Юнг к психологические типы: 🕮 Психологические типы. Юнг К. Г. Читать онлайн, Скачать

Содержание

Карл Густав Юнг о психологических типах

Предлагаем читателю ознакомиться с основными положениями труда швейцарского психолога Карла Густава Юнга «Психологические типы» и возможностями его использования в современной практической психологии. В первой части статьи проводится краткий анализ глав этой книги К. Г. Юнга. Во второй части приводятся некоторые способы применения теории психологических типов в наши дни, проиллюстрированные примерами.

Квинтэссенция теории психологических типов К. Г. Юнга

В процессе своей врачебной практики Карл Юнг обратил внимание на то, что пациенты отличались не только множеством индивидуальных психологических характеристик, но также и типическими чертами. В результате исследования ученым было выделено два основных типа: экстравертный и интровертный. Разделение это  обусловлено тем фактом, что в процессе жизни одних людей их внимание, интерес в большей степени были направлены на внешний объект, вовне, у других же – на свою внутреннюю жизнь, то есть приоритетным являлся субъект.

Однако Юнг предупреждал, что в чистом виде один или второй тип практически невозможно встретить, так как для социальной адаптации это может служить большой помехой. Отсюда вытекает идея о существовании смешанных типов, возникающих в результате компенсации односторонности одного типа личности, но с преобладанием в нем экстраверсии или интроверсии. В следствие данной компенсации появляются вторичные характеры и типы, которые усложняют определение личности как экстравертной или как интровертной. Еще большую путаницу вносит индивидуальная психологическая реакция. Поэтому, чтобы более точно определить преобладающую экстраверсию или интроверсию, нужно соблюдать крайнюю внимательность и последовательность.

Юнг подчеркивает, что деление людей на два основных психологических типа было произведено давно «знатоками человеческой природы и отрефлектировано глубокими мыслителями, в частности, Гете» и стало общепризнанным фактом. Но разные выдающиеся личности это деление описывали по-разному, исходя из собственного ощущения. Вне зависимости от индивидуальной трактовки, общим оставалось одно: выделялись те, чье внимание направлялось и было зависимо от объекта, отвращаясь от субъекта, то есть, себя, и те, чье внимание отторгалось от объекта и направлялось к субъекту, его психическим процессам, то есть обращалось на свой внутренний мир.

К. Г. Юнг отмечает, что любому человека свойственны оба этих механизма, при большей выраженности одного или второго. Их интеграция – естественный ритм жизни, аналогичный функции дыхания. И все же сложные обстоятельства, в которых оказывается большинство людей, и внешняя социальная обстановка, и внутренний разлад редко позволяют этим двум типам гармонично сосуществовать внутри того или иного человека. Поэтому происходит перевес либо в одну, либо в другую сторону. И когда начинает властвовать один или другой механизм, происходит формирование экстравертного или интровертного типа.

После общего вступления Юнг проводит исследование в области истории выявления психических типов, начиная от античных времен и заканчивая собственным подробным описанием экстравертного и интровертного типов. В первой главе Юнг осуществляет анализ проблемы психических типов в античной и средневековой мысли. В первом разделе этой главы он проводит сравнение между античными гностиками и носителями противоположной точки зрения — ранними христианами Тертуллианом и Оригеном, чтобы на их примере показать, что один был личностью интровертного типа, а второй — личностью экстравертного типа. Юнг отмечает, что гностики предложили разделение людей на три типа характера, где в первом случае преобладало мышление (пневматик), во втором — чувство (психик), в третьем – ощущение (гилик).

Выявляя тип личности Тертуллиана, Юнг указывает, что он в своей приверженности христианству принес в жертву то, что являлось самым ценным его достоянием — свой высокоразвитый интеллект, свое стремление к познанию; чтобы полностью сконцентрироваться на внутреннем религиозном чувстве, на своей душе, он отринул свой ум. Ориген, напротив, в мягкой форме введя в христианство гностицизм, стремился к внешнему познанию, к науке, и, чтобы освободить интеллект на этом его пути, совершил самооскопление, тем самым убрав помеху в виде чувственности. Юнг подводит итог, утверждая, что Тертуллиан был явным примером интроверта, причем осознанного, ведь ради сосредоточения на духовной жизни, он отказался от своего гениального ума. Ориген же, чтобы отдаться науке и развитию своего интеллекта, принес в жертву то, что в нем было выражено более всего – свою чувственность, то есть он был экстравертом, его внимание было направлено вовне, на познание.

Во втором разделе первой главы Юнг рассматривает богословские споры в раннехристианской церкви, чтобы показать на примере противостояния эбионитов, утверждавших, что Сын Человеческий имел людскую природу, и докетов, отстаивавших точку зрения, что Сын Божий лишь имел видимость плоти, принадлежность одних к экстравертам, вторых — к интровертам, в контексте их мировоззрения. Интенсивность этих споров привела к тому, что первые во главу угла стали ставить людское чувственное восприятие, направленное вовне, вторые главной ценностью стали считать асбтрактное, внеземное.

В третьем разделе первой главы Юнг рассматривает психотипы в свете проблемы пресуществления, актуальной для середины IX века нашей эры. Снова он берет две противоборствующие стороны для анализа: одну – в лице Пасхазия Радберта, настоятеля монастыря, утверждавшего, что во время обряда причастия вино и хлеб обращаются в плоть и кровь Сына Человеческого, вторую – в лице великого мыслителя — Скота Эригены, не желавшего принимать общее мнение, отстаивавшего свою точку зрения, «измышления» своего холодного рассудка. Не умаляя значения этого священного христианского ритуала, он утверждал, что причастие – это память о последней вечере. Утверждение Радберта получило всеобщее признание и принесло ему популярность, так как он, не обладая глубоким умом, сумел почувствовать веяния своего окружения и придать великому христианскому символу грубую чувственную окраску, поэтому Юнг указывает нам на четко выраженные черты экстраверсии в его поведении. Скот Эригена же, обладая незаурядным умом, который он сумел показать, отстаивая точку зрения, основанную лишь на личном убеждении, напротив, встретил бурю негодования; не сумев вчувствоваться в веяния своей среды, он был убит монахами того монастыря, в котором жил. К. Г. Юнг относит его к интроверсивному типу.

В четвертом разделе первой главы Юнг, продолжая исследование эстравертного и интровертного типов, сравнивает два противоположных лагеря: номинализм (яркие представители – Атисфен и Диоген) и реализм (лидер — Платон). Убеждения первых основывались на отнесении универсалий (родовых понятий), таких как добро, человек, красота и т.д. к обычным словам, за которыми ничего не стоит, то есть производилась их номинализация. А вторые, напротив, придавали каждому слову одухотворенность, обособленное существование, утверждая абстрактность, реальность идеи.

В пятом разделе первой главы, развивая свою мысль, Юнг рассматривает религиозный спор Лютера и Цвинги о причастии, отмечая противоположность их суждений: для Лютера важным было чувственное восприятие обряда, для Цвингли же – приоритетное значение имела духовность, символичность причастия.

Во второй главе «Идеи Шиллера о проблеме типов» К. Г. Юнг опирается на работы Ф. Шиллера, которого он считает одним из первых, кто прибегает к анализу этих двух типов, связывая их с понятиями «ощущение» и «мышление». Отмечая, впрочем, что этот анализ несет отпечаток собственного — Шиллера — интровертного типа. Интроверсию Шиллера Юнг противопоставляет экстраверсии Гете. Параллельно Юнг размышляет о возможности интровертного и экстравертного толкования значения универсалии «культура». Ученый анализирует статью Шиллера «Об эстетическом воспитании человека», полемизируя с автором, обнаруживая истоки его интеллектуальных построений в его чувстве, описывая борьбу поэта и мыслителя в нем. Юнга привлекает труд Шиллера в первую очередь как философско-психологическое размышление, ставящее вопросы и проблемы психологического толка, хотя и в шиллеровской терминологии. Большое значение для понимания теории Юнга имеют его рассуждения о символе у Шиллера как серединном состоянии, компромиссе между противоборствующим сознательными и бессознательными мотивами.

Далее Юнг рассматривает деление поэтов Шиллером на наивных и сентиментальных и приходит к выводу, что перед нами классификация, основанная на творческих особенностях поэтов и особенностях их произведений, которую невозможно проецировать на учение о типах личности. Юнг останавливается на наивной и сентиментальной поэзии как примерах действия типических механизмов, специфики отношения к объекту. Так как от типических механизмов Шиллер переходит непосредственно к психическим типам, аналогичным типам у Юнга, ученый констатирует выделение Шиллером двух типов, которые имеют все признаки экстравертного и интровертного.

Продолжая свое исследование, в третьей главе К. Г. Юнг рассматривает работу немецкого философа Фридриха Ницше в свете видения последним разделения на психотипы. И если Шиллер свою пару типических противоположностей называл идеалистически-реалистической, то Ницше ее именует аполлонически-дионисийской. Термин – дионисийский – своим происхождением обязан Дионису – персонажу древнегреческой мифологии, наполовину богу, наполовину – козлу. Описание этого дионисийского типа у Ницше совпадает с характерологической особенностью этого персонажа.

Так образом, название «дионисийский» символизирует свободу неограниченного животного влечения, коллективное выступает здесь на передний план, индивидуальное — на задний, творческая мощь либидо, выраженная в виде влечения, захватывает индивида, как объект и использует его как орудие или выражение. Термин «аполлонический» происходит от имени древнегреческого бога света Аполлона и передает, в трактовке Ницше, ощущение внутренних силуэтов красоты, меры и чувств, подчинившихся законам пропорций. Отождествление со сновидением четко ориентирует на свойство аполлонического состояния: это состояние интроспекции, состояние наблюдения, направленного вовнутрь себя, состояние интроверсии.

Рассмотрение типов у Ницше пребывает в плоскости эстетической, и Юнг называет это «частичным рассмотрением» проблемы. Однако, по мнению Юнга, Ницше, как никто до него, приблизился к пониманию бессознательных механизмов психики, мотивов, лежащих в основе противоборствующих начал.

Далее – в четвертой главе «Проблема типов в человековедении» — Юнг изучает труд Фюрно Джордана «Характер с точки зрения тела и генеалогии человека», в котором автор подробно рассматривает психотипы интровертов и экстравертов, используя собственную терминологию. Юнг критикует позицию Джордана в вопросе использования в качестве основного критерия активности для различения типов.

Пятая глава посвящена проблеме типов в поэзии. Опираясь на образы Прометея и Эпиметея в поэзии Карла Шпиттелера, ученый отмечает, что конфликт этих двух героев выражает, в первую очередь, противостояние между интровертным и экстравертным вариантами развития в одной и той же личности; однако поэтическое творение воплощает эти два направления в двух отдельных фигурах и их типических судьбах. Юнг сравнивает образы Прометея у Гете и Шпиттелера. Размышляя в этой главе о значении объединяющего символа, Юнг отмечает, что поэты способны «читать в коллективном бессознательном». Помимо современного ему толкования культурой символа и духа противоположностей Юнг останавливается и на древнекитайском, и на брахманистическом понимании противоположностей и объединяющего символа.

Далее Юнг рассматривает психотипы с позиции психопатологии (шестая глава). Для исследования он выбирает работу психиатра Отто Гросса «Вторичная церебральная функция». К. Г. Юнг отмечает, что при наличии психических отклонений выявить психотип гораздо проще, ведь они являются увеличительным стеклом в этом процессе.

Затем ученый обращается к эстетике (седьмая глава). Здесь он опирается на труды Воррингера, который вводит термины «эмпатия» и «абстрагирование», которые, как нельзя лучше, характеризуют экстравертный и интровертный тип. Эмпатия ощущает объект по определенной степени пустым и по этой причине может заполнить его своей жизнью. Наоборот, абстрагирование видит объект до определенной степени живым и функционирующим, и из-за этого пытается избежать его воздействия.

В восьмой главе своей работы Юнг переходит к рассмотрению психотипов с точки зрения современной философии. Для исследования он выбирает позицию представителя прагматичной философии Уильяма Джемса. Тот делит всех философов на два типа: рационалисты и эмпирики. По его мнению, рационалист – тонко чувствующий человек, эмпирик – личность закостенелая. Если первому важна свобода воли, то второй подвержен фатализму. Утверждая что-либо, рационалист незаметно для самого себя погружается в догматизм, эмпирик, наоборот, придерживается скептических взглядов.

В девятой главе Юнг обращается к такой науке, как биографика, в частности работам немецкого ученого Вильгельма Оствальда. Составляя биографии ученых, Оствальд обнаруживает противоположность типов, и дает им название классического типа и романтического типа. Первый указанный тип старается максимально усовершенствовать свой труд, поэтому работает медленно, он не оказывает существенного воздействия на окружение, так как боится перед лицом общественности совершить ошибку. Второй же тип – классический — проявляет абсолютно противоположные свойства. Для него характерно, что его деятельность разнообразна и многочисленна, результатом ее является большое число следующих один за другим трудов, и на соплеменников он оказывает значительное и сильное влияние. Оствальд отмечает, что именно большая скорость умственной реакции является признаком романтика и отличает его от медлительного классика.

И, наконец, в десятой главе данного труда, К. Г. Юнг дает свое «общее описание типов». Каждый тип Юнг описывает в определенной строгой последовательности. Сначала, в контексте общей установки сознания, затем, в контексте установки бессознательного, после — с учетом особенностей основных психологических функций, таких как мышление, чувства, ощущения, интуиция. И на этом основании он выделяет также восемь подтипов. По четыре на каждый основной тип. Мыслительные и чувствующие подтипы, по Юнгу, относятся к рациональным, ощущающие и интуитивные – к иррациональным, вне зависимости от того, об экстраверте идет речь или об интроверте.

Практическое применение концепции психотипов К. Юнга сегодня

Сегодня для психолога не представит никакой сложности определить основной тип личности. Основным вариантом использования этого труда Юнга является профориентация. Ведь, если человек замкнут и все медленно делает, например, продавцом в торговом зале с большой проходимостью, как и вообще продавцом ему лучше не работать. Так как эта профессия предполагает большое количество контактов в течение дня, причем не всегда комфортных, что способно в большой степени подрывать психологическое здоровье интроверта. Да и эффективность такой деятельности будет низкой. Если же, наоборот, человек относится к основному экстравертному типу, ему смело можно выбирать деятельность, связанную с большим количеством личных контактов, в том числе, в качестве лидера – управляющего или директора.

Так же эту теорию используют в семейной психологии. Причем, на этапе планирования семьи. Так как, если пара, допустим, состоит из типичного экстраверта или типичного интроверта, жизнь такого брака будет недолгой. Ведь если жена будет иметь желание сосредоточиться на муже, ограничивая им внерабочее общение, будучи максимально интровертивной личностью, а муж, напротив, являясь типичным экстравертом, будет иметь потребность в большом количестве гостей в их доме или стремление часто бывать в компании друзей, это может послужить причиной разлада, а возможно, и развода. Но, так как психотипы с максимально превалирующей какой-то одной типической установкой встречаются достаточно редко, есть возможность подобрать такого партнера, который, даже будучи экстравертом, сможет уделять достаточно внимания спутнице жизни и иметь не особенно выраженную потребность в частых дружеских контактах.

 
Литература:
  1. Юнг К. Г. Психологические типы. М., 1998.
  2. Бабосов Е.М. Карл Густав Юнг. Минск, 2009.
  3. Лейбин В. Аналитическая психология и психотерапия. СПб, 2001.
  4. Хныкина А. Чем гениален Юнг? 5 основных открытий психиатра // Аргументы и факты -26/07/15.

Автор: Елена Андреева
психолог

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Карл Густав Юнг: психологические типы

Самая известная классификация в психологии — типология Карла Юнга. В ее основе находится эмпирический материал. Во время врачебной практики психолог наблюдал за пациентами и оценивал их поведение. Помимо классификации в зависимости от индивидуальных особенностей характера, он разделил людей на два типа — интровертов и экстравертов.

Критерии классификации

Фото 1683Типология Юнга подразумевает психологическую установку, согласно которой люди бывают двух типов — экстраверты, интроверты. По этому учению, преобладающими психическими функциями являются интуиция, мышление, ощущения, чувства.

Впервые эта типология была представлена в работе «Психологические типы», которую написал психиатр из Швейцарии Карл Гюстав Юнг в 1921 году. Цель разработанной им классификации была не в банальном разделении людей на отдельные группы по каким-либо психологическим признакам. Он хотел создать особый инструмент для практического психолога, с помощью которого он может упорядочить накапливающиеся психологические знания, изучать людей, сокращать количество ошибок при исследованиях.

Разделение функций

Чтобы конкретизировать описания человеческой психики, швейцарских психолог ввел два новых термина — дополнительная и вспомогательная функция. Он сделал разделение, по которому выделил две группы:

  • рациональная — мышление, чувства;
  • иррациональная — интуиция, ощущения.

Если какая-либо из функция начинает доминировать, она будет подавлять остальные. При дальнейшем развитии доминирующих функций, к ним присоединяются дополнительные, которые начинают их сопровождать, помогая основе укрепляться.

Экстраверты или активные личности

Экстравертный тип личности относится к людям, которые любят активные действия, власть, всеобщее уважение, стараются показать себя. Они стараются занимать руководящие должности, чаще появляться на публике. Проблем с общением у экстравертов нет. Они любят новые знакомства, большие компании.

Существует несколько типичных черт характера, по которым можно определить экстраверта:

Фото 1672

  • адаптация к любому коллективу;
  • желание получать похвалу за хорошие поступки;
  • потребность в постоянном внимании окружающих;
  • интенсивная жестикуляция при разговоре;
  • отсутствие страха перед сложностями;
  • постоянный поиск новых дел, занятий;
  • неусидчивость.

Нельзя говорить о том, что экстраверты постоянно ведут себя неугомонно, неусидчиво, агрессивно. Они могут смущаться, проявлять жалость, быть спокойными, рассудительными.

Юнг утверждал, что не существует на 100% экстравертов или интровертов. Чаще люди сочетают разные черты от двух типов, комбинируя их воедино

Установки сознания экстравертов и интровертов

Общая установка сознания у интровертов и экстравертов различается. Для первого типа людей характерно изучение собственного внутреннего мира и это преобладает над общением с социумом. Второй тип людей наоборот старается уделять больше внимания объективной реальности.

Тип личности, который напоминает экстравертов, сильнее укрепился в обществе. Из-за этого интровертов воспринимают неправильно, называют эгоистами, но это ошибочное суждение. Никто не может понимать мир идеально объективно — ни общество, ни отдельная личность.

Из-за давления социума на интровертов, их отличия от большинства, такие люди часто живут ощущая тяжесть вины на себе, что плохо сказывается на их психологическом развитии, состоянии

Значение бессознательного

В психологии, бессознательное — набор психических явлений, процессов, которые не попадают под сферу сознания субъекта. Это обозначение явлений, которые невозможно контролировать.

Когда начинает доминировать какая-либо из функций по Юнгу, она компенсируется влиянием бессознательного. Подавленные функции вытесняются в область бессознательного.

Мыслительные экстраверты

фото 1597Это правящие субъекты, которые часто принимают важные решения, затрагивающие окружающих. Они создают собственные схемы объективной реальности, которыми руководствуются при принятии решения. Одновременно с этим они требуют от окружающих принятия их мировоззрения. Когда такие люди начинают создавать схемы на основе глубокого анализа сознания, для других они становятся новаторами.

Особенности этого типа личностей:

  1. Лозунг — цель оправдывает средства.
  2. Постоянное служение идеалу.
  3. Дружба не представляет ценности.

Они редко интересуются искусством, не проявляют сочувствия.

Чувствующие экстраверты

Этот тип личности имеет общие черты с интровертами. Субъект начинает испытывать чувства к творческим начинаниям, пытается найти гармонию. Он может восхвалять что-либо, если это нравится общественности, а не только ему. Простой пример — если картина висит в лучшем из музеев мира, значит такая личность признает ее совершенной. Мышление данного типа считается подавленным общественностью.

Ощущающие экстраверты

Фото 1773Такая личность воспринимают окружающий мир с помощью чувств. Эти люди имеют одну выделяющуюся особенность — они замечают каждую мелочь, но при общении с ними возникает ощущение, что это бездушный тип личности. Простая ситуация — разговор со столяром, который поглощён нюансами своей работы, говорит только о ней, с неохотой общается на другие темы.

Такие люди относятся подозрительно ко всему, что не возможно ощутить, потрогать, понюхать, увидеть. Иногда они становятся грубыми искателями удовольствия, которые не признают духовной составляющей человека.

Интуитивные экстраверты

Интуиция — своеобразная функция, через которую люди постигают свои возможности. Экстраверты интуитивного типа умеют просчитывать любые ситуации наперед. Они могут сказать какие события должны произойти в ближайшее время, дать прогнозы, которые будут близки к правде. Чаще такие субъекты встречаются среди бизнесменов, журналистов, биржевых брокеров.

К данному типу личности можно отнести творческих людей, которые стараются развивать то или иное направление искусства. Без творческих индивидов цивилизация обречена на гибель.

Интроверты

Это скромные люди, которые не любят шумных компаний, предпочитают находиться наедине со своими мыслями, переживаниями. У этого типа личностей выделяется несколько характерных особенностей, которые выделяют их среди экстравертов:

Фото 1670

  • целеустремленность, терпеливость;
  • высокий уровень развития фантазии;
  • контроль над эмоциями;
  • продумывание действий наперед;
  • склонность к творческому развитию.

Обидеть интроверта легко. Свои неудачи они переживают очень долго, возвращаясь к ним мыслями даже спустя длительный промежуток времени. Огромное влияние на интровертов оказывает воспитание в детстве. Любая грубость со стороны родителей, наставников может привести к развитию сложных психологических отклонений.

Если говорить о работе, такие личности длительное время не могут найти свою профессию. Когда находят, становятся трудоголиками, всецело посвящают себя любимому делу. Находясь в должности руководителя, они жестки с подчиненными, требуют того, на что сами способны.

Типология, созданная Карлом Юнгом, не является обычным разделением людей на отдельные группы. Психолог хотел сделать инструмент для других исследователей, с помощью которого можно было бы систематизировать данные, успешнее проводить исследования.

Полезное видео

Из видео Вы узнаете подробнее о классификации типов личности по Юнгу.

Психологические типы по К.Г. Юнгу (краткая типология Юнга)

В своей книге «Психологические типы» К.Г. Юнг выделяет 8 типов людей на основе признаков вертности (интроверсия и экстраверсия), рациональности и иррациональности, а также 4 функций психики (мышление, чувство, интуиция и ощущение). Две из этих функций являются строго рациональными (мышление и чувство), т.е. воспринимающими информацию извне в соответствии с предварительной установкой на определённое восприятие, и две — иррациональными (интуиция и ощущение), воспринимающими информацию непосредственно, без предварительной установки. Но каждая из четырёх функций психики может быть как экстравертной, так и интровертной, исходя из чего, типов выделяется 8, и каждому из них соответствует определённая базовая функция психики.

Для чего нужна типология Юнга?

В процессе своей психологической практики и наблюдения за практикующими коллегами Юнг обнаружил, что есть различия между спецификой теорий и практической работы его коллег (Адлера и Фрейда) в зависимости от разных личностных особенностей, и предположил, что разные установки сознания обусловливают разное восприятие действительности и разное взаимодействие с ней. Юнг пришёл к выводу, что необходимо систематизировать типологические намётки его предшественников, чтобы наметить границы индивидуальных различий между людьми. Понимание и принятие этих различий важно для индивидуального подхода к каждой уникальной личности и формирования уважения к типологическим особенностям каждого человека. Кроме того, типология является своего рода картой личности, по которой можно сориентироваться в сильных, сознательных и хорошо управляемых функциях психики и выделить те функции, которые являются слабо контролируемыми, архаичными и нуждающимися в особом внимании человека.

Экстраверсия и интроверсия

Согласно К.Г. Юнгу, в зависимости от установки сознания и её направленности либо на внутренний процесс, либо на объекты внешнего мира, людей можно разделить на интровертов и экстравертов. В отличие от Айзенка, Юнг не считал общительность или необщительность главным показателем экстраверсии и интроверсии соответственно, т.к. выделял более существенный отличительный признак — куда направлено сознание и внимание человека, вовне или внутрь, что для него важнее — объекты внешнего мира или внутренние процессы души.

Экстраверты характеризуются направленностью сознания на объекты и процессы внешнего мира. Внутренний процесс для такого человека всегда остаётся на втором плане, в тени, и он уделяет ему куда меньше внимания, за счёт чего в меньшей степени контролирует его, чем происходящее во внешнем мире. Экстраверта, словно магнитом, притягивает к объектам внешнего мира, и они довлеют над ним, всегда имея большую власть и ценность, чем то, что происходит в его душе. Т.е. экстраверт является человеком, который всегда ставит на первый план обстоятельства и изменения внешнего мира при выборе стратегии своих действий. Объективное для него превыше субъективного, а коллективное нередко преобладает над индивидуальным по ценности.

Интроверты, наоборот, отличаются обращённостью своей психики к своим внутренним процессам. Таким людям с трудом даётся внимание к внешним объектам и процессам, поскольку субъективное для них превыше объективного, а внутренний мир всегда реальнее и важнее внешнего. Интроверт — это человек, который всецело погружён в созерцание происходящего в его душе и который преломляет все внешние события сквозь призму такого восприятия, акцентируя внимание на ценности их субъективной интерпретации. Интровертную установку сознания нередко ошибочно считают эгоцентричной, однако, при внимательном рассмотрении это мнение оказывается ошибочным, т.к. субъективность в наиболее чистой форме представляет собой Самость, которая гораздо шире индивидуального Эго.

Рациональность и иррациональность

К рациональным типам относятся мыслительный и чувствующий, поскольку при восприятии внешнего объекта или внутреннего процесса они всегда руководствуются заранее предопределённой установкой сознания, т.е. пропускают своё восприятие сквозь призму заранее сформированного предубеждения или сетки восприятия. Рациональные люди опираются на ценности благоразумия и последовательности, как в обработке информации, так и в процессе принятия решений.

К иррациональным типам Юнг относит интуитивный и ощущающий, восприятие и действия которых характеризуются непосредственной реакцией на изменения внешних и внутренних процессов. Эти типы обладают особой чувствительностью к непосредственному восприятию и реагированию, т.е. они живут вне рамок понятия рассудка, как бы выходя за его пределы и опираясь на собственные актуальные переживания.

Иерархия функций (ведущая, вспомогательная, третичная и подчинённая функции)

В человеческой психики всего существует 8 функций сознания — экстравертные и интровертные мышление, чувство, ощущение и интуиция, но расположены они иерархично. У Юнга были описаны 4 функции в их соотношении, описание остальных 4 разрабатывались его последователем Дж. Биби.

По иерархии и условному месту расположения на карте психики Юнг выделял следующие функции:

  1. Ведущая функция, которая представляет собой наиболее развитую, сознательную и дифференцированную функцию, на наполнение и адаптацию которой человек тратит большую часть собственных ресурсов в течение первой половины жизни.
  2. Вспомогательная функция, которая, как и ведущая, попадает в сферу сознания, достаточно хорошо дифференцирована и управляема со стороны субъекта, однако эта функция уже является чуть более смазанной в осознании, в сравнении с ведущей. Вспомогательная функция является противоположной ведущей по вертности и параметру рациональности/иррациональности.
  3. Третичная функция является второй вспомогательной по отношению к ведущей, и её можно сравнить с левой рукой у правши, т.к. она лишь в малой степени поддаётся осознанию и управлению, если не было целенаправленного её развития. Третичная функция противоположна вспомогательной по вертности, но совпадает с ней по критерию рациональности/иррациональности.
  4. Подчинённая функция представляет собой наименее дифференцированную и управляемую, но самую архаичную функцию психики. Она уходит корнями в глубины коллективного бессознательного и никогда не может быть до конца интегрирована, поскольку полная её интеграция привела бы к затоплению сознания бессознательным и психозу. Она противоположна ведущей по вертности, но совпадает с ней по параметру рациональности/иррациональности.

Функция чувства — экстравертное и интровертное чувство

Функция чувства отвечает за распознание, интеграцию и реализацию актуальных для такого человека ценностей, источник которых определяется вертностью.

Экстравертное чувство в качестве ведущей функции можно распознать по способности человека считывать главные ценности окружающего его социума и выражать их, соответствовать им, а также следить за тем, чтобы этим ценностям соответствовали другие люди. То, что является традиционно ценным для большинства, тонко улавливается человеком с экстравертным чувством, для которого эти ценности являются значимыми, как его собственные. Сильной стороной такого человека является умение быстро улавливать скрытые намерения других людей и определять их социальную ценность, а также координировать людей между собой, в зависимости от их целей и ценностей. Слабой стороной является глубокое и структурное мышление, умение вникать в суть окружающих явлений с точки зрения ответа на вопрос — «чем является данный данный предмет, что он представляет собой?».

Для человека с интровертным чувством наиболее значимой оказывается ценность возникающих в его психике и переживаемых им внутренних образов. Этот человек отличается чутким художественным восприятием окружающей действительности при трудностях выражения своеобразия и красоты такого мировоззрения. Индивид с ведущим интровертным чувством характеризуется глубиной и чрезвычайно высокой интенсивностью внутренних переживаний, несмотря на сдержанность внешних эмоциональных проявлений. При этом объект, от которого отталкивается такое чувство, оказывается вторичным по отношению к той реакции, которую он вызывает. За счёт глубины переживаний интровертно чувствующий человек тесно связан с архетипами коллективного бессознательного в возникающих у него чувствах, а слабой стороной такой личности является нехватка контроля и беспристрастности в ведении дел, связанных со внешним миром.

Функция мышления — экстравертное и интровертное мышление

Функция мышления отвечает за поиск ответа на вопрос «что это?» при столкновении с предметами и явлениями внешней и внутренней действительности, и вся деятельность мыслительного индивида преломляется сквозь такой процесс поиска.

Экстравертное мышление в восприятии информации и продуктивной деятельности придаёт высокое значение объективным фактам, которые считает базисом любого стоящего внимания процесса. Такой человек пытается свести всё, с чем он сталкивается, к единой схеме, с помощью которых в дальнейшем объясняет все остальные явления. Если по каким-то причинам нечто не вписывается в данную схему, он до последнего старается изменить окружающий мир так, чтобы он укладывался в созданную им схему, поскольку, как экстраверт, игнорировать внешний мир он не может. Сильной стороной такого человека является умение организовывать общественные процессы и деятельность с глобальными перспективами, а слабой стороной — недоучёт индивидуального и уникального в своих теоретических построениях.

Интровертное мышление ориентируется в своём логическом процессе интерпретации действительности на возникающие изнутри его психики идеи, которые изначально являются очень субъективными, и лишь затем применяются по отношению к процессам внешнего мира, выстраиваясь в целостные концепции. Для такого человека не столь важно, насколько объективный мир соответствует его теоретическим конструкциям, но важно дойти в них до глубины, сути или ядра вопроса. При несовпадении его построений с реалиями мира объектов он, скорее, предпочтёт проигнорировать внешний мир, разрабатывая свои концепции дальше, чем пытаться изменить его. Сильной стороной такого человека является глубина и оригинальность его теоретической мысли, направленность на вскрытие фундаментальных законов происходящего при смелости выражения результатов этого анализа, а слабой стороной — нехватка социальных навыков и чувства этической ситуации окружающего его социума, что порой ставит его в неловкое положение.

Функция ощущения — экстравертное и интровертное ощущение

Ощущение представляет собой функцию, которая в качестве базиса для адаптации выделяет то, что происходит в окружающем мире и собственные физическе переживания, т.е. предметы, события и явления в их предельной фактичности, конкретности и осязаемости.

Экстравертное ощущение представляет собой функцию, которая направлена на внимательную оценку фактов и предметной стороны действительности окружающего мира. Восприятие мира такого человека является преимущественно эмпирическим, и чтобы заметить нечто и поверить в его существование, ему необходимо, чтобы была возможность это нечто ощутить собственными органами чувств. Экстравертно-ощущающий тип внимательно подмечает детали окружающей его обстановки, как бы фотографируя то пространство, в котором он находится. Именно с помощью органов чувств он наиболее отчётливо переживает свою связь с миром, благодаря чему он может стать мастером своего дела в сфере, связанной с материальным производством. Слабой стороной такой личности является риск погружения в разрушительно-гедонистичный образ жизни в грубых его формах.

Интровертное ощущение характеризуется концентрацией индивида на собственных внутренних ощущениях, отталкивающихся от внешнего объекта. Эти физические ощущения, интерпретациях внешних объектов и явлений с помощью органов чувств носят у интровертно-ощущающего типа исключительно субъективный характер и могут полностью отрываться от специфики вызвавшего их объекта, наполняясь своеобразием индивидуального восприятия и меняясь до неузнаваемости в процессе интерпретации. Внешне такой человек выглядит спокойным, созерцательным и даже несколько пассивным, поскольку энергия его психики направлена на детальную обработку внутренних ощущений, которые он регистрирует. Такой человек живёт в потоке своих субъективных ощущений, сохраняя пристальное внимание к их тонкостям, а его слабой стороной является неумение своевременно выделять возможности и перспективы из явлений окружающего его мира, что делает его уязвимым перед непредвиденными событиями.

Функция интуиции — экстравертная и интровертная интуиция

Функция интуиции направлена на выделение и созерцание неуловимой, невидимой, нематериальной и неочевидной стороны действительности. Восприятие интуитивной функции выходит за пределы доступного органам чувств физического мира, концентрируясь на той реальности, которая находится за его покровом.

Экстравертная интуиция характеризуется бесконечным поиском новых и многообещающих возможностей во внешних объектах и событиях. Такой человек может впадать в зависимость от тех возможностей и перспектив, которые он видит вокруг себя, но его увлечённость порой отличается непостоянством и перепрыгиванием с одной возможности на другую, поскольку объект представляет для него ценность только до тех пор, пока в нём видится эта возможность. Если же она уже осуществлена, либо есть весомые препятствия к её осуществлению, либо появилась более притягательная возможность, экстравертно-интуитивный тип легко может потерять всякий интерес к такому объекту и отправиться на поиски того, что пестрит головокружительными перспективами. Сильной стороной такого типа является умение легко находить новое и необычное, а также вдохновлять и заряжать этим других людей, а слабой стороной является неумение заботиться о себе и своём здоровье, что может привести его к истощению в бесконечном бегстве и поиске.

Интровертная интуиция — это функция, которая направлена на созерцание глубоко субъективных внутренних образов объектов, которые отталкиваются от внешних, но доходят в своём развитии до степени абсолютного несоответствия миру вещей. Это человек, который воспринимает неуловимое, то, чему нет физических аналогов в мире, поэтому нередко он сталкивается с непониманием, пытаясь выразить свои прозрения и видения необычным и иррациональным языком. Ему не хватает логичности и последовательности, чтобы обосновать свои видения, и он вещает о них, как об откровении. Из всех типов он наиболее приближён к ощущению чистых образов коллективного бессознательного, при нахождении способа выражения которых он может стать провидцем или художественным выразителем своей эпохи. Его слабой стороной является недостаточная связь с собственными ощущениями, что затрудняет его адаптацию.

В завершение, хочу предложить вам вопросы, ответив на которые, вы сможете лучше определить свои склонности. Удачной вам работы над собой!

  1. Экстраверсия и интроверсия — куда в большей мере обычно натравлено ваше сознание и восприятие, на внутренние процессы или на объекты внешнего мира?
  2. Рациональность и иррациональность — к каком типу восприятия вы больше склонны?
  • К рациональным типам относятся мыслительный и чувствующий, поскольку при восприятии внешнего объекта или внутреннего процесса они всегда руководствуются заранее предопределённой установкой сознания, т.е. пропускают своё восприятие сквозь призму заранее сформированного предубеждения или сетки восприятия. Рациональные люди опираются на ценности благоразумия и последовательности, как в обработке информации, так и в процессе принятия решений.
  • К иррациональным типам Юнг относит интуитивный и ощущающий, восприятие и действия которых характеризуются непосредственной реакцией на изменения внешних и внутренних процессов. Эти типы обладают особой чувствительностью к непосредственному восприятию и реагированию, т.е. они живут вне рамок понятия рассудка, как бы выходя за его пределы и опираясь на собственные актуальные переживания.
  1. Какая у вас Функция чувства — экстравертная или интровертная? Приведите примеры из жизни.
  2. Какая у вас Функция мышления — экстравертная или интровертная? Приведите примеры из жизни.
  3. Какая у вас Функция ощущения — экстравертная или интровертная? Приведите примеры из жизни.
  4. Какая у вас Функция интуиции — экстравертная или интровертная? Приведите примеры из жизни.
  5. Найдите свою Ведущую функцию. Которая представляет собой наиболее развитую и сознательную. На наполнение и адаптацию, которой вы тратите большую часть собственных ресурсов.
  6. Найдите свою Вспомогательную функцию. Которая, как и ведущая, попадает в сферу сознания, достаточно хорошо дифференцирована и управляема, но которая уже является чуть более смазанной в осознании, в сравнении с ведущей. Вспомогательная функция является противоположной ведущей по вертности (то есть у экстраверта она будет интровертной, а у интроверта — экстровертной) и параметру рациональности/иррациональности.
  7. Найдите свою Третичную функцию. Которая является второй вспомогательной по отношению к ведущей, и её можно сравнить с левой рукой у правши, т.к. она лишь в малой степени поддаётся осознанию и управлению, если не было целенаправленного её развития. Третичная функция противоположна вспомогательной по вертности (то есть у экстраверта она будет интровертной, а у интроверта — экстровертной), но совпадает с ней по критерию рациональности/иррациональности.
  8. Найдите свою Подчинённую функцию. Которая представляет собой наименее дифференцированную и управляемую, но самую архаичную функцию психики. Она уходит корнями в глубины бессознательного и никогда не может быть до конца интегрирована. Она противоположна ведущей по вертности (то есть у экстраверта она будет интровертной, а у интроверта — экстровертной), но совпадает с ней по параметру рациональности/иррациональности.

Психологические типы К. Г. Юнга

Татьяна Прокофьева

 

Талантливый ученик и соратник З. Фрейда, Карл Густав Юнг (1875 – 1961), швейцарский ученый, психиатр и психотерапевт, имел большую психиатрическую практику, которую вел около шестидесяти лет. В процессе работы он систематизировал свои наблюдения и пришел к выводу, что между людьми существуют устойчивые психологические различия. Это различия в восприятии действительности. Юнг заметил, что структура психики, описанная З. Фрейдом, проявляется у людей не одинаково, ее особенности связаны с психологическим типом. Изучая эти особенности, Юнг описал восемь психологических типов. Разработанная типология, десятилетиями применявшаяся и уточнявшаяся в практике самого Юнга и его учеников, получила воплощение в книге «Психологические типы» [1], вышедшей в 1921 году.

С точки зрения типологии К. Г. Юнга каждый человек имеет не только индивидуальные черты, но и черты, свойственные одному из психологических типов. Этот тип показывает относительно сильные и относительно слабые места в функционировании психики и тот стиль деятельности, который предпочтительнее для конкретного человека. «Два лица видят один и тот же объект, но они видят его не так, чтобы обе, полученные от этого картины, были абсолютно идентичны. Помимо различной остроты органов чувств и личного уравнения часто бывают глубокие различия в роде и размере психической ассимиляции воспринимаемого образа»,– писал Юнг [1].

Каждого человека можно описать в терминах одного из юнговских психологических типов. При этом типология не отменяет всего многообразия человеческих характеров, не устанавливает непреодолимых преград, не мешает людям развиваться, не налагает ограничений на свободу выбора человека. Психологический тип – это структура, каркас личности. Множество разных людей одного и того же типа, имея большое сходство во внешности, манерах, особенностях речи и поведения, не будут похожи друг на друга абсолютно во всем. Каждый человек имеет свой интеллектуальный и культурный уровень, свои представления о добре и зле, свой жизненный опыт, собственные мысли, чувства, привычки, вкус.

Знание своего типа личности при этом помогает людям найти именно свои средства к достижению целей, быть успешными в жизни, выбирая наиболее приемлемые виды деятельности и достигая в них наилучших результатов. По мнению составителя хрестоматии [2], «юнговская типология помогает нам понять, сколь различным образом люди воспринимают мир, сколь разными критериями они пользуются в действиях и суждениях».

Для описания наблюдений К. Г. Юнг ввел новые понятия, которые легли в основу типологии и позволили применить аналитические методы к изучению психики. Юнг утверждал, что каждый человек изначально ориентирован на восприятие либо внешних сторон жизни (внимание преимущественно направлено на объекты внешнего мира), либо внутренних (внимание преимущественно направлено на субъект). Такие способы осознания мира, себя и своей связи с миром он назвал установками человеческой психики. Юнг определил их как экстраверсию и интроверсию:

 

«Экстраверсия есть, до известной степени, переложение интереса вовне, от субъекта к объекту» [1].

Интроверсией Юнг назвал обращение интереса внутрь, когда «мотивирующая сила принадлежит, прежде всего, субъекту, тогда как объекту принадлежит самое большее вторичное значение» [1].

 

В мире нет ни чистых экстравертов, ни чистых интровертов, но каждый из нас более склонен к одной из этих установок и действует преимущественно в ее рамках. «Каждый человек обладает общими механизмами, экстраверсией и интроверсией, и только относительный перевес одного или другого определяет тип» [1].

Далее К. Г. Юнг ввел понятие психологических функций. Опыт работы с пациентами дал ему основания утверждать, что одни люди лучше оперируют с логической информацией (рассуждения, умозаключения, доказательства), а другие – с эмоциональной (отношения людей, их чувства). Одни обладают более развитой интуицией (предчувствие, восприятие в целом, инстинктивное схватывание информации), другие – более развитыми ощущениями (восприятие внешних и внутренних раздражителей). Юнг выделил на этом основании четыре базовые функции: мышление, чувство, интуицию, ощущение и определил их так:

 

Мышление есть та психологическая функция, которая приводит данные содержания представлений в понятийную связь. Мышление занято истинностью и основано на внеличных, логических, объективных критериях.

Чувство есть функция, придающая содержанию известную ценность в смысле принятия или отвержения его. Чувство основано на оценочных суждениях: хорошо – плохо, красиво – некрасиво.

Интуиция есть та психологическая функция, которая передает субъекту восприятие бессознательным путем. Интуиция – это своего рода инстинктивное схватывание, достоверность интуиции покоится на определенных психических данных, осуществление и наличность которых остались, однако, неосознанными.

Ощущение – та психологическая функция, которая воспринимает физическое раздражение. Ощущение базируется на прямом опыте восприятия конкретных фактов.

 

Наличие у каждого человека всех четырех психологических функций дает ему целостное и уравновешенное восприятие мира. Однако эти функции развиваются не в одинаковой степени. Обычно одна функция доминирует, давая человеку реальные средства для достижения социального успеха. Другие функции неизбежно отстают от нее, что ни в коем случае не является патологией, а их «отсталость» проявляется лишь в сравнении с доминирующей. «Как показывает опыт, основные психологические функции редко или почти никогда не имеют равной силы или одинаковой степени развития у одного и того же индивидуума. Обычно та или другая функция перевешивает как в силе, так и в развитии» [1].

Если же у человека, например, мышление оказывается на одном уровне с чувством, то, как писал Юнг, речь идет «об относительно неразвитом мышлении и чувстве. Равномерная сознательность и бессознательность функций является признаком примитивного состояния духа» [1].

По доминирующей функции, которая накладывает свой отпечаток на весь характер индивида, Юнг определял типы: мыслительный, чувствующий, интуитивный, ощущающий. Доминирующая функция подавляет проявления остальных функций, но не в равной степени. Юнг утверждал, что «чувствующий тип больше всего подавляет свое мышление, потому что мышление, скорее всего, способно мешать чувству. И мышление исключает, главным образом, чувство, ибо нет ничего, что было бы так способно мешать и искажать его, как именно ценности чувства». Здесь мы видим, что Юнг определял чувство и мышление как альтернативные функции. Точно так же он определил и другую пару альтернативных функций: интуиция – ощущение.

Юнг разделил все психологические функции на два класса: рациональные (мышление и чувство) и иррациональные (интуиция и ощущение).

 

«Рациональное есть разумное, соотносящееся с разумом, соответствующее ему».

Юнг определял разум, как ориентацию на нормы и объективные ценности, накопленные в социуме.

Иррациональное по Юнгу – это не что-то противоразумное, а лежащее вне разума, на разуме не основанное.

 

«Мышление и чувство являются функциями рациональными, поскольку решающее влияние на них оказывает момент размышления, рефлексии. Иррациональные же функции суть те, целью которых является чистое восприятие, таковы интуиция и ощущение, потому что они должны для полного восприятия как можно более отрешиться от всего рационального. … В соответствии со своей природой [интуиция и ощущение] должны быть направлены на абсолютную случайность и на всякую возможность, поэтому они должны быть совершенно лишены рационального направления. Вследствие этого я обозначаю их как функции иррациональные, в противоположность мышлению и чувству, которые суть функции, достигающие своего совершенства в полном согласовании с законами разума» [1].

И рациональный, и иррациональный подход могут сыграть свою роль в решении разных ситуаций. Юнг писал: «слишком большое ожидание или даже уверенность в том, что для каждого конфликта должна существовать возможность разумного разрешения, может помешать его действительному разрешению на иррациональном пути».

Используя введенные понятия, Юнг построил типологию. Для этого он рассмотрел каждую из четырех психологических функций в двух установках: как в экстравертной, так и в интровертной и определил соответственно 8 психологических типов. Он утверждал: «как экстравертированный, так и интровертированный тип может быть или мыслительным, или чувствующим, или интуитивным, или ощущающим». Подробные описания типов Юнг привел в своей книге «Психологические типы». Для лучшего понимания типологии Юнга сведем все 8 типов в таблицу (табл. 1).

 

Таблица 1. Психологические типы К. Г. Юнга

Рациональные Иррациональные
Экстраверты Экстравертный мыслительный тип

Экстравертный чувствующий тип

Экстравертный ощущающий тип

Экстравертный интуитивный тип

Интроверты Интровертный мыслительный тип

Интровертный чувствующий тип

Интровертный ощущающий тип

Интровертный интуитивный тип

 

Не следует забывать, что живой человек, хотя и принадлежащий к какому-то из типов личности, не станет всегда проявлять типологические черты. Речь идет лишь о предпочтениях: ему удобнее, легче поступать в соответствии со своим психологическим типом. Каждый человек успешнее в деятельности, свойственной его типу личности, но он при желании имеет полное право развивать в себе и применять в жизни и в работе и свои слабые качества. При этом необходимо знать, что такой путь менее успешен и часто ведет к невротизации. Юнг писал, что при попытках изменить тип личности человек «становится невротическим, и его излечение возможно только через выявление естественно соответствующей индивидууму установки» [1].

 

Литература:

1. К.Г. Юнг. Психологические типы. – СПб.: «Ювента» – М.: «Прогресс – Универс», 1995.

2. Теории личности в западноевропейской и американской психологии. Хрестоматия по психологии личности. Под ред. Д.Я. Райгородского. – Самара: «Бахрах», 1996.



Психологические типы Карла Юнга Рекомендации Отдельные статьи Михаила Литвака

« Назад

11.05.2016 10:28

Карл Густав Юнг, ученик и соратник Зигмунда Фрейда, почти шестьдесят лет занимался обширной психиатрической практикой. Он много наблюдал за людьми и убедился, что структура психики, которую описывал Фрейд, проявляется не одинаково. Люди по-разному воспринимают действительность.

Обобщив и систематизировав наблюдения, свои и учеников, Юнг описал восемь психологических типов. Его труды легли в основу книги «Психологические типы», которая увидела свет в 1921 году. С позиций Юнга, у каждого человека есть индивидуальные черты и черты, присущие одному из психологических типов. Психологический тип проявляется в раннем детстве и в течение жизни почти не меняется, хотя по мере взросления он может сглаживаться.  Стоит подчеркнуть, что типология не ограничивает свободу выбора человека, не является преградой для карьеры или любви, не препятствует его развитию. Это некий каркас, структура личности. Она не отменяет многообразия характеров и индивидуальности человека, представлений о добре и зле, его личного жизненного опыта, собственных мыслей, культурного уровня. Теория Юнга помогает понять, как люди воспринимают мир.

Юнг ввел в науку новые понятия – экстраверсия и интроверсия.

Человек-экстраверт сконцентрирован на внешнем мире. Интроверт черпает силу внутри себя. В мире нет чистых экстравертов и интровертов. Каждый человек всего лишь склонен к тому или другому восприятию мира, иногда  ведет себя иначе дома и на работе.  Экстраверты более активны, чем интроверты. Им комфортно в современном обществе свободного рынка. Они рвутся к статусу, наградам, достижениям, первенству, отдыхают и черпают силы в компании друзей. Отрицательные проявления экстраверсии – эгоистичность, наглость, своенравность. Поскольку экстраверты стремятся верховодить, то лучше складываются отношения в паре, где мужчина по своему психологическому типу – экстраверт, а женщина – интроверт.

Интроверты ничем не лучше и не хуже экстравертов. У них собственные слабости и преимущества. Интроверты восстанавливают силы, погружаясь в собственный внутренний мир. Чтобы успешно взаимодействовать со сложным для них внешним миром, они целенаправленно фокусируются на отдельных его аспектах. Интроверты – хорошие стратеги, вдумчивые и рассудительные. Они умеют видеть ситуацию глубже и дальше. В отличие от интровертов экстраверты – тактики и рвутся к победе здесь и сейчас. Отрицательные проявления интроверсии – витание в облаках, нежелание следить за своим внешним видом, неумение выражать свои мысли.

Но вернемся к теории Юнга. Следующее понятие, которое ему принадлежит, — психологические функции. По наблюдениям ученого, одни люди хорошо оперируют логическими данными, другие лучше справляются с эмоциональной информацией. Есть люди с великолепной интуицией, и люди, у которых лучше развиты ощущения. Четыре базовые психологические функции, по Юнгу, — это мышление, чувство, интуиция, ощущение.

Мышление помогает человеку установить понятийные связи между содержанием своих представлений. В процессе мышления он руководствуется объективными критериями, логикой. Чувства, напротив, основаны на оценке представлений: хорошо или плохо, красиво или некрасиво. Следующая психологическая функция – интуиция. Она связана с бессознательным восприятием происходящего, инстинктами. Четвертая психологическая функция – ощущения, которые базируются на физических раздражителях, вызванных конкретными фактами. Все четыре психологические функции есть у каждого человека. Они помогают ему выстраивать единую картину мира. Развиты функции по-разному. Как правило, одна доминирует над другими.  

В зависимости от преобладания функции Юнг сначала выделил типы: мыслительный, чувствующий, интуитивный, ощущающий. Далее он разделил психологические функции на два класса: рациональные функции – мышление и чувство, иррациональные – интуиция и ощущение. Функции образуют также альтернативные пары: чувство и мышление, интуиция и ощущение. Ученый утверждал, например, что чувства подавляют мышление, а мышление способно мешать чувству.   

Рациональные функции Юнг называл разумными, потому что они ориентированы на объективные ценности и нормы, накопленные и принятые в социуме. Иррациональное поведение, с точки зрения ученого, — это поведение, которое не основано на разуме. Эти психологические функции не плохие, и не хорошие. В решении всевозможных ситуаций может быть важен как и рациональный, так и иррациональный подход. Юнг отмечал, что иногда чрезмерная концентрация на разумном разрешении конфликта способна помешать найти ответ на иррациональном уровне.

Каждую из психологических функций Юнг проанализировал с позиций экстраверсии и интроверсии и определил восемь психологических типов. Экстраверты и интроверты бывают рациональные и иррациональные. Рациональные экстраверты и рациональные интроверты в свою очередь встречаются мыслительные и чувствующие. Иррациональные экстраверты и иррациональные интроверты бывают ощущающие и интуитивные.

Ярче всего психологический тип проявляется в отношениях. Обычно счастливые пары, идеальные друзья и коллеги – это люди, дополняющие друг друга. Два интроверта могут ждать инициативы от партнера и не дождаться. Два экстраверта не в состоянии ужиться или сработаться, потому что слишком инициативны, каждый тянет одеяло на себя. Человек будет успешнее в той сфере деятельности, которая присуща его психологическому типу, однако ему ничто не мешает развивать в себе и другие качества, необходимые в работе, в общественной или в личной жизни.

Знание своего психологического типа поможет понять свою предрасположенность, активно использовать свои сильные стороны и находить способы компенсации слабых сторон. Бывают случаи, когда тип человека сильно размыт, но это скорее исключение.           

Если вы не можете самостоятельно определить свой психологический тип, скорее всего вам просто не хватает информации или вы не хотите быть с собой откровенны. Обратитесь к профессиональному психологу, который протестирует вас и даст нужные вам рекомендации по разрешению жизненных ситуаций, саморазвитию и достижению целей.   

Категории статей

Психологические типы. Приложение. Психологические типы — Гуманитарный портал

Известно, что с древних времён делались неоднократные попытки свести многочисленные различия между человеческими индивидуальностями к определённым категориям; с другой стороны, производились усилия сломать очевидное единообразие человечества заострением характеристик определённых типических различий. Не стремясь углубиться слишком глубоко в историю этих попыток, я хотел бы привлечь внимание к тому факту, что наиболее древние категоризации, известные нам, имеют своё происхождение в медицине. Наиболее важной из них была классификация, предложенная Клавдием Галеном, греческим доктором, жившим во II веке новой эры. Он выделял четыре основных темперамента: сангвиник, флегматик, холерик и меланхолик. Идея, лежащая в основе такого деления, восходит к V веку до новой эры, к учению Гиппократа о том, что человеческое тело состоит из четырёх элементов: воздуха, воды, огня и земли. В соответствии с этими элементами в живом организме были обнаружены четыре субстанции: кровь, флегма, желтая желчь и черная желчь. Идея Галена заключалась в том, что сообразно с изменениями в пропорциях этих четырёх субстанций все люди могут быть разделены на четыре класса. Те, у кого наличествует преобладание крови, принадлежат к типу сангвиников; преобладание флегмы относит к флегматическому типу; желтая желчь делает человека холериком, а черная желчь приводит к появлению меланхолического типа. Как показывает наш язык, эти различия в темпераменте выдержали испытание временем, хотя потребовалось много веков, прежде чем они были заменены физиологической теорией.

Несомненно, именно Галену принадлежит заслуга в создании психологической классификации людей, просуществовавшей уже два тысячелетия, классификации, основанной на воспринимаемых различиях эмоциональности или аффективности. Интересно отметить, что первая попытка типологизации была связана с эмоциональным поведением человека, очевидно, потому, что эффективность — наиобщая и наиболее впечатляющая черта поведения вообще.

Однако аффекты ни в коем случае не являются единственным различительным знаком человеческой психики. Характеристические данные следует ожидать и от других психологических явлений; единственным требованием остаётся необходимость наблюдать и понимать другие функции не менее ясно и отчётливо, как и в случае аффектов. В предшествующие века, когда понятие «психология» в том виде, как мы понимаем его сегодня, отсутствовало, все остальные психические функции, кроме аффектов, были покрыты мраком неизвестности, да и сегодня для большинства людей они все ещё едва различимы по своей тонкости. Аффекты же можно увидеть прямо на поверхности, и этого вполне достаточно людям, не имеющим отношения к психологии, в частности человеку, для которого психология его соседа не представляет никакой проблемы. Его удовлетворяет возможность наблюдать аффекты других людей — если же он их не видит, то другой человек оказывается для него психологически невидимым, поскольку, за исключением аффектов, он не может воспринимать ничего в сознании другого.

Причина, по которой мы оказываемся способны обнаруживать другие функции помимо аффектов в психическом наших собратьев, заключается в том, что мы сами перешли от «непроблематического» состояния сознания к проблематическому. Если мы судим о других только по аффектам, то тем самым показываем, что наш главный и, возможно, единственный критерий — аффект. Это означает, что аналогичный критерий применим и к нашей собственной психологии, а последнее равнозначно тому, что наше психологическое суждение ни объективно, ни независимо, но пребывает в рабстве у аффекта. Данная истина вполне применима к большинству людей, и на ней основывается психологическая возможность смертоносных войн и постоянная угроза их рецидивов. И так должно быть всегда, пока мы судим людей «другой стороной» своих собственных аффектов. Я называю такое состояние сознания «непроблематичным», потому что оно с очевидностью никогда не станет проблемой как таковой. Оно станет проблемой, только когда возникнет сомнение: а могут ли аффекты — включая и наши собственные аффекты — предложить удовлетворительную основу для психологических суждений? Мы всегда склонны оправдывать самих себя, когда кто-нибудь делает нас ответственными за какое-либо эмоциональное действие, говоря, что мы поступали так из-за вспышки аффекта и что обыкновенно мы вовсе не такие. Когда это касается нас самих, то мы рады объяснить сам аффект как условие, оправдывающее низкую ответственность, но неохотно делаем то же самое по отношению к другим. Даже если это и не очень поучительная попытка в оправдании своего любимого эго, тем не менее существует нечто положительное в чувстве оправдания таких извинительных состояний: это попытка отделить себя от своего собственного аффекта, а следовательно, и личность своего собрата от его аффекта. Даже если моё извинение есть всего лишь увертка, оно тем не менее является попыткой бросить сомнение на ценность аффекта, как единственного показателя личности, и обратиться к другим психическим функциям, которые характеризуют личность точно так же, если не более, нежели аффект. Когда человек судит о нас по нашим аффектам, мы легко обвиняем его в недостатке понимания или даже в несправедливости. Но это обязывает нас не судить и других за их аффекты.

С этой целью первобытный, далёкий от психологии человек, относящийся к своим и чужим аффектам как к единственному существенному критерию, должен развить проблематическое состояние сознания, в котором ценными признаются и другие факторы кроме аффектов. В таком проблематическом состоянии может образоваться парадоксальное суждение: «Я и есть этот аффект» и «Этот аффект — не я». Данный антитезис отражает раскол эго или, скорее, расщепление психического материала, составляющего эго. Признавая самого себя в своём аффекте в равной степени, как и в чём-то другом, что моим аффектом не является, я отделяю аффективный фактор от других психических факторов и, поступая таким образом, низвожу аффект с пьедестала его первоначальной неограниченной власти на заслуживаемый им уровень в иерархии психических функций. Только когда человек произвёл подобную операцию на самом себе и уловил различие между многочисленными психическими факторами в самом себе, он оказывается в состоянии заняться поиском и других критериев в своём психологическом суждении о других, вместо того чтобы попросту отступить обратно к аффекту. Только таким образом возможно реальное объективное психологическое суждение.

То, что мы называем сегодня психологией, есть наука, которая может следовать по своему пути только на основе определённых исторических и моральных предпосылок, заложенных христианским воспитанием и образованием на протяжении последних двух тысячелетий. Заповедь типа «Не судите, да не судимы будете», привитая религией, создала возможность воли, стремящейся, в своём крайнем выражении, к простой объективности суждения. Эта объективность, заключающая в себе не простое безразличие к другим, а основанная на принципе оправдания других в той степени, в какой мы это делаем в отношении самих себя, является, собственно, предпосылкой для справедливого беспристрастного суждения своих собратьев. Возможно, вы удивитесь, почему я так настойчиво налегаю на вопрос об объективности, но вы перестанете удивляться, если попытаетесь классифицировать людей на практике. Человек, слывущий сангвиником по темпераменту, поведает вам, что в своей основе он глубокий меланхолик; холерик — что его единственный недостаток состоит во всегдашней чрезмерной флегматичности. Но классификация, вера в обоснованность (валидность) которой не выходит за пределы единственного числа, сродни по своей полезности и универсальности той церкви, в которой я являюсь единственным прихожанином. Мы должны поэтому найти тот критерий, который может быть принят как объединяющий не только для судящего субъекта, но также и для обсуждаемого объекта.

В полной противоположности со старой системой классификации темпераментов, новая типология начинает с подробного и ясного соглашения не позволять себе быть судимым аффектом и не судить им других, поскольку никто не может объявить себя окончательно идентичным со своим аффектом. Это создаёт проблему, поскольку из этого следует, что там, где затронуты аффекты, не может быть достигнуто общего согласия, которого требует наука. Мы должны поэтому поискать вокруг другие факторы в качестве критерия — факторы, к которым мы обращались, когда оправдывали самих себя за эмоциональное действие. Возможно, мы говорим: «Действительно, я сказал это или то в состоянии аффекта, но, конечно, я преувеличил и не хотел причинить никакого вреда». Очень непослушный ребёнок, доставляющий своей матери массу хлопот, мог бы сказать: «Я не имел в виду ничего дурного, я не хотел тебя обидеть, я очень тебя люблю».

Такие объяснения взывают к существованию другого типа личности, от которого и случился аффект. В обоих случаях аффективная личность выглядит как что-то низкое, неполноценное, что захватывает подлинное эго и омрачает его. Но часто сама личность обнаруживает себя в аффекте более возвышенной и лучшей, настолько сильно, что впоследствии сожалеет, что не могла оставаться на такой вершине своего совершенства. Все мы знаем о таких внезапных вспышках в себе щедрости, альтруизма, самопожертвования и сходных «красивых жестов», за которые, как мог бы заметить ироничный наблюдатель, человек не несёт никакой ответственности. Возможно, это одна из причин, почему так много людей делают так мало добра.

Но там, где аффективная личность высока или низка, сам аффект рассматривается как исключительное состояние, качества которого представляются либо как фальсификация «реальной» личности или как не принадлежащие ей в качестве характерного свойства. Что же тогда это такое, «реальная» личность? Очевидно, отчасти это то, что каждый замечает в себе как отличное от аффекта, а отчасти то, что присутствует в каждом и что следует гнать от себя как неверное в суждении о других. Так как невозможно отрицать связь аффективного состояния с эго, то отсюда следует, что само эго есть то же самое эго, будь оно в аффективном состоянии или в так называемом «аутентичном», «подлинном» состоянии, пусть оно даже демонстрирует другое отношение к этим психологическим событиям. В аффективном состоянии оно несвободно, принуждаемо, влекомо. По контрасту, нормальное состояние — это состояние свободной воли со всей присущей данному субъекту энергией. Другими словами, аффективное состояние — непроблематическое, в то время как нормальное состояние является проблематическим: оно включает в себя и проблему, и возможность свободного выбора. В этом последнем состоянии делается возможным понимание, поскольку в нём одном можно как разглядеть свои мотивы, так и получить знание о себе. Умение разбираться, проницательность есть sine qua non (непременное условие) познавательной способности. Но способность к разбирательству означает расщепление содержаний сознания на дискретные функции. Поэтому если мы хотим определить психологическую специфику человека на языке, который удовлетворит не только наше собственное субъективное суждение, но также и обсуждаемый объект, то мы должны взять в качестве критерия такое состояние или установку, которые ощущались бы объектом как нормальное сознательное положение. Соответственно мы сделаем его сознательные побуждения нашей первейшей заботой, исключив в то же самое время, насколько это возможно, свои собственные произвольные толкования.

Действуя таким образом, мы обнаружим через некоторое время, что, несмотря на огромное разнообразие сознательных побуждений и склонностей, могут быть выделены определённые группы индивидов, характеризуемые удивительным сходством в мотивации. Например, мы можем столкнуться с индивидами, которые во всех своих суждениях, восприятиях, чувствах, аффектах и действиях ощущают доминирующую роль и движущую силу во внешних факторах или, по меньшей мере, чувствуют их важность и значимость вне зависимости от того, о причинных или целевых мотивах идёт речь. Я приведу несколько примеров того, что имеется в виду. Блаженный Августин: «Я не уверовал бы в Евангелие, если бы авторитет Католической церкви не принуждал к этому». Покорная дочь: «Я не позволю себе думать что-либо, что могло бы не понравиться моему отцу». Некто находит чудесным музыкальный фрагмент современной музыки, потому что многие другие вокруг считают его чудесным. Другой женится для того, чтобы порадовать своих родителей, но вопреки собственному желанию. Существуют люди, которые делают из себя посмешище, чтобы развлечь других, они предпочтут даже стать предметом насмешек, нежели остаться незамеченными. Есть немало и таких, кто во всём, что они делают или не делают, непременно преследуют заднюю мысль: а что подумают о них другие? И стоит ли стыдиться чего-либо, если никто об этом не узнает. Есть и другие, кто может быть счастлив лишь тогда, когда это возбуждает зависть других, или такие, кто вечно находит для себя проблему для того, чтобы получить удовольствие от сочувствия своих друзей.

Подобные примеры можно приводить бесконечно. Они указывают на психологическое своеобразие, которое отчётливо различается от другой установки, которая, по контрасту, движима главным образом внутренними, или субъективными, факторами. Человек такого типа мог бы сказать: «Я знаю, что мог бы доставить своему отцу величайшее удовольствие, если бы поступил так-то и так-то, но мне самому это и в голову не приходило». Или: «Я вижу, что погода портится, но тем не менее свой план я попытаюсь выполнить». Данный тип не путешествует ради удовольствия, но только лишь с целью осуществления изначально поставленной цели. Или: «Моя книга, возможно, непонятна читателю, но мне она совершенно ясна». Или, идя к другой крайности: «Каждый думает, что я могу сделать все, но я-то совершенно точно знаю, что ничего не могу». Такой человек может стесняться себя настолько, что буквально не осмеливается встречаться с людьми. Существуют некоторые, чувствующие счастливый прилив сил только тогда, когда они вполне уверены, что никто об этом не знает, и они не соглашаются ни с чем только потому, что это может доставить удовольствие кому-то ещё. Они ищут добро там, где никто бы и не подумал его отыскать. На каждом шагу должна быть получена санкция от субъекта, а без этого ничего не может быть предпринято или выполнено. Такой человек мог бы возразить Блаженному Августину: «Я уверовал бы в Евангелие, если бы авторитет Католической церкви не принуждал к этому». Он постоянно должен доказывать, что всё, что он делает, основывается на его собственных решениях и убеждениях и никогда на влияниях других или желании кому-то понравиться, или снискать расположение какого-то лица или мнения.

Эта установка характеризует группу индивидов, мотивации которых исходят, главным образом, от субъекта, из внутренней необходимости. Существует, наконец, и третья группа, где очень трудно сказать, откуда, в основном, исходит мотивация: снаружи или же изнутри. Эта группа наиболее многочисленна и включает менее дифференцированного нормального человека, который считается нормальным либо потому, что он не позволяет себе разного рода эксцессов, либо же потому, что у него нет в них нужды. Нормальный человек, по определению, испытывает влияние как снаружи, так и изнутри. Он составляет обширную среднюю группу, на одной стороне которой помещаются те, чьи мотивации определяются, главным образом, внешним объектом, а на другой те, чьи мотивации формируются изнутри. Первую группу я называю экстравертной, а вторую — интровертной. Эти понятия едва ли требуют разъяснения, поскольку они объясняют себя из всего того, что уже было сказано.

Хотя существуют несомненные случаи, когда тот или иной тип индивида может быть определён с первого взгляда, это, вне всякого сомнения, случается далеко не всегда. Как правило, только внимательное наблюдение, взвешивание и оценка всех свидетельств позволяют получить уверенное классифицирование. Однако простой и ясный фундаментальный принцип двух противоположных установок в реальной действительности чрезвычайно усложняется и выполняется с трудом, поскольку кажд

Психологические типы К. Г. Юнга

Психологические типы К. Г. Юнга

Татьяна Прокофьева

Психологические типы К. Г. Юнга

Талантливый
ученик и соратник З. Фрейда, Карл
Густав Юнг (1875 – 1961), швейцарский
ученый, психиатр и психотерапевт,
имел большую психиатрическую
практику, которую вел около
шестидесяти лет. В процессе работы
он систематизировал свои
наблюдения и пришел к выводу, что
между людьми существуют устойчивые
психологические различия. Это
различия в восприятии
действительности. Юнг заметил, что
структура психики, описанная З.
Фрейдом, проявляется у людей не
одинаково, ее особенности связаны с
психологическим типом. Изучая эти
особенности, Юнг описал восемь
психологических типов.
Разработанная типология,
десятилетиями применявшаяся и
уточнявшаяся в практике самого
Юнга и его учеников, получила
воплощение в книге
«Психологические типы» [К.Г. Юнг.
Психологические типы. – СПб.:
«Ювента» – М.: «Прогресс –
Универс», 1995.], вышедшей в 1921 году.

С точки
зрения типологии К. Г. Юнга каждый
человек имеет не только
индивидуальные черты, но и черты,
свойственные одному из
психологических типов. Этот тип
показывает относительно сильные и
относительно слабые места в
функционировании психики и тот
стиль деятельности, который
предпочтительнее для конкретного
человека. «Два лица видят один и тот
же объект, но они видят его не так,
чтобы обе, полученные от этого
картины, были абсолютно идентичны.
Помимо различной остроты органов
чувств и личного уравнения часто
бывают глубокие различия в роде и
размере психической ассимиляции
воспринимаемого образа»,– писал
Юнг [К.Г. Юнг. Психологические типы.
– СПб.: «Ювента» – М.: «Прогресс –
Универс», 1995.].

Каждого
человека можно описать в терминах
одного из юнговских
психологических типов. При этом
типология не отменяет всего
многообразия человеческих
характеров, не устанавливает
непреодолимых преград, не мешает
людям развиваться, не налагает
ограничений на свободу выбора
человека. Психологический тип –
это структура, каркас личности.
Множество разных людей одного и
того же типа, имея большое сходство
во внешности, манерах, особенностях
речи и поведения, не будут похожи
друг на друга абсолютно во всем.
Каждый человек имеет свой
интеллектуальный и культурный
уровень, свои представления о добре
и зле, свой жизненный опыт,
собственные мысли, чувства,
привычки, вкус.

Знание
своего типа личности при этом
помогает людям найти именно свои
средства к достижению целей, быть
успешными в жизни, выбирая наиболее
приемлемые виды деятельности и
достигая в них наилучших
результатов. По мнению составителя
хрестоматии [Теории личности в
западноевропейской и американской
психологии. Хрестоматия по
психологии личности. Под ред. Д.Я.
Райгородского. – Самара: «Бахрах»,
1996.], «юнговская типология помогает
нам понять, сколь различным образом
люди воспринимают мир, сколь
разными критериями они пользуются
в действиях и суждениях».

Для
описания наблюдений К. Г. Юнг ввел
новые понятия, которые легли в
основу типологии и позволили
применить аналитические методы к
изучению психики. Юнг утверждал,
что каждый человек изначально
ориентирован на восприятие либо
внешних сторон жизни (внимание
преимущественно направлено на
объекты внешнего мира), либо
внутренних (внимание
преимущественно направлено на
субъект). Такие способы осознания
мира, себя и своей связи с миром он
назвал установками
человеческой психики. Юнг
определил их как экстраверсию и
интроверсию:

Экстраверсия
есть, до известной степени,
переложение интереса вовне, от
субъекта к объекту» [К.Г. Юнг.
Психологические типы. – СПб.:
«Ювента» – М.: «Прогресс –
Универс», 1995.].

Интроверсией
Юнг назвал обращение интереса
внутрь, когда «мотивирующая сила
принадлежит, прежде всего,
субъекту, тогда как объекту
принадлежит самое большее
вторичное значение» [К.Г. Юнг.
Психологические типы. – СПб.:
«Ювента» – М.: «Прогресс –
Универс», 1995.].

В
мире нет ни чистых экстравертов, ни
чистых интровертов, но каждый из
нас более склонен к одной из этих
установок и действует
преимущественно в ее рамках.
«Каждый человек обладает общими
механизмами, экстраверсией и
интроверсией, и только
относительный перевес одного или
другого определяет тип» [К.Г. Юнг.
Психологические типы. – СПб.:
«Ювента» – М.: «Прогресс –
Универс», 1995.].

Далее
К. Г. Юнг ввел понятие психологических
функций
. Опыт работы с
пациентами дал ему основания
утверждать, что одни люди лучше
оперируют с логической информацией
(рассуждения, умозаключения,
доказательства), а другие – с
эмоциональной (отношения людей, их
чувства). Одни обладают более
развитой интуицией (предчувствие,
восприятие в целом, инстинктивное
схватывание информации), другие –
более развитыми ощущениями
(восприятие внешних и внутренних
раздражителей). Юнг выделил на этом
основании четыре базовые функции: мышление,
чувство, интуицию, ощущение
и
определил их так:

Мышление
есть та психологическая функция,
которая приводит данные содержания
представлений в понятийную связь.
Мышление занято истинностью и
основано на внеличных, логических,
объективных критериях.

Чувство
есть функция, придающая содержанию
известную ценность в смысле
принятия или отвержения его.
Чувство основано на оценочных
суждениях: хорошо – плохо, красиво
– некрасиво.

Интуиция
есть та психологическая функция,
которая передает субъекту
восприятие бессознательным путем.
Интуиция – это своего рода
инстинктивное схватывание,
достоверность интуиции покоится на
определенных психических данных,
осуществление и наличность которых
остались, однако, неосознанными.

Ощущение
– та психологическая функция,
которая воспринимает физическое
раздражение. Ощущение базируется
на прямом опыте восприятия
конкретных фактов.

Наличие
у каждого человека всех четырех
психологических функций дает ему
целостное и уравновешенное
восприятие мира. Однако эти функции
развиваются не в одинаковой
степени. Обычно одна функция
доминирует, давая человеку
реальные средства для достижения
социального успеха. Другие функции
неизбежно отстают от нее, что ни в
коем случае не является патологией,
а их «отсталость» проявляется лишь
в сравнении с доминирующей. «Как
показывает опыт, основные
психологические функции редко или
почти никогда не имеют равной силы
или одинаковой степени развития у
одного и того же индивидуума.
Обычно та или другая функция
перевешивает как в силе, так и в
развитии» [К.Г. Юнг. Психологические
типы. – СПб.: «Ювента» – М.:
«Прогресс – Универс», 1995.].

Если
же у человека, например, мышление
оказывается на одном уровне с
чувством, то, как писал Юнг, речь
идет «об относительно неразвитом
мышлении и чувстве. Равномерная
сознательность и
бессознательность функций
является признаком примитивного
состояния духа» [К.Г. Юнг.
Психологические типы. – СПб.:
«Ювента» – М.: «Прогресс –
Универс», 1995.].

По
доминирующей функции, которая
накладывает свой отпечаток на весь
характер индивида, Юнг определял типы:
мыслительный, чувствующий,
интуитивный, ощущающий
.
Доминирующая функция подавляет
проявления остальных функций, но не
в равной степени. Юнг утверждал, что
«чувствующий тип больше всего
подавляет свое мышление, потому что
мышление, скорее всего, способно
мешать чувству. И мышление
исключает, главным образом,
чувство, ибо нет ничего, что было бы
так способно мешать и искажать его,
как именно ценности чувства». Здесь
мы видим, что Юнг определял чувство
и мышление как альтернативные
функции. Точно так же он определил и
другую пару альтернативных
функций: интуиция – ощущение.

Юнг
разделил все психологические
функции на два класса:
рациональные
(мышление и
чувство) и иррациональные
(интуиция и ощущение).

«Рациональное
есть разумное, соотносящееся с
разумом, соответствующее ему».

Юнг
определял разум, как ориентацию на
нормы и объективные ценности,
накопленные в социуме.

Иррациональное
по Юнгу – это не что-то
противоразумное, а лежащее вне
разума, на разуме не основанное.

«Мышление
и чувство являются функциями
рациональными, поскольку решающее
влияние на них оказывает момент
размышления, рефлексии.
Иррациональные же функции суть те,
целью которых является чистое
восприятие, таковы интуиция и
ощущение, потому что они должны для
полного восприятия как можно более
отрешиться от всего рационального.
… В соответствии со своей природой
[интуиция и ощущение] должны быть
направлены на абсолютную
случайность и на всякую
возможность, поэтому они должны
быть совершенно лишены
рационального направления.
Вследствие этого я обозначаю их как
функции иррациональные, в
противоположность мышлению и
чувству, которые суть функции,
достигающие своего совершенства в
полном согласовании с законами
разума» [К.Г. Юнг. Психологические
типы. – СПб.: «Ювента» – М.:
«Прогресс – Универс», 1995.].

И
рациональный, и иррациональный
подход могут сыграть свою роль в
решении разных ситуаций. Юнг писал:
«слишком большое ожидание или даже
уверенность в том, что для каждого
конфликта должна существовать
возможность разумного разрешения,
может помешать его действительному
разрешению на иррациональном
пути».

Используя
введенные понятия, Юнг построил
типологию. Для этого он рассмотрел
каждую из четырех психологических
функций в двух установках: как в
экстравертной, так и в интровертной
и определил соответственно 8
психологических типов.
Он
утверждал: «как
экстравертированный, так и
интровертированный тип может быть
или мыслительным, или чувствующим,
или интуитивным, или ощущающим».
Подробные описания типов Юнг
привел в своей книге
«Психологические типы». Для
лучшего понимания типологии Юнга
сведем все 8 типов в таблицу (табл. 1).

Таблица
1. Психологические типы К. Г. Юнга

  Рациональные Иррациональные
Экстраверты Экстравертный
мыслительный тип

Экстравертный
чувствующий тип

Экстравертный
ощущающий тип

Экстравертный
интуитивный тип

Интроверты Интровертный
мыслительный тип

Интровертный
чувствующий тип

Интровертный
ощущающий тип

Интровертный
интуитивный тип

Не
следует забывать, что живой
человек, хотя и принадлежащий к
какому-то из типов личности, не
станет всегда проявлять
типологические черты. Речь идет
лишь о предпочтениях: ему удобнее,
легче поступать в соответствии со
своим психологическим типом.
Каждый человек успешнее в
деятельности, свойственной его
типу личности, но он при желании
имеет полное право развивать в себе
и применять в жизни и в работе и
свои слабые качества. При этом
необходимо знать, что такой путь
менее успешен и часто ведет к
невротизации. Юнг писал, что при
попытках изменить тип личности
человек «становится невротическим,
и его излечение возможно только
через выявление естественно
соответствующей индивидууму
установки» [К.Г. Юнг.
Психологические типы. – СПб.:
«Ювента» – М.: «Прогресс –
Универс», 1995.].

 

Еще статьи по теме на сайте НИИ СОЦИОНИКИ

1999 г.

«Психологические типы» и паттерны воли-темперамента Юнга

«Психологические типы» Юнга и паттерны воли-темперамента

Jung

Хотите изучать психологию?

«Психологические типы» и паттерны воли-темперамента Юнга — это ранняя статья об экстраверсии и интроверсии, впервые опубликованная в Journal of Abnormal Psychology в 1924 году.

Статья полностью

При изучении некоторых моделей профиля, полученных в результате тестирования темперамента воли *, меня часто впечатляли.возможность описания испытуемых как интровертов или экстравертов. Другие исследователи отметили такую ​​же возможность. Поэтому представляется целесообразным проанализировать некоторые отрывки из «Психологических типов» Юнга, чтобы определить, в какой степени такой параллелизм сохраняется. Подход Юнга носит теоретический характер; что в эксперименте по тестированию воли-темперамента; поэтому сравнение выводов было бы особенно поучительным.

Экстраверсия, Юнг определяет «как разворот либидо вовне».Этим понятием я обозначаю явное родство субъекта с объектом в смысле позитивного движения субъективного интереса к объекту. Каждый в состоянии экстраверсии думает, чувствует и действует по отношению к объекту, причем в прямой и ясно наблюдаемой манере, так что не может существовать никаких сомнений относительно его положительной зависимости от объекта.

«Интроверсия означает поворот либидо вовнутрь, посредством чего выражается негативное отношение субъекта к объекту. Интерес не перемещается к объекту, а отступает к нему.Каждый, чья установка интровертна, думает, чувствует и действует таким образом, который наглядно демонстрирует, что субъект является главным фактором мотивации, в то время как объект получает лишь второстепенное значение ».

Другими словами, при экстраверсии движение внимания — это к окружающей среде, социальной или физической; в интроверсии вдали от нее.

Я не полностью согласен с интересной формулировкой Конклина о разнице между интровертным и экстравертным отношением в терминах относительного доминирования внимания субъективными или объективными условиями.Внимание экстраверта может в значительной степени определяться социальными значениями, социальными ценностями, социальными принципами как результат традиции, образования, социального давления, которые являются субъективными условиями внимания. На мой взгляд, контраст скорее связан с ориентацией на мир идей и вещей, ведущей в случае экстраверта к относительно немедленному выражению, а в случае интроверта — к ментальной (имагинальной) разработке. Типы Юнга напоминают мне старое различие между моторными и сенсорными типами.

Следует заметить, что Юнг уделяет гораздо меньше внимания существованию так называемых типов, чем можно было бы подумать, читая его критику. Он пишет: «Интроверсия и дополнительная версия — это вовсе не персонажи, а механизмы, которые можно как бы вставлять или отключать по желанию. Только из их привычного преобладания развиваются соответствующие характеры. Существует несомненная склонность в зависимости от определенная врожденная предрасположенность, которая, однако, не всегда является абсолютно решающей для того или иного механизма.«

Опять же,» Каждый человек обладает обоими механизмами как выражение его естественного жизненного ритма — Ритмическое чередование обеих форм психической активности может соответствовать нормальному течению жизни — Внешние обстоятельства и внутреннее расположение часто благоприятствуют одному механизму. , и ограничивать или препятствовать другому; при этом естественно возникает преобладание одного механизма. Если эта предрасположенность каким-либо образом становится хронической, возникает тип, а именно привычная установка, в которой постоянно доминирует один механизм; Конечно, нельзя сказать, что другой может быть когда-либо полностью подавлен, поскольку он также является неотъемлемым фактором психической деятельности.»

Самая близкая точка соприкосновения между типами Юнга и моделями темперамента воли может быть найдена в обсуждении Юнгом проблемы типов в психиатрии, где он в основном посвящает себя анализу типов, используемых Отто Гроссом в его исследовании вторичных церебральных структур.

Не вдаваясь в вопрос о значении гипотезы о вторичной церебральной функции, по крайней мере очевидно, что из обсуждения Гросса вытекает четкая картина контрастирующих типов поведения следующим образом:

(1) Где происходит быстрое восстановление первичной функции, есть высокая «гибкость», быстрая адаптация и изменение отношения.Психологическая картина показывает «постоянную и быстро возобновляемую готовность к действию и противодействию, отсюда своего рода способность к отклонениям, тенденцию к поверхностности ассоциативных связей» и т. Д. Быстрая воспламеняемость и быстро угасающий энтузиазм сопровождают быстрые реакции. С быстрым схватыванием сиюминутного настоящего возникает уступчивость, легкость обхода смыслов, видимость присутствия разума и дерзости. Мышление имеет тенденцию «больше к быстрому представлению и упорядоченному расположению содержания, чем к абстракции и синтезу.«В крайних случаях мы получаем« неполноценность с поверхностным сознанием ». Нормальный — и менее экстремальный — индивидуум — это типичный экстраверт.

(2) Когда вторичная функция особенно интенсивна и продолжительна,« идея имеет длительный эффект; впечатление идет глубокое. Одним из недостатков этого является определенное ограничение в узком диапазоне, в результате чего мышление страдает как разнообразием, так и изобилием ». Но« ограничение одной темой, несомненно, приводит к обогащению соответствующих ассоциаций и прочной сплоченности и интеграции комплекса »- тип которые Гросс называет отдельными индивидуальными результатами такой организации.Есть внутренняя замкнутость. «Накопление раздражителей становится невыносимым из-за сильных защитных реакций». Это может привести к хроническому защитному настрою. Человек, принадлежащий к этому типу, находится в растерянности, когда требуется присутствие ума или быстрота реакции; есть неправильные адаптации в социальных ситуациях. В крайних случаях мы получаем «неполноценность с ограниченным сознанием». Нормальный — и менее экстремальный — человек — типичный интроверт.

Повторюсь: первый тип показывает поверхностное обширное сознание; второй тип — узкое интенсивное сознание.Первый тип является практичным из-за быстрой адаптации к окружающей среде и массового заимствования готовых идеалов и идей; второй оказывается в невыгодном положении в новой ситуации, но достигает более оригинального и глубокого решения проблемных ситуаций.

Первый тип индивидов Гросса очень хорошо соответствует характерной реакции на тест волевого темперамента, описываемой как быстрые или жидкие реакции. Этот образец реакции демонстрирует быструю реактивность, небольшую нагрузку и большую гибкость.Часто согласие проявляется в легкой реакции на противоречие, а о значительной способности к энтузиазму говорят результаты теста на двигательные импульсы. Здесь мало интереса к деталям и не так много настойчивости.

Второй тип Гросса предполагает медленную, преднамеренную реакцию, полученную в тесте на волю и темперамент. Есть медленная достижимость, малая гибкость, слабая уступчивость (сильная реакция на противоречие) и настойчивая реакция на противодействие. Этот тип не может быстро приспособиться к довольно сложной ситуации (координация импульсов), но проявляет большой интерес к деталям и длительное упорство.

Безусловно, четкие образцы реакции на тест воли-темперамента относительно редки. И, повторюсь, чистые экстраверты и интроверты — это лишь ограничивающие концепции. «У меня нет желания, — говорит Юнг, — создать у моих читателей впечатление, что такие чистые типы вообще часто существуют в реальной практике. Это, так сказать, всего лишь семейные портреты Гальтона, которые суммируют совокупное изображение общие и, следовательно, типичные характеры, подчеркивающие их непропорционально, в то время как индивидуальные черты столь же непропорционально стерты.

Давайте теперь немного подробнее рассмотрим некоторые черты профиля воли и рассмотрим их со ссылкой на концепции экстраверсии-интроверсии. Скорость движения и скорость принятия решения, по-видимому, являются симптомами экстраверсии; медлительность движений и в симптомах принятия решения интроверсии. Но медлительность в принятии решения является более характерной чертой интроверта, чем медленное движение, поскольку решение имеет большее отношение к субъекту, чем движение, по крайней мере, обычное движение; а осторожность, согласно Юнгу, является реальной причиной интроверта очевидная медлительность, а не фактическое отсутствие скорости.

Интроверт характеризуется большой инертностью (или, как называет это Гросс, напряжением) по той же причине, что и медлительность реакции. Экстраверт показывает небольшую нагрузку или напряжение. Гибкость — экстравертная черта, а ее отсутствие — интровертная.

Скорость движения и принятия решения, свобода от нагрузки и гибкость вместе составляют группу из четырех тестов волевого темперамента, которые при высоких оценках указывают на типичного экстраверта, так же как неспособность набрать средние баллы по ним предполагает типичного интроверта.Только что перечисленные четыре черты характера составляют первую группу тестов профиля воли. В этой связи уместно отметить, что пациенты, страдающие прекоксомомией — типичным интровертным расстройством, — имеют слишком низкую оценку этой группы признаков. Часто их вообще невозможно засчитать. Мои записи примерно о двадцати пациентах этого типа предполагают только одно исключение из этого утверждения: пациент принадлежал к параноидальной разновидности.

Для другой группы тестов воли-темперамента (тесты моторного торможения, интереса к деталям, координации импульсов и волевой персеверации) наблюдается менее выраженный параллелизм с типами Юнга.Интерес к деталям и волевая персеверация кажутся характерными чертами интроверта, а отсутствие этих черт характерно для экстраверта. Однако и экстраверт, и интроверт могут потерпеть неудачу в так называемом тесте на «координацию импульсов» из серии воли-темперамента. Первый склонен жертвовать точностью ради скорости; второй, скорость к точности. Пациенты с прекоксом при деменции демонстрируют полную неспособность пройти тест на «координацию импульсов» и не интересуются подробностями; но они дают высокие баллы по тесту на персеверацию.

Реакции на так называемые тесты на агрессивность в серии воли-темперамента не могут быть использованы для четкого сравнения интровертированных и экстравертных черт. Четыре черты, сгруппированные вместе под этой общей рубрикой, — это двигательный импульс, реакция на противоречие, сопротивление сопротивлению и окончательность суждения. Быстрый человек (экстраверт) при отвлечении поддается автоматизму и производит крупный свободный почерк; заторможенный индивид (интроверт) пишет мелко-стесненный почерк.Первый тактично реагирует на противоречие, а второй — осторожно или резко. Скорострельный индивид сопротивляется сопротивлению быстро и более или менее сильно; сначала заторможенные отдельные блоки, но, как только он оценил экспериментальную ситуацию, сопротивляется сопротивлению. В том, что касается преднамеренного контроля, у скорострельного человека может быть небольшая сила моторного замедления, но он может быть в состоянии замедлить свои движения, приняв в некоторой степени автоматическую ментальную установку; интроверт может обладать или не обладать способностью к двигательной отсталости.Что касается пациентов с прекокса, страдающих деменцией, то они не придают агрессивным свойствам типичной преднамеренной реакции. Они упорно реагируют на противоречия, с часто начальной вспышкой, но они не сопротивляются оппозиций с какой-либо энергией, и они не показывают силы заторможенности.

Типы, как настаивает Юнг, встречаются нечасто. Я бы предпочел думать о них как о инструментах описания, классифицирующих по функциям. Они служат цели, помогая нам мыслить миром вместе и указывая области для выгодного исследования причин.Они не должны препятствовать нашему признанию бесконечного разнообразия людей.

Карл Юнг Информация и ресурсы

Psychology Programs

См. Следующую ссылку, чтобы узнать все о жизни и творчестве Карла Юнга и получить доступ к бесплатным полнотекстовым статьям Юнга, например, The Association Method.

Карл Юнг

Вернуться к началу страницы

Перейти на страницу статей журнала Classic Psychology

Перейти на домашнюю страницу

.

психологических типов по К. Юнг

Одна из самых важных из длинных работ Юнга и, вероятно, самая известная из его книг, Психологические типы , вышла на немецком языке в 1921 году после восьмилетнего периода бездействия, в течение которого Юнг мало публиковал. Он назвал это «плодом почти двадцатилетней работы в области практической психологии» и в своей автобиографии написал: «Первоначально эта работа возникла

. Одна из самых важных из длинных работ Юнга и, вероятно, самая известная из них. его книги « Психологические типы » вышли на немецком языке в 1921 году после восьмилетнего «холостого периода», в течение которого Юнг мало публиковал.Он назвал это «плодом почти двадцатилетней работы в области практической психологии» и в своей автобиографии написал: «Эта работа возникла изначально из-за моей потребности определить способы, которыми мои взгляды отличаются от взглядов Фрейда и Адлера. пытаясь ответить на этот вопрос, я столкнулся с проблемой типов, поскольку именно психологический тип человека с самого начала определяет и ограничивает суждение человека. Таким образом, моя книга была попыткой разобраться с отношением человека к миру. , людям и вещам.В нем обсуждались различные аспекты сознания, различные отношения, которые сознательный разум может занять по отношению к миру, и, таким образом, составлять психологию сознания, рассматриваемую с так называемой клинической точки зрения ».

Излагая свою систему типов личности, Юнг не полагался на столько же на формальных данных случая, сколько на бесчисленных впечатлениях и переживаниях, полученных в результате лечения нервных заболеваний, во время общения с людьми всех социальных уровней, «как друг, так и враг», а также в результате анализа его собственной психологической природы.Книга богата материалами из литературы, эстетики, религии и философии. Расширенные главы, в которых дается общее описание типов и определений основных психологических концепций Юнга, являются ключевыми документами аналитической психологии

.

психологических типов по К. Юнг

Одна из самых важных из длинных работ Юнга и, вероятно, самая известная из его книг, Психологические типы , вышла на немецком языке в 1921 году после восьмилетнего периода бездействия, в течение которого Юнг мало публиковал. Он назвал это «плодом почти двадцатилетней работы в области практической психологии» и в своей автобиографии написал: «Первоначально эта работа возникла

. Одна из самых важных из длинных работ Юнга и, вероятно, самая известная из них. его книги « Психологические типы » вышли на немецком языке в 1921 году после восьмилетнего «холостого периода», в течение которого Юнг мало публиковал.Он назвал это «плодом почти двадцатилетней работы в области практической психологии» и в своей автобиографии написал: «Эта работа возникла изначально из-за моей потребности определить способы, которыми мои взгляды отличаются от взглядов Фрейда и Адлера. пытаясь ответить на этот вопрос, я столкнулся с проблемой типов, поскольку именно психологический тип человека с самого начала определяет и ограничивает суждение человека. Таким образом, моя книга была попыткой разобраться с отношением человека к миру. , людям и вещам.В нем обсуждались различные аспекты сознания, различные отношения, которые сознательный разум может занять по отношению к миру, и, таким образом, составлять психологию сознания, рассматриваемую с так называемой клинической точки зрения ».

Излагая свою систему типов личности, Юнг не полагался на столько же на формальных данных случая, сколько на бесчисленных впечатлениях и переживаниях, полученных в результате лечения нервных заболеваний, во время общения с людьми всех социальных уровней, «как друг, так и враг», а также в результате анализа его собственной психологической природы.Книга богата материалами из литературы, эстетики, религии и философии. Расширенные главы, в которых дается общее описание типов и определений основных психологических концепций Юнга, являются ключевыми документами аналитической психологии

.

психологических типов по К. Юнг

Одна из самых важных из длинных работ Юнга и, вероятно, самая известная из его книг, Психологические типы , вышла на немецком языке в 1921 году после восьмилетнего периода бездействия, в течение которого Юнг мало публиковал. Он назвал это «плодом почти двадцатилетней работы в области практической психологии» и в своей автобиографии написал: «Первоначально эта работа возникла

. Одна из самых важных из длинных работ Юнга и, вероятно, самая известная из них. его книги « Психологические типы » вышли на немецком языке в 1921 году после восьмилетнего «холостого периода», в течение которого Юнг мало публиковал.Он назвал это «плодом почти двадцатилетней работы в области практической психологии» и в своей автобиографии написал: «Эта работа возникла изначально из-за моей потребности определить способы, которыми мои взгляды отличаются от взглядов Фрейда и Адлера. пытаясь ответить на этот вопрос, я столкнулся с проблемой типов, поскольку именно психологический тип человека с самого начала определяет и ограничивает суждение человека. Таким образом, моя книга была попыткой разобраться с отношением человека к миру. , людям и вещам.В нем обсуждались различные аспекты сознания, различные отношения, которые сознательный разум может занять по отношению к миру, и, таким образом, составлять психологию сознания, рассматриваемую с так называемой клинической точки зрения ».

Излагая свою систему типов личности, Юнг не полагался на столько же на формальных данных случая, сколько на бесчисленных впечатлениях и переживаниях, полученных в результате лечения нервных заболеваний, во время общения с людьми всех социальных уровней, «как друг, так и враг», а также в результате анализа его собственной психологической природы.Книга богата материалами из литературы, эстетики, религии и философии. Расширенные главы, в которых дается общее описание типов и определений основных психологических концепций Юнга, являются ключевыми документами аналитической психологии

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *