Экспозиция в психотерапии: ✚ Экспозиционная терапия. Нейропсихиатрическая клиника профессора Минутко

Содержание

✚ Экспозиционная терапия. Нейропсихиатрическая клиника профессора Минутко

Экспозиционная терапия обычно начинается на втором этапе психотерапии навязчивых состояний (Riggs D., Foa E., 1993; Steketee G., 1993), уже после того как проведено первоначальное когнитивное реструктурирование (Beck J., 1995; Salkovskis P., Kirk J., 1997).

Некоторые авторы психотерапевтические техники, которые можно отнести к экспозиционной терапии, например, такие как: «наводнения», «воображения», «тренинга в реальной жизни», обозначают словосочетанием «вскрывающая терапия» (Foa E. et. al., 2000).

В определенных вариантах «вскрывающей терапии», например, технике «наводнения», терапевтические сессии стартуют с представления самой опасной ситуации, в других случаях (систематическая десенсибилизация) экспозиция начинается с ситуаций и событий из средних пунктов иерархии.

Важно первоначально объяснить пациенту, на что направлена экспозиционная терапия, затем составить поэтапную программу лечения и вместе с пациентом приступить к «погружению» в «опасную ситуацию».

Домашние задания также представляют собой важную часть поведенческой терапии.

Перед проведением поведенческой терапии составляется список иерархии «опасных» ситуаций от наименее опасных — к наиболее, затем пациент обучается «терпеть» чувство тревоги и страха во время «погружения» в ситуацию, наблюдая как бы со стороны за своей тревогой и ощущая, как она ослабевает в своей выраженности без совершения ритуала (подавление тревоги).

Учитывая, что образ жизни семьи пациента с обсессивно-компульсивным расстройством может в значительной степени подстраиваться под его симптомы, в некоторых случаях, особенно касающихся детей и подростков, уместно оценить эти изменения в семье и привлечь партнера пациента или других членов семьи к совместной разработке плана лечения.

Отметим, что и в психотерапии посттравматического стрессового расстройства устранение навязчивых воспоминаний можно добиться с помощью техник воображения, где пациенты встречаются с травматическими следами памяти. Так, например, подробный до мелких деталей, на протяжении 45-60 минут рассказ о пережитой травме, причем в настоящем времени может способствовать более редкому возвращению тягостных воспоминаний.

Трудно переоценить правильно выбранную продолжительность экспозиции. Экспозиционная терапия в первую очередь ориентирована на длительную конфронтацию с теми стимулами, которые запускают навязчивости и сопровождающее их чувство тревоги. Длительная конфронтация намного результативнее, чем короткая и прерывистая (Rabavilas A., et. al., 1976). Результаты многих исследований свидетельствуют, что для снижения уровня тревоги и уменьшении потребности в ритуальных действиях, требуется непрерывная экспозиция продолжительностью около 90 минут, однако, при необходимости экспозиция может быть и более длительной, главное, чтобы больной почувствовал, что его напряженность и тревога пошла на убыль. Экспозиция может быть и более короткой, по нашему опыту — все равно не менее 40 минут, если пациент сообщает о заметном уменьшении тревоги, возникающей из-за обсессий.

В свою очередь, пролонгированная конфронтация, в конце концов, приводит к угасанию тревоги и навязчивых состояний, в результате, каждая последующая встреча с «опасным» стимулом, становиться менее угрожающей и легче переносимой.

Уменьшение выраженности тревоги в свою очередь приводит к ослаблению и все более редкому появлению реакций избегания, которые обычно поддерживают существование навязчивых состояний.

В ходе экспозиционной терапии следует блокировать тенденции пациента к уклонению и бегству от ситуаций, способных вызвать навязчивые состояния, проявления агрессивных действий направленных на самого себя или окружающих.

Принято считать, что экспозиционная терапия «в воображении» гораздо менее эффективна, чем «погружение» в реальной среде — in vivo.

Несмотря на то, что первые сеансы «погружения» пациент чаще всего проводит вместе с психотерапевтом, отметим, что наиболее важное значение имеет экспозиция, которая проводится больным самостоятельно в реальной среде (in vivo). В последнем случае тревога редуцируется значительно быстрее, чем когда экспозиция проходит в кабинете психотерапевта. Заметим, что нередко даже в процессе ознакомления с правилами экспозиционной терапии у пациента отмечается снижение уровня тревоги.

Экспозиционная терапия эффективна как при индивидуальной, так и при групповой терапии, однако, она имеет и противопоказания, в частности, не может быть рекомендована пациентам с низким порогом фрустрационной толерантности или тем больным, которые в текущий момент времени испытывают реальную опасность от внешнего окружения.

Каждая из этих форм психотерапии имеет свои преимущества и свои недостатки и хотя пациенты чаще всего предпочитают индивидуальную психотерапию, групповая может ускорить процесс выздоровления, за счет взаимного обучения участников группы навыкам преодоления стресса.

Особенно эффективная групповая экспозиционная терапия при социальных фобиях, с последующим после проведения экспозиции обсуждения поведения каждого из членов группы.

Важно, чтобы в момент появления навязчивых состояний пациент мог конструктивно и без задержки свободно выразить те эмоции, которые он пытается скрыть или трансформировать в ритуалы.

В процессе экспозиции он не должен фокусировать свое внимание на «страшных мыслях», констатации своего плохого самочувствия, болезненных ощущениях, думать об использовании каких-либо медикаментов, снимающих чувство тревоги.

Экспозиционная терапия

  1. Информирование пациента о содержании экспозиционной терапии, получение согласия пациента на экспозиционную терапию (пациент может прекратить экспозиционную терапию в любой момент времени)
  2. Построение иерархии ситуаций, в которых возможно появление навязчивых состояний (20 ситуаций составленных совместно пациентом и психотерапевтом в письменном виде, затем записанных на магнитофон)
  3. Выбор ситуации для первой экспозиции (обычно ситуация из «середины списка»), на основе следующих критериев: умеренная выраженность эмоционального состояния в ответ на экспозицию ситуации, способность пациента самостоятельно справиться со своим состоянием в течение достаточно продолжительного времени
  4. Выявление ключевых стимулов внешней среды, запускающих навязчивые состояния и ритуалы действия, а также стимулов, облегчающих действие ключевых.
  5. Пересмотр значимости стимулов, провоцирующих возникновение навязчивых состояний, предоставление сведений о вариантах их нейтрализации.
  6. Подстройка ситуации и терапевтической экспозиции к проблемным ситуациям, вызывающим негативные эмоциональные состояния
  7. Обучение пациента навыкам подробного описания своего эмоционального состояния, ощущений в момент предъявления экспозиционной ситуации в настоящем времени
  8. Достаточная глубина и длительность экспозиции. В среднем экспозиционная терапия продолжается 40-60 мин., по некоторым данным от 5 до 90 мин., но вообще, основным критерием прекращения экспозиции считается заметное снижение уровня тревоги (по крайней мере на 50% от первоначального уровня)
  9. «Слежение» («мониторинг тревоги») за эмоциональным состоянием пациента в момент экспозиции: фиксация «отвлекающих маневров»; контроль за достаточной продолжительностью экспозиции
  10. Дозирование интенсивности терапевтической экспозиции с помощью акцента на ключевых словах-стимулов, запускающих негативное эмоциональное состояние
  11. Определение оптимального темпа экспозиционной терапии
  12. Анализ поведения пациента в ситуации терапевтической экспозиции
  13.  Домашние задания, направленное на закрепление навыком полученных в ходе экспозиционной терапии. Экспозиция в домашних условиях первоначально 1-2 раза в день, в дальнейшем, на протяжении не менее 30 дней без пропуска даже одного дня.
  14. Тренинг уверенности в себе, тренинг навыков преодоления, причинно-следственные процедуры
  15. Обучение пациента навыкам осознанного, а не автоматического конструктивного выхода из потенциально опасной для него ситуации
  16. Проработка аналогичных ситуаций
  17. Повторение наиболее трудных экспозиций
  18. Подведение итогов экспозиционной терапии

В процессе экспозиционной терапии, погружаясь в ситуацию риска, пациент, нередко, пытаясь уйти от стресса, «выбирает» варианты мышления и поведения, которые могут быть прошлым или стать новым ритуалом.

Для того, чтобы «погружение» в ситуацию стало эффективным, он не должно прерываться ритуалами, последние при первом приближении должны сразу же пресекаться психотерапевтом.

Необходимо сначала распознать первые симптомы ритуалов, а затем отличить формирующиеся навыки преодоления тревоги, от вновь возникающих ритуалов.

Если пациент научиться спрашивать себя: напоминает ли то, что он делает новый ритуал, тогда он сможет понять какую стратегию поведения выбрать в том или ином случае. Обычно, правильная стратегия, направленная на преодолении стресса позволяет пациенту чувствовать себя комфортнее. Если он замечает, что формируется новый ритуал, то важно, чтобы при этом не произошло усиление тревоги.

Вообще при проведении экспозиционной терапии умению управлять эмоциональным состоянием и, в частности, контролировать уровень тревоги, придается большое значение.

Косвенным признаком усиления тревоги может быть склонность пациента задавать себе или окружающим одни и те же вопросы. Еще одним индикатором тревоги является стремление переложить ответственность на психотерапевта или кого-либо из близких родственников.

Врач должен разъяснить больному, что ему необходимо как можно чаще принимать решение самостоятельно, как бы это не было трудно и с его точки зрения опасно.

Больной должен быть заранее проинформирован психотерапевтом о возможных вариантах течения навязчивостей и ритуалов в процессе экспозиционной терапии, о высокой вероятности, возникновения временных эпизодов обострения навязчивостей, которые однако, будут менее выраженные, быстрее закончатся и, как правило, станут появляться все реже и реже.

Следует отметить опасность привыкания пациента к словам утешения, уверений, ободрений, звучащих со стороны родственников или врача, например, таких как: «все будет хорошо», поскольку подобные слова, также могут стать частью, нередко очень устойчивого ритуала.

В настоящее время остается спорным ответ на вопрос, что эффективнее для лечение навязчивостей: интенсивное погружение в ситуацию высокого риска или медленное в менее опасную? Хотя, большинство авторов рекомендует интенсивное погружение в ситуацию высокого риска, по крайней мере, при умеренной выраженности навязчивых состояний, сами пациенты, напротив, склонны к постепенному усилению стресса в процессе курса экспозиционной терапии. По большому счету, для каждого пациента необходимо определить свой темп предъявления экспозиций, причем каждая из них должна проводиться после согласия пациента и наличия устойчивой мотивации к данному методу психотерапии. По мнению E. Foa et M. Franklin (2008), предпочтительно добраться до наиболее проблемной ситуации в иерархическом списке в течение первой недели интенсивного вмешательства (ежедневные двухчасовые сессии в течение трех недель), чтобы иметь достаточно времени для повторения наиболее трудных экспозиций в оставшиеся две недели курса экспозиционной терапии.

Аналогично, неясно оптимальное количество терапевтических сессий и их частота проведения при навязчивостях.

Наш опыт свидетельствует о желательности более частых терапевтических сессий (3 раза в неделю), с общим количеством не менее 25-30. Идеальным вариантом следует считать ежедневные экспозиции на протяжении месячного курса терапии. Более редкие экспозиции возможны в тех случаях, когда пациенты хорошо мотивированы на психотерапию, регулярно выполняют домашние задания на экспозицию, а симптоматика обсессивно-компульсивного расстройства не резко выражена.

Терапевтическое вмешательство ограниченное экспозиционной терапии менее эффективно, чем комплексное психотерапевтическое воздействие, включающее в себя рекомендации, направленные на профилактику рецидива.

Отметим, что экспозиционная терапия под непосредственным руководством психотерапевта, особенно если она продолжается не менее двух часов, оказывается более результативной, чем самостоятельная экспозиция.

Специалисты по лечению навязчивостей подчеркивают, что экспозиционной терапии в идеале должна предшествовать фармакотерапия, которая ослабляя выраженность тревоги и депрессии, отчасти редуцирует и негативные эмоции, возникающие в процессе экспозиционной терапии. Также желательно после завершения основного курса терапии сохранять терапевтическую поддержку, выражая ее хотя бы в отдельных краткосрочных терапевтических сессиях. В конце концов, необходимо добиться полного контроля со стороны пациента навязчивых состояний, пусть проявляющих себя и в не резко выраженной форме.

Экспозиция и предотвращение реакций при ОКР

Экспозиция и предотвращение реакций / Экспозиционная психотерапия —
лечение Обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР)
и сопутствующих тревожных расстройств

Лечение ОКР проводимое при помощи КПТ в своей основе базируется на метод «Экспозиция и предотвращение реакций» (ЭПР), в процессе которой мы помогаем клиентам делать те вещи, которых они боятся. Для людей с диагнозом ОКР это могло бы значить, к примеру, преднамеренное прикасание к дверной ручке, и то, что человек не моет после этого руки. Для человека с ОКР в чистом виде это могло бы означать, намеренно, думать о том, чтобы стать педофилом или убийцей. Для человека с диагнозом Дисморфофобия это могло бы значить выйти на улицу без шапки / шляпы, которую тот обычно носит, чтобы скрыть свое лицо или пойти в хорошо освещенный ресторан или кафе с друзьями. Человеку, с диагнозом Паническое расстройство, экспозиция может означать выехать на автомобиле на шоссе или полететь на самолете. Для человека, у которого проявляется Социофобия, это может означать пойти в торговый центр и завести разговор с незнакомым человеком.

В своей практике лечение людей, с диагнозом Обсессивно-компульсивное расстройство, используя КПТ, мы достаточно часто проводим Экспозиционную психотерапию с нашими клиентами.

Начиная работу, мы объясняем пациентам, что метод Экспозиция и предотвращение реакций (Экспозиционная психотерапия) базируется на том, что человек будет меньше бояться чего-либо, если он будет часто и правильно этому подвергаться. Пример: у человека страх / боязнь собак — Экспозиция и предотвращение реакций (ЭПР) будет намеренно предлагать человеку неоднократно проводить время с собаками до того времени пока его страх / боязнь не уменьшится до минимального уровня.

Достаточно часто нам задают вопрос: Как работает Экспозиция и предотвращение реакций? Ниже, мы достаточно просто постараемся объяснить, как Экспозиционная психотерапия помогает уменьшить беспокойство / тревогу.

Во-первых, когда человек использует метод Экспозиция и предотвращение реакций, он открывает для себя то, что тот случай / ситуация чего он боялся, практически никогда, так и не происходит. Человек, который прикасается к ручке дверей, и не моет свои руки после этого, обнаруживает, что даже через достаточно большой промежуток времени он не заболевает, и тем более не умирает. Человек, с диагнозом Социофобия, обнаруживает, что люди в супермаркете не реагируют на него, так как будто он идиот или ненормальный. Человек, у которого проявляется Дисморфофобия, обнаруживает, что никто не пялится на него с ужасом. А человек, который боится собак, видит, что его никто не покусал.

Во-вторых, Экспозиция и предотвращение реакций демонстрирует человеку то, что если он не делает свои обычные навязчивые действия или поведение избегания, тревога, практически всегда, уменьшается сама по себе. Если человек, который боится грязи / микробов, касается дверной ручки, после чего не моет свои руки, то вначале он почувствует, как тревога усиливается. Но потом тревога / беспокойство уйдет, и достаточно часто это будет быстрее, чем, если бы он вымывал свои руки. Таким же образом, человек с диагнозом Дисморфофобия, выходя на улицу без, привычного для него, «камуфляжа» или головного убора, будет наблюдать, как его первоначальная тревога будет уменьшаться с каждым разом, и часто это будет происходить быстрее, чем даже, если бы он носил шляпу.

В-третьих, Экспозиция и предотвращение реакций (Экспозиционная психотерапия) помогает человеку понять, что даже если происходит, то чего он так сильно боялся, это не является для него настолько ужасным, как он думал. Люди действительно болеют, у людей могут случаться панические атаки, некоторые люди, иногда, действительно могут негативно нас оценить, и собаки тоже иногда кусают. Но если такое событие действительно происходит, человек может осознать что это не настолько ужасно, как он себе это представлял.

В-четвертых, Экспозиция и предотвращение реакций позволяет человеку понять, наверное, самую важную вещь, что он способен испытывать тревогу / беспокойство, которую он очень долго избегал. Чтобы тревога не появилась люди, иногда, годами готовы делать навязчивое поведение и поведение избегания. На самом деле, опасение испытать тревогу это единственная вещь, которая связывает между собой все тревожные расстройства. Когда люди начинают использовать метод Экспозиция и предотвращение реакций они узнают, что они намного более способны испытывать это чувство, чем они думали. Те вещи, о которых они думали, что это будет невыносимо для них, становится очень даже терпимо.

Люди, у которых никогда не было тревожных расстройств, вряд ли смогут понять, насколько пугающей является возможность испытать, подвергнуться ситуации для человека, который годами избегал определенных вещей. Но для людей, у которых есть тревожные расстройства, этот страх может стать «повелителем» их жизни. Используя метод Экспозиционная психотерапия, встречая свой страх лицом к лицу, они обучаются описанным выше четырем вещам, которые помогаю им изменить их собственную жизнь, от того что в ней постоянно присутствовал страх, тревога, избегание, к той жизни о которой они только мечтали.

Экспозиция и предотвращение реакций — лечение ОКР и тревоги

Киевский центр ОКР предлагает индивидуальную психотерапию как лечение ОКР и сопутствующих тревожных расстройств. Список расстройств, лечением которых мы занимаемся:

Автор статьи

Мамитько Виталий Андреевич
психолог-психотерапевт
гипнолог-гипнотерапевт
позвонить мне (067) 836-45-90

Последнее редактирование: 14.03.2018

Когнитивно-поведенческая психотерапия ОКР | Центр психотерапии профессора Малыгина

Когнитивно-поведенческая психотерапия является «золотым стандартом» лечения обсессивно-компульсивного расстройства. Основными техниками когнитивно-поведенческой психотерапии ОКР являются когнитивная реструктуризация, экспозиция с предотвращением реакции (ЭПР) и метакогнитивный подход.

Экспозиция с предотвращением реакции (ЭПР) включает в себя постепенное, согласованное с пациентом и поначалу сопровождающееся терапевтом столкновение с ситуациями, запускающими обсессии (навязчивые мысли) и компульсии (навязчивые действия). В ходе этого упражнения пациент учится не допускать появление навязчивостей в этих ситуациях. Упражнение поначалу сопровождается тревогой, но она всегда удерживается на переносимом для пациента уровне. Как правило ЭПР сложно выполнять в начале лечения, однако потом пациенты обнаруживают, что это не так сложно и тревожно, как им казалось. Это придает уверенности и позволять постепенно переходить ко всё более и более сложным ситуациям.

Перед началом ЭПР терапевт совместно с пациентом составляют список его навязчивостей, ранжируя их от наименее тревожных до самых трудных. Начиная с простых навязчивостей, пациент обучается навыкам контроля тревоги — он убеждается в том, что тревога постепенно снижается и проходит, даже если не совершать ритуалы.

Когнитивная реструктуризация позволяет выявить устойчивые убеждения («ошибки мышления»), лежащие в основе тревоги. Эти ошибки можно научиться распознавать и корректировать не прибегая к компульсиям (навязчивым действиям). Например, молодая мама может подумать «не могу ли я ударить своего ребенка ножом?» Большинство людей сможет легко отбросить эту мысль в духе «что за странная мысль, что только не лезет в голову». Однако если у человека есть убеждение о том, что нужно придавать большое значение собственным мыслям, или что думать о чем-либо плохом – это так же аморально, как это делать, реакция может быть гораздо более тревожной: «Раз я так думаю, я ужасная мать! Со мной что-то не так!» Однако, исследования показывают, что попытки контролировать собственные мысли или избавляться от них приводят лишь к усилению частоты пугающих, стыдных или неприятных мыслей. В этом случае помогают проводимые совместно с психотерапевтом:

  • реалистичная оценка шансов совершения пугающего события,
  • разделение себя и болезненных мыслей,
  • обращение к предыдущему опыту «раньше я никогда не причинял никому вреда;

Исследования показывают, что пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством никогда не совершают насильственные действия, мысли о которых их пугают».

Ошибки мышления, лежащие в основе обсессивно-компульсивного расстройства:

Слияние мысли и факта (события)

  • Убеждение, что мысль об определенном событии может вызвать это событие и в том, что теперь его нужно предотвратить (пример)

Слияние мысли и действия

  • Убеждение, что мысль о действии может заставить человека выполнить это действие («Если я об этом подумал, я могу это сделать»)
  • Убеждение, что наличие мысли об определенном действии повышает вероятность его совершения (пример)
  • Убеждение, что плохие мысли могут быть только у плохих людей, способных на такие действия
  • Убеждение, что думать о плохом так же плохо, как это делать

Слияние мысли и объекта – убежденность, что мысли и чувства могут передаваться неживым предметам (что делает их более «реальными», в большей мере способными наносить вред) или портить предметы

  • Убеждение, что чувство беспокойства может передаваться книгам, загрязняя их. Теперь при использовании книг чувства беспокойства невозможно избежать.
  • Убеждение, что мысль о его педофилии во время бритья имеет силу передаваться бритве, таким образом, следующий акт бритья повысит риск стать педофилом.
  • цифровые суеверия (пример)
  • вера в «несчастливые» вещи

Метакогнитивный подход. В рамках когнитивно-поведенческой психотерапии обсессивно-компульсивного расстройства также активно используются так называемые метакогнитивные техники, при помощи которых пациент обучается эмоционально отстраняться от обсессий (навязчивых мыслей) и безоценочно наблюдать за ними. Терапевтическая работа фокусируется на изменении субъективного восприятия значимости навязчивостей и необходимости реакции на них.

В большинстве случаев частота сеансов когнитивно-поведенческой психотерапии ОКР составляет 1 в неделю с определенными заданиями, которые необходимо выполнять между сессиями.

В отдельных сложных случаях могут потребоваться более частые встречи или непродолжительная госпитализация. Психотерапия ОКР является длительной, однако первые результаты могут быть заметны уже после 3-5 сессий.

Большинство пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством уже безуспешно пробовали преодолеть компульсии (навязчивые действия) самостоятельно, и им сложно представить, что когнитивно-поведенческая психотерапия ОКР может помочь. Однако исследования показывают, что при достаточной длительности курса когнитивно-поведенческой психотерапии ОКР и регулярном выполнении домашних заданий 85% больных могут полностью взять под контроль свои симптомы. Мечты о том, какой стала бы их жизнь без тревоги, со свободным временем, которое сейчас занимают ритуалы, мотивируют многих пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством проходить через непростые этапы лечения. В ходе терапии пациент и терапевт не только избавляются от навязчивостей, но и работают над тем, чтобы возобновить активную социальную жизнь, найти новые увлечения, улучшить отношения с близкими, вернуться к работе, создать свою семью.

Экспозиционная терапия

Считается, что терапия воздействия — это метод, который помогает лечить тревожные расстройства. Она включает в себя подвергание целевого пациента источнику беспокойства или его контексту без намерения вызвать какую-либо опасность. Полагают, что это помогает им преодолевать их беспокойство или страдание. Многочисленные исследования продемонстрировали свою эффективность в лечении разных видов расстройств, таких как генерализованное, социальное, обсессивно-компульсивное, ПТСР и специфические фобии.

Фон

Использование воздействия как способа терапии началось в 1950 годах, когда в западной клинической практике преобладали психодинамические взгляды, и появилась поведенческая терапия. Южноафриканские психологи и психиатры впервые использовали облучение как способ уменьшить патологические страхи, такие как фобии и связанные с беспокойством проблемы, и они принесли свои методы в Англию с учебной программой больницы Модсли.

Джозеф Вольпе (1915–1997) был одним из первых докторов, кто вызвал интерес к рассмотрению психиатрических проблем как поведенческих. Он консультировался с другими психологами, в том числе Джеймсом Г. Тейлором (1897–1973), который работал в отделе психологии Университета Кейптауна в Южной Африке. Хотя большая часть его исследований осталась неопубликованной, Тейлор был первым психологом, который, как известно, применял лечение экспозиционной терапией от беспокойства, в том числе используя ситуационное воздействие с предупреждением реакций. С 1950 годов было разработано несколько видов подобной терапии, включая систематическую десенсибилизацию, наводнение, имплозивную, длительную экспозицию и другие.

Методы

психиатр работает с больнымМетодика воздействия основана на принципе обусловленности респондентов, часто называемом павловским вымиранием. Экспонирующий специалист идентифицирует познания, эмоции и физиологическое возбуждение, которые сопровождают вызывающий тревогу стимул, а затем пытается разрушить картину побега, поддерживающую возникающее чувство. Это делается путём воздействия на пациента более сильных стимулов, вызывающих страх. Он сведён к минимуму на каждом из последовательно повторяющихся шагов или проблем (иерархии), которые могут быть явными («статическими») или неявными («динамическими» — см. «Метод факторов»), пока не исчезнет страх. Пациент может прекратить сеанс в любое время.

Существует три вида процедур воздействия. Первый — in vivo или «настоящая жизнь». Этот тип подвергает пациента реальным ситуациям, вызывающим страх. Например, если кто-то боится публичного выступления, его можно попросить выступить перед небольшой группой людей. Второй тип экспозиции — имагинальный, где пациентам предлагается представить себе ситуацию, которая вызывает беспокойство. Эта процедура полезна для людей, которым необходимо противостоять тревожным мыслям и воспоминаниям. Третий тип воздействия — интероцептивный, который может использоваться для более специфических расстройств: паническое или посттравматическое стрессовое, например. Пациенты сталкиваются с симптомами, такими как увеличение частоты сердечных сокращений и одышки. Все виды воздействия могут использоваться вместе или отдельно.

Несмотря на то что данные явно подтверждают эффективность терапии, некоторые доктора испытывают дискомфорт, применяя имагинальный тип экспозиции, особенно в случаях ПТСР. Они неуверены в своей способности использовать его, или, чаще, определяют существенные противопоказания для клиента. Наводнение — ещё один вид воздействия, который также подвергает пациента неприятным стимулам, и он начинается с наиболее опасного предмета в иерархии страха, в то время как терапию назначают по меньшей мере из-за фобий. При воздействии экспозиции и реагирования на него терапии, разрешение воздерживаться от реакции на побег должно быть всегда, а не только во время конкретных практических занятий. Таким образом, субъект испытывает и привыкание к серьёзному стимулу, и применяет несовместимый с опасностью поведенческий ответ на него. Хотя этот тип воздействия обычно вызывает некоторое беспокойство, это облегчает долгосрочное сокращение обсессивно-компульсивных симптомов.

Приложения

Обобщённое тревожное расстройство

терапия с реальными ситуациями более эффективна

Существует эмпирическое доказательство того, что терапия экспозиции может быть эффективным методом лечения людей с генерализованным тревожным расстройством, специально цитируя терапию воздействия in vivo, которая обладает большей эффективностью, чем имагинальное в отношении генерализованного тревожного расстройства. Цель лечения in vivo заключается в содействии эмоциональному регулированию с использованием систематического и контролируемого воздействия травматических стимулов.

Фобии

Лекарственная терапия — наиболее успешная известная мера борьбы с расстройствами. Несколько опубликованных метаанализов включали исследования одно-двухчасовых сеансов с использованием воображаемого воздействия.

Через четыре года 90% пациентов сохранили значительное снижение страха, и общего уровня нарушения, в то время как у 65% больше не наблюдалось никаких симптомов конкретной фобии.

Агорафобия и социальное тревожное расстройство являются примерами, которые успешно лечились с помощью терапии экспозиции. Агорафобия — это иррациональный страх перед переполненным пространством, происходящий от древнегреческого термина «Агора» или Marketplace, в то время как социальное тревожное расстройство, характеризуется значительным количеством страха в одной или нескольких ситуациях, связанных с обществом. Они могут быть очень изнурительными сами по себе, и, ещё, пациенты часто беспокоятся о том, чтобы не показать беспокойство и не потерять контроль на людях.

Посттравматическое стрессовое расстройство

Терапия виртуальной реальности (VRE) — это современное, но эффективное лечение посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Этот метод был протестирован на нескольких солдатах, с использованием иммерсивного компьютерного моделирования военных установок в течение шести сеансов. Самостоятельно сообщаемые симптомы ПТСР у этих солдат значительно уменьшились после воздействия. Лекарственная терапия оправдала себя при лечении соматического ПТСР и злоупотреблении психоактивными веществами.

Обсессивно-компульсивное расстройство

лечение ОКР в группеПредотвращение воздействия и реакций (также известная как ERP или EX / RP) — это вариант терапии, рекомендованный Американской академией детской и подростковой психиатрии (AACAP), и клиникой Майо как лечение первой линии обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР).

ERP основывается на идее, что терапевтический эффект достигается, когда субъекты сталкиваются с их опасениями, но не участвуют в ответном риске или ритуале, который задерживает или устраняет бедствие. В случае людей с ОКР или тревожного расстройства есть мысль или ситуация, которая вызывает дистресс. Лица, как правило, борются с этим бедствием посредством определённого поведения, которое включает избегание или ритуалы. Тем не менее ERP предполагает целенаправленно вызывать беспокойство или стресс у пациента, подвергая его воздействию стимула страха. Затем предотвращение ответных мер включает в себя индивидуальное воздержание от ритуального или иного компульсивного поведения, которое помогает уменьшить бедствие. Затем пациента учат терпеть ситуацию, вызывающую тревогу пока она не исчезнет сама по себе, демонстрируя, что ритуалы не всегда необходимы для уменьшения страха или беспокойства.

Практические параметры AACAP для OCD рекомендуют когнитивную поведенческую терапию и, более конкретно, ERP, как лечение молодёжи с лёгкой и умеренной ОКР и комбинированную психотерапию и фармакотерапию для тяжёлого ОКР. Проверки Кокрановского обзора по различным рандомизированным исследованиям повторяют выводы о превосходстве ERP и фармакотерапии.

Внимательность

В обзоре 2015 года указывались параллели между терапией экспозиции и осознанной медитацией. Отмечалось, что последняя обращается к своему эмоциональному опыту и воздерживается от участия во внутренней реактивности. Изучение изображений показало, что вентромедиальная префронтальная кора, гиппокамп и миндалины подвержены воздействию терапией экспозиции; изучение визуализации выявило сходную активность с вниманием.

Организации и сертификация

Существует множество организаций поведенческих психотерапевтов по всему миру. Ассоциация по анализу поведения на международном уровне (ABA) предлагает сертификацию в этой области специалистов, которые демонстрируют высокую компетентность.

Исследование

Экспериментальная терапия может быть исследована в лаборатории с использованием павловских парадигм вымирания. Грызуны, такие как крысы или мыши позволяют исследовать основные нейробиологические механизмы, а также тестировать фармакологические и вспомогательные вещества.

Лекарственное лечение ОКР — Лечение Паничесих Атак и ОКР

Описанная в этой статье тактика лекарственного лечения ОКР основана на руководстве Британского министерства здравоохранения — NICE Guidance (https://www.nice.org.uk/Guidance/CG31). Это стандартизированный протокол, выведенный из результатов нескольких сотен клинических исследований. Каждый пункт этого протокола составлен с соответствии с принципами доказательной медицины, то есть базируется на совокупности научных фактов, а не на мнениях отдельно взятых авторитетов.
Алгоритм лечения представляет собой последовательность этапов — так называемые «линии терапии» — когда следующий этап применяется только в случае неэффективности предыдущего. Стоит особо отметить, что до начала фармакологического лечения всем пациентам предлагается пройти краткосрочный курс КБТ.

ПЕРВАЯ ЛИНИЯ

Первой линией терапии при легком нарушении повседневного функционирования является краткосрочная психотерапия (10 часов), включающая экспозицию и предотвращение ритуалов (ЭПР).

При средней степени выраженности ОКР и при недостаточном эффекте от краткосрочной психотерапии, пациенту предлагается либо более продолжительный курс когнитивной психотерапии (включающей экспозицию), либо курс СИОЗС антидепрессантов.

При тяжелом течении ОКР назначается комбинация когнитивно-поведенческой психотерапии и СИОЗС антидепрессанта.

Примечания:

  • При отсутствии поведенческих (физических) ритуалов предписывается КБТ с экспозицией к неприятным мыслям и предотвращением ментальных компульсий.
  • Если в выполнение компульсий вовлечены члены семьи, то рекомендуется их участие в тренинге экспозиции.
  • Пациентам, отказывающимся от ЭПР может быть предложена специализированная сугубо когнитивная психотерапия.

Клиенты, желающие получить психотерапию, отличную от КБТ — гипноз, гештальт, транзактный анализ, супружескую терапию, — должны быть проинформированы о том, что не существует убедительных доказательств эффективности перечисленных методов.

Следует отметить, что при навязчивостях эффективные дозировки антидепрессантов выше, чем дозы применяемые при депрессии. Это связано с тем, что у СИОЗС есть особый антиобсессивный эффект, раскрывающийся на максимальных или субмаксимальных дозах. С этим связаны две особенности применения данной группы препаратов. Во-первых, антидепрессанты имеют накопительный эффект: то есть их действие развивается в течение 2-4 недель от начала приёма. Во-вторых, наращивание суточной дозы — от начальной до антиобсессивной — производится постепенно и занимает несколько недель. Ввиду этого, желаемый эффект от препаратов наступает обычно не раньше, чем через месяц от начала приёма. Судя по моим наблюдениям, психиатры часто не предупреждают пациентов об этих особенностях антидепрессантов, что приводит преждевременному отказу от лечения и ошибочному мнению о неэффективности данной группы препаратов.

 

Антидепрессанты, применяемые для лечения ОКР

Препарат Торговые названия Дозировки при депрессии Дозировки при ОКР
Сертралин Золофт, Стимулотон, Асентра, Серената, Алевал  50-150 мг/сутки  150-250 мг/сутки
Флувоксамин Феварин  50-100 мг/сутки  150-300 мг/сутки
Эсциталопрам Ципралекс, Элицея, Ленуксин, Селектра  10-20 мг/сутки  10-20 мг/сутки
Циталопрам Ципрамил, Цитол, Сиозам, Опра  20-40 мг/сутки  40-60 мг/сутки
Флуоксетин Прозак, Флуоксетин, Ланнахер, Апо-Флуоксетин, Депрекс, Профлузак  20-40 мг/сутки  40-80 мг/сутки
Пароксетин Паксил, Рексетин, Адепресс, Плизил  20 мг/сутки  40-60 мг/сутки

Наиболее частыми побочными эффектами СИОЗС являются головокружение, сонливость, тошнота, усиление тревоги в первые недели лечения. Если антидепрессант оказывается эффективным, то его приём следует продолжать не менее 12 месяцев.

ВТОРАЯ ЛИНИЯ

В случае неэффективности СИОЗС (а отсутствие эффекта можно констатировать при как минимум 8-недельном приёме препарата в рекомендованной дозировке), переходят к назначению кломипрамина. Кломипрамин (анафранил) в дозе 75-300 мг в сутки является «золотым стандартом» лечения навязчивостей и применяется при ОКР уже около 40 лет. Его сила антиобсессивного эффекта максимальна по сравнению с любыми другими фармпрепаратами, однако при этом более выражены (и практически неизбежны) побочные эффекты: сухость во рту, запоры, затруднения при мочеиспускании, учащенное сердцебиение, нарушение аккомодации. Именно в связи с этим анафранил отодвинут на вторую линию более современными антидепрессантами.

ТРЕТЬЯ ЛИНИЯ

При отсутствии эффекта или недостаточном эффекте от кломипрамина предпринимаются следующие шаги:

  • Продолжение когнитивно-поведенческой терапии
  • Усиление действия СИОЗС с помощью другого серотонинэргического препарата (тразодон, миртазапин, L-триптофан, буспирон) или антипсихотика (кветиапин, оланзапин)
  • Комбинирование кломипрамина и циталопрама

При этом Британский Минздрав считает необоснованным применения следующих препаратов:

  • трициклические антидепрессанты (кроме кломипрамина)
  • селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина (СИОЗСН): велаксин (венлафаксин), симбалта (дулоксетин)
  • ингибиторы моноаминоксидазы (иМАО): аурорикс (моклобенид), пиразидол
  • транквилизаторы (феназепам, реланиум, клоназепам) — за исключением короткого (не более 2-3 недель) курса в начале применения СИОЗС для нейтрализации возможного временного усиления тревоги/li>

 

Отмечу, что данная статья носит исключительно ознакомительный характер и не является инструкцией по самостоятельному назначению препаратов. Я написал ее для того чтобы Вы могли проверить назначаемое Вам лечение на соответствие европейским стандартам. Если Ваш врач не придерживается описанной выше последовательности, то я бы настоятельно рекомендовал найти психиатра, придерживающегося принципам доказательной медицины.

Нарративная Экспозиционная Терапия (НЭТ) — Тёмная триада — LiveJournal

Нарративная Экспозиционная терапия (далее NET) является одним из вариантов лечения расстройств травматического спектра у людей с множественной и сложной травмой. NET основывается на теории двойного представления травматических воспоминаний(1) (Elbert & Schauer, 2002).

1.- Теория двойного представления предлагает два отдельных механизма, которые составляют произвольные и непроизвольные воспоминания, первый из которых называется устной доступной системой памяти, а второй — ситуационно доступной системой памяти. (Brewin C. R., Dalgleish T., Joseph S.)

Считается, что вписывание в контекст конкретных ассоциативных элементов сети страха (fear network), сенсорных, эмоциональных и когнитивных воспоминаний о травме, помогает понять и обработать воспоминания о травматическом событии в ходе жизни клиента. Таким образом, в NET клиент с помощью терапевта строит хронологическое повествование об истории его жизни, фокусируясь на травмирующих переживаниях. Фрагментированные отрывки травматического опыта преобразуются в единое повествование. Ключевыми компонентами поведения терапевта здесь являются: эмпатия, активное слушание, конгруэнтность и безусловное положительное отношение к клиенту. Терапевт очень подробно расспрашивает клиента об опыте переживания травматического стресса: об эмоциях, мыслях, сенсорной информации, физиологических реакциях. Терапевт поощряет клиента переживать эти эмоции без потери связи с «здесь и сейчас». С помощью постоянных напоминаний о том, что чувства и физиологические реакции появляются в результате воспоминаний, терапевт связывает этот опыт с эпизодическими фактами, т.е., временем и местом события. Таким образом, облегчаются переработка событий, смыслообразование и их интеграция. В конце лечения записанная на бумаге автобиография клиента может быть использован для защиты его прав.

Метод NET не требует от клиента выбора одного травматического события из всей истории травмы. NET позволяет размышлять над всей жизнью человека в целом, укрепляя чувство личной идентичности. Работа через биографию подчеркивает признание и осмысливание взаимосвязанных эмоциональных сетей, возникающих вследствие переживаний, облегчая тем самым интеграцию и понимание схем и моделей поведения, которые развились в процессе. Этот подход отличает стремление к восстановлению достоинства пережившего травму и удовлетворения потребности в признании, а также признание явных прав человека и ориентации на «свидетелей». Процедура проста и может быть легко понята рядовыми терапевтами и консультантами в условиях чрезвычайных ситуаций (т.е. во время войны или стихийных бедствий). Кроме того, тот факт, что в результате лечения, человек, переживший травму, получает свою биографию в письменном виде, оказался основным стимулом для завершения лечения.

Предпосылки NET

Существует зависимость характера «доза-эффект» между опытом переживания травматических событий и посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Несколько исследований показывают, что распространенность ПТСР коррелирует с количеством травмирующих событий пережитых как взрослыми, так и детьми (Schauer, 2003; Neuner., 2004;. Catani, 2008). Несмотря на то, что есть солидная доказательная база в пользу использования в качестве лечения «когнитивно-бихевиоральной терапии травмы» (ТF-CBT) с пациентами, которые имели до нескольких травм, доказательства эффективности этого метода менее ясны для пациентов с множественными травмами.

Эмоциональные воспоминания связаны вместе в сети сенсорных/когнитивных/эмоциональных /физиологических элементов. Множественная травма способствует расширению сетей страха через опыт переживания нескольких травмирующих событий одновременно, так что сеть страха может быть активирована воздействием любого из сигналов, относящихся к этим травматическим событиям, пережитых человеком. Например, физиологический компонент «повышенное сердцебиение» может быть результатом нескольких травм — это может быть связано с несколькими конкретными травматическими воспоминаниями или представлениями о них. Это объясняет, почему люди с множественной травмой часто имеют флэшбеки о нескольких событиях одновременно («эффект кинеографа» flickbook effect).

Модель (Elbert & Schauer, 2002) проводит различия между:
• ХОЛОДНЫМИ воспоминаниями – например, контекст и факты
• ГОРЯЧИМИ воспоминаниями — сенсорная информация, когнитивные процессы, эмоции, чувства и физиологические реакции

NET-модель утверждает, что в контексте ПТСР, в результате нейробиологических процессов, происходящих во время травматического события, горячие воспоминания непроизвольно извлекаются из памяти без связей с холодными воспоминаниями.

В процессе нарративной экспозиции травматические события активируются и связываются с холодными воспоминаниями, для того, чтобы ввести их в определенный контекст. Целью является завершение автобиографического воспоминания путем связывания горячих и холодных воспоминаний таким образом, чтобы каждое событие было представлено в определенном контексте. Кроме того, реакция страха ингибируется экспозицией травматического воспоминания. Смыслообразование происходит в результате повторного пересмотра (re-visiting) травматического опыта и дает пациенту возможность увидеть событие в контексте (с точки зрения …) их текущей жизни, а не переживать повторно (re-experienced) эти события в настоящее время.

Практические аспекты NET

Часть 1: Диагностическое интервью и обучение психологической самопомощи
Терапевт должен обсудить, например:

Модель мозга
Сеть страха
План терапии (линия жизни, повествование, свидетельство)
Опасности/проблемы избегания
Информированное согласие
Часть 2: конструирование линии жизни (по желанию)
Часть 3: NET-сессия – Нарративная экспозиция с помощью цветов и камней.
В фокусе внимания NET находятся «камни», которые вызывают симптомы ПТСР
Часть 4: ритуал заключительной сессии

Перечитывание истории — пытаемся поддерживать вовлеченность клиента в экспозицию травматического материала и не допускать избегания.
Подписывание истории клиентом, терапевтом и свидетелями (например, переводчиком)
Надежды на будущее
Выкладывание окончательной Линии жизни, в том числе всех позитивных, негативных, печальных (потерь) и агрессивных (связанных с насилием) событий (цветы, камни, свечи, палочки) и, наконец, возложение цветов, обозначающих надежду и пожелания на будущее.
Линия жизни (это необязательный компонент NET процедуры)

Примечание:

Существует доказательство эффективности нарративной экспозиционной терапии NET, как с использованием, так и без использования Линии жизни в плане лечения (см. приложение для получения дополнительной информации). Тем не менее, клиническая эффективность Линии жизни как самостоятельной методики (без последующей обработки травматических событий в контексте терапии травмы) в терапии с людьми, пережившими травму, не была продемонстрирована. Конструирование Линии жизни очень индивидуально и требует хорошего теоретического знания природы и специфики травматического воспоминания, а также детального мониторинга терапевтом.

Проведение упражнения Линия жизни

Выложите кусок веревки (или ленты, если веревка вызывает болезненные коннотации). Один конец веревки соответствует тому времени, когда родился человек, другой конец должен быть свернут в клубок, чтобы было указание на то, что жизнь еще впереди. «Мы смотрим на вашу жизнь с высоты птичьего полета».

Камням и цветам дают метку или имя. Это может быть особенно трудным для событий, вызывающих стыд тут от терапевта требуется поощрение и мягкая поддержка.

В этот момент вы не должны пытаться узнать слишком много деталей о каких-либо событиях, потому что в данный момент нет времени иметь с этим дело должным образом. Это важно для того, чтобы сфокусироваться на конструктивной, контекстной стороне вещей. Таким образом, мы получаем краткий обзор жизни человека. На этом этапе терапевт избегает вопросов о горячих воспоминаниях, а вместо этого фокусируется на холодных.

Камни или цветы не могут быть размещены на Линии перед началом жизни человека. Вы можете задать вопрос: «Когда вы узнали о последствиях этого события?» и отметить начало осознания клиентом этого события.

Цветы, особенно, если клиент не предлагает много положительных событий, могут быть полезными для того, чтобы исследовать влияние «значимых (в позитивном смысле) людей, которых клиент встречал в течение жизни», чтобы развить это, вы можете спросить «Что эти люди дали вам?»

Терапевт помогает клиенту поместить камни и цветы в хронологическом порядке на Линии жизни.

Терапевт должен сфотографировать линию жизни или сделать копию на бумаге с записями о порядке событий и краткими описаниями каждого события.

На этой первой встрече может быть разработан план для будущих сессий, следует обговорить заранее, о чем будет говорить каждый из участников сессии. Если у клиента слишком много отдельных событий, он должен принять решение о том, о каких событиях нужно говорить, а какие могут быть пропущены. Камни, представляющие травматические события, которые вызывают симптомы ПТСР, должны быть в приоритете. Наконец, необходим ритуал завершения – сворачивание ленты — это выбор клиента, который делает это сам, и решает то, как именно это сделать. «Как мы должны свернуть вашу Линию жизни на сегодняшний день?»

Рисунок: цветы представляют позитивные события, камни – травму

Нарративная экспозиция

Большинство NET-сессий проводятся для получения подробного описания событий, расположенных на Линии жизни в контексте общей биографии клиента, терапевт следует через всю Линию жизни с самого начала по настоящее время (Schauer, Neuner, Elbert, 2011).

В начале каждой сессии терапевт зачитывает историю из предыдущей сессии.

Практическое примечание: Делайте заметки о контексте происходящего, но не делайте заметки во время обсуждения события-«камня» — терапевт в этот момент должен быть полностью сосредоточен на клиенте и настроен на то, как он выглядит и как он реагирует — заметки следует сделать как можно скорее после этого.

Контекст: необходимо попытаться установить точные обстоятельства и окружающую обстановку, прежде чем расспрашивать о камне «Что происходило перед тем, как случилось это событие?»

Целью каждой нарративной сессии является налаживание контакта с горячими и холодными воспоминаниями о травме. NET иногда описывается, как «сплетение двух частей памяти вместе».

Говоря о прошлом, следует попытаться использовать прошедшее время,

НО

Необходимо обозначить контраст между настоящим (с помощью использования настоящего времени: «Вы чувствуете это сейчас?») и прошлым.

Терапевту следует использовать множество уточняющих вопросов, чтобы полностью исследовать все сигналы/узлы в сети памяти. Терапевт не должен бояться предполагать, что он думают о том, что пациент мог бы чувствовать. Поскольку это предлагается в качестве предположения, пациент может исправить терапевта, если его догадка неверна.

«Как вы себя чувствуете?»
«Вы выглядите подавленно. Вы чувствуете это сейчас? А тогда?»
«Вы выглядите так, как будто вы потерпели поражение?»

Во время сессии нарративной экспозиции терапевт может переходить на настоящее время, чтобы смоделировать возбуждение («повысить температуру» воспоминания), или на прошедшее время, чтобы «снизить температуру». История всегда пишется в прошедшем времени.

Камни

Начните с расспрашивания о контексте происходящего. Где это событие произошло? Какая это была дата/месяц? Какое время года? Создают ли они некоторый фон для происходящего в вашей жизни на данный момент? Какова была политическая ситуация на тот момент?

Когда вы дойдете до камня, замедлите темп и попытайтесь получить некоторый контекст того, что происходило около двух часов до события/в начале этого дня.

Оставайтесь в «горячей точке», пока клиент не испытает некоторое облегчение.

Предотвращайте избегание, диссоциации, флэшбэки (важно правильно понимать эту точку зрения: следует избегать мощные диссоциативные воспоминания, которые связаны с потерей и могут повлиять на настоящее, иначе можно ожидать, что у клиента во время нарративной экспозиции могут возникнуть яркие навязчивые воспоминания).

Вы должны приложить усилия для того, чтобы клиент справился с избеганием – в начале сессии, посвященном обучению клиента психологической самопомощи, вы должны будете поговорить об избегании заранее, и клиент должен понять, что вы будете поддерживать его в те моменты, когда ему будет трудно продолжать повествование.

«Я знаю, что это худший момент, но это не заставит нас остановиться здесь. Я здесь, с тобой, ты не один».

Голова, сердце, тело: тогда и сейчас

Вы пытаетесь обнаружить и помочь клиенту проговорить все части сети страха, включая сенсорную информацию:

• знания (голова), эмоции (сердце)
• физиологические реакции (тело)
• терапевт также предлагает клиенту заметить, имеют ли место переживания, которые произошли в прошлом (тогда) в настоящее время (сейчас), и, наоборот, чтобы обнаружить сходства / различия между ними.

Стиль: уточняющие вопросы довольно частое явление в NET, если это помогает клиенту проговорить эмоции или опыт:

«И что происходило в вашей голове прямо тогда?»
«Я заметил, что вы потирали шею, вы чувствуете что-то в ней теперь, что похоже на то, что вы чувствовали в то время?»

Внимательно следите за клиентом и предварительно высказывайте свои предположения/замечания о том, что он мог бы чувствовать.

Если клиент избегающий, то работа психотерапевта заключается в попытке сохранить их вовлеченность в воспоминание.

— Задавать больше вопросов о том, что они думают и чувствуют в данный момент.

— Могут быть использованы творческие инструменты, включая рисование, использование рисунков и телесных поз, чтобы помочь прояснить контекст или позволить клиенту говорить через их собственный опыт. Это особенно полезно в работе с детьми.
Если у клиента случился флэшбек, то работа психотерапевта заключается в том, чтобы попытаться вернуть их к состоянию здесь-и-сейчас.

— Для предотвращения флэшбеков терапевт должен попросить клиента говорить медленно, продвигаясь в контексте события и обозначать отличия между прошлым и настоящим

— Для диссоциативных клиентов рекомендуется предпринимать конкретные меры в тот момент, когда клиент говорит о камне (см. Schauer & Elbert, 2010).

— Использование методов заземления вне процесса экспозиции травматического события может быть полезно, если клиент диссоциирует

Не смешивайте экспозицию (открытость и получение подробностей) и чувство примирения с утратой (завершение и переход)

— Т.е. не возвращайтесь к событию, как только вы завершили обсуждение. Исследуйте событие в хронологическом порядке.

— Планируйте сессию так, чтобы исследование камня (события) заняло значительное время. Это займет 90-120 минут.

Никогда не останавливайтесь на полпути во время экспозиции травматического события.

При написании истории описывайте только то, что клиент чувствовал в то время (когда вы обсуждаете это событие с ним, вы будете задавать вопросы о том, что они чувствуют здесь-и-сейчас, но в истории вы записываете только то, что они чувствовали в тогда).

Отсюда: http://narrative.ru/book_details/%D0%9D%D0%B0%D1%80%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%8F%20%D0%AD%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%B7%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F%20%D0%A2%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D1%8F%20(%D0%9D%D0%AD%D0%A2)

Оригинал статьи опубликован в
http://media.psychology.tools/worksheets/english_us/narrative_exposure_therapy_en-us.pdf

Перевод Марии Индриковой

Когнитивно-поведенческая психотерапия — Лечение Паничесих Атак и ОКР

В условиях современной российской действительности квалифицированную помощь при панических атаках получают не более 5% пациентов. Это обусловлено низким уровнем развития психиатрии, которая занимается тревожными расстройствами. В городской поликлинике или в ПНД человеку, который жалуется на симптомы панической атаки, врач-невролог (или психиатр) ставит диагноз «вегето сосудистая дистония» и назначает транквилизаторы: феназепам, сибазон, релиум и др. Эти препараты дают лишь наркотическое притупление чувства страха, но никак не воздействуют на причины его возникновения. Более того, транквилизаторы вызывают лекарственную зависимость (по силе схожей с алкогольной зависимостью) — малоприятное дополнение к уже имеющимся проблемам. И таким образом, паническое расстройство, которое может быть без особого труда вылечено за несколько сеансов психотерапии, становится для большинства пациентов хроническим инвалидизирующим заболеванием.

Возможно ли полностью избавиться от приступов паники?

В своей работе с пациентами я использую метод когнитивной психотерапии, которая была разработана в 70-х годах специально для лечения тревожных расстройств (к коим относятся панические атаки). Сейчас это стандарт лечения ПА в цивилизованных западных странах.  Эффективность этого метода доказана многочисленными исследованиями, а применение его в Европе и США даже оплачивается страховыми компаниями. Полноценный курс психотерапии научит Вас справляться с приступами паники и освободит от необходимости постоянного приема медикаментов.

Не любая психотерапия способна справиться с паническими атаками

Потому что не любая психотерапия предназначена для решения данной проблемы. Психоанализ, гипноз, арт- и гештальт-терапия здесь не подходят. Паническое расстройство требует кратковременного целенаправленного вмешательства, которым является когнитивная терапия.

Из чего состоит правильное лечение панических атак

Эффективное устранение панических атак состоит из нескольких последовательных компонентов:

  • Выявление и опровержение ошибочных мыслей, которые запускают панику (например: «У меня что-то слишком часто бьётся сердце — оно может не выдержать такой нагрузки!»)  Выработка адаптивного ответа на эти мысли — то есть формирование определенных позитивных самовнушений, которыми можно будет перекрыть свои опасения при появлении тревоги.
  • Переоценка телесных симптомов: частого сердцебиения, перепадов давления, головокружения и т.д. — которые сами по себе не представляют опасности, но катастрофическим образом интерпретируются во время приступа.
  • Освоение дыхательных методик, направленных на погашение страха.
  • Тренировочное провоцирование панической атаки на психотерапевтическом сеансе для отработки навыков нейтрализации тревоги в безопасной среде.

Основная задача лечения — помочь Вам понять механизм развития паники и научить Вас правильным образом трансформировать эмоцию страха.

Интервью по экспозиционной терапии посттравматического стрессового расстройства и ОКР

Подпишитесь на нашу рассылку

Нужна помощь?
Электронная почта или звонок: 1-800-577-4762

Подпишитесь на наш информационный бюллетень

Нужна помощь?
СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Авторизоваться
Авторизоваться

0

  • МНОГОПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИЕ РЕШЕНИЯ

    • Обучение персонала
    • Университеты
  • Ролики

    • Видео Главная
    • Новые релизы
    • Бестселлеры
    • По подходу

      По подходу

      x

      • Неврология / мозговой деятельности
      • Терапия принятия и приверженности (ACT)
      • Адлериан
      • Арт-терапия
      • Оценка
      • Кузовоориентированный
      • Краткосрочная терапия
      • Карьерное консультирование
      • Детская терапия
      • Когнитивно-поведенческая (КПТ)
      • Консультации и надзор
      • Терапия для пар
      • Диалектическая поведенческая терапия
      • Эмоционально ориентированная терапия
      • Доказательная
      • Экзистенциально-гуманистический
      • Семейные системы
      • Семейная терапия
      • феминистка
      • Гештальт
      • Групповая терапия
      • Интегративный
      • Межличностная психотерапия (ИПТ)
      • Юнгианский
      • Внимательность
      • Мотивационное интервью
      • Мультикультурный
      • Нарративная терапия
      • Отношения между объектами
      • Персонально-ориентированное
      • Позитивная психология
      • Психодрама / драматическая терапия
      • Психодинамический
      • REBT
      • Реальная терапия
      • Школьное консультирование
      • Самопомощь
      • Социальная работа
      • Ориентация на решение
      • Планирование лечения
    • По терапевтическому вопросу

      По терапевтическому выпуску

      x

      • ДОБАВИТЬ / СДВГ
      • Наркомания
      • Продвинутые клинические навыки
      • Алкоголизм
      • Болезнь Альцгеймера / деменция
      • Управление гневом
      • Беспокойство
      • Синдром Аспергера / Расстройство аутистического спектра
      • Начинающие терапевты
      • Биполярное расстройство
      • Жестокое обращение с детьми
      • Клиническая эффективность
      • Смерть и умирать
      • Депрессия
      • Диссоциация
      • Развод
      • Домашнее насилие
      • Расстройства пищевого поведения
      • Горе / потеря
      • Здравоохранение / Медицина
      • Бесплодие
      • Интеллектуализация
      • Право и этика
      • Мужские выпуски
      • Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР)
      • Воспитание
      • Расстройства личности
      • Управление практикой
      • Отношения
      • Тяжелое психическое заболевание
      • Сексуальность / пол
      • Суицидальность
      • Терапия и технологии
      • Перенос / Контрперенос
      • Травма / ПТСР
      • Управление весом
      • Женские проблемы
    • Автор: эксперт

      Автор: эксперт

      x

      • Аарон Бек
      • Алан Марлатт
      • Альберт Эллис
      • Арнольд Лазарь
      • Артур Фриман

.

Обзор психотерапии при посттравматическом стрессовом расстройстве

Соня Норман, доктор философии, Джессика Хэмблен, доктор философии, Паула П. Шнурр, доктор философии, и Афсун Эфтехари, доктор философии

Руководство VA / DoD по клинической практике посттравматического стрессового расстройства (CPG) для посттравматического стрессового расстройства (2017) предлагает научно обоснованные рекомендации по лечению посттравматического стрессового расстройства. (1) CPG рекомендует индивидуальные психотерапевтические методы лечения травм, в частности, длительное воздействие (PE), когнитивно-процессинговую терапию (CPT) и десенсибилизацию движением глаз и повторную обработку (EMDR) в качестве наиболее эффективных методов лечения. для посттравматического стрессового расстройства.

CPG (2017) рекомендует лечить посттравматическое стрессовое расстройство с помощью индивидуальной психотерапии, ориентированной на травмы (например, PE, CPT, EMDR), а не лекарств, исходя из текущего состояния исследований по лечению посттравматического стрессового расстройства. (1) Хотя было проведено несколько прямых сравнений психотерапии, ориентированной на травмы, и препаратов первой линии для лечения посттравматического стрессового расстройства, в двух недавних метаанализах сравнивали лечебные эффекты психотерапии и фармакотерапии. (2,3) Результаты показали, что психотерапия, ориентированная на травмы, приводит к большему улучшению симптомов посттравматического стресса, чем лекарства, и что эти улучшения длятся дольше.Кроме того, риски негативных побочных эффектов или негативных реакций обычно выше при приеме лекарств, чем при психотерапии.

Индивидуальная психотерапия, ориентированная на травмы, может быть доступна не во всех условиях, и не все пациенты выбирают такое лечение. В таких случаях CPG рекомендует лечение с использованием лекарств (в частности, сертралина, пароксетина, флуоксетина или венлафаксина; см. «Руководство клинициста по лекарствам от посттравматического стресса») или определенных индивидуальных, ручных психотерапевтических средств, которые не ориентированы на травмы (в частности, тренинг по прививкам стресса [SIT ], настоящая центрированная терапия [PCT] и межличностная психотерапия [IPT]; см. ниже).Нет данных, которые позволили бы определить, является ли лекарственная терапия или психотерапия, не ориентированная на травмы, более эффективной в случаях, когда психотерапия, ориентированная на травмы, недоступна или нежелательна. Результаты недавних метаанализов показывают, что любой из них может уменьшить симптомы посттравматического стресса. (2,3)

Психотерапия, ориентированная на травмы

Обзор

CPG определяет психотерапию, ориентированную на травму, как терапию, которая использует когнитивные, эмоциональные или поведенческие методы для облегчения обработки травмирующего события и в которой фокус травмы является центральным компонентом терапевтического процесса.(4) Психотерапия, ориентированная на травмы, с наиболее убедительными доказательствами из клинических испытаний, — это PE (5), CPT (6) и EMDR (7,8). Эти методы лечения были протестированы в многочисленных клинических испытаниях на пациентах со сложными проявлениями и сопутствующими заболеваниями в сравнении с условиями активного контроля и с долгосрочными планами наблюдения. Кроме того, эти методы лечения были проверены исследовательскими группами, не являющимися разработчиками. К другим протоколам, составленным вручную, с достаточными доказательствами для рекомендации использования относятся: специфические когнитивно-поведенческие методы лечения посттравматического стрессового расстройства (9-17), краткая эклектическая терапия (BEP; 18-20), терапия нарративным воздействием (NET; 21,22) и письменное повествование (23,24).Существуют и другие психотерапевтические методы, соответствующие определению лечения, ориентированного на травмы, для которых в настоящее время нет достаточных доказательств, чтобы рекомендовать их за или против. (1)

Психотерапия, ориентированная на травмы с убедительными доказательствами

Наибольшее количество исследований было проведено по лечению, основанному на воздействии, когда выжившие неоднократно думали или пересказывали свое травмирующее событие. Наибольшее внимание было уделено ЧП. ПЭ включает как воображаемое воздействие, так и воздействие in vivo в безопасных ситуациях, которых удалось избежать, поскольку они вызывают травматические напоминания.(26) В многоцентровом рандомизированном контролируемом исследовании ПЭ у женщин-ветеранов и сотрудников действующей службы с посттравматическим стрессовым расстройством, у тех, кто получил ПЭ, наблюдалось большее уменьшение симптомов посттравматического стресса по сравнению с женщинами, которые получали терапию, ориентированную на настоящее, и с меньшей вероятностью соответствовали диагностическим критериям посттравматического стресса. , (27) Более того, PE была более эффективной, чем комбинация PE плюс тренинг по прививке стресса (SIT), только SIT или контроль списка ожидания у женщин, переживших сексуальное насилие. (28) Кроме того, только ПЭ и ПЭ в сочетании с когнитивной реструктуризацией снижали уровень посттравматического стрессового расстройства и депрессии по сравнению с контролем в списке ожидания в выборках с намерением лечиться и полных выборках.(5)

Курс повышения квалификации

Практическое применение психотерапии, ориентированной на травмы

Этот курс описывает CPT, EMDR и PE, используя виньетку из случая, чтобы проиллюстрировать клиническое применение каждого из этих психотерапевтических методов лечения травм.

CPT (29), один из наиболее хорошо изученных когнитивных подходов, в первую очередь ориентирован на оспаривание и изменение дезадаптивных убеждений, связанных с травмой, но также включает компонент письменного воздействия.Ветераны с хроническим военным посттравматическим стрессовым расстройством, получившие CPT, показали лучшее улучшение в отношении посттравматического стрессового расстройства и сопутствующих симптомов, чем контрольная группа из списка ожидания. (30) Разборочное исследование CPT затем изучило относительную полезность полного протокола по сравнению с его компонентами: только когнитивная терапия и только письменное воздействие. (23) Результаты показали значительное улучшение показателей посттравматического стрессового расстройства и депрессии у участников всех трех курсов лечения. Однако только когнитивная терапия привела к более быстрому улучшению, чем только письменное воздействие, с промежуточным эффектом полного протокола CPT.(23)

Пациенты, получающие EMDR, подвергаются имагинальному воздействию травмы, одновременно выполняя саккадические движения глаз. Существуют разногласия относительно того, насколько движения глаз повышают эффективность EMDR. Два предыдущих метаанализа не обнаружили дополнительного эффекта для компонента движения глаз EMDR. (31,32) Более поздний метаанализ показал поддержку эффективности движений глаз, хотя доказательства были сильнее в отношении влияния движения глаз на самооценку дистресса, чем на симптомы ПТСР.(33)

CPT, PE и EMDR показали большой успех в исследовании результатов; Таким образом, возникает один логический вопрос исследования: является ли один более эффективным, чем другой. При непосредственном сравнении CPT и PE были одинаково эффективны в лечении посттравматического стрессового расстройства и депрессии у женщин, переживших сексуальное насилие. (6) Два хорошо контролируемых исследования сравнивали EMDR и PE. Одно исследование показало эквивалентные результаты (8), в то время как другое показало, что ПЭ лучше (34). Необходима дополнительная информация, чтобы понять, кому из этих методов лечения, основанных на фактических данных, больше всего помогает.В настоящее время рекомендуется ориентированный на пациента подход с использованием совместного принятия решений пациентом и врачом в качестве оптимального способа выбора среди доступных методов лечения. (1)

Другие психотерапевтические методы лечения травм с достаточными доказательствами, чтобы рекомендовать их для лечения посттравматического стрессового расстройства

Существует несколько конкретных ручных протоколов когнитивно-поведенческой терапии, по крайней мере, в одном исследовании, предполагающем, что они помогают уменьшить симптомы посттравматического стрессового расстройства. (9-17) Например, Элерс и Кларк (35) разработали когнитивную терапию посттравматического стрессового расстройства, преследующую три цели: изменение чрезмерно негативных оценок, исправление автобиографических нарушений памяти и устранение проблемных поведенческих и когнитивных стратегий.Элементы, уникальные для когнитивной терапии Элерса и Кларка, включают выполнение действий, несовместимых с памятью, или участие в поведенческих экспериментах. Два рандомизированных контролируемых испытания сравнивали когнитивную терапию со списком ожидания, и оба дали положительные результаты. (15,36)

BEP имеет сильную психодинамическую перспективу (18-20,37), но также включает воображаемое воздействие, письменные повествовательные процессы, когнитивную реструктуризацию через внимание к значению и интеграции опыта, техники релаксации и метафорический ритуал закрытия, чтобы оставить травмирующее событие в прошлое и воспитывать чувство контроля.

NET полагается на воображаемое воздействие через структурированный устный процесс повествования о жизни, который помогает пациентам интегрировать и находить смысл в многочисленных травматических переживаниях на протяжении всей их жизни. Было показано, что NET является эффективным и простым способом проведения экспозиционной терапии. (21,22)

Письменная повествовательная терапия с воздействием сосредоточена на описании воспоминаний о травмах. Исследование по демонтажу ЕКПП оценивало письменное повествование. (23) В частности, письменный отчет CPT о состоянии лечения включал пациентов, которые писали подробные отчеты о своей наихудшей травме во время сеанса, просматривали отчеты с терапевтом, а затем перечитывали их для домашнего задания.(23) Письменное повествование также оценивалось в другой парадигме, называемой письменным воздействием на человека (WET). (24,25) В течение пяти сеансов пациенты приходят в офис и пишут о своей травме, уделяя внимание деталям события и эмоциям, пережитым в то время. Письмо очень быстро обрабатывается терапевтом во время последующего сеанса, и домашнее задание отсутствует. Доказано, что письменные рассказы об экспозиционной терапии эффективны в качестве самостоятельного лечения посттравматического стрессового расстройства. (23-25)

Психотерапия, которую следует учитывать, когда индивидуальная терапия, направленная на травму, недоступна или не выбрана пациентом

Несмотря на то, что данные подтверждают использование психотерапевтических методов лечения травм для лечения посттравматического стрессового расстройства, доступ к этим методам лечения в клиниках неодинаков.Кроме того, не все пациенты готовы участвовать в лечении, которое может в какой-либо степени сосредоточиться на их травме. В результате некоторые практикующие используют методы лечения, не связанные с травмами. SIT, PCT и IPT — это методы лечения, не ориентированные на травмы, большинство доказательств которых получено в результате клинических испытаний, которые включали прямые сравнения с настоятельно рекомендованными видами лечения, ориентированными на травмы. Эти методы лечения различаются по своей направленности и методам, но схожи в том, что ни одно из них не включает прямого воздействия или когнитивного сосредоточения на травмирующем событии (событиях).

  • SIT — это форма когнитивной реструктуризации, нацеленная на индивидуальные модели мышления, которые приводят к стрессовым реакциям в повседневной жизни. (28,38)
  • PCT фокусируется на текущих проблемах в жизни пациента, связанных с посттравматическим стрессовым расстройством. (28,39)
  • IPT фокусируется на влиянии травмы на межличностные отношения человека. (40,41)

Доказательства для рекомендации о поддержке SIT, PCT и IPT, не связанных с травмами, в значительной степени основаны на двух комплексных метаанализах, а также на других исследованиях.(37,42) В целом, лечебные эффекты для терапии, не ориентированной на травмы, не так велики, как эффекты, наблюдаемые при терапии, ориентированной на травму, а ограниченное количество исследований приводит к низкой достоверности доказательств и слабой поддержке рекомендации. Однако данные показывают, что эти методы лечения лучше, чем отсутствие лечения. Потенциальным преимуществом лечения, не ориентированного на травму, является то, что процент выбывших часто ниже, чем у настоятельно рекомендованных методов лечения, ориентированных на травмы.

Терапия с недостаточными доказательствами для рекомендации для лечения посттравматического стрессового расстройства

Другие методы лечения могут быть эффективными; однако в настоящее время недостаточно доказательств, чтобы делать выводы.Например, несмотря на привлекательность группового лечения, результаты нескольких рандомизированных контролируемых испытаний групповой терапии были неоднозначными. (43-47) Результаты исследований показывают, что групповая терапия не так эффективна, как индивидуальная терапия посттравматического стрессового расстройства. Однако для уменьшения симптомов посттравматического стресса лучше групповая психотерапия, чем отсутствие лечения. (48)

Широкий спектр ручных протоколов, включая диалектическую поведенческую терапию (49), обучение навыкам аффективной и межличностной регуляции (50), терапию принятия и приверженности (51), поиск безопасности (52), гипноз (53), краткую психодинамическую терапию ( 54), а поддерживающее консультирование (12,14,55) — все они использовались при лечении посттравматического стрессового расстройства.Однако в настоящее время недостаточно данных, чтобы сделать вывод о том, полезны ли эти методы лечения (или вредны) для людей с посттравматическим стрессом. Необходимы дополнительные исследования, чтобы дать рекомендации за или против их обычного использования у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством.

В некоторых случаях ветераны могут предпочесть лечение посттравматического стрессового расстройства, которое включает внимание, сосредоточенное на их интимных отношениях. Пока неизвестно, является ли подход, основанный на парах, таким же эффективным, как индивидуальная терапия посттравматического стресса при посттравматическом стрессе. В целом, есть многообещающие, но ограниченные доказательства в поддержку терапии посттравматических пар, ориентированной на травмы.(56,57)

Некоторые пациенты с посттравматическим стрессовым расстройством будут иметь неадекватный ответ на лечение даже после успешного проведения одного или нескольких курсов психотерапии, ориентированной на травмы, или других методов лечения, основанных на доказательствах. В литературе нет единого мнения о том, как оптимально подходить к уходу за такими пациентами. Предпочтения пациентов и клиническая оценка важны для определения наилучшего курса действий в таких случаях.

Не рекомендуется добавлять или удалять компоненты доказательной терапии

Некоторые исследователи добавили новый компонент в эффективное лечение в надежде на дальнейшую оптимизацию результатов.(19,58-62) В нескольких исследованиях изучалась потенциальная польза от добавления когнитивной реструктуризации к воздействию: два исследования показали пользу (14,63), а два исследования не показали никакой пользы (5,16). Систематический обзор этих исследований не выявил дополнительных преимуществ когнитивной реструктуризации при выраженности симптомов посттравматического стрессового расстройства, потере диагноза посттравматического стрессового расстройства и симптомах депрессии. (40) Разборочное исследование CPT, которое включает в себя как письменное повествование о травме, так и когнитивную терапию, рассматривало полное CPT в сравнении с отдельными нарративными и когнитивными компонентами.(23) Группа только с когнитивными функциями (известная как CPT-C) показала более быстрое улучшение во время лечения исходов посттравматического стрессового расстройства, оцениваемых врачом, и других исходов после лечения. На основе этих результатов протокол CPT был изменен так, что письменное повествование является необязательным, а стандартный протокол (теперь называемый CPT) включает только когнитивный компонент. (64)

На основании этого исследования CPG не рекомендует добавлять или удалять компоненты из протоколов доказательной психотерапии.Если изменения установленного протокола (например, PE, CPT, EMDR) необходимы с клинической точки зрения, эти изменения должны проводиться эмпирически и теоретически и с пониманием основных компонентов психотерапии, ориентированной на травмы, которые считаются наиболее терапевтически активными. (1)

В начало

Заключение

В целом, индивидуальные психотерапевтические методы лечения травм, такие как PE, CPT и EMDR, являются наиболее рекомендуемыми методами лечения посттравматического стрессового расстройства и имеют надежную доказательную базу.Компоненты этих методов лечения были объединены с другими вмешательствами, без каких-либо подтверждений улучшения преимуществ по сравнению с одними стандартными методами лечения. Специальные лекарства и психотерапия, не ориентированная на травмы, также могут помочь уменьшить симптомы посттравматического стрессового расстройства. Прежде чем делать выводы об эффективности групповой и другой психотерапии, необходимы дополнительные исследования.

В начало

Список литературы

  1. Департамент по делам ветеранов и министерство обороны. (2017). VA / DOD Руководство по клинической практике ведения посттравматического стрессового расстройства и острого стрессового расстройства . Вашингтон, округ Колумбия: Автор. Получено с https://www.healthquality.va.gov/guidelines/MH/ptsd/
  2. .

  3. Ли, Д. Дж., Шницляйн, К. В., Вольф, Дж. П., Витилингам, М., Расмуссон, А. М., и Хоге, К. В. (2016). Психотерапия в сравнении с фармакотерапией при посттравматическом стрессовом расстройстве: систематический обзор и метаанализы для определения методов лечения первой линии. Депрессия и тревога, 33 , 792-806.DOI: 10.1002 / da.22511
  4. Уоттс, Б. В., Шнур, П. П., Мэйо, Л., Янг-Сю, Ю., Уикс, В. Б., и Фридман, М. Дж. (2013). Мета-анализ эффективности лечения посттравматического стрессового расстройства. Journal of Clinical Psychiatry, 74, e541-550. DOI: 10.4088 / JCP.12r08225
  5. Шнурр П. П. (2017). Сосредоточение внимания на психотерапии посттравматического стрессового расстройства, ориентированной на травмы. Current Opinion in Psychology, 14, 56-60. DOI: 10.1016 / j.copsych.2016.11.005
  6. Фоа, Э. Б., Хембри, Э. А., Кэхилл, С. П., Раух, С. А. М., Риггс, Д. С., Фини, Н. С., и Ядин, Э. (2005). Рандомизированное испытание длительного воздействия посттравматического стрессового расстройства с когнитивной реструктуризацией и без нее: результаты в академических и общественных клиниках. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 73, 953-964. DOI: 10.1037 / 0022-006X.73.5.953
  7. Resick, P. A., Nishith, P., Weaver, T. L., Astin, M. C., & Feuer, C. A. (2002). Сравнение когнитивно-обрабатывающей терапии с длительным воздействием и условием ожидания для лечения хронического посттравматического стрессового расстройства у женщин-жертв изнасилования. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 70, 867-879. DOI: 10.1037 / 0022-006X.70.4.867
  8. Шапиро, Ф. (1989). Десенсибилизация движением глаз: новый метод лечения посттравматического стрессового расстройства. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии, 20, 211-217. DOI: 10.1016 / 0005-7916 (89)

    -6

  9. Ротбаум, Б.О., Астин, М.С., & Марстеллар, Ф. (2005). Длительное воздействие в сравнении с десенсибилизацией и переработкой движением глаз (EMDR) для жертв посттравматического стресса. Журнал травматического стресса, 18, 607-616. DOI: 10.1002 / jts.20069
  10. Элерс, А., Кларк, Д. М., Хакманн, А., Макманус, Ф., Феннелл, М., Герберт, К., и Мэйу, Р. (2003). Рандомизированное контролируемое исследование когнитивной терапии, буклет самопомощи и повторные оценки в качестве ранних вмешательств при посттравматическом стрессовом расстройстве. Архив общей психиатрии, 60, 1024-1032. DOI: 10.1001 / archpsyc.60.10.1024
  11. Элерс, А., Грей, Н., Уайлд, Дж., Стотт, Р., Линесс, С., Дил, А., Хэндли, Р., Альберт, И. Каллен, Д., Хакманн, А., Мэнли, Дж., Макманус, Ф., Брэди, Ф., Сальковскис, П., И Кларк, DM (2013). Внедрение когнитивной терапии посттравматического стрессового расстройства в рутинную клиническую помощь: эффективность и модераторы исхода в последовательной выборке. Поведенческие исследования и терапия, 51, 742-752. DOI: 10.1016 / j.brat.2013.08.006
  12. Элерс, А., Хакманн, А., Грей, Н., Уайлд, Дж., Линесс, С., Альберт, И., Дил, А., Скотт, Р., и Кларк, Д.М. (2014). Рандомизированное контролируемое исследование 7-дневной интенсивной и стандартной еженедельной когнитивной терапии посттравматического стрессового расстройства и поддерживающей терапии, ориентированной на эмоции. Американский журнал психиатрии, 171, 294-304. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2013.12040552
  13. Бланшар, Э. Б., Хиклинг, Э. Дж., Девинени, Т., Визи, Ч. Х., Галовски, Т. Э., Манди, Э., Мальта, Л. С. и Бакли, Т. С. (2003). Контролируемая оценка когнитивно-поведенческой терапии посттравматического стресса у выживших в автомобильной аварии. Исследование поведения и терапия, 41, 79-96. DOI: 10.1016 / S0005-7967 (01) 00131-0
  14. Брайант, Р. А., Мастродоменико, Дж., Фелмингем, К. Л., Хопвуд, С., Кенни, Л., Кандрис, Э., Кэхилл, К., и Кример, М. (2008). Лечение острого стрессового расстройства: рандомизированное контролируемое исследование. Архив общей психиатрии, 65, 659-667. DOI: 10.1001 / archpsych.65.6.659
  15. Брайант, Р. А., Молдс, М. Л., Гатри, Р. М., Данг, С. Т., Мастродоменико, Дж., Низон, Р. Д.В., Фельмингем, К. Л., Хопвуд, С., и Кример, М. (2008). Рандомизированное контролируемое исследование экспозиционной терапии и когнитивной реструктуризации при посттравматическом стрессовом расстройстве. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 76, 695-703. DOI: 10.1037 / a0012616
  16. Кубани, Э. С., Хилл, Э. Э., Оуэнс, Дж. А., Иэнс-Спенсер, К., Маккейг, М. А., Тремейн, К. Дж., И Уиллиамс, П. Л. (2004). Терапия когнитивной травмы для пострадавших женщин с посттравматическим стрессом (CTT-BW). Журнал консалтинговой и клинической психологии, 72, 3-18.DOI: 10.1037 / 0022-006X.72.1.3
  17. Marks, I., Lovell, K., Noshirvani, H., Livanou, M., & Thrasher, S. (1998). Лечение посттравматического стрессового расстройства путем воздействия и / или когнитивной реструктуризации: контролируемое исследование. Архив общей психиатрии, 55, 317-325. DOI: 10.1001 / archpsyc.55.4.317
  18. Пауэр, К., Макголдрик, Т., Браун, К., Бьюкенен, Р., Шарп, Д., Суонсон, В., и Карациас, А. (2002). Контролируемое сравнение десенсибилизации и повторной обработки движением глаз с воздействием плюс когнитивная реструктуризация и списком ожидания при лечении посттравматического стрессового расстройства. Клиническая психология и психотерапия, 9, 299-318. DOI: 10.1002 / cpp.341
  19. Герсонс, Б. П., Карлиер, И. В., Ламбертс, Р. Д., ван дер Колк, Б. А. (2000). Рандомизированное клиническое испытание краткой эклектической психотерапии для полицейских с посттравматическим стрессовым расстройством. Журнал травматического стресса, 13, 333-347. DOI: 10.1023 / A: 1007793803627
  20. Линдауэр, Р. Дж., Герсонс, Б. П., ван Мейель, Э. П., Блом, К., Карлиер, И. В. Э., Фрейландт, И., Ольф, М.(2005). Эффекты краткой эклектической психотерапии у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством: рандомизированное клиническое исследование. Journal of Traumatic Stress, 18, 205-212. DOI: 10.1002 / jts.20029
  21. Нидждам, М. Дж., Герсонс, Б. П., Рейтсма, Дж. Б., де Йонг, А., и Олфф, М. (2012). Краткая эклектическая психотерапия v. Десенсибилизация движением глаз и терапия репроцессинга при посттравматическом стрессовом расстройстве: рандомизированное контролируемое исследование. Британский журнал психиатрии, 200, 224-231.DOI: 10.1192 / bjp.bp.111.099234
  22. Эртль, В., Пфайфер, А., Шауэр, Э., Эльберт, Т., и Нойнер, Ф. (2011). Травматологическая терапия, осуществляемая сообществом для бывших детей-солдат в Северной Уганде: рандомизированное контролируемое испытание. Журнал Американской медицинской ассоциации, 306, 503-512. DOI: 10.1001 / jama.2011.1060
  23. Стенмарк, Х., Катани, К., Нойнер, Ф., Элберт, Т., и Холен, А. Лечение посттравматического стрессового расстройства у беженцев и лиц, ищущих убежища, в рамках общей системы здравоохранения.Рандомизированное контролируемое многоцентровое исследование. Исследование поведения и терапия, 51, 641-647. DOI: 10.1016 / j.brat.2013.07.002
  24. Решик, П. А., Галовски, Т. Е., Ульмансик, М. О., Шер, К. Д., Клам, Г. А., и Янг-Сю, Ю. (2008). Рандомизированное клиническое испытание по устранению компонентов когнитивно-процессинговой терапии посттравматического стрессового расстройства у женщин-жертв межличностного насилия. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 76, 243-258. DOI: 10.1037 / 0022-006X.76.2.243
  25. Слоун, Д. М., Маркс, Б. П., Бовин, М. Дж., Файнштейн, Б. А., и Галлахер, М. В. (2012). Письменное воздействие как вмешательство при посттравматическом стрессовом расстройстве: рандомизированное клиническое испытание с участием выживших в автомобильной аварии. Исследования поведения и терапия, 50, 627-635. DOI: 10.1016 / j.brat.2012.07.001
  26. Слоун, Д. М., Маркс, Б. П., Ли, Д. Дж., И Ресик, П. А. (2018). Краткое лечение на основе воздействия в сравнении с терапией когнитивной обработки посттравматического стрессового расстройства: рандомизированное клиническое исследование не меньшей эффективности. JAMA Psychiatry, Предварительная онлайн-публикация . DOI: 10.1001 / jamapsychiatry.2017.4249
  27. Фоа, Э. Б., и Ротбаум, Б. О. (1998). Лечение травмы изнасилования: когнитивно-поведенческая терапия посттравматического стрессового расстройства (1-266). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.
  28. Шнурр, П.П., Фридман, М.Дж., Энгель, К.С., Фоа, Э.Б., Ши, М.Т., Чоу, Б.К., Ресик, П.А., Терстон, В., Орсилло, С.М., Хауг, Р., Тернер, К., Бернарди, Н. (2007). Когнитивно-поведенческая терапия посттравматического стрессового расстройства у женщин: рандомизированное контролируемое исследование. Журнал Американской медицинской ассоциации, 297, 820-830. DOI: 10.1001 / jama.297.8.820
  29. Foa, E. B., Dancu, C.V., Hembree, E. A., Jaycox, L.H., Meadows, E. A., & Street, G.P. (1999). Сравнение экспозиционной терапии, тренировки по прививке стресса и их комбинации для снижения посттравматического стрессового расстройства у женщин, пострадавших от нападения. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 67, 194-200. DOI: 10.1037 // 0022-006X.67.2.194
  30. Resick, P.А., и Шнике М. К. (1996). Терапия когнитивной обработки для жертв изнасилования: руководство по лечению . Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage Publications.
  31. Монсон, К. М., Шнур, П. П., Ресик, П. А., Фридман, М. Дж., Янг-Сю, Ю. и Стивенс, С. П. (2006). Терапия когнитивной обработки для ветеранов с посттравматическим стрессовым расстройством, связанным с военными. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 74, 898-907. DOI: 10.1037 / 0022-006X.74.5.898
  32. Девилли, Г.J. (2002). Десенсибилизация движением глаз и обработка: хронология развития и научного положения. Научный обзор практики психического здоровья, 1, 113-138.
  33. Дэвидсон П. Р. и Паркер К. К. Х. (2001). Десенсибилизация и обработка движением глаз (EMDR): метаанализ. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 69, 305-316. DOI: 10.1037 // 0022-006X.69.2.305
  34. Ли, К. В., и Куиджперс, П. (2013). Мета-анализ вклада движений глаз в обработку эмоциональных воспоминаний. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии, 44, 231-239. DOI: 10.1016 / j.jbtep.2012.11.001
  35. Тейлор, С., Тордарсон, Д.С., Максфилд, Л., Федоров, И.К., Ловелл, К., & Огродничук, Дж. (2003). Сравнительная эффективность, скорость и побочные эффекты трех методов лечения посттравматического стрессового расстройства: экспозиционной терапии, EMDR и тренировки релаксации. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 71, 330-338. DOI: 10.1037 / 0022-006X.71.2.330
  36. Элерс, А., и Кларк, Д.М. (2000). Когнитивная модель посттравматического стрессового расстройства. Поведенческие исследования и терапия, 38, 319-345. DOI: 10.1016 / S0005-7967 (99) 00123-0
  37. Даффи М., Гиллеспи К. и Кларк Д. М. (2007). Посттравматическое стрессовое расстройство в контексте терроризма и другого гражданского конфликта в Северной Ирландии: рандомизированное контролируемое исследование. Британский медицинский журнал, 334 , 1147-1150. DOI: 10.1136 / bmj.39021.846852.BE
  38. Биссон Дж. И., Робертс Н. П., Эндрю М., Купер Р. и Льюис К. (2013). Психологические методы лечения хронического посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) у взрослых. Кокрановская база данных систематических обзоров, 12 . Искусство. №: CD003388. DOI: 10.1002 / 14651858.CD003388.pub4
  39. Meichenbaum, D. H., & Deffenbacher, J. L. (1988). Стресс-инокуляция. Психолог-консультант, 16, 69-90. DOI: 10.1177 / 0011000088161005
  40. Сурис, А., Линк-Малкольм, Дж., Чард, К., Ан, К., и Норт, К.(2013). Рандомизированное клиническое испытание терапии когнитивной обработки для ветеранов с посттравматическим стрессовым расстройством, связанным с военной сексуальной травмой. Journal of Trauma Stress, 26, 28-37. DOI: 10.1002 / jts.21765
  41. Марковиц, Дж. К., Петкова, Э., Биянова, Т., Динг, К., Сух, Э. Дж., И Нерия, Ю. (2015). Изучение стабильности диагноза личности после острой психотерапии хронического посттравматического стрессового расстройства. Депрессия и тревога, 32, 919-926. DOI: 10.1002 / da22436
  42. Марковиц, Дж.К., Петкова, Е., Нирия, Ю., Ван Метер, П. Е., Ихонг, З., Хембри, Э., Ловелл, К., Биянова, Т., и Маршалл, Р. Д. (2015). Необходима ли выдержка? Рандомизированное клиническое испытание межличностной психотерапии посттравматического стрессового расстройства. Американский журнал психиатрии, 172, 430-440. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2014.14070908
  43. Кьюсак К., Джонас, Делавэр, Форнерис, Калифорния, Вин, К., Сонис, Дж., Миддлтон, Дж. К., Фелтнер, К., Браунли, К. А., Олмстед, К. Р., Гринблатт, А., и Гейнес, Б. (2016).Психологические методы лечения взрослых с посттравматическим стрессовым расстройством: систематический обзор и метаанализ. Обзор клинической психологии, 43, 128-141. DOI: 10.1016 / j.cpr.2015.10.003
  44. Александр, П. К., Неймейер, Р. А., Фоллет, В. М., Мур, М. К., и Хартер, С. Л. (1989). Сравнение группового лечения женщин, подвергшихся сексуальному насилию в детстве. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 57, 479-483. DOI: 10.1037 // 0022-006X.57.4.479
  45. Чард, К.М. (2005). Оценка когнитивно-обрабатывающей терапии для лечения посттравматического стрессового расстройства, связанного с сексуальным насилием в детстве. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 75, 965-971. DOI: 10.1037 / 0022-006X.73.5.965
  46. Крупник, Дж. Л., Грин, Б. Л., Стоктон, П., Миранда, Дж., Краузе, Э. Д., и Мете, М. (2008). Групповая межличностная психотерапия для малообеспеченных женщин с посттравматическим стрессовым расстройством. Психотерапевтические исследования, 18, 497-507.DOI: 10.1080 / 10503300802183678
  47. Шнур, П. П., Фридман, М. Дж., Фой, Д. У., Ши, М. Т., Шей, Ф. Ю., и Лавори, П. В. (2003). Рандомизированное исследование травматологической групповой терапии посттравматического стрессового расстройства: результаты совместного исследования Департамента по делам ветеранов. Архив общей психиатрии, 60, 481-489. DOI: 10.1001 / archpsyc.60.5.481
  48. Злотник, К., Ши, М. Т., Розен, К. Х., Симпсон, Э., Малренин, К., Бегин, А., и Перлштейн, Т.(1997). Группа по управлению аффектами для женщин с посттравматическим стрессовым расстройством и историей сексуального насилия в детстве. Журнал травматического стресса, 10, 425-436. DOI: 10.1002 / jts.24
  49. 308
  50. Слоун, Д. М., Файнштейн, Б. А., Галлахер, М. В., Бек, Дж. Г., и Кин, Т. М. (2013). Эффективность группового лечения симптомов посттравматического стрессового расстройства: метаанализ. Психологическая травма: теория, исследования, практика и политика, 5, 176-183. DOI: 10.1037 / a0026291
  51. Лайнехан М.(1993). Когнитивно-поведенческое лечение пограничного расстройства личности. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.
  52. Клойтр, М., Стовалл-МакКлаф, К. К., Нунер, К., Зорбас, П., Черри, С., Джексон, К. Л. Ган, В., и Петкова, Е. (2010). Лечение посттравматического стрессового расстройства, связанного с жестоким обращением в детстве: рандомизированное контролируемое исследование. Американский журнал психиатрии, 167, 915-924. DOI: 10.1176 / appi.ajp.22010.09081247
  53. Вальзер, Р. Д., и Веструп, Д. (2007). Терапия принятия и приверженности для лечения посттравматического стрессового расстройства и проблем, связанных с травмой: практическое руководство по использованию стратегий внимательности и принятия. Окленд, Калифорния: New Harbinger Publications.
  54. Робертс, Н. П., Робертс, П. А., Джонс, Н., и Биссон, Дж. И. (2015). Психологические вмешательства при посттравматическом стрессовом расстройстве и коморбидном расстройстве, связанном с употреблением психоактивных веществ: систематический обзор и метаанализ. Обзор клинической психологии, 38, 25-38. DOI: 10.1016 / j.cpr.2015.02.007
  55. Spiegel, H., & Spiegel, D. (2008). Транс и лечение: клиническое применение гипноза. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Американской психиатрической ассоциации.
  56. Бром, Д., Клебер, Р. Дж., И Дефарес, П. Б. (1989). Краткосрочная психотерапия посттравматических стрессовых расстройств. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 57, 607-612. DOI: 10.1037 / 0022-006X.57.5.607
  57. Фоа, Э. Б., Ротбаум, Б. О., Риггс, Д. С., и Мердок, Т. Б. (1991). Лечение посттравматического стрессового расстройства у жертв изнасилования: сравнение когнитивно-поведенческих процедур и консультирования. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 59, 715-723.DOI: 10.1037 / 0022-006X.59.5.715
  58. Монсон, К. М., Фредман, С. Дж., Макдональд, А., Пукай-Мартин, Н. Д., Ресик, П. А. и Шнурр, П. П. (2102). Эффект когнитивно-поведенческой терапии для ПТСР: рандомизированное контролируемое исследование. Журнал Американской медицинской ассоциации, 308, 700-709. DOI: 10.1001 / jama.2012.9307
  59. Сауттер, Ф. Дж., Глинн, С. М., Крету, Дж. Б., Сентюрк, Д., и Воот, А. С. (2015). Эффективность структурированного подхода к терапии в снижении посттравматического стрессового расстройства у вернувшихся ветеранов: рандомизированное клиническое исследование. Психологические службы, 12, 199-212. DOI: 10.1037 / ser0000032
  60. Арнц, А., Тизема, М., и Киндт, М. (2007). Лечение посттравматического стрессового расстройства: сравнение визуального воздействия с рескриптом изображений и без него. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии, 38, 345-370. DOI: 10.1016 / j.jbtep.2007.10.006
  61. Cloitre, M., Koenen, K. C., Cohen, L.R., & Han, H. (2002). Обучение навыкам аффективного и межличностного регулирования с последующим воздействием: поэтапное лечение посттравматического стрессового расстройства, связанного с жестоким обращением в детстве. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 70, 1067-1074. DOI: 10.1037 // 0022-006X.70.5.1067
  62. Фальсетти, С.А., Резник, Х.С., и Дэвис, Дж. Л. (2008). Многоканальная экспозиционная терапия для женщин с посттравматическим стрессовым расстройством и коморбидными паническими атаками. Когнитивно-поведенческая терапия, 37, 117-130. DOI: 10.1080 / 16506070801969088
  63. Глинн, С. М., Эт, С., Рэндольф, Э. Т., Фой, Д. В., Урбайтис, М., и Боксер, Л. (1999). Тест поведенческой семейной терапии для увеличения воздействия посттравматического стрессового расстройства, связанного с боевыми действиями. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 67, 243-251. DOI: 10.1037 // 0022-006X.67.2.243
  64. Хогберг, Г., Пагани, М., Сундин, О., Соарес, Дж. Дж. Ф., Аверг-Вистедт, А., и Тарнелл, Б. (2008). Лечение с помощью десенсибилизации движением глаз и повторной обработки хронического посттравматического стрессового расстройства у работников общественного транспорта: результат стабильный через 35 месяцев наблюдения. Психиатрические исследования, 159, 101-108. DOI: 10.1016 / j.psychres.2007.10.019
  65. Брайант, Р.А., Молдс, М. Л., Гатри, Р. М., Данг, С. Т., и Никсон, Р. Д. В. (2003). Только воображаемое воздействие и воображаемое воздействие с когнитивной перестройкой при лечении посттравматического стрессового расстройства. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 71, 706-712. DOI: 10.1037 / 0022-006X.71.4.706
  66. Resick, P. A., Monson, C. M., & Chard, K. M. (2106). Терапия когнитивной обработки при посттравматическом стрессе: подробное руководство. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Публикации Гилфорда.

В начало

,

Терапия с воздействием in vivo для лечения тревожных расстройств

Мы специализируемся на лечении детей, подростков и взрослых, страдающих общими и специфическими тревожными, эмоциональными и стрессовыми расстройствами. К ним относятся фобии, расстройства обсессивно-компульсивного спектра, факторы жизненного стресса и семейные проблемы, а также детские тревожные расстройства, такие как тревога разлуки и тревожное расстройство в школе. Используя научно обоснованные вмешательства, мы можем помочь людям научиться преодолевать проблемы, вызванные страхом в их жизни.

Наша практика уже более тридцати лет помогает людям преодолевать свои проблемы. Наши психологи и психиатры стараются помочь тревожным людям преодолеть свои страхи, беспокойства и принуждения, чтобы они могли научиться жить комфортно и уверенно.

Детский центр — это центр с полным спектром услуг, предлагающий разнообразные клинические, терапевтические, образовательные и поддерживающие услуги детям в возрасте от двух до двадцати двух лет в теплой и гостеприимной обстановке. Узнайте больше здесь .

О Детском центре психиатрии, психологии и сопутствующих услуг

Центр полного обслуживания, предлагающий разнообразные клинические, терапевтические, образовательные и поддерживающие услуги детям в возрасте от двух до двадцати двух лет в теплой и гостеприимной обстановке. У семей в районе Южной Флориды теперь будет возможность получить доступ к многопрофильному персоналу, практикующему в одном централизованном месте. В дополнение к широкому спектру предлагаемых услуг центр будет предлагать семейные программы поддержки и обучения.

Информация на этом сайте не заменяет профессиональные медицинские консультации, диагностику или лечение. См. Полный отказ от ответственности .

Мы гордимся своей региональной клиникой Национального центра социальной тревожности (NSAC). NSAC — национальная организация, занимающаяся продвижением и распространением передовых методов лечения социальной тревожности.

National Social Anxiety Center

Следуйте NSAC

,

Международный фонд ОКР | Предотвращение воздействия и реагирования (ERP)

Что такое предотвращение воздействия и реагирования?

Возможно, вы слышали о когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) раньше. КПТ относится к группе аналогичных видов терапии, используемых психотерапевтами для лечения психических расстройств, при этом наиболее важным типом КПТ для ОКР является Exposure and Response Prevention (ERP) .

Экспозиция в ERP относится к воздействию мыслей, образов, объектов и ситуаций, которые вызывают у вас беспокойство и / или вызывают у вас навязчивые идеи.В то время как часть ERP Response Prevention относится к выбору отказа от компульсивного поведения после того, как тревога или навязчивые идеи были «запущены». Все это вначале делается под руководством терапевта, хотя со временем вы научитесь выполнять свои собственные упражнения ERP, чтобы помочь справиться со своими симптомами.

Тем не менее, эта стратегия целенаправленного воздействия на вещи, которые вызывают у вас беспокойство, может показаться вам не совсем правильной. Если у вас ОКР, вы, вероятно, много раз пытались противостоять своим навязчивым идеям и тревоге только для того, чтобы увидеть, как ваше беспокойство стремительно растет.С ERP разница в том, что когда вы делаете выбор противостоять своей тревоге и навязчивым идеям , вы также должны взять на себя обязательство не поддаваться и не проявлять компульсивное поведение. Когда вы не занимаетесь компульсивным поведением, со временем вы действительно почувствуете снижение уровня тревожности. Это естественное снижение тревожности, которое происходит, когда вы остаетесь «незащищенным» и «предотвращаете» навязчивую «реакцию», называется привыканием.

Другой способ думать об ERP:

Думайте о своем беспокойстве как о системе сигнализации.Если срабатывает будильник, что это значит? Тревога должна привлечь ваше внимание. Если злоумышленник пытается проникнуть в ваш дом, срабатывает сигнализация, будит вас, заставляет действовать. Сделать что-то. Чтобы защитить себя и свою семью. Но что, если вместо этого сработает сигнализация, когда птица приземлится на крышу? Ваше тело отреагировало бы на эту тревогу так же, как если бы существовала реальная угроза, например, злоумышленник.

OCD берет на себя систему сигнализации вашего тела, систему, которая должна быть рядом, чтобы защитить вас.Но вместо того, чтобы просто предупредить вас о реальной опасности, эта система сигнализации начинает реагировать на любой триггер (независимо от того, насколько он мал) как абсолютную, ужасающую, катастрофическую угрозу.

Когда ваше беспокойство «уходит», как система сигнализации, оно передает информацию о том, что вы в опасности, а не «обратите внимание, вы можете быть в опасности».

К сожалению, при ОКР ваш мозг сообщает вам, что вы находитесь в большой опасности, даже в ситуациях, когда вы «знаете», что существует очень малая вероятность того, что что-то может случиться.Это одна из самых жестоких частей этого расстройства.

Теперь представьте, что ваше компульсивное поведение — это ваши попытки обезопасить себя, когда сработает сигнал тревоги. Но что это значит, что вы сообщаете своему мозгу, когда проявляете такое поведение? Вы подкрепляете идею мозга о том, что вы в опасности. Птица на крыше — это настоящий злоумышленник, ворвавшийся в ваш дом.

Другими словами, ваше компульсивное поведение подпитывает ту часть вашего мозга, которая выдает эти многочисленные необоснованные сигналы тревоги.Суть в том, что для того, чтобы уменьшить беспокойство и навязчивые идеи, вы должны принять решение прекратить компульсивное поведение.

Однако начать терапию по предотвращению воздействия и реакции может быть трудным решением. Может показаться, что вы хотите подвергнуть себя опасности. Важно знать, что предотвращение воздействия и реакции изменяет ваше ОКР и меняет ваш мозг. Вы начинаете бросать вызов и приводить свою систему сигнализации (свое беспокойство) в большее соответствие с тем, что на самом деле с вами происходит.

Чем ERP отличается от традиционной разговорной терапии (психотерапии)?

Традиционная разговорная терапия (или психотерапия) пытается улучшить психологическое состояние, помогая пациенту «понять» свои проблемы. Разговорная терапия может быть очень ценным методом лечения некоторых расстройств, но ее эффективность при лечении активных симптомов ОКР не доказана.

Хотя разговорная терапия может принести пользу на определенном этапе выздоровления пациента с ОКР, важно сначала попробовать ERP или лекарства, так как это виды лечения, которые, как показали обширные исследования, являются наиболее эффективными для лечения ОКР.Узнайте больше о лекарствах от ОКР здесь.

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.