Психологическая теория деятельности кратко: 🕮 Глава 5. Психологическая теория деятельности, Часть 1 Введение в общую психологию. Общая психология. Маклаков А. Г. Страница 6. Читать онлайн pdf, Скачать

Содержание

Психологическая теория деятельности

Психологическая теория деятельности, предложенная выдающимся советским психологом А. Н. Леонтьевым, рассматривает психологическую и физическую активность человека в рамках социума, которая направляет и обусловливает его развитие.

Предметом изучения теории является деятельность в широком смысле слова, т.е. активное взаимодействие субъекта с окружающей средой. Благодаря этому взаимодействию субъект изменяет внешний (предметный) или внутренний мир. Стоит также отметить, что основным или исходным видом деятельности является внешняя, которая посредством социально обусловленных процессов со временем переходит в так называемый внутренний план.

Теория деятельности имеет ряд основных понятий, которые также помогают раскрыть ее сущность.

Любая деятельность человека имеет сложное многослойное строение, что значит, что ее можно подразделить на несколько уровней. Условно одним из первых назван уровень действий. Под действиями понимаются те отдельные и конкретные процессы, которые направлены на достижение определенной цели. Кроме всего прочего, это функциональная единица любой деятельности. Под целью же принято понимать тот конечный сознательный образ, ради которого, собственно, данное конкретное действие было затеяно. При этом важно отметить, что теория деятельности понимает действие как процесс полностью осознанный. Это не спонтанное движение или автоматизм. Поскольку оно непрерывно соединено с целью, которая всегда удерживается в сознании, действие в рамках такого подхода — единство физического проявления активности и сознания.

Оно состоит из элементарных единиц — операций или способов выполнения действия. В основе операций лежат навыки. Отличие их в том, что они не осознаются, то есть совершаются автоматически (в то время как действие всегда имеет осознанную цель). Наконец, низший уровень — психофизиологические особенности нашего организма, отвечающие за успешность/неуспешность, скорость и качество осуществления операций.

Мы рассмотрели механизм осуществления действий. Однако теория деятельности предлагает и иную классификацию, которая раскрывают собственно деятельность с точки зрения мотивации и цели.

Основным понятие здесь является потребность — некая необходимость, являющаяся причиной напряжения в организме, которая должна быть удовлетворена. В случае если опыт человека подсказывает ему, каким образом напряжение может быть редуцировано, то есть он знает и ищет конкретный предмет ее удовлетворения, поисковая активность подкрепляется мотивом.

Основываясь на том факте, что человек постоянно совершает какой-либо вид деятельности, психологическая теория деятельности выделяет те их виды, что свойственны индивиду в течение разных периодов его жизни.

1. Предметно-манипулятивная. Свойственна младенцам и маленьким детям. Малыши изучают особенности предметов, их свойства и действия, которые с ними можно проделать

2. Игровая. Дети учатся взаимодействовать друг с другом, создают групповые правила, придерживаются их. В рамках сценария развивают игровой замысел.

3. Учебная деятельность. Свойственна школьникам и направлена на узнавание новой информации, обогащение знаний.

4. Близкое общение. Характерно для подростков, которые стремятся налаживать социальную связь, стараются быть «в группе», стать частью чего-то большего, быть принятыми и понятыми в своей среде.

5. Трудовая деятельность свойственна взрослым людям. Как видно из названия, направлена на становления человека в труде и работе.

На основе теории А. Н. Леонтьева не менее выдающиеся учеными Д. Б. Элькониным и В. В. Давыдовым создана теория учебной деятельности, в рамках которой изучается психологическое влияние учебы на ребенка и изменения, происходящие под ее влиянием.

Основные принципы психологической теории деятельности. — КиберПедия

Теория деятельности — Теория, в которой понятие деятельности рассматривается как ключевое для понимания других психических явлений. Теорию деятельности обычно связывают с именем ее основателя — А. Н. Леонтьевым (1903-1979).

Теория деятельности зародилась в отечественной, советской, психологии в 1920-х годах. Основу ее составил принцип диалектического материализма, в общем-то догматически установленный в науке того периода: не сознание определяет бытие, а бытие сознание. Если в идеализме как философском направлении говорится о важности субъективных позиций и идей, то в материализме субъективное и идеи рассматриваются как вторичное по отношению к материальному, как следствие объективных изменений. Отсюда и родилась эта не очень ясная идея, что не сознание определяет деятельность, а деятельность сознание. Кому-то может показаться забавным, что деятельность по созданию и развитию теории деятельности была начата именно с сознательной идеи.

Психологи, внесшие наибольший вклад в развитие теории деятельности:

— А. Н. Леонтьев,

— Л. С. Выготский,

— С. Л. Рубинштейн,

— А. Р. Лурия,

— А. В. Запорожец,

— П. Я. Гальперин.

Теория деятельности опирается также на идею о том, что лучше всего человека можно понять по его деятельности: как и какие ставит он цели, каков он в процессе деятельности, каковы результаты его усилий. Принципиально важна была также культурно-историческая отсылка к известной фразе Энгельса о том, что труд создал из обезьяны человека: если это так, то, значит, труд (деятельность) это самое важное для человека.

Основным понятием теории деятельности, что очевидно, является деятельность. Другими важными понятиями являются сознание и личность. Деятельность рассматривается как целенаправленная активность. Она имеет довольно сложное иерархическое строение:

— уровень особых видов деятельности,

— уровень действий,

— уровень операций,

— уровень психофизиологических функций.

При анализе деятельности главной единицей анализа является действие — процесс, направленный на реализацию цели (достижение сознательного образа желаемого результата). Выполняя определенную деятельность, человек постоянно держит сознательный образ-цель у себя в сознании. Таким образом, действие — это сознательное проявление активности человека.

Человек не всегда действует в строгом соответствии с целью-образом. Часто имеют место быть случаи, которые рассматриваются как исключения, когда у человека в силу определенных причин или обстоятельств нарушена адекватность психической регуляции поведения, например при болезни или в состоянии аффекта.


Действие анализируется по четырем компонентам:

— постановка и удержание цели,

— роль действия в общем поведении,

— анализ источника активности,

— связь действия с предметным и социальным миром.

Одним из существенных достоинств теории деятельности стало то, что в психологии человек стал рассматриваться как активное существо, а не реактивное. До этого были сильны позиции рефлексологии и бихевиоризма, в которой человек рассматривался как реагирующее существо. В теории деятельности наоборот всякая деятельность стала рассматриваться как активная, то есть идущая изнутри, из целей человека.

С другой стороны, произошел некоторый перекос: человек стал рассматриваться преимущественно как существо социальное, биологические особенности отошли на второй план. Для сравнения: в психоанализе всякая деятельность рассматривается через сексуальные мотивы. В теорию деятельности сексуальность просто не вписывалась.

В теории деятельности сформулированы основополагающие принципы:

1. Принцип «размывания» круга сознания — сознание не может рассматриваться как замкнутое в самом себе, оно проявляется в деятельности.

2. Принцип единства сознания и поведения — поведение нельзя рассматривать в отрыве от сознания человека.

3. Принцип активности — деятельность это активный, целенаправленный, «идущий изнутри» процесс, а не простая реакция на среду.

4. Принцип предметности — действия человека предметны, опираются на материальные предметы и социальные контакты.

5. Принцип социальной обусловленности — цели деятельности носят социальный характер.

Деятельность состоит из ряда действий. Но действие не является элементом начального уровня, оно — весьма сложный феномен. Действие состоит из многих более мелких элементов, актов. Как у деятельности, так и у действий есть свои цели. Но цели есть и у актов, хотя они и значительно мельче. Ни одно, даже самое мелкое дело, нельзя выполнить без цели — видения конечного образа.


Каждое действие может быть выполнено по-разному, т. е. с помощью различных способов. Способ выполнения действия называется операцией. В свою очередь, способ выполнения действия зависит от условий. В различных условиях для достижения одной и той же цели могут быть использованы различные операции. При этом под условиями подразумеваются как внешние обстоятельства, так и возможности самого действующего субъекта.

Операции мало осознаются или совсем не осознаются. Этим операции отличаются от действий, которые предполагают и сознаваемую цель и сознательный контроль за протеканием действия. Уровень операций — это уровень автоматических действий и навыков. Под навыками понимаются автоматизированные компоненты двигательной активности, вырабатывающиеся в процессе ее выполнения. Навыки становятся автоматическими в результате более или менее длительного упражнения. Поэтому операции бывают двух видов:

— операции, возникающие вследствие адаптации, приспособления к условиям обитания и деятельности,

— сознательные действия, благодаря автоматизации ставшие навыками и перемещенные в область неосознаваемых процессов.

Операции первого вида практически не осознаются, операции второго вида находятся на грани сознания.

Между операциями и действиями на самом деле сложно выделить четкую грань. Скорее всего ключевым критерием является степень осознанности: действия лучше осознаются, чем операции, у них более четкие и понятные цели.

Самый нижний уровень структуры деятельности — психофизиологические функции. В данном случае под ними подразумеваются физиологические механизмы обеспечения психических процессов. В конечном итоге любую деятельность можно разложить на множество психофизиологических функций. Даже такой сложный и творческий процесс, как написание «Войны и мира», распадается лишь на очень длинную цепь отдельных движений руки, держащей перо.

Психофизиологические функции — конечные исполнители, они являются обязательными средствами деятельности. Тем не менее им тоже присуща значительная вариативность. Например, ответить на простой вопрос мы можем не только словами, но и жестом. Детали исполнения психофизиологических функций нами рефлексируются весьма слабо. Например, нам кажется, что мы просто бросили мяч, но на самом деле одно такое простое движение потребовало хорошо скоординированной деятельности множества мышц.

В теории деятельности очень много слабых моментов. Основной недостаток — то, что она описывает лишь сознательную деятельность. В это же время целостное поведение остается как бы «за бортом». Человек унаследовал от своих предков множество инстинктивных схем поведения, которые управляют в том числе и сознательной деятельностью. Человека, например, легко испугать, и самый сознательный и продуманный план очень быстро рассыпается под давлением обстоятельств.

 

Структура деятельности.

В структуре деятельности прежде всего выделяют цели и мотивы.

Под целью понимается то, ради чего действует человек, в тоже время под мотивом понимается то, почему действует человек.

У каждого человека есть на это какие-то свои собственные побудительные причины, мотивы.

Обычно деятельность человека обусловливается не каким-нибудь одним мотивом и одной целью, в целом системой целей и мотивов – ближайших, более отделенных и общих. Важно, чтобы человек видел не только ближайшие, но и отдаленные перспективы, цели, это придает силы для преодоления препятствий.

Деятельность оценивается по уровню мотивации и по ее направленности (общественные или узколичные мотивы). Лучше всего, когда общественные мотивы приобретают личностный смысл.

Любой вид деятельности неразрывно связан с движениями, независимо от того, будет ли это мускуль-но-мышечное движения руки при письме, труде или движение речевого аппарата при произнесении слов. Принято различать действие и движение.

Действие – элемент деятельности, направленный на выполнение одной простой текущей задачи. Движение – составная часть действия.

Несмотря на внешнее многообразие, все движения человека складываются, как правило, из трех простых элементов – «взять», «переместить», «отпустить» – в сочетании со вспомогательными движениями корпуса, ног, головы. В разных видах движений эти элементы отличаются своей траекторией, длительностью, силой, скоростью, темпом и тем, какими частями тела они выполняются.

С точки зрения качества движения характеризуются точностью, меткостью, ловкостью и коорди-нированностью.

Кроме предметных движений, в деятельности человека участвуют движения, обеспечивающие установку тела и сохранение позы, перемещение и коммуникацию. К средствам коммуникации относят выразительные движения (мимика и пантомимика), смысловые жесты, наконец, речевые движения.

С точки зрения физиологии все движения человека могут быть разделены на две группы:

– врожденные (безусловно-рефлекторные) движения;

– приобретенные (условно-рефлекторные) движения.

Подавляющее количество движений человек осваивает с жизненным опытом. Лишь очень немногие движения (крик, моргание) являются врожденными. Например, новорожденный не может говорить, читать, писать – это именно те движения, которые он получает с опытом.

Двигательные способности у людей различны. Они тесно связаны с двигательными задатками. У артистов балета, спортсменов, певцов, актеров двигательные способности доводятся до такой степени совершенства, что они становятся объектом эстетического восприятия.

Таким образом, в любой деятельности можно выделить следующие компоненты (составные части, этапы):

– постановка цели (осознание конкретной задачи), планирование работы; выполнение, осуществление деятельности;

– проверка результатов, исправление ошибок, сопоставление полученных результатов с запланированными;

– подведение итогов деятельности и ее оценка.

 

виды деятельности:

  • Труд – является одним из главнейших видов деятельности. Психологическая структура деятельности данного вида направлена непосредственно на создание продукта, имеющего огромное значение для общественности. Труд – это процесс, позволяющий человеку создавать духовные и моральные ценности общества. Как правило, трудовая деятельность направлена на производство полезного обществу продукта, способного удовлетворить духовные или материальные потребности для всего человечества. Она позволяет раскрыть сущностные человеческие силы, поскольку человек принимает непосредственное участие, вступая в производственные отношения. Такое проявление труда позволяет сформировать собственное отношение к трудовой деятельности и мотивам труда, раскрыть собственную личность в труде и т.д. Мотивы труда находятся в прямой зависимости от требуемых трудовых задач, реализация которых приводит к благополучию и удовлетворению собственных потребностей. Процесс реализации трудовой деятельности зависит от безграничного ряда факторов, влияющих на проявление желания трудиться и качественно работать.
  • Игра – вид деятельности, не создающий продуктов общественной значимости. Психологическая структура деятельности данного вида направлена на формирование личности как субъекта деятельности. Как вид деятельности, игра анализируется с целью изучения ее природы. Развитие детских игр способствует этапам развития всего человеческого общества. Проведение научного анализа показало, что игра позволяет ребенку получить отражение взрослого мира и следовать по пути познания окружающего нас мира. С возрастом игры меняются, из функциональных игр дети переходят к конструктивным, постепенно познавая все более сложные ступени своего развития. Сюжетно-ролевая коллективная игра позволяет значительно расширить круг общения каждого ребенка, принимающего непосредственное участие в игре.
  • Учение – психологическая структура деятельности данного вида заключается в подготовке личности к трудовой деятельности. На данном этапе происходит окончательное формирование и развитие умственных и физических способностей человека, освоение профессии, формируются культурные и материальные ценности. Процесс учения позволяет овладевать навыками, знаниями и умениями, которые необходимы для выполнения конкретной трудовой деятельности и воспитания в конечном счете. Он помогает сформировать личность ребенка, его волевые черты характера, направленность, способности и т.д. Особо важным этапом в жизни каждого из нас является поступление в школу, которое меняет взгляды на жизнь, сверстников. У школьников меняется режим дня, появляется множество обязанностей, которые необходимо выполнять вовремя. В последствии учение готовит нас к профессиональной трудовой деятельности для удовлетворения наших духовных и материальных потребностей.

 

Краткое содержание. Общая психологическая характеристика деятельности

Общая психологическая характеристика деятельности. Понятие деятельности. Побуди­тельные причины деятельности. Цель деятельности. Воля и внимание в деятельности. Специфи­ка человеческой деятельности и ее атрибуты. Виды человеческой деятельности. Деятельность и развитие человека.

Основные понятия психологической теории деятельности. Операционно-технические ас­пекты. Разработка и развитие теории деятельности в трудах российских ученых. Структура дея­тельности. Действие как центральный компонент деятельности. Основные характеристики дей­ствия. Основные принципы психологической теории деятельности. Условия деятельности. По­нятие об операциях. Автоматические действия и навыки. Психофизиологические функции деятельности.

Теория деятельности и предметпсихологии. Потребность как исходная форма активности живых организмов. Основные этапы формирования и развития потребности. Мотив деятельно­сти. Ведущий мотив и мотивы-стимулы. Неосознаваемые мотивы: эмоции и личностный смысл. Механизмы образования мотивов. Понятие о внутренней деятельности.

Физиология движений и физиология активности. Общее понятие о психомоторике. И. М. Се­ченов о физиологии движений. Рефлекторная концепция движения. Типы сенсомоторных про­цессов. Сенсоречевые реакции и идеомоторные процессы. Механизмы организации движений. Н. А. Бернштейн и его теория физиологии движений. Принцип сенсорных коррекций. Факторы, влияющие на ход выполнения движений. Сигналы обратной связи. Рефлекторное кольцо. Уровни построения движений по Бернштейну. Процесс формирования двигательного навыка и прин­цип активности. Основные периоды и фазы построения движений. Автоматизация движений. Принцип активности и принцип реактивности. Произвольные акты.



5.1. Общая психологическая характеристика деятельности

Одной из самых главных особенностей человека является то, что он способен трудиться, а любой вид труда является деятельностью. Деятельность — это дина­мическая система взаимодействия субъекта с миром. В процессе этого взаимодей­ствия происходит возникновение психического образа и его воплощение в объек­те, а также реализация субъектом своих отношений с окружающей реальностью. Любой простейший акт деятельности является формой проявления активности субъекта, а это означает, что любая деятельность имеет побудительные причины и направлена на достижение определенных результатов.

Побудительными причинами деятельности человека являются мотивы — со­вокупность внешних и внутренних условий, вызывающих активность субъекта и определяющих направленность деятельности. Именно мотив, побуждая к деятель­ности, определяет ее направленность, т. е. определяет ее цели и задачи.

Глава 5. Психологическая теория деятельности • 123

Цель — это осознанный образ предвосхищенного результата, на достижение которого направлено действие человека. Целью может быть какой-либо предмет, явление или определенное действие. Задача — это заданная в определенных усло­виях (например, в проблемной ситуации) цель деятельности, которая должна быть достигнута путем преобразования этих условий согласно определенной процеду­ре. Любая задача всегда включает в себя следующее: требования, или цель, кото­рой надо достичь; условия, т. е. известный компонент постановки задачи; иско­мое — неизвестное, которое надо найти, чтобы достигнуть цели. Задачей может быть конкретная цель, которой надо достичь. Однако в сложных видах деятельно­сти чаще всего задачи выступают как частные цели, без достижения которых нельзя достичь главной цели. Например, для того чтобы овладеть какой-либо спе­циальностью, человек должен вначале изучить ее теоретические аспекты, т. е. ре­шить определенные учебные задачи, а затем реализовать эти знания на практике и получить практические навыки, т. е. решить ряд задач практической деятельности.

Человек современного общества занимается разнообразными видами деятель­ности. Классифицировать все виды деятельности вряд ли представляется возмож­ным, поскольку для того, чтобы представить и описать все виды человеческой деятельности, необходимо перечислить наиболее важные для данного человека потребности, а число потребностей очень велико, что обусловлено индивидуаль­ными особенностями людей.

Однако можно обобщить и выделить свойственные всем людям основные виды деятельности. Они будут соответствовать общим потребностям, которые можно обнаружить практически у всех без исключения людей, а точнее — тем видам со­циальной человеческой активности, в которые неизбежно включается каждый че­ловек в процессе своего индивидуального развития. Такими видами деятельности являются игра, учение и труд.

Игра — это особый вид деятельности, результатом которого не становится про­изводство какого-либо материального или идеального продукта. Чаще всего игры имеют характер развлечения, преследуют цель получения отдыха. Существует несколько типов игр: индивидуальные и групповые, предметные и сюжетные, ро­левые и игры с правилами. Индивидуальные игры представляют собой род деятель­ности, когда игрой занят один человек, групповые — включают несколько индиви­дов. Предметные игры связаны с включением в игровую деятельность человека каких-либо предметов. Сюжетные игры разворачиваются по определенному сце­нарию, воспроизводя его в основных деталях. Ролевые игры допускают поведение человека, ограниченное определенной ролью, которую в игре он берет на себя. Наконец, игры с правилами регулируются определенной системой правил поведе­ния их участников. Бывают и смешанные типы игр: предметно-ролевые, сюжетно-ролевые, сюжетные игры с правилами и т. п. Отношения, складывающиеся между людьми в игре, как правило, носят искусственный характер в том смысле этого слова, что окружающими они не принимаются всерьез и не являются осно­ванием для выводов о человеке. Игровое поведение и игровые отношения мало влияют на реальные взаимоотношения людей, по крайней мере среди взрослых. Тем не менее игры имеют большое значение в жизни людей. Для детей игры име­ют по преимуществу развивающее значение. У взрослых игра не является веду­щим видом деятельности, а служит средством общения и разрядки.

124 • Часть I. Введение в общую психологию

Рис. 5.1. Структурная схема деятельности

Глава 5. Психологическая теория деятельности • 125

Еще один вид деятельности — это учение. Учение выступает как вид деятель­ности, целью которого является приобретение человеком знаний, умений и навы­ков. Учение может быть организованным и осуществляться в специальных обра­зовательных учреждениях. Оно может быть не организованным и происходить по­путно, в других видах деятельности как их побочный, дополнительный результат. У взрослых людей учение может приобретать характер самообразования. Особен­ности учебной деятельности состоят в том, что она непосредственно служит сред­ством психологического развития индивида.

Особое место в системе человеческой деятельности занимает труд. Благодаря труду человек стал тем, кто он есть. Благодаря труду человек построил современ­ное общество, создал предметы материальной и духовной культуры, преобразо­вал условия своей жизни таким образом, что открыл для себя перспективы даль­нейшего, практически неограниченного развития. С трудом прежде всего связано создание и совершенствование орудий труда. Они, в свою очередь, явились фак­тором повышения производительности труда, развития науки, промышленного производства, технического и художественного творчества.

Деятельность человека — это весьма сложное и многообразное явление (рис. 5.1). В осуществлении деятельности задействованы все компоненты иерар­хической структуры человека: физиологический, психический и социальный.

5.2. Основные понятия психологической теории деятельности. Операционно-технические аспекты деятельности

Мы приступаем к рассмотрению теории, которая имела огромное значение для развития отечественной психологии. Она была создана в советский период, явля­лась центральной психологической теорией и развивалась на протяжении более 50 лет. Разработка и развитие данной теории связана с именами таких известных отечественных психологов, как Л. С. Выготский, С. Л. Рубинштейн, А. Н. Леонть-ев, А. Р. Лурия, А. В. Запорожец, П. Я. Гальперин и др. Почему эта теория занима­ет столь значимое положение в отечественной психологии? Во-первых, ранее мы говорили о решающей роли труда и деятельности в происхождении сознания и развитии психики человека. Это точка зрения до настоящего времени является основополагающий в методологии исследований отечественных психологов. Во-вторых, психологическая теория деятельности, исходя из данной точки зре­ния, раскрывает роль деятельности в проявлении психических феноменов чело­века, в том числе и сознания. Дело в том, что судить о человеке, о его особенностях личности мы, в основном, можем лишь по результатам его деятельности.

Психологическая теория деятельности стала развиваться в конце 20-х — нача­ле 30-х гг. XX в. Главное отличие данной теории заключается в том, что она опира­ется на основные принципы диалектического материализма и использует главный тезис этого философского направления: не сознание определяет бытие, деятель­ность человека, а, наоборот, бытие, деятельность человека определяют его созна­ние. Наиболее полно теория деятельности изложена в трудах А. Н. Леонтьева.

126 • Часть I. Введение в общую психологию

Имена

Леонтьев Алексей Николаевич (1903-1979) — изве­стный отечественный психолог. В конце 1920-х гг., рабо­тая у Л. С. Выготского и используя идеи культурно-исторической концепции, провел ряд экспериментов, на­правленных на изучение высших психических функций (произвольного внимания и процессов памяти). В начале 1930-х гг. встал во главе харьковской деятельностной шко­лы и приступил к теоретической и экспериментальной разработке проблемы деятельности. В результате им была выдвинута концепция деятельности, являющаяся в настоящее время одним из признанных теоретических на­правлений современной психологии.

В отечественной психологии на основе предложен­ной Леонтьевым схемы деятельности (деятельность — действие — операция — психофизиологические функ­-ции), соотнесенной со структурой мотивационной сферы (мотив—цель—условие), изучались практически все психические явления, что стимулировало возникновение иразвитие новыхпсихологических отраслей.

Логическим развитием данной концепции Леонтьев считал возможность создания целостной системы психологии как «науки о порождении, функционировании и строении психического отра­жения реальности в процессе деятельности».

Основными понятиями данной теории являются деятельность, сознание и лич­ность. Рассмотрим, какой смысл вкладывается в эти понятия, какова их структура.

Деятельность человека имеет сложное иерархическое строение. Она состоит из нескольких неравновесных уровней. Верхний уровень — это уровень особых видов деятельности, затем следует уровень действий, за ним — уровень операций, и самый низкий — уровень психофизиологических функций.

Центральное место в этом иерархическом построении занимает действие, ко­торое является основной единицей анализа деятельности. Действие — это процесс, направленный на реализацию цели, которая, в свою очередь, может быть опреде­лена как образ желаемого результата. Необходимо сразу обратить внимание на то, что цель в данном случае — это сознательный образ. Выполняя определенную де­ятельность, человек постоянно держит этот образ у себя в сознании. Таким обра­зом, действие — это сознательное проявление активности человека. Исключения­ми являются случаи, когда у человека в силу определенных причин или обстоя­тельств нарушена адекватность психической регуляции поведения, например при болезни или в состоянии аффекта.

Основными характеристиками понятия «действие» являются четыре компо­нента. Во-первых, действие включает в качестве необходимого компонента акт сознания в виде постановки и удержания цели. Во-вторых, действие — это одно­временно и акт поведения. При этом следует обратить внимание на то, что дей­ствие — это движение, взаимосвязаное с сознанием. В свою очередь, из вышеизло­женного можно сделать один из основополагающих выводов теории деятельно­сти. Этот вывод состоит в утверждении о неразрывности сознания и поведения.

В-третьих, психологическая теория деятельности через понятие действия вво­дит принцип активности, противопоставляя его принципу реактивности. В чем

Глава 5. Психологическая теория деятельности • 127

различие в понятиях «активность» и «реактивность»? Понятие «реактивность» подразумевает ответное действие или реакцию на воздействие какого-либо сти­мула. Формула «стимул—реакции» является одним из основных положений би­хевиоризма. С этой точки зрения активен воздействующий на человека стимул. Активность с точки зрения теории деятельности есть свойство самого субъекта, т. е. характеризует человека. Источник активности находится в самом субъекте в форме цели, на достижение которой направлено действие.

В-четвертых, понятие «действие» выводит деятельность человека в предмет­ный и социальный мир. Дело в том, что цель действия может носить не только биологический смысл, такой как добыча пищи, но также может быть направлена на установление социального контакта или создание предмета, не связанного с биологическими потребностями.

Исходя из характеристик понятия «действие» как основного элемента анализа деятельности, формулируются основополагающие принципы психологической теории деятельности:

1. Сознание не может рассматриваться как замкнутое в самом себе: оно долж­но проявляться в деятельности (принцип «размывания» круга сознания).

2. Поведение нельзя рассматривать в отрыве от сознания человека (принцип единства сознания и поведения).

3. Деятельность — это активный, целенаправленный процесс (принцип актив­ности).

4. Действия человека предметны; их цели носят социальный характер (прин­цип предметной человеческой деятельности и принцип ее социальной обу­словленности).

Само по себе действие не может рассматриваться как тот элемент начального уровня, из которого формируется деятельность. Действие — это сложный элемент, который часто сам состоит из многих более мелких. Такое положение об7,ясняет-ся тем, что каждое действие обусловлено целью. Цели человека не только разно­образны, но и разномасштабны. Есть крупные цели, которые делятся на более мел­кие частные цели, а те, в свою очередь, могут делиться на еще более мелкие част­ные цели и т. д. Например, вы хотите посадить яблоню. Для этого вам необходимо:

1) правильно выбрать место для посадки; 2) выкопать яму; 3) взять саженец и при­сыпать его землей. Таким образом, ваша цель разбивается на три подцели. Однако если посмотреть на частные цели, то вы заметите, что и они тоже состоят из еще более мелких целей. Например, для того чтобы выкопать яму, вы должны взять лопату, вдавить ее в землю, вынуть и отбросить землю и т. д. Следовательно, ваше действие, направленное па то, чтобы посадить яблоню, состоит из более мелких элементов — частных действий.

Теперь необходимо обратить внимание на то, что каждое действие может быть выполнено по-разному, т. е. с помощью различных способов. Способ выполнения действия называется операцией. В свою очередь, способ выполнения действия за­висит от условий. В различных условиях для достижения одной и той же цели могут быть использованы различные операции. При этом под условиями подразу­меваются как внешние обстоятельства, так и возможности самого действующего субъекта. Поэтому цель, данная в определенных условиях, в теории деятельности

128 • Часть I. Введение в общую психологию

Общая психологическая характеристика деятельности — Студопедия

Глава 5. Психологическая теория деятельности

Краткое содержание

Общая психологическая характеристика деятельности. Понятие деятельности. Побуди­тельные причины деятельности. Цель деятельности. Воля и внимание в деятельности. Специфи­ка человеческой деятельности и ее атрибуты. Виды человеческой деятельности. Деятельность и развитие человека.

Основные понятия психологической теории деятельности. Операционно-технические ас­пекты. Разработка и развитие теории деятельности в трудах российских ученых. Структура дея­тельности. Действие как центральный компонент деятельности. Основные характеристики дей­ствия. Основные принципы психологической теории деятельности. Условия деятельности. По­нятие об операциях. Автоматические действия и навыки. Психофизиологические функции деятельности.

Теория деятельности и предмет психологии. Потребность как исходная форма активности живых организмов. Основные этапы формирования и развития потребности. Мотив деятельно­сти. Ведущий мотив и мотивы-стимулы. Неосознаваемые мотивы: эмоции и личностный смысл. Механизмы образования мотивов. Понятие о внутренней деятельности,

Физиология движений и физиология активности. Общее понятие о психомоторике. И. М. Се­ченов о физиологии движений. Рефлекторная концепция движения. Типы сенсомоторньтх про­цессов. Сенсоречевые реакции и идеомоторные процессы. Механизмы организации движений. Н. А. Бернштейн и его теория физиологии движений. Принцип сенсорных коррекций. Факторы, влияющие на ход выполнения движений. Сигналы обратной связи. Рефлекторное кольцо. Уров­ни построения движений по Бернштейну. Процесс формирования двигательного навыка и прин­цип активности. Основные периоды и фазы построения движений. Автоматизация движений. Принцип активности и принцип реактивности. Произвольные акты.



Одной из самых главных особенностей человека является то, что он способен трудиться, а любой вид труда является деятельностью. Деятельность — это динамическая система взаимодействия субъекта с миром. В процессе этого взаимодей­ствия происходит возникновение психического образа и его воплощение в объек­те, а также реализация субъектом своих отношений с окружающей реальностью. Любой простейший акт деятельности является формой проявления активности субъекта, а это означает, что любая деятельность имеет побудительные причины и направлена на достижение определенных результатов.

Побудительными причинами деятельности человека являются мотивы — совокупность внешних и внутренних условий, вызывающих активность субъекта и определяющих направленность деятельности. Именно мотив, побуждая к деятельности, определяет ее направленность, т. е. определяет ее цели и задачи.

Цель — это осознанный образ предвосхищенного результата, на достижение которого направлено действие человека. Целью может быть какой-либо предмет, явление или определенное действие. Задача — это заданная в определенных усло­виях (например, в проблемной ситуации) цель деятельности, которая должна быть достигнута путем преобразования этих условий согласно определенной процеду­ре. Любая задача всегда включает в себя следующее: требования, или цель, кото­рой надо достичь; условия, т. е. известный компонент постановки задачи;’ иско­мое — неизвестное, которое надо найти, чтобы достигнуть цели. Задачей ‘может быть конкретная цель, которой надо достичь. Однако в сложных видах деятельно­сти чаще всего задачи выступают как частные цели, без достижения которых нельзя достичь главной цели. Например, для того чтобы овладеть какой-либо спе­циальностью, человек должен вначале изучить ее теоретические аспекты, т. е. ре­шить определенные учебные задачи, а затем реализовать эти знания на практике и получить практические навыки, т. е. решить ряд задач практической деятельности.

Человек современного общества занимается разнообразными видами деятель­ности. Классифицировать все виды деятельности вряд ли представляется возмож­ным, поскольку для того, чтобы представить и описать все виды человеческой деятельности, необходимо перечислить наиболее важные для данного человека потребности, а число потребностей очень велико, что обусловлено индивидуаль­ными особенностями людей.

Однако можно обобщить и выделить свойственные всем людям основные виды деятельности. Они будут соответствовать общим потребностям, которые можно обнаружить практически у всех без исключения людей, а точнее — тем видам со­циальной человеческой активности, в которые неизбежно включается каждый че­ловек в процессе своего индивидуального развития. Такими видами деятельности являются игра, учение и труд.

Игра — это особый вид деятельности, результатом которого не становится производство какого-либо материального или идеального продукта. Чаще всего игры имеют характер развлечения, преследуют цель получения отдыха. Существует несколько типов игр: индивидуальные и групповые, предметные и сюжетные, ро­левые и игры с правилами. Индивидуальные игры представляют собой род деятель­ности, когда игрой занят один человек, групповые — включают несколько индиви­дов. Предметные игры связаны с включением в игровую деятельность человека каких-либо предметов. Сюжетные игры разворачиваются по определенному сце­нарию, воспроизводя его в основных деталях. Ролевые игры допускают поведение человека, ограниченное определенной ролью, которую в игре он берет на себя. Наконец, игры с правилами регулируются определенной системой правил поведе­ния их участников. Бывают и смешанные типы игр: предметно-ролевые, сюжетно-ролевые, сюжетные игры с правилами и т. п. Отношения, складывающиеся между людьми в игре, как правило, носят искусственный характер в том смысле этого слова, что окружающими они не принимаются всерьез и не являются осно­ванием для выводов о человеке. Игровое поведение и игровые отношения мало влияют на реальные взаимоотношения людей, по крайней мере среди взрослых. Тем не менее игры имеют большое значение в жизни людей. Для детей игры име­ют по преимуществу развивающее значение. У взрослых игра не является веду­щим видом деятельности, а служит средством общения и разрядки.

Еще один вид деятельности — это учение. Учение выступает как вид деятель­ности, целью которого является приобретение человеком знаний, умений и навы­ков. Учение может быть организованным и осуществляться в специальных обра­зовательных учреждениях. Оно может быть не организованным и происходить по­путно, в других видах деятельности как их побочный, дополнительный результат. У взрослых людей учение может приобретать характер самообразования. Особен­ности учебной деятельности состоят в том, что она непосредственно служит сред­ством психологического развития индивида.

Особое место в системе человеческой деятельности занимает труд. Благодаря труду человек стал тем, кто он есть. Благодаря труду человек построил современ­ное общество, создал предметы материальной и духовной культуры, преобразо­вал условия своей жизни таким образом, что открыл для себя перспективы даль­нейшего, практически неограниченного развития. С трудом, прежде всего, связано создание и совершенствование орудий труда. Они, в свою очередь, явились фак­тором повышения производительности труда, развития науки, промышленного производства, технического и художественного творчества.

Деятельность человека — это весьма сложное и многообразное явление. В осуществлении деятельности задействованы все компоненты иерар­хической структуры человека: физиологический, психический и социальный.

5.2. Основные понятия психологической теории деятельности. Операционно-техничеекие аспекты деятельности

Мы приступаем к рассмотрению теории, которая имела огромное значение для развития отечественной психологии. Она была создана в советский период, явля­лась центральной психологической теорией и развивалась на протяжении более 50 лет. Разработка и развитие данной теории связана с именами таких известных отечественных психологов, как Л. С. Выготский, С. Л. Рубинштейн, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия, А. В. Запорожец, П. Я. Гальперин и др. Почему эта теория занима­ет столь значимое положение в отечественной психологии? Во-первых, ранее мы говорили о решающей роли труда и деятельности в происхождении сознания и развитии психики человека. Это точка зрения до настоящего времени является основополагающей в методологии исследований отечественных психологов. Во-вторых, психологическая теория деятельности, исходя из данной точки зре­ния, раскрывает роль деятельности в проявлении психических феноменов чело­века, в том числе и сознания. Дело в том, что судить о человеке, о его особенностях личности мы, в основном, можем лишь по результатам его деятельности.

Психологическая теория деятельности стала развиваться в конце 20-х — нача­ле 30-х гг. XX в. Главное отличие данной теории заключается в том, что она опира­ется на основные принципы диалектического материализма и использует главный тезис этого философского направления: не сознание определяет бытие, деятель­ность человека, а, наоборот, бытие, деятельность человека определяют его созна­ние. Наиболее полно теория деятельности изложена в трудах А. Н. Леонтьева.

Леонтьев Алексей Николаевич(1903-1979) — изве­стный отечественный психолог. В конце 1920-х гг., рабо­тая у Л. С. Выготского и используя идеи культурно-исторической концепции, провеп ряд экспериментов, на­правленных на изучение высших психических функций (произвольного внимания и процессов памяти). В начале 1930-х гг. встал во главе харьковской деятельностной шко­лы и приступил к теоретической и экспериментальной разработке проблемы деятельности. В результате им была выдвинута концепция деятельности, являющаяся в настоящее время одним из признанных теоретических на­правлений современной психологии.

В отечественной психологии на основе предложен­ной Леонтьевым схемы деятельности (деятельность — действие — операция — психофизиологические функции), соотнесенной со структурой мотивационной сферы (мотив—цель—условие), изучались практически все психические явления, что стимулировало возникновение и развитие новых психологических отраслей.

Логическим развитием данной концепции Леонтьев считал возможность создания целостной системы психологии как янауки о порождении, функционировании и строении психического отра­жения реальности в процессе деятельности».

Основными понятиями данной теории являются деятельность, сознание и лич­ность. Рассмотрим, какой смысл вкладывается в эти понятия, какова их структура.

Деятельность человека имеет сложное иерархическое строение. Она состоит из нескольких неравновесных уровней. Верхний уровень — это уровень особых видов деятельности, затем следует уровень действий, за ним — уровень операций, и самый низкий — уровень психофизиологических функций.

Центральное место в этом иерархическом построении занимает действие, ко­торое является основной единицей анализа деятельности. Действие — это процесс, направленный на реализацию цели, которая, в свою очередь, может быть опреде­лена как образ желаемого результата. Необходимо сразу обратить внимание на то, что цель в данном случае — это сознательный образ. Выполняя определенную де­ятельность, человек постоянно держит этот образ у себя в сознании. Таким обра­зом, действие — это сознательное проявление активности человека. Исключения­ми являются случаи, когда у человека в силу определенных причин или обстоя­тельств нарушена адекватность психической регуляции поведения, например при болезни или в состоянии аффекта.

Основными характеристиками понятия «действие* являются четыре компо­нента. Во-первых, действие включает в качестве необходимого компонента акт сознания в виде постановки и удержания цели. Во-вторых, действие — это одно­временно и акт поведения. При этом следует обратить внимание на то, что дей­ствие — это движение, взаимосвязанное с сознанием. В свою очередь, из вышеизло­женного можно сделать один из основополагающих выводов теории деятельно­сти. Этот вывод состоит в утверждении о неразрывности сознания и поведения.

В-третьих, психологическая теория деятельности через понятие действия вво­дит принцип активности, противопоставляя его принципу реактивности. В чем

различие в понятиях «активность» и «реактивность»? Понятие «реактивность» подразумевает ответное действие или реакцию на воздействие какого-либо сти­мула. Формула «стимул—реакции» является одним из основных положений би­хевиоризма. С этой точки зрения активен воздействующий на человека стимул. Активность с точки зрения теории деятельности есть свойство самого субъекта, т. е. характеризует человека. Источник активности находится в самом субъекте в форме цели, на достижение которой направлено действие.

В-четвертых, понятие «действие» выводит деятельность человека в предмет­ный и социальный мир. Дело в том, что цель действия может носить не только биологический смысл, такой как, добыча пищи, но также может быть направлена на установление социального контакта или создание предмета, не связанного с биологическими потребностями.

Исходя из характеристик понятия «действие» как основного элемента анализа деятельности, формулируются основополагающие принципы психологической теории деятельности:

1. Сознание не может рассматриваться как замкнутое в самом себе; оно долж­но проявляться в деятельности (принцип «размывания» круга сознания).

2. Поведение нельзя рассматривать в отрыве от сознания человека (принцип единства сознания и поведения).

3. Деятельность — это активный, целенаправленный процесс (принцип актив­ности).

4. Действия человека предметны; их цели носят социальный характер (прин­цип предметной человеческой деятельности и принцип ее социальной обу­словленности).

Само по себе действие не может рассматриваться как тот элемент начального уровня, из которого формируется деятельность. Действие — это сложный элемент, который часто сам состоит из многих более мелких. Такое положение объясняет­ся тем, что каждое действие обусловлено целью. Цели человека не только разно­образны, но и разномасштабны. Есть крупные цели, которые делятся на более мел­кие частные цели, а те, в свою очередь, могут делиться на еще более мелкие част­ные цели и т. д. Например, вы хотите посадить яблоню. Для этого вам необходимо: 1) правильно выбрать место для посадки; 2) выкопать яму; 3) взять саженец и при­сыпать его землей. Таким образом, ваша цель разбивается на три подцели. Однако если посмотреть на частные цели, то вы заметите, что и они тоже состоят из еще более мелких целей. Например, для того чтобы выкопать яму, вы должны взять лопату, вдавить ее в землю, вынуть и отбросить землю и т. д. Следовательно, ваше действие, направленное на то, чтобы посадить яблоню, состоит из более мелких элементов — частных действий.

Теперь необходимо обратить внимание на то, что каждое действие может быть выполнено по-разному, т. е. с помощью различных способов. Способ выполнения действия называется операцией. В свою очередь, способ выполнения действия за­висит от условий. В различных условиях для достижения одной и той же цели могут быть использованы различные операции. При этом под условиями подразу­меваются как внешние обстоятельства, так и возможности самого действующего субъекта. Поэтому цель, данная в определенных условиях, в теории деятельности

Сущность психологической теории деятельности — Студопедия.Нет

Психологическая теория деятельности была создана в советской психологии в 20-х – начале 30-х гг. прошлого века и развивалась около 50 лет советскими психологами: С.Л. Рубинштейном, А.Н. Леонтьевым, А.Р. Лурией, А.В. Запорожцем, П.Я. Гальпериным.

    Использование категории деятельности – отличительная черта отечественной психологии.

Деятельность – специфически человеческая, регулируемая сознанием активность, порождаемая потребностями и направленная на познание и преобразование внешнего мира и самого человека.

Деятельность человека носит общественный, преобразующий характер и не сводится к простому удовлетворению потребностей, в значительной степени определяясь целями и требованиями общества.

Проблема деятельности органически связана с проблемой личности и сознания. Эти три категории в психологии выступают в качестве 3 основных принципов психологии (см. принципы психологии). Личность и формируется, и проявляется в деятельности. Деятельность – это процесс взаимодействия человека с миром, но процесс не пассивный, а активный и сознательно регулируемый личностью.

Деятельность человека проявляется и продолжается в творениях, она носит продуктивный, а не только потребительский характер.

Деятельность человека принципиально отличается от активности животных.

1. Активность животных вызвана естественными потребностями, деятельность человека в основном порождается и поддерживается искусственными потребностями, возникающими благодаря присвоению достижений культурно-исторического развития людей настоящего и предшествующих поколений. Это – потребности в познании (научном и художественном), творчестве, в нравственном самосовершенствовании и другие.


2. От активности животных отличаются формы и способы организации человеческой деятельности, почти все они связаны со сложными двигательными навыками и умениями, приобретенными в результате сознательного целенаправленного организованного обучения, которых нет у животных.

3. Животные потребляют то, что им дано природой. Человек, напротив, больше создает, чем потребляет.

Итак, главные отличия деятельности человека от активности животных сводятся к следующему:

Социальная обусловленность. Человеческая деятельность в ее разнообразных формах и средствах реализации есть продукт общественно-исторического развития. Предметная деятельность людей с рождения им не дана. Она «задана» в культурном предназначении и способе использования окружающих предметов. Такую деятельность необходимо формировать и развивать в обучении и воспитании. Активность животных выступает как результат их биологической эволюции.

Целенаправленность. Деятельность человека в отличие от инстинктов животных является сознательной. Люди всегда руководствуются сознательно поставленными целями, которые достигаются ими с помощью тщательно продуманных и испытанных средств или способов действия. Любая деятельность состоит из отдельных действий, объединенных единством цели и направленных на достижение результатов, запрограммированных этой целью.



Плановость деятельности.Деятельность – это не сумма отдельных действий или движений. В любом виде деятельности все ее составляющие подчинены определенной системе, являются взаимосвязанными и осуществляются по осмысленному плану. Высшие животные решают двухфазные задачи для удовлетворения потребностей, носящих более или менее стабильный характер и ограниченных в основном биологическими нуждами.

Предметность. Деятельность человека связана с предметами материальной и духовной культуры, которые используются им или в качестве инструментов, или в качестве предметов удовлетворения потребностей, или средств собственного развития. Для животных человеческие орудия и средства удовлетворения потребностей как таковые не существуют.

Субъектность. Деятельность обусловлена личностными характеристиками человека и преобразует его самого, его способности, потребности, условия жизни. Активность животных практически ничего не меняет ни в них самих, ни во внешних условиях их жизни.

Творчество. Деятельность человека носит продуктивный, творческий, созидательный характер. Человек в процессе выполнения деятельности преобразует и самого себя. Активность животных имеет потребительскую основу, она в результате ничего нового, по сравнению с тем, что дано природой, не производит и не создает.

Деятельность отличается не только от активности, но и от поведения.

– поведение не всегда целенаправленно, а деятельность всегда целенаправленна;

– поведение не предполагает создания определенного продукта, а деятельность нацелена на создание некоторого продукта;

– поведение носит зачастую пассивный характер, деятельность всегда активна;

– поведение может быть импульсивным, деятельность произвольна;

– поведение может быть спонтанно, деятельность организованна;

– поведение может быть хаотично, деятельность систематизирована.

Различают две формы деятельности: внешнюю(практическую, предметную, видимую для других людей) и внутреннюю(психическую: гностическую – перцептивную, мнемическую, имажинативную, мыслительную; эмоциональную и волевую). Долгое время психология занималась исключительно внутренней деятельностью. Считалось, что внешняя деятельность лишь выражала внутреннюю (или «деятельность сознания»). Потребовалось много времени, чтобы прийти к выводу о том, что обе эти формы деятельности представляют собой общность,через которую человек взаимодействует с окружающим его миром. Обе формы имеют принципиально одинаковое строение, т. е. побуждаются потребностями и мотивами, сопровождаются переживаниями и направляются целями. Внутреннюю деятельность отличает от внешней лишь то, что в нее включены не реальные предметы, а их психические образы;. результаты внутренней деятельности также выражены в идеальной форме (образе), который может стать или не стать реальным продуктом.

Единство этих двух форм деятельности проявляется и в их взаимных переходах через процессы интериоризации и экстериоризации.

Процесс интериоризациивыражает способность психики оперировать образами предметов и явлений, которые в данный момент отсутствуют в поле зрения человека.

Экстериоризациядеятельности характеризует способность человека осуществлять внешние действия (операции) на основе преобразования сложившихся за счет интериоризации внутренних закономерностей, за счет сформированного ранее внутреннего идеального плана деятельности. Экстериоризация – воплощение предшествующего опыта в физические внешние действия.

Структура деятельности

Деятельность –активное взаимодействие субъекта со средой, в котором он достигает сознательно поставленную цель, возникшую в результате появления у него определенной потребности.

С.Л. Рубинштейн в психологическую структуру включил: мотивцельспособ(действия и операции), результат.

Основной функцией деятельности является развитие личности, что отражено в принципе развития личности в деятельности.

Психологический анализ деятельности, в том числе деятельности психической, позволяет охарактеризовать ее структурные элементы:

потребность – отражение нужды организма или личности в чем-либо и источник активности личности;

мотив – отражение потребностей, побуждение субъекта к деятельности;

цель – прогнозируемый результат деятельности. Деятельность начинается с осознании объективной цели как отражаемого, ибо цель деятельности как психическое явление не зеркальна, а личностно переработана на основании определяющей рольи потребностей конкретной личности;

способ выполнения деятельности – действия и операции, с помощью которых реализуется деятельность;

результат – идеальный продукт или «овеществленная» (А.Н. Леонтьев) материализованная цель.

Процесс деятельности начинается с постановки цели на основе потребностей и мотивов (или осознание человеком поставленной перед ним задачи). Основным компонентом деятельности является действие, которое имеет свои: цель, мотив, способ (операции) и результат.

Деятельностьсостоит из действий, а действия – из операций.Если человек не владеет операциями,характерными для конкретного вида деятельности, он не может успешно ее выполнять.

Действие –элемент деятельности, в процессе которого достигается конкретная, не разлагаемая на более простые, осознанная цель.

Цель задает действие. Последовательность действий обеспечивает реализацию цели деятельности. Действие – единица анализа деятельности. Действие– один из определяющих компонентов деятельности человека, который формируется под влиянием ее цели.

Каждое действие имеет свою психологическую структуру: цель действия, мотивы, операции и конечный результат.

Операция– конкретный способ выполнения действия. Каждое действие может быть выполнено несколькими операциями. Выбор той или иной операции определяется конкретной ситуацией и индивидуальными особенностями субъекта деятельности (см. Индивидуальный стиль деятельности). Например, женский способ вдевания нитки в иголку состоит в том, что нитка вдвигается в ушко иголки, а мужчины, наоборот, ушко надвигают на нитку.

Операции характеризуют техническую сторону действий. Характер используемых операций зависит от условий, в которых совершается действие. Если действие отвечает собственной цели, то операция отвечает условиям, в которых эта цель задана. При этом под условиями подразумеваются внешние и внутренние обстоятельства. Цель, заданная в определенных условиях, называется задачей.

Операции принципиально отличаются от действий, которые предполагают и осознаваемую цель, и сознательный контроль протекания; тем, что они мало осознаются или совсем не осознаются.

5.2. Основные понятия психологической теории деятельности. Операционно-технические аспекты деятельности

Мы
приступаем к рассмотрению теории,
которая имела огромное значение для
развития отечественной психологии. Она
была создана в советский период, явля­лась
центральной психологической теорией
и развивалась на протяжении более 50
лет. Разработка и развитие данной теории
связана с именами таких известных
отечественных психологов, как Л. С.
Выготский, С. Л. Рубинштейн, А. Н. Леонть­ев,
А. Р. Лурия, А. В. Запорожец, П. Я. Гальперин
и др. Почему эта теория занима­ет столь
значимое положение в отечественной
психологии? Во-первых, ранее мы говорили
о решающей роли труда и деятельности в
происхождении сознания и развитии
психики человека. Это точка зрения до
настоящего времени является основополагающий
в методологии исследований отечественных
психологов. Во-вторых, психологическая
теория деятельности, исходя из данной
точки зре­ния, раскрывает роль
деятельности в проявлении психических
феноменов чело­века, в том числе и
сознания. Дело в том, что судить о
человеке, о его особенностях личности
мы, в основном, можем лишь по результатам
его деятельности.

Психологическая
теория деятельности стала развиваться
в конце 20-х — нача­ле 30-х гг. XX в. Главное
отличие данной теории заключается в
том, что она опира­ется на основные
принципы диалектического материализма
и использует главный тезис этого
философского направления: не сознание
определяет бытие, деятель­ность
человека, а, наоборот, бытие, деятельность
человека определяют его созна­ние.
Наиболее полно теория деятельности
изложена в трудах А. Н. Леонтьева.

Леонтьев
Алексей Николаевич (1903-1979) — изве­стный
отечественный психолог. В конце 1920-х
гг., рабо­тая у Л. С. Выготского и
используя идеи культурно-исторической
концепции, провел ряд экспериментов,
на­правленных на изучение высших
психических функций (произвольного
внимания и процессов памяти). В начале
1930-х гг. встал во главе харьковской
деятельностной шко­лы и приступил к
теоретической и экспериментальной
разработке проблемы деятельности. В
результате им была выдвинута концепция
деятельности, являющаяся в настоящее
время одним из признанных теоретических
направлений
современной психологии.

В
отечественной психологии на основе
предложен­ной Леонтьевым схемы
деятельности (деятельность — действие
— операция — психофизиологические
функ­ции), соотнесенной со структурой
мотивационной сферы (мотив—цель—условие),
изучались практически все психические
явления, что стимулировало возникновение
и развитие новых психологических
отраслей.

Логическим
развитием данной концепции Леонтьев
считал возможность создания целостной
системы психологии как «науки о
порождении, функционировании и строении
психического отра­жения реальности
в процессе деятельности».

Основными
понятиями данной теории являются
деятельность, сознание и личность.
Рассмотрим, какой смысл вкладывается
в эти понятия, какова их структура.

Деятельность
человека имеет сложное иерархическое
строение. Она состоит из нескольких
неравновесных уровней. Верхний уровень
— это уровень особых видов деятельности,
затем следует уровень действий, за ним
— уровень операций, и самый низкий —
уровень психофизиологических функций.

Центральное
место в этом иерархическом построении
занимает действие,
ко­торое
является основной единицей анализа
деятельности. Действие — это процесс,
направленный на реализацию цели, которая,
в свою очередь, может быть опреде­лена
как образ желаемого результата. Необходимо
сразу обратить внимание на то, что цель
в данном случае — это сознательный
образ. Выполняя определенную де­ятельность,
человек постоянно держит этот образ у
себя в сознании. Таким обра­зом,
действие — это сознательное проявление
активности человека. Исключения­ми
являются случаи, когда у человека в силу
определенных причин или обстоя­тельств
нарушена адекватность психической
регуляции поведения, например при
болезни или в состоянии аффекта.

Основными
характеристиками понятия «действие»
являются четыре компо­нента. Во-первых,
действие включает в качестве необходимого
компонента акт сознания
в виде постановки и удержания цели.
Во-вторых, действие — это одно­временно
и акт поведения. При этом следует обратить
внимание на то, что дей­ствие — это
движение, взаимосвязаное с сознанием.
В свою очередь, из вышеизло­женного
можно сделать один из основополагающих
выводов теории деятельно­сти. Этот
вывод состоит в утверждении о неразрывности
сознания и поведения.

В-третьих,
психологическая теория деятельности
через понятие действия вво­дит принцип
активности, противопоставляя
его принципу реактивности. В чем различие
в понятиях «активность» и «реактивность»?
Понятие «реактивность» подразумевает
ответное действие или реакцию на
воздействие какого-либо сти­мула.
Формула «стимул—реакции» является
одним из основных положений би­хевиоризма.
С этой точки зрения активен воздействующий
на человека стимул. Активность с точки
зрения теории деятельности есть свойство
самого субъекта, т. е. характеризует
человека. Источник активности находится
в самом субъекте в форме цели, на
достижение которой направлено действие.

В-четвертых,
понятие «действие» выводит деятельность
человека в предмет­ный и социальный
мир. Дело в том, что цель действия может
носить не только биологический смысл,
такой как добыча нищи, но также может
быть направлена на установление
социального контакта или создание
предмета, не связанного с биологическими
потребностями.

Исходя
из характеристик понятия «действие»
как основного элемента анализа
деятельности, формулируются основополагающие
принципы психологической теории
деятельности:

  1. Сознание
    не может рассматриваться как замкнутое
    в самом себе: оно должно проявляться в
    деятельности (принцип «размывания»
    круга сознания).

  2. Поведение
    нельзя рассматривать в отрыве от
    сознания человека (принцип единства
    сознания и поведения).

  3. Деятельность
    — это активный, целенаправленный
    процесс (принцип активности).

  4. Действия
    человека предметны; их цели носят
    социальный характер (принцип предметной
    человеческой деятельности и принцип
    ее социальной обусловленности).

Само
по себе действие не может рассматриваться
как тот элемент начального уровня, из
которого формируется деятельность.
Действие — это сложный элемент, который
часто сам состоит из многих более мелких.
Такое положение объясняет­ся тем, что
каждое действие обусловлено целью. Цели
человека не только разно­образны, но
и разномасштабны. Есть крупные цели,
которые делятся на более мел­кие
частные цели, а те, в свою очередь, могут
делиться на еще более мелкие част­ные
цели и т. д. Например, вы хотите посадить
яблоню. Для этого вам необходимо: 1)
правильно
выбрать место для посадки; 2) выкопать
яму; 3) взять саженец и при­сыпать его
землей. Таким образом, ваша цель
разбивается на три подцели. Однако если
посмотреть на частные цели, то вы
заметите, что и они тоже состоят из еще
более мелких целей. Например, для того
чтобы выкопать яму, вы должны взять
лопату, вдавить ее в землю, вынуть и
отбросить землю и т. д. Следовательно,
ваше действие, направленное на то, чтобы
посадить яблоню, состоит из более мелких
элементов — частных действий.

Теперь
необходимо обратить внимание на то, что
каждое действие может быть выполнено
по-разному, т. е. с помощью различных
способов. Способ выполнения действия
называется операцией. В свою очередь,
способ выполнения действия за­висит
от условий. В различных условиях для
достижения одной и той же цели могут
быть использованы различные операции.
При этом под условиями подразу­меваются
как внешние обстоятельства, так и
возможности самого действующего
субъекта. Поэтому цель, данная в
определенных условиях, в теории
деятельности называется задачей. В
зависимости от задачи операция может
состоять из разно­образных действий,
которые могут подразделяться на еще
более мелкие (частные) действия. Таким
образом, операции — это более крупные
единицы деятельности, чем действия.

Главное
свойство операций состоит в том, что
они мало осознаются или совсем не
осознаются. Этим операции отличаются
от действий, которые предполагают и
сознаваемую цель и сознательный контроль
за протеканием действия. По существу,
уровень операций — это уровень
автоматических действий и навыков.
Под
навыками понимаются автоматизированные
компоненты сознательной деятель­ности,
вырабатывающиеся в процессе ее выполнения.
В отличие от тех движений, которые с
самого начала протекают автоматически,
как, например, рефлекторные движения,
навыки становятся автоматическими в
результате более или менее дли- тельного
упражнения. Поэтому операции бывают
двух видов: к операциям перво­го вида
относятся те, которые возникли путем
адаптации и приспособления к усло­виям
обитания и деятельности, а к операциям
второго вида — сознательные дей­ствия,
благодаря автоматизации ставшие навыками
и перемещенные в область неосознаваемых
процессов. При этом первые практически
не осознаются, в то вре­мя как вторые
находятся на грани сознания.

Теория

Теория
деятельности не является единствен­ной
теорий, рассматривающей психическое
раз­витие через призму выполнения
определенных трудовых и поведенческих
актов. В американ­ской психологии,
являющейся наследницей би­хевиоризма,
большую популярность и большое
распространение получипа теория
научения.

С
точки зрения американских психологов,
научение — это относительно устойчивое
пове­дение, возникающее в результате
практики. Из­менения поведения,
возникающие благодаря созреванию (а не
практики) или временным состояниям
организма (таким, как усталость или
состояния, вызванные приемом лекарств
ит. д.), сюда не относятся. Принято выделять
четыре вида научения: а) привыкание, б)
класси­ческое обусловливание, в)
оперантное обуслов­ливание и г)
комплексное научение.

Привыкание
— простейший вид научения, который
сводится к научению игнорировать
сти­мул, ставший уже знакомым и не
вызывающий серьезных последствий;
например, научение иг­норированию
тиканья новых часов.

Классическое
и оперантное обусловливание связаны с
формированием ассоциаций, т. е. с научением
тому, что некоторые события про­исходят
вместе. При классическом обусловли­вании
организм усваивает, что за одним собы­тием
следует другое; например, ребенок
на­учается тому, что за видом груди
последует вкус молока. (Вообще принято
считать, что эк­сперименты И..П.
Павлова по формированию условных
рефлексов являются образцом клас­сического
обусловливания.) При оперантном
обусловливании организм усваивает, что
совер­шаемая им реакция будет иметь
определенные
научения

последствия;
например, маленький ребенок на­учается
тому, что если ударить брата или сест­ру,
то это вызовет неодобрение родителей.

В
комплексном научении помимо формиро­вания
ассоциаций содержится нечто большее,
например, применение некоторой стратегии
при решении задачи или построение
мысленной карты своего окружения.

Первые
работы по научению и особенно по
обусловливанию проводились в рамках
бихевиористского подхода. В них изучалось
то, как жи­вотные научаются устанавливать
ассоциации между стимулами или между
стимулом и ответ­ной реакцией. В
соответствии с общей позици­ей
бихевиоризма поведение лучше всего
понимать в терминах внешних причин, а
не умствен­ных процессов, поэтому
основное внимание в этих работах
уделялось внешним стимулам и реакциям.
Бихевиористский подход к научению
содержал и другие ключевые положения.
Со­гласно одному из них, простые
ассоциации клас­сического или
оперантного типа являются «кир­пичиками»,
из которых строится все научение. Так,
бихевиористы полагали, что такая сложная
вещь, как освоение речи, по сути есть
заучива­ние множества ассоциаций.
Согласно другому положению, независимо
от того, что именно заучивается и кто
именно заучивает — будь то крыса, которая
научается проходить лабиринт, или
ребенок, осваивающий операцию деления
столбиком, — везде действуют одни и те
же базовые законы научения.

В
этих работах было описано множество
явлений и получены данные, которые
составили основу дальнейших исследо­ваний
ассоциативного научения. В ходе этих
исследований многие положения
бихевиористов претерпели существенные
изменения, но это произошло уже в рамках
другого направления — когнитивной
психологии.

В
когнитивной психологии изучались
прави­ла и стратегии ассоциативного
научения, поэто­му потребовалось
изучить, как происходит на­учение у
различных биологических видов. В
ре­зультате проблемы научения стали
изучаться в рамках биологических
подходов. Одна из пер­вых попыток
выявить биологические механизмы
заключалась в том, чтобы найти конкретный
уча­сток мозга, который отвечает за
научение (по­добно тому, как существует
особый участок ко­ры, отвечающий за
обработку цвета). Однако эта попытка не
увенчалась успехом. Существую­щие
сегодня данные показывают, что продук­ты
долговременного научения распределены
по всей коре, но возможно, что зрительные
аспек­ты того, чему научаются, хранятся
в основном в зрительных участках мозга,
моторные аспек­ты — а моторных участках
и т. д.

Другим
неработающим подходом оказался тот, в
котором предполагается, что какие бы
участки мозга и нейроны ни участвовали
а на­учении, какие-то из них после
научения остают­ся активными. Хотя
эта мысль, как потом выяс­нилось,
справедлива для кратковременного
на­учения и памяти, исследователи
согласны с тем, что она неприменима к
долговременному на­учению. Если бы
все, чему мы научились, дава­ло
постоянный прирост нервной активации,
наш мозг с каждым днем становился бы
все актив­нее; очевидно, что это не
так.

Сегодня
сторонники теории научения полагают,
что нервная основа научения заключена
в структурных изменениях нервной
системы, и они все больше ищут эти
изменения на уров­не нервных соединений.
В частности, наиболее популярной сегодня
является следующая идея. Импульс от
одного нейрона к другому переда­ется
по аксону нейрона-отправителя. Поскольку
аксоны отделены синаптической щелью,
ак­сон отправителя выделяет медиатор,
который распространяется сквозь эту
щель и стимулиру­ет нейрон-получатель.
Точнее говоря, когда им­пульс проходит
по аксону отправителя, он ак­тивирует
окончания этого нейрона, высвобож­дая
медиатор, который вбирается рецепторами
нейрона-получателя. Весь этот механизм
назы­вается синапсом. Ключевыми
моментами, от­носящимися к научению,
являются следующие: некоторые структурные
изменения в синапсе и есть нервная
основа научения; результатом это­го
структурного изменения является более
эффективная синаптическая передача.

Таким
образом, сегодня существуют две теории,
рассматривающие развитие психиче­ских
явпений через практическую деятельность.
Это теория деятельности и теория
научения. В чем их принципиальное
различие? Теория дея­тельности прежде
всего исходит из принципа активности.
Субъект активен, что выражается в свободе
его выбора. В свою очередь, выбор субъекта
определяется его потребностями, мо­тивами
и целями. Условия воспитания и другие
социальные факторы играют важную роль
в фор­мировании поведения субъекта,
но все же осо­бенности личности
являются ведущими в осуще­ствлении
деятельности. Теория научения, как мы
видели, в первую очередь обращает
внимание на внешние факторы и биологические
механиз­мы, лежащие в основе научения.

По:
Аткинсон Р. Л., Аткинсон Р. С,
Смит
Э. Е. и
др. Введение в психологию:
Учебник для университетов / Пер. с англ.
под. ред. В.
П. Зинченко.
— М.: Тривола. 1999.

Исходя
из вышеизложенного можно сделать вывод
о том, что трудно выделить четкую грань
между операциями и действиями. Например,
при выпечке блинов вы не задумываясь
переворачиваете блин с одной стороны
на другую, — это опера­ция. Но если вы
при выполнении этой деятельности
начинаете себя контролиро­вать и
думать, как сделать лучше, то сталкиваетесь
с необходимостью выполнения целого
ряда действий. В этом случае переворачивание
блина превращается в цель целой серии
действий, что само по себе не может
рассматриваться в качестве опе­рации.
Следовательно, одним из наиболее
информативных признаков, разгра­ничивающих
действия и операции, является соотношение
между степенью осо­знания выполняемой
деятельности. В некоторых случаях этот
индикатор не дей­ствует, поэтому
приходится искать другой объективный
поведенческий или
физиологический
признак.

Теперь
перейдем к третьему, самому нижнему
уровню структуры деятельности —
психофизиологическим функциям. Под
психофизиологическими функция­ми в
теории деятельности понимаются
физиологические механизмы обеспечения
психических процессов. Поскольку человек
является биосоциальным существом,
протекание психических процессов
неотделимо от процессов физиологического
уровня, обеспечивающих возможность
осуществления психических процессов.
Существует ряд возможностей организма,
без которых большинство психических
функций не может осуществляться. К таким
возможностям в первую очередь следу­ет
отнести способности к ощущению, моторные
способности, возможность фикса­ции
следов прошлых воздействий. Сюда же
необходимо отнести ряд врожденных
механизмов, закрепленных в морфологии
нервной системы, а также те, которые
созревают в течение первых месяцев
жизни. Все эти способности и механизмы
достаются человеку при его рождении,
т. е. они имеют генетическую обусловлен­ность.

Психофизиологические
функции обеспечивают и необходимые
предпосылки для осуществления психических
функций, и средства деятельности.
Например, когда мы стараемся что-то
запомнить, то используем специальные
приемы для более быстрого и качественного
запоминания. Однако запоминания не
произо­шло бы, если бы мы не обладали
мнемическими функциями, заключающимися
в способности запоминать. Мнемическая
функция является врожденной. С мо­мента
рождения ребенок начинает запоминать
огромное количество информации.
Первоначально это простейшая информация,
затем, в процессе развития, возра­стает
не только объем запоминаемой информации,
но изменяются и качественные параметры
запоминания. Вместе с тем существует
болезнь памяти, при которой запоминание
становится совершенно невозможным
(корсаковский синдром), по­скольку
мнемическая функция оказывается
разрушенной. При этой болезни со­вершенно
не запоминаются события, даже те, которые
случились несколько ми­нут назад.
Поэтому даже при попытке такого больного
специально выучить ка­кой-либо текст
забывается не только текст, но и сам
факт того, что такая попытка предпринималась.
Следовательно, психофизиологические
функции составляют органический
фундамент процессов деятельности. Без
них невозможны не только конкретные
действия, но и постановка задач на их
осуществление.

Маклаков а.Г. Общая психология

16■Часть
I. Введение в общую психологию

Глава 5. Психологическая теория деятельности

Краткое содержание

Общая
психологическая характеристика
деятельности.
Понятие
деятельности. Побуди­тельные причины
деятельности. Цель деятельности. Воля
и внимание в деятельности. Специфи­ка
человеческой деятельности и ее атрибуты.
Виды человеческой деятельности.
Деятельность и развитие человека.

Основные
понятия психологической теории
деятельности. Операциоино-технические
ас­пекты.
Разработка
и развитие теории деятельности в трудах
российских ученых. Структура дея­тельности.
Действие как центральный компонент
деятельности. Основные характеристики
дей­ствия. Основные принципы
психологической теории деятельности.
Условия деятельности. По­нятие об
операциях. Автоматические действия И
навыки. Психофизиологические функции
деятельности.

Теория
деятельности и предмет психологии.
Потребность
как
исходная форма активности живых
организмов. Основные этапы формирования
и развития потребности. Мотив деятельно­сти.
Ведущий мотив и мотивы-стимулы.
Неосознаваемые мотивы: змоции и личностный
смысл. Механизмы образования мотивов.
Понятие о внутренней деятельности.

Физиология
движений и физиология активности.
Общее
понятие о психомоторике. И. М. Се­ченов
о физиологии движений. Рефлекторная
концепция движения. Типы сенсомоторных
про­цессов. Сенсоречевые реакции и
идеомоторные процессы. Механизмы
организации движений. Н.
А.
Бернштейн
и
его
теория физиологии движений. Принцип
сенсорных коррекций. Факторы, влияющие
на ход выполнения движений. Сигналы
обратной связи. Рефлекторное кольцо.
Уров­ни построения движений по
Бернштейну. Процесс формирования
двигательного навыка и прин­цип
активности. Основные периоды и фазы
построения движений. Автоматизация
движений. Принцип активности и принцип
реактивности. Произвольные акты.

5.1. Общая психологическая характеристика деятельности

Одной
из самых главных особенностей человека
является то, что он способен трудиться,
а любой вид труда является деятельностью.
Деятельность
— это дина­мическая система
взаимодействия субъекта с миром. В
процессе
этого взаимодей­ствия происходит
возникновение психического образа и
его воплощение в объек­те, а также
реализация субъектом своих отношений
с окружающей реальностью. Любой простейший
акт деятельности является формой
проявления активности субъекта, а это
означает, что любая деятельность имеет
побудительные причины и направлена на
достижение определенных результатов.

Побудительными
причинами деятельности человека являются
мотивы

со­вокупность внешних и внутренних
условий, вызывающих активность субъекта
и определяющих направленность
деятельности. Именно мотив, побуждая к
деятель­ности, определяет ее
направленность, т. е. определяет ее цели
и
задачи.

Цель
— это осознанный образ предвосхищенного
результата, на достижение которого
направлено действие человека. Целью
может быть какой-либо предмет, явление
или определенное действие. Задача —
это заданная в определенных усло­виях
(например, в проблемной ситуации) цель
деятельности, которая должна быть
достигнута путем преобразования этих
условий согласно определенной процеду­ре.
Любая задача всегда включает в себя
следующее: требования, или цель, кото­рой
надо достичь; условия, т. е. известный
компонент постановки задачи; иско­мое
— неизвестное, которое надо найти, чтобы
достигнуть цели. Задачей может быть
конкретная цель, которой надо достичь.
Однако в сложных видах деятельно­сти
чаще всего задачи выступают как частные
цели, без достижения которых нельзя
достичь главной цели. Например, для того
чтобы овладеть какой-либо спе­циальностью,
человек должен вначале изучить ее
теоретические аспекты, т. е. ре­шить
определенные учебные задачи, а затем
реализовать эти знания на практике и
получить практические навыки, т. е.
решить ряд задач практической деятельности.

Человек
современного общества занимается
разнообразными видами деятель­ности.
Классифицировать все виды деятельности
вряд ли представляется возмож­ным,
поскольку для того, чтобы представить
и описать все виды человеческой
деятельности, необходимо перечислить
наиболее важные для данного человека
потребности, а число потребностей очень
велико, что обусловлено индивидуаль­ными
особенностями людей.

Однако
можно обобщить и выделить свойственные
всем людям основные виды деятельности.
Они будут соответствовать общим
потребностям, которые можно обнаружить
практически у всех без исключения людей,
а точнее — тем видам со­циальной
человеческой активности, в которые
неизбежно включается каждый че­ловек
в процессе своего индивидуального
развития. Такими видами деятельности
являются игра,
учение и
труд.

Игра
— это особый вид деятельности, результатом
которого не становится про­изводство
какого-либо материального или идеального
продукта. Чаще всего игры имеют характер
развлечения, преследуют цель получения
отдыха. Существует несколько типов игр:
индивидуальные и групповые, предметные
и сюжетные, ро­левые и игры с правилами.
Индивидуальные
игры представляют
собой род деятель­ности, когда игрой
занят один человек, групповые

включают несколько индиви­дов.
Предметные
игры связаны
с включением в игровую деятельность
человека каких-либо предметов. Сюжетные
игры разворачиваются
по определенному сце­нарию, воспроизводя
его в основных деталях. Ролевые
игры допускают
поведение человека, ограниченное
определенной ролью, которую в игре он
берет на себя. Наконец, игры
с правилами регулируются
определенной системой правил поведе­ния
их участников. Бывают и смешанные типы
игр: предметно-ролевые, сюжет-но-ролевые,
сюжетные игры с правилами и т. п. Отношения,
складывающиеся между людьми в игре, как
правило, носят искусственный характер
в том смысле этого слова, что окружающими
они не принимаются всерьез и не являются
осно­ванием для выводов о человеке.
Игровое поведение и игровые отношения
мало влияют на реальные взаимоотношения
людей, по крайней мере среди взрослых.
Тем не менее игры имеют большое значение
в жизни людей. Для детей игры име­ют
по преимуществу развивающее значение.
У взрослых игра не является веду­щим
видом деятельности, а служит средством
общения и разрядки.

Еще
один вид деятельности — это учение.
Учение
выступает как вид деятель­ности, целью
которого является приобретение человеком
знаний, умений и навы­ков. Учение может
быть организованным и осуществляться
в специальных обра­зовательных
учреждениях. Оно может быть не
организованным и происходить по­путно,
в других видах деятельности как их
побочный, дополнительный результат. У
взрослых людей учение может приобретать
характер самообразования. Особен­ности
учебной деятельности состоят в том, что
она непосредственно служит сред­ством
психологического развития индивида.

Особое
место в системе человеческой деятельности
занимает труд.
Благодаря
труду человек стал тем, кто он есть.
Благодаря труду человек построил
современ­ное общество, создал предметы
материальной и духовной культуры,
преобразо­вал условия своей жизни
таким образом, что открыл для себя
перспективы даль­нейшего, практически
неограниченного развития. С трудом
прежде всего связано создание и
совершенствование орудий труда. Они, в
свою очередь, явились фак­тором
повышения производительности труда,
развития науки, промышленного производства,
технического и художественного
творчества.

Деятельность
человека — это весьма сложное и
многообразное явление (рис. 5.1). В
осуществлении деятельности задействованы
все компоненты иерар­хической структуры
человека: физиологический, психический
и социальный.

Теория обучения | психология | Британника

Теория обучения , любое из предложений, выдвинутых для объяснения изменений в поведении, вызванных практикой, в отличие от других факторов, например, физиологического развития.

Общая цель определения любого психологического понятия — это утверждение, которое соответствует обычному употреблению. Однако принятие этой цели влечет за собой определенную опасность. Он неявно предполагает, что общепринятый язык классифицирует с научной точки зрения; что слово обучение, например, соответствует определенному психологическому процессу.Однако, похоже, есть серьезные основания сомневаться в справедливости этого предположения. Феномены обучения настолько разнообразны и разнообразны, что их включение в одну категорию не может быть оправдано.

Признавая эту опасность (и следствие, что никакое определение обучения вряд ли будет полностью удовлетворительным) определение, предложенное в 1961 году Г.А. Кимбла можно считать представительным: обучение — это относительно постоянное изменение поведенческой потенции, которое происходит в результате усиленной практики.Хотя определение полезно, оно все же оставляет проблемы.

Определение может быть полезным, указывая, что изменение не обязательно должно быть улучшением; Приобретаются пристрастия и предрассудки, а также приобретаются навыки и полезные знания высокого уровня.

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего 1768 First Edition с подпиской.
Подпишитесь сегодня

Фраза «относительно постоянный» служит для исключения временных изменений поведения, которые могут зависеть от таких факторов, как усталость, действие наркотиков или изменение мотивов.

Слово «потенциальность» охватывает эффекты, которые не проявляются сразу; можно узнать о турникетах, прочитав руководство по оказанию первой помощи, и использовать эту информацию позже.

Утверждение, что обучение происходит в результате практики, исключает эффекты физиологического развития, старения и повреждения мозга.

Положение о том, что практика должна быть усилена, служит для того, чтобы отличать обучение от противоположной утраты неукрепленных привычек. Под подкреплением объективно понимается любое условие — часто награда или наказание — которое может способствовать обучению.

Однако определение вызывает затруднения. Насколько постоянный относительно постоянный? Предположим, кто-то ищет адрес, записывает его на конверте, но через пять минут ему приходится снова искать его, чтобы убедиться, что он правильный. Считается ли это относительно постоянным? Хотя это общепринято как обучение, это, похоже, нарушает определение.

Что именно дает практика? Это изменение нервной системы? Суть ли в том, чтобы стимулировать стимулы, которые могут вызвать реакцию, которой раньше не было? Означает ли это развитие ассоциаций, обретение инсайтов или новые перспективы?

Такие вопросы служат для того, чтобы отличить описательное определение Кимбла от теоретических попыток определить обучение путем выявления природы лежащего в его основе процесса.Они могут быть нейрофизиологическими, перцептивными или ассоциативными; они начинают очерчивать теоретические вопросы и выявлять основы и проявления обучения. (Процессы перцептивного обучения рассматриваются в статье Восприятие: Перцептивное обучение.)

Диапазон явлений, называемых обучением

Даже у простейших животных проявляются такие примитивные формы адаптивной деятельности, как привыкание, устранение отработанных реакций. Например, парамеций может научиться вылетать из узкой стеклянной трубки, чтобы добраться до еды.Обучение в этом случае заключается в устранении (привыкании) ненужных движений. Привыкание также было продемонстрировано у млекопитающих, у которых контроль, обычно осуществляемый высшими (мозговыми) центрами, нарушен из-за перерезания спинного мозга. Например, многократное нанесение ударов током по лапе кошки, подвергшейся лечению, приводит к привыканию к рефлекторной реакции отмены. Способны ли одноклеточные животные или кошки, которые функционируют только через спинной мозг, к высшим формам обучения, является предметом споров.Единичные сообщения о том, что у таких животных возможны условные реакции, были предметом острой дискуссии.

На более высоких уровнях эволюции спектр явлений, называемых обучением, более обширен. Многие виды млекопитающих демонстрируют следующие разновидности обучения.

Эту форму обучения изучал Иван Петрович Павлов (1849–1936). Некоторый нейтральный стимул, такой как звонок, предъявляется непосредственно перед доставкой какого-либо эффективного стимула (например, еда или кислота, помещенная в рот собаки).Такая реакция, как слюноотделение, первоначально вызванная только эффективным стимулом, в конечном итоге появляется при предъявлении изначально нейтрального стимула. Говорят, что ответ стал условным. Классические условные рефлексы легче всего установить при непроизвольных реакциях, опосредованных вегетативной нервной системой.

Указывает на то, что вы научились получать награду или избегать наказания. Лабораторные примеры такого кондиционирования у мелких млекопитающих или птиц обычны. Крыс или голубей можно научить нажимать на рычаги для получения еды; они также учатся избегать или прекращать поражение электрическим током.

Цепочка

В форме обучения, называемой цепочкой, от испытуемого требуется дать серию ответов в определенном порядке. Например, необходимо освоить последовательность правильных поворотов в лабиринте или выучить список слов в определенной последовательности.

Приобретение навыка

В определенных пределах лабораторных животных можно научить регулировать силу, с которой они нажимают на рычаг, или контролировать скорость, с которой они бегают по аллее. Такие навыки приобретаются, когда вознаграждение зависит от количественно ограниченной производительности.Среди людей, обучающихся сложным, точным навыкам (, например, завязывания шнурков), обычное дело.

При обучении различению субъект вынужден реагировать только на выбранные сенсорные характеристики стимулов. Дискриминация, которую можно установить таким образом, может быть довольно тонкой. Голуби, например, могут научиться распознавать различия в цветах, которые не различимы для человека, без использования специальных устройств.

Считается, что организм усвоил концепцию, когда он однозначно реагирует на все объекты или события в данном логическом классе в отличие от других классов.Даже гуси могут освоить такие понятия, как округлость и треугольность; после тренировки они могут правильно реагировать на круглые или треугольные фигуры, которых никогда раньше не видели.

.

Краткий обзор теории и исследований привязанности взрослых

Сводка

Исследования привязанности взрослых основываются на предположении, что та же мотивационная
система, которая порождает тесную эмоциональную связь между родителями и
их дети несут ответственность за связь, которая развивается между взрослыми
в эмоционально интимных отношениях. Цель этого эссе —
дать краткий обзор истории исследований привязанности взрослых, ключевых теоретических
идеи и примеры некоторых результатов исследования.Это эссе написано для людей, которые хотят больше узнать об исследованиях привязанности взрослых.

Предпосылки: теория привязанности Боулби

теория привязанности была первоначально разработана Джоном Боулби (1907 — 1990),
британский психоаналитик, который пытался понять сильное страдание
пережили младенцы, разлученные со своими родителями. Боулби
заметил, что разлученные младенцы пойдут на невероятные меры (например,грамм.,
плачет, цепляется, лихорадочно ищет), чтобы предотвратить
разлука с родителями или восстановление близости к пропавшему родителю.
Во время написания первых работ Боулби психоаналитические авторы считали эти выражения проявлением
незрелых защитных механизмов, которые подавляли эмоциональную
боль, но Боулби отметил, что такие выражения являются обычным явлением для самых разных
млекопитающих, и предположили, что такое поведение может служить
эволюционная функция.

Опираясь на этологическую теорию, Боулби предположил, что эти поведения привязанности ,
такие как плач и поиск, были адаптивными реакциями на разлуку с
основная фигура вложения — тот, кто оказывает поддержку,
защита и забота. Поскольку человеческие младенцы, как и младенцы других млекопитающих,
не могут прокормить или защитить себя, они зависят от ухода и
защита «старших и поумневших» взрослых.Боулби утверждал, что
в ходе эволюционной истории младенцы, которые могли поддерживать
близость к фигуре привязанности через поведение привязанности с большей вероятностью доживет до репродуктивного
возраст. Согласно Боулби, мотивационная система, которую он называл
поведенческая система привязанности постепенно «проектировалась»
естественным отбором для регулирования близости к фигуре привязанности.

Система поведения привязанности — важное понятие в теории привязанности.
потому что он обеспечивает концептуальную связь между этологическими моделями
развития человека и современные теории регуляции эмоций и личности.По словам Боулби, система крепления по существу «просит»
следующий фундаментальный вопрос: Доступна ли фигурка прикрепления поблизости,
и внимательный? Если ребенок воспринимает ответ на этот вопрос как
«да», он или она чувствует себя любимым, защищенным и уверенным, и в поведении
может исследовать свое окружение, играть с другими и быть
общительный. Если же ребенок усвоит ответ на этот вопрос
чтобы быть «нет», ребенок испытывает тревогу и поведенчески
может проявлять поведение привязанности, начиная от простого визуального поиска
от нижнего крайнего до активного следования и голосовой сигнализации на другом (см. Рисунок 1).Такое поведение продолжается до тех пор, пока ребенок не сможет восстановить желаемый уровень.
физической или психологической близости к фигуре привязанности, или пока
ребенок «изнашивается», что может произойти в условиях длительного
разлука или потеря. В таких случаях Боулби считал, что маленькие дети испытывают глубокое отчаяние и депрессию.

Индивидуальные различия в моделях привязанности младенцев

Хотя Боулби считал, что описанная выше базовая динамика отражает нормативные
динамики поведенческой системы привязанности, он признал, что
индивидуальные различия в том, как дети оценивают доступность
фигуры привязанности и как они регулируют свое поведение привязанности
в ответ на угрозы.Однако только когда его коллега Мэри
Эйнсворт (1913-1999) начал систематически изучать разлучение детей и родителей, которое
было сформулировано формальное понимание этих индивидуальных различий.
Эйнсворт и ее ученики разработали технику, названную странным.
Ситуация
— лабораторная парадигма для изучения привязанности младенца к родителю.
В странной ситуации приносят 12-месячных младенцев и их родителей.
в лабораторию и систематически отделяются друг от друга и воссоединяются друг с другом.в
странная ситуация, большинство детей (т.е. около 60%) ведут себя так, как предполагалось
«нормативной» теорией Боулби. Они расстраиваются, когда родитель
покидает комнату, но, когда он возвращается, они активно ищут родителя
и легко утешаются им или ею. Дети, демонстрирующие этот узор
поведения часто называют безопасным . Остальные дети (около 20%
или меньше) изначально неуютно, а после разлуки становятся крайне
огорчало.Важно отметить, что при воссоединении со своими родителями эти дети
трудно успокоиться и часто демонстрируют противоречивое поведение
предполагающие, что они хотят утешения, но также хотят «наказать»
родителя для ухода. Этих детей часто называют тревожно-устойчивых .
Третий образец привязанности, задокументированный Эйнсворт и ее коллегами
называется избегающим . Избегающие дети (около 20%) не появляются
слишком огорчены разлукой, а после воссоединения активно избегают поисков
контакт со своими родителями, иногда обращая их внимание на игровые объекты
на полу лаборатории.

Работа Эйнсворт была важна как минимум по трем причинам. Сначала она предоставила один
первых эмпирических демонстраций того, как моделируется поведение привязанности
как в безопасном, так и в пугающем контексте. Во-вторых, она предоставила первую
эмпирическая таксономия индивидуальных различий в моделях привязанности младенцев.
Согласно ее исследованиям, существует как минимум три типа детей:
кто уверен в своих отношениях со своими родителями, те, кто
тревожно-стойкие, а тревожно-избегающие.Наконец, она продемонстрировала
что эти индивидуальные различия коррелировали с взаимодействиями младенца и родителя
в домашних условиях в течение первого года жизни. Дети, которые кажутся безопасными
в странной ситуации, например, родители, как правило,
к их потребностям. Дети, которые кажутся неуверенными в странной ситуации
(т. е. тревожно-устойчивые или избегающие) часто имеют родители, которые нечувствительны
их потребностям, или непоследовательности, или отказа в оказываемой ими помощи.В последующие годы ряд
исследователи продемонстрировали связь между ранней родительской чувствительностью и отзывчивостью и
безопасность вложений.

Романтические отношения для взрослых

Хотя Боулби был в первую очередь сосредоточен на понимании природы ребенка, ухаживающего за ним
отношения, он считал, что привязанность характеризует человеческий опыт
всю жизнь.» Только в середине 1980-х годов
однако исследователи начали серьезно относиться к возможности того, что
процессы привязанности могут разыграться во взрослом возрасте.Хазан и Шейвер (1987)
были двумя из первых исследователей, исследовавших идеи Боулби в контексте
романтических отношений. По словам Хазана и Шейвера, эмоциональная
связь, которая развивается между взрослыми романтическими партнерами, частично является функцией
той же системы мотивации — поведенческой системы привязанности — что
порождает эмоциональную связь между младенцами и их опекунами.
Хазан и Шейвер отметили, что отношения между младенцами и опекунами и отношения между взрослыми романтическими
партнеры разделяют следующие характеристики:

  • оба чувствуют себя в безопасности, когда другой рядом и отзывчивый
  • оба находятся в тесном, интимном телесном контакте
  • оба чувствуют себя неуверенно, когда другой недоступен
  • оба делятся открытиями друг с другом
  • оба играют с чертами лица друг друга и демонстрируют взаимное очарование.
    и озабоченность друг другом
  • оба ведут «детский лепет»

На основании этих параллелей Хазан и Шейвер утверждали, что взрослый романтик
отношения, такие как отношения между младенцем и опекуном, являются привязанностями и
что романтическая любовь — это свойство поведенческой системы привязанности,
а также мотивационные системы, которые порождают заботу и сексуальность.

Три следствия теории привязанности взрослых

Идея о том, что романтические отношения могут быть отношениями привязанности, возникла.
глубокое влияние на современные исследования близких отношений. Там
есть по крайней мере три важных следствия этой идеи. Во-первых, , если взрослый
романтические отношения — это отношения привязанности, тогда мы должны соблюдать
те же индивидуальные различия во взрослых отношениях, которые Эйнсворт
наблюдается в отношениях между младенцем и опекуном
.Мы можем ожидать некоторых взрослых,
например, чтобы быть в безопасности, в своих отношениях — чтобы чувствовать себя уверенно
что их партнеры будут рядом с ними, когда это необходимо, и открыты для зависимости
на других и зависимость других от них. Мы должны ожидать других взрослых,
напротив, быть неуверенными в своих отношениях. Например, некоторые
неуверенные взрослые могут быть тревожно-устойчивыми : они беспокоятся, что другие
может не любить их полностью и легко расстраиваться или злиться, когда
их потребности в привязанности остаются неудовлетворенными.Остальные могут быть избегающими : они могут
похоже, не слишком заботится о близких отношениях и может предпочесть
не быть слишком зависимым от других людей или чтобы другие были слишком зависимы
на них.

Во-вторых, , если романтические отношения взрослых — это отношения привязанности, то
то, как «работают» взрослые отношения, должно быть похоже на то, как
отношения между младенцем и опекуном
. Другими словами, одинаковые виды
факторов, которые способствуют исследованию детей (т.е., имея отзывчивый
опекун) должен способствовать исследованию среди взрослых (т. е. иметь
отзывчивый партнер). Типы вещей, которые делают фигуру привязанности
«желательно» для младенцев (т. е. отзывчивость, доступность)
Вот те факторы, которые взрослые должны находить желанными в романтических партнерах.
Короче говоря, индивидуальные различия в привязанности должны влиять на отношения.
и личностное функционирование во взрослой жизни так же, как и в детстве.

В-третьих, независимо от того, находится ли взрослый в безопасности или в незащищенных отношениях со взрослыми
может быть частичным отражением его или ее опыта общения с основными опекунами
.
Боулби считал, что мысленных репрезентаций
или рабочих моделей (т.е. ожидания, убеждения, «правила»
или «сценарии» поведения и мышления), которые ребенок держит в отношении
отношения являются функцией его или ее опыта заботы.Для
Например, безопасный ребенок склонен верить, что другие будут рядом
его или ее, потому что предыдущий опыт привел его или ее к такому выводу.
Как только у ребенка возникнут такие ожидания, он или она будет искать
из опыта отношений, который соответствует этим ожиданиям
и воспринимать других способом, окрашенным этими верованиями. Согласно
По мнению Боулби, такой процесс должен способствовать преемственности в привязанности
закономерности на протяжении всей жизни, хотя возможно, что человек
модель привязанности изменится, если его или ее опыт отношений
не соответствует его или ее ожиданиям.Короче говоря, если предположить, что
взрослые отношения — это отношения привязанности, возможно, что
дети, которые чувствуют себя в безопасности в детстве, вырастут в безопасности в своих
романтические отношения. Или, соответственно, что люди, которые, будучи взрослыми, чувствуют себя уверенно в отношениях с родителями, с большей вероятностью будут строить безопасные отношения с новыми партнерами.

В следующих разделах я кратко рассмотрю эти три следствия в свете
ранних и современных исследований привязанности взрослых.

Наблюдаем ли мы у взрослых такие же типы привязанности, что и мы?
Наблюдать среди детей?

Самое раннее исследование привязанности взрослых включало изучение ассоциации
между индивидуальными различиями в привязанности взрослых и тем, как люди
думать об их отношениях и своих воспоминаниях о том, что их отношения
со своими родителями похожи. Хазан и Шейвер (1987) разработали простой
анкета для измерения этих индивидуальных различий.(Эти отдельные
различия часто обозначаются как стили навесного оборудования , навесного оборудования
шаблоны
, ориентации крепления или различий в
организация системы крепления
.) Короче Hazan and Shaver
попросили участников исследования прочитать три абзаца, перечисленные ниже, и
укажите, какой абзац лучше всего характеризует их образ мышления, чувства,
и вести себя в близких отношениях:

А.Мне несколько неудобно быть рядом с другими; Мне трудно
полностью доверять им, трудно позволить себе полагаться на них.
Я нервничаю, когда кто-то подходит слишком близко, и часто другие хотят, чтобы я
быть более близким, чем мне комфортно быть.

Б.
Мне относительно легко сближаться с другими, и мне комфортно
в зависимости от них и от меня.Я не беспокоюсь о
быть брошенным или о том, что кто-то слишком близко подошел ко мне.

С.
Я обнаружил, что другие не хотят подходить так близко, как мне хотелось бы. я
часто переживаю, что мой партнер меня не любит или не захочет
останься со мной. Я хочу быть очень близко к своему партнеру, и это иногда
отпугивает людей.

На основе этой трех категорий
измерения, Хазан и Шейвер обнаружили, что распределение категорий
было похоже на то, что наблюдалось в младенчестве.Другими словами, около 60%
взрослые считают себя безопасными (параграф B), около 20% описали
как избегающие (параграф A), и около 20% назвали себя
как тревожно-устойчивые (пункт С).

Хотя эта мера послужила полезным способом изучения связи между привязанностью
стилей и функционирования отношений, это не позволило полностью проверить
гипотеза о том, что одинаковые виды индивидуальных различий наблюдаются у младенцев
может проявляться среди взрослых.(Во многих отношениях метод Хазана и Шейвера
предположили, что это правда.) Последующие исследования подтвердили эту гипотезу.
разными способами. Например, Келли Бреннан и ее коллеги собрали
ряд утверждений (например, «Я верю, что другие будут там
для меня, когда они мне нужны «) и изучил, как эти утверждения» висят
вместе »статистически (Brennan, Clark, & Shaver, 1998).
результаты показали, что есть два основных аспекта в отношении
к моделям привязанности взрослых (см. рисунок 2).Одна критическая переменная была помечена как , связанная с вложениями.
Тревога
. Люди, получившие высокие баллы по этой переменной, склонны беспокоиться о том,
их партнер доступен, отзывчив, внимателен и т.д.
на нижнем конце этой переменной более надежны в воспринимаемой отзывчивости
своих партнеров. Другая критическая переменная называется , связанная с вложениями.
уклонение
. Люди с высоким уровнем этого измерения предпочитают не
полагаться на других или открываться другим.Люди на нижнем уровне этого измерения
более комфортны в интимной близости с другими и более безопасны в зависимости
и зависимость от них других. У прототипа безопасного взрослого низкий уровень
по обоим этим параметрам.

Выводы Бреннана имеют решающее значение, поскольку недавний анализ статистических паттернов
поведения младенцев в странной ситуации выявляют два функционально
аналогичные измерения: тот, который отражает изменчивость тревожности и сопротивления
ребенка и другого, который фиксирует вариативность желания ребенка
использовать родителя в качестве убежища для поддержки (см. Fraley & Spieker,
2003а, 2003б).Функционально эти размеры аналогичны двумерным.
обнаружены среди взрослых, что позволяет предположить, что похожие модели привязанности
существуют в разные моменты жизни.

В свете выводов Бреннана, а также опубликованных таксометрических исследований
Фрейли и Уоллер (1998), большинство исследователей в настоящее время концептуализируют
и измерять индивидуальные различия в привязанности размерно, а
чем категорически.То есть предполагается, что стили привязанности — это вещи, которые различаются по степени, а не по виду.
Самые популярные меры взрослого стиля привязанности
— это ECR Бреннана, Кларка и Шейвера (1998), а также исследования Фрейли, Уоллера и Бреннана.
(2000) ECR-R — переработанная версия ECR. [Нажмите
здесь, чтобы пройти онлайн-викторину, чтобы определить ваш стиль привязанности
основаны на этих двух измерениях.] Оба этих инструмента самоотчета
непрерывно выставлять оценки по двум параметрам привязанности
беспокойство и избегание.[Нажмите
здесь, чтобы узнать больше о самооценке индивидуальных различий
во взрослой привязанности.]

У взрослых романтические отношения «работают» так же, как у младенцев, ухаживающих за ними
Отношения работают?

В настоящее время все больше исследований показывают, что взрослые романтики
отношения функционируют аналогично отношениям между младенцем и опекуном,
Конечно, за некоторыми примечательными исключениями.Натуралистические исследования взрослых
разлука со своими партнерами в аэропорту продемонстрировала, что поведение
признаки протеста, связанного с привязанностью, и заботы были очевидны,
и что регулирование этого поведения было связано с привязанностью
стиль (Fraley & Shaver, 1998). Например, при разводе пар
обычно проявляли больше привязанности, чем неразлучные пары,
очень избегающие взрослые проявляли гораздо меньшее поведение привязанности, чем менее
избегающие взрослых.В следующих разделах я обсуждаю некоторые параллели
которые были обнаружены между тем, как отношения между младенцем и опекуном
и взрослые романтические отношения функционируют.

Выбор партнера
Межкультурные исследования показывают, что надежная модель привязанности у
младенчество повсеместно считается наиболее желанным образцом для матерей
(см. van IJzendoorn & Sagi, 1999). По понятным причинам подобных
исследование, спрашивающее младенцев, предпочитают ли они привязанность, вызывающую безопасность
фигура.Взрослые, стремящиеся к долгосрочным отношениям, проявляют отзывчивый уход
такие качества, как внимательность, сердечность и чуткость, как наиболее «привлекательные»
в потенциальных партнерах по свиданиям (Zeifman & Hazan, 1997). Несмотря на привлекательность
Однако, обладая безопасными качествами, не все взрослые имеют надежных партнеров.
Некоторые данные свидетельствуют о том, что люди заканчивают отношения с партнерами.
которые подтверждают свои существующие представления об отношениях привязанности (Фрейзер
и другие., 1997).

Безопасная база и безопасное убежище

В младенчестве безопасные младенцы, как правило, наиболее хорошо приспособлены в том смысле, что
что они относительно устойчивы, ладят со своими сверстниками и
очень нравятся. Подобные модели были обнаружены в исследованиях
привязанность взрослых. В целом, обеспеченные взрослые обычно более удовлетворены
их отношения, чем незащищенные взрослые. Их отношения характеризуются
за счет большей продолжительности жизни, доверия, приверженности и взаимозависимости (e.г., Фини,
Noller, & Callan, 1994), и они с большей вероятностью будут использовать романтических партнеров.
в качестве безопасной базы для исследования мира (например, Fraley & Davis,
1997). Большая часть исследований привязанности взрослых была посвящена
раскрыть поведенческие и психологические механизмы, способствующие
безопасность и безопасное базовое поведение у взрослых. Было два основных
открытия на данный момент. Во-первых, в соответствии с теорией привязанности,
безопасные взрослые с большей вероятностью, чем незащищенные взрослые, будут искать поддержки у
их партнеры, когда огорчены.Кроме того, они, скорее всего,
предоставляют
поддержку своим бедствующим партнерам (например, Simpson et al.,
1992). Во-вторых, приписывание незащищенных людей
поведение их партнера во время и после обострения конфликтов в отношениях,
вместо того, чтобы облегчить их неуверенность (например, Simpson et al., 1996).

Избегающие крепления и защитные механизмы

Согласно
Согласно теории привязанности, дети различаются по видам
стратегий, которые они используют для регулирования тревожности, связанной с привязанностью.Следующий
разлука и воссоединение, например, некоторые небезопасные дети приближаются
их родители, но с амбивалентностью и сопротивлением, в то время как другие уходят
от родителей, очевидно, сводя к минимуму чувства, связанные с привязанностью
и поведение. Один из главных вопросов в изучении привязанности младенцев
являются ли дети, уходящие от родителей, избегающие детей,
действительно менее огорчены, или их защитное поведение является прикрытием
за их истинное чувство уязвимости.Исследования, в которых измеряется
способность внимания детей, частота сердечных сокращений или уровень гормона стресса
предполагает, что избегающие дети огорчены разлукой, несмотря на
тот факт, что они выглядят прохладно, оборонительно.

Недавнее исследование привязанности взрослых выявило некоторые интересные сложности.
относительно отношений между избеганием и защитой. Хотя некоторые
избегающие взрослые, которых часто называют человек, избегающих боязни, взрослых, плохо
настроены, несмотря на их защитный характер, другие, часто называемые увольняющими-избегающими
взрослые способны адаптивно использовать защитные стратегии.Например,
в экспериментальном задании, в котором взрослым было предложено обсудить проигрыш
их партнер, Фрейли и Шейвер (1997) обнаружили, что увольнение людей
(т. е. люди, которые высоко оценивают привязанность
избегание, но низкий уровень тревожности, связанной с привязанностью).
в таком же физиологическом состоянии (по оценке кожной проводимости)
как и другие люди. Когда им говорят подавить свои мысли и чувства,
однако увольнения смогли сделать это эффективно.То есть,
они могли до некоторой степени деактивировать свое физиологическое возбуждение и минимизировать
внимание, которое они уделяли мыслям, связанным с привязанностями. Испуганно-избегающего
люди не были столь успешны в подавлении своих эмоций.

Стабильны ли модели привязанности от младенчества до взрослого возраста?

Пожалуй, самый провокационный и противоречивый подтекст взрослой привязанности.
теория состоит в том, что стиль привязанности взрослого человека формируется его
или ее взаимодействия с фигурами родительской привязанности.Хотя идея
что ранний опыт привязанности может повлиять на привязанность
стиль в романтических отношениях относительно бесспорный, гипотезы
об источнике и градусов перекрытия между двумя видами
ориентации привязанности были противоречивыми.

При рассмотрении вопроса о стабильности необходимо учитывать как минимум два момента:
а) Насколько схожи между собой люди, работающие в сфере безопасности.
с разными людьми в своей жизни (например,г., мамы, отцы, романтик
партнеры)? и (b) в отношении любого из этих отношений, как
стабильна ли безопасность с течением времени?

Что касается этого первого вопроса, кажется, что существует умеренная степень
совпадений между тем, как люди чувствуют себя в безопасности со своими матерями, например,
и насколько безопасно они чувствуют себя со своими романтическими партнерами. Фрейли, например,
собрал самоотчеты о текущем стиле привязанности с
значимая родительская фигура и нынешний романтический партнер и нашел
корреляции в диапазоне приблизительно.От 20 до 0,50 (т. Е. От малого до
умеренный) между двумя типами отношений привязанности. [Нажмите
здесь, чтобы пройти онлайн-викторину, чтобы оценить сходство между
ваш стиль привязанности к разным людям в вашей жизни.]

Что касается второй проблемы, то стабильность привязанности к своему
корреляция между родителями составляет примерно 0,25 — 0,39 (Fraley,
2002). Есть только одно продольное исследование, о котором мы знаем, что
оценил связь между безопасностью в возрасте 1 года в странной ситуации и
безопасность тех же людей спустя 20 лет в их взрослых романтических отношениях.Это неопубликованное исследование выявило корреляцию 0,17 между этими двумя
переменные (Steele, Waters, Crowell, & Treboux, 1998).

Связь между ранним опытом привязанности и взрослой привязанностью
стили также изучались в ретроспективных исследованиях. Хазан и Шейвер
(1987) обнаружили, что взрослые, которые были уверены в своих романтических отношениях
чаще вспоминали свои детские отношения с родителями
как проявление нежности, заботы и принятия (см. также Feeney & Noller,
1990).

На основании исследований подобного рода представляется вероятным, что стили привязанности в
дочерний-родительский домен и стили привязанности в романтических отношениях
domain в лучшем случае связаны лишь умеренно. Каковы последствия
таких открытий для теории привязанности взрослых? По мнению некоторых писателей,
Наиболее важное положение теории состоит в том, что система привязанности,
система, изначально адаптированная для экологии младенчества, продолжает влиять на
поведение, мысли и чувства в зрелом возрасте (см. Fraley & Shaver,
2000).Это утверждение может выполняться независимо от того, являются ли индивидуальные различия
в том, как организована система, остается стабильной более десяти лет,
и стабильна в различных интимных отношениях.

Хотя социальные и когнитивные механизмы, на которые ссылаются теоретики привязанности, подразумевают
что стабильность в стиле привязанности может быть скорее правилом, чем исключением,
эти базовые механизмы могут предсказывать долгосрочную непрерывность или прерывность,
в зависимости от точных способов их концептуализации (Fraley,
2002).Фрейли (2002) обсудил две модели непрерывности, основанные на привязанности.
теории, которые делают разные прогнозы относительно долгосрочной преемственности даже
хотя они были выведены из одних и тех же основных теоретических принципов. каждый
Модель предполагает, что индивидуальные различия в представлениях о привязанности
сформированы различиями в опыте общения с воспитателями в раннем детстве,
и что, в свою очередь, эти ранние представления определяют качество
последующий опыт привязанности человека.Однако одна модель предполагает
что существующие представления обновляются и пересматриваются в свете новых
такой опыт, что старые представления в конечном итоге «перезаписываются».
Математический анализ показал, что эта модель предсказывает, что долгосрочные
стабильность индивидуальных различий приблизится к нулю. Вторая модель
аналогичен первому, но делает дополнительное предположение, что репрезентативный
сохраняются модели, разработанные на первом году жизни (т.э., они
не перезаписывается) и продолжают влиять на поведение в отношениях
жизненный путь. Анализ этой модели показал, что долговременная стабильность
может приближаться к ненулевому предельному значению. Здесь важно то, что
принципы теории привязанности могут быть использованы для получения
модели, которые делают совершенно разные прогнозы о долгосрочном
стабильность индивидуальных различий. В свете этого открытия существование
следует учитывать долгосрочную стабильность индивидуальных различий
эмпирический вопрос, а не предположение теории.

Отлично
Вопросы и дальнейшие направления исследований приложения для взрослых

Есть ряд вопросов, которые текущие и будущие исследования по прикреплению
необходимо заняться. Например, вероятно, что хотя некоторые
романтические отношения — это настоящие отношения привязанности, другие —
не. Будущим исследователям необходимо будет найти способы улучшить
определить, действительно ли отношения обслуживают связанные с привязанностями
функции.Во-вторых, хотя ясно, почему поведение привязанности может служить
важная эволюционная функция в младенчестве, неясно,
привязанность выполняет важную эволюционную функцию у взрослых. Третий,
у нас до сих пор нет четкого понимания точных факторов, которые
может изменить стиль привязанности человека. В интересах улучшения людей
жизней, необходимо будет узнать больше о факторах, способствующих
безопасность привязанности и благополучие в отношениях.

© 2018 Р. Крис Фрейли

Чтобы узнать больше о теории привязанности и исследованиях, прочтите книгу Омри, Гери и я.

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.