Почерк врачей расшифровка: как его расшифровать, программы и сервисы для опознания рецептов, написанных врачами.

Содержание

Компьютерная программа научилась распознавать почерк врачей

Компания ABBYY добавила в свою программу ABBYY FineReader новые эталоны, позволяющие распознавать медицинский почерк. Благодаря дополнительному модулю MedText пользователям FineReader не придется больше самостоятельно расшифровывать выписанные врачами рецепты или направления на лечение: достаточно отсканировать бумажную версию документа и распознать ее с помощью программы.

Как сообщил Иван Бодягин, директор департамента продуктов для распознавания текстов компании ABBYY, пользователи программы давно просили добавить возможность распознавания почерка врачей в программу ABBYY FineReader. И, как сообщает эксперт, в 12-й версии программы специалисты смогли значительно улучшить распознавание сложного арабского языка, именно это помогло в работе с почерком врачей, сообщается на официальном сайте компании.
Арабская письменность выглядит для людей, не знающих язык, как сложная последовательность связанных элементов: зачастую визуально довольно сложно выделить в словах отдельные буквы. Поэтому для распознавания арабского языка традиционно применяется подход, при котором распознаются не отдельные символы, а слова целиком. Система распознавания медицинских текстов основана на вероятностных графических моделях (PGM), байесовских сетях (BN) и скрытых марковских моделях (HMM). Программа распознает почерк врача большими блоками. В наиболее сложных случаях программа также использует обработку целых строк, как единого объекта распознавания, превращая изображение в граф вероятностных состояний, из которых потом кристаллизуется осмысленный текст.

(Как разобрать почерк врачей, узнайте здесь)
Настоящим прорывом стала созданная экспертами Система расшифровки врачебных сокращений. Вклад в ее создание сделали практически все сотрудники компании, а также пользователи программ, когда-либо бравшие больничный или получавшие от врачей рецепты. Все их справки и направления были тщательно проанализированы лингвистами. Благодаря этой работе Система расшифровки врачебных сокращений, применяемая в программе ABBYY FineReader, позволяет не только перевести рецепт в читаемый текст, но и объясняет пользователю, что же все-таки имел в виду врач.

Неразборчивый почерк врача – это вообще-то не смешно, а опасно

Плохой почерк врачей – это не столько повод для шуток, сколько веская причина поскорее перейти на электронный документооборот.

почерк врача

Неразборчивый почерк – проблема не только российских врачей

С неразборчиво написанными рецептами и медкарточками сталкиваются во всём мире, а не только в России. В конце прошлого года итальянский Минздрав разослал по всем регионам инструкции с призывом улучшить качество письма врачей. В документе подчёркивалось, что ошибки, возникающие в результате использования аббревиатур, сокращений, знаков и символов, могут иметь важное значение на всех этапах назначения препарата, как в больнице, так и вне её стен.

1

Пациенты важно правильно понять диагноз: то ли ОРВИ у него, то ли гепатит, то ли плоскостопие

Вполне очевидно, что каракули могут затруднить понимание рецепта фармацевтом и привести к ошибкам при применении лекарства. Итальянский Минздрав порекомендовал писать заглавными буквами и по возможности сократить до минимума число аббревиатур и спецсимволов.

2

В Швейцарии изучили медицинские архивы, в том числе тысячи рецептов, выписанных врачами от руки. Оказалось, что до 50% случаев – рецепт был написан плохим почерком, в 4% случаев – расшифровать запись оказалось невозможно.

В США о корреляции медицинских ошибок и плохого почерка врачей тоже говорят. Причем разговоры подкрепляют статистикой. Так, в опубликованном отчете National Academies of Science’s Institute of Medicine сказано, что ежегодно страдают из-за плохо (по причине почерка) написанных рецептов около 1,5 миллиона пациентов.

3

Тысячи врачебных ошибок случаются в мире из-за неразборчивой записи названия и дозировки лекарственного препарата, когда их пишут от руки медицинские работники.

А другие врачи могут разобрать почерк коллеги?

В Южной Африке даже провели эксперимент, чтобы ответить на этот вопрос. В качестве образцов взяли записи (в сумме 300 рецептов и медкарт), сделанные от руки 20 врачами разных специальностей. Образцы дали прочитать врачам, медсестрам и фармацевтам. Что получили в итоге?

Правильно понять написанное смогли 88 % врачей, 82 % медсестер и только 75 % фармацевтов. Ошибки в основном были в расшифровке дозировки. Так, пятая часть всех участников неверно распознали дозировку лоразепама: 4,0 мг прочитали как 40 мг (между прочим, такая доза летальна).

врачебный алфавит

Но ведь врачи так делают не специально?

Нет, не специально. По словам самих медиков, основная причина не самого каллиграфического почерка – количество писанины и темпы, в котором врачи обычно работают. Добавим к этому множество требований относительно документов, заполнения журналов, выписок и других бумажек, на которые врачи тратят свое время. В пиковые часы нагрузки почерк может становиться всё более неразборчивым из-за усталости.

На самом деле, усталость случается не только с врачами. Вспомните, как уставали кисти рук во время учебы в школе, тем более – в вузе. Однако именно с почерком врача мы встречаемся довольно часто, кроме того, медзаписи играют огромную важность в нашей жизни.

почерк врача

И что делать?

Перевести всю письменную документацию в цифру. Собственно это уже происходит. В США, Канаде, многих европейских странах система электронных медицинских записей, в том числе рецептов, уже внедрена в жизнь. Да и в России идея перевести весь массив меддокументации в цифру обсуждается давно. И врачи, и пациенты сталкиваются с неудобствами и проблемами, очевидная из которых – это нехватка времени на личное общение – из-за кипы бумаг (рецептов, карт, результатов анализов). Эти документы грешат ошибками и часто теряются.

В крупных городах (например, Москва и Санкт-Петербург) в работу медучреждений начали внедрять информационную систему, которая объединила потоки медицинских данных между врачами и пациентами. По началу нововведения вызывали недовольство у медперсонала, однако, со временем врачи оптимизировали свою работу. Например, согласно данным Санкт-Петербургского медицинского информационно-аналитического центра, около 42% всех записей на прием совершается через Интернет, а 36% – через колл-центр.

К концу 2023 года по всей России должна заработать система электронных рецептов. Эту систему предусматривает национальный проект «Здравоохранение».

Если ваш почерк оставляет желать лучшего и вы хотели бы поработать над ним, узнайте:
 Три способа стать мастером каллиграфии в конце XIX века.

Почему врачи так непонятно пишут? И как они разбирают почерк друг друга?

Первое и самое главное, рукописные тексты многих ли людей вы видите каждый день? (Не считая записки мамы на холодильнике). Встречаетесь ли вы с почерком людей других профессий? Причем не кого-то знакомого в офисе, к которому вы уже привыкли, а просто людей на момент появляющихся в вашей жизни и оставляющих какую-нибудь запись. (Честно сказать, я даже и не знаю, в какой еще профессии люди очень много пишут «от руки».)

Во-вторых, врачи используют много профессиональной терминологии, которая может быть непонятна простому обывателю. Если мы встречаем знакомые слова, то нет необходимости различать каждую букву («По рзелульаттам илссеовадний одонго анлигйсого унвиертисета, не иеемт занчнеия, в кокам пряокде рсапожолена бкувы в солве…»). А вот если незнакомые, то даже в голове мы читаем его практически по слогам.

Далее банальности: нет времени. Начинается еще все в университете. Объемы лекций огромные, с появлением проекторов и презентаций стало все еще хуже. На каждом слайде очень много информации, часто просто сплошной текст, который пытаешься перенести себе в тетрадь, хоть чуть-чуть. (Особо умные фотографируют слайд, а потом переносят это в тетрадь дома – ну каждый развлекается как хочет:)).

Занятия, особенно на старших курсах, часто проходят не в учебных классах, а в кабинете у врача, где писать приходится на коленке. Клиническое мышление еще не сформировано, поэтому, расспрашивая больного у кровати, все приходится писать сразу же, чуть ли не на весу.

А во время работы на врача сваливается столько(!) бумажной писанины, что хочется просто побыстрее с этим расправиться и непосредственно заняться делом – лечить! И да, те же дневники, рекомендации, выписки часто приходится писать на всяких совещаниях, конференциях, комиссиях, т.е. тоже на коленке.

Ради интереса попросите своих близких и друзей разных профессий написать несколько строк какого-нибудь профессионального текста быстренько, где-нибудь на краешке стола. Ну так, для сравнения:)

Почему врачи пишут так неразборчиво?

Сегодня многие заключения врачи в поликлиниках и больницах пишут уже на компьютере, а пациенту дают распечатку. И все же остались еще специалисты, которые по каким-то причинам расписывают лечение от руки либо дают рецепт, на котором написано что-то, о чем пациенту приходится только смутно догадываться. К счастью, фармацевты помогают разбираться. Но все же где-то глубоко внутри сидит такое легкое негодование из-за того, что ты не уверен, какой диагноз тебе поставили, и правильно ли ты понял инструкцию врача.

А в США, к примеру, не только негодуют, но и бьют тревогу: по их данным, ежегодно около 7000 человек умирают из-за неразборчивого почерка врачей. В России таких исследований не проводили, но мы и так знаем, что проблема есть. Стоит ли злиться на врачей из-за их неразборчивого почерка? Давайте разбираться в причинах, по которым они так пишут.

Причина № 1 – студенчество

Во время лекций студенты-медики записывают огромное количество информации, из-за чего вырабатывается привычка писать быстро, почерк в этом случае начинает терять в «качестве».

Причина № 2 – время приема

У каждого врача оно свое: кому-то отводится 15 минут на пациента, а кому-то приходится справляться и за 5-10 минут, а написать нужно, как минимум, с чем пришел человек, какой у него диагноз и что назначено, а также дать направления к узким специалистам. Тут хочешь-не хочешь, а начнешь закрывать глаза на красоту письма.

Интересный факт: графологи проводили исследования и выяснили, что многие врачи пишут неразборчиво только в состоянии стресса, когда нужно торопиться, а ту же открытку на день рождения подписывают чуть ли не каллиграфическим почерком.

Причина № 3 – врачебная тайна

Кто-то уверен, что таким образом врачи отгораживают пациента от информации, которая может его взволновать. Пациент разобрать не может, зато может другой врач, а если и он не сможет, то уточнить у коллеги несложно, особенно если он в соседнем кабинете.

Причина № 4 – боязнь ошибиться

Некоторые врачи таким образом подстраховываются. Если вдруг окажется, что лечение назначено неверно, всегда можно сказать, что пациент просто неправильно прочитал написанное. Но очень надеемся, что наши врачи так не поступают.

Причина № 5 – профессиональное выгорание

Некоторые специалисты считают, что с помощью неразборчивого почерка врачи пытаются отгородиться от пациента, закрыть эмоции, чтобы не пропускать через себя боль и переживания. Это способ избежать эмоционального выгорания.

Интересный факт: графологи просили написать пару предложений врачей и представителей других профессий, и в большинстве случаев люди не могли угадать, какой почерк кому принадлежит, то есть врачи пишут не хуже других. Просто представители других профессий нам не выдают обычно документы, написанные от руки, в этом нет необходимости.

Причина № 6 – высокий интеллект

Считается, что чем выше интеллект у человека, тем более неразборчивый у него почерк.

Причина № 7 – безразличный человек

Иногда неразборчивый почерк именно у таких людей, им просто лениво писать аккуратно и понятно, они делают все по инерции, лишь бы сделать. Им неважно, что подумают другие, и неважно, смогут ли разобрать его почерк в аптеке, это пренебрежительное отношение.

Причина № 8 – стресс

У медицинских работников работа непростая, а стресс часто сказывается на почерке. Переутомление приводит к неразборчивому почерку. Поэтому берегите врачей.

livejournal.com

Совет № 1

В Интернете есть модуль MedText для FineReader, с помощью которого можно расшифровать написанное. Сканируете документ, загружаете –  и программа сама разберет кривой почерк, выдаст результат уже в печатном виде.

Совет № 2

Каракулеграфия – наука, изучающая непонятные записи, на ее основе пользователи Интернета создали врачебный «алфавит», где пишут наиболее частые варианты букв, которые трудно разобрать пациентам. Правда, этот алфавит стал поводом для многих шуток, но и помочь иногда все же может.

tribuna.club

livejournal.com

Совет № 3

Носить с собой на прием блокнот и ручку и просить врача продиктовать заключение вам, чтобы записать самостоятельно.

pikabu.ru

Почерк российского врача поверг иностранных пользователей в недоумение

На развлекательном портале Reddit была опубликована фотография, на которой оказалась запечатлена записка с почерком врача из России. Большинство пользователей даже не поверили, что на ней можно различить буквы, но нашлись и те, кто смог расшифровать текст.

Пользователи Reddit заинтересовались запиской, фотография которой была размещена на портале. Автор соответствующего поста указал, что слова на ней написаны на русском языке, но многие юзеры в этом усомнились. Кто-то решил, что это не русский, а какой-то другой язык, а часть комментаторов сочла, что это просто рисунок из петель и загогулин. Под постом отметились и русскоязычные пользователи, признавшиеся, что не могут разобрать написанное.

Некоторые юзеры рассказали, что недавно начали изучать русский язык, и для них это стало настоящим кошмаром. Преподаватели русского языка также не смогли ничего понять.

Один из пользователей выделил ряд признаков, на основании которых можно идентифицировать русский язык. Он отметил, что буква «б» свидетельствует о том, что шрифт является кириллическим, в тексте нет букв «i» и «ї», поэтому украинский исключается, также здесь отсутствует буква «ў», следовательно, это не белорусский, и есть буква «ы», которой нет в болгарском.

Комментаторы пришли к выводу, что на фото оказалась запечатлена врачебная записка, написанная «врачами советской закалки» из государственной клиники.

Пока пользователи строили догадки относительно содержания записки, один из них сумел это расшифровать. По его словам, нужно просто знать врачебные сокращения, и тогда многое становится на свои места. В его «переводе» оказалось, что это выписка из карты беременной женщины, у которой ранее наблюдалась артериальная гипертония, но в настоящее время все пришло в норму, и состояние пациентки является удовлетворительным.

Врачи первой линии Америки Стенограмма пресс-конференции SCOTUS

Конгрессмен Норман: (00:00)
… Я передам.

Симона Голд: (00:01)
Спасибо. Большое спасибо, конгрессмены. Итак, мы здесь, потому что нам кажется, что американский народ не слышал обо всем, что есть в нашей стране. У нас есть несколько экспертов, но их очень много по всей стране. Поэтому некоторые из нас решили собраться вместе. Мы передовые врачи Америки.Мы здесь только для того, чтобы помочь американским пациентам и американскому народу вылечиться. У нас есть чем поделиться. Американцы сейчас охвачены страхом. Нас сдерживает не столько вирус, сколько паутина страха. Эта паутина окружает нас повсюду, она сжимает нас и истощает жизненную силу американского народа, американского общества и американской экономики.

Симона Голд: (00:53)
Это не имеет смысла. COVID-19 — это вирус, который существует по существу в двух фазах.Есть болезнь на ранней стадии, а есть болезнь на поздней стадии. На ранней стадии, либо до того, как вы заразитесь вирусом, либо на ранней стадии, когда вы заразились вирусом, если вы заразились вирусом, есть лечение. Вот что мы здесь, чтобы сказать вам. Мы поговорим об этом сегодня днем. Вы можете найти его на сайте America’s Frontline Doctors, есть множество других сайтов, которые транслируют его в прямом эфире на Facebook. Но мы умоляем вас услышать это, потому что это сообщение было замалчено. Есть тысячи врачей, которых заставили замолчать за то, что они рассказали американскому народу хорошие новости о ситуации, что мы можем управлять вирусом осторожно и разумно, но мы не можем жить с этой паутиной страха, которая сжимает нашу страну.

Симона Голд: (01:45)
Итак, мы собираемся услышать сейчас с разных позиций. Некоторые собираются поговорить с вами о том, что изоляция сделала с молодыми, пожилыми людьми, с бизнесом, с экономикой, и как мы можем выйти из цикла страха. Доктор Гамильтон.

Доктор Боб Гамильтон: (02:03)
Спасибо, Симона. И спасибо вам всем за то, что вы сегодня здесь. Я доктор Боб Гамильтон. Я педиатр из Санта-Моники, штат Калифорния. Я занимаюсь частной практикой там 36 лет. И сегодня у меня для вас хорошие новости.Хорошая новость заключается в том, что дети, как правило, очень хорошо переносят этот вирус. Мало кто заражается. Тех, кто заражается, госпитализируют в небольшом количестве. И, к счастью, детская смертность составляет около одной пятой от 1%. Таким образом, дети очень часто переносят инфекцию, но на самом деле она протекает бессимптомно.

Доктор Боб Гамильтон: (02:38)
Я также хочу сказать, что дети не являются движущими силами этой пандемии. Первоначально людей беспокоило, действительно ли дети будут способствовать распространению инфекции.Происходит прямо противоположное. Дети это переносят очень хорошо, они не передают это своим родителям, они не передают это своим учителям. Доктор Марк Вулхаус из Шотландии, педиатрический инфекционист и эпидемиолог, сказал следующее. Он сказал: «В мире не зарегистрировано ни одного задокументированного случая передачи COVID от ученика к учителю». В мире.

Доктор Боб Гамильтон: (03:19)
Я думаю, что важно, чтобы все мы, присутствующие здесь сегодня, понимали, что не наши дети на самом деле являются инициаторами инфекции.Им управляют пожилые люди. И да, я думаю, мы можем отправить детей обратно в школу. И это сейчас большая проблема, как намекал конгрессмен Норман, это действительно важная вещь, которую мы должны сделать. Нам нужно нормализовать жизнь наших детей. Как мы это делаем? Мы делаем это, возвращая их в класс. И хорошая новость в том, что они вовсе не распространяют эту инфекцию. Да, мы можем использовать меры безопасности. Да, мы можем быть осторожны. Я полностью за это. Мы все такие. Но я думаю, что важно не действовать из страха.Нам нужно действовать исходя из науки. Нам нужно это сделать. Нам нужно это сделать.

Доктор Боб Гамильтон: (04:07)
Наконец, барьер, и мне неприятно это говорить, но препятствием на пути к возвращению наших детей в школу будет не наука, а национальные профсоюзы. , союз учителей, Национальная ассоциация образования, другие группы, которые будут требовать деньги. И послушайте, я думаю, это нормально давать людям деньги на СИЗ и другие вещи в классе. Но некоторые из их требований действительно смешны.Они говорят о том, что там, где я родился, в Калифорнии, UTLA, Объединенный союз учителей Лос-Анджелеса, требует, чтобы мы освободили полицию. При чем здесь образование? Они требуют прекратить или закрыть все частные чартерные школы, чартерные школы, финансируемые из частных источников. Это школы, в которых дети получают образование.

Доктор Боб Гамильтон: (04:59)
Очевидно, что будут препятствия. Препятствиями не будет наука. Ради детей не будет преград.Это будет ради взрослых, учителей и всех остальных, а также ради союза. Так что именно здесь нам нужно сосредоточить наши усилия и дать отпор. Так что спасибо вам всем за то, что вы здесь, и давайте вернем наших детей в школу.

Доктор Стелла Иммануэль: (05:27)
Здравствуйте, я доктор Стелла Иммануэль. Я врач первичной медицинской помощи в Хьюстоне, штат Техас. На самом деле я ходил в медицинскую школу в Западной Африке, Нигерия, где лечил больных малярией, лечил их гидроксихлорохином и тому подобным.Так что я действительно привык к этим лекарствам. Я здесь, потому что лично лечил более 350 пациентов с COVID. Пациенты с диабетом, пациенты с высоким кровяным давлением, пациенты с астмой, пожилые люди … Я думаю, что моему самому старому пациенту 92 … 87 лет. И результат был таким же. Я положил их на гидроксихлорохин, я положил их на цинк, я положил их на Zithromax, и все они в порядке.

Доктор Стелла Иммануэль: (06:12)
За последние несколько месяцев, оказав помощь более чем 350 пациентам, мы не потеряли ни одного.Ни диабетика, ни человека с высоким кровяным давлением, ни астматика, ни пожилого человека. Мы не потеряли ни одного пациента. И вдобавок ко всему, я назначил себя, своих сотрудников и многих знакомых врачей на гидроксихлорохин для профилактики, потому что по самому механизму действия он действует на ранней стадии и в качестве профилактики. Ежедневно мы принимаем пациентов, от 10 до 15 пациентов с COVID. Мы проводим им дыхательные процедуры. Мы носим только хирургическую маску. Никто из нас не заболел. Оно работает.

Доктор Стелла Иммануэль: (06:46)
Итак, прямо сейчас я приехал сюда в Вашингтон, округ Колумбия, чтобы сказать: Америка, никому не нужно умирать.Исследование, которое заставило меня начать использовать гидроксихлорохин, было исследованием, проведенным в 2005 году Национальным институтом здравоохранения США, которое утверждает, что это работает. Недавно я проводил исследование о пациенте, у которого была икота, и обнаружил, что они даже проводили недавнее исследование в NIH, который является нашим Национальным институтом … это Национальный … NIH, что? Национальный институт здоровья. Они на самом деле провели исследование и пошли его поискать. Наберите икоту и COVID, вы это увидите. Они вылечили пациента, у которого была икота, гидроксихлорохином, и было доказано, что икота является симптомом COVID.Таким образом, если NIH знает, что лечение пациента гидроксихлорохином доказывает, что икота является симптомом COVID, то они определенно знают, что гидроксихлорохин действует.

Доктор Стелла Иммануэль: (07:42)
Я расстроена. Меня расстраивает то, что я вижу людей, которые не могут дышать. Я вижу, как входят родители, я вижу, что диабетик сидит в моем офисе, зная, что это смертный приговор, и они не могут дышать. Я обнимаю их и говорю: «Все будет хорошо. Ты будешь жить ». И мы их лечим, а они уходят.Никто не умер. Итак, если выходит какая-то фальшивая наука, какой-то человек, спонсируемый всеми этими фальшивыми фармацевтическими компаниями, говорит: «Мы провели исследования, и они обнаружили, что это не работает». Могу вам сказать категорически, что это фиксированная наука. Я хочу знать, кто спонсирует это исследование. Я хочу знать, кто за этим стоит, потому что у меня нет возможности вылечить 350 пациентов, и их количество растет, и никто не умер, и все они справились лучше.

Доктор Стелла Иммануэль: (08:21)
Я знаю, что вы собираетесь сказать мне, что вы лечили 20 человек, 40 человек, и это не сработало.Я верное свидетельство. Я приехал сюда, в Вашингтон, округ Колумбия, чтобы сказать Америке, что никому не нужно болеть. У этого вируса есть лекарство. Он называется гидроксихлорохином, цинком и зитромаксом. Я знаю, вы, люди, хотите поговорить о маске. Привет? Вам не нужна маска. Лекарство есть. Я знаю, что они не хотят открывать школы. Нет, вам не нужно изолировать людей. Есть профилактика и есть лекарство.

Доктор Стелла Иммануэль: (08:48)
И позвольте мне сказать вам кое-что, все вы, фальшивые доктора, которые говорят мне: «Да.Я хочу двойное слепое исследование ». Я просто говорю вам, перестаньте звучать как компьютер, двойной слепой, двойной слепой. Не знаю, неисправны ли у вас чипы, но я настоящий врач. У меня есть радиологи, пластические хирурги и нейрохирурги, такие как Санджай Гупта, который говорит: «Да, это не работает, и это вызывает болезни сердца». Позвольте мне спросить вас, доктор Санджай Гупта. Услышь меня. Вы когда-нибудь видели пациента с COVID? Вы когда-нибудь лечили кого-нибудь гидроксихлорохином, и он умирал от болезни сердца? Когда вы это сделаете, приходите и поговорите со мной, потому что я сижу в своей клинике каждый день и вижу, как эти пациенты ходят каждый день в страхе до смерти.Я вижу, как люди едут на два-три часа в мою клинику, потому что какой-то врач скорой помощи боится совета Техаса или они чего-то боятся и не прописывают этим людям лекарства.

Доктор Стелла Иммануэль: (09:35)
Я говорю вам, доктора, которые сидят и смотрят, как умирают американцы. Ты как хороший нацист… хороший, хорошие немцы, которые смотрели, как убивают евреев, а ты молчал. Если они придут за мной, они мне угрожают. Они угрожали… Я имею в виду, я получал всевозможные угрозы.Или они собираются доложить обо мне ботам. Я говорю, знаете что? Мне плевать. Я не позволю американцам умереть. И если это тот холм, на котором меня прибили, я буду прибит к нему. Мне плевать. Вы можете сообщить обо мне ботам, вы можете убить меня, вы можете делать что угодно, но я не позволю американцам умереть.

Доктор Стелла Иммануэль: (10:09)
И сегодня я здесь, чтобы сказать, что Америка, есть лекарство от COVID. Вся эта глупость не обязательна. Есть лекарство от COVID.Есть лекарство от COVID под названием гидроксихлорохин. Это цинк. Он называется Zithromax. И пришло время широким массам проснуться и сказать: «Нет, мы больше не собираемся этого терпеть. Мы не умрем ». Потому что позвольте мне сказать вам кое-что, когда кто-то мертв, он мертв. Завтра они не вернутся, чтобы поспорить. Они не вернутся завтра, чтобы обсудить двойное слепое исследование и данные. Все вы, врачи, которые ждут данных, если через полгода вы действительно узнали, что эти данные показывают, что это лекарство работает, как насчет ваших умерших пациентов? Вы хотите двойное слепое исследование, в котором люди умирают? Это неэтично.Итак, ребята, нам не нужно умирать. Есть лекарство от COVID.

Симона Голд: (11:02)
Боже мой. Доктор Иммануэль также известен как воин. Прежде чем я представлю следующего гостя, я просто хочу сказать, что я желаю всем докторам, которые слушают это, привнести такую ​​страсть в своих пациентов. И исследование, о котором имел в виду доктор Иммануэль, относится к вирусологии, и в нем говорится о вирусной эпидемии атипичной пневмонии, поражающей легкие, которая пришла из Китая. И они не знали, что сработает. Исследование показало, что хлорохин подействует.Звучит так, как будто это могло быть написано три месяца назад, но на самом деле это исследование по вирусологии, которое было опубликовано Национальным институтом здравоохранения, Национальным институтом здравоохранения, когда его директором был доктор Энтони Фаучи. Опять же, официальная публикация Национального института здравоохранения, вирусология, 15 лет назад показала, что хлорохин… мы используем гидроксихлорохин, он тот же… немного безопаснее… работает. Они доказали это 15 лет назад, когда у нас появился новый коронавирус, который не является тем новым, он на 78% похож на предыдущий —

Симона Голд: (12:03)
… коронавирус, это не тот роман.Он на 78% похож на предыдущую версию. COV-1, что неудивительно. Оно работает. Я собираюсь представить нашего следующего докладчика. Сожалею. Я забыл назвать твое имя. Сожалею.

Доктор Дэн Эриксон: (12:12)
Все в порядке. Доктор Дэн Эриксон, доктор Голд попросили меня рассказать о блокировке, насколько они эффективны и вызывают ли это какие-либо нефинансовые проблемы? Они всегда говорят о финансах, но вы должны понимать эту изоляцию, мы не взяли экономику в 21 триллион долларов и не заблокировали ее. Поэтому, когда вы блокируете его, это вызывает проблемы со здоровьем.Количество наших горячих линий для самоубийц выросло на 600%, это связано с насилием со стороны супруга. Развиваются различные области алкоголизма. Это проблемы общественного здравоохранения из-за финансовой блокировки. Поэтому мы должны четко осознавать тот факт, что он есть, это не значит, что вы просто блокируете его и имеете последствия для рабочих мест. У них тоже есть последствия, последствия для здоровья дома. Итак, мы говорим о более взвешенном, последовательном подходе. Если нас ожидает очередной всплеск простуды и гриппа, давайте сделаем что-нибудь более устойчивое.

Д-р Дэн Эриксон: (13:13)
Что является устойчивым. Что ж, мы можем дистанцироваться и носить некоторые маски, но мы также можем открывать школы и открывать предприятия. Итак, этот взвешенный подход, о котором я говорю, не выдуман, он применяется в Швеции, и их смертность составляет около 564 случаев на миллион. Великобритания, полная изоляция, 600 смертей на миллион. Таким образом, мы видим, что количество смертей на миллион существенно не уменьшается. У некоторых из их северных соседей меньше смертей по разным причинам, сегодня у меня нет времени.Так что, через пару минут я хочу сказать, что нам нужно принять устойчивый подход. Устойчивый подход — это замедление темпов развития, открытие школ, открытие предприятий. И тогда мы можем позволить людям обрести независимость и личную ответственность, выбрать ношение масок и социальную дистанцию, вместо того, чтобы навешивать на них указы, как бы контролировать их. Давайте предоставим им данные и позволим им изучить, что сделали другие страны, и принять собственное решение.Вот чем я хотел бы поделиться. Спасибо.

Спикер 1: (14:28)
Есть вопросы?

Симона Голд: (14:29)
Есть вопросы?

Спикер 2: (14:32)
Ребята, мы так взволнованы, что я из Южной Дакоты? Вы могли слышать.

Симона Голд: (14:36)
Да.

Спикер 2: (14:38)
Я так рад, что вы, ребята, проповедуете это послание.

Симона Голд: (14:39)
Вы знаете, Южная Дакота сделала кое-что интересное.Интересно, что вы оттуда. Так что губернатор не ограничивал доступ к гидроксихлорохину.

Спикер 2: (14:46)
Мы знаем. [перекрестные помехи 00:02:48].

Симона Голд: (14:49)
Справа. И вы были, я думаю, вы были единственным государством в профсоюзе, которое это сделало. И есть исследования, которые пытаются показать, что это не работает. Они неточны, потому что им дали вовремя, неправильную дозу, неправильному пациенту — слишком много или слишком долго. Так что в Южной Дакоте дела шли лучше, потому что у нее был доступ к гидроксихлорохину.Огромное спасибо.

Спикер 3: (15:06)
Хорошо. Так что, если кто-то, кого мы любим, заболеет COVID, и вы произнесли слово «гидро» или как вы его говорите, это ограничено. Как нам получить к этому доступ?

Симона Голд: (15:16)
Ага. Это вопрос номер один, который нам всем задают каждый день. Я хочу, чтобы вы знали, что вы не одиноки. Многие конгрессмены спрашивали меня, как мне это получить? Так что конгрессмены не могут этого понять, среднестатистическому американцу Джо не повезло. Это очень трудно.Вам предстоит преодолеть несколько препятствий. Ваш врач должен критически относиться к науке и исключить ненужную науку. Как вы знаете, многие исследования были отозваны, и во-вторых, фармацевт не должен ограничивать это. Многие штаты уполномочили своих фармацевтов не соблюдать рецепты врача. Раньше такого не было. Это мешает отношениям между врачом и пациентом, когда пациент честно разговаривает с врачом, а доктор честно отвечает, что пациент был нарушен.

Симона Голд: (15:55)
Итак, вам, как среднему американцу, приходится нелегко. Часть информации, которой мы поделимся сегодня во второй половине дня, состоит в том, чтобы показать уровни смертности в странах, где она не ограничена, и уровни смертности, где она ограничена. Так что теперь у меня есть друзья по всему миру из-за этого. А в Индонезии его можно просто купить без рецепта. Это в разделе витаминов. И я здесь, чтобы сказать американцам, что в Иране его можно купить без рецепта.Потому что лидеры Ирана, иранские муллы считают, что у них должно быть больше свободы, чем у американцев. У меня с этим проблема. У моих коллег с этим проблемы. Мы не любим смотреть, как умирают пациенты.

Джули: (16:26)
Итак, когда у людей возникают проблемы, они должны снимать трубку, они должны звонить в свой штат, их федеральным представителям и сенаторам и говорить, что мы — американский народ.

Спикер 1: (16:42)
Позвольте мне сказать одну вещь [перекрестные помехи 00:16:46].

Джули: (16:45)
Ребята, нам нужна публика.

Спикер 1: (16:49)
Спасибо. Спасибо, Джули. Совершенно верно. Если вы слышите то, что вы слышите, когда вы это слышите, если вы обеспокоены и задаетесь вопросом, почему вы не можете получить к нему доступ, нам нужно сделать четыре звонка, позвонить вашему губернатору, позвонить обоим вашим сенаторам и позвонить своему конгрессмену и скажите им, что вы хотите знать, почему вы не можете получить доступ к лекарству, которое, по словам врачей, поможет вам положить конец этому и поможет нам сократить количество госпитализаций и снизить количество смертей.Убедите их прочитать исследование доктора Харви Рича из Йельского университета. Он Йельский профессор эпидемиологии. И оттуда вы найдете другие исследования.

Спикер 4: (17:31)
Да. Я хотел спросить, как люди доверяют данным, которые они просматривают каждый день? Цифры очень разные, когда вы идете в Центр контроля заболеваний Джона Хопкинса, который разделяет смерти от COVID на разные категории, связанные с пневмонией, другими вещами, где мы получаем правильную информацию, чтобы иметь смысл?

Симона Голд: (17:52)
Итак, единственная цифра, на которую, я думаю, стоит обратить внимание, и даже эта цифра не очень полезна, — смертность, потому что это точная цифра.Так что номер дела почти не имеет значения. Причина в том, что при тестировании много неточностей. А также, даже если тест точен, у большинства людей симптомы отсутствуют или проявляются слабо. Так что это не так важно. Так что количество дел, которое постоянно растет в новостях, в основном не имеет значения. И если бы вы сказали нам несколько месяцев назад, что это число, от которого СМИ сходят с ума, мы бы все просто посмеялись над этим. Я имею в виду, что это, по сути, коллективный иммунитет.Есть много людей, которые дали положительный результат без симптомов или с очень легкими симптомами. Так что единственное число, на которое стоит обратить внимание, — это смертность.

Симона Голд: (18:33)
Если посмотреть на смертность, это болезнь, которая, к сожалению, убивает наших самых слабых членов общества. Люди с множественными сопутствующими заболеваниями, в частности диабетом, страдают ожирением. Мы не говорим об этом, но это так. Это факт. Ишемическая болезнь сердца, тяжелая ишемическая болезнь сердца, такие люди.А если вы старше, это фактор риска. Но самый большой фактор риска — это сопутствующие заболевания. Если вы молоды и здоровы, это не… Вы поправитесь. Если вам меньше 60 лет и у вас нет сопутствующих заболеваний, это менее опасно, чем грипп. Это кажется отличной новостью для американцев, потому что это не то, что вам говорят. Я бы сказал, что очень сложно получить точные цифры.

Спикер 5: (19:13)
Это [неразборчиво 00:19:13] из Breitbart News, если у вас было сообщение докторуЭнтони Фаучи, что бы вы ему сказали?

Докладчик 1: (19:18)
Слушайте врачей. [неразборчиво 00:19:21] передовые врачи. Проведите встречу с передовыми врачами, и, может быть, мне нужно сказать это в микрофон. Мое послание доктору Энтони Фаучи — встретиться с этими врачами, которые принимают настоящих пациентов. Они касаются человеческой кожи. Они смотрят людям в глаза, ставят им диагноз и помогают победить вирус. Именно они разговаривают с пациентами, встречаются с ними, делают это каждый божий день и узнают, что они узнают о вирусе из первых рук.И это важно понимать, у нас здесь есть врачи, которые не являются врачами отделения неотложной помощи. Они не дают пациентам попасть в отделение неотложной помощи. Поэтому, если они слушают только отделение неотложной помощи или реанимацию в самом трагическом конце жизни человека, они не понимают всей истории. Им нужно вернуться сюда, к более ранней части. И им также необходимо понимать, что изоляция и страхи делают с пациентами по всей стране, потому что есть много непредвиденных последствий, о которых могут говорить врачи.

Доктор Стелла Иммануэль: (20:30)
Могу я кое-что сказать. Мое сообщение доктору Энтони Фаучи: когда в последний раз вы надевали стетоскоп пациенту? Когда вы начнете видеть пациентов так, как мы видим их ежедневно, вы поймете, какое разочарование мы испытываем. Вам нужно начать сочувствовать американцам, как мы, передовые врачи. Мне нужно начать это понимать. Они тебя слушают. И если они идут к вам, вы должны передать им послание надежды. Должен передать им сообщение, которое согласуется с тем, что вы уже знаете, что гидроксихлорохин действует.

Спикер 6: (21:06)
У меня вопрос к доктору Воину.

Симона Голд: (21:09)
Доктор Иммануэль.

Спикер 6: (21:10)
Доктор Эммануэль, хорошо. Вы уже упоминали о некоторых замечательных результатах лечения своих пациентов. Она сказала, я думаю, она сказала 300 пациентов.

Доктор Стелла Иммануэль: (21:17)
Да. Да.

Докладчик 6: (21:19)
Удалось ли вам опубликовать свои выводы и результаты [неразборчиво 00: 00: 21: 22].

Др.Стелла Иммануэль: (21:22)
Мы работаем над публикацией прямо сейчас. Мы над этим работаем, но вот что я скажу. Такие люди, как доктор Самуэль [неразборчиво 00:21:29] опубликовали данные. И у меня вопрос, а? Это заставит вас видеть пациентов. Нет данных по всему миру. Да. Мои данные вылезут наружу. Когда это выйдет. Замечательно. Но сейчас люди умирают. Так что мои данные не важны для того, чтобы вы видели пациентов. Я говорю это своим коллегам, которые говорят о данных, данных, данных.

Спикер 6: (21:44)
Если я могу задать еще один вопрос.

Симона Голд: (21:46)
Могу я вмешаться. По этому поводу есть много [перекрестных помех 00:21:49] данных. Не каждому клиницисту нужно публиковать свои данные, чтобы к нему относились серьезно. СМИ не освещали это. Есть тонна. У меня есть сборник на сайте americasfrontlinedoctors.com, там есть сборник всех исследований, посвященных гидроксихлорохину. Показатель смертности был опубликован в Детройте, менее… Это были выходные 4 июля.Они опубликовали это. Смертность снизилась вдвое у пациентов в критическом состоянии, у пациентов с ранним заболеванием, по оценкам, от половины до трех четвертей этих пациентов не умерли бы. Мы говорим от 70 000 до 105… от 70 до 100 000 пациентов остались бы в живых, если бы мы следовали этой политике. Есть много опубликованных данных. [перекрестные помехи 00:22:27].

Доктор Стелла Иммануэль: (22:26)
Даже с доктором Ричем. Доктор Рич недавно опубликовал данные. Так что данных много. Они не нуждаются в моей, чтобы принимать эти решения.

Спикер 6: (22:34)
Если я могу задать еще один вопрос. Была маленькая девочка, которая всего несколько дней назад [неразборчиво 00:22:37] в остальном была здоровой, и был сделан вывод, что она умерла от COVID-19, поэтому мне было любопытно с вашей точки зрения, вы считаете, что эта маленькая девочка, возможно, умерла от какой-то другое состояние, и это было отнесено к COVID-19, или есть какая-то другая причина, по которой она [перекрестная связь 00: 00: 22: 52].

Доктор Стелла Иммануэль: (22:52)
Я не буду. Я не смогу сказать этого, пока не посмотрю на историю маленькой девочки и на то, что произошло.Я знаю, что заботился о многих членах семьи, и я вижу много детей, и у них обычно проявляются легкие симптомы, но я не могу говорить о детях, на которых я не смотрел.

Д-р Боб Гамильтон: (23:07)
Какого же возраста снова был ребенок?

Докладчик 6: (23:10)
Ей было девять лет.

Доктор Боб Гамильтон: (23:10)
Хорошо. Послушайте, есть дети, которые умирают от этой инфекции. А реальность такова, что когда они умирают, у них появляются сопутствующие заболевания.На самом деле, нужно рассматривать каждый отдельный случай. Уникально по всей стране чуть более 30 пациентов в возрастной категории 15 лет и младше, которые умерли от COVID. Часто у них действительно есть сопутствующие заболевания, например, болезни сердца. У них астма, у них другие проблемы с легкими. Так что я не знаю, к сожалению, мы не знаем ответа этой девятилетней девочке. Она прошла, и ее больше нет с нами, но, возможно, если вы вникнете в это, вероятно, за этим стоит какая-то история.

Спикер 1: (23:48)
Доктор Гамильтон, видели ли вы каких-либо пациентов, у которых наблюдаются побочные эффекты из-за закрытия школ, у которых депрессия или суицид?

Доктор Боб Гамильтон: (23:54)
Я имею в виду, я думаю, что общеизвестно, что, когда школы закрыты, когда вы думаете о своем опыте в младших и средних школах —

Доктор Боб Гамильтон: (24:03)
… не открыт. Когда вы думаете о своем опыте учебы в средней и старшей школе, о чем вы думаете? Вы думаете о вечеринках, и вы думаете о футбольных матчах, общении.Это то, о чем мы думаем. Все они закрываются, ребята. Никто больше не веселится. И я скажу вам, что это критические годы жизни, чтобы общаться с другими детьми, другими людьми, и это было закрыто. Так что да, есть много сопутствующих заболеваний, которые сопровождают отключение. Мы говорим о тревоге, мы говорим о депрессии, одиночестве, жестоком обращении и детях, у которых есть особые… Дети с особыми потребностями, дети тоже не очень хорошо себя чувствуют.Итак, есть длинный список осложнений, которые возникают, когда вы помещаете людей в карантин и изолируете.

Спикер 7: (24:48)
Итак, продолжение того, о чем вы только что говорили, мы слышим все эти исследования и все эти опросы о том, что мамы боятся вернуться к работе из-за того, что их дети ходят в школу, они не должны ходить в школу, потому что тогда они разоблачены, и если мамы вернутся в школу, то пожилые бабушки и дедушки, они [перекрестные помехи 00:25:04].

Д-р Боб Гамильтон: (25:04)
Верно, ну, это большая [перекрестная помеха 00:25:05].

Оратор 7: (25:06)
Вы можете поговорить с этим, пожалуйста?

Доктор Боб Гамильтон: (25:07)
Конечно. Да, это большая проблема, потому что люди не боятся, что их дети могут серьезно заболеть, потому что я думаю, что они узнают правду о том, что эта инфекция хорошо переносится детьми. Но, безусловно, они смотрят на свое окружение, на свою особую уникальную семью, и я думаю, что в некоторых ситуациях это может вызывать уместные опасения. Тем не менее, я думаю, что в качестве общего замечания, общего правила в стране, дети могут вернуться в школу.Может быть, несколько детей здесь и там, их жизненная ситуация, о которых они заботятся, могут быть потенциальной проблемой. Но опять же, особенно для детей младшего возраста, они не передают болезнь взрослым.

Докладчик 7: (25:52)
Разве гидроксихлорохин не был…

Доктор Стелла Иммануэль: (25:52)
Я об этом расскажу.

Оратор 7: (25:52)
Может быть, доктор Иммануэль сможет поговорить с этим или с кем-нибудь еще.

Доктор Боб Гамильтон: (25:53)
Ну, гидроксихлорохин, да.[перекрестные помехи 00:25:56].

Спикер 7: (25:53)
В качестве профилактики.

Доктор Боб Гамильтон: (25:53)
Это можно сделать. Да, это можно использовать. [перекрестная связь 00:26:06]

Доктор Стелла Иммануэль: (26:06)
Мы говорим о том, что мы не можем открыть свой бизнес. Мы не можем ходить в школу, а родители боятся лечиться. И я лично провел профилактику гидроксихлорохином более ста человек. Врачи, учителя, люди, работающие в сфере здравоохранения, мой персонал, я — я принимаю от 15 до 20, иногда 20, 15, 10 пациентов в день.Я использую хирургическую маску. Я не заразился. Никто из тех, кого я знаю, не заразился вокруг меня. Вот и ответ на этот вопрос. Вы хотите открыть школы, чтобы все принимали гидроксихлорохин. Это профилактика COVID. Достаточно одной таблетки каждые две недели. И это то, что нам нужно донести до американского народа. Есть профилактика и есть лечение. Нам не нужно закрывать школы. Нам не нужно блокировать наш бизнес. Есть профилактика и есть лечение. Поэтому вместо того, чтобы говорить о маске, вместо того, чтобы говорить о блокировках, вместо того, чтобы говорить обо всех этих вещах, посадите наших учителей на гидроксихлорохин.

Доктор Стелла Иммануэль: (26:59)
Назначьте гидроксихлорохин тем, кто относится к группе повышенного риска. Тем, кто этого хочет. Если вы хотите заразиться COVID, это круто, но вам нужно дать право заболеть и предотвратить заражение. Итак, это сообщение. Все эти вещи, которые мы собираем вместе, не нужны, потому что гидроксихлорохин имеет профилактическое средство. Гидроксихлорохин — профилактика COVID.

Спикер 8: (27:17)
Ранее я слышал, что вы сказали, что…

Доктор Стелла Иммануэль: (27:18)
Гидроксихлорохин.

Спикер 8: (27:21)
… гидроксихлорохин, это лекарство было лекарством.

Доктор Стелла Иммануэль: (27:22)
Лечение, мм-хм (утвердительно).

Оратор 8: (27:25)
Но вы также сказали, что измеряется цинком и другими вещами.

Доктор Стелла Иммануэль: (27:27)
Да.

Докладчик 8: (27:27)
И вы, ребята, также сказали, что предыдущие врачи использовали его, но они использовали его в неправильной дозировке. Я все время слышу о препарате, но тогда какая дозировка правильная.Какая смесь подходит?

Доктор Стелла Иммануэль: (27:39)
Это вы собираетесь обсудить со своим врачом, но позвольте [неразборчиво 00:03:43] принять это.

Спикер 9: (27:45)
Да, это отличный вопрос. Потому что вся политическая ситуация породила страх перед этим наркотиком. Итак, давайте рассмотрим это. Этот препарат очень безопасен. Это безопаснее, чем аспирин, мотрин, тайленол. Это супер безопасно. Отлично. Итак, в чем проблема многих этих исследований, они сделали очень, очень высокие дозы, огромные дозы по всей стране.Они провели исследование переназначения, испытание солидарности. Это было испытание Всемирной организации здравоохранения, а также испытание выздоровления. Они употребляют 2400 миллиграммов в первый день. Достаточно 200 раз в неделю для профилактики. Они использовали огромные токсичные дозы. И угадайте, что они узнали? Когда вы используете огромные токсичные дозы, вы получаете токсичные результаты. Препарат не действует при введении токсичных доз. Это очень безопасный препарат. Он концентрируется в легких, в 200-700 раз больше в легких.

Speaker 9: (28:38)
Это потрясающее лекарство, потому что в кровотоке вы не получите высоких уровней, но вы получите большие уровни в легких.Так что вы обнаружите, что, если вы будете заниматься профилактикой, как только вирус попадет туда, ему будет трудно пройти, потому что гидроксихлорохин блокирует его проникновение. А затем, как только он попадет, он победит ». не позволять вирусу размножаться. Принесение цинка приведет к поломке копировального аппарата, называемого RDRP. Таким образом, комбинация лекарств невероятно эффективна на ранних стадиях болезни. Сам по себе он невероятно эффективен в качестве профилактики. Это ответ на вопрос?

Симона Голд: (29:15)
Ага.Я хочу подчеркнуть то, что доктор [неразборчиво 00:29:20] только что сказал, потому что мне нравится этот вопрос. Это очень простой режим лечения, и он должен быть в руках американского народа. Сложность заключается в том, что на данный момент из-за политики его не могут прописать врачи, а фармацевты не могут его выпустить. Они имеют право отвергать мнение врача. Почему это не без рецепта? Поскольку вы можете получить его в большинстве стран мира и почти во всей Латинской Америке, в Иране, в Индонезии, в Африке к югу от Сахары, вы можете просто пойти и купить его сами.И доза, друзья мои, составляет 200 миллиграммов два раза в неделю и цинк в день. Это доза. Я за то, чтобы это продавалось без рецепта. Раздайте это людям. Раздайте это людям.

Модератор: (30:06)
У нас есть еще двое, которые могут ответить на этот вопрос и знают эту информацию.

Доктор Джеймс Тодаро: (30:12)
Привет, доктор Джеймс Тодаро [неразборчиво, 00:30:13]. Я просто хочу добавить пару комментариев к тому, что говорил доктор Голд. Если кажется, что существует организованная атака на гидроксихлорохин, это потому, что она есть.Вы когда-нибудь слышали о лекарстве, вызывающем такую ​​степень противоречий? Лекарство 65-летней давности, которое уже много лет входит в список безопасных и необходимых лекарств Всемирной организации здравоохранения. Во многих странах он продается без рецепта. И мы наблюдаем много дезинформации. Поэтому я стал соавтором первого документа о гидроксихлорохине как потенциальном лекарстве от коронавируса. Это было еще в марте, и это начало целую серию штормов. С тех пор врачи, подобные нам, и то, что мы говорим, подверглись огромной цензуре.И некоторые из нас уже подверглись цензуре. Этот документ Google, соавтором которого я являюсь, был фактически удален Google. И это после того, как многие исследования показали, что это эффективно и безопасно. Вы все еще не можете прочитать эту статью. А еще есть эта дезинформация. И, к сожалению, это достигло высших медицинских порядков. В мае была опубликована статья в The Lancet. Это один из самых престижных медицинских журналов в мире. Всемирная организация здравоохранения остановила все клинические испытания гидроксихлорохина из-за этого исследования.И это были независимые исследователи, такие как мы, которые заботятся о пациентах, которые заботятся о правде, которые откопали это исследование и определили, что это на самом деле сфабрикованные данные. Данные были ненастоящими. И мы сделали это настолько убедительно, что это исследование было отозвано The Lancet менее чем через две недели после его публикации. Это почти неслыханно, особенно для исследований такого масштаба.

Доктор Джеймс Тодаро: (31:44)
Итак, я прошу всех извинить за то, что существует так много дезинформации, и так трудно найти правду.И, к сожалению, истину придется искать в других местах. Вот почему мы сформировали здесь врачей, работающих на переднем крае, чтобы помочь получить реальную информацию.

Оратор 10: (32:00)
Как вы сказали, что вас звали?

Доктор Джеймс Тодаро: (32:01)
Я Джеймс Тодаро.

Модератор: (32:02)
Дайте свой сайт.

Доктор Джеймс Тодаро: (32:05)
Большинство своих мыслей я публикую в Твиттере. Твиттер в последнее время был великолепен. Итак, Джеймс Тодаро, М.T-O-D-A-R-O M-D, но у меня также есть веб-сайт Medicineuncensored.com, который содержит довольно много информации о гидроксихлорохине, я думаю, это гораздо более объективно, чем то, что происходит в других средствах массовой информации.

Спикер 10: (32:28)
Одно очко в отношении Twitter. Это важно, потому что, как я понял не только от врачей, но и от других людей в средствах массовой информации, YouTube заблокировал информацию именно о гидроксихлорохине.

Доктор Джеймс Тодаро: (32:42)
Я займусь этим очень быстро.Я бы сказал, что Facebook и YouTube приняли самые драконовские меры, чтобы заставить людей замолчать и подвергнуть цензуре. И это исходит от генерального директора YouTube, а также от Марка Цукерберга, который говорит, что все, что противоречит утверждениям Всемирной организации здравоохранения, подлежит цензуре. И все мы знаем, что Всемирная организация здравоохранения совершила ряд ошибок во время этой пандемии. Они ни в коем случае не были идеальными. Twitter, хотя у них есть некоторые недостатки и недостатки и они помечают определенный контент и прочее, они все еще остаются одной из самых свободных платформ для обмена диалогами, интеллектуального обсуждения

.

Неразборчивый почерк доктора, вызывающий замешательство и смерть — файлы здоровья доктора Номала Чандра Бора

Недавно, когда я лечил пациента, направленного ко мне, мне было очень трудно расшифровать рецепт врача, который лечил пациента ранее. Это побудило меня провести поиск в Интернете, и я выбрал строку поиска: неразборчивый почерк врачей стал причиной смерти. Результат был ошеломляющим: 9,08 000 элементов за 0,46 секунды. Самым интересным аспектом этого было количество людей, затронутых этим.В отчете Института медицины (IoM) под названием «Ошибаться — это человек» говорится, что медицинские ошибки вызывают не менее 44 000 предотвратимых смертей ежегодно только в Соединенных Штатах Америки, из которых 7 000 смертей связаны с небрежным почерком. Неофициальные данные и личный опыт заставляют меня думать, что ситуация в Индии намного хуже.

Позвольте мне объяснить, как это происходит. Несколько лет назад невестка бывшего редактора ведущего издания в Ассаме была принята в GNRC, страдая от конвульсий.Хотя исследования не смогли установить причину, случайное открытие внимательной медсестры показало, что врач в Дели прописал ей ДУОДИЛ — обезболивающее, но то, что было куплено и употреблено, было ДАОНИЛ — лекарством для диабетиков. Это вызвало внезапное падение уровня сахара в ее крови, что привело к судорогам. Такие серьезные последствия просто из-за неразборчивого почерка врача, лечившего ее в Дели!

Согласно последним рекомендациям Медицинского совета Индии (MCI) врачи должны выписывать рецепты разборчиво и заглавными буквами.Они также должны предоставить полный и подробный рецепт, чтобы исключить вероятность неправильного лечения. Несмотря на то, что это хороший шаг от MCI, практикующие врачи практически не соблюдают этот протокол. Отсутствует механизм контроля за соблюдением режима лечения. Это серьезная причина для беспокойства.

Недавно я смотрел программу на BBC, в которой говорится, что в Тамил Наду только каждый пятый врач в сельской местности выписывает четкие рецепты. Другое исследование показало, что только половина индийских врачей вообще подписывают свои рецепты.

Рецепт врача — это не только руководство для пациентов, но и инструкция для членов семьи, документация о потребностях в лекарствах для химиков и история болезни пациентов в прошлом и настоящем для других врачей. Когда пациенты направляются ко мне, я просматриваю все связанные с ними рецепты. Тем не менее, даже после стольких лет опыта я не могу расшифровать 25% рецептов, выписанных другими врачами.

Неразборчивый почерк приводит к потере информации и мешает более качественному уходу за пациентами.Как врач, я считаю, что вера Махатмы Ганди в то, что «хороший почерк — это преимущество», применима к врачам, возможно, больше, чем к большинству других профессий. Почерк врача может означать для пациента разницу между жизнью и смертью. Может ли быть актив дороже жизни, который защищают врачи? И если почерк врача может лишить пациента этой защиты, разве хороший почерк не является бесценным активом для врачей? Разве все врачи не должны пытаться приобрести такой актив? Мой ответ однозначный «ДА».

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: выраженные мнения принадлежат исключительно автору, и ETHealthworld.com не обязательно подписывается на них. ETHealthworld.com не несет ответственности за любой ущерб, прямо или косвенно причиненный любому лицу / организации.

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.