Стереотипы женственности: Стереотип женственности : evo_lutio — LiveJournal

Содержание

Стереотип женственности : evo_lutio — LiveJournal

Некоторые думают, что гендерные стереотипы — это зло.

Причем глупое такое зло, почти случайное. Или искусственное зло, кем-то однажды выдуманное и навязанное.

На самом деле гендер — это что-то вроде инстинкта, коллективная программа. Инстинкт — биологическая программа, гендер — одна из социальных программ. Социальные программы — более гибкие, подвижные, они меняются, когда меняется социум. Но и инстинктивные программы — достаточно гибкие и вариативные, они тоже зависят от среды. Некоторые инстинкты подавляются при смене среды, другие запускаются, многие видоизменяются.

Вот что важно понять. Все социальные программы меняются только на коллективном уровне. Вы не можете взять и изменить коллективную программу в одно рыло. То есть какими бы гибкими они ни были, как и в случае инстинкта должна измениться среда, социальная, культурно-экономическая среда, только тогда поменяется программа. Пока качественных изменений в среде не происходит, социальные программы, вроде гендерных, остаются прежними. Или меняются медленно и вместе со средой.

Может ли индивидуум не соответствовать гендерной программе?

Конечно. Сколько угодно. Как и любой другой социальной программе. Вы можете не работать, вы можете не выполнять правила поведения в общественных местах, можете даже демонстративно не платить налоги, но от всего этого вы больше потеряете, чем приобретете. Сложно сказать, приобретете ли вы что-нибудь вообще, кроме короны «я не такой». Гендерная программа — не такая обязательная, как некоторые другие социальные программы. Если вы мужчина, но ведете себя очень женственно, вас не оштрафуют, но может быть побьют, смотря в каком социальном слое вы находитесь и как будете выражать свою женственность. Если вы волосатый крупный мужик, а говорить будете тонким голосом и надевать платье, вам лучше ехать в эти ваши просвещенные европы, а в нашей глубинке не разгуливать, опасно. Если вы мелкий мальчишка, может быть платье на вас и не заметят, примут за девочку.

То же самое касается многих гендерных паттернов поведения, просто ущерб ваш менее выражен. Или выражен, но отсрочен и сразу вам не заметен. Вас не побьют за то, что вы не хотите заплатить за свою даму в кофейне, но дама в вас разочаруется. Езжайте опять же туда, где культурно-экономическая среда уже изменилась и такое ваше поведение не противоречит социальным ожиданиям. Но помните, что и там гендерные особенности все равно сохраняются и определенные социальные ожидания существуют.

Социальные ожидания — это та планка, с которой люди сравнивают ваше поведение, чтобы понять, какой вы и чего вам надо.

Если вы — мужчина и женщина не платит за вас в кафе, вам не придет в голову, что ее жадность означает отсутствие симпатии. Нет, это не показатель, поскольку нет такой коллективной нормы, чтобы женщина платила за того, кто ей симпатичен. Она может быть влюблена в вас и мечтать родить вам пятерых детей и все равно не потянется за бумажником и не предложит вас угостить. Разве только вы намекнете ей, что вам этого хочется. То есть коллективной нормы такой нет, но в индивидуальном порядке бывают всякие разные исключения. И все такие исключения сразу же обращают на себя внимание. Выбиваются и настораживают.

Вы не заплатили за женщину в кафе и она сделала вывод, что совсем вам не понравилась. Если вы при этом очень понравились ей, она может придумать десять отговорок, почему вы не заплатили, и продолжить с вами общаться. А может и не продолжить. Особенно если вы не очень ей понравились или для нее очень важно нравиться самой. Вы не открыли перед женщиной дверь, не пропустили ее вперед, высадили из машины около метро, не довозя до дома, не принесли цветы на романтическое свидание, не сказали ни одного комплимента — из всего этого женщина сделает вывод, что она вам не нравится. Некоторые спрашивают, а как понять об отношении человека, не залезая к нему в голову. Вот так. И у мужчин, и у женщин есть представление о коллективной программе, они видели ее в кино, в книгах, слышали и наблюдали на каждом шагу. Они могут оспаривать ее или вообще не осмысливать, но эта программа у них есть. Социум инсталлирует все основные социальные программы по дефолту. Как раз-таки залезание в голову — это попытки объяснить и исказить поступающую информацию так, чтобы несоответствие стандартам поведения оправдать какими-то особенными причинами и факторами.

«Он никак не ухаживал за мной, потому что борется со стереотипами, хочет быть выше этого». (Из шкатулки извлекаются его слова, которые косвенно свидетельствуют о том, что он нонконформист)

«Он никак не ухаживал за мной, потому что я выгляжу слишком независимой и сильной, он боялся меня задеть». (Из шкатулки извлекается собственное фото независимой и сильной женщины и рассматривается)

«Он никак не ухаживал за мной, потому что я сама дала ему понять, что ловить нечего». (Корона сокровища любовно поглаживается)

«Он никак не ухаживал за мной, потому что он недолюбленный, дикий мизогин и волчонок». (Стряхивается пыль с понятно какой короны)

Вот это вот и есть залезание в голову, а если этого не делать, ваше коллективное бессознательное мгновенно откалибрует (вот здесь это слово как нигде уместно) его отношение к вам по соответствию тем самым стереотипам, как ведет себя заинтересованный мужчина. Будьте уверены, он точно так же бессознательно сопоставляет свое поведение с тем же самым стереотипом и если заинтересован в вас, хочет ему соответствовать. А вот если нет, может подчеркивать, что формат его отношения к вам — чисто дружеский. И будет вести себя так, как ведут себя с друзьями женского пола. Немножко галантности может быть и тут, но умеренно. Не больше, чем с другими. Вот здесь может проявиться его гендерный нонконформизм. В дружеских отношениях с женщиной! Здесь он может дать понять, что считает вас точно такой же как своих друзей мужчин, он не сексист, он не видит разницы. Ну разве что шкаф не попросит помочь ему втащить на пятый этаж и про простатит не расскажет, а все остальное — примерно то же.

Что касается романтической сферы, здесь гендерные стереотипы, точнее программы, связаны не столько с культурно-экономической стороной, сколько с биологической, то есть непосредственно половой, а не социальной. Даже в просвещенных европах влюбленный мужчина начинает вести себя традиционно, когда осознает свою любовь. Влюбленные мужчины потому так легко и сливают себя во френдзону или сервисзону, что им вдруг начинает казаться, что все идет нормально, что в отношениях есть динамика, просто они красиво ухаживают, а женщина принимает эти ухаживания и играет свою гендерную роль (присматривается, размышляет, делает вывод и выбор). Женщины отвечают за качественный отбор и этот эволюционный момент сохранится всегда, пока сохраняются физиологические особенности полов, пока люди не гермафродиты.

Любой недолюбленный волчонок (те, кого такими считали женщины), влюбившись, превращается в верного пса. Это не значит, что он будет бегать за равнодушной женщиной, у многих хватит самоуважения этого не делать, но для любимой и любящей женщины ему захочется стать настоящим рыцарем. Если вы слышали тюремную лирику, вы могли убедиться, что даже там, где царит агрессивная социальная фрустрация, романтические тенденции сохраняются. А может быть именно там они и выходят на первый план, как последний оплот. Так, по крайней мере, считал Франкл. Он писал, что выжил в концлагере и сохранил себя благодаря любви к своей жене. Все остальные мотивы обесценились там, а этот остался.

Тамплиеры основали свой могущественный культ на идее, что наиболее мощное энергетическое состояние, энергетический подъем, позволяющий быть даже магом, бывает у мужчины, когда тот влюблен, но одержим не низкой похотью, а приподнят над землей восторгом и способен сублимировать этот восторг в дела. Если хорошо понять, что такое мужская любовь, эта идея покажется логичной. Мужская любовь — это движущая сила качественного отбора и внутривидовой конкуренции, то есть главная сила эволюции, не просто размножения вида, а его качественного улучшения. Конечно мозг готов отпускать на это много энергии! Не стремясь к любви, мужчины размножаются с кем попало и не имеют мотивации для конкуренции. Энергии становится меньше. Зачем конкурировать между собой, если все бабы одинаковые и их полно, на всех хватит? Любовь позволяет считать женщину особенной, идеализированной, единственно важной и значит мужчины получают большой стимул для достижений. Конечно любовь — не единственный стимул, стимулировать на рост может очень многое, есть разные личные и общественные мотивы, но тамплиеры считали любовь наиболее сильным стимулом из доступных большинству, в энергетическом (витальном, эндогенно химическом) смысле, особенно правильно понятую любовь — не присвоение, а вдохновение. Цель — подвиг, а любовь — стимул. Образ женщины для такой любви — это как планка для прыгуна, не планка имеет значение, а развитые способности к высокому прыжку, однако в случае любви женский образ должен быть очень убедительным, чтобы ленивый мозг не обесценил стимул, не прошептал «она ничем не лучше других».

Тамплиеры были убеждены, что рыцарство из любви никогда никуда (никогда и никуда) не денется, однако сама любовь может и деться, если некому будет ее вдохновлять. Когда женщины борются с гендерными стереотипами в себе, они как плохие садовники принимают за сорняки цветы, а сорняки как раз оставляют.

Нет ничего удивительного в таком выборе. Сорняки живучи и не требуют никакого труда для ухода. Если назвать их цветами, можно ничего не делать. А настоящие цветы можно даже не уничтожать, сами погибнут от сорняков.

Работать многие женщины не хотят (приходится — это другое дело, но не хочется, ищутся способы не работать, а значит ресурс работы фрустрированный или дырявый) и считают, что это очень женственно. Но что же в этом женственного?

Женственность в том смысле, в котором это слово обычно употребляется, это женская привлекательность. Привлекательна высокая ОЗ!

Вот подумайте о женственности в этом ключе и вам сразу будет понятно, зачем надо работать. Высокая ОЗ привлекательна. Это и хороший имидж, и неплохое образование, и умение создать комфортный быт (себе в первую очередь конечно, но и близким уютно и хочется быть рядом), и творческие или спортивные хобби, но это всегда(!) и финансовый статус, и профессия любимая. Кому нужна нищенка? Кому интересна безработная, ничем не занятая, кроме каких-то пустяков, дама? Какая у нее ОЗ? Где-то возле плинтуса? Или чуть выше, если природа одарила ее красотой? Но это временно. От безработного состояния мозги постепенно заплывают жиром, поскольку нет стимула для обучения и интеллектуального развития, решения новых задач. Апатия на работе тоже заставляет деградировать, но безработное состояние — быстрей. Пеленки, кастрюльки — это важно и хорошо, но если жизнь ограничена только этим, будьте уверены, через год вы очень сильно отупеете и будете обижаться на ту неловкость, которая возникает вокруг, стоит вам открыть рот. Чтобы держать свои мозги в тонусе, поддерживая прежние нейронные сети и развивая новые, необходимо работать. Работать именно за деньги или на очевидную перспективу, занимаясь чем-то общественно полезным, чтобы была обратная связь с ресурсом, чтобы мотивация не падала, а росла. Никогда не отказывайтесь от работы надолго ради материнства (тем более праздности) и никогда не прикрывайте свою лень, инерцию или профессиональную фрустрацию «женственностью».

Чем лучше у вас работа («лучше» измеряется количеством энергии, которую вы получаете без короны), тем вы более женственны. Или мужественны, если вы — мужчина. Это внегендерная ОЗ, которая повышает и гендерную автоматически. Это все равно как красота и интеллект. Вы видите красивую женщину, а узнав, что она очень умная, вы замечаете, что она стала в ваших глазах еще красивей. Женской красотой! А если красивый мужчина оказался очень умным, вам он кажется более красивым и мужественным. Красота выигрывает от ума и проигрывает от глупости. И все это в гендерных рамках. Понаблюдайте за своим восприятием, если хотите в этом убедиться.

Ленивые или просто социально тревожные дамочки готовы отказаться от профессиональных амбиций, выдумав, что это «женственно», но те же самые дамочки обычно воюют с гендерными стереотипами там, где этим стереотипам им выгодно как раз соответствовать, чтобы получать побольше энергии. Например, они легко отказываются от ожиданий ухаживаний, соглашаются на секс-онли, на беременность при сожительстве вне брака (не случайную, а сознательную), проявляют сексуальную инициативу и даже бегают за мужчинами с подарками. Все это дамы делают по одной причине — очень большая зависимость от присутствия рядом мужчины и неспособность поднять свою значимость. Это самый настоящий зелен виноград (прикрывающий короны спасательницы и победительницы) по отношению к гендерной женской роли: а мне и самой не нужен брак, а я и сама рада секс-онли, а я люблю приставать с сексом сама, а мне нравится дарить дорогие подарки и добиваться внимания, я охотница, я проактивна, я сильная женщина, свободная от стереотипов.

Надо избавиться от короны равенства и осознать, что вы выдумываете борьбу со стереотипами там, где не можете конкурировать с другими женщинами и отчаянно демпингуете. Но демпинг приводит к снижению вашей значимости. Мужчина, который был немного заинтересован, но колебался, видит, что вы сбиваетесь с ног, осаждая его как крепость, и начинает воспринимать вас как невостребованный, дешевый, навязчивый вариант. Не десятый айфон, за которым длинные очереди, а какую-то китайскую поделку, которую пытаются впарить в переходе, уговаривая купить за небольшие деньги. Зачем нужно барахло, даже и бесплатное? Оно только место в доме занимает. Вот и вы, демпингующие дамы, не нужны ни бесплатно, ни с доплатой. Вы занимаете место в жизни мужчины, то место, которое он хочет отдать той женщине, которую будет любить, к которой будет гореть. И не просто занимаете место, но еще и раздражение вызываете, то есть отнимаете энергию.

Мне удалось хоть немного обидеть доярок-победительниц и всех тех, кто борется с «женской ролью» в короне равенства?

Если пока не очень, буду стараться дальше. Продолжу эту обидную тему. Иначе даже и не знаю, как помочь женщинам поднять свою значимость для мужчин и не смотреть в их потухшие глаза и кислые лица. Скалкой любовь не выбить, в башне не высидеть, ковриком не отжать. Только поднимая свою ОЗ и СЗ. Коллективную значимость поднимать не нужно, это не ваше дело. Поднимите только свою. Вам даже выгодно по большому счету, что другие женщины демпингуют, они обесценивают себя и теряют самоуважение, и на их фоне даже небольшое ваше самоуважение будет выглядеть как сверкающий камень. То есть меня интересует коллективная женская значимость, конечно, как психолога и социолога. Но в личной жизни меня бы интересовала только своя. И вы своей интересуйтесь, если речь о вашей личной жизни.

Понятна тема? Есть примеры? Наблюдения?

Три опасных стереотипа о женственности

Многие женщины сталкивались с тем, что когда мечтаешь о гармоничных отношениях с мужчиной, нужно выглядеть очень женственной. Потому что расхожий миф утверждает: иначе не добиться счастья в личной жизни. Вот прекрасная половина человечества и стремится соответствовать навязанному стереотипу. Стоит ли становиться более женственной ради избранника? Психологи не видят в этом смысла.

Как выглядят «женственные» качества

Взгляды на женственность очень разные, поэтому обросли мифами. Толковый словарь объясняет, что женственность — совокупность качеств, ожидаемых от женщины: нежность, хрупкость, верность, искренность, жертвенность, сострадательность, покорность. Эти качества вызывают у мужчины желание защищать и оберегать любимую.

В этой трактовке вызывает опасение, что эти качества от девушки «ожидаются». То есть у нее их нет или имеются только некоторые из них, а значит мужчина ею не заинтересуется.

Здесь скрывается первый стереотип: есть качества, свойственные исключительно женскому или мужскому полу. Вроде они живут на разных полюсах. Между тем многим мужчинам присущи нежность, верность, сострадательность. А женщины умеют проявлять типично «мужские» качества: смелость, решительность, активность. Они необходимы и в работе, и в семейной жизни.

Делить мир на мужской и женский бессмысленно и не логично.

Что понимают под «женственной» внешностью

Довольно часто олицетворением женственности становятся определенные требования к внешнему виду девушки. Имеются ввиду: длинные волосы, юбка до щиколотки, туфли-лодочки, облегающее платье, приятный аромат духов. Иначе нет причины считаться женственной.

На самом деле, уверенной в себе женщине нет необходимости никому ничего доказывать и стремиться быть похожей на модель с обложки глянцевого журнала. Длинные юбки и элегантные платья украшают большинство женщин, но они не сделают ее женственнее. Многие девушки прекрасны и женственны в брюках и без «боевой раскраски».

Суть вопроса во внутреннем отношении к себе как к женщине.

«Женственное» поведение

Следующий стереотип уверяет, что женственная — это обязательно слабая, податливая и беззащитная.

Многие женщины считают, что в отношениях с мужчиной нужно быть мягкой, заботливой, уступчивой.

В сказах и легендах, наставленьях бабушек мужчина находится в центре жизни женщины, и она эмоционально зависит от него.

Но может оказаться, что такая девушка парню не нужна. Ведь ему совсем не просто постоянно думать, что счастье другого человека зависит только от него и он является единственным смыслом жизни.

Если не избавиться от веры в то, что женственность — залог успеха у противоположного пола, то на последнем месте окажутся личные и профессиональные интересы. Сосредоточившись на одном направлении, человек упускает из виду остальные сферы жизни.

Но самым опасным в таких стереотипах является вывод о том, что есть настоящие женщины и настоящие мужчины, и чтобы быть «настоящей», необходимо постоянно совершенствоваться.

Но отражение любой женщины в зеркале и так вполне реально. Поэтому вместо того, чтобы обрести легендарную женственность, стоит признаться себе в своей неповторимости и неотразимости. Именно в этом вся прелесть женщины.

Читайте также: Женственность становится модной

Фото: melblok.com

Гендерные стереотипы – стереотипы мужественности и женственности

Гендерные стереотипы – стереотипы мужественности и женственности

Стереотипы мужественности и женственности проникают в наше сознание с детства. Они регламентируют нашу жизнь, вырабатывают особый взгляд на происходящее. Дети не являются исключением. Им достается даже больше, поскольку их сопротивление внешнему давлению пока невелико. Замечания в адрес их мужских и женских качеств порой больно ранят их психику.

Типичные ситуации


Маленькая принцесса, иначе не назовешь. Носик точеный, волосики мягкие, шелковистые, кожа словно светится. Вся такая изящная: шейка, ручки, ножки. И голосок нежный-нежный.


Сын – настоящий богатырь. Вес пять шестьсот и рост пятьдесят четыре сантиметра!


Что они ко мне все пристают? Как хочу, так и одеваюсь! Заладили: «Бейсболки только пацаны носят», «Такая стрижка тебе не идет. Ты бы еще налысо подстриглась!» Вот назло побреюсь. Пусть побесятся!

Любые стереотипы складываются постепенно. Они тесно связаны с культурой и являются, по сути, ее элементами. Усваиваются они в первые годы жизни и довлеют над нами на всем ее протяжении. Преодолеть их дано лишь единицам, тем, кто сумеет порвать с обывательской рутиной и не побоится возмутить общественное мнение. У большей же части людей эти стереотипы превращаются в систему взглядов, оценок и представлений о том, каким должен быть, как должен выглядеть и вести себя представитель сильной или слабой половины рода человеческого на разных этапах своего жизненного пути, в тех или иных обстоятельствах.

Примерами подобных стереотипов могут служить два первых высказывания взрослых, приведенные выше. В психике детей, чья внешность и поведение соответствуют принятым в обществе гендерным стереотипам, складываются предпосылки для формирования неадекватного самовосприятия, завышенной самооценки, чрезмерного самомнения и пренебрежительного отношения к окружающим их людям. Но это не самое страшное, поскольку такое мнение о себе легко может быть скорректировано и преодолено определенной системой воспитания. Здесь же речь пойдет о тех детях, которым от рождения или по складу характера предопределено отличаться от большинства, выделяться среди своих сверстников, противоречить стереотипности нашего мышления и восприятия.

Нет спору, прекрасно, если ребенок появился на свет крепышом и великаном, коли на то было соизволение природы, а будущие родители могут похвастаться отменным здоровьем. Но бывает, что малыши рождаются недоношенными. Велик процент слабеньких и хилых новорожденных. Есть ребята, отличающиеся плохим аппетитом, у которых один только вид и запах определенных блюд и продуктов вызывает рвотные позывы. Встречаются индивиды с замедленным темпом физического развития, по силе и ловкости уступающие большинству своих сверстников.

А теперь представим, что в числе таких детей оказался мальчик. Скорее всего, ему предстоит быть предметом насмешек своих знакомых и приятелей. У него нет достаточных возможностей доказывать кулаками свое право на существование, право быть и оставаться таким, какой он есть. Не только ребята, но соседи, учителя, просто прохожие, сравнивая его внешность и поведение со стереотипными образцами мужественности, сознательно или бессознательно приходят к заключению о его недостаточной годности. Раз ребенок не соответствует норме, а точнее, стереотипу, в чем-то одном, то он может оказаться плохим и во всем остальном. Примерно так строятся их рассуждения. В результате приятели начинают игры, не дожидаясь его прихода, принимая в компанию, отводят ему самые незавидные роли. Даже значительные школьные успехи таких подростков не могут вполне компенсировать отсутствие соответствия гендерным стереотипам. А когда речь заходит о полоролевом взаимодействии подростков, то в силу вступают своеобразные законы джунглей. Лишь те особи мужского пола могут претендовать на внимание «прекрасных дам», кто в полной мере отвечает их представлениям об «истинной» мужественности.

Как реакция на незаслуженно жестокое и пренебрежительное обращение, у мальчиков и подростков возникает искаженная система оценок. Достоинства своей личности преуменьшаются, недостатки раздуваются. Следствием таких трансформаций будут неадекватные психологические защиты, отсутствие веры в себя и людей, комплексы неполноценности, искаженные формы самовыражения.

В подростковом возрасте, когда внутренняя ориентация на стереотипы мужественности становится у ребят особенно острой, появляются особые формы поведения, носящие защитно-оборонительный характер:

? Тучные, рыхлые подростки прибегают к такой форме психологической защиты, как апатия. Их пренебрежение физической активностью может дойти до полного отказа от нее. Целыми днями они могут просиживать в залах компьютерных игр или дома у телевизоров, не интересуясь ни футболом, ни волейболом, ни лыжами, ни бегом. В лучшем случае они высмеивают сами себя, дабы предупредить нелицеприятные суждения и оценки окружающих.

? Малорослые, щуплые ребята могут чрезмерно бравировать показными чертами мужественности – сквернословием, агрессивностью, драчливостью, грубостью, безразлично-пренебрежительным отношением к девочкам, «крутизной».

? Чрезмерно худые и рослые подростки нередко прибегают к рационализации своего поведения, объясняя недостаток друзей-приятелей чрезмерной занятостью в школе, несовпадением своих интересов с интересами других ребят, их очень высоким или низким уровнем интеллектуального развития. Еще один способ защиты от недружелюбного мира – фантазия. Сексуальные и героические фантазии присущи именно этому контингенту мальчиков и юношей.

Гендерные стереотипы отношения к мальчикам регламентируют не только представления о надлежащем облике и поведении «истинных» мужчин, они дают оценку тому, являются ли их интересы и устремления, чувства и переживания такими, как того требует социально-культурная норма. По отношению к девочкам стереотипность тоже существует, но проявляется она не так явно и жестко.

Так, мальчикам не пристало долго грустить, мечтать о чем-то нематериальном. Иное дело копить деньги на настоящий кожаный мяч, мечтать купить мопед или крутую тачку. Слезливость, обидчивость тоже не входят в число одобряемых и достойных культивации качеств. Если мальчик увлекается цветоводством, вязанием или вышивкой, то до поры до времени он вынужден скрывать свои увлечения от сверстников.

С возрастом действие гендерных стереотипов внутри семьи несколько снижается: ребенка начинают принимать без оговорок родители и другие близкие родственники. Зато у других членов социального окружения их действие усиливается. Если дошкольнику простительно играть с девочками в дочки-матери или донашивать за старшей сестрой шапки и свитера, то школьнику это уже непозволительно. Допусти он подобную вольность, будет подвергнут жесткому остракизму и осмеянию.

В отношении к девочкам допускаются различные отступления и вариации гендерных стереотипов. Но и в девичьей среде они не утрачивают своего направляющего, регулирующего влияния.

Девочкам, например, простительно считаться плаксами, но недопустимо быть неряхами. Девочки могут выбирать, в чем им ходить – в юбочках или шортиках, брючках или чулочках, пользоваться бантами и заколками или обходиться короткой мальчишеской стрижкой. Спортивность или хрупкость, субтильность в равной степени могут быть привлекательными в глазах мальчиков и других девочек. Для девочек практически не существует запрета на какие-нибудь эмоции и переживания. Девочкам позволительно быть и хохотушками, и несмеянами, тихими и крикливыми, даже скандальными. Барышням простительно бояться, проявлять робость и застенчивость. А если девочка сорвиголова, нахалка и воображала – тоже не беда. Поэтому психическое равновесие представительниц прекрасного пола более устойчиво, а их личностное развитие протекает до поры до времени более-менее благополучно.

Однако в пору полового созревания стереотипы женственности активизируются в сознании юных особ, заставляя противоестественно видоизменять их поведение и характер.

Процесс первичной половой идентификации, происходивший в период дошкольного детства, привел к формированию в психике и поведении девочек устойчивых стереотипов. Подростковый возраст и сопровождающая его гормональная перестройка усиливают физиологические проявления женственности. Но в социальной сфере девочки-подростки ориентированы на мужской идеал. Подростки ценят независимость, честность, верность дружбе и слову, решительность и радикализм. Не правда ли, это черты мужского склада личности и поведения? Но именно они начинают формироваться у девочек 10–14 лет. А свойственный всем представителям этой возрастной группы негативизм толкает многих девчонок на демонстративное нарушение существующих норм и предписаний, лишь бы их действия шли в разрез с ожиданиями и требованиями взрослых.

В нашем примере с девочкой-подростком, к которому мы отсылаем читателей, налицо бунтарское поведение, выражаемое в стремлении разрушить предписания взрослых быть привлекательной и милой. Девочка готова пожертвовать многим, в том числе вниманием и благосклонностью мальчиков, лишь бы отстоять собственную независимость, право самой распоряжаться своей судьбой.

В стереотип женского поведения заложено следование моде. Школьницы 11–15 лет безропотно подчиняются ему в ущерб своей индивидуальности. Иметь и носить то, что считается модным, – один из основных принципов их поведения. Толстушки натягивают короткие юбки и оголяют пупки. Обладательницы роскошных шевелюр безжалостно прячут их под банданы, смазывают волосы гелем или обривают чуть не под нулевку. Этот перечень можно продолжить, но многие и так уже, наверное, узнали в этом описании своих знакомых девочек или родственниц.

Еще один женский стереотип возник не так давно благодаря средствам массовой информации. Кино, телевидение, журналы и плакаты рекламируют не просто тип женщины-вамп, а тип женщины-хищницы, обладающей солидной долей сексуальности и ведущей себя подобно настоящей захватчице. Ни капли застенчивости и романтизма. Она берет силой все, что ей хочется, включая мужчин. Современным девочкам-подросткам этот стереотип пришелся по душе. Многие из них включились в его тиражирование. Относительная новизна данного стереотипа приводит к возникновению стычек с родителями, которые, не владея самой последней информацией, рассматривают поведение дочерей как недопустимо вульгарное. А юные прелестницы лишь еще больше убеждаются в «отсталости» своих предков, их полной дремучести.

Однако девочкам следует помнить, что материнства, как непременного атрибута женственности, никто не отменял. И по завершении подросткового периода, девушек ждет еще одна перестройка, связанная с возвратом к истинным идеалам добра, преданности, нежности и всепрощения, без которых не может быть подлинной женщины, настоящей подруги и матери.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Юлия Боженова. Верность себе — Женщина, женственность и стереотипы

Женщина, женственность и стереотипы

 

Как ни печально, но стереотипы вкрались и в тенденции возрождения женственности. Многие, с кем я занимаюсь индивидуальной работой, уже приходят с готовыми установками и шаблонами о том, какие они должны быть как женщины.

Но в этом созданном образе женственности они сами фактически отсутствуют, т.е. там нет внутренней сути этой женщины, и развивает она, в итоге, маску. Т.е. не женственность, а псевдоженственность, в соответствии с готовыми решениями и рецептами от кого-либо. Кому-то они действительно подходят, а кому-то – нет.

 

 

Почему такое происходит?

  

Женщины не знают себя, своих настоящих потребностей, у них нет контакта со своими чувствами, т.е. они до конца не понимают и не ощущают, что это им не подходит и наносит урон их психике и состоянию, и  женственности из глубины, из внутреннего существа не добавляет.  

Конечно, отправиться в самоисследование, найти свои потенциальные возможности, природные особенности и предрасположенности, свою уникальность и индивидуальность, начать ценить их — гораздо сложнее, чем взять готовый рецепт и применить его. 

Тут даже вопрос не в применении, экспериментальный метод проб тоже хорош, дело в том, чтобы  сделать нужные выводы – подходит ли это лично вам, и суметь отказаться от этого, если нет.

  

Женщина соблазняется выгодами, которые обещает женственность, и закрывает глаза на то, что те женские роли, которые ей навязывают различными учениями и традициями, могут быть вовсе не для неё.

В подобном случае в её душе назревает конфликт. Во внешнем мире она играет одни женские роли, а внутренние побуждения увлекают её к другим.  Женщина теряет свою подлинность, и в глубине души начинает страдать, от того, что в чем-то предает себя.

История полна подобных примеров. Женщин, тяготевших к мистике уничтожали. Тех, кто проявлял стремление к знаниям и науке ограничивали и осуждали, предписывая традиционные роли и т.п. Если женщина выходила за рамки этих ролей, она становилась предметом насмешек и пересудов. Требовалось много силы, чтобы выдержать и отстоять влечения своего внутреннего существа. Многие сдавались, и отказывались от себя, в угоду общепринятых норм.

 

 

Казалось бы, сейчас времена изменились, и женщина может делать все, что хочет. Но это иллюзия. И в наше время много подобных ситуаций: она хочет детей и семью, но надо учиться, или хочет реализовывать себя, но уже будет «поздно рожать». Эти схемы и предубеждение продолжают влиять на нас. Мы действуем на основе стереотипов, не слушая себя.

Даже если взять современные течения по возрождению женственности, то многие настаивают на традиционных ролях, не учитывая индивидуальных наклонностей, будто все женщины однотипны, и предписания для них будут одни и те же.

  

Есть разные типажи женщин

 

Кто-то может выстраивать структуру, имеет стратегический склад ума и характера, имеет активное творческое начало – сейчас это считается неженственно. Т.е. предлагается все это выбросить, отключить, отказаться. Конечно, развивайте в себе, мягкость, текучесть, податливость, если вам её не хватает, но не стоит лихо упразднять все, что не подходит под шаблон. Миру нужны разные женщины. Не может быть одинаковой женственности для всех!

 

Прежде чем развивать в себе женственность, стоит познакомиться с собой. Узнать себя.

  

  • А какая вы на самом деле?
  • Что для вас важно?
  • Это ваша природная предрасположенность, зов внутренней сути или психологическая защита от боли?
  • В чем ваша индивидуальность, знаете ли вы её?
  • Умеете ли вы ценить её?

 

Чтобы не развивать в себе маску женственности, вместо подлинности, стоит знать ответы на эти вопросы. Вы уникальны, цените это!

Когда мы ведем себя в соответствие со своей внутренней сутью, то испытываем огромную радость от ощущения целостности и слияния с миром! Мироздание нуждается именно в таких женщинах!

 

© Юлия Боженова

 

Об авторе

Я практикующий психолог, архетипотерапевт, танце-двигательный терапевт, ведущая тренингов для женщин, автор проекта «Верность себе».

Уже пять лет я помогаю женщинам возвращаться к самим себе, знакомиться со своим настоящим Я, оживлять внутри некогда отринутые чувства и – расцветать! И мне это очень нравится!

Стереотипы мужественности — женственности | Любовь к детям

Половая дифференциация относится к числу тех универсальных явлений, которые так или иначе изучают все науки о человеке. Половозрастные закономерности формирования представлений и установок мужественности—женственности являются прежде всего закономерностями усвоения и присвоения существующих в культуре полоролевых стереотипов, проявляющихся в непосредственном поведении людей.

Даже в традиционных культурах, представлявших собой сакрализованные проекты и программы образа жизни и отводивших половой социализации роль введения подрастающих мальчиков и девочек в имеющем исторически сложившиеся клише будущее, социальные половые стереотипы были правилами, допускающими исключения. В условиях прогрессирующей полоролевой демократизации эти исключения сами становятся правилом, описываемым термином «психологическая андрогинность». Первоначально она понималась как сочетание у индивида высоких показателей по ортогональным ролевым измерениям мужественности и женственности, имеющее адаптивное значение. Постепенно понимание психологической андрогинности расширилось до представления о ней как о многомерной интеграции «женских» эмоциональности и фантазии и «мужских» рациональности и активности, эмансипации обоих полов.

При всей своей прогрессивности полоролевая демократизация несет с собой и немало трудностей: потребности в новых отношениях между полами опережают способность к установлению, поддержанию и развитию этих новых отношений, которые к тому же постоянно корректируются жизненной практикой. Это не может не сказываться на половой социализации подрастающих поколений. По мере динамики научно-технического развития, с присущими ей миграцией и «взрывом» влияния средств массовой коммуникации сфера проявлений традиционных этнокультурных, в том числе и полоролевых, стереотипов сужается , и процесс этого сужения идет от центра к периферии. Возникают сложные коллизии взаимодействия традиционных и новых полоролевых стереотипов, резко актуализирующие потребность в сравнительно-культурных исследованиях половой стереотипизации. Без таких исследований региональная дифференциация программ полового воспитания и просвещения будет определяться в лучшем случае интуитивно-умозрительными посылками здравого смысла.

Задача настоящего исследования — изучение стереотипов мужественности—женственности и «образа Я» у подростков.

Обследовано 289 подростков в трех таких различающихся регионах страны, как Ленинград, Джамбул и г. Новые Анены. Объединение испытуемых VII и Х классов (младших и старших подростков, или, по принятому в психологии делению, подростков и юношей—девушек) продиктовано стремлением уменьшить влияние возрастного фактора и тем самым ярче проявить влияние культурных стереотипов пола.

Все испытуемые в условиях группового обследования по набору 7-балльных шкал оценивали понятия «большинство мужчин», «большинство женщин» и «Я». Шкальные оценки каждого понятия были подвергнуты факторизации по методу главных компонент с последующей ротацией в группах мальчиков, девочек и региональных смешанных по полу группах. Это дало возможность сопоставить общеполовые и региональные особенности изучавшихся характеристик у подростков. Получено 28 факторных матриц (в статье анализируется часть из них), объясняющих 58,9—78,7 % общей дисперсии. Матрицы содержали по 7—9 факторов; мы ограничимся анализом первых трех факторов, доля которых в общей информативности составляла 37,2—80,6 % и позволяла, таким образом, считать их основными.

Чтобы проследить общеполовые, выявляющиеся в разных культурных условиях особенности, мы сопоставили данные по группам мальчиков и девочек, включавших учащихся Ленинграда и Джамбула ( Таблица 1 ).

Стереотип мужественности в восприятии мальчиков включает в себя позитивные инструментальные характеристики (решительный, независимый, энергичный, сильный, уверенный, деятельный), образующие 1-й фактор, и как бы их изнанку — негативные эмоционально-коммуникативные характеристики, образующие 2-й и 3-й факторы (непривлекательный, враждебный, раздражительный, черствый, эгоистичный, несправедливый, неискренний). При этом характеристика «эгоистичный» входит в оба негативных фактора.

В стереотипе мужественности у девочек на первый план выходят эмоционально-коммуникативные характеристики: они составляют основу 1-го фактора, окрашивают 2-й и определяют 3-й. Все три фактора как бы нанизаны на овновные характеристики (деятельный, добрый, отзывчивый), в отличие от более автономных факторов у мальчиков.

Стереотип женственности у мальчиков представлен во всех трех факторах позитивными, преимущественно эмоционально-коммуникативными характеристиками. У девочек же позитивные эмоционально-коммуникативные характеристики дополняются инструментальными (1-й и 2-й факторы), и лишь 3-й фактор, представленный негативным полюсом шкал, приближается к традиционному стереотипу женственности как не-мужественности.

Сравнивая данные по полу испытуемых, отметим несколько существенных моментов. Стереотипы женственности у них более сходны, чем стереотипы мужественности. У мальчиков стереотипы мужественности и женственности более дифференцированы между собой, чем у девочек. Негативные характеристики включены в стереотипы «своего пола», причем у мальчиков это выражено резче, что может быть связано как со спецификой реакций эмансипации в диаде сын — отец, так и с присущей этому возрасту романтизацией полового самосознания, благодаря которой стереотипы противоположного пола представлены исключительно позитивными характеристиками. Стереотипы у девочек опираются больше на эмоционально-коммуникативные, а у мальчиков — на инструментальные свойства личности.

Отмеченные особенности прослеживаются и в факторных структурах «образа Я», которые, однако, не представляют собой клише половых стереотипов. 1-й фактор отражает возрастную негативизацию «образа Я», но у мальчиков он образован в основном инструментально — атрактивными, а у девочек — эмоционально-коммуникативными свойствами. Эта оппозиция, хотя и в смягченном виде, прослеживается во 2-м и 3-м факторах, имеющих уже позитивный характер. И мальчики и девочки воспринимают себя, опираясь на общий круг личностных свойств (из 16 задействованных в «образе Я» шкал 13 совпадают), но оценивая их противоположным образом (10 из 13 общих шкал). «Образ Я» совпадает со стереотипом мужественности у мальчиков и женственности у девочек лишь по половине задействованных шкал, т. е. строится не только на психологии черт, но и — в большей мере — на психологии отношений и стилей деятельности.

Стереотип женственности не зло, гендер — биологическая программа

Некоторые думают, что гендерные стереотипы — это зло.

Причем глупое такое зло, почти случайное. Или искусственное зло, кем-то однажды выдуманное и навязанное.

На самом деле гендер — это что-то вроде инстинкта, коллективная программа. Инстинкт — биологическая программа, гендер — одна из социальных программ. Социальные программы — более гибкие, подвижные, они меняются, когда меняется социум. Но и инстинктивные программы — достаточно гибкие и вариативные, они тоже зависят от среды. Некоторые инстинкты подавляются при смене среды, другие запускаются, многие видоизменяются.

Вот что важно понять. Все социальные программы меняются только на коллективном уровне. Вы не можете взять и изменить коллективную программу в одно рыло. То есть какими бы гибкими они ни были, как и в случае инстинкта должна измениться среда, социальная, культурно-экономическая среда, только тогда поменяется программа. Пока качественных изменений в среде не происходит, социальные программы, вроде гендерных, остаются прежними. Или меняются медленно и вместе со средой.

Может ли индивидуум не соответствовать гендерной программе?

Конечно. Сколько угодно. Как и любой другой социальной программе. Вы можете не работать, вы можете не выполнять правила поведения в общественных местах, можете даже демонстративно не платить налоги, но от всего этого вы больше потеряете, чем приобретете. Сложно сказать, приобретете ли вы что-нибудь вообще, кроме короны «я не такой». Гендерная программа — не такая обязательная, как некоторые другие социальные программы. Если вы мужчина, но ведете себя очень женственно, вас не оштрафуют, но может быть побьют, смотря в каком социальном слое вы находитесь и как будете выражать свою женственность. Если вы волосатый крупный мужик, а говорить будете тонким голосом и надевать платье, вам лучше ехать в эти ваши просвещенные европы, а в нашей глубинке не разгуливать, опасно. Если вы мелкий мальчишка, может быть платье на вас и не заметят, примут за девочку.

То же самое касается многих гендерных паттернов поведения, просто ущерб ваш менее выражен. Или выражен, но отсрочен и сразу вам не заметен. Вас не побьют за то, что вы не хотите заплатить за свою даму в кофейне, но дама в вас разочаруется. Езжайте опять же туда, где культурно-экономическая среда уже изменилась и такое ваше поведение не противоречит социальным ожиданиям. Но помните, что и там гендерные особенности все равно сохраняются и определенные социальные ожидания существуют.

Социальные ожидания — это та планка, с которой люди сравнивают ваше поведение, чтобы понять, какой вы и чего вам надо.

Если вы — мужчина и женщина не платит за вас в кафе, вам не придет в голову, что ее жадность означает отсутствие симпатии. Нет, это не показатель, поскольку нет такой коллективной нормы, чтобы женщина платила за того, кто ей симпатичен. Она может быть влюблена в вас и мечтать родить вам пятерых детей и все равно не потянется за бумажником и не предложит вас угостить. Разве только вы намекнете ей, что вам этого хочется. То есть коллективной нормы такой нет, но в индивидуальном порядке бывают всякие разные исключения. И все такие исключения сразу же обращают на себя внимание. Выбиваются и настораживают.

Вы не заплатили за женщину в кафе и она сделала вывод, что совсем вам не понравилась. Если вы при этом очень понравились ей, она может придумать десять отговорок, почему вы не заплатили, и продолжить с вами общаться. А может и не продолжить. Особенно если вы не очень ей понравились или для нее очень важно нравиться самой. Вы не открыли перед женщиной дверь, не пропустили ее вперед, высадили из машины около метро, не довозя до дома, не принесли цветы на романтическое свидание, не сказали ни одного комплимента — из всего этого женщина сделает вывод, что она вам не нравится. Некоторые спрашивают, а как понять об отношении человека, не залезая к нему в голову. Вот так. И у мужчин, и у женщин есть представление о коллективной программе, они видели ее в кино, в книгах, слышали и наблюдали на каждом шагу. Они могут оспаривать ее или вообще не осмысливать, но эта программа у них есть. Социум инсталлирует все основные социальные программы по дефолту. Как раз-таки залезание в голову — это попытки объяснить и исказить поступающую информацию так, чтобы несоответствие стандартам поведения оправдать какими-то особенными причинами и факторами.

«Он никак не ухаживал за мной, потому что борется со стереотипами, хочет быть выше этого». (Из шкатулки извлекаются его слова, которые косвенно свидетельствуют о том, что он нонконформист)

«Он никак не ухаживал за мной, потому что я выгляжу слишком независимой и сильной, он боялся меня задеть». (Из шкатулки извлекается собственное фото независимой и сильной женщины и рассматривается)

«Он никак не ухаживал за мной, потому что я сама дала ему понять, что ловить нечего». (Корона сокровища любовно поглаживается)

«Он никак не ухаживал за мной, потому что он недолюбленный, дикий мизогин и волчонок». (Стряхивается пыль с понятно какой короны)

Вот это вот и есть залезание в голову, а если этого не делать, ваше коллективное бессознательное мгновенно откалибрует (вот здесь это слово как нигде уместно) его отношение к вам по соответствию тем самым стереотипам, как ведет себя заинтересованный мужчина. Будьте уверены, он точно так же бессознательно сопоставляет свое поведение с тем же самым стереотипом и если заинтересован в вас, хочет ему соответствовать. А вот если нет, может подчеркивать, что формат его отношения к вам — чисто дружеский. И будет вести себя так, как ведут себя с друзьями женского пола. Немножко галантности может быть и тут, но умеренно. Не больше, чем с другими. Вот здесь может проявиться его гендерный нонконформизм. В дружеских отношениях с женщиной! Здесь он может дать понять, что считает вас точно такой же как своих друзей мужчин, он не сексист, он не видит разницы. Ну разве что шкаф не попросит помочь ему втащить на пятый этаж и про простатит не расскажет, а все остальное — примерно то же.

Что касается романтической сферы, здесь гендерные стереотипы, точнее программы, связаны не столько с культурно-экономической стороной, сколько с биологической, то есть непосредственно половой, а не социальной. Даже в просвещенных европах влюбленный мужчина начинает вести себя традиционно, когда осознает свою любовь. Влюбленные мужчины потому так легко и сливают себя во френдзону или сервисзону, что им вдруг начинает казаться, что все идет нормально, что в отношениях есть динамика, просто они красиво ухаживают, а женщина принимает эти ухаживания и играет свою гендерную роль (присматривается, размышляет, делает вывод и выбор). Женщины отвечают за качественный отбор и этот эволюционный момент сохранится всегда, пока сохраняются физиологические особенности полов, пока люди не гермафродиты.

Любой недолюбленный волчонок (те, кого такими считали женщины), влюбившись, превращается в верного пса. Это не значит, что он будет бегать за равнодушной женщиной, у многих хватит самоуважения этого не делать, но для любимой и любящей женщины ему захочется стать настоящим рыцарем. Если вы слышали тюремную лирику, вы могли убедиться, что даже там, где царит агрессивная социальная фрустрация, романтические тенденции сохраняются. А может быть именно там они и выходят на первый план, как последний оплот. Так, по крайней мере, считал Франкл. Он писал, что выжил в концлагере и сохранил себя благодаря любви к своей жене. Все остальные мотивы обесценились там, а этот остался.

Тамплиеры основали свой могущественный культ на идее, что наиболее мощное энергетическое состояние, энергетический подъем, позволяющий быть даже магом, бывает у мужчины, когда тот влюблен, но одержим не низкой похотью, а приподнят над землей восторгом и способен сублимировать этот восторг в дела. Если хорошо понять, что такое мужская любовь, эта идея покажется логичной. Мужская любовь — это движущая сила качественного отбора и внутривидовой конкуренции, то есть главная сила эволюции, не просто размножения вида, а его качественного улучшения. Конечно мозг готов отпускать на это много энергии! Не стремясь к любви, мужчины размножаются с кем попало и не имеют мотивации для конкуренции. Энергии становится меньше. Зачем конкурировать между собой, если все бабы одинаковые и их полно, на всех хватит? Любовь позволяет считать женщину особенной, идеализированной, единственно важной и значит мужчины получают большой стимул для достижений. Конечно любовь — не единственный стимул, стимулировать на рост может очень многое, есть разные личные и общественные мотивы, но тамплиеры считали любовь наиболее сильным стимулом из доступных большинству, в энергетическом (витальном, эндогенно химическом) смысле, особенно правильно понятую любовь — не присвоение, а вдохновение. Цель — подвиг, а любовь — стимул. Образ женщины для такой любви — это как планка для прыгуна, не планка имеет значение, а развитые способности к высокому прыжку, однако в случае любви женский образ должен быть очень убедительным, чтобы ленивый мозг не обесценил стимул, не прошептал «она ничем не лучше других».

Тамплиеры были убеждены, что рыцарство из любви никогда никуда (никогда и никуда) не денется, однако сама любовь может и деться, если некому будет ее вдохновлять. Когда женщины борются с гендерными стереотипами в себе, они как плохие садовники принимают за сорняки цветы, а сорняки как раз оставляют.

Нет ничего удивительного в таком выборе. Сорняки живучи и не требуют никакого труда для ухода. Если назвать их цветами, можно ничего не делать. А настоящие цветы можно даже не уничтожать, сами погибнут от сорняков.

Работать многие женщины не хотят (приходится — это другое дело, но не хочется, ищутся способы не работать, а значит ресурс работы фрустрированный или дырявый) и считают, что это очень женственно. Но что же в этом женственного?

Женственность в том смысле, в котором это слово обычно употребляется, это женская привлекательность. Привлекательна высокая ОЗ!

Вот подумайте о женственности в этом ключе и вам сразу будет понятно, зачем надо работать. Высокая ОЗ привлекательна. Это и хороший имидж, и неплохое образование, и умение создать комфортный быт (себе в первую очередь конечно, но и близким уютно и хочется быть рядом), и творческие или спортивные хобби, но это всегда(!) и финансовый статус, и профессия любимая. Кому нужна нищенка? Кому интересна безработная, ничем не занятая, кроме каких-то пустяков, дама? Какая у нее ОЗ? Где-то возле плинтуса? Или чуть выше, если природа одарила ее красотой? Но это временно. От безработного состояния мозги постепенно заплывают жиром, поскольку нет стимула для обучения и интеллектуального развития, решения новых задач. Апатия на работе тоже заставляет деградировать, но безработное состояние — быстрей. Пеленки, кастрюльки — это важно и хорошо, но если жизнь ограничена только этим, будьте уверены, через год вы очень сильно отупеете и будете обижаться на ту неловкость, которая возникает вокруг, стоит вам открыть рот. Чтобы держать свои мозги в тонусе, поддерживая прежние нейронные сети и развивая новые, необходимо работать. Работать именно за деньги или на очевидную перспективу, занимаясь чем-то общественно полезным, чтобы была обратная связь с ресурсом, чтобы мотивация не падала, а росла. Никогда не отказывайтесь от работы надолго ради материнства (тем более праздности) и никогда не прикрывайте свою лень, инерцию или профессиональную фрустрацию «женственностью».

Чем лучше у вас работа («лучше» измеряется количеством энергии, которую вы получаете без короны), тем вы более женственны. Или мужественны, если вы — мужчина. Это внегендерная ОЗ, которая повышает и гендерную автоматически. Это все равно как красота и интеллект. Вы видите красивую женщину, а узнав, что она очень умная, вы замечаете, что она стала в ваших глазах еще красивей. Женской красотой! А если красивый мужчина оказался очень умным, вам он кажется более красивым и мужественным. Красота выигрывает от ума и проигрывает от глупости. И все это в гендерных рамках. Понаблюдайте за своим восприятием, если хотите в этом убедиться.

Ленивые или просто социально тревожные дамочки готовы отказаться от профессиональных амбиций, выдумав, что это «женственно», но те же самые дамочки обычно воюют с гендерными стереотипами там, где этим стереотипам им выгодно как раз соответствовать, чтобы получать побольше энергии. Например, они легко отказываются от ожиданий ухаживаний, соглашаются на секс-онли, на беременность при сожительстве вне брака (не случайную, а сознательную), проявляют сексуальную инициативу и даже бегают за мужчинами с подарками. Все это дамы делают по одной причине — очень большая зависимость от присутствия рядом мужчины и неспособность поднять свою значимость. Это самый настоящий зелен виноград (прикрывающий короны спасательницы и победительницы) по отношению к гендерной женской роли: а мне и самой не нужен брак, а я и сама рада секс-онли, а я люблю приставать с сексом сама, а мне нравится дарить дорогие подарки и добиваться внимания, я охотница, я проактивна, я сильная женщина, свободная от стереотипов.

Надо избавиться от короны равенства и осознать, что вы выдумываете борьбу со стереотипами там, где не можете конкурировать с другими женщинами и отчаянно демпингуете. Но демпинг приводит к снижению вашей значимости. Мужчина, который был немного заинтересован, но колебался, видит, что вы сбиваетесь с ног, осаждая его как крепость, и начинает воспринимать вас как невостребованный, дешевый, навязчивый вариант. Не десятый айфон, за которым длинные очереди, а какую-то китайскую поделку, которую пытаются впарить в переходе, уговаривая купить за небольшие деньги. Зачем нужно барахло, даже и бесплатное? Оно только место в доме занимает. Вот и вы, демпингующие дамы, не нужны ни бесплатно, ни с доплатой. Вы занимаете место в жизни мужчины, то место, которое он хочет отдать той женщине, которую будет любить, к которой будет гореть. И не просто занимаете место, но еще и раздражение вызываете, то есть отнимаете энергию.

Мне удалось хоть немного обидеть доярок-победительниц и всех тех, кто борется с «женской ролью» в короне равенства?

Если пока не очень, буду стараться дальше. Продолжу эту обидную тему. Иначе даже и не знаю, как помочь женщинам поднять свою значимость для мужчин и не смотреть в их потухшие глаза и кислые лица. Скалкой любовь не выбить, в башне не высидеть, ковриком не отжать. Только поднимая свою ОЗ и СЗ. Коллективную значимость поднимать не нужно, это не ваше дело. Поднимите только свою. Вам даже выгодно по большому счету, что другие женщины демпингуют, они обесценивают себя и теряют самоуважение, и на их фоне даже небольшое ваше самоуважение будет выглядеть как сверкающий камень. То есть меня интересует коллективная женская значимость, конечно, как психолога и социолога. Но в личной жизни меня бы интересовала только своя. И вы своей интересуйтесь, если речь о вашей личной жизни.

Понятна тема? Есть примеры? Наблюдения?

Стереотипы о женщинах, в которые стыдно верить

Вы все еще считаете дам слабым полом с зачатками интеллекта? Или на полном серьезе верите, что ваши мамы и бабушки родились с поваренной книгой в руках и справочником по уходу за детьми? Тогда самое время спуститься с небес на землю и исследовать настоящую природу женщины, свободную от глупых предрассудков. Итак, стереотипы о женщинах, которые ученые давно списали со счетов.

стереотипы о женщинах

В какие стереотипы о женщинах многие до сих пор верят?

1. Женщины слабее мужчин

В каком-то смысле этот миф оправдан. Мы действительно имеем на 23-30% меньше мышечной массы. Это ограничивает наши физические возможности в сравнении с мужчинами. С другой стороны, именно «слабый пол» обладает двойным набором Х-хромосом. И это делает нас куда более устойчивыми к различным вирусам и инфекциям. Мы легче переносим голод, скачку давления и температуры. С меньшими потерями приспосабливаемся к стрессовым ситуациям, а также невосприимчивы ко многим генетическим заболеваниям.

2. Женщины – трусихи по натуре

Миролюбие «слабого пола», их нежелание ввязываться в войны и постоянно конкурировать не означает, что женщинам чужда смелость или агрессивный напор. Исследования немецких ученых доказали, что мы куда более рискованные, чем мужчины, быстрее соображаем в экстренных ситуациях, нам проще совершать смелые поступки. Единственное, что нас тормозит – необходимость заботиться о детях.

3. Женщины от природы любят детей

И снова промах! Тот самый материнский инстинкт, во-первых, включается не всегда, во-вторых, далеко не у всех. Многих из нас детские сопли и крики выводят из равновесия, и это подтверждают исследования Калифорнийского университета, который насчитал в 9 раз больше жалоб на детей именно со стороны женского пола. Хотя в той же мере это может означать, что мы просто более внимательны к детскому поведению и воспитанию.

стереотипы о женщинах

4. Украшения и бантики – это так по-женски

Чтобы понять, какой одежде отдают предпочтение большинство женщин, загляните к ним домой, когда они одни и не ждут гостей. Подавляющее большинство из нас не наденут ни рюшей, ни чулков, ни колец, потому что это неудобно. Розовое и блестящее дамы выбирают исключительно в корыстных целях – привлечь мужчин, которые ведутся на все обтягивающее и шуршащее, как дети.

5. Моногамный брак придумали хитрые дамы

«Мужчина полигамен, — скажут многие. – Все эти игры в семью и «секс только в браке» придумали женщины». Правда, все ровно наоборот! Моногамия – изобретение патриархального общества, которое таким способом защитило право всех мужчин быть продолжателями рода, несмотря на статус, физические данные и финансовое положение. В этой системе женщина не может спать со всеми, кто ей нравится. Самый сильный и влиятельный самец достанется только одной, другим придется довольствоваться остатками.

6. Женщины живут дольше

Все зависит от подачи. Может, это мужчины раньше сходят с дистанции из-за пьянства, курения и нежелания поддерживать здоровье, хотя бы периодически наблюдаясь у врачей? Кстати, после 50-ти шансы обоих полов выравниваются. Пик кризиса у мужчин позади, тогда как дамы сталкиваются с менопаузой, которая приводит к нехватке жизненно-важных гормонов и серьезно бьет по здоровью.

стереотипы о женщинах

7. Женщины – чистюли от природы

Для начала вспомним, что любовь к чистоте – навык социально-приобретенный, который родители могут привить либо нет. Многое зависит от личности и воспитания, а никак не от половой принадлежности. Во-вторых, исследования американских ученых обнаружили забавный парадокс. Рабочие столы, шкафчики и сумочки «слабого пола» содержат на порядок больше опасных бактерий. Причина? Косметика.

8. Редкая женщина может похвастать острым интеллектом

Все эти анекдоты о странной женской логике и глупеньких блондинках породили уверенность в том, что представительницы прекрасного пола обделены умом. Но это не так. Многочисленные тесты интеллекта выявили следующую закономерность: слабый пол в среднем имеет результаты на порядок выше, чем показывает сильный пол. А все потому, что среди мужчин большой разброс между дураками и гениями, тогда как дамы предпочитают занимать усредненные показатели.

9. Женщинам можно отказаться от мяса

Существует миф, будто дамам полезно заменять мясо фруктами и овощами, потому что, в отличие от мужчин, мы не нуждаемся в большой дозе белка – мышечной массы у нас меньше, работа сидячая. Но это глупость. Гормоны, которые регулируют жизнедеятельность организма, строятся на белках. Они же контролируют функции репродуктивной системы, без которой женщина не сможет забеременеть и выносить ребенка.

стереотипы о женщинах

10. Змеи и насекомые – главная фобия женщин

Стереотипы о женщинах включают и фобии о милых ползучих созданиях природы. Однако психиатрическая статистика утверждает, что страх пауков и тараканов в 3 раза чаще встречается среди мужчин. Еще одно интересное наблюдение – жертв змеиных укусов в 8 раз больше тоже среди сильного пола. В чем загвоздка? Гормон тестостерон, который выделяется у мужчин вместе с потом, вызывает агрессию животных и, по сути, провоцирует их на нападение. Вот почему танцы с питонами – забава чисто женская.

11. Из женщин выходят плохие работники

Мужчина – кормилец, поэтому не может позволить себе халтуру. Он не привязан к детям, более вынослив и, соответственно, должен получать больше денег. Такие установки заложены в современном обществе, где женский труд дискредитирован на той основе, что дама может уйти в декрет или взять отпуск по болезни ребенка. Тем не менее трудятся мужчины и женщины на равных, если не считать профессий, связанных с большой физической нагрузкой. Кстати, в России работодатели часто подмечают обратную тенденцию. Женщины показывают себя в разы активнее и трудолюбивее мужчин. Они более амбициозны и быстрее обучаются.

12. По статистике, женщин больше

Если из этих данных исключить Индию и Китай, где искусственно увеличивают рождение мальчиков, дисбаланс новорожденных все равно будет в пользу мужчин, которых по всему миру рождается на 3,4% больше. До 30-ти лет на тысячу мужчин приходится около 968 женщин. Но потом цифры выравниваются из-за ранней мужской смертности.

Согласитесь, вы тоже верили в эти стереотипы о женщинах? Делитесь постом с друзьями в социальных сетях!

Текст: Flytothesky.ruFlytothesky.ru

Читайте также:
6 черт женщин, которых никогда не бросают мужчины

Поделитесь постом с друзьями!

границ | Традиционная мужественность и женственность: проверка новой шкалы оценки гендерных ролей

Введение

Каждый раз к группе людей обращаются «Дамы и господа!» демонстрируется преобладание гендера над всеми другими социальными категориями. Гендер также является одной из первых социальных категорий, которые дети изучают в современном обществе, и, таким образом, знание гендерных стереотипов проявляется с раннего детства (недавний обзор см. Steffens and Viladot, 2015) и во взрослом возрасте, как в подростковом возрасте, так и в колледже. студенты, конструирующие свои представления о себе в соответствии с усвоенными ими гендерными стереотипами (например,г., Nosek et al., 2002; Steffens et al., 2010). С 1970-х годов, после новаторской работы Бема (1974), было разработано, разработано и широко использовано множество шкал для измерения черт, которые традиционно считались типично мужскими и типично женскими (Константинополь, 1973). В последние годы такие меры часто не позволяют выявить межгендерные различия в самоопределении гендерных стереотипных черт (например, Sczesny et al., 2004), что предположительно связано с изменениями гендерных ролей на протяжении десятилетий (например, Sczesny et al., 2004).г., Дикман и Игли, 2000; Уайльд и Дикман, 2005; Эберт и др., 2014). Тем не менее, гендерные различия в самоопределении продолжают существовать, и предпринимаются попытки измерить различные аспекты мужественности и женственности, включая, например, повседневное поведение, такое как работа по дому (Athenstaedt, 2003). В данной статье мы утверждаем, что шкала, которая надежно и достоверно измеряет различия в концептуализации индивидуума его или ее собственной мужественности-женственности, будет полезна для гендерных исследований.На сегодняшний день эти конструкты можно измерить только с помощью двух критериев: «мужской» и «женский», что несколько ограничено, учитывая, что установленные стандарты психологической оценки обычно рекомендуют использовать большее количество критериев (например, Bühner, 2010). В данной статье мы представляем новую, расширенную, но все же экономную шкалу, Традиционную шкалу мужественности-женственности, TMF, чтобы заполнить этот пробел. Используя подход известных групп, мы представляем два исследования, проверяющих надежность этой меры, а также ее инкрементную и критериальную валидность, и предоставляем доказательства ее конвергентной валидности.

Мы определяем «традиционную мужественность» и «традиционную женственность» как относительно устойчивые характеристики, охватывающие черты, внешность, интересы и поведение, которые традиционно считались относительно более типичными для женщин и мужчин, соответственно (адаптируя определения, предоставленные Константинополем, 1973). Важно отметить, что в настоящем документе основное внимание уделяется самооценке с учетом гендерных факторов. Дополнительные исследования исследовали множество различных аспектов гендера, например, гендерно-ролевые нормы (например,г., Athenstaedt, 2000; Томпсон и Беннет, 2015; Клок и Ламберти, неопубликованная рукопись).

В основополагающем исследовании мужественности и женственности Deaux and Lewis (1984) исследовали воспринимаемую взаимосвязь между полом и компонентами, связанными с гендером, такими как ролевое поведение (например, глава семьи или заботится о детях), черты характера, занятия, и физические характеристики (например, высокий, широкоплечий или мягкий голос, грациозный). Исследователи показали, что эти компоненты взаимозависимы, влияют друг на друга, а также на воспринимаемый пол и сексуальную ориентацию.Другими словами, участники легко переходили от одного компонента к другому. Кроме того, внешность играла особенно большую роль. Такие результаты показывают, что гендерные стереотипы могут быть основаны на какой-то «основной» мужественности и женственности. Точно так же люди могут использовать такую ​​«сердцевину» мужественности и женственности в своей самооценке.

Первые попытки измерить мужественность и женственность поместили эти конструкции в биполярный спектр и включали измерение простых наборов личностных черт, по которым женщины и мужчины в среднем различались (обзор см. В Константинополе, 1973).Напротив, новаторский опросник половых ролей Бема (BSRI; Bem, 1974) использовал гендерные стереотипные черты для независимого измерения мужественности и женственности (например, мужские элементы, такие как соперничество и доминирование, и женские элементы, такие как ласковые и нежные). Она указала, что женщин / мужчин, набравших высокие баллы по обеим шкалам, называли андрогинными. Важно отметить, что «мужской» и «женский» были включены как элементы в эти исходные шкалы, но были исключены из пересмотренной версии (Bem, 1979) из-за проблемных нагрузок на факторы, на которые влияли мужские и женские черты, соответственно.Исследовательский факторный анализ показал нестабильную факторную структуру, но часто сводился к трехфакторным решениям: мужские черты — по одному фактору, женские черты — по второму фактору и мужско-женское начало вместе с полом участников — по третьему фактору (например, Niedlich et al., 2015, см. Обзор Choi and Fuqua, 2003). Таким образом, было высказано предположение, что два независимых измерения черты мужественности и женственности дополняются одним биполярным измерением мужественности-женственности (см. Константинополь, 1973; Spence et al., 1975; Bem, 1979), который отражает гендерную идентичность, а не аспекты, связанные с гендерными ролями (например, Bem, 1979; Spence and Buckner, 2000). Как предполагают Чой и Фукуа (2003), инвентаризация, такая как BSRI, «может не отражать сложную и многомерную природу мужественности / женственности». Вместо этого «маскулинность и женственность могут быть двумя конструкциями более высокого порядка, каждая из которых имеет свои собственные субконструкции» (стр. 873). Подобно другим шкалам (например, Анкета по личным атрибутам, PAQ, Спенс и др., 1975), BSRI, по-видимому, использует более конкретные конструкции, часто называемые инструментальностью / агентством и выразительностью / общностью (например,г., Fiske et al., 2002; Abele and Wojciszke, 2007), а не мужественность и женственность в целом. Для настоящих целей важно отметить, что если мужественность и женственность измеряются напрямую, они должны быть связаны с одним биполярным измерением мужественности-женственности.

Другой предел практического использования этих установленных шкал относится к в целом небольшой величине гендерных различий, обнаруженных по этим двум измерениям (например, Deaux, 1984). Другими словами, мужчины и женщины кажутся очень похожими по «мужественности» и «женственности».«В последнее время гендерных различий между выпускниками одной и той же специальности не возникало вообще (см. Abele, 2000). Короче говоря, шкалы, разработанные для оценки аспектов мужественности и женственности, недавно не смогли обнаружить гендерных различий (см. Также Sczesny et al., 2004; Evers and Sieverding, 2014). Это может указывать на то, что гендерные различия в мужественности и женственности ушли в прошлое (Alvesson, 1998). Однако это также может означать, что весы не отражают наиболее важные аспекты конструктов, по которым гендерные различия продолжают существовать.Например, гендерные роли изменились за последние десятилетия, особенно роли женщин, так что современные женщины обладают большим количеством черт, традиционно считающихся мужскими (например, Diekman and Eagly, 2000; Spence and Buckner, 2000; Wilde and Diekman, 2005; Эберт и др., 2014). Согласно этим результатам, инструментальные черты стали более социально желательными для женщин, а выразительные черты стали более социально желательными для мужчин (Swazina et al., 2004).

Чтобы преодолеть ограничения обсуждаемых шкал, были предприняты попытки измерить другие аспекты мужественности и женственности, чтобы учесть множество измерений, в которых они отражаются, например, внешний вид, поведение, отношения и интересы (например,г., Спенс и Бакнер, 2000; Blashill and Powlishta, 2009). Например, Athenstaedt (2003) наблюдал значительные гендерные различия в повседневном поведении, такие как «положить цветы на стол» (женский род) и «положить мясо на барбекю» (мужской род), что убедительно свидетельствует о сохраняющейся важности гендерных различий. Дополняя эти существующие подходы, мы предлагаем непосредственно оценить предполагаемые конструкции более высокого порядка, а именно мужественность и женственность. Однако вместо использования только этих двух пунктов мы построили шкалу, которую можно проверить эмпирически на предмет ее надежности и достоверности.

Конструкция весов

Мы представляем шкалу TMF, инструмент для измерения гендерно-ролевой самооценки. В Приложении A1 к дополнительным материалам показаны все элементы, как в переводе на английский, так и в оригинальной немецкой формулировке. Каждый элемент, изначально включенный в построение шкалы, был выбран исходя из теоретических соображений, как изложено ниже. Мы утверждаем, что мы можем измерить «ядро» мужественности / женственности, обратившись к трем центральным аспектам, определенным Константинополем (1973), которые мы суммируем с помощью термина гендерно-ролевой самооценки: а именно, принятие гендерной роли, гендер- ролевые предпочтения и гендерно-ролевая идентичность.Константинополь (1973) определяет гендерно-ролевое усыновление как фактическое проявление (т. Е. Как мужское-женское лицо считает себя) и гендерно-ролевое предпочтение как желаемую степень мужественности-женственности (т. Е. Насколько мужское начало -женщиной человеку в идеале хотелось бы быть). Согласно Кагану (1964), гендерно-ролевая идентичность относится к сравнению социальных норм, связанных с гендером, и гендерных характеристик личности (например, того, как человек на самом деле выглядит по сравнению с ожидаемыми гендерно-типичными внешними проявлениями в соответствии с общественными представлениями). норм).Следовательно, для гендерно-ролевой идентичности особое внимание уделяется социальным сравнениям, а также ссылкам на различные гендерные аспекты (например, внешность, поведение и т. Д.), В то время как принятие и предпочтение гендерной роли основаны на не относительных, абсолютных утверждениях. Следуя первому подходу, мы используем TMF в качестве ориентира. Основываясь на измерениях, определенных как важные в предыдущем исследовании, TMF охватывает гендерно-ролевую идентичность в отношении внешнего вида, поведения, интересов, взглядов и убеждений (например,г., Deaux and Lewis, 1984; Афенштадт, 2003). Как уже упоминалось, внешний вид играет особенно большую роль в вовлечении других компонентов гендерных стереотипов (Deaux and Lewis, 1984). Athenstaedt (2003) выступал за включение гендерных стереотипов поведения в дополнение к чертам, поэтому эта область также была включена в TMF. Липпа (2008) обнаружил, что интересов , связанных с гендером, очень важны для различения женщин и мужчин, а также лесбиянок / геев от гетеросексуалов.Кроме того, его исследование показало, что эти гендерные интересы превзошли инструментальные и выразительные черты при прогнозировании пола участников. Следовательно, мы включили гендерные интересы в TMF (вместо гендерных черт). Наконец, в отношении взглядов и убеждений часто обнаруживались гендерные различия, например, в отношении отношения к группам меньшинств (например, Sidanius et al., 1994; Kite and Whitley, 1996). Поэтому мы также включили самооценку отношения и убеждений в хвостохранилище.

Одним из преимуществ TMF является то, что каждое из упомянутых измерений шкалы измеряется на глобальном уровне, а не с помощью различных конкретных показателей. В отличие от описанных выше инструментов, которые делают вывод о мужественности-женственности по степени подтверждения определенных черт и поведения, TMF направлен на прямую оценку мужественности-женственности. Например, «Традиционно мое поведение рассматривается как…» от 1 ( совсем не мужского, ) до 7 ( очень мужского, ).Мы считаем преимуществом шкалы то, что она, таким образом, не зависит от конкретного содержания стереотипов в отношении мужественности и женственности, которые зависят от культуры и времени (например, умный и амбициозный, как мужской, детский и застенчивый, как женский, см. BSRI; в Общем обсуждении мы обсудите, насколько эта глобальная концепция может считаться ограничением). TMF состоит только из шести пунктов: один для гендерно-ролевого усыновления («Я считаю себя…»), один для гендерно-ролевых предпочтений («В идеале, я бы хотел быть…») и четыре для гендерно-ролевой идентичности. («Традиционно мой 1.интересы, 2. установки и убеждения, 3. поведение и 4. внешний вид, будут рассматриваться как… »), чтобы экономно измерить гендерно-ролевую самооценку человека. Все они имеют высокую достоверность. Каждый предмет должен быть независимо оценен с точки зрения женственности и мужественности. 7-балльная шкала используется для оценки степени, в которой участник чувствует себя женственным или мужским, насколько женственным или мужским он или он в идеале хотели бы быть, и насколько женственным и мужским он или его внешность, интересы, отношения и поведение. традиционно будет видно.Валидность конструкции проверяется в исследованиях, описанных ниже. TMF использовался с мужественностью и женственностью как двумя униполярными измерениями (исследование 1: 1, совсем не мужское , к 7, очень мужское и 1, совсем не женское , к 7, очень женское ) по сравнению с одним биполярным измерением (пилотное исследование, исследование 2; 1, очень мужской , 7, очень женский ) для проверки размерности.

Обзор настоящего исследования

Мы проверяли TMF различными способами.Сначала мы провели предметный анализ и факторный анализ. Как следует из результатов, представленных Bem (1979), Constantinople (1973) и Spence et al. (1975; см. Вступительный раздел), элементы TMF должны включать один фактор и использовать одномерную конструкцию мужественности-женственности. Следовательно, мы ожидали, что TMF будет измерять одномерную гендерно-ролевую самооценку (Гипотеза 1).

Валидация с использованием подхода известных групп

Основываясь на идее о том, что гендерные различия не ушли в прошлое, как указано во введении, действительная шкала мужественности и женственности должна отображать эти гендерные различия.Таким образом, мы ожидали, что мужчины и женщины будут значительно отличаться по самоприценкам в TMF, при этом мужчины будут более мужественными и менее женственными, чем женщины (Гипотеза 2).

Кроме того, действующая шкала мужественности и женственности должна показывать различия между людьми, различающимися сексуальной ориентацией. Суть гендерных стереотипов гетеросексуальных женщин и мужчин состоит в том, что они соответствуют традиционным гендерным ролям (например, Kite and Deaux, 1987; Kite and Whitley, 1996; Madon, 1997; Blashill and Powlishta, 2009).Миряне ожидают, что гетеросексуальные женщины будут более женственными и менее мужественными, чем лесбиянки, а гетеросексуальные мужчины — более мужественными и менее женственными, чем геи. Точно так же самооценка гетеросексуальных женщин и мужчин в среднем более гендерна, чем у лесбиянок и геев (см. Метаанализ Липпы, 2005). Было обнаружено, что бисексуальные женщины имеют баллы по мужественности-женственности между лесбиянками и гетеросексуалами (Lippa, 2005). Поэтому мы использовали подход известных групп в качестве установленного метода для проверки валидности шкалы (например,г., Howitt, Cramer, 2008). Мы ожидали, что самооценка лесбиянок на TMF будет менее женственной и более мужской по сравнению с гетеросексуальными женщинами (Гипотеза 3a). Бисексуальные женщины должны набирать промежуточные баллы (Гипотеза 3b). Кроме того, мы ожидали, что самооценки гетеросексуалов будут более мужскими и менее женственными по сравнению с мужчинами-геями (Гипотеза 3c).

Поскольку гетеросексуальные женщины и мужчины соответствуют гендерным ролям больше, чем лесбиянки и геи, сравнение лесбиянок и геев представляет собой более строгую проверку TMF.В соответствии с гипотезой 2 и гендерным самостереотипом, но противоречащим имплицитной теории гендерной инверсии (Kite and Deaux, 1987; к которой мы обращаемся в Общем обсуждении), мы предположили, что лесбиянки более женственны и менее мужественны, чем геи (гипотеза 4).

Идея о том, что различия в «основной» мужественности и женственности лежат в основе различий в самоопределении мужчин-лесбиянок и геев по сравнению с гетеросексуальными женщинами и мужчинами в гендерной типичности, может формально рассматриваться как мужественность-женственность, опосредующая взаимосвязь между сексуальной ориентацией и реакциями на шкалы такие как BSRI (Гипотеза 5).

Подтверждение неявными и явными гендерными мерами

Общая критика показателей самооценки заключается в том, что они могут отражать различия в социальной желательности больше, чем «истинные» основные различия в чертах характера. Использование неявных мер, основанных на различиях во времени отклика, таких как тест неявной ассоциации (IAT), может минимизировать эту проблему (Greenwald et al., 1998). Предполагается, что для оценки импульсивной системы используются неявные меры: привычные, повторяющиеся, долгосрочные ассоциации между концепциями (Strack and Deutsch, 2004), включая концепции, связанные с самими собой (например,г., Steffens, Schulze-Koenig, 2006). Мы ожидали, что лесбиянки будут описывать себя более мужественно и менее женственно, чем гетеросексуалы (Гипотеза 6).

Мужественность-женственность взрослых связана с (вспомним) соответствием полов в подростковом возрасте (например, Safir et al., 2003) и детстве (например, Lippa, 2008). Таким образом, гендерно-ролевые инструменты для оценки текущих черт и поведения, а также напоминания о типичном для пола поведении, предпочтениях и интересах в детстве также подходили для проверки конвергентной валидности.Мы предположили, что все эти характеристики показывают умеренную корреляцию с TMF (Гипотеза 7).

Кроме того, мы ожидали, что TMF будет предсказывать сексуальную ориентацию внутри одной гендерной группы лучше, чем другие гендерные шкалы. Мы предположили, что TMF превосходит другие гендерные шкалы при прогнозировании сексуальной ориентации женщин и мужчин (гипотеза 8).

Гипотезы, основанные на валидности критерия

Как указано выше, непрофессионалы используют гендерную типичность в качестве индикатора для суждения о чьей-либо сексуальной ориентации (Rieger et al., 2010; Валентова и др., 2011). Люди, сообщающие о типичных гендерных характеристиках, скорее всего, будут восприниматься как натуралы, тогда как люди, которые не демонстрируют таких характеристик, с большей вероятностью будут восприниматься как лесбиянки или геи на фотографиях, видео и записях речи. Следовательно, целями, которые воспринимаются как натуралы, могут быть те, кто в рейтингах мужественности-женственности называет себя типичным по гендерному признаку (Гипотеза 9).

Кроме того, есть некоторые свидетельства того, что характеристики высоты голоса, также называемые основными частотными характеристиками, у лесбиянок и геев смещены в сторону того, что типично для гетеросексуальных женщин и мужчин.Как правило, по сравнению с гетеросексуальными женщинами, у гетеросексуальных мужчин высота голоса в среднем ниже, по вариабельности и по диапазону (например, Pierrehumbert et al., 2004; Munson and Babel, 2007). Было обнаружено, что средний тон голоса ниже у гетеросексуалов по сравнению с мужчинами-геями (Baeck et al., 2011) и выше у гетеросексуалов по сравнению с лесбиянками (Camp, 2009). Следовательно, мы предположили, что типичные для пола самооценки маскулинности-женственности отражаются в типичных для гендера паттернах характеристик высоты голоса (Гипотеза 10).

Кроме того, частота контактов гетеросексуальных женщин и мужчин с лесбиянками и геями связана с отношением к ним (например, Swank and Raiz, 2010): более низкая частота контактов связана с более негативными представлениями о лесбиянках и геях. Одно из убеждений о лесбиянках и геях состоит в том, что они в среднем нарушают гендерные роли (например, Kite and Whitley, 1996). Таким образом, кажется правдоподобным, что люди, которые сами являются более гендерными, — это те, кто меньше контактирует с лесбиянками и геями и придерживается более негативных убеждений.Следовательно, мы предположили, что типичные для пола самооценки маскулинности-женственности связаны с более активными контактами с гетеросексуальными женщинами и мужчинами и менее актуальными контактами с лесбиянками и геями (Гипотеза 11).

Гипотезы, касающиеся надежности повторных испытаний и прогнозной достоверности

Наконец, ожидалось, что TMF покажет, по крайней мере, умеренную надежность повторного тестирования, учитывая, что люди были повторно приглашены через 1 год (гипотеза 12). С точки зрения валидации шкалы желательно представить анализы, в которых предсказатель действительно оценивается перед критерием.Таким образом, мы ожидали по крайней мере умеренной прогностической достоверности для других гендерных характеристик при втором измерении (гипотеза 13).

Пилотное исследование

Пилотное исследование преследовало две цели. Сначала мы протестировали факторную структуру версии шкалы, содержащей шесть биполярных пунктов. Мы предположили, что элементы хвостохранилища загружаются одним фактором (Гипотеза 1). Кроме того, мы хотели определить соответствие каждого отдельного элемента с помощью анализа элементов. Во-вторых, мы оценили валидность шкалы с использованием подхода известных групп (гипотеза 2).

Методы

В конце онлайн-опроса, имевшего другую цель, участники заполнили 6-элементную версию TMF (см. Приложение в дополнительных материалах) и указали свой пол (варианты ответа: мужской, женский, оба, нет, нет ответа ). Всего 319 участников завершили исследование. Тринадцать из них были исключены из дальнейшего анализа, потому что они описали себя как мужчину и женщину, или ни то, ни другое, или не раскрыли свой пол. Для анализа использовались данные 188 женщин и 118 мужчин.Их возраст составлял от 18 до 41 года ( M = 23,6, SD = 3,1). Это были студенты разных специальностей из разных университетов Германии (в частности, Тюрингии). Компенсации за участие участники не получили. Одобрение всех исследований, представленных в этой статье, было получено этическим советом (= комитетом по гуманитарным предметам) Школы гуманитарных и социальных наук Йенского университета им. Фридриха Шиллера. Все исследования проводились в соответствии с его рекомендациями, с письменного информированного согласия, полученного от всех участников в соответствии с Хельсинкской декларацией.

Результаты

Чтобы проверить одномерность хвостохранилища, был проведен исследовательский факторинг по главной оси (PAF). Адекватность выборки подтверждена критерием Кайзера-Мейера-Олкина (КМО) 0,87. Все задания были пригодны для факторного анализа, на что указывают значения KMO для конкретных заданий> 0,79 и степень общности от умеренной до высокой (0,57–0,88). По результатам анализа графических осыпей однофакторное решение было подтверждено. Произошло резкое снижение объясненной дисперсии с первого фактора (77%) до второго фактора (10%).Каждый из шести пунктов был хорошо представлен фактором (факторные нагрузки варьировались от 0,75 до 0,94).

Надежность хвостохранилища была высокой (коэффициент Кронбаха α = 0,94). Как показывают коэффициенты в таблице 1, для повышения надежности удалять элементы не нужно. Гомогенность по предметам была высокой и колебалась от 0,66 до 0,72 (см. Таблицу 1). Скорректированные корреляции между элементами варьировались от 0,72 до 0,91, что позволяет предположить, что каждый элемент хорошо отражает шкалу. Причем средние по предметам варьировались от 0,51 до 0.59. Соответственно, каждый элемент получил почти равные оценки мужественности и женственности, что указывает на то, что в среднем по выборке, содержащей женщин и мужчин, элементы получили «андрогинные» ответы, как и следовало ожидать. При вычислении «трудностей» отдельно для каждой гендерной группы результаты указывали в ожидаемых направлениях: «Трудности» варьировались от 0,18 до 0,35 для мужской выборки, что указывает на «мужские» ответы, и от 0,60 до 0,85 для женской выборки, что означает « женский »ответы.

www.frontiersin.org

Таблица 1. Позиции Характеристики TMF в пилотном исследовании для всей выборки (значения слева, n = 306) и отдельно для мужчин (средние значения, n = 118) и женщин (правые значения, n = 188) .

Мы нашли ожидаемое бимодальное распределение оценок TMF. Мужчины и женщины значительно различались по среднему значению шкалы: M мужчин = 2.56 ( SD = 0,80), M внутренняя часть = 5,28 ( SD = 0,76), t (304) = −29,83, p <0,001, и для каждого элемента, все t с (287) > −10,41, все p с <0,001. За исключением двух лиц с отклонениями, совпадение оценок мужчин и женщин было очень небольшим (см. Рис. 1). Согласно статистике Колмогорова-Смирнова, баллы TMF были нормально распределены для мужчин ( Z = 0.99, p = 0,28) и женщин ( Z = 0,78, p = 0,58). Прогнозирование пола по показателям TMF в анализе логистической регрессии было 97% точным [ B = 4,43, SE = 0,69, χ (1) 2 = 41,38, p <0,001; Нагелькерке R 2 = 0,92; Модель χ (1) 2 = 347,87, p <0,001].

www.frontiersin.org

Рисунок 1. Распределение баллов TMF отдельно для мужчин ( n = 118) и женщин ( n = 188) в пилотном исследовании .Линии в столбцах представляют медианы, а столбцы указывают диапазон между 75-м и 25-м процентилем. Планки погрешностей показывают диапазон оценок мужественности-женственности для не выпадающих значений. Точки представляют собой отклоняющиеся значения (1,5 SD выше / ниже медианы).

В совокупности, подтверждая Гипотезу 1, мы обнаружили, что TMF задействовал одномерную конструкцию, которая согласуется с обычными приписываниями и предыдущими выводами в отношении элементов мужского и женского рода. Все факторные нагрузки были одинаковыми (Δ <0.1), так что невзвешенный дополнительный общий балл был оправдан (Bortz and Döring, 2006). Его отдельные элементы очень хорошо представляли общий масштаб и были тесно связаны друг с другом. Следовательно, ни одна позиция не должна быть исключена из-за низкой однородности позиции (Bortz and Döring, 2006). Более того, подтверждая Гипотезу 2, было показано, что TMF позволяет различать женщин и мужчин на шкале и на уровне элементов. Поэтому все предметы мы оставили в хвостохранилище.

Исследование 1

Целью Исследования 1 было проверить одномерность, надежность и валидность TMF.Мы использовали подход известных групп с лесбиянками, бисексуальными и гетеросексуальными женщинами, чтобы оценить, какая из нескольких гендерных шкал лучше всего подходит для различения этих групп. Помимо TMF, мы использовали BSRI как золотой стандарт гендерной оценки. Однако мы также использовали шкалу гендерного ролевого поведения (GRB, Athenstaedt, 2003) и недавно созданную меру детского гендерного соответствия (см. Приложение в дополнительных материалах). Более того, тест неявной ассоциации (IAT, Greenwald et al., 1998) использовалась для измерения неявных ассоциаций «я» с мужским и женским.

Мы предположили, что TMF будет отражать одномерную конструкцию мужественности-женственности (Гипотеза 1). Кроме того, мы ожидали, что по каждому показателю гетеросексуальные женщины будут иметь более высокие баллы по женственности и / или более низкие по мужественности по сравнению с лесбиянками (Гипотеза 3a). Бисексуальные женщины должны набирать промежуточные баллы (Гипотеза 3b). Кроме того, в IAT (подробности см. Ниже) мы предположили, что гетеросексуальные женщины больше ассоциируются с женским и меньше с мужским, чем лесбиянки (Гипотеза 6).Гендерные показатели должны коррелировать друг с другом (гипотеза 7), а баллы по каждому показателю должны предсказывать сексуальную ориентацию. Мы также проверили дополнительную достоверность TMF по сравнению с другими мерами. TMF должен предсказывать сексуальную ориентацию лучше, чем другие гендерные шкалы (Гипотеза 8). Наконец, TMF должен измерять «сердцевину» маскулинно-женственности фактора высшего порядка, который опосредует влияние сексуальной ориентации на другие гендерные шкалы (Гипотеза 5). Если женщины различаются по мужественности-женственности в зависимости от их сексуальной ориентации, следует наблюдать косвенное влияние более конкретных показателей, связанных с мужественностью-женственностью, через TMF на сексуальную ориентацию.

Метод

Участников

Участниками были 126 женщин из Германии и Люксембурга, которые приняли участие в исследовании добровольно без компенсации. Их возраст составлял от 19 до 47 лет ( M = 31,13, SD = 8,52). Участников набирали либо в Университете Трира, либо по методу снежного кома. Учитывая их оценки по шкале Кинси, они были разделены на три группы по 47 гетеросексуальных женщин (оценка Кинси: 6–7), 32 бисексуальных женщины (3–5) и 47 лесбиянок (1–2).Большинство женщин имеют хорошее образование, 50% из них имеют квалификацию для поступления в университеты, а 40% — высшее образование. При α = 0,05 и N = 126, согласно соглашениям Коэна (1977), коэффициенты регрессии среднего размера ( f 2 = 0,35) могут быть обнаружены со статистической мощностью 1 — β = 0,95 в кратном линейная регрессия с шестью предикторами (Faul et al., 2007).

Материалы
Тест неявной ассоциации

По сути, IAT состоят из двух комбинированных задач, в которых стимулы, принадлежащие четырем концепциям, по-разному отображаются на два ответа.IAT основаны на следующей идее: если кто-то может относительно быстро реагировать, когда две концепции разделяют реакцию, эти концепции кажутся связанными для этого человека. Подробно были представлены стимулы, которые представляют концепции я, другие, женский и мужской . В одной задаче стимулы, представляющие себя, или , женские, , требовали одного ответа, а стимулы, представляющие других или мужских , требовали другого ответа (например,g., нажатие левой или правой клавиши). В другой задаче стимулы, представляющие себя, или , мужские, , требовали одного ответа, а стимулы, представляющие других, или женских, , требовали другого ответа. Человек, считающий себя женским, должен быть в состоянии быстрее реагировать на женское я / другие-мужское начало, чем на само-мужское / чужое-женское.

Мы назвали одно измерение IAT «типично женским» и «типично мужским». Представленные ассоциированные атрибуты: женский, женский vs. мужской род, мужской (на немецком языке: feminin, weiblich; maskulin, männlich , см. Steffens et al., 2008). Другое измерение было «я» против «других». Стимулы в этом измерении были синонимами высших понятий ( я, я против ты, другие ; на немецком языке: Ich, Selbst; Du, Andere ). Участники были проинформированы о том, что концепции будут отображаться в верхнем левом или правом углу экрана. Их задача во время IAT будет заключаться в сортировке слов, принадлежащих этим концепциям, как можно быстрее нажимая соответствующую клавишу ответа слева или справа.Появится стимулирующее слово (например, женский род), после которого участники будут реагировать, нажимая соответствующую клавишу (например, влево для , обычно женского ). Затем слово будет заменено следующим стимулом (например, me ). Участники снова выбирают соответствующий ключ (например, оставленный для self ). Каждое ответственное совместное задание состояло из четырех блоков по 62 испытания. Порядок восьми стимулов был рандомизирован в каждом блоке, и одни и те же восемь стимулов предъявлялись снова и снова.Интервал реакции-стимула составлял 200 мс. Отсутствие реакций и ошибок приводило к соответствующей визуальной обратной связи (например, в случае ошибок F! Отображалось в течение 200 мс). Участники получали отзывы об ошибках и времени реакции после каждого блока (например, учитывая 10% ошибок и более: «Вы совершили много ошибок. Пожалуйста, реагируйте медленнее и правильнее»).

Эффект IAT был рассчитан аналогично эффекту IAT D (Nosek et al., 2005, за исключением того, что не использовалось «штраф за ошибку», см. Steffens et al., 2008): в частности, разница во времени реакции между саможенщиной. Задачи / others-masculine и self-masculine / others-feminine были вычислены и разделены на стандартное отклонение каждого человека по обеим задачам.Чтобы избежать искусственно высоких оценок, полученных с помощью очень длинных шкал, внутреннюю согласованность оценивали на основе средней разницы во времени реакции на каждый из восьми стимулов. Другими словами, IAT рассматривался как восьмибалльная шкала (согласно Steffens and Buchner, 2003). Все внутренние согласованности представлены в таблице 2.

www.frontiersin.org

Таблица 2. Внутренняя согласованность (α Кронбаха, с количеством элементов) и корреляции между показателями в исследовании 1 .

Bem секс-ролевой инвентарь

Мы перевели краткую английскую версию BSRI (Bem, 1979) на немецкий язык. Он состоял из 30 пунктов: 10 по шкале мужественности (например, самостоятельность, амбициозность), 10 по шкале женственности (например, теплый, нежный) и 10 нейтральных пунктов с 7-балльной шкалой, привязанной к 1 ( никогда не применяется. ) на 7 ( всегда применяется ). Участников попросили оценить, насколько данные черты адекватны для их описания.

Традиционная мужественность-женственность

TMF использовался, как описано в разделе «Построение шкалы» с двумя униполярными измерениями, мужественностью и женственностью (всего 12 пунктов, см. Приложение в дополнительных материалах).

Гендерное ролевое поведение в детстве (CGRB)

Было использовано пять пунктов по 7-балльной шкале, чтобы определить, помнили ли участники, что в детстве они были довольно женственными или типичными девочками, или нет (см. Приложение A2 в дополнительных материалах). Например, мы спросили, играли ли они в игры для девочек и девочек и любили ли они носить юбки и платья.

Сексуальная ориентация

Как указано в разделе «Участники», сексуальная ориентация участников оценивалась с использованием pa

.

Исследование социологии женственности

Этот образец исследования социологии женственности опубликован только в образовательных и информационных целях. Если вам нужна помощь в написании вашего задания, воспользуйтесь нашей услугой по написанию исследовательских работ и купите работу на любую тему по доступной цене. Также ознакомьтесь с нашими советами по написанию исследовательской работы, просмотрите списки тем исследовательской работы и просмотрите примеры исследовательских работ. Этот образец исследовательской работы по Социологии женственности включает: 5000+ слов (16 страниц), план, цитаты в тексте и библиографию из 109 источников.

Наброски

I. Введение

II. Устойчивость стереотипной женственности

III. Язык и дискурс

IV. Женственность и жизненный путь

V. Женственность и тело

A. Стандарты красоты

B. Медикализация и репродукция

C. Сопротивление гегемонистской женственности

VI. Женственность на рабочем месте

VII. Межсекторальные и межкультурные женственности

VIII.Междисциплинарная стипендия женственности

IX. Будущие направления для стипендии по женственности

I. Введение

Социология современного ландшафта женственности уходит корнями в труды восемнадцатого века радикального мыслителя Мэри Уоллстонкрафт (1792). Ее «Защита прав женщины» подвергает критике принесение женщин в жертву «распутным представлениям о красоте», обретение власти через обаяние и слабость, а также постоянную зависимость в браке.Двести лет спустя все было так же, когда Симона де Бовуар (1953) опубликовала «Второй пол», снова привлекая внимание к жестким стандартам женской красоты, которые были неотъемлемой частью подчиненного положения женщин. В 1963 году Бетти Фридан обратилась к аналогичным тревожным темам в «Женской мистике», проанализировав «проблему без названия» или ожидание того, что женщины «не могут желать большей судьбы, чем хвастаться своей женственностью» и что счастье приходит с самоотверженностью. самому найти мужа и завести детей (Friedan [1963] 2001: 15).Несколько лет спустя Джесси Бернард, социолог и первая женщина-профессор Принстонского университета, будет более динамично рассматривать женственность как набор черт, которые пересекаются с мужественностью и меняются во времени и месте (Bernard, 1971). За последние три десятилетия женственность стала широко исследуемой темой социологических исследований, которые опираются в первую очередь на ранние идеи Джесси Бернар о гибкой и изменчивой природе женственности, но также связаны с современными проблемами пола, расы и класса.

Определение женственности неуловимо. Дороти Смит (1988) хорошо замечает: «Сама концепция вовлечена в социальную конструкцию явлений, которые она, кажется, описывает» (стр. 37). Она предлагает, что женственность лучше всего определить как совокупность социально организованных отношений между женщинами и между женщинами и мужчинами, которые опосредованы текстами. Мы принимаем это определение женственности в этой исследовательской статье.

Женственность тесно связана с концептуализацией гендерных отношений и гендерных ролей.В исследованиях гендерных отношений обычно исследуются неравные властные отношения между женщинами и мужчинами (а также между различными группами женщин и мужчин, основанными на других осях неравенства, таких как раса, класс, сексуальность, национальность) на макроуровне социальных институтов, например а также на микроуровне социального взаимодействия. Гендерные ученые определяют гендерные роли более узко, чем общие гендерные отношения. Гендерные роли — это гендерное поведение и действия, которые ожидаются от женщин и мужчин; например, в Соединенных Штатах человек «действует женственно», играя «роль» невесты.Женственность заложена в гендерных отношениях; оно социально конструируется, воспроизводится и обсуждается в более широком контексте гендерных отношений и гендерных ролей.

Социологи изучают конструирование женственности как процесс гендерно-ролевой социализации и способы, которыми женственность информирует и информируется социальными институтами, такими как СМИ, спорт, медицина, брак, семья, вооруженные силы, экономика и государство всеобщего благосостояния. Социологи оценивают степень, в которой социальные институты определяют стандарты женственности, которым должны соответствовать женщины, а также различные способы, которыми отдельные лица и группы женщин (и мужчин) сопротивляются, бросают вызов, воспроизводят и укрепляют эти стандарты.Подчеркивая социально сконструированную природу женственности, социологи продолжают линию мышления, начатую в 1970-х годах, утверждая, что женственность — это не статическая характеристика, а динамический процесс. Обращается внимание на важность признания того факта, что местоположение человека во времени и месте, а также его раса, этническая принадлежность, класс и сексуальность пересекаются в производстве множественных женских качеств (Collins 2004).

Чтобы охватить весь спектр исследований женственности, мы разделили эту исследовательскую работу на восемь разделов.Мы начинаем с обсуждения устойчивости стереотипной женственности в обществе. Язык и дискурс затем представляются как важнейшие места производства, переговоров и сопротивления нормам женственности. Затем мы исследуем женственность и жизненный путь, уделяя особое внимание гендерной социализации в детстве, юности, зрелости и среди пожилых женщин. Взаимосвязь между женственностью и телом обсуждается далее с акцентом на стандарты красоты, медикализация и воспроизводство, а также сопротивление тела женственности.Затем мы обсудим женственность на рабочем месте, а также межсекторальную и межкультурную женственность. Мы заканчиваем обсуждением междисциплинарного характера текущей работы в области женственности и направлений для плодотворных будущих исследований.

II. Устойчивость стереотипной женственности

Некоторые исследования показали, что отношение к женственности и гендерным ролям изменилось за последние 40 лет в обществе США и отошло от традиционных стереотипов (Mason, Czajka, and Arber 1976; Mason and Lu 1988; Holt and Ellis 1998).Например, в период между 1964 и 1974 годами произошли значительные изменения в отношении женщин к половым ролям, со снижением традиционных стереотипов о сексуальных ролях и усилением профеминистских взглядов как среди женщин, так и среди мужчин (Mason et al. 1976: 593). Термин гендерная роль используется в большинстве исследовательских работ; однако термин «половая роль» используется здесь, поскольку именно он использовался в цитируемых статьях. Термин «половая роль» был в значительной степени заменен термином «гендерная роль», чтобы привлечь внимание к тому факту, что эти роли созданы социально.Большинство социологических исследований показывают, что отношение к половым ролям и гендерные стереотипы, основанные на традиционных нормах женственности и мужественности, оставались относительно стабильными на протяжении последних 40 лет. Многие исследования показывают, что традиционные представления о женственности не только сопротивляются изменениям, но и преобладают в современном обществе (Werner, LaRussa, 1985; Bergen, Williams, 1991; Street, Kimmel, and Kromrey, 1995; Lueptow, Garovich-Szabo, and Lueptow, 2001).

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.