами. В своих работах, в том числе в программной книге «Деятельность, сознание, личность» (1975), учёный последовательно приводил тезис: «В современном мире психология выполняет идеологическую функцию и служит классовым интересам; не считаться с этим невозможно».

В 1950 году на «Павловской» сессии двух академий Б. М. Теплов упрекнул в том числе и А. Н. Леонтьева в том, что «…нельзя найти достаточно последовательной и развернутой работы по перестройке психологии на основе учения Павлова»:

В книге А. Н. Леонтьева «Очерк развития психики» (1947), посвящённой развитию психики от её возникновения у низших животных до сознания человека социалистического общества, имя Павлова упоминается лишь два раза, и притом по частным поводам. Хотя по сути некоторые из идей А. Н. Леонтьева ведут своё начало от Павлова, но об этом в данной книге ни слова не говорится, так как раздел, посвящённый учению Павлова, имевшийся в докторской диссертации автора (защищена в 1941 г.), не попал в книгу, о которой идёт речь, хотя она излагает эту диссертацию[3].

— Научная сессия, посвященная проблемам физиологического учения академика И. П. Павлова. Вступительное слово. Доклады. Постановление. М.; Л.. 1950, с. 155

Основные работы

  • Развитие памяти: Экспериментальное исследование высших психологических функций. — М.-Л.: Государственное учебно-педагогическое издательство, 1931.
  • Восстановление движения. — М., 1945 (в соавт. с А. В. Запорожцем)
  • К вопросу о сознательности учения, 1947.
  • Психологические вопросы сознательности учения idem // Известия АПН РСФСР. — М., 1947. — Вып. 7.
  • Очерк развития психики. — М., 1947
  • Анализ системного строения восприятия: Сообщение V: О механизме звуковысотного анализа слуховых раздражителей // Доклады АПН РСФСР, 1958, № 3, с. 43—48 (совм. с О. В. Овчинниковой).
  • Психологическое развитие ребёнка в дошкольном возрасте // Вопросы психологии ребёнка дошкольного возраста. — М.-Л., 1948
  • Ощущение, восприятие и внимание детей младшего школьного возраста // Очерки психологии детей (мл. шк. возраст). — М., 1950
  • Умственное развитие ребёнка. — М., 1950
  • Проблемы развития психики. — М., 1959; 4-е изд. 1981 (Предисловие, оглавление, комментарии)
  • О формировании способностей // Вопросы психологии, 1960, № 1, с. 7—17.
  • Биологическое и социальное в психике человека // Вопросы психологии, 1960, № 6, с. 23—38.
  • Психология человека и технический прогресс. — М., 1962 (в соавт.)
  • Потребности, мотивы и эмоции. — М., 1973
  • Деятельность. Сознание. Личность (idem). — М., 1977
  • Воля, 1978
  • Категория деятельности в современной психологии// Вопросы психологии, 1979, № 3
  • Избранные психологические произведения (idem — Оглавление, От составителей, Введение, Аннотация & Комментарии: т. 1, т. 2), 1983; В 2-х т. Том 1 и 2.
  • Проблема деятельности в истории советской психологии, Вопросы психологии, 1986, № 4
  • Дискуссия о проблемах деятельности // Деятельностный подход в психологии: проблемы и перспективы. — М., 1990 (соавт.).
  • Лекции по общей психологии, 2000
  • In English: Alexei Leont’ev archive @ marxists.org.uk: Activity, Consciousness, and Personality, 1978 & Activity and Consciousness, 1977
  • Парапсихология / Зинченко В. П., Леонтьев А. Н. // Отоми — Пластырь. — М. : Советская энциклопедия, 1975. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 19).

Примечания

Литература

  • А. Н. Леонтьев и современная психология: Сборник статей памяти А. Н. Леонтьева. — М.: МГУ, 1983
  • К 90-летию со дня рождения А. Н. Леонтьева // Вестник Московского университета. Сер.14. Психология, 1993, № 2.
  • Журнал практического психолога 2003, № 1-2 @ www.anleontiev.smysl.ru/
  • Биография А. Н. Леонтьева на сайте 1 сентября
  • Биография А. Н. Леонтьева на сайте Психологи МГУ
  • А. А. Леонтьев. Жизненный и творческий путь А. Н. Леонтьева
  • Раздел книги Лорена Грэхэма «Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе», посвящённый А. Н. Леонтьеву
  • «Он обладал даром видеть всеобщее в единичном» / Интервью С. Л. Новосёловой. — 22 апреля 2002 года.
  • Леонтьев Алексей Николаевич // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  • Леонтьев А. А., Леонтьев Д. А., Соколова Е. Е. А. Н. Леонтьев: деятельность, сознание, личность. М., 2005.

Ссылки

Советская психология: А. Леонтьева

A N Leontyev in 1924

1904–1979

«На самом деле философское открытие Маркса состоит не в отождествлении практики с познанием, а в признании того факта, что познание не существует вне жизненного процесса, который по самой своей природе является материальным, практическим процессом. Отражение действительности возникает и развивается в процессе развития реальных связей познавательных людей с окружающим их человеческим миром; он определяется этими связями и, в свою очередь, влияет на их развитие.Таким образом, человеческое сознание перестает быть «неотъемлемым качеством человеческого духа», не имеющим истории или неподдающимся причинному анализу. Мы начинаем понимать его как высшую форму отражения реальности, которую создает социально-историческое развитие: система объективно существующих агентов порождает ее, а причинно-исторический анализ делает ее доступной для нас »; Марксизм и психологические науки


Биография

Работы:

О развитии арифметического мышления у ребенка, 1929 г.

Письмо Выготскому, 1932 г.

Структура сознания, 1973

Мышление и деятельность, 1975

Деятельность, сознание и личность, 1978

Деятельность и сознание, 1977

Из «Проблемы развития разума»

Эволюция психики у животных
Проблема происхождения ощущений
Вклад в теорию развития детской психики (PDF)
По поводу исторического развития сознания

О творческом развитии Выготского, 1979


Дополнительная литература:

Сравнительная психология А.Н. Леонтьев — Чарльз Толман
Модель деятельности

Юрьё Энгстрёма

Выготский архив
Ильенковский архив
Даниил Эльконин.

Другие работы А. Н. Леонтьева, которые были опубликованы на английском языке, здесь не воспроизводятся:
Journal of Russian & East European Psychology , Vol. 43, 2005.
Выпуск № 3 — перевод небольшой книжки к 100-летию Леонтьева и конференции в Москве.
Выпуск №4. — Вступление Е.Е. Соколова; Изучение окружающей среды в почвенных работах; Л.С. Выготского; Передача действия как функция интеллекта; Проблема развития интеллекта и обучения в психологии человека; Статья представлена ​​во Всесоюзном институте экспериментальной медицины.
Выпуск № 5. — Расшифровка и перевод лекций. Лекции взяты из книги 2000 г. Смысл.
«А. Н.Леонтьев: деятельность, сознание, личность »под редакцией Дмитрия Леонтьева, А.А. Леонтьева и Е.Е. Соколова, 2005 г.

См. Также: Деятельность и сознание, PDF 860kb
.
Бесплатные электронные книги для Леонтьева

Архив поддерживает Энди Бланден.


,

Психолингвистическая концепция и модель речевого воздействия А.А. Леонтьев и его значение для актуализации проблем современной коммуникации

Ключевые слова:

речевое воздействие; стоимость; смысл; семантическое поле получателя; подписать; поле значений

Аннотация

В статье раскрываются основные положения концепции речевого воздействия и описывается ее теоретическая модель, разработанная известным психолингвистом ХХ века А.А. Н. Леонтьев. Основные идеи этого концепта эксплицируются в рамках проблемы речевого общения и обусловлены этим вербальным актом процессами говорения коммуникатора (говорящего) и слушания реципиента (ов). Речевое влияние рассматривается исследователем данной проблемы на уровне внутреннего и внешнего этапов генерации коммуникативно-речевых процессов говорящего и реципиента. Вот почему А.А. В этом понятии Леонтьев уделяет большое внимание анализу таких психолингвистических феноменов, как: «значение», «смысл», «смысловое поле реципиента», «знак», «внутренняя речь», «внутреннее программирование», «акт говорения». » и т.д.В статье раскрываются следующие аспекты: а) установлено А.А. Леонтьевская эволюция форм общения и ее психологическое и семиотическое опосредование; б) выделенные им этапы исторического становления коммуникативной деятельности, в частности ее завершающий этап — речевой эффект, который становится профессиональной деятельностью, мотивированной «изнутри себя»; в) выделяемые исследователем понятия «речь» и «речевая деятельность», г) определяемые им понятие «общение» и его разновидности, д) связанные с ориентацией — критерий речевого общения — речевой эффект, который характеризуется как один из аспектов психологического содержания общения, ж) идентифицированный по трем параметрам феномен знака и примененный в его интерпретации два метода научного анализа, важных для глубокого понимания, влияние речи, используемое через процессы понимания (переход от знак к мысли) и через объективацию субъективного коммуникативного намерения (переход от мысли к знаку) и других важных положений предлагаемой концепции.В содержании данной рукописи также описывается психолингвистическая модель речевого воздействия, которая, по мнению автора, имеет статусы или психологические действия, или выступает как самостоятельная деятельность со своим собственным мотивом, имеет обратную связь, действует в различных формах вмешательства в сознание. и подсознание личности и т. д .; представлены способы достижения изменения существующих ценностей реципиента под влиянием содержания речи коммуникатора; обоснована трехслойная психолингвистическая структура речевого воздействия.В дискуссионном разделе статьи предлагается рассмотреть научные работы А.А. Леонтьева о речевом влиянии как психолингвистической теории с учетом ее теоретического и практического значения для современной науки и коммуникативной практики.

Ссылки

Вовк, О. (2014). Теоретические и методические основы формирования коммуникативнокогнитивной компетентности майбутных филологов.Расширенный автореферат докторской диссертации. Черкассы [на украинском языке].
Доценко, Э. (1997). Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. М .: ЧеРо, Изд-во МГУ.
Кабаченко, Т. (2000). Методы психологического воздействия. Москва: Педагогическое общество России.
Ковалев, Г.А. (1991). Психологическое воздействие: теория, методология, практика.Расширенный автореферат докторской диссертации. Москва [на русском языке].
Латынов, В. (2012). Психологическое воздействие: принципы, механизмы, теории. Психологическое воздействие: Механизмы, стратегии, возможности противодействия — Психологическое воздействие: механизмы, стратегии, возможности противодействия. Журавлева А.Л., Павловой Н.Д. (Ред.) (С. 11–12). М .: Изд-во «Институт психологии РАН».
Леонтьев, А.А. (1972). К психологии речевого воздействия. Материалы: IV Всесоюзного симпозиума по психолингвистике и теории коммуникации — Шестой Всесоюзный симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации. (стр. 28–41). Москва [на русском языке].
Леонтьев, А.А. (1974). Психолингвистические проблемы массовой коммуникации. Москва: Наука.
Леонтьев, А.А. (1999). Психология общения.Москва: Смысл.
Леонтьев, А.А. (2003). Основы психолингвистики. Москва: Смысл, СПб: Лань.
Лахтадыр, О.В. (2017). Психологические особенности развития коммуникативной компетентности майбутных фаховцев з физической культуры и спорта. Расширенный автореферат кандидатской диссертации. Киев [на украинском языке].
Немеш, О. (2017). Психология коммуникативной активности в интернет-пространстве. Расширенный автореферат докторской диссертации. Киев [на украинском языке].
Тарасов, Э. Ф. (2010). Проблемы теории речевого общения. Вопросы психолингвистики — Психолингвистический журнал, 12, 20–27.
Тарасов, Э.Ф. (2017). Онтологические предпосылки теории речевого общения.Вопросы психолингвистики — Психолингвистический журнал, 2 (32), 160–168.
Чалдини, Р. (2010). Психология влияния. СПб: Питер.
Боско, Ф.М., и Габбаторе, И. (2017). Теория разума в распознавании и исправлении коммуникативных неудач. Прикладная психолингвистика, 38 (1), 57–88. DOI: 10.1017 / S014271641600004
Гросс, Э.Ф. (2004). Использование Интернета подростками: чего мы ожидаем, о чем сообщают подростки. Журнал прикладной психологии развития, 25 (6), 633–649.DOI: 10.1016 / j.appdev.2004.09.005
Кэтрин, Бессьер, Сара, Кислер, Роберт, Краут и Бонка, С. Бонева (2008). Влияние использования Интернета и социальных ресурсов на изменения в депрессии. Информация, коммуникация и общество, 11 (1), 47–70. DOI: 10.1080 / 13691180701858851
Краут, Р., Кислер, С., Бонева, Б., Каммингс, Дж., Хельгесон, В., и Кроуфорд, А. (2002). Интернет-парадокс снова. Журнал социальных проблем, 58 (1), 49–74.
Рабаба, Г. (2016). Влияние обучения стратегии общения на развитие стратегической компетентности и устной коммуникативности учащихся английского языка как иностранного.Журнал психолингвистических исследований, 45 (3), 625–651. DOI: 10.1007 / s10936-015-9365-3
Raven, B.H. (1992). Модель межличностного влияния власти / взаимодействия: Френч и Рэйвен тридцать лет спустя. Журнал социального поведения и личности, 7 (2), 217–244.
Шварцер, Р., Нолл, Н. (2007). Функциональные роли социальной поддержки в процессе стресса и преодоления: теоретический и эмпирический обзор. Международный журнал психологии. 42 (4). 243-252. DOI: 10.1080 / 00207590701396641
Зайдман, Г., Шраут, Патрик Э. и Болджер, Н. (2006). Почему активная социальная поддержка связана с усилением стресса? Использование моделирования для проверки двух возможных источников ложной информации. Бюллетень личности и социальной психологии, 32, 52–65. DOI: 10.1177 / 0146167205279582
Таваколи, Э., и Давуди, М. (2017). Готовность к устному общению: на примере иранских учащихся efl. Журнал психолингвистических исследований, 46 (6), 1509–1527. DOI: 10.1007 / s10936-017-9504-0
Валкенбург, Патти М., и Питер, Дж.(2009). Социальные последствия Интернета для подростков: десятилетие исследований. Текущие направления в психологической науке, 18 (1), 1–5. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2009.01595.x
Вуд, W. (2000). Изменение отношения: убеждение и социальное влияние. Ежегодный обзор психологии, 51, 539–570.

,

Результаты поиска для `a. п. Леонтьев`

Заказ:

Дата объявленияПервый авторВлиянияПубликационный годРелевантностьЗагрузкиЗаказ

  1. Глава тринадцатая Индивидуальные и профессиональные различия в восприятии драматического искусства Дмитрий А. Леонтьев и Лариса Лагутина Дмитрий А. Леонтьев — 2007 — В Л. И. Дорфман, Колин Мартиндейл и Владимир Петров (ред.), Эстетика и инновации , Cambridge Scholars Press. с. 241. подробности
  2. Глава двенадцатая Трансляция ценностей через искусство: неклассический ценностный подход Дмитрий А.Леонтьев, Дмитрий Александрович Леонтьев — 2007 — В Л. И. Дорфман, Колин Мартиндейл и Владимир Петров (ред.), Эстетика и инновации . Cambridge Scholars Press. С. 227. подробности
  3. Теория Бьюкенена: исследование распределения денежных средств афинским гражданам в пятом и четвертом веках до нашей эры Локаст-Вэлли, Нью-Йорк: Дж. Дж. Огюстен. 1962. Стр. Си + 95. $ 3,00. [ОБЗОР] Н. M. J. A. — 1964 — Journal of Hellenic Studies 84: 239-239.details
  4. БОЧЕНСКИЙ Ю.М.- БЛЕКЛИ Т.- КУЭНГ Г.- ЛОБКОВИЧ Н.- ДАХМ Х.- ФЛЕЙШЕР Х.- МЮЛЛЕР С.- ДЖОРДАН З.- ВРТАЧИЧ Л.- БУХХОЛЬЦ А. «Исследования советской мысли». [ОБЗОР] В. A. B. A. — 1962 — Rivista di Filosofia Neo-Scolastica 54: 514. подробности
  5. Тринадцать страниц об интеллектуальной собственности, с особым упором на сомнительную доктрину Дж. Милль [в «Принципах политической экономии»] одним из его учеников [подписывая себя Н.Н.]. [ОБЗОР] Н. Н. и Джон Стюарт Милл — 1876 подробности
  6. Познание, активность и содержание.Крис Дрэйн — 2018 — Эпистемология и философия науки 55 (3): 106-121.details
  7. А.Н. Логика Прайора. Питер Орстрем, Пер Ф. В. Хасл и Дэвид Якобсен — 2018 — Интернет-энциклопедия философии . Подробности
  8. Интенциональность и истина: очерк философии А. Н. Прайора, Филипа Хьюгли и Чарльза Сэйворда — 1999 — Studia Logica 63 (2): 287-290. Подробности
  9. Примеры перцептивного суждения: Динага, Прашастапада и грамматики.Виктория Лысенко — 2019 — Journal of World Philosophies 4 (2): 8-21.details
  10. Рецензии на книгу: Валентин А. Бажанов, «Н.А. Васильев и его воображаемая логика », Канон +, Реабилитация, Москва, 2009, 240 стр., Исбн 9785883731968. [ОБЗОР] Хосе Вериссимо Тейшейра да Мата — 2013 — Логика и логическая философия 22 (1): 131-135. подробнее
  11. Религия в процессе становления? Животный мир, свирепость и цивилизация в работах А. Н. Уайтхеда. Клэр Палмер — 2000 — Общество и животные 8 (3): 287-304.подробнее
  12. Обзор метафизики А. Н. Уайтхеда. Питер Шёстедт-Х. — подробности рукописи
  13. А.Н. Уайтхед, Информация и социальная теория. М. Halewood — 2005 — Теория, культура и общество 22 (6): 73-94.details
  14. А. Н. Приор о «Смысле и чувственности» Остина. Крисси ван Хульст и Макс Крессвелл — 2016 — Журнал по истории аналитической философии 4 (4). Подробности
  15. Отрывок из обзора А. Н. Уилсона биографии Ньюмана Шериданом Гилли.А. Н. Уилсон — 1992 — The Chesterton Review 18 (4): 612-615.details
  16. А. Н. Уайтхед о своих математических целях: письмо 1912 г. Виктор Лоу, 1975 г. — Анналы науки 32 (2): 85-101. Подробности
  17. Религия в процессе становления? Животный мир, свирепость и цивилизация в работах А. Н. Уайтхеда. Клэр Палмерл — 2000 — Общество и животные 8 (1): 287-304. Подробности
  18. А. Н. Уайтхед О добре и зле: ФИЛОСОФИЯ. К. Харрисон — 1953 — Философия 28 (106): 239-245.подробнее
  19. Коринф: Результаты раскопок, проведенных Американской школой классических исследований в Афинах; Том XV, Часть I; Квартал Гончара. Автор А. Н. Стиллвелл. Pp. Xi + 131; Pl. 52 + 11 Текст Рис. Принстон, Нью-Джерси: Американская школа классических исследований в Афинах, 1948 год. [ОБЗОР] R. Дж. Х. Дженкинс и А. Н. Стиллвелл — 1951 — Journal of Hellenic Studies 71: 264-264.details
  20. -ΙΚΟΣ Bei Platon. Ableitung und Bedeutung mit Materialsammlung. Автор: А.Н.Ammann. Pp. 270. Freiburg: Paulusdruckerei, 1953. Sw. Fr. 12,50. [ОБЗОР] G. Б. Керферд и А. Н. Амманн — 1955 — Journal of Hellenic Studies 75: 167-167.details
  21. Древние монеты Имхуфа-Блумера и Гарднера, иллюстрирующие утерянные шедевры греческого искусства: Нумизматический комментарий к Павсанию. Издание A. N. Oikonomides. Чикаго: Аргонавт. 1964. Стр. Lxxviii + 176. 1 Карта. 39 тарелок. $ 10,00. [ОБЗОР] Дж. Ф. Хили, Ф. В. Имхуф-Блумер, П. Гарднер и А. Н. Ойкономидес — 1968 — Журнал эллинистических исследований 88: 244-245.подробнее
  22. А.Н. Прайор и «Природа логики». Дэвид Якобсен — 2019 — История и философия логики 41 (1): 71-81.details
  23. Проблема предопределения: как прелюдия к «Напряженной логике» А. Н. Прайора. [ОБЗОР] Пер Ф. В. Хасл — 2012 — Synthese 188 (3): 331-347.details

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.